Страница загружается...

Король Лев. Начало

Объявление

Количество дней без происшествий: 0 дней 0 месяцев 0 лет
  • Новости
  • Сюжет
  • Погода
  • Лучшие
  • Реклама

Добро пожаловать на форумную ролевую игру по мотивам знаменитого мультфильма "Король Лев".

Наш проект существует вот уже 10 лет. За это время мы фактически полностью обыграли сюжет первой части трилогии, переиначив его на свой собственный лад. Основное отличие от оригинала заключается в том, что Симба потерял отца уже будучи подростком, но не был изгнан из родного королевства, а остался править под регентством своего коварного дяди. Однако в итоге Скар все-таки сумел дорваться до власти, и теперь Симба и его друзья вынуждены скрываться в Оазисе — до тех пор, пока не отыщут способ вернуться домой и свергнуть жестокого узурпатора...

Кем бы вы ни были — новичком в ролевых играх или вернувшимся после долгого отсутствия ветераном форума — мы рады видеть вас на нашем проекте. Не бойтесь писать в Гостевую или обращаться к администрации по ЛС — мы постараемся ответить на любой ваш вопрос.

FAQ — новичкам сюда!

VIP-партнёры

photoshop: Renaissance За гранью реальности
  • 11.10 На сайте Единого аккаунта Начала появился новый инструмент Игровые фракции — спешите опробовать!
  • 09.10 А вот и новые наградки подоспели! Для обновления профиля, не забудьте отметиться в переписи!
  • 08.10 Приглашаем к участию в наших традиционных мегаконкурсах, приуроченных к грядущему десятилетию проекта, а также нескольких важных опросах.
  • 08.08 Представляем вашему вниманию новую версию Единого Аккаунта Начала!
  • 07.08 Техадмин Тесва готовит важное обновление игрового функционала! Обязательно загляните в тему "Определение авторства старых игровых сообщений"!
  • 02.08 Приглашаем принять участие в важном опросе по поводу введения в игру новых эффектов болевого шока и заражения крови!
  • 24.06 Обновление игровой карты! Произошли некоторые изменения в дизайне и функционале.
  • 09.04 Наступило игровое утро. Были открыты ранее закрытые из-за извержения локации подфорума "Килиманджаро", исправлены описания некоторых локаций. Извержение и пожары официально закончились.
  • 05.04 Отредактировано описание лота "Талисман лекаря", добавлен новый лот "Талисман поиска".
  • 01.03 Список обитателей саванны почищен от неактивных персонажей! Пожалуйста, проверьте наличие всех ваших активных персонажей в списке и в случае их отсутствия заполните заявку до 15.03. В противном случае будет наложен штраф в размере 5000 баллов.
  • 22.02 Поприветствуйте нового со-администратора форума - Такиту!
  • 03.01 Мастерская специальных лотов обновилась! Администрация ищет смельчака на должность штатного художника для создания иконок для лотов. Работа будет оплачиваться.

Основной сюжетЛетописи Земель Прайда

Неудивительно, что позорное изгнание Сараби с Земель Гордости послужило последней каплей в чаше терпения группы оставшихся молодых львов — закадычных друзей детства Симбы и Налы. Некоторые из них настолько возмущены решением Скара, что даже осмеливаются подумать о бунте, невзирая на общий упадок духа. Более того, королевский шаман Рафики дает довольно туманную подсказку, указывающую на грядущие перемены. Воодушевленные хищники окончательно решают действовать против Скара, однако прежде, чем выступать в открытую, Малка, Тама, Кула и прочие решают провести тайную разведку среди оставшихся на землях травоядных. Увы, согласившихся присоединиться к будущим повстанцам слонов и носорогов все еще недостаточно для полноценного восстания; вдобавок, группа заговорщиков нигде не может без риска собраться, чтобы обсудить планы – повсюду шныряют гиены и беспринципные охотницы королевы Зиры.

Пока недовольная молодежь ныкается по темным углам, в королевской пещере, наконец-то рождается долгожданный сын Скара. Изначально детеныш выглядит довольно хилым и болезненным, но, вопреки первому впечатлению, Зира ощущает свое материнское счастье и искренне верит, что новорожденный Нюка станет достойным преемником своего отца. Однако подрастающий львенок крепче не становится, зато в нем активно зреет мания величия и убежденность в своем королевском предназначении, о котором ему постоянно талдычит мать. Выбежав из родительского логова на прогулку, Нюка случайно сталкивается с группой будущих повстанцев и решает продемонстрировать им свое величество. Внезапно скала под лапами принца крошится, и малыш кубарем катится по склону вниз. Не на шутку встревоженные львы немедленно бросаются на помощь Нюке, которого вскоре обнаруживают в скрытой под землей пещере. Всеобщими усилиями хищники разбирают вход в потайной грот, где и находят несчастного принца, целого и почти невредимого. Сарафина вызывается вернуть его обратно матери, но Нюка страшно боится ее гнева. Львенок буквально умоляет собравшихся повстанцев не выдавать грозной королеве его оплошность. Остальные клятвенно обещают молчать, а то и вообще завалить эту пещеру, чтобы больше никто не пострадал. Разумеется, место никто уничтожать не собирался, и после маскировки так удачно подвернувшегося грота инициативная Тама решает пойти на риск и попросить помощи у крокодилов. Не сильно воодушевленный упрямой подругой, Малка все же соглашается составить ей компанию в столь сомнительной затее.

В Клане также зреет недовольство. Матриарх Шензи, жутко раздраженная фактом, что Скару откровенно плевать на нужды ее стаи, лично идет к нему на поклон и требует от него хоть каких-то действий. Но черногривый узурпатор вновь изворачивается, свалив всю вину на охотниц бывшего прайда Муфасы и попытавшись обнадежить крокуту новыми пополнениями среди рядов львиц Зиры. Шензи такой расклад все еще не устраивает, и она уходит с аудиенции крайне разочарованной… чтобы внезапно наткнуться на группу незнакомых гиен, которые, в свою очередь, желают присоединиться к Клану. Через непродолжительное время матриарх решает провести всеобщее собрание, куда является еще несколько пятнистых чужаков, также жаждущих влиться в состав своры падальщиков. Основная задача, которая стоит перед изголодавшимися гиенами: что делать с безнаказанностью в край оборзевших львов?

Тем временем, король-изгнанник, весь погруженный в свои невеселые думы, постепенно засыпает в Укромном логове. Вскоре его находит Нала, и между молодыми львами возникает долгожданный разговор по душам. Но к своему ужасу, самка внезапно обнаруживает, что она больше не узнает «своего» Симбу, каким он когда-то был. Этот лев ослеплен жаждой мести и едва ли не поднимает свою тяжелую лапу на подругу за ее же беспокойство. К счастью, он сумел вовремя сдержаться. Крайне разочарованная неспортивным поведением самца, Нала только подтверждает его сходство с кровожадным дядей. Окончательно разгневанный Симба пытается прогнать молодую львицу, однако все-таки не выдерживает общего накала и в итоге уходит сам.

Время суток в игре: вечер (начало октября — конец декабря 2019 года)

Земли Гордости Тучи понемногу расходятся, но туман по-прежнему собирается в низинах. Температура ощутимо понижается, в саванне становится прохладно.

Килиманджаро Редкие капли дождя все еще капают, продолжая размывать почву. Запах гари достаточно сильный.

Предгорья Вечер будет не менее жарким, чем день. Солнце клонится к горизонту, но все равно ощутимо припекает.

Внешние земли Постепенно дождь утихает, тучи уносит в сторону холодный ветер.

Кладбище слонов На кладбище собирается неприятного вида туман. Солнце едва видно через дымку.

Западное королевство Солнце продолжает припекать.

Восточная низина Тучи остались только на горизонте, небо чистое и ясное. Воздух все еще влажный.

Непроходимые Дебри Накрапывает небольшой дождь. Под сенью деревьев его почти не заметно.

Побережье океана На море разыгрался легкий шторм, ветрено. Небо затянуто тучами.

Небесное плато Ясно и солнечно.

Северные владения Все еще облачно, не жарко и не холодно.

Морийский хребет Переменная облачность, довольно прохладно.

Края вечной зимы Тихий и спокойный вечер, предвещающий такую же спокойную и ясную ночь.

Великая пустыня Все еще довольно жарко, но с моря постепенно начинает дуть несильный влажный ветерок.

Южный кряж Тихий и ясный вечер, на небе ни облачка.

Таинственный оазис Довольно жаркий вечер. Солнце палит почти так же, как днем. Влажный воздух с морского побережья сюда не доходит.

Наша рекламаВаша рекламаОбмен баннерамиПартнерство

Форумы-партнеры нашего проекта

TMNT: ShellShock Сайрон: Осколки всевластияFables of Ainhoa

Hogwarts and the Game with the Death=

Представляем вниманию гостей действующий на форуме Аукцион персонажей!

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Земли Гордости » Бескрайние луга


Бескрайние луга

Сообщений 1 страница 24 из 24

1

http://s9.uploads.ru/7XA5j.png

Саванна кажется бесконечной. Куда ни кинь взгляд, всюду колышущаяся от малейшего ветерка трава. Это место идеально для охоты... или было таковым, до прихода засухи. Сейчас здесь почти не осталось крупных стад, да и мелкие животные тоже начали миграцию в более плодородные края.


1. Любой персонаж, пришедший в данную локацию, получает бонус "+1" к охоте и поиску целебных трав.

2. Иногда  здесь разгуливает беспокойный дух взрослой львицы. Бледной тенью она ходит по Бескрайним лугам и ищет своего львенка, который после ее смерти остался без матери. По ночам над лугами можно услышать ее встревоженный голос.

3. Доступные травы для поиска: Базилик, Валерьяна, Маи-Шаса, Столетник, Костерост, Адиантум, Цикорий, Одуванчик, Шалфей, Дурман, Мелисса, Мята, Мартиния, Алоэ (требуется бросок кубика).

*ссылка на старую локацию.

0

2

Мощные кошачьи челюсти сомкнулись на тонкой шее, впиваясь со всей своей силы клыками. Послышался моментальный хруст, а тушка обмякла в пасти хищника. "Что ж, это было легко," - подумал Зингер, мягко приземляясь на лапы и выпрямляясь. Он оглядел своим зорким взором окрестность, дабы убедиться, что никакой хищник не стремится за ним, дабы так же свернуть ему шею.

Пятнистый медленно побрёл к своему укрытию. Дождь уже не так сильно барабанил по тощей спине, лишь изредка капал на морду, заставляя большого кота либо стряхивать воду с округлых ушек, либо смачно чихать, от неприятных ощущений в носу. Маленькая пещерка-нора была совсем близко, так что гепард ускорил свой шаг, быстрее забираясь в своё жилище. Зингер плюхнулся на бок, спиной к выходу и положил перед собой малыша дикдика, который уставился своими пустыми глазками куда-то в стену. Гепарду всегда было как-то печально убивать детёнышей, это навевало неприятных воспоминаний из детства, когда его брата утащил другой хищник. Он помнил, как большая тень пронеслась у них над головами и все с интересом посмотрели в небо, а потом визг, удар крыльями по сухой траве и крик матери, которая пыталась догнать птицу. По хребту Зингера пробежалась дрожь, а хвост невольно заходил ходуном, поднимая с каменного пола пыль. Гепард склонил голову. У этого мелкого ведь тоже была семья, возможно сейчас его ищут, его мать так же разбита, как мама из воспоминаний Зингера. Но живот заурчал, напоминая растрогавшемуся хозяину о том, что пора бы пополнить питательные запасы. Кот вздохнул и помотал головой. Таков уж Круг Жизни, с этим ничего не поделаешь.

Зингер уж планировал вонзить клыки в сочную тушку, как в голове вновь всплыли слова Гилберта, а потом и слова самого гепарда, что он и ножкой одной наесться может. Пятнистый тоскливо посмотрел на луг. Выходить и охотиться вновь не хотелось, а организм отчаянно требовал жрать. Зингер выдохнул, смотря на аппетитное бёдрышко мелкого оленя.

Гепард с аппетитом облизывал мордочку от крови, в которой испачкался. Рядом лежали обглоданные кости ноги дикдика. Этого было маловато, но хоть что-то за пару дней. Гепард устало поднялся, потягиваясь и беря в зубы кости. Следовало их закопать, мало ли кого притянет на этот запах. Так, в общем-то, он и поступил, стараясь сделать это подальше от своего пристанища. Потом он взял недоеденную тушку и огляделся в очередной раз. Конечно он боялся. А кто бы не боялся? Львы были большими и, часто, агрессивными по отношению в посторонним. Так он ещё и охотится, когда им есть нечего. В общем хвост ему точно бы за такое оторвали. Ну не будем тянуть кота за самое ценное, ибо наш подопечный уже поскакал в назначенное львёнком место, дабы оставить там недоеденного дикдика.
--→Небольшой пруд

Отредактировано Zinger (23 Апр 2019 16:33:15)

0

3

--→ Пустошь (переход вместе с Вулэ)

Славену это всё очень не нравилось. Ему было плевать на гордость. Ему было всё равно. Кому-то что-то доказывать? Не в приоритете. Бросаться на чужака только потому, что он сказал что-то не то? Рисковать шкурой? Увольте. Но здесь был тот, которого он хотел бы защитить, несмотря ни на что. В этой стычке, так упрямо ему навязываемой, если он продолжит отступать — что случится с Вулэ? Он не может допустить плохой исход.

Я не хочу, чтобы он жил так, – неожиданно осознал Славен. Это было мимолётным прозрением: обдумать эту мысль он не успел, времени не было. Но он вгрызся в неё и не отпускал. Она поселилась в нём. Вулэ больше нет места в военной жизни, годы уже не те.

— Лучше быть живыми и трусливыми, чем дохлыми, но храбрыми, — он акцентировал на этом внимание и посмотрел на Вулэ. Взгляд этот был красноречивее крика: будь осторожнее.

Вулэ выглядел спокойным, как всегда, и как всегда надежным. Настолько, что в его присутствии никогда не возникало потребности в поддержке бесполезных разговоров. Расстояние они преодолели, казалось бы, в одно мгновение. Ледяной ужас разливался внутри Славена подобно смертельному яду, по мере того как они ступали на эти безжизненные и мрачными землями, кишащие смачным гиеньим смрадом. Молодой лев невольно заозирался, беспокойство в ярко-янтарных х нарастало, искрилось в радужке, как огонек...

---→ Дальние пастбища

+1

4

--→ Пустошь

Вулэ всю дорогу думал, как бы пояснить Славену, что старик, как бы остёр на язык не был, в самые важные моменты не может найти нужных слов. Славен  заслуживал хотя бы этого. Он вообще заслуживал большего, чем получил на этой бренной земле. Кто-кто, а этот солнечный мальчишка точно не заслужил того, чтобы его юная жизнь проходила в бесконечных переходах от места к месту...

Матерый снова обернулся, украдкой глядя на плетушегося Славена. Интересно будет посмотреть на то, какой отец выйдет из него. Правда, это обозначало бы, что он станет дедушкой... Он же не переживёт! Он мог самого себя назвать дедом, но если придётся слышать такое обращение с чужой стороны... Ох...

Багровый шутливо скривился своим мыслям. Но почему-то очень хотелось верить в то, что если Славен и обзаведётся когда-нибудь львятами, то поймёт Вулэ. Посмотрит на него менее пристрастно, с меньшим количеством осуждения в янтарных глазах. Ведь все знают, как делать детей, но как делать отцов — не знает никто.

Вулэ за всю его долгую жизнь не нужно было ничьё признание и понимание. Разве не заслужил он совсем немного со стороны приемного сына?..Рассуждать можно было ещё долго. Мысли двигали лапы, а лапы двигали по мрачным землям вперед, лишь бы скорее их покинуть.

Когда ты успел стать таким старым, Вулэ? Что ты делаешь в этом гниющем болоте, Вулэ? Пойдём отсюда прочь, и мы снова станем молодыми...
Он был уверен в том, что отец обязательно сказал бы что-нибудь подобное. Но отца рядом не было. И чёрт знает, где он был, и был ли жив вообще...

Несмотря на возраст, он был более неутомим, чем многий молодняк. Сколько бы не работал, сколько бы не злился — не способен был устать. Что уж говорить о том, чтоб безропотно уйти во тьму. О, этот лев ничего в своей жизни не делал безропотно...

В очередной раз он силой прогнал набежавшие думы из головы. Чёрт подери, раньше он не замечал за собой подобное! Идеально контролировал мысли и их поток. Что же, неконтролируемая рефлексия — это свойственно тем, в чьей шкуре заводится слишком много седины.

Багровый обернулся на спутника. За время опасного перехода по землям Гордости он как-то притих. Не до болтовни, когда в любом тёмном уголке может поджидать нечто...

--→ Дальние пастбища

+1

5

--→ Начало игры

Тело плавно перебралось поверху через внушительных размеров выглядывающий из-под земли дугой корень, выныривая и вновь окунаясь в сырую белизну тумана. Лапы шаркнули по дереву, зацепившись за какой-то сучок, и тотчас корень остался колыхаться один, в то время как хищница быстро приземлилась, слегка припадая к поверхности. Самка старалась передвигаться тихо, хоть у неё не получалось оставаться невидимкой больше двадцати секунд из-за шорохов, время от времени издаваемых неловкими манёврами по пути. Тем не менее, львица не замечала этого, полностью погруженная в свои мысли, пока её недокормленная и истощенная тушка взяла всё управление на себя и несла Вальхаллу к границе.

В этот день, воображала Вал, она начнёт исполнять свою роль. Она отправиться в настоящее приключение. Но вместо того, чтобы испытывать порыв и воодушевление, львица почти что тряслась от страха и терялась в сомнениях. Родные земли прайда казались ей неизвестными и безумно опасными, особенно зловещим ей показался туман: в голове друг о друга спотыкались образы, когда едва различимые силуэты пробивались сквозь белёсое облако, и измотанный тревогой мозг выдавал им жуткие объяснения. Так, когда Вал подняла глаза, на секунду перед ней предстало гигантское чудовище, возвысившееся над самкой в ожидаемой и смертельной атаке, и она зажмурилась и резко отпрянула назад, после чего сразу же узнала знакомый термитник, какие часто видела на просторах саванны. Следом же её сердце повторно подскочило внутри, когда рядом львица неожиданно обнаружила белого львёнка.

Охотница медленно села с тем же испуганным выражением, с каким застала Гилберта. Пробившийся сквозь туман луч света бросился в этот момент ей в глаза, и львица прищурилась, отводя взгляд львёнку под лапы, не смея долго задерживать его даже на юном альбиносе, словно чувствуя стыд перед ним. Мозг Вальгаллы быстро перебирал слова, оправдания и ответы на возможные вопросы Гилберта так, чтобы не выдать своих тайных целей её похода и не вызвать никаких подозрений. Страх окружения, однако, моментально улетучился. Львёнок! охотится? Не может быть, слишком мал. Может он настолько голоден, что решил поймать себе пропитание? Команды? Бросить и идти дальше. Что если догадается и расскажет всем на скале, что Вал пересекает границы? Никто не поверит какому-то малышу. Что если он заблудился?

- Что ты делаешь здесь совсем один, Гилберт? - Глаза снова оказались на львёнке, но сразу же, не дожидаясь ответа, львица продолжила - Разве ты не боишься гиен? Твои родители не будут в восторге, когда я приведу тебя обратно к скале - На выдохе досказала самка, её голос поник, взгляд ушёл вниз, будто она почувствовала, что её собираются наказать за что-то. Ей не хотелось возвращаться после всего проделанного пути, однако оставить малыша одного Вальгалла не могла себе позволить. Самка не знала точно, кто присматривает за альбиносом, ей важно было лишь отвести его в безопасность к остальным малышам, так как здесь она ожидала увидеть шайки гиен, безнаказанно творящие жуткие вещи, насколько Вал была наслышана.

0

6

После, можно сказать, насильственного пробуждения (я обвиняю!) на Скале предков и спешного выгона всей малышни на улицу, на мороз, казалось, что ещё не успевший начаться день будет безнадёжно испорчен, однако последующие за этим события оперативно доказали - нет, нет и ещё раз нет. Остаток ночи и начало едва занимающегося утра вопреки всем пессимистическим прогнозам прошли просто великолепно. Ночной побег от няньки, таинственное исчезновение товарищей по операции, тайный договор с гепардом-одиночкой, случайно забредшим на земли прайда, а теперь ещё и можно шататься по всей саванне и никто тебе слова не скажет, что слишком опасно или слишком далеко - чем не идеальное приключение для маленького львёнка! А дальше, может, всё ещё интереснее будет.

Гилберт всегда был излишне эмоциональным детёнышем, так что чувство восторга от происходящего заставляло его едва ли не скакать от радости. Чрезвычайно довольный, бодрой рысью альбинос продвигался вперёд, по знакомому ранее маршруту - он однажды был здесь днём и успел немного исследовать территорию, но ночью-то всё в десять раз интереснее, можно же буквально каждый камушек обследовать заново. Технически, в этих местах было очень опасно находиться без сопровождения, так как отсюда лапой подать до границ, мало ли кого можно встретить здесь, да ещё в такое время суток. Да, уже занималась заря, а восходящее солнце большой красной кромкой алело на горизонте, но это означало лишь, что ночные хищники только начинают расползаться по своим домам, озлобленные из-за того, что упустили добычу этой ночью, или же наоборот, разгорячённые свежей кровью своих невинных жертв (и ещё неизвестно, что хуже), оставляют за длинными чешуйчатыми хвостами свежий след из примятой травы, раздражённо порыкивая, бурчат, забиваясь в свои подземные норы и точат, точат свою острую сотню клыков и когти на шести лапах, пронзительно скрежеща ими в предрассветной тишине. Ну, может, это описание слегка драматизированно, но, если что, мифическое чудовище Зимви, которому на съедение Гилберта неоднократно обещались отдать, если он немедленно не прекратит орать или как-нибудь ещё нарушать драгоценное спокойствие взрослых членов прайда своими дикими выходками, в юном неокрепшем разуме рисовалось именно так. Естественно, при дневном освещении столкнуться лицом к лицу с такой тварью львёнок не боялся, так как был уверен, что несмотря на все гневные крики и увещевания отдавать его на смерть всё-таки не стали бы, это ж львицы всё так, всё больше для острастки, да и самого Зимви, в принципе, в их краях уже давно никто не видел, иначе бы начался переполох, а раз переполоха нет, значит нет и чудища, а раз нет чудища, то и беспокоиться не о чем. Просто, логично, доступно. Однако здесь и сейчас, в полумраке, в непосредственной близости к границам, за которыми наверняка далеко простираются какие-то дикие, неизведанные земли, чего только не может появиться. Так что нужно было быть начеку, чтобы, если что-то опасное всё-таки появится на горизонте, нанести удар первым, а затем вступить с ним в героическую неравную схватку. Или, в крайнем случае, убежать, пока оно не успело опомниться, тут уже придётся смотреть по ситуации.

Ухх, секретные договоры с нелегально проникшими на его землю одиночками, возможность в любой момент наткнуться на неведомую доселе опасность... Неудивительно, что этот маленький львёнок, неспешно путешествующий по утренней пробуждающийся саванне, ощущает себя едва ли не властителем мироздания. Ну, если не так громко, то очень значимой фигурой в этом мире точно. Итак, что там насчёт монстров...

Захваченный игрой своего воображения, Гил припал к земле и медленно пополз к термитнику, возвышающемуся как башня над местной невысокой растительностью. Вполне сойдёт за противника. Аккуратно переставляя напружиненные, готовые в любой момент оттолкнуться от земли и броситься в атаку, лапы, выпустив острые белёсые коготки, белый, затаив дыхание, стараясь не шуршать трущейся о его голову и плечи травой, неумолимо приближался к своей цели. Недвижная горка представляла собой в фантазиях детёныша огромного свирепого льва-одиночку, испещеренного шрамами с ног до головы, с суровой мордой, злобным взглядом и чёрной душой. Он явно неспроста явился сюда. Быть может, он хочет захватить их прайд, или украсть всю добычу, или убить местных охотниц, это не так важно. Важно сейчас могучему и отважному патрульному Гилберту... нет, простой патрульный это как-то слишком мелко. Важно сейчас могучей и отважной правой лапе короля Гилберту не допустить осуществления этих подлых злодеяний и пресечь их на корню, уничтожив угрозу.

Рывок - и одним небольшим наскоком детёныш преодолел расстояние, отделявшее его от термитника. Издав негромкое детское рычание, он проделал в воздухе пару пассов лапами, воображая, что отражает атаки невидимого врага, после чего, конечно же, свалил его на землю и перегрыз глотку.

"Получи!"

Так земли прайда были спасены от вторжения воображого злобного одиночки, плюс ещё одно достижение в копилку невероятных свершений Гилберта за эту ночь, или, уже вернее будет сказать, утро. Постепенно становилось светлее, но видимость, тем не менее, не улучшалась. На луга постепенно спускался непроглядный густой туман, серьёзно ограничивая возможность оглядеть местность. Ночные звуки стихли, оставив Гила в полной тишине и одиночестве, из-за чего атмосфера стала немного жутковатой. Белый львёнок настороженно вытянул шею и навострил уши, в попытке определить своё точное местоположение относительно Скалы прайда - ему определённо не хотелось бы потерять ориентиры, ведь в этом случае он просто не сможет вернуться домой.

Крутя головой по сторонам, Гилберт вздрогнул от неожиданности - прямо перед ним, буквально из ничего возникла львица. Испуганная узкая морда, тощая... Отбой, можно пригладить шерсть на загривке, это же Вальгалла. Она не обидит, она сама боится. Не обидеть-то не обидит, а вот рассказать кому не надо то, что рассказывать не надо, это запросто, так что нужно как-то осторожно и правдоподобно соврать. Мда, сказать легче, чем сделать. О боги, остаётся только надеяться, что хотя бы запах гепарда смыло росой.

- Приве-ет, Вальгалла, - одновременно неловко и растерянно протянул, искусственно улыбаясь, львёнок, между тем судорожно подбирая в голове варианты для следующей уж точно не наигранной и естественной реплики. - А ты сама-то что здесь делаешь в такую рань?

Вот так-то! Лучшая защита это нападение. Этому мелкому сатаноиду было хорошо известно, что молодую, болезненно нервную львицу легко было смутить, и сейчас он пытался сыграть на этом. А дальше? А дальше по ситуации. Если честно, в планы Гила на будущие конфликты со старшим поколением входило максимум получить нагоняй от Гизы за то, что он нарушил обещание не отходить далеко от Скалы и смылся куда-то в ночь, ну, и, может, ещё за то, что потерял по дороге парочку тех недотёп, которые увязались за ним. Что делать в случае, если его застанет рассветный патруль или что-то в этом роде, альбинос не знал, так как не предполагал заранее даже возможности такой встречи, из-за чего теперь ему приходилось импровизировать на ходу, ожидаемо, не очень удачно.

Отредактировано Гилберт (12 Май 2019 00:07:30)

0

7

- Охочусь - после небольшой паузы бросила Вальгалла и посмотрела в сторону. "- Ложь! Как можно врать маленькому львёнку? - Все взрослые так делают. - Это злоупотребление правами взрослых!" Вдалеке сквозь прозрачную пелену мутно вырисовывались резкие линии не оправившихся после засухи деревьев и кустарников. Черными силуэтами они выделялись на фоне голубого горизонта, медленно и незаметно переходящего в теплые краски. Молодой львице стала очевидна собственная ложь уже после того, как она её сказала: хотя вполне вероятно, что Вал действительно вышла на охоту, она была ужасна в этом деле и потому очень редко добровольно поднималась с места на такое безнадёжное и бессмысленное для неё занятие как ловля добычи на землях прайда. Впрочем, самка причислила Гилберта к тем, кого не составит труда обмануть, в силу его возраста, хотя и была против таких слабо обоснованных выводов. Для полного удовлетворения, львица подумала бы подольше и соврала что-нибудь получше, возможно, или раскрылась бы сразу, чтобы плод фантазий детского воображения в ответ на подозрения не вырос во что-то совершенно эпичное и не обернулся против Вал. Однако её нежелание лишний раз подумать пересилило опасения, ведь что плохого может выйти из этой обыденной ситуации ?

Неожиданно для самки ей овладела мания наказать Гилберта. Возникло предположение, что чем сильнее и болезненнее для львёнка будет сегодняшнее воспоминание, тем меньше у него появиться желания в будущем снова совершить прогулку без присмотра старших. Самка даже напугалась собственного потока мыслей, словно какая-то её тёмная сторона выжидала момента, когда появится шанс совершить что-то подобное, и наконец получила его. Вальхалла почувствовала предвкушение сладости от того, что малыш напугается и никогда больше не поступит "неправильно", а молодая львица получит своё награждение за роль полезного учителя. И даже светлая сторона в чём-то соглашалась, ведь если Гилберт выучит этот урок, он не попадёт больше в опасность, и всем станет хорошо. Когда настала очередь принимать решение, вычислительная мощность закончилась, мозг решил, что напряженность в извилинах превышает норму и пора отключить питание. Усталость взяла своё, не позволяя развиться и вырасти чему-то новому в голове. Самка затолкнула мысль в кучу других нерешенных вопросов и вернулась на землю, ограничиваясь простым предупреждением Гилберта.

- Ты слишком оптимистичен.. - Вал запнулась, замечая, что её слова приобретают снисходительный тон, чего она силилась избежать, но не получалось так, как она ожидала услышать от себя - Представь самую мрачную картину того, что могло с тобой случиться и делай так каждый раз, когда замышляешь что-то опасное, иначе ты никогда не будешь готов предотвратить её, - Пыталась донести до собеседника Вал - Нечто плохое может с тобой случиться, независимо от того, думаешь ты об этом или нет, - Львица постепенно отходила от внимания к малышу, речь произносилась сама по себе, с лёгкостью самка вытягивала слова из памяти, чтобы показать Гилберту, в то время как её сознание планировало, как не терять время даром и сделать что-то, что приблизило бы её к собственному Пути. Первое, что пришло в голову, это подготовиться к дороге, и красноглазый львёнок мог оказаться здесь полезен - Впрочем, ты теперь со мной, - Вдруг властно, не свойственно для себя сказала охотница, будто отдавая приказ, давая понять, что игры Гилберта на бескрайних лугах закончились.
На задворках сознания вдруг промелькнул вопрос, не слишком ли самка пренебрегает вниманием к малышу, относя его к тому или иному шаблону у себя в голове, ведь может у него были причины быть здесь одному. Сомнения постепенно переходили и на свой счёт: несмотря на свои наставления альбиносу, львица осознала, что сама попалась вопреки собственным словам на свою раздутую самоуверенность, никак не подготовившись к походу, помимо преодоления своего внутреннего барьера, состоящего из страха и неуверенности, побороть который было довольно тяжело и долго, однако вряд ли это поможет при встрече с грозным львом, уносящим смертельным течением или другими стихиями.
Слова, казалось, безостановочно лились, один за другим настигая львёнка без всякой паузы, не давая время на переваривание и осмысление, - У тебя еще хватает сил помочь мне найти трав? - Одновременно с вопросом молодая самка неохотно поднялась с места, быстрая речь с момента всей лекции Вальгаллы наконец закончилась. Взгляд заботливо осмотрел альбиноса, но молодая самка не могла точно сказать со стороны, как чувствует себя Гилберт после его личных похождений.

На левом ухе львицы что-то раздражающее защекотало её. Несколько раз дернув им в попытке смахнуть раздражитель, Вальгалла обнаружила что парочка термитов забралась с термитника прямо на её голову, когда хищница сидела подле огромного сооружения.

0

8

--------------- Огромный разрыв -------------------
Ты прохаживался по территориям, выискивая нарушителей и свободную компанию. От одиночества уже потихоньку ехала и без того убитая психика. Ты даже опять общипал себе хвост и часть гривы. Повезло, что до лап не дотянулся. Благо повязки на передних лапах были еще свежими и мягкими. Удивительное везение, учитывая, что вокруг все умирало просто на глазах. И прайд тоже умирал, как минимум духовно. С каждым днем настроение в прайде становилось все негативнее. Многие почему-то от тебя шарахались, как от больного.  Даже в патрули часто приходилось ходить в одиночку или со слишком молчаливыми персонажами. Да и больной был вовсе не ты, а те же вон гиены скажем. Их то значительно перекосило, если сравнивать с моментом, когда ты вступил в прайд. Возможно, настроение было связано с голодом и напряженной обстановкой. А возможно ты так и остался одиночкой для этих львов. Пушечным мясом, исполняющим любые приказы, если так будет угодно вожаку. Ты пожал плечами на свои же мысли. Непонятно, чего плохого в исполнении просьб? Особенно, когда тебе это действительно сделать не сложно. Каким ужасным бы не казался приказ другим.

Ты остановился и осмотрел долину.  Дождь почти прекратился и стал совсем мелким и редким. Трава легко колосилась на ветру, стеснительно прикрываясь белой пеленой тумана. К сожалению никаких нарушителей тебе обнаружить не удалось, а вот заметить двух слушателей - вполне.  Недалеко от тебя виднелись две фигуры. Одна практически сливалась с цветом высохшего поля, другая могла слиться разве что с фоном заснеженных гор. Ты напряг лапы и большими прыжками добрался до соплеменников. Львицей оказалась Вальгалла, а белым пятном был Гилберд. Об их планах на этот день оставалось лишь гадать. Встретились они давно или только что? Кто знает. Самое главное, что ты никому не испортил охоту. А вот настроение еще вполне можешь.
- Как славно, что мы здесь все сегодня собрались - пропел ты, отряхиваясь от сухой травы и каплей дождя -  Чем занята нынче молодежь?

Ты медленно облизал лапу, замечая что-то яркое и крупное в углублении старого засохшего кустарника. Ты добрался до объекта своего интереса, расплывшись в широкой улыбке. Твои янтарные глаза засверкали, как у новорожденного львенка. Осторожно взяв зубами нежно создание, ты вынес его обратно ко львам.
- А я бабочку нашел! - Совсем по детски мяукнул ты.
Не обращая внимания на реакцию собеседников, ты приковал все свое внимание к бабочке. Обходил ее со всех сторон, широко улыбаясь и, периодически трогая ее лапой. Ярко-синее насекомое было словно в спячке. Оно лениво разминало огромные крылья, которые при каждом взмахе переливались. Возможно, бабочку прибило дождем, потому она сейчас не стремится улететь от тебя куда подальше.
- Какая она красивая, интересная. - бормотал ты себе под нос.
Ну а что? Разглядывать все эти злобные хмурые морды в прайде дичайшие надоело. Нет-уж, лучше полюбоваться дрожащими красотами природы. Особенно, когда они мерли, как мухи в такой жаре.
Интересно, что эта синяя красавица вообще здесь забыла?

Отредактировано Санкар (23 Май 2019 22:59:32)

0

9

Между молодыми хищниками повисла неловкая пауза, которая, впрочем, длилась недолго, так как Вальгалла довольно скоро нашлась, что ответить. Охотится, значит, в одиночку, на рассвете... Ну да, звучит вполне себе правдоподобно. Правдоподобно исключительно в голове маленького ребёнка, но ведь Гилберт им и является, так что ответ без проблем был засчитан как истинный. Львицы ведь охотятся, это их основная работа, а Вальгалла львица, так что всё сходится. Теперь настало время придумать какое-то более-менее реалистичное оправдание для себя.

Охотница вдруг встала в позу воспитательницы и мудрой наставницы, отчитывающей неразумное дитя. Ой, глядите-ка, а кто это решил почитать нотации? Самая худенькая и боязливая львичка в прайде, которую даже мелкие грызуны не уважают, а туда же - я лучше знаю, как тебе жить и что делать, ага, конечно, по ней и видно, что она успешная, состоявшаяся личность, чьё слово имеет какой-то вес. Её мнение и наставления очень важны, конечно же. Гилберт в раздражении прижал уши к голове, отвёл взгляд в сторону от светло-песочной морды собеседницы и, издав глубокий, полный снисходительного терпения вздох, закатил глаза. Всем своим видом львёнок нарочито показывал, что выслушивать эту хорошо ему известную и ранее банальщину ни разу не неинтересно. Гневной реакции старшей львицы он не боялся, так как наконец-то вспомнил, кто перед ним - всего лишь робкая молодая самка, которая наверняка сама его боится. Ну, наверное да, она ведь вообще всего на свете боится, так что, может, и его тоже. В общем, уважать здесь нечего, а значит, бояться тем более. То есть, чисто теоретически можно сейчас сказать ей не лезть не в своё дело, и что она сделает? Да ей даже духу не хватит шлёпнуть его лапой, ха! Зна-а-а...

- А-апчхи! - предельно серьёзно чихнул альбинос. Проклятая простуда снова настигла его. Шмыгнув носом, Гилбо издевательски-согласно кивнул Вальгалле: - Продолжай.

Пассаж о том, что в любой ситуации прежде всего стоит представлять наихудший вариант развития событий и его придерживаться, львёнок воспринял в штыки. Трусость, бред и пораженчество. Неудивительно, что у неё такая скучная жизнь, с такими-то идеями. И что же, она хочет, чтобы Гилберт тоже всю жизнь провёл, забившись под камушек и постоянно трясясь за безопасность своей драгоценной шкурки? Ну уж дудки, не бывать этому даже в страшном сне! Так и вся жизнь мимо пройдёт, пока ты будешь от неё прятаться. В общем, большей глупости он ещё в своей жизни не слышал.

- Впрочем, ты теперь со мной.

В голосе Вальгаллы вдруг появились такие несвойственные ей властные нотки, кажется, худощавая кошка так прониклась собственной небольшой поучительной речью, что на минуту забылась и обрела уверенность в себе. Что ж, вот затянувшаяся нелегальная прогулка и закончилась, сейчас она потащит его домой, а он, так и быть, не будет сильно сопротивляться, потому что уже и сам немного подустал бесцельно бродить по саванне и был бы не прочь заняться чем-нибудь ещё. Да и импровизированный поток бреда завершился, тоже благо, так что пока ребёнка всё устраивало.

- Трав? Но ведь ты же собиралась охотиться, разве нет? - услышав предложение сходить вместе с ней за целебными сорняками, в недоумении спросил красноглазый. Что-то в его голове не сошлось.

И тут на горизонте появилось новое лицо, желающее присоединиться к их милому разговору. Передвигаясь мягкими, но тяжёлыми прыжками, к ним приблизился Санкар, матёрый патрульный прайда. А вот это было уже серьёзное столкновение. Гилберт даже немного напрягся, он мог всё уладить с Вальгаллой, возможно, с её помощью смог бы даже избежать целительных ударов тяжёлой лапы разозлённой его исчезновением посреди ночи Гизы, если бы напряг извилины, но вот что делать с этим сумасшедшим стариканом, Гилберт решительно не знал. Ни для кого не было секретом, что у этого парня не все были дома, часто он вёл себя чрезмерно эксцентрично и даже немного инфантильно, но при этом всём ещё и не являлся идиотом, а был вполне себе хитёр и мог прекрасно оценить ситуацию и обратить её себе на пользу. Честно сказать, альбинос этому льву совсем не доверял и не любил оставаться с ним наедине, было в нём что-то неприятное, отталкивающее, и даже жутковатое. Хотя поначалу, когда белый только-только начинал обживаться в прайде, Санкар неопытному львёнку даже понравился вот этой своей безумной весёлостью в самых неподходящих ситуациях, но после он его достаточно раскусил, чтобы принять решение избегать по возможности общества этого вояки. И сейчас он приближался именно к ним, застав за... преступлением?

Или не к ним вообще? Состороив скептическое выражение лица, Гилберт, не меняя положения головы, одними глазами проследил за тем, как этот безумец, бормоча себе под нос какую-то дурацкую ересь, двинулся к колючему засохшему кусту, произвёл рывок и гордо принёс им показать свой заслуженный трофей - маленькую полудохлую синюю бабочку, едва шевелившую крыльями и почему-то не собирающуюся улетать.

"Ну приве-е-е-ет"... - раздражённо протянул львёнок про себя. А ситуация-то действительно становилась всё интереснее, и всё-таки именно с Санкаром иметь никаких дел не хотелось. К тому же, он вроде как патрульный, так что ещё неизвестно, чем всё это обернётся. Нет, было бы определённо лучше, если бы он здесь не появился.

Отредактировано Гилберт (21 Май 2019 22:11:06)

+1

10

Львица уселась обратно на своё место, изогнувшись так, чтобы задняя лапа без труда достигла зудящую шею, начиная чесать и царапать докучающие пару укусов насекомых. Занятие выглядело раздраженным и происходило будто в спешке.

- Трав? Но ведь ты же собиралась охотиться, разве нет?
Глаза были слегка прикрыты, виноватая улыбка за собственное упущение едва проскользнула в выражении. Желание пренебрежительно проигнорировать львёнка или выплюнуть едкий ответ самка подавила, несмотря на легкое раздражение, преследовавшее её в прайде Скара, сколько она себя помнит. Или, быть может, это раздражение обострилось за счет невнимания маленького слушателя к лекции Вал. Тем не менее, её физиономия не выдавала и намёка на собственную злость и нетерпимость к деткой беспечности на таком контрасте с обилием забот и страхов молодой львицы, оставаясь взволнованным, за исключением секундной неконтролируемой ухмылки. Она не могла винить кого-то в подобном ослушании, осознавая, что сама постоянно и необоснованно противиться чужим речам, которые считает отличными от своих. Хуже всего как раз воспринимаются самые тривиальные вещи. Но вместо того, чтобы прекратить наконец чесаться и ответить Гилберту, Вальхалла приковала взгляд к новой фигуре.

Глаза постепенно расширились, глядя на приближение старшего самца, чуть-чуть помаргивая от налетающей сырости. Мозг забил тревогу, рассеивая минутную слабость и усталость и смахивая пыль с притупленного сознания ради того, чтобы начать работать и собрать в голове подходящее для ситуации оправдание, приходя лишь с единственными охотой и сборкой трав. Желая перевести всё внимание льва на Гильберта, самке также хотелось пожаловаться патрульному на одиночные прогулки львёнка, но какая-то еще не сформировавшаяся до конца мысль в подсознании остановила её, не рвавшись напролом высказать всё сразу, а вместо этого готовя жалобу на случай, если самец спросит об этом напрямую.

- Чем занята нынче молодежь?
Львица выпрямилась перед патрульным, закончив трепать собственную шерсть и уже успешно избавившись от небольшого налёта насекомых. Образ матёрого крупного льва слегка напугал её.

- Привет, Санкар - Тихо пролепетала самка, уже выстраивая у себя в голове портрет самца, пытаясь понять его, но, застав его действия с бабочкой, непроизвольно остановила процесс и сконфуженно отказала продолжать предсказывать дальнейшее поведение льва.

Сердце уже не бьётся, а будто вибрирует, стиснутое волнением. Вожделение обладать достаточно силой, чтобы влиять на события вокруг или хотя бы сначала иметь шансы выжить в такой нестабильной и опасной обстановке на землях прайда, распирает самку изнутри, в конце концов заставив её выйти далеко от дома и, возможно, постепенно избавляя от страха идти дальше границ за обретением этой силы. Главным препятствием Вальгалла считала сделать первый шаг, без которого следующие тысячи не произойдут, и стремилась совершить его как можно быстрее. И только чудом она вовремя заметила, что идёт на собственную гибель, самоуверенно решившись отправиться в одиночку так далеко без всякой защиты. Это желание, которое казалось незыблемым, расползалось, как гнилая материя при первом же прикосновении, стоило только сделать пару сравнений и перестать откладывать размышления на потом в стремлении убежать от головной боли. Есть задачи, решать которые лучше вдумчиво, и есть другие задачи, где лучше принять решение быстро. Вальхалла определила, что её цель требует более глубокой и серьёзной подготовки перед исполнением. Верный урок — следовать за старшим и сильным львом, укрощая свою дикую импульсивность. Патрульный казался сейчас довольно мирным созданием. Поэтому Вал мысленно записала Санкара в потенциального защитника или наставника, а Гилберта в собственного ученика.

- Я собираюсь пойти к Северному озеру.. - Начала Вал, обращаясь сразу к двоим, - От сбора трав будет больше проку, чем от моей охоты. Поэтому мне пригодилась бы любая помощь - Досказала львица, предлагая отправиться вместе. Вместе с тем она вновь поднялась, делая несколько шагов в сторону белого львёнка, собираясь оказаться позади него, будто для того, чтобы не дать тому убежать. Глаза же самка в это время вперила в выделяющееся  синее пятнышко - бабочку, у самых лап Санкара. Затем зрение отметило испещренную шрамами шкуру самца и заинтересовалось его замотанными лапами.

+1

11

Похоже, строчки из песни были преждевременными. Пока бабочка лениво разминала свои крылья, в воздухе так и висело напряжение. Такое, что оно готово было сверчком запеть у тебя в ушах. Эти двое львов вели себя так, словно ты их можешь сожрать, или как минимум вдруг стал похож на гиену. Ну, так или иначе все говорило о том, что ты попортил чужие планы и день. Оба очень сухо и как-то подозрительно тихо тебя поприветствовали. Юный Гилберт даже не пытался прятать свои чувства. Впрочем, ты привык к такому отношению львенка. Он давно от тебя шарахается и поглядывает с подозрением, а порой и с презрением. Да и многие из прайда относились к тебе подобным образом. И дело тут было далеко не в голоде или внутренних проблемах, царящих тут и там. Вальгалла же явно казалась напуганой.
Никто не обязан думать о нас так, как мы того хотим.
Ты не был самым лучшим львом в этом прайде. Были и более достойные и доброжелательные экземпляры. А кто же ты такой? Да черт тебя знает. Ты просто стараешься выполнять поручения, все делать по распорядку и наблюдать. Наблюдать за всем этим адом и гадать ,что же по итогу случится с прайдом, с самим Скаром? Его сын выглядит и то более разумным королем, чем его отец. А уж о жене и вовсе стоит промолчать. Ее представление у всех на виду еще не скоро забудут. Даже если очень захотят забыть.

И так, на повестке дня надоесть своим присутствием этим двум чудесным львам.  Которые точно ничего не задумали, просто тебя не любят, точно-точно.  А на вопрос о занятиях, никто отвечать что-то не спешил. Гилберт все еще смотрел подозрительным взглядом, с явно недовольной мордой. А Вальгалла забавно переминалась с лапы на лапу и пялилась на тебя круглыми, как у совы глазами. Забавный танец эмоций и испытания нервов. Ты ждешь действий от этих львов, а они ждут действий от тебя. Ты спиной чувствовал на себе тяжелые взгляды, с горой эмоций.

- Я собираюсь пойти к Северному озеру..- наконец, нарушила тишину львица - От сбора трав будет больше проку, чем от моей охоты. Поэтому мне пригодилась бы любая помощь
Ты дернул ушами, а затем уставился на крылья бабочки. Казалось бы, совсем не замысловатый ярко-синий рисунок, с небольшими черными ободками по краям. В сравнении с другими представителями пестрых насекомых - слишком просто.
А все равно красиво.
Интересно, почему именно синяя? Это не тот окрас, который поможет спрятаться от хищников или избежать паутины паука. Возможно, такой окрас просто не привлекает тех же птиц? Ну, может же в конце концов не нравиться цвет еды, верно? И явно не может быть это все сделано просто так, без какой либо цели.

Ну и о цели.
Предложение сходить за травами было куда интереснее, чем в очередной раз обходить границы и шугать непокорных. Это уже стало слишком рутинным. Отпустить их одних было бы слишком глупо. А сдать на верный суд - еще глупее.  Предложение было разумным, да и указанное место входило в обитания множества травоядных. Кто знает, возможно там удастся по мимо трав найти еще и немного добычи?  Запреты лишь фикция. Все ограничивается выбором и нормами морали выбирающих. В данный момент, они явно не хуже этих самых запретов. Как бы не действовали там верхушки прайда, они не правы. В словах юной львицы была своя правда, которая была выше, чем многие поступки Скара. Довериться такому льву как ты с одной стороны наивно, а с другой стороны полное безумие. А ты любишь безумие, не так ли? Не стоит его путать с безрассудством, которое влечет за собой гору бед. Безумие это и хорошо и плохо. Это нечто страшное и одновременно прекрасное. И самое главное, оно никто не бывает предсказуемым. Ты повернул голову, еще раз внимательно осмотрев странную компанию. Вальгалла зачем-то встала за спиной львенка, будто не хотела, чтоб он уходил.
Она его в это путешествие решила насильно потащить?
Ты не понимал причины брать этот балласт с собой. Максимум, что из него выйдет - это хорошая приманка при чрезвычайной ситуации. Слабые спасают сильных, так было и так будет всегда.  Поймав взгляд львицы, рассматривающей тебя, ты усмехнулся.
- Не смотря на то. что прошел дождь от охоты сейчас мало толку. А учитывая, сколько была засуха  - травы окажутся весьма кстати. Я не прочь проводить тебя. - Наконец сказал ты, не выдавая в голосе никаких эмоций. - А вот брать ли с собой Гилберта, думай сама. Путь не близкий, а его разве что можно будет использовать, как приманку или отвлечение. Цвет шкуры особенно соответствует.
Напугают эти слова белоснежного или нет тебе было безразлично. Да и вообще, оскорбится его детское эго или нет. Это разумные подозрения и доводы, которые имеют место быть. Увы, такова жизнь. Тебя лишь напрягало то, что львенок мог просто проболтаться о путешествии юной львицы и целого стража. 

Ты перевел взгляд опять на бабочку. Синяя красавица сделала еще пару пробных взмахов, уже явно готовясь улететь. Только вот обладательнице пестрых красок не суждено было пережить зиму. Твоя лапа быстро прервала ее жизнь, оставив лишь мокрое пятно.
Жалко.
Собственно, тебя постигло легкое разочарование. Оно было мимолетным, но ты успел вдоволь им насладиться, пока приходил в себя после такого быстрого убийства.

Отредактировано Санкар (26 Май 2019 01:42:18)

+1

12

Появление Санкара сильно напугало Вальгаллу. Прижав уши к голове, кошка несмело выдавила из себя едва слышное приветствие, которое, впрочем, было нужно патрульному, как... Матёрый лев даже не заметил её, вместо этого обратив внимание на ту самую полудохлую синую бабочку в кустах неподалёку. В этой связи Гилберт одного не мог понять, это успех или провал в её случае? С одной стороны, у охотницы идеальная маскировка, раз её не замечают практически в упор, а с другой стороны как-то это грустно всё. Вот Гилберта попробуй не заметь, у него, во-первых, необычный, выделяющийся на фоне здоровых львов окрас, такой, что чужой взгляд просто обязан зацепиться за это белеющее посреди саванны пятно, а во-вторых, он сам по себе существо достаточно громкое и склонное к эпатажным выходкам, так что вам, скорее, придётся затыкать глаза и уши, лишь бы больше не видеть и не слышать его. Ну и, так как Гилберт у нас был эталоном всего на свете, по крайней мере, в своих глазах уж точно, из этого прямо следовало, что если кто-то в чём-то не дотягивает до его уровня (в данном случае до уровня его наглости), то этот кто-то - неудачник. Получается, Вальгалла неудачница? Чёрт возьми, а ведь и правда. Не то чтобы Гилберт никогда-никогда этого не подозревал, но сейчас, когда он сформулировал это прямым текстом, львицу стало даже немножко жалко. Жалость - чувство весьма коварное, испытывать которое можно лишь с позиции собственного превосходства, всю его суть можно выразить в такой формулировке: «вот у меня что-то есть, а у тебя этого нет, и я искренне сожалею о твоём недостатке и надеюсь никогда не стать подобным тебе». Так, Гилберт, решив, что имеет преимущество над собеседницей, испытал к ней лёгкий приступ сострадания. Отчего-то немного захотелось сделать ей что-то, что не заставило бы прикладывать много усилий, но в то же время было бы ей приятно. Кажется, львёнок впервые почувствовал в себе желание кому-то покровительствовать. Со стороны, должно быть, смешно выглядела сама идея, что малец, которому от роду ещё и года нет, собрался заботиться о пусть и трусоватой, но всё-таки взрослой самке, но Гилбо было всё равно - в эти полминуты он твёрдо решился взять над ней шефство. Возможно, через следующие полминуты он бы отказался от этой затеи, но именно сейчас ребёнок был сама ответственность.

Итак, она передумала охотиться и решила вместо этого пойти за травами. Ох уж это женское непостоянство, но ладно, допустим. Прогулка до Северного озера определённо не являлась плохой идеей, там как минимум есть вода, можно будет попить и набраться сил после слегка затянувшегося променада (как мы помним, львёнок без дела слонялся по территориям прайда уже довольно давно, аж с самой ночи, так что ему точно не помешало бы промочить горло), а Вальгалла в это время пусть ищет свои травки сколько душе угодно, и в итоге все останутся довольны, великолепно. Альбинос был согласен на такой расклад. Но не был согласен на то, что их будет сопровождать этот чёртов психопат, который, ничтоже сумняшеся, изъявил желание отправиться с ними вместе. Так дело не пойдёт.

Тем временем худощавая кошка зашла ему за спину, преграждая путь к возможному бегству.

"Да не убегу я, дура, куда я от тебя денусь?" - добродушно-снисходительно подумал Гилберт. Ну и правда, куда он с такими короткими детскими лапками сможет убежать от взрослой особи, а главный вопрос, зачем? Львёнка полностью устраивало её общество и покидать его в ближайшее время он был не намерен.

- А вот брать ли с собой Гилберта, думай сама. Путь не близкий, а его разве что можно будет использовать, как приманку или отвлечение. Цвет шкуры особенно соответствует, - без эмоций в голосе, равнодушно произнёс Санкар, говоря о Гилберте как о пустом месте. Собственно, таковым львёнок для него и являлся, так что не удивительно, но альбиноса это взбесило. Как смеет это существо, которое он опасается и презирает одновременно, так неуважительно отзываться о нём?!

- Какая ещё приманка? Совсем одурел, чёрт старый?! - взорвался до глубины души обиженный Гил, задавая свой хамоватый уточняющий вопрос на повышенных тонах. Должно же было его недовольство рано или поздно прорваться, тем более недовольство у такого индивида, которым являлся Гилберт, излишне эмоциональным и совсем не дружащим с самоконтролем. А ещё очень прямым и откровенным. Вот при всех его многочисленных недостатках была у львёнка одна несомненная добродетель - почти патологическая честность. Это, в общем-то, не означало, что он не врал ни при каких обстоятельствах, о, нет, заливать он мог часами и весьма талантливо, да и солгать, чтобы избежать наказания тоже не преминул бы, даже если бы через это кого-то подставил, пусть даже и невиновного. Это означало, что он совершенно не умел лицемерить. Этот парень никогда не мог скрывать своё искреннее отношение к собеседнику дольше пары минут, что на уме, то и на языке, если кто-то его выбешивал, он заявлял ему об этом в лоб, пусть это и было часто чревато хорошей затрещиной (злить уставших взрослых, вернувшихся поздно в логово после неудачной охоты - последнее дело, но нашего юного правдорубца это остановить, конечно же, не могло).

"Бабочку раздавил. Дурак", - мимолётно пронеслось в голове Гилберта, когда тяжёлая львиная лапа опустилась на несчастное, и без того едва живое насекомое. На кой чёрт он вообще её трогал? Ладно, плевать на бабочку, плевать на него.

- И без тебя обойдёмся. Да, Вальгалла?

Юнец наконец сошёл с насиженного места, приблизился вплотную ко львице и, фамильярно обхватив её переднюю лапу своей, требовательно потянул по направлению, в котором, предположительно, находилось то самое озеро. Детёныш очень кстати вспомнил, что, на секундочку, является самопровозглашённым защитником всех обиженных и угнетённых Вальгалл на этих лугах, поэтому оградить охотницу от возможного длительного общения с этим неприятным типом ему также захотелось.

Ситуация была от начала и до конца фарсовой. Нельзя было так просто взять и послать ко всем дьяволам патрульного, который в любой момент может донести королю о том, что эти двое весьма подозрительно шлялись в неположенное время в неположенном месте. И который, кстати, почему-то не хочет этого делать. Ох, да ладно, будем честны, Санкар ни за что так просто от них не отстанет, и всё же Гилберт не мог не заявить о своём Я. Добрый день, это подростковый протест, бессмысленный и беспощадный.

Отредактировано Гилберт (26 Май 2019 16:07:47)

+1

13

Шерсть Вальгаллы была в беспорядке и успела промокнуть.

- И без тебя обойдёмся. Да, Вальгалла?
Львица всё это время стояла неподвижно, нервно сглотнув с громких слов Гилберта в сторону взрослого крупного льва. Львёнок даже не представлял, насколько сильно ей казалось возможным погибнуть прямо сейчас от гнева Санкара, предполагая, что так и будет, если не разрядить ситуацию. Молодая самка пессимистично предсказывала поведение окружающих, судя по напряженной обстановке прайда, побуждавшей племенных львов идти на крайние меры, чтобы выжить. Что если Санкар каннибал? Для поддержания его организма потребовалось бы немало пищи. А альбинос так и напрашивается, чтобы его съели. Что ж, по крайней мере у Вал будет время скрыться до того, как самец закончит обгладывать косточки малыша и примется за следующую. Внешность может быть и обманчива, но не нужно забывать, что чаще всего это не так.

Вальгалла добродушно блеснула очами в сторону патрульного. Она никогда не оказывалась в такой ситуации, поэтому не знала, как лучше поступить. Казалось, единственное, что могла самка, это разжалобить собеседника, но чувствовала она при этом себя унизительно. Лапа охотницы поддалась львёнку и шагнула в сторону озера.

- Дай ему шанс, Гилберт научится сдерживаться.. - Предельно серьёзно начала Вальгалла, игнорируя вопрос Гилберта, явно не поддерживая его решения. Охотница не смела даже поставить под сомнение сопровождение взрослого льва, пускай самке и хотелось убежать от страшной буки, она не могла отмахнуться от редкой возможности получить защиту, - ..И с львёнком мы соберем больше трав - Если не придётся нести уставшую тушку Гилберта обратно на скалу мысленно добавила к своим словам львица. Самка всё еще была настороже. Санкар мог решить проучить детёныша, и Вал ничего не сможет с этим сделать против крупного взрослого льва, шрамы которого указывают на то, что тот побывал во множестве побоищ и до сих пор жив. Львёнок был достаточно близко, чтобы подхватить его зубами, однако самка еще не собиралась поднимать тяжелый для неё груз раньше времени. Не то чтобы охотница могла убежать вместе с ним, если матёрый самец захочет преподать урок, но иметь детёныша прямо под собой показалось более безопасным.

Молодая Вал окинула горизонт пристальным взглядом, различая силуэт скалы, по которому уже была способна сориентироваться, в какую сторону им предстоит идти - Я знаю несколько историй. Мой отец был шаманом, и я могу пересказать парочку фантастических моментов по пути из того, с чем ему приходилось сталкиваться - Вместе со словами, львица медленно начала ход, собираясь вскоре набрать скорость, как только увидит движение собеседников - А взамен Санкар может поделиться опытом сражений - С надеждой предложила львица, оглядываясь назад.

Худое тельце самки уже оказалось впереди. Она успела перешагнуть львёнка, стараясь своим движением поспешить остальных.
--→ Северное озеро

0

14

Примерно такой реакции ты ожидал. Юность, юность пылкий нрав и попытки прыгнуть выше своей головы. А главное - собственная значимость. Львенок вполне забавно пытался найти поддержку своих слов в Вальгалле, которая явно дала бы ему чуть больше уверенности. Он обхватил ее лапой и попытался потянуть в сторону озера, с надеждой заглядывая в глаза. И почему нельзя просто разумно рассчитывать свои силы?  Да и вообще, почему все так придают значение тому, что думают о них окружающие? Почему этому белому вообще важно мнение такого как ты?
Странные.
Ведь ты для него никто, плюс Гилберт вообще не желает быть в твоем обществе. Это он пытается всем, чем только может. Так в чем смысл пытаться с тобой спорить и что-то доказывать, как не старался, ты этого не понимал.  Ох уж эти сложные психологические аспекты социальных отношений.  Все ведь может быть намного проще, как у той же бабочки. Ей явно безразлично, что о ее окраске и способностях думают окружающие. И она от этого никак не страдает. Но, это собственно не твои проблемы, а Гилберта. Так к чему тут рассуждать?

Вальгалла начала переводить тему, будто ожидала, что ты сейчас всех здесь порвешь. Хотя, в одном эта палевая была права - без сопровождения по территориям лучше не ходить. И пыталась выбить эту возможность, выстроив "враждующих" на примирение. Поведение львицы почему-то вызвало у тебя неприятные чувства. Легкий привкус отвращения. Не любил ты страх и такие видимые попки перевода темы. Да, разумно, что львенок и юная львица в разы слабее тебя, но все же. Стоило отдать должное белому, он хотя бы был честен с окружающими. И не боялся проявить свой характер и выразить неприязнь. Пускай, не совсем правильную в данной ситуации. Вальгалла явно не пылала к тебе светлыми чувствами, так к чему такая жалкая неуверенность? Любой взрослый, находящийся в своем уме знает, что переходный возраст это пора споров и агрессии.
Ага. В своем уме
Ты усмехнулся. В своем уме ты или нет тот еще вопрос. Окружающие считают, что явно нет. Ты же не был в этом уверен, ты это ты такой, какой ты есть. Нормальность вообще понятие относительное. Для тебя вот не было нормой многое, что делали эти львы. Все эти странные разборки, распри и борьба за власть. Все это просто удовлетворение собственного эго, вместо попыток познать жизнь.

Ты пропустил слова Вальгаллы мимо ушей, даже не повернув ухо в ее сторону. Ты смотрел на Гилберта, странно улыбаясь. Наконец, все же приняв решение и дальше действовать мальцу на нервы. Ну во всяком случае, он скорее всего так воспримет это все.
- Обычная,беленькая такая. Как бы ты не старался, к твоему сожалению пока ты будешь ограничен своим возрастом, а следовательно и способностями. - Сказал ты, делая несколько шагов в сторону озера, заметив движение палевой- Так что либо смирись, либо дальше реагируй на мнение львов, которые тебе неприятны.
Закончив свою речь, ты добавил шаг и поравнялся с Вальгаллой, смотря на львицу сверху вниз. И только сейчас понял, что и сам во время этого разговора промок. Благо, было не холодно. А туман говорил о том, что день обещает быть жарким.
- Я знаю несколько историй. Мой отец был шаманом, и я могу пересказать парочку фантастических моментов по пути из того, с чем ему приходилось сталкиваться. А взамен Санкар может поделиться опытом сражений - С надеждой предложила львица, оглядываясь назад.
Впервые за столь долгое время кто-то предлагал тебе поделиться историями. Правда, это было сделано явно не из интереса, но какая тебе разница? Главное, ты нашел шанс потрепать немного языком не только с самим собой.

Сражения лучше показывать на практике, чем на словах. Если будет интересно, я дам тебе несколько жестких уроков - На слове жестких ты сделал акцент. Чтоб львица понимала, что здесь не будет все так просто и радужно, как борьюа со сверстниками. - А я сын потомственной шаманки.
Ты остановился и потянул носом воздух, внимательно прислушиваясь. Не хотелось бы столкнуться с патрулем гиен или другими стражами. Объяснять львам, что собирать травы куда разумнее, чем охотиться у тебя не было никакого желания. Но в запасе на форс мажор, был очередной план просто нести бред, надеясь, что спутники смогут тебя поддержать. Как показывает твой опы, к психам вопросы возникают крайне редко, как и претензии. Убедившись, что шанс встретить кого-то крайне мал, ты продолжил путь, замыкая шествие.
----------- Северное озеро ------------

0

15

Мнение Вальгаллы о Санкаре вряд ли было многим выше, чем у Гилберта, однако если детёныш бездумно дерзил объекту своей ненависти, нисколько не задумываясь о возможных последствиях произносимых слов, то львица осторожничала, стремилась увести разговор в другую тему, свернуть на нейтральный тон и свести к минимуму возможность, что матёрый самец взъерепенится от оскорблений и попытается растерзать их. Это было самую малость недальновидно, ведь такая буйная и неприкрытая агрессия немного не в стиле этого льва, так что даже без наполовину заискивающих речей можно было бы избежать драки. Гилберт терпеливо, чуть сочувствующе повёл ухом - ну это ж трусливая самка, что с неё взять. Нет, за такой определённо глаз да глаз нужен, она явно не понимает, как работает эта жизнь.

А патрульный всё никак не унимался, продолжая с высоты своего бесценного опыта и возраста поддразнивать львёнка, случайно ли, намеренно ли, кто его знает? Наверняка, намеренно. У таких, как он, не бывает ничего случайно. Таких мерзких, двуличных, изворотливых...

Гилберт вздыбил шерсть на загривке и распушил на грудке, что сделало его похожим на белый меховой шарик и визуально немного увеличило в размерах. Вместо того, чтобы продолжить обмен колкими репликами, направленными на то, чтобы раздражать собеседника, детёныш просто, с чувством, с душой, задействовав всю мощь своих голосовых связок, раскрыл пасть, обнажил маленькие клычки и гневно зашипел на Санкара в знак своей непримиримой агрессивной позиции. Гилберт был ещё довольно мал, у него даже не начал ломаться голос, а уж о том, чтобы рычать как взрослый лев, речи даже и не шло, в этом плане максимум его возможностей сейчас был ограничен обычным детским мяуканьем, так что, чтобы не позориться перед оппонентом, альбинос решил на него нашипеть. Ограничен, ха! А он ограничен своей безмозглостью, но ему же это не мешает.

"А способностей у меня и побольше будет, чем у некоторых", - продолжал злопыхать мелкий. По правде говоря, он взъелся фактически с ничего, то, что говорил ему Санкар, было не так уж и обидно, тем более, сказано всё это было без малейшей агрессии в голосе, так чего же так переживать и яриться? Да потому что дело было не в том, что сказано, а в том, кем сказано. Любые подобные, даже более жёсткие подколки от своих сверстников Гил не воспринял бы настолько в штыки, скорее начал бы с ними острую, но беззлобную словесную перепалку, которая явилась бы весельем для всех участвующих, но когда рот открывал этот чудак, детёныш как с катушек слетал. Слишком уж сильно в его глазах было исходящее от матёрого чувство угрозы, ну вот не доверял он ему нисколько, не переносил, не уважал, не... ненавидел! Да, именно ненавидел, чёрт бы его побрал. Каждая равнодушная, скучающая реплика Санкара неимоверно раздражала Гилберта, на каждое его слово хотелось вставить пятнадцать поперёк, а самое страшное знаете что? Взрослый лев даже не удостаивал его вниманием, никогда не мог прикрикнуть или ударить, как это делали львицы, а всегда обращался спокойно и ровно, как с пустым местом, как с пылью, с ничем. Это вымораживало сильнее всего.

Закончив сеанс шипения, детёныш развернулся по направлению к озеру и уже было устремлённо зашагал к нему, постепенно остывая и успокаиваясь, как навязавшийся в попутчики патрульный снова разрушил его планы. Нависнув над Вальгаллой в достаточно угрожающей позе (да, нападать он не собирался, но всё-таки), Санкар предложил преподать ей несколько жёстких уроков боя, что вызвало у Гилберта очередное непроизвольное подёргивание верхней губы. Да пусть только тронет её, и тогда!.. тогда... И что тогда? А убьёт он его, вот что.

"Вырасту - обязательно тебя убью, - мстительно решил Гилберт, зло фыркая в сторону матёрого. - Если сам не помрёшь к тому времени".

Окончательно удостоверившись, что молоденькой львице ничего не угрожает (как вы помните, она теперь под бдительной протекцией), Гил поравнялся с ней и, временами не сдерживаясь и забегая чуть вперёд, резвой рысцой продвигался впереди их маленького отряда. За свою недолгую, но уже достаточно насыщенную жизнь детёныш успел достаточно исследовать земли прайда, чтобы уверенно взять курс на Северное озеро, где ранее ему не раз доводилось бывать с сопровождающими - не пересыхающий даже в дни жестокой засухи водоём не раз служил местным животным водопоем.

--→ Северное озеро

+1

16

Смелое предложение сотрудничества заставило Кулу понервничать. Несмотря на то, что они помогли буйволам, те все еще выглядели крайне устрашающе, и такое резкое, хоть и миролюбивое требование могло их разозлить. Да и не меняющаяся мимика вожака заставляла львицу невольно съеживаться. В глазах все еще стояло зрелище вминаемых в землю гиен.

Но огромный зверь говорил беззлобно, даже обеспокоился ранами самки, о которых она сама не помнила до этого момента. Ведь и правда, ей неплохо досталось от той гиены. На боку были довольно глубокие отметины от мощных челюстей, кровь уже остановилась и начала подсыхать, но любое движение отзывалось саднящей болью. Теперь, когда адреналин заканчивал свое путешествие по венам Кулы, рана ощущалась с новой силой.

— Спасибо вам, — склонила она голову на речь вожака. — Мы очень ценим союз с вами.

Львица дала Тоджо сказать остальное, а сама аккуратно попыталась зализать рану, вызвав этим еще больше жжения. Что ж, в травах она не разбиралась вообще, от слова “совсем” и надеялась, что ее друг в этом больше сведущ. Помощь ей была нужна, но бегать и искать сейчас Рафики хотелось меньше всего. Самка наблюдала за жизнерадостной Вуругой с печальной улыбкой. Она еще ребенок, она не понимает всего того, что происходит вокруг. Но ей предстоит расти в таких условиях. И Кула очень надеялась, что они смогут исправить ситуацию и подарить Вуруге и остальным детенышам настоящее беззаботное детство, какое было у них самих.

— Ты была храброй, — отозвалась она на благодарность малышки. — До свидания, и еще раз спасибо!

Львица весело подмигнула обернувшемуся детенышу буйвола и проводила взглядом всю процессию. Как только травоядные отошли достаточно далеко, самка облегченно выдохнула и плюхнулась на пятую точку. Казалось, что все, что произошло за последние пару часов, сейчас обрушилось на Кулу, придавив своим весом. Рана заболела в полную силу, набитые шишки и синяки тоже давали о себе знать, а усталость налила лапы свинцом.

— Пойдем на водопады? — предложила он Тоджо. — Там прохладно и растут какие-то травы. Одна из них может помочь... я думаю.

Но лев и слышать ничего не хотел о том, чтобы идти прямо сейчас, без первой помощи. Он сказал ей сидеть и не шевелиться, пока сам носился и собирал какие-то травы, а потом сооружал жгучую примочку на рану Кулы. Наконец, Тоджо решил, что самка доживет до водопадов, и только тогда помог подняться. Прихрамывающая парочка медленно зашагала в сторону водопадов Зулу, которые сейчас казались темношкурой чуть ли не раем на Земле.

---------------------------------→ Водопады Зулу

+2

17

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"74","avatar":"/user/avatars/user74.png","name":"FrolJoker "}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user74.png FrolJoker

Для Делмара, Дживе и Кимийи


По правде говоря, в кровавом месиве возмездия, невольными свидетелями которого стали патрульные гиен, мало что можно было различить. Темные буйволиные шкуры издавали трубные мычания, неистово топали копытами и трясли головами, поднимая в небо гигантский столп пыли. На счастье молодых крокутов, они прятались на достаточном расстоянии от гневных быков, чтобы не слышать жутких звуков ломающихся костей и последние всхлипы погибающих сородичей. Даже бывалой Лило сделалось не по себе, едва она осознала, чем могло обернуться для ее маленького отряда вмешательство в ссору с парочкой львов. Нахмурив брови, она, не отрываясь, наблюдала за страшной вакханалией. Когда буйволы все-таки успокоились и, по-видимому, затеяли разговор с кошками, матерая гиена выдохнула с такой силой, словно только что вынырнула из воды.

- Они отвергли Ро'Каш и поплатились за это, - хладнокровно заметила самка, ткнув носом в плечо своего спутника. Тот, понимающий самку без слов, коротко кивнул. - Богиня жестока, но справедлива - она не хотела больше мириться с беспределом тех, кто перестал ее почитать, - обведя глазами присутствующих, Лило на несколько секунд замолчала, собираясь с мыслями. В ее голове царил целый хоровод противоречий, среди которых она силилась выбрать единственно правильное, в угоду новой жизни. Наконец, крокута решилась. - Мы не будем ничего говорить Шензи… Если мы действительно хотим добиться возрождения тех времен, которые были при Муфасе, - поддавшись порыву ностальгии, Лило с тоской взглянула в сторону Скалы Гордости, после чего мягко улыбнулась юнцам, которые в недоумении хлопали глазами, - нужно уметь молчать. Поверьте,так будет лучше для всех нас… С нынешними решениями Шензи мы только ускорим свое вымирание. Ладно, идем домой, - развернувшись к обратной дороге на Кладбище, крокута угрюмо зашагала по тропе.

- Держите пасти на замке, - иронично хмыкнул Стич, краем глаза покосившись на группу буйволов, которые мирно продолжали общаться со львами. Удивительно, насколько разительно отличалась нынешняя, довольно умиротворенная картина от ужаса, который закончился лишь несколько минут назад. - Шензи не обрадуется, если обо всем узнает. Я бы сказал, она ОЧЕНЬ будет недовольна… Угадайте, кому от нее достанется? Уж не мертвым, правда? - коротко взмахнув хвостом, Стич последовал за своей спутницей к родным краям, где умирали слоны, эти могучие гиганты саванны.

>>>Поле костей

0

18

Внезапный голос откуда-то справа заставил Делмара вздрогнуть. Отвлекшись на Кимийю, он совершенно позабыл об ещё одном члене патруля - крокуте по имени Дживе. Этот самец не отличался выдержкой или особым терпением, по крайней мере такие выводы о нем сделал для себя светлошкурый. Все трое с некоторым волнением всматривались вдаль, пытаясь разобрать, что же происходит.

А происходили не самые приятные события: три гиены довольно нахально дрались с львом и львицей и, к удивлению Мара побеждали. Прайдовская самка была явно ранена, а ее дружок неумело махал лапами и клацал челюстями. До прибытия сюда крокус повидал не так уж и много львиных прайдов, поэтому судить о том, типичным ли было такое ведение боя он не мог. Тем не менее, самец не был дураком и понимал, что преимущество сейчас на стороне падальщиков.

Лило, единственная самка в этом патруле, отдала приказ не двигаться, вызвав явное облегчение у всех, кроме Дживе, так рвавшегося в бой. Впрочем, было вполне понятно, что сейчас они там ничем не помогут. Влетать в битву, не разобравшись в ситуации - глупо и несколько бессмысленно. Оставалось лишь только наблюдать и ждать подходящего случая.

Вдруг, земля завибрировала. Весь патруль обеспокоено замотал головами и завертел ушами, пытаясь понять, откуда исходит этот странный грохот. А потом они увидели: стадо разъяренных, блестящих от пота буйволов неслись прямо на дерущихся. Отчаянный вопль молодой травоядной потонул в топоте и ужасающем рёве. Делмар лишь успел заметить, как львы юркнули в сторону, а потом его взгляд оказался прикованным к тому, что происходило в нескольких метрах от него. К тому месту, где могли быть сейчас они, если бы Лило решила отдать другой приказ.

Буйволы топтали и прыгали, подкидывали рогами и издавали страшные звуки. Земля под их лапами превратилась в красное месиво, что выглядело ещё страшнее под рассветным солнцем. Стаду этих огромных травоядных потребовалось меньше минуты, чтобы уничтожить троих гиен, стереть их в кровавую кашу и спокойно уйти общаться со львами. Делмар сглотнул неприятный комок, подступивший к горлу. Ему стало нехорошо, крокут замотал головой и глубоко задышал. Не хватало ещё выдать тут всем свой вчерашний ужин.

Лило стала говорить про их богиню, про то, что это она наслала на нарушителей Круга Жизни такую участь. Сказала и про времена при короле Муфасе, о том, что стоило бы вернуться к тем устоям. Вот только ни в богиню Мар не верил, ни короля бывшего не знал. Видел лишь вопиющее неуважение к законам охоты и родителей, защищавших своё дитя. Вся эта ситуация была невыносимо неприятной для него, хотелось, чтобы последний час исчез из его головы. Но это так не работает.

— Мы все поняли, Стич, — едко отозвался он. — Пасть закрыли и пошли притворяться, что это все нам причудилось. Уяснил.

Он закатил глаза и пошёл вперёд, за предводителем патруля, думая лишь о том, как расскажет обо всем этом Наил. Матери что-либо доказывать было бесполезно, так что последней гиеной, которой он мог доверять оставалась лишь его подруга.

—————————→ Поле костей

+2

19

Дживе не мог даже смотреть в ту сторону. Он слышал лишь неистовый топот копыт и мычание разъяренных буйволов, и мог только догадываться, какими последствиями это обернулось для сородичей. А воображение рисовало по истине страшные картины, Джи пришлось зажмуриться и помотать головой, отгоняя всякие лишние мысли. Ему хотелось, чтобы все успокоилось и замолкло, но казалось, время нарочно тянулось или вовсе остановилось. За всю свою жизнь Дживе ещё не доводилось видеть буйволов в подобном состоянии, но точно знал, что стадо вершит возмездие, и остановится только когда полностью расправится с неугодными. От этого становилось не по себе. Самец лишь усилием воли держал себя в руках и не давал телу расслабиться, хотя внутри всё ходило ходуном. В голове то и дело проскакивала мысль, что весь их отряд мог стать жертвой буйволов, которым всё равно было бы, кого топтать: там гиены, здесь гиены.

Наконец, все смолкло, и Дживе чуть дернулся, выпрямляясь. Тело всё ещё было напряжено, и лапы казались ватными, самец сделал вдох и выдох, чтобы организм немного расслабился. Только сейчас он понял, что в горле полностью пересохло. "Твою мать, твою мать, твою мать...", — Дживе нахмурился и уставился в землю. Практически на его глазах погибли соклановцы! И Джи ничем не смог помочь. У него не было никаких шансов. Даже если бы дернулся в ту сторону, умер точно такой же страшной смертью. Лило спасла их отряд, но... от этого легче не становилось. Голос Лило выдернул  Дживе в реальность и заставил сконцентрироваться на происходящем. Молодой самец укорил себя за лишний взрыв чувств, и навострил уши. "Несомненно, Ро'Каш лучше знать, что делать. Если она этого хотела, то...", — одна мысль внезапно прервалась другой. Им же надо скорей вернуться на кладбище и доложить обо всем Шензи! Шензи.... Дживе каждой клеточкой тела чувствовал, что матриарху не понравится то, что случилось тут, на бескрайних лугах.

— Что же скажет Шензи, — Джи обвел всех присутствующих взглядом.

Его словно поразило молнией, и в довесок растоптало то разъяренное стадо. Дживе ошарашенно уставился на Лило, раскрыв пасть. Самка только что выдала совершенно дикие слова, которые никак не укладывались в голове самца. Стоп. Он точно всё верно расслышал? Да, ошибки быть не могло. То спокойствие, что было несколько секунд назад, улетучилось. Внутри вспыхнуло негодование, смешанное с возмущением.

— Что? Мы ничего не будем говорить Шензи? Но... как так?! Почему? Мы должны...!

Эмоции вырвались прежде, чем Дживе сообразил, с чем говорит. Он мог и дальше продолжить гневную тираду, но щелчок в голове сработал быстро, и молодой самец замолчал, даже не договорив. Тело пробила дрожь. Приказ Лило шел наперекор всему, чему Джи учили с самого детства, и он не мог понять, почему лидер отряда хотела всё замять. Мозг отказывался воспринимать эту информацию, но она упорно лезла в голову, поскольку так сказала старшая и опытная самка клана. Дживе прекрасно понимал, что обязан послушаться и не высказываться. Самец выдохнул и собрался.

— Да, я всё понял. Молчать, не говорить.

"Что за хрень вообще твориться? Всё равно не понимаю, как можно взять и ничего не рассказать матриарху! Но наверное, Лило знает, что делает... И это пойдет на благо клана", — Дживе шел вместе с отрядом домой, и пытался хоть как-то разложить все события по полочкам. Возрождение земель, вымирание клана, полное молчание и скрытие ситуации. Джи просто не мог поверить в то, что Шензи вела всех к погибели. Несмотря на то, что Лило отдала приказ ни о чем не рассказывать, молодому самцу от слова "совсем" не нравилось это решение. Однако, он заставил себя принять его.

-----→ Поле костей

+1

20

Представление ожидаемо закончилось, но даже у видавшего виды Кимийи пробежал холодок по спине. Участь быть раздавленным толпой зверствующих буйволов явно в его планы не входила, и он отчасти даже был рад тому, что им в прямом смысле запретили приближаться к остаткам бывших товарищей. То мессиво, что сейчас оставалось на земле, ещё напоминало собой гиен, но вот идентифицировать, кто именно почил, возможности уже не было. Самец хмыкнул — дураков сама жизнь наказывает. Значит, смысль жизни — подольше дураком не становиться. Просто и логично.

Впрочем, сейчас им буквально в зубы дали нужный паттерн поведения, Ким даже не успел спросить, какой реакции от них ждут. Его особо не волновали эти отговорки: богини, короли, — кости с ними, — не важно, по какой причине нужно держать язык глубоко в пасти. Важно, что сейчас у их небольшой группы появился маленький секрет, который грозил их нешуточными проблемами. Гиена кивнул, подтверждая, что понял общую установку, а затем окинул взглядом своих товарищей: интересно, кто из них первым расколется? Делмар... какой-то нюня. А Дживе слишком эмоционально реагировал.

Хотя, конечно, понять его можно было. Кимийа, впрочем, чётко уяснил: то, что говорит самка — закон, непреложная правда и главная версия произошедшего. Если надо, он потом сам всё расскажет. Возможно, Лило и Стич явно знали, о чём говорили, и хотели своим решением только лучшего клану в общем и себе в частности.

Но меланисту отчаянно нравился тот факт, что и в этом королевстве что-то неспокойно.

Возможно, он и сюда принёс разброд.

—> Поле костей.

+1

21

Трудно было даже предположить, о чем думает этот толстокожий гигант, чей детеныш благодарно улыбался парочке своих неожиданных спасителей. Травоядного не заставишь любить и уважать своего охотника, даже если этот самый охотник только что вырвал из клыков смерти, считай, свою будущую добычу. Поэтому Тоджо прекрасно бы понял, если из уст вожака буйволов прозвучал бы четкий и твердый отказ в поддержке львам. Пусть они с Кулой и действовали по зову своего внутреннего долга Кругу жизни, но кто сказал, что могучие копытные теперь обязаны поступать аналогичным образом, в нынешнем времени самовыживания?

Когда буйвол заговорил, его зычный громовой голос пробрал Тоджо насквозь, до самых шерстинок. На какое-то мгновение лев даже не сразу понял, что рогатый исполин обращается именно к нему, хотя тот не сводил с хищника своего пристального взгляда. Тем не менее, птичьему няню все же удалось выдавить из себя смущенную улыбку, словно бы в качестве извинения за свой кратковременный ступор. - Мое имя Тоджо, а это - Кула. Я кое-что понимаю в целительстве, - сообщил он, заботливо посмотрев на раненую львицу, - и сделаю все, что в моих силах… и даже больше.

Убедили ли главаря копытных столь уклончивые слова Тоджо или нет, только бык больше не стал касаться темы увечий охотницы и сомнительных, на первый взгляд, лекарских способностей рыжегривого. Вместо этого он сообщил нечто важное, отчего птичника охватил некоторый душевный подъем, который оправдал все нервы и переживания повстанцев за последние месяцы. Буйволы, эти дюжие африканские машины без страха и упрека, наконец-то согласились на союз со львами и тем самым обеспечивали их мощной поддержкой, столь необходимой их постепенно разрастающемуся сопротивлению против тирании.

- Мы  крайне благодарны вам, - Тоджо склонился перед буйволом, выразив тому свое глубокое почтение. - Нам предстоит нелегкая борьба, но с вами мы теперь просто обязаны победить. Ради солнца нового короля и нашего общего дома… Ну а ты, - он мягко улыбнулся Вуруге, стараясь говорить с детенышем на равных, без всех этих утрированных сюсюканий, - настоящая героиня, достойная своего отца. До свидания, леди. Что-то мне подсказывает, что вскоре мы встретимся при лучших обстоятельствах… - "По крайней мере, я бы очень хотел на это надеяться".

Какое-то время Тоджо стоял истуканом, молча провожая взглядом удаляющееся от них стадо. Первичная радость от окончательного объединения с буйволами постепенно угасала, стоило только вспомнить, сквозь какое страшное потрясение явилась к ним эта маленькая победа. Да и победа ли? Стечение роковых обстоятельств, не более.

Тихий вопрос Кулы словно выдернул самца из дымки размышлений, ненавязчиво ткнув его носом в насущные проблемы, которые никуда не исчезли с уходом буйволов. Мигом встрепенувшись и упрекнув себя за то, что позволил себе отвлечься, Тоджо обошел кругом львицу, придирчиво разглядывая каждую, даже незначительную ссадину, полученную ею в ходе драки с гиенами. Самая большая рана зияла на боку самки и продолжала кровоточить, требуя немедленного принятия мер. Конечно, умирать прямо сейчас Кула не собиралась и вполне смогла бы доковылять до водопадов, чтобы там уже как следует расслабиться и позволить своему приятелю блеснуть врачебными навыками. Но Тоджо не хотел оставлять самку без элементарной первой помощи: какой бы отличной охотницей Кула ни была, а только досталось ей здорово.

- Подожди меня здесь, пожалуйста, - попросил рыжегривый, прежде чем быстрым шагом направиться к ближайшим кустам, - я мигом.

Во время своих патрулирований по территориям Земель Гордости Тоджо всегда старался отмечать про себя и запоминать те места, где ему встречались различные целебные травы. Перескочив небольшой холм, лев с разбегу ткнулся носом в молодые листья, с особой тщательностью принюхиваясь к аромату, который источало растение. Через пару секунд добродушную морду птичника озарила удовлетворенная усмешка: нашел! Мелисса слыла отличным обезболивающим, а несколько ее листьев, растолченных с красными лепестками маи-шасы, воистину были  способны творить чудеса заживления. Когда Тоджо, немного погодя, аккуратно прикусил клыками за самый край стебелька и сорвал нужный ему бутон маи-шасы, он принялся неспешно пережевывать оба растения, готовя лечебное снадобье для несчастного бока Кулы. Неплохо было бы найти еще какую-нибудь подсохшую кору дерева или, на худой конец, плоский камень, куда можно было бы сплюнуть образовавшуюся в пасти льва кашку. Однако рыжегривый слишком торопился облегчить страдания своей подруги, поэтому просто воспользовался собственным языком, медленно залепив края багровой раны на теле самки этакой “мазью”. Когда же все было готово, Тоджо кивнул охотнице.

- Теперь можем идти, - он сделал несколько шагов вперед, подставляя свою широкую спину охотнице. - Облокотись на меня. Двигайся медленно, не делай резких движений, лучше лишний раз обожди, пока средство подсохнет на твоей ране. Ничего, торопиться нам некуда.

>>>Водопады Зулу

Офф

Применены лоты Маи-Шаса и Мелисса из ИМ. Лоты списаны с профиля

+1

22

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"35","avatar":"/user/avatars/u35","name":"Ferrum"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/u35 Ferrum

У Кулы оставалось 8 постов до обморока. После применения маи-шасы и мелисы у Кулы есть 10 постов до того, как рана полностью затянется, оставив на память о себе уродливые шрамы. Антибонус на все действия львицы становится "-1" до выздоровления.

0

23

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"92","avatar":"/user/avatars/user92.png","name":"Тасман"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user92.png Тасман

Львица продолжала трусить с деловитым видом, лишь заговорщически улыбаясь на расспросы одиночки и хитро посверкивать глазами. Похоже, сама мысль, что она знает что-то, чего не знает другой, приносила ей неописуемое удовольствие. Ишь, тебе всё покажи и расскажи! Флора была в явном нетерпении и, честно говоря, ей хотелось снова сорваться с места, чтобы поскорее домчаться до своей изначальной цели, однако боль в мышцах после прошлого марафона уже давала о себе знать. Да и Маслахи нужно дать передышку, чтоб сосредоточенным был. Ну ничего, скоро она сможет растянуться, свесить лапки и проверять нового знакомого не только на прочность, отважность и безбашенность (поверьте, далеко не каждый с таким энтузиазмом будет насаться по саванне с первой встречной и даже не попытается смыться от неё при первой же возможности). Теперь львицу интересовал его ум.

Волнуешься? – не унывая промурлыкала зеленоглазка, ещё немного сбавив ходу, чтобы поравняться с бедным Маслахи и не заставлять его перенапрягаться. Пожалуй, хватит с него физических нагрузок на сегодня, – не падай духом, Маслахи! Мой друг почему-то считает, что все львы трусливые и глупые. После знакомства со мной в первом он разуверился, – интересно, почему, – а вот во втором почему-то не особо. Говорит, что то, что я могу любую его загадку разгадать быстрее, чем он придумает новую, ещё не означает, что остальные львы блещут умом. Но ты ведь поможешь мне переубедить его, верно? Ты ведь не только храбрый, но и умный, так ведь? Да? Да? – львица глянула на Маслахи, вновь одарив его ободряющей улыбкой. Затем львица внезапно свернула в сторону, растворившись в густых зарослях кустов, напоследок только ненароком задев кисточкой хвоста подбородок одиночки. Шуршание листвы, звуки ломающихся веточек и чьё-то ворчание, после чего из зарослей поднимается громадная серая туша, также увешанная цветами, лианами, а где-то и вовсе покрывшаяся мхом. А на этой самой тушей, как ни в чём не бывало, восседает всё та же знакомая львица, вовсю улыбающаяся своему знакомцу. Туша медленно и неповоротливо разворачивается, являя взору льва широкую морду слона. Он проходится сонным взором по Маслахи и тяжко вздыхает, видимо понимая, что бедолага прошёл весь путь с львицей, и явно сожалея, что ему пришлось всё это пережить. Флора будто и не замечает, как настроен её дружище после появления надоедливой прилипалы, так что продолжает озарять своей улыбкой Маслахи.

Сладенький, знакомься, это Бальдер. Бальдер, а это…

Сладенький? – хмыкнув, предполагает слон, хоботом срывая охапку травы и поднося её ко рту, – ну и имена нынче пошли, ничего не скажешь.

Флора на несколько секунд удивлённо смотрит на слона, на чьей спине так удобно расселась, после чего не сильно, но весьма настойчиво похлопывает его лапой по голове.

Ну что же ты, разве бывают такие имена? Это Маслахи. Он дошёл со мной и даже цел остался! И вообще... Ну-ка не перебивай меня! У меня тут важный инструктаж. Лучше вспоминай ту свою загадку, – насупившись, выдала львица, после чего удобнее устроилась, выпятив грудку колесом и пытаясь выглядеть величественнее. Но сообразив, что так бедному Маслахи её точно не будет видно, пришлось подойти поближе, вставая передними лапами на голову занятого едой травоядного и с дружелюбной улыбкой склониться, – Маслахи, Бальдер очень хочет загадать тебе загадку. У тебя будет три попытки, и если ты правильно ответишь, то тебя щедро вознаградят! – самка чуть подалась вперед, видимо, позабыв, где находится. Слава Айхею, что во время полёта она была вовремя подхвачена хоботом и уложена обратно, словно львёнок малый. Пришлось теперь уже разлечься на слоне, свесив задние лапки, а передние перекрестить, тем самым устраивая себе подставку для головы, – но нужно будет пояснять свои ответы. Справишься? Ой, да чего я спрашиваю в конце концов?! Справишься конечно же!

Снова дружелюбнейшая улыбка, после чего Флора умолкла, с нетерпением ожидая слов Бальдера. Никуда не спешащий слоняра спокойно дожевал, негромко прочистил горло, после чего уставился на нового дружка своей зеленоглазой прилипалы.

Что и в холод, и в жару
Одним цветом на виду?

+1

24

Скала Прайда (Поросший деревьями склон) >>>


В принципе, Зира совершенно не возражала против того, что возглавить их мини-отряд. Коли уж на то пошло, она так и так собиралась это сделать, будучи гораздо более опытным и умелым охотником, да и в целом... Где еще идти королеве, как не во главе охотничьей группы? Очень хорошо, что Мхиту тоже это понимал. Это ведь было так характерно для самцов — в любой ситуации инстинктивно рваться вперед, строя из себя самых главных, эдаких отважных защитников и полководцев... Разумеется, если бы он все-таки сунулся верховодить, направо и налево разбрасываясь своими не особо важными командами, словно бы за его спиной выстроилась как минимум шеренга бойцов, а не одна-единственная львица, с которой он просто решил немного поохотиться, Зира позволила бы ему сыграть в эту излюбленную игру всех гривастых увальней — да, укромно скрипнув зубами и закатив глаза, пряча собственное раздражение под маской напускной доброжелательности, но позволила бы. Однако Мхиту проявил себя куда умнее, чем немедленно заслужил себе еще один невидимый плюсик в карму. Мало того, что всю дорогу от Скалы к пастбищам он вполне скромно плелся у нее на хвосте, так еще и вел себя очень тихо, не трепля языком попусту и не шлепая грузно лапами по влажной, размытой дождем земле. Благодаря этому, Зира могла спокойно заняться своим делом, без опасения, что ее чересчур шумный спутник по случайности спугнет возможную добычу. Видел Айхею (или как там его звали?), в последнее время травоядных и так было очень нелегко выследить! Но львица, как и ее серогривый пасынок, ни минуты не сомневалась в том, что в самое ближайшее время эта ситуация наладится. Всего-то и нужно было, что как следует запастить терпением... А до тех пор, им всем следовало проявить максимальную дерзость и упорство. В первую очередь, конечно же, в охоте, ведь от этого напрямую зависело дальнейшее выживание прайда.

"Эти глупые страусихи понятия не имеют, что такое настоящий голод," — вот уже в который раз за все время своего пребывания в королевстве, с презрением подумала Зира, аккуратно пробираясь сквозь высокие заросли давно умершей травы, не забывая при этом очень внимательно изучать свое мрачное грязно-серое окружение. — "Их слепая верность старым законам просто смехотворна! Хорошо, что Скар думает иначе. Иначе бы мы все здесь уже давным-давно окочурились, точно муравьи под палящим солнцем..." — она коротко оглянулась на Мхиту поверх собственного плеча, проверяя, на месте ли тот. Кто его знал, вдруг он по-детски решил свинтить, пока старшая самка была занята выслеживанием добычи? Но нет, молодой лев вполне спокойно крался следом за ней, ничем не выдавая скуки или возможного недовольства. Еще бы, такое себе занятие — пачкать нежное царское брюшко в мокрых глине и песке, вприсядку шлепая куда-то по холодным лужам в компании, возможно, самой неприятной для тебя особы, вместо того, чтобы мирно валяться пузом кверху в сухой и теплой пещере... — "А он неплохо держится," — с приятным удивлением отметила Зира про себя. Скар тоже был не из робкого десятка и вообще очень редко на что-то жаловался, но, окажись он сейчас на месте своего отпрыска, с его усатой морды не сходило бы выражения подлинной брезгливости. Да и когда он в последний раз вообще выходил на охоту? Зира с большим трудом могла это припомнить. И если бы она узнала, что ее дражайший супруг именно в этот самым момент вдруг тоже решил размять лапы на одиночной охоте, она бы очень сильно этому удивилась. Он вообще любил приговаривать, что охота — дело самок, что это их обязанность, но никак не правящего монарха. Признаться, это всегда страшно ее нервировало.

"Интересно, этот... бастард тоже в один прекрасный день станет таким же мрачным, вечно чем-то недовольным занудой, считающим себя абсолютно правым во всем?" — не подумайте, она любила Скара, правда... Но затяжная обида и врожденная злопамятность склоняли ее к этому безостановочному мысленному ворчанию в адрес черногривца, с каким-то непонятным внутренним остервенением перебирая все его памятные недостатки — коих обнаружилось на удивление много... даже слишком, пожалуй. Вообще-то она и раньше обращала внимание на все эти мелкие "огрехи" в поведении своего венценосного супруга, но не придавала им слишком большого значения, довольно быстро их забывая и раз за разом его прощая. Ну, какая львица станет долго злиться на того, кто, по сути, вытащил ее с самых низов и торжественно водрузил корону на уши? Он ведь и жизнь ей спас... однажды. Еще когда они только-только друг с другом познакомились. Правда, и буйволы тогда побежали по его вине... но откуда ж ему было знать, что они помчатся прямиком в их сторону! Зира неожиданно обнаружила себя сосредоточенно обмозговывающей этот старый, полузабытый случай, из которого она все эти годы помнила лишь самое основное: то, как Скар отважно вытолкнул ее из-под копыт огромного травоядного. В ее глазах это был по-настоящему героический поступок. Спасти кого-то, едва тебе знакомого... рискуя при этом своей собственной шкурой... и ведь он наверняка повторил бы это снова, если бы они только вновь оказались в подобной ситуации. Ведь повторил бы?

Черт, — едва слышно выругалась Зира, резко отвлекшись от своих не шибко воодушевленных мыслей и всем телом прильнув к грязной земле: где-то совсем неподалеку от нее вдруг раздалось протяжное, усталое мычание, намекающее о близости стада. И как она только умудрилась подойти так близко, никого не спугнув и при том сама этого не заметив? Еще минуту-другую — и она вышла бы прямиком к мирно пасущимся на лугу травоядным, естественно, немедленно обратив их в паническое бегство! Какой бы феерической дурой она выглядела тогда в глазах следующего позади Мхиту! "Нужно сосредоточиться," — с досадой решила королева, при том внешне вроде как неплохо справившись с этой секундной заминкой и даже вполне успешно прикинувшись, что все так и было задумано: для этого стоило всего лишь как ни в чем не бывало покрасться дальше, теперь уже в обход выбранной группе антилоп, не став подолгу теряться и пучить глаза на одном месте. Правда, слишком далеко она отползать не стала, вновь замерев в густой траве спустя пару-тройку метров и дождавшись, пока Мхиту, в свою очередь, не поравняется с ней — такой же тихий и сосредоточенный, действующий максимально осторожно, чтобы не дай бог не спугнуть добычу раньше времени.

Мне нужно, чтобы ты оставался здесь, в укрытии, — едва различимым шепотом проинструктировала его Зира. — И не двигался, пока одна из антилоп не окажется достаточно близко от тебя. Я погоню их в твою сторону, — ну да, в подобной ситуации, не зная точно, насколько хорош был ее партнер, ни разу до этого не видев его в деле, львица предпочла обратиться к самой элементарной тактике охоты в паре. На том и порешили... Точнее, порешила одна Зира, так как даже не стала дожидаться ответного кивка Мхиту, а уже деловито поползла дальше, спеша занять свою позицию. Секунда — и она уже бесследно сгинула из виду, бесшумно растворившись в море седой травы, оставив беднягу в гордом одиночестве дожидаться удачного момента для броска. Сама Зира, в принципе, достаточно быстро достигла нужной "точки" по другую сторону от стада, замерев там на некоторое время, эдак примериваясь к предстоящему броску... и только убедившись в том, что травоядные помчатся в нужную ей сторону — с громким рычанием выскочила им навстречу, нарочно отгоняя животных в противоположном от нее направлении. С виду все складывалось как нельзя удачно: уже довольно-таки квелые антилопы немедля стряхнули с себя предательскую сонливость и единым потоком ринулись прочь, прямиком к терпеливо дожидавшемуся их в засаде льву; Зире оставалось лишь все с тем же низким, угрожающим рыком мчаться следом, длинными прыжками перемахивая через глубокие рытвины от копыт. В какой-то момент, она заметила даже знакомую пепельную гриву, промелькнувшую в зарослях сбоку, а значит, Мхиту уже выбрал их будущую жертву и готовился ее атаковать...

Да, пожалуй, все было слишком уж хорошо.

Невольно заглядевшись на происходящее впереди, Зира очередным своим великолепным скачком ударилась передними лапами о землю... и вдруг с коротеньким, этаким удивленным мявом провалилась сильно глубже уровня тропы, на несколько секунд полностью лишившись зрения и слуха — это выросшие неведомо откуда высокие глиняные стены и падающие вместе с ней комья влажной земли практически целиком закрыли собой привычное окружение львицы, в мгновение ока сделав ее беспомощнее новорожденного котенка. Тем не менее, Зира успела-таки извернуться в воздухе и судорожно вытянуть лапы под собой, чтобы затем шумно плюхнуться в какую-то мутную жижу из воды и песка, ненадолго щедро окунувшись в нее мордой. Уффф... гадость какая! Зажмурившись и звучно расфыркавшись (еще и в нос попало! тьфу!), королева в растущей панике вынырнула на поверхность невесть откуда взявшейся вокруг нее "ванны" — к счастью, не очень глубокой, всего-то ей по локти... но тем не менее! Все это было очень неожиданно и странно, а от того не на шутку ее перепугало.

Какого... что... где это я?! — она лихорадочно заозиралась по сторонам, то и дело кашляя и отплевываясь, вся грязная и промокшая насквозь. Как же здесь было темно... и холодно! Задрав морду, Зира с растущим непониманием уставилась на светлое "окошко" у себя над головой — довольно широкое, с изломанными, осыпающимися краями, с которых шумными водопадами обрушивались потоки ледяной воды. Пока что еще не понимая толком, что с ней произошло, Зира с вылупленными глазами закрутилась на одном месте, бестолку гадая, как же она могла не заметить такой глубокой ямы... Ничего же не было! Она ясно видела, куда прыгала, перед тем, как упасть! Так какого, простите, гиеньего...?!

+5


Вы здесь » Король Лев. Начало » Земли Гордости » Бескрайние луга