Страница загружается...
X

АААААА!!! ПРОГОЛОСУЙ ЗА НАААААС!!!!

И не забывай, что, голосуя, ты можешь получить баллы!

Король Лев. Начало

Объявление




Представляем вниманию гостей действующий на форуме Аукцион персонажей!

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов Волшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Термитник » Пещера в Термитнике


Пещера в Термитнике

Сообщений 1 страница 30 из 265

1

*здесь будет картинка*

В толще скалы имеется большая пустота, куда не проникают лучи солнца. Внутри царит прохлада и багровый сумрак. Здесь всегда много насекомых, их безостановочное жужжание сводит с ума.


Ближайшие локации

Каменистая пустошь
Гнилая река

+1

2

----→ Небольшой пруд
Путь был долгим. Да что там - он был бесконечным, особенно для львят. Сама Мисава устала так, что была готова лечь прямо на землю и уснуть. Раненое бедро ныло, она прихрамывала все сильнее и сильнее, уже предчувствуя, что завтра ей будет еще хуже. Несколько раз ей приходилось брать кого-то из львят за шкирку и нести, чтобы дать малышне хоть немного отдохнуть. От этого к тому же разболелась и шея - детишки были уже не теми колобками шерсти, что раньше. Нести их - удовольствие ниже среднего, теперь, чтобы задние лапы малыша не волоклись по земле, львице приходилось неестественно вздергивать голову, что не добавляло ее усталому телу приятных ощущений.
И вот наконец все это было позади. Мисава даже чуть ускорила шаг, оглядываясь на детей.
- Мы почти на месте, - подбодрила она их, а заодно и Сапфиру, которой львица даже не удосужилась сообщить, куда направляется, - наша цель - этот большой термитник.
Термитник, должно быть, был выстроен вокруг скалы - слишком уж он был огромен, чтобы быть созданным лишь насекомыми. Во всяком случае, Мисава в это не верила. Хотя ей было все равно: термиты там или нет, а внутри было хотя бы на пару градусов прохладнее.
Из последних сил она зашла внутрь, почти не удивившись тому, что проход внутрь как раз подходит по размерам для взрослого льва.

+1

3

---→ Небольшой пруд
Иша была так же упряма, как и ее мать. Проснулась окончательно она уже в пути, обнаружив, что горло пересохло, а лапы ноют от усталости. В дороге Мисава не раз предлагала ей отдохнуть - по крайней мере, других львят она бесцеремонно несла за шкирку. Но не Ишу. Та была слишком упорна, и хотя лапы к концу пути уже почти не слушались, она непреклонно мотала головкой, отказываясь от помощи. Она дойдет сама, дойдет во что бы то ни стало. Правда, с каждым шагом решимости было все меньше, и в какой-то момент львенка поняла, что еще немного - и она просто упадет.
Язык совсем высох и казался распухшим. Львенка приоткрывала рот, чтобы хоть как-то охладиться, но помогало это слабо, а пить хотелось все сильнее. Едва только мать объявила, что они почти пришли, как Иша с тихим вздохом опустилась на землю. Она уже проклинала свое глупое упрямство. Ну что ей стоило согласиться и тихо обвиснуть, предоставив Мисаве возможность нести ее?
Печально вздохнув, она поднялась и, прихрамывая на все четыре лапы, уставшие от долгой ходьбы, добралась до материнского бока. Хотя ей хотелось воды, молоко тоже сойдет.

+2

4

-Начало игры.

День. В термитнике было прохладно, впрочем, как и всегда. Тебе нравилось здесь. Просто потому, что в этом месте была тень, а вместе с нею и прохлада. Ты пришла сюда ещё вечером прошлого дня. Ища ночлега,  наткнулась на старый, заброшенный насекомыми термитник. Повезло. Теперь ты не вылезешь отсюда до тех пор, пока желудок не потребует пищи. Это, скорее всего, произойдёт сегодня вечером или завтра утром. Вчера перед сном ты хорошенько наелась, так, что еле-еле добрела до термитника.
Ухмылка. Ты лежала, закрыв глаза, но спать не собиралась. Просто тебя конкретно разморило, да и жара на улице... Не хотелось никуда идти. С другой стороны, лежать без дела тебе уже наскучило.
Перевернувшись на живот, ты оказалась напротив входа. Или выхода? А, к чёрту. Земля парила, поэтому создавалось впечатление, что линия горизонта дрожит. Лёгкий ветерок колыхал верхушки немногочисленных акаций и поднимал столбцы пыли. Унылая картина.
Ты зевнула. Поискав глазами хоть какую-нибудь жизнь, заметила "караван", состоявший из двух львиц и нескольких львят. "Скорее всего, ищут укрытие," - сухо подметила про себя, "Может, они направляются сюда? Да пусть, мне не жалко," - тут же дополнила ты. Вряд ли они обратят на тебя внимание, слишком устали. Да и тебе будет совершенно фиолетово есть кто-то рядом, или нет. К тому же будет не так скучно, как сейчас.
Ты откатилась к дальней стенке термитника и с нетерпением ждала появления "гостей". Прошло минут пять, пока ты почувствовала запах львов. Ещё пять минут, и ты услышала их шаги. Ещё через десять минут в логово ввалилась усталая львица-мать и львёнок. Остальные, видимо, ещё не дошли.
- Приветствую,  незнакомки. - в пол голоса произнесла ты, обращаясь к львице и львёнку. Говорила спокойно.
- Спасаясь от жары, Вы, видно, не заметили, что не одни здесь? - ты ухмыльнулась. Беззлобно так, где-то даже мило. Ни капли издёвки, просто вопрос.

+1

5

--- Из Небольшой пруд

  Мисава шла впереди. Её усталая походка, больное бедро и общее состояние, которое можно явно недооценить, назвав вялым,  определенно не придавали светлой  бодрости. Глядя на подругу она и сама, казалось, уставала гораздо больше. Её силы почти иссякли. Как и Мисаве, ей пришлось не один раз брать нескольких львят - и своих, и чужих. Сапфира желала одного - дойти до нужного места и упасть. Как бывает во многих историях, основанных на реальной жизни, - живое существо доходит до цели, чтобы, свершив свой путь, лечь и уснуть навек...

  Кровь настойчиво бьет в висок, а Сапфира, разом с Тембой в зубах следуя на некотором расстоянии от Мисавы, приближается к заветному термитнику. Она и подумать не может, что именно это блеклое место одиночка выбрала в убежище. По крайней мере, пока Сапфи не изучила достоинств этого места - прохладу, например, её взгляд апатично скользит по потрескавшейся почве и рельефу термитника. Так же спокойно она провожает и Мисаву, входящую в мрачное изваяние насекомых. Сапфира ещё не осознает, что это финиш.
   До её уха доносится относительно тихий голос неизвестной самки, которая, видимо, обращается к Мисаве. Светлая опускает львенка и поднимает шею, остановившись в нерешительности и дожидаясь ответа подруги. Все, в общем-то, зависит от того, как эта незнакомка примет их, и от того, как Мисава примет эту незнакомку.

0

6

Вслед за львицей в термитник вбежала Иша. Самая крупная из потомства - впрочем, что там от потомства осталось, всего двое. Мисава села, чуть раздвинув передние лапы для того, чтобы львята могли добраться до сосков. Если ближайшая охота увенчается успехом, то малышня еще и впервые попробует мяса... Ну а пока пусть едят то, что доступно.
Постепенно глаза львицы стали привыкать к сумраку, царящему внутри термитника.
- Приветствую,  незнакомки. Спасаясь от жары, Вы, видно, не заметили, что не одни здесь? - Мисава запоздало поняла, что они не первые, кому пришло в голову прийти сюда, и только теперь различила силуэт львицы.
Одной львицы. Уже замечательно.
Хотя хищница машинально подалась вперед, усевшись поудобнее, чтобы в случае необходимости отразить атаку, ответ ее был вполне дружелюбен. Мысленно же она себя только что не выпорола. Надо же было так оплошать! Ни прежде, когда Мисава бывала здесь, ни сейчас - она не чувствовала львиных меток. Должно быть, эта самка здесь такая же приблуда, как и они с Сапфирой.
Но она появилась здесь первой, и это дает какое-никакое преимущество.
- И вам не хворать, - суховато произнесла львица, - это место слишком безжизненно, и мы не думали застать здесь кого-то.

+1

7

Очередь:
Милка - Сапфира - Мисава
Детишки пока что в произвольном порядке.

0

8

В нос ударил запах другой львицы. Ты повела носом, принюхиваясь. Да, больше никого из взрослых львов здесь не было. Ты старалась выглядеть как можно дружелюбнее, их всё же двое, а ты одна. Впрочем, ты более-менее свежая, а они только что шли по раскалённой Саванне. В общем - трудно сказать, кто победил бы в этой схватке. Но лично тебе не охота драться с ними, поэтому будем милыми, белыми и пушистыми.
Ты выглядела немного помятой и сонной, неудивительно, впрочем. Недавно проснувшись, ты всё ещё не успела продрать глаза. Ты отвернулась от львицы, зевнула и вновь повернулась к незнакомке.
Немного подвинулась, выползая на свет и показывая свою "личину". Свет падал на переднюю часть морды, освещая нос и ухмылку кошки. Загадочная вся такая, да.
- И вам не хворать, - ответила на приветствие львица-мать. Ты улыбнулась, полностью выходя из тени. Ты хорошо видела собеседницу даже из тени, но хотелось зрительного контакта, так сказать, для создания более приятной атмосферы
- Это место слишком безжизненно, и мы не думали застать здесь кого-то. - продолжала кошка. "Я тоже не ожидала вас здесь увидеть." - ухмыльнулась ты, отводя взгляд.
- Куда только жара не загоняет львов, - уже открыто улыбнулась ты.

+1

9

- И вам не хворать, - сухо, но достаточно дружелюбно, отвечает Мисава, пока незнакомая самка выходит на свет, а Сапфира приближается к подруге, попутно оглядывая одиночку,- Это место слишком безжизненно, и мы не думали застать здесь кого-то.
  И только сейчас, неожиданно и важно, Сапфи понимает, что именно сие странное и блеклое место Мисава выбрала в качестве их приюта и дома. Недовольно поморщив нос и смущаясь, что, впрочем, ничуть не заметно, светлая усаживается немного позади подруги, задумчиво оглядывая незнакомку и стараясь отвлечься.
- Куда только жара не загоняет львов, - улыбается незнакомка.
- Что ж, её присутствие тут не радует меня, однако отсутствие конфликта при её присутствии - что может быть лучше?.. - апатично размышляет самка, цепляя лапой Тембу и притягивая его к себе. В конце концов, не будет же Мисава постоянно кормить всех детенышей.
- И жара, и голод, и гиены, и прайд, - монотонно, с оттенками тяжелой и неприятной иронии, перечисляет Сапфира, уже не глядя на  незнакомку, а полностью увлекшись потомством. Такой себе жест, мол, я тебе доверяю. Хоть и ушки у самки на макушке, а мышцы напряжены, да  и сама она готова в любой  момент отразить атаку...

0

10

Со стороны входа приблизилась Сапфира, и Мисава вдруг почувствовала себя гораздо увереннее. Она всегда рассчитывала только на себя, но вот поди ж ты - присутствие белой, оказывается, тоже хоть что-то да значит. Кажется, понятие дружбы хищница забыла еще тогда, когда вышла из подросткового возраста - все как-то недосуг было, не до того, чтобы лясы с другими львицами точить. Впрочем, все новое, если верить народной мудрости - это хорошо забытое старое. Пару секунд Мисава даже смаковала это ощущение, удивляясь собственным чувствам.
- И жара, и голод, и гиены, и прайд, - перечисляла тем временем белая, отвечая на слова незнакомки.
Мисава с интересом пошевелила усами, принюхиваясь к серой. По всему выходило, что та была примерно того же возраста, что и сама рыжая - быть может, совсем чуть моложе либо старше. Уж две-то старухи всяко общий язык найдут... Мисава, в общем-то, старухой еще не была, но почему-то считала себя уже этакой пожившей на свете пожилой матроной, что и позволяло ей смотреть на все происходящее как бы отстраненно, высока. По крайней мере, тогда, когда опасность не грозила ей.
Ей и ее детям.
- Не стану врать, что очень рада вас видеть, - хищница чуть изогнула губы в примирительной улыбке; что поделать, она никогда не отличалась ни тактом, ни даром дипломатии, - мы все проделали долгий путь, а места в Термитнике хватит всем. Меня зовут Мисава.
Произнеся это, она на миг прикрыла веки. Для нее это был просто верх вежливости.

+1

11

Сон окончательно выветрился из головы, но никакой бодрости не чувствовалось. Конечно, тебе было интересно разговаривать с львицами, что находились рядом, однако нарастающая жара начинала давить на виски. В термитнике было на пару градусов прохладней, чем в Саванне, но тоже достаточно жарко.
Ты тяжело выдохнула,  запрокидывая голову и прислоняясь спиной к стенке убежища. Стена была холодной, по телу пробежали мурашки. Впрочем, уже через несколько мгновений "мясо" привыкло к температуре стены.
- И жара, и голод, и гиены, и прайд, - ответила на твои слова белая львица, появившаяся в пещере и теперь сидящая за спиной рыжей. Ты согласно кивнула, переминаясь с лапы на лапу.
- Прайдовским  тоже сейчас тяжело. - на выдохе произнесла ты, - Наверное, хорошо сейчас только гиенам. - протянула ты. Конечно, серые падальщики  теперь обитают на территориях прайда, делают всё что хотят совершенно безнаказанно. Ты фыркнула. Не смотря на то, что ты являлась одиночкой, тебе это не нравилось. Гиены истребляют копытных сотнями, скоро будет нечего есть. "Какой идиот пустил их на территории прайда?" - вот этого ты не знала, да.
- Не стану врать, что очень рада вас видеть, - произнесла рыжая кошка. Ты не очень поняла, к кому она обращалась. Оставалось лишь дружелюбно улыбнуться и скорчить самую милую моську.
- мы все проделали долгий путь, а места в Термитнике хватит всем. Меня зовут Мисава. - продолжила львица. Ты, опять же, молча кивнула.
- Приятно. Я - Милка. - ответила ты.

+1

12

- Прайдовским  тоже сейчас тяжело. -  произносит незнакомка, - Наверное, хорошо сейчас только гиенам.
  Сапфира бросает мимолетный и едва заметный взгляд на свои лапы, выпачканные пылью и запекшейся кровью. Чужой, гиеньей кровью. В апатичных глазах на миг загорается огонек торжества и злорадства.
- Нет, далеко не всем гиенам хорошо! - с азартом думает она, не поднимая взгляда и не желая смущать малознакомую особь.
- Но в общем-то им гораздо лучше... - она тихо вздыхает, тряхнув шеей и оглядывается в поисках чего-нибудь, что могло бы остудить её.

- Не стану врать, что очень рада вас видеть, - произносит Мисава, и Сапфи одобрительно хмыкает. Да, конечно, так не следует обращаться к той, которая пришла сюда первой, но порой такая откровенность обезоруживает собеседника, - мы все проделали долгий путь, а места в Термитнике хватит всем. Меня зовут Мисава.
- Приятно. Я - Милка. - отвечает серая.
- Сапфира, - кратко представляется львица и заваливается набок, соприкоснувшись с относительно прохладной почвой и испытав некоторое облегчение. Впрочем, оно вновь сменилось напряжением, которое так нормально в эти смутные недобрые времена...

0

13

Вот и познакомились. Отлично.
Львица еще раз передвинулась, устраивая поудобнее раненую лапу и одновременно стараясь не потревожить дочь. Чем дружелюбно болтать за знакомство, лучше подремать, пока есть время.
Впрочем, сон не шел. Мисава закрыла глаза и тут же их открыла, с легким недовольством уставившись в стену. Беспрестанное жужжание раздражало, но не настолько сильно, чтобы лишиться сна. Просто за последнее время она слишком устала. Еще и эти гиены... И охота, на которую придется идти уже в самое ближайшее время. Сколько-то она будет хромать? Рана хоть и затянулась коркой, но причиняет сильную боль, а ночью и вовсе ноет - если не забудешься сном, то хочется отгрызть ногу, только бы не тревожила.
Наконец, львица улеглась, сложив голову на лапы и мрачновато поглядывая в сторону остальных. Заведи они интересный разговор, она, пожалуй, присоединилась бы. Или хотя бы послушала.

0

14

Ты зевнула, отворачиваясь от приятельниц. Не хотелось показывать им зубы, мало ли что могут подумать? Ты напрягла мышцы и потянулась. Тело немного затекло, поэтому в мышцах чувствовался неприятный зуд. Ты развалилась на полу, вытянув лапы и положив на них голову. "Ночью придётся идти на охоту, опять  не выспишься... Будешь сонной и усталой, опять ничего не поймаешь. Лучше выдрыхнись сейчас, а ночью, уже относительно бодрая, пойдёшь на охоту." - лениво думала ты, прислонившись спиной к относительно холодной стене и лёжа на земле. Ты не хотела спать. Жара изматывала организм, поэтому хотелось просто провалиться в сон, забыть о температуре воздуха.
Ты прислонилась затылком к стене, это было приятно. "Вот бы поскорее наступил вечер..." - мельком подумала ты. Горло пересохло, было тяжело дышать. Ладно, доживёшь до вечера и пойдёшь к водопою.
- Сапфира, - ты подняла голову и  кивнула белой. Ну, теперь ты хотя бы знаешь, как их зовут.
Уронив голову на лапы, ты прикрыла глаза. Мысли лениво текли в голове, ты особо не прислушивалась к ним. Просто очередной бред, планы, прочая ненужная чепуха.
Сознание потихоньку покрывалось прозрачной пеленой сна, ты задремала. Чутко так, ты слышала шорохи, чувствовала запах, но, тем не менее, отдыхала. Дышать стало легче, жажда уже не так мучила тебя.

0

15

>>>Небольшой пруд
он не успел проспать положенное ему время, отчего был и без "прогулки" вял. А ходьба ещё более утомила его, он шел, словно все его конечности весили по двадцать килограм. Увы, котенок не мог идти так долго, как взрослые львы, куда чаще уставал и куда медленнее шел, да и иногда останавливался, чтоб отдохнуть, даже падал, спотыкался. Из-за этих постоянных передышек и "догонялок", путь казался ему бесконечным. Дорога и в правду была долгой, но на счастье, львицы жалели детей и брали котят в зубы. Понимая всю прелесть этого, малыш старался быть рядом со взрослыми, ибо они могли обеспечимть ему куда более удобное путешествие. А в моменты, когда его шкирка была в зубах у матери или Мисавы, львенок чуть ли не засыпал, но трение задних лап о землю снова и снова будило его, заставляя приподнимать лапки и сворачиваться в комок, для удобства несущих и его самого.
Сейчас как раз его несла Сапфира. От этого малыш наяву блаженствовал, лишь иногда открывая глаза и поглядывая на окружающих. Мелкие лапки ныли от усталости, к тому же, он при очередном падении упал неправильно, передняя конечность ещё больше заявляла о себе. Боль эта напоминала ту, когда он дрался с Сафу и свалился с его брюха, но куда протяжнее.
Ему повезло добраться в зубах матери до нового обиталища, и он тут же рухнул на землю, не пытаясь пошевелится. Но тут Сапфира подтянула его к себе лапой. Намек понят, котенок без сопротивления подошел, а к тому времени мать как раз завалилась на бок, предоставив своему потомству брюхо и прилагающееся к нему молоко. И Темба, радующийся такому раскладу, вцепился в сосок и начал жадно пить молоко, да с такой скоростью и усердием, что любой позавидует. Тем-то львятам хорошо, они набили брюхо перед уходом, а он лишил себя этого удовольствия. Горе ему, шаловливому! Грязному, ободранному и усталому.
Уже вскоре он окончил это дело(не привык есть до отвала). Приятное чувство прошло по всему телу, чувство удовлетворения. Для окончательного счастья ему осталось только прилечь и уснуть, что далось куда быстрее, чем могло быть. Темба лишь отошел на пару шагов от матери, а потом плюхнулся на твердые полы термитника, глубоко дыша и пытаясь затащить в легкие как можно больше воздуха. Так и уснул, ничего и не заметив.

0

16

Львица спала чутко, реагируя на каждый подозрительный шорох. Несколько раз она поднимала голову, осматривалась - но никакой посторонний зверь не тревожил их. Львята тоже уснули - им этот переход дался непросто. Будь у них другой выбор, Мисава предпочла бы остаться в саванне, но гиены... нет, рядом с гиенами спокойной жизни не видать. Значит, придется жить здесь, на окраинах плодородных земель прайда.
Впрочем, плодородными их теперь можно назвать лишь с натяжкой.
Наконец, львица неторопливо поднялась, стараясь не тревожить спящих малышей. Она успела более-менее выспаться, хоть проспала совсем немного. Старая привычка - не спать слишком долго. Потом доспит, успеется. Первым делом - разведать обстановку и попытаться поохотиться.
Сделав пару шагов, Мисава сдавленно охнула и припала на заднюю лапу. Хотя рана болела уже заметно меньше, все же бежать она вряд ли смогла бы.
Поищу падали, - угрюмо подумала она, оглядываясь на львят: уж не разбудила ли она их.

0

17

Ты пошевелила ухом, улавливая лёгкие шорохи. Открывать глаза было лень, ты почти провалилась в сон, чуткий и беспокойный, но всё же сон. Уже несколько недель ты не спала ночью, охотилась. Внутренние часы сбились, ты выглядела помятой. К тому же эта неимоверная жара, от которой хотелось блевать. К горлу подступил комок, сухой тёплый воздух резал ноздри. Микроскопические песчинки неприятно кололи лёгкие изнутри. "О, Айхею, неужели мы так нагрешили? За что ты наслал на нас это проклятие?!" Мысленно ныла ты. Собственная беспомощность бросалась в глаза, залепляя их и не давая разглядеть ничего другого. Уныло, как помёт носорога. Просто невыносимо. Будничная серость заполняла сознание, выталкивая всё остальное. Ты принадлежала инстинктам, практически не проявляла характера. Выжить. Единственная задача, которую ты ставила перед собой. Эта засуха... она так повлияла на тебя. Ты стала более худощавой, с живота сошёл жир. Ты не выглядела дистрофиком, но худоба, появившаяся в течении последних двух недель, была сильно заметна.
Ты облизнула пересохшие губы. Ты прислушалась. Было такое ощущение, что кто-то выходит или входит в ваше убежище. Запаха чужаков не чувствовалось, но ты всё-таки открыла глаза. "Мисава. Куда это она?" Мысленно поинтересовалась ты, глядя на львицу прищуренными глазами. Ты бегло осмотрела её, раньше не было возможности увидеть львицу в полный рост. Заметила рану на лапе. "У-ух, жара сумасшедшая, да у ты ещё и ранена," Зачем ей было выходить из логова? Не охотиться же она шла, ей-богу.
Ты разлепила глаза и подняла голову, буравя львицу взглядом. Встала, стараясь не шуметь и не разбудить уснувших львят. Шаги были осторожными, ты двигалась медленно, с опаской. Прошмыгнув мимо львят и Мисавы, ты встала около входа, оглянулась.
- Куда Вы в такую жару? - шёпотом, еле слышно спросила ты у знакомки. Если она уйдёт из логова - придётся пойти с ней. А лучше всего - убедить  остаться здесь, пока не наступит вечер.

0

18

Львица мрачно дернула ухом. Видимо, ее движения пробудили чутко спавшую черную. Она легко поднялась и проскользнула впереди, встав у выхода.
Небрежность ее движений говорила о том, что львица, без сомнения, вполне здорова. И голодна, кажется - вон как ребра обрисовались. Впрочем, даже так она выглядела лучше Мисавы - та-то вообще скоро начнет походить на собственный скелет. Особенно при том, что кормит львят. Нет, им нужно мясо, и срочно.
- Кажется, уже никуда, - угрюмо сообщила хищница и, неловко извернувшись, изучила раненую лапу.
Эх, отгрызть бы и на трех побежать. Интересно, далеко бы убежала?
- Поискать хоть падали надо бы, - наконец, поделилась она с собеседницей, - желудок скоро к ребрам прилипнет...

0

19

Ты зевнула. Ясно чувствовался песок, попавший в пасть, от которого ты недовольно поморщилась. Отворачиваешься от знакомки, открыто морщишься. Песчинки кололи язык, создавая очень неприятные ощущения. Ты аккуратно, чтобы не поцарапать нежную кожу, принялась счищать песок зубами. Песчинки хрустели под резцами Ты фыркнула, и, пошевелив усами, обернулась на Мисаву. Она выглядела плохо. На лапе зияла рана, затянувшаяся прозрачной кожей. Засуха оставила на её теле следы, львица выглядела истощённой. А ведь она ещё кормит малышей...
- Кажется, уже никуда, - ответила знакомка. Ты ухмыльнулась, собираясь разворачиваться и идти спать дальше, как рыжая продолжила.
- Поискать хоть падали надо бы,- "Да уж, сейчас особо не поохотишься..." - желудок скоро к ребрам прилипнет... - ты серьёзно  кивнула. Ты пока что не хотела есть, но наверняка к тому моменту, как вы найдёте еду - проголодаешься. А может, вы ничего и не найдёте. Пускай многие животные умирают от истощения, их тела быстро "уходят". За добычу, даже уже мёртвую, придётся бороться. Это не радовало. Тебе было проще поймать антилопу, чем отнять её у других. На охоте трудно погибнуть, в драке за мясо - легко.
- На прайдовском водопое много мяса, - тихо, скорее для себя, чем для Мисавы, констатировала факт. Действительно, там можно было найти трупы львов, и, по логике, травоядных. Ведь все же пили эту отравленную воду, так? Скорее всего, неподалёку от водопоя вполне можно будет найти еду.

0

20

Львица понимающе кивнула. Хотя Мисаве от этого легче не стало. Мясо ведь само не придет к ней, верно? Все равно рано или поздно ей придется встать и выйти из пещеры на поиски пропитания. А значит, это лучше сделать сейчас. Тем более, что и солнце уже понемногу садилось. Скоро наступит вечер, и, быть может, станет хоть капельку прохладнее.
- Да, зато на водопое прайда кишмя кишат гиены, - в тон Милке, практически себе под нос пробубнила Мисава.
Ладно; когда они сюда шли, хищница приметила более или менее зеленое пастбище. Там, быть может, отыщется что-нибудь съестное. Хоть бы старые и почти высохшие кости.... Львица была так голодна, что еще немного - и ее, пожалуй, унесет ветром.
Она вновь поднялась, собираясь уходить.

0

21

Ты осторожно села на пятую точку, стараясь двигаться как можно тише. Создавалось впечатление, что обсуждение плана действий займёт ещё минут пятнадцать. Впрочем, тебе не за кого волноваться, некуда спешить. Хлои тут нет, и, если она не убежала из логова, то находится в безопасности. Правда, в это мало верилось. Уж слишком шебутная у тебя дочь, и, наверное, всё-таки стоило бы побеспокоиться о ней.
Ну, основная мысль в том, что ты могла сидеть здесь хоть до вечера и потом, обдуваемая свежим ночным ветром, спокойно поохотиться. Для тебя это не было проблемой, к тому же тёмная шкура всячески располагала к ночной охоте. Конечно, дичи осталось мало и найти её будет сложнее, чем обычно, но над головой по крайней мере не будет палящего солнца. И, возможно, дичь будет сонной, ты охотилась глубокой ночью.
- Да, зато на водопое прайда кишмя кишат гиены, - для того, чтобы услышать реплику рыжей, тебе пришлой порядочно напрячь слух. Ты закатила глаза, вспоминая, что теперь львы делят земли с гиенами. Ну что ж, тогда поход к водопою сразу же отметается. Даже если самкам и удастся найти там падаль, велика вероятность, что она им просто не достанется.
- О-ох, эти вонючие шавки... - беззлобно протянула ты, поворачивая усатую морду к собеседнице, - Ну, тогда у меня нет вариантов, - продолжила ты, вопросительно глядя на Мисаву. Вопросы были излишни, ты почему-то думала, что она сама скажет тебе, куда собирается идти.
Рыжая поднялась. Ты последовала её примеру, с трудом отрываясь от земли. Сделав пару шагов к выходу, ты почувствовала сухой горячий ветер. "Скорей бы это кончилось."

0

22

Львица еще пару минут переминалась с лапы на лапу, оттягивая неизбежное. Нет, идти все-таки нужно, вместо нее никто не пойдет и не добудет мяса.
- Изучу пастбища, - наконец, решительно проговорила Мисава, выходя наружу, - по пути сюда мне показалось, что там есть стада.
Раз есть стада, то и умирающие животные есть. Есть? Ееееесть! И падаль, значит, должна быть. Ход рассуждения львицы явно был направлен на то, чтобы убедить саму себя. Но уж лучше попытаться что-то сделать, чем просто сидеть в термитнике и жаловаться на пустой желудок.
Бросив внимательный взгляд внутрь, Мисава убедилась, что дети крепко спят. Опасностей не предвиделось, и хищница надеялась, что в случае чего Сапфира сможет их защитить. Не может же такого быть, чтобы дважды подряд им попалась большая стая гиен. Во всяком случае, львице очень хотелось в это верить.
Отвернувшись, она потрусила прочь, чуть припадая на больную ногу.
------>Дальние пастбища

0

23

Ты повела ухом и повернула морду в сторону Сапфиры и мирно спящих львят. Выходить из логова, к тому же весьма на продолжительное время, не хотелось. Конечно, от сидения на месте уже тошнило, но, как-никак здесь была спасительная прохлада, а там, снаружи, всепожирающая жара.
Горло пересохло, как будто покрылось корой. Ты сглотнула набежавшую слюну. Хоть какая-то влага, пользы, правда, от этого никакой. Ты не утолила жажду, лишь только омочила высохшее горло. Практически сухой язык был похож на красную тряпочку, свисающую из твоей пасти, которая как всегда была открыта. Хоть в неё и попадали песчинки, так было легче дышать.
- Изучу пастбища, - сказала Мисава. Ты отступила от выхода, пропуская львицу наружу. - по пути сюда мне показалось, что там есть стада. - ты кивнула в ответ, выползая из укрытия. Лёгкие обжёг горячий воздух. Ты поморщилась, остановилась на пару секунд, встречая грудью сухой ветерок. Он хлестал по бокам, словно плеть, заставляя тебя сдвинуться с места. Прижала уши, чтобы в них не попал песок. Глаза расплылись в две узких щелочки, солнце светило ярко, было тяжело смотреть. Ты низко опустила голову, практически коснувшись подбородком земли, сгорбилась.
Оглянувшись на термитник, ты неспешно потрусила за Мисавой, сохраняя дистанцию примерно в пять метров. Надеялась, что эта прогулка не будет напрасной и вы сможете поесть.
--------->Дальние пастбища.

0

24

Закончив трапезу, дети развалились вокруг, впрочем, далеко от Сапфиры не отходя, чему та была несказанно рада. Однако вопреки видимому благополучию (а все, что происходило, в условиях жизни прайда на тот момент, считать благополучием можно уверено и без сомнений), Светлая с неприязнью замечала те изменения, что происходили в её организме, но упрямо старалась не придавать им значения... Достаточно долго, ей показалось, - вечность, львица не могла уснуть и устало переваливалась с боку набок, борясь с подступившим чувством тошноты и странными вспышками перед глазами. Она то и дело поглядывала на двух самок, но пока те спали относительно спокойно, а их состояние не вызывало тревог и опасений.
  Конечно, им было жарко, но...

  Сапфира неожиданно вздрагивает и рефлекторно вытягивается вперед, ощущая сильную нехватку воздуха. Её горячее тело пронзает боль, и, обезумевшим взглядом окинув плывущий угол пещеры, львица, сильно шатаясь, приподнимается... Приступ одышки проходит, что немного успокаивает самку, однако теперь она ощущает покалывание и тянущую боль во всем теле.
  Светлая вздрагивает, ощутив присутствие кого-то постороннего в нескольких метрах позади неё, однако, обернувшись, самка не обнаруживает ничего... и никого. Никого кроме мирно сопящих детенышей. Странно.
   Только сейчас, после нескольких нелепых шагов, ьвице удается осознать и проанализировать отсутствие Мисавы и Милки. Видимо, те вышли на поиски еды или воды... Уныло развернувшись в сторону выхода, Сапфира, под давлением накатившей усталости и слабости, усаживается и едва слышным шепотом говорит о том, что совершенно не стоило ей, Мисаве, покидать пещеру в такое время с такими травмами.

  Тряхнув головой, и тем самым создав поток странных металлических шариков в голове, Сапфира укладывается чуть дальше от того места, где она лежала раньше, и переворачивается на спину, погружаясь в свинцовый неприятный сон...

+2

25

---→ Дальние пастбища
Под конец пути раненая лапа разболелась, и Мисава снова прыгала на трех ногах, стараясь совсем не касаться земли больной конечностью. На вид рана была чистой, но болеть ей это не мешало...
И тем не менее, она совершила удачную вылазку и принесла мяса. Пусть даже сверху оно покрыто обгорелой коркой - под ней оно ничуть не хуже, чем свежеубитая антилопа. Пахнет, конечно, странно.
- Я принесла поесть, - негромко произнесла она, входя в термитник, наполненный глухим гудением насекомых.
Беспокоит? Нет, скорее, убаюкивает. Шлепнув на пол тушку, львица ласково поприветствовала львят, лизнув каждого в лоб.
- Поешь, пока свежее, - легонько тронула лапой Сапфиру - кажется, она впервые вообще прикоснулась к белой, до сих пор их общение происходило как-то отстраненно, на расстоянии.

+1

26

- Мама!
Едва только львица, запыхавшаяся и грязная, появилась у входа... Нет, пожалуй, даже еще раньше Иша всполошилась, бросив свои дела и насторожив уши. Теперь же, когда она убедилась, что это действительно ее мать, она радостно бросилась навстречу.
Но остановилась, не добежав. Вместо привычного материнского запаха от Мисавы несло гарью и еще черт-те знает чем. Львенка тревожно раздула ноздри, сперва принюхавшись, а затем зафыркав, стараясь избавиться от противной вони, сразу же забившей все прочие запахи.
В принесенной матерью странной почерневшей штуке угадывалось, однако, мясо. Прежде Ише не приходилось видеть пожаров, потому ей оставалось только гадать, что могло сделать антилопу такой... странной.
Гадала она, впрочем, недолго.
- Что это? - повернула она мордаху к Мисаве, лапкой указывая на тушу, - это что, такое мясо? И чем от тебя пахнет?
Львенка сморщила нос.
- Противно, - пожаловалась она.

офф|офф

Лично я взрослею до 4х месяцев, а остальные, если еще на форуме - присоединяйтесь. Уже два месяца в термитнике толчемся, пора бы.

Отредактировано Иша (24 Фев 2012 09:09:43)

+2

27

Если Мисаву гудение насекомых и успокаивает, то на бедную Сапфи оно действует совершенно иначе. В голове бедняжки этот невинный шум отдается громкими отвратительными звуками, по силе равными чуть ли не мощнейшим взрывам смертоносных бомб.
- Я принесла поесть, - слышится сквозь сон такой отдаленный, но приятный голос Мисавы... Сапфира приоткрывает опухшие веки и пытается сфокусировать взгляд. Неудачно.
В ноздри ударяет какой-то странный запах. Разумеется, он и без того неприятный, но львице с обостренными чувствами эти ароматы приносят истинные муки.
Коротко простонав что-то невнятное и вновь прикрыв веки (хорошо, что в пещере царит приятная полу-тьма, ведь трудно представить, что бы с  Сапфирой сейчас сделал яркий свет палящего и знойного солнца), львица аккуратно пытается подняться. Ей даже кажется, что она поднимается. Даже несколько раз, но...
В итоге Сапфира и лапой не дернула, хотя очень хотела.

  Неплохо было бы узнать, почему так воняет, и как чувствует себя Мисава после её утомляющей прогулки.
- Уже, наверно, вечер,  - мысленно заключает львица и хрипло вздыхает.
- Поешь, пока свежее, - говорит Мисава, невольно вытягивая светлую и бездны странных видений и чувств. Сапфира с удивлением ощущает прикосновения холодной (по сравнению с собственным телом) лапы Мисавы, и устало поднимает голову. Кажется, это невольное и нечаянное прикосновение каким-то странным образом предало ей новых сил.
  Львица оглядывает пещеру внимательно и пытливо, останавливая взгляд на детях, на добыче, на Мисаве, на детях... И дальше по кругу.

- Ты в порядке?
Разумеется, вопрос пустяковый. То, что Мисава в порядке можно понять по тому, что она стоит тут, кажется, вполне живая.
Сапфира, слегка пошатнувшись, приподнимается. Приблизившись к добыче, самка с удивлением замечает обожженную шкуру и вновь поднимает вопрошающий взгляд на Мисаву.
- Что... там? - мысли и предположения вьются в её голове с поразительной быстротой, однако все они  глупые и никчемные.
- Пожар?  - наконец, догадывается самка и усаживается на пятую точку, чуть-чуть поодаль от трупа. Есть ей не хочется... Особенно это. Особенно сейчас, когда её терзает тошнота и усталость.
К тому же, стоит только представить, чем и как рисковала Мисава, пытаясь добыть этот труп...

- Что это? - вопрошает тем временем Иша, явно обращаясь к Мисаве, - это что, такое мясо? И чем от тебя пахнет?
- Противно, - заявляет она, морща нос.

- Это ничего, - ободряюще говорит Сапфира и, наклонившись к туше, относительно легко и беспрепятственно сдирает подгоревшую шкуру. От близости такого неприятного фактора, как запах подгоревшего, светлую мутит больше, чем несколько минут назад, однако она и не думает подавать виду.
- Видите, его можно есть, - с натянутой улыбкой заверяет она, отстраняясь от очищенной части туши. А вот о том, что такое пожар, и как после него есть, пусть рассказывает сама Мисава...

0

28

----- Небольшой пруд

Пришел. Поел. Уснул.

У Сафу всегда все просто, без лишних ухищрений. Конечно, во сне он периодически вздрагивал и неприязненно морщил нос, реагируя то на поползновения со стороны львят и мамаш, то на жужжание унылых термитов. Однако ни первое, ни второе, его не волновало настолько, чтобы он решился подорвать свою пушистую попу и прервать сладкий сон.

Разумеется, львенок тоже устал. Очень устал. Ему не так повезло, как несчастному Тембе, который, кстати говоря, уже успел и присниться изможденному Сафу... А во сне была очередная баталия на поверхности багрового закатного солнца, которое, как ни странно, было удивительно холодным, почти ледяным, и мокрым, как поверхность воды... Воды?

- Может быть, это было вовсе и не солнце, - думает Сафу, проснувшись от незнакомого и неприятного запаха.
- Может быть, это лишь отражение, - вздыхает он, мечтательно прерывая веки и представляя, как он окунает сухой язык в спасительные воды.

Львенок приподнимается, направляясь на встречу Мисаве, которая уронила на пол пещеры нечто, отдаленно напоминающую антилопу.
- Кажется, это и есть антилопа, - размышляет Сафу, алыми огнями впившись в тушу, и принимает приветственные ласки Мисавы, впрочем, не особо рьяно отвечая. Все его внимание обращено на странное мясо.

В разговоры малыш совершенно не вслушивается, внимательно следя за манипуляциями матери, которая чудесным и странным образом превращает странное и противное мясо в нормальное такое мясо. В его глазах загорается жажда и он, переступая медленно и осторожно, решительно приближается к еде...
Конечно, это не вода, но намного лучше, чем ничего.

0

29

Поднявшись, белая принялась обдирать тушу, Иша же выразила недовольство.
- Попробуй, - настойчиво предложила Мисава, чуть раздвинув уголки губ в легкой улыбке. Иша была так на нее похожа. И внешне, и, кажется, характером. Ох и трудно же с ней придется.
- Бывало и хуже, - откликнулась она на вопрос Сапфиры и наконец-то смогла устроиться так, чтобы раненую ногу ничего не тревожило.
Странно, но на мясо хищница смотрела вполне лениво, взглядом сытым и довольным. Это что-то новенькое, доложу я вам; давненько такого не бывало. Уже много дней Мисава была готова жрать все, что только найдет. И вот - пожалуйста, стоило отыскать мало-мальски приличную тушку, как она наелась до такой степени, что бока раздулись. Теперь, понятное дело, долго есть не захочется. Да и пить. Хоть мясо и обгорело слегка, внутри-то оно все такое же сочное.
- Пожар прошел стороной, - пояснила она, ни к кому конкретно не обращаясь, - здесь гореть все равно нечему... Пострадали пастбища, причем сильно. Но еды там хватит надолго, если, конечно, быть порасторопнее. Передохну несколько часов и схожу еще. И тебе советую, - это уже Сапфире, - пожар - это очень опасная вещь. Он убивает зверей и делает их такими... Но их все еще можно есть, - теперь она обращалась к Ише.
Впрочем, учитель из Мисавы не особенно хороший. Да и как объяснить, на что похож пожар, львенку, который никогда его не видел?
Ну конечно же.
- Он похож на солнце, - проговорила она, - немного. Горячее, близкое солнце, которое к тому же испускает вонючий черный дым. Увидишь такой - значит, нужно бежать.

0

30

Иша верила Сапфире так же, как и собственной матери. И все-таки это странное мясо пахло так пронзительно и непривычно... Сморщив носик, львенка сверлила мать пристальным взглядом, ожидая, что та подтвердит слова белой львицы.
Она подтвердила, несмотря на то, что втайне Иша надеялась на то, что мать их опровергнет. Разве можно такое есть? Впрочем, мясо, лишенное обгорелой шкуры, уже выглядело гораздо лучше. И казалось даже... соблазнительным. Малышка почувствовала, что ее рот наполнился слюной. Животик Иши почти всегда был подобран, несмотря на то, что она все равно умудрялась выглядеть упитанной - это в засуху-то, когда молока у матери толком и нет.
- Все равно оно пахнет противно! - упрямо заявила она, уже сдаваясь.
Пристроившись рядом с тушей, она с любопытством тронула мясо языком. Ничего, не горькое, вроде. Недавно Иша откусила лист какого-то растения, и теперь надолго запомнила, что нужно сначала потрогать незнакомую пищу языком, а уж потом есть. Горечь в ее рту тогда долго не утихала, заставляя малышку фыркать и отчаянно тереть морду лапой.
Наконец, она неуклюже куснула мясо, выдавив из него немного крови и мясного сока, который тут же жадно слизала. Отрывать куски, как взрослые, она пока не могла, но старалась изо всех сил.

0


Вы здесь » Король Лев. Начало » Термитник » Пещера в Термитнике