Страница загружается...
X

АААААА!!! ПРОГОЛОСУЙ ЗА НАААААС!!!!

И не забывай, что, голосуя, ты можешь получить баллы!

Король Лев. Начало

Объявление

Количество дней без происшествий: 0 дней 0 месяцев 0 лет



Представляем вниманию гостей действующий на форуме Аукцион персонажей!

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов Волшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Земли Гордости » Водопой


Водопой

Сообщений 1 страница 30 из 213

1

http://s3.uploads.ru/UBEh9.png

К Водопою ведет множество троп и тропинок. Начиная с раннего утра и до самого вечера сюда приходят животные, чтобы напиться и поделиться друг с другом новостями. После захода солнца к Водопою выходят ночные звери. Охотиться здесь строго-настрого запрещено.


1. Благодаря более-менее дружелюбной атмосфере, царящей в этом месте (хоть и основательно подпорченной присутствием гиен), приходящие сюда животные настроены на общение, что дает "+1" к базовому уровню их доверия.

2. Доступные травы для поиска: Базилик, Валерьяна, Забродившие фрукты, Кофейные зерна, Маи-Шаса, Костерост, Адиантум, Манго, Мелисса, Мята (требуется бросок кубика).

*ссылка на старую локацию

0

2

Кто же знал, что вроде как удар на пробу попадет в цель, повалив гиену. Неожиданно. Скорее всего, противница оказалась слишком молодой и неопытной для подобного рода стычек, а потому просто не успела среагировать должным образом. На закуску остался наиболее элементарный противник. Но жаловаться, вообще-то, было не на что. Нельзя сказал, чтобы Као любил ввязываться в драки, да еще и с гиенами, но, когда не было иного выхода, смело кидался на врага, забыв обо всем остальном... Что-что, а для гиен это будет отличным уроком. Хороши мародеры - своей, пусть и невеликой, стайкой на малышей нападать, да еще и целенаправленно идти по его следу – добить.
Стало неожиданностью, что оппонент, запросил пощады. Подобное действие вызвало откровенное недоумение, заставив остановиться, буквально на полпути, отводя, занесенную для повторного удара, лапу в сторону. И боевой настрой как-то сразу сошел на нет. Да, гиена остановилась исключительно видя, что ей не одолеть своего противника, и будь она сейчас не одна, то смело бы продолжала нападать. Но теперь синеглазый пребывал в глубоком сомнении... Щелкнув зубами возле самой шеи несостоявшегося противника, лев бросил быстрый взгляд в сторону кустов, где остался молодняк, желая удостовериться, что с ними полный порядок, но тут же снова перевел свое внимание обратно. Подойдя ближе, немного оттеснил гиену в сторону плечом, вставая между ней и остальными дерущимися, чтобы даже не возникало соблазна «помочь» подругам.

0

3

Кидаем-с кубики, эгейн.

Так как двое персонажей совершили новые атаки, придется еще раз бросить жребий.

Соланж - 5.
Эливейшен - 1.


Итак, Соланж вполне себе удачно отбивается от гиены, однако зарабатывает несколько дополнительных ушибов-царапин. Эливейшену везет меньше: он получает серьезную травму и теряет сознание от слабости и боли.

Гиена, атаковавшая Фаера, была готова к тому, что он обрушит на нее всю свою мощь. Но она шла на это добровольно: ее задачей было защитить остальных членов банды, пускай даже ценой собственной жизни. Так что, когда лев рывком подтянул пятнистую поближе к себе, она лишь зажмурила глаза да покрепче стиснула зубы, так, что кость противника предательски затрещала под давлением мощных челюстей... Однако прежде, чем гиене удалось переломить эту самую кость пополам или хотя бы просто заставить ее треснуть, Фаер уже вонзил клыки в гривастую холку противницы. Матриарх хрипло рявкнула от ужасной боли, невольно распахнув пасть. Теперь лапа Фаера оказалась на свободе... а сама гиена с неприятным звуком рухнула в песок. Ее шея была сломана. Осознав, что их главарь повержен, оставшиеся гиены в ужасе отскочили в разные стороны — за исключением тех, что все еще боролись со спутниками Фаера. Та падальщица, что все еще удерживала в зубах предплечье Соланж, с трудом сносила тяжелые, рвущие удары львицы: острые кошачьи когти пропороли ей шкуру в нескольких местах и оставили страшные кровоточащие царапины на морде, едва не лишив гиену зрения. Взвизгнув от боли, падальщица выпустила-таки свою жертву и бросилась к подругам. Ее примеру последовала вторая гиена — та самая, что едва не лишилась жизни в схватке с Каору. Обежав хищника стороной, молоденькая самка на всякий случай запорошила ему морду песком и рванула к оставшимся в живых товаркам. Единственная гиена, остающаяся на поле боя, была рада-радешенька броситься наутек, однако ее все еще сдерживал Эливейшен. Крепко-накрепко вцепившись в глотку противника, подросток, увы, совершил ошибку: в его положении было куда мудрее сжать челюсти на шее падальщицы, тем самым перекрыв ее доступ к кислороду. Но вместо этого подросток решил банально отодрать от гиены кусок, что, естественно, оказалось куда сложнее, чем он думал: его клыки лишь прочертили несколько кровавых борозд на шкуре гиены. Это, конечно же, было очень болезненно, но не смертельно. Ощерившись, пятнистая внезапным рывком мотнула головой назад, выскальзывая из хватки львенки, а затем... затем с рычанием клацнула смертоносными челюстями, норовя вцепиться в загривок Эливейшена. К счастью, она промахнулась, но не сильно: ее зубы впились в нежное местечко как раз промеж шеи и плеча подростка. И, кажется, задели какую-то артерию, так как из раны обильно брызнула ярко-алая кровь. И все же, Эли страшно повезло: укуси она его за холку или чуть выше от плеча, урон был бы куда более серьезный, вплоть до мгновенной смерти на месте. Почти сразу же распахнув пасть, гиена рванула наутек, присоединившись к оставшимся падальщицам. Все вместе пятнистые спешно припустили прочь, взметая песок лапами и нервно, почти истерически гогоча на всю округу.

Отредактировано Мастер Игры (2 Сен 2012 18:16:02)

0

4

Когда гиена пала к его лапам, лев, будучи опытным в драках с этими созданиями, на всякий случай по пинал ее левой лапой... И, только убедившись в том, что гиена мертва, он осмотрел поля боя... Он сразу увидел упавшего, да что там, почти павшего подростка, в луже собственной крови. Ярко-алой. Артериальной. Лев подскочил к нему, в его глазах пропало бешенство, и сменилось... Тревогой? Матерый сплюнул остатки пены, и сильно, чуть ли не до хруста ключицы надавил, надавил мощной лапой чуть выше раны. Кровь перестала течь, и, что радовало Фаера, она, в общем, и до его действий не била фонтаном... Лев так и замер, боясь не то что убрать лапу, а вообще сменить центр тяжести... Он почти всем весом был на подростке, только так он мог помочь ему... Только так был шанс спасти его жалкую шкуру. Глина... Тогда меня облепляли глиной, это я точно помню... Она затвердеет и не даст крови просочиться, да, точно... Глина... - Глину... ЖИВО! - лев едва не рявкнул, при этом, так как смотрел он все еще на подростка, было вообще непонятно, кому он это сказал... Тем не менее в его голосе прозвучала та сталь, от которой даже мелкие птицы проснулись и решили свалить ку да то подальше... - Говорили же тебе, дубина, вали от сюда, пока здоров. - Последнее лев сказал уже без злобы и, как то... Мягко, что ли... Едва ли не любя... - Ну, малыш, не вздумай помирать... А поэтому не шевелись... Понимаю, что больно, понимаю, что и я сей час делаю тебе больно... Не шевелись, малыш...

+1

5

Безымянный встревоженно нюхал воздух.
Кровь...
Запах крови забивал ноздри, дурманил мозги.
Великие львы, там кто-то ранен...
Эли?
- Говорили же тебе, дубина, вали от сюда, пока здоров. - рыкнул тот чужак, родичь Реда. - Ну, малыш, не вздумай помирать... А поэтому не шевелись... Понимаю, что больно, понимаю, что и я сей час делаю тебе больно... Не шевелись, малыш... Потом так гаркнул, что аж подросток присел: Глину... ЖИВО!
Глина, глина... Слепой вскочил на лапы и , обнюхав землю, понял, что она твердая как кремень - не вскопаешь, только когти сломаешь. Тогда кинулся к воде: на более влажном берегу можно было бы что-то найти.
Отчаянно ковыряясь лапой в влажном песку, который за полминуты засыхал на жаре, откопал довольно глубокую норку, и вдруг его лапа наткнулась на что-то вязкое. Как им повезло, что вода немного размыла шар песку!
- Есть!- вскрикнул он. Углубив и разширив нору, он начал выковыривать глину. Проклятая гадость забивалась между пальцев, прилипала к шерсти и когтям. Скривившись, набрал немного глины в пасть и быстро - а то как застынет, рот не откроешь - подбежал к прайдовцу и начал, чуя нюхом где бьет кровь, залепливать раны. Бегал от реки к телу где-то пять раз - кровь хлынула и уже потом остановилась.
Дурак ты...- укоризненно подумал, чувствуя как Эли еле-еле дышит. Ну и зачем ему надо было строить из себя героя? Злость и обида на него была давно забыта. - Теперь на одного больного больше. - мрачно кивнул в сторону спокойно дышавшего теперь Реда.
Он отошел к Реду, от львов подальше: фобия опять начала вдруг охватывать его мозг, и он не хотел нового приступа паники...

0

6

В силу своей неопытности подросток допустил ошибку, за которую сильно поплатился. Конечно, это будет для него хорошим уроком в дальнейшем, но сейчас было немного не до этого. Оторвать кусок от гиены оказалось сложнее, чем проделать тоже самое во время обычной трапезы. Возможно, это случилось за счет того, что жертва была ещё жива и продолжала бороться за свою жизнь. Думать о том, где же он допустил ошибку, было уже поздно. В этот раз он уже ничего не исправит.
Перед глазами резко поплыли яркие круги, когда Вей от боли зажмурил глаза, вспарывая когтями землю, словно пытался найти выход этому чувству. Он даже не смог до конца осознать, что именно произошло. Резкое движение и следом за ним последовала боль. Не открывая глаз, лев почувствовал, как по плечу заструилось что-то теплое и липкое. Неприятно. Укушенное место всё ещё ныло, но это можно было терпеть. Ведь силы постепенно покидали его, а вместе с этим уходила и боль. Нет, конечно, боль никуда не ушла, но через это состояние он мало что чувствовал вообще. Только чертовскую слабость и вялость в теле.
Открыв глаза, подросток попытался сосредоточиться на чём-то. Картина перед глазами была нечеткой, он едва смог разобрать силуэты убегающих гиен, а следом за этим, чуть повернуть голову в сторону, словно вспомнив о чём-то важном для него.
- С ней всё в порядке? - Поймав взглядом размытый рыжий силуэт самки, Вей немного успокоился. Попытался сделать шаг в сторону и повернуть морду на голос Фаера, но этим сделал огромную ошибку. Земля перед глазами резко заплясала и подросток просто упал на песок.
Сквозь слабость почувствовал прикосновение лапы льва. Звучно рыкнул, сцепив от боли клыки и закрыв глаза, но больше не произнес ни звука, словно согласившись с тем, что сейчас не время пытаться рыпаться или что-то говорить по этому поводу. Просто нужно это перетерпеть.
- Соль... - Сам не заметил, как назвал её по имени, но взгляд уже не поймал фигуры львицы, подросток так и не открыл глаз, погрузившись в темноту.

офф

Т.к. Вей без сознания, пропускаю несколько постов)

+1

7

Соланж повезло: гиена не выдержала града обрушившихся на нее ударов и разжала челюсти, выпустив предплечье львицы. Рыжая тотчас отскочила назад; по ее лапе тоненькой струйкой текла кровь. Тяжело дыша, Соль проводила взглядом трусливо умчавшуюся прочь гиену и обеспокоенно обернулась к Эливейшену. Сердце львицы упало: сбылись ее самые худшие опасения. Эли был серьезно ранен, куда тяжелее, чем сама Соланж. Тихо застонав, львица спешно подковыляла к упавшему подростку, но ее опередил Фаер. Подскочив к Эливейшену, он торопливо зажал артерию лапой и рявкнул на замерших неподалеку львов:
- Глину... ЖИВО! - Соль едва не зашипела в ответ. Эливейшен уже потерял много крови и мог скончаться в любой момент, а этому психу вдруг понадобилась какая-то грязь! Однако, когда мимо львицы на всех парах промчался второй подросток, в голове львицы что-то щелкнуло и встало на место. Соль едва не хлопнула себе по лбу: ну конечно же! Сырая глина залепит рану и остановит кровопоток! И как она об этом сразу не догадалась?! Коря себя за глупость, львица быстро похромала следом за Безымянным и принялась помогать ему рыть яму. Ну, как "помогать" — копать песок одной здоровой конечностью, поджимая под живот вторую и чудом удерживая равновесие на оставшихся двух задних лапах, было очень сложно. И все-таки, львам удалось достигнуть глубинного слоя земли. Бегать туда-сюда по берегу, как слепыш, Соль не могла, так что она просто судорожно рыла землю в перерывах между отлучками Безымянного, дабы к его возвращению в яме успело набраться побольше влажной глины. Наконец, рана Эли оказалась залеплена до такого состояния, что через нее перестала просачиваться кровь, и Соль на трех лапах поковыляла обратно, устало плюхнувшись на песок рядом с Фаером. Ее плечо все еще сильно болело и кровоточило, однако мысли зеленоглазой были сосредоточенны исключительно на раненном подростке.
Нужно... отнести их... к Скале Прайда, — выдохнула Соланж, несколько раз пройдясь языком по полученному укусу. — Там им окажут необходимую помочь... Вы поможете нам? — и львица с немой мольбой уставилась в морды Фаера и Каору. Теперь она не могла отпустить их просто так. Она ни за что не сумела бы дотащить Эливейшена своими силами. В конце концов, никто не станет прогонять одиночек, защитивших королевство от вторжения незнакомых падальщиков и спасших тяжело раненного подростка из Прайда...

Отредактировано Соланж (5 Сен 2012 21:40:08)

+2

8

Зазевался, обращая больше внимания на остальных дерущихся, нежели на свою оппонентку. Хоть гиена больше и не собиралась нападать, мелко навредить успела, ловко умудрившись запорошить морду, в том числе и глаза, пылью. Несколько раз чихнув, мотая головой и тря лапой нос, он упустил момент, когда «подруги» пустились наутек. Нельзя сказать, что трусливый побег гиен был какой-то неожиданностью. Заведомо зная о своем поражении, они предпочли унести лапы раньше, и, вроде бы, непродолжительная стычка и то умудрилась закончиться не совсем в пользу львов. Подростка успели подрать, причем неслабо, да и львица сильно хромала из-за раненного плеча. Им двоим соперница попалась более отчаянная.
Даже слепой поспешил на помощь, заслышав об еще одном раненном, тут же бросаясь на поиски глины, вместе с Соланж. А Као… А он просто стоял, тревожно осматриваясь по сторонам, периодически возвращая свое внимание на льва, потерявшего сознание от боли и потери крови, рану которому пережимал Фаер, иногда косясь на куст, где остался львенок. Поняв, что, кажется, немного засиделся, он рысцой подскочил к остальным, ненавязчиво, но уверенно помогая перекрыть рану. Слепой и сам с этим неплохо справлялся, но чтобы не допустить каких-либо осечек, решил вмешаться. И лишь когда кровотечение остановилось, вновь отошел чуть в сторону, садясь на землю.
- Естественно, мы поможем, - несмотря на утвердительный ответ, голос Каору был немного неуверенным, все таки неизвестно какие мысли на уме у черногривого, вдруг он решит сейчас уйти. Но, главное, за себя уже точно решил. – Сама-то сможешь дойти, нельзя сказать, что путь близкий? – склонив голову на бок синеглазый внимательно посмотрел на львицу, оценивая насколько сильно ей подрали плечо. После чего поднялся, вновь подходя к подростку, и приподняв того за холку, ловко поднырнул под него, пристраивая того на своей спине. Старался действовать, естественно, как можно аккуратнее, дабы не «разбудить» рану повторно.

0

9

Фаер посмотрел на то, как Као закидывает подростка к себе на спину, с хрустом потянулся и посмотрел на темного. Потом он кивнул и, вернувшись к кустам, осторожно ткнулся носом в слепого подростка, тихо сказав ему: - Спасибо тебе, малыш... Если хочешь, пойдем со мной, во всяком случае, я обещаю тебе безопасность... Не могу же я дать в обиду того, кто помогал Реду, ведь так? - темные едва заметно улыбнулся и, взяв Реда за холку, поднес его к Као. Там он опустил львенка на землю, так же закинул его себе на спину, крякнул и стал переминаться с лапы на лапу, привыкая к новому центру тяжести. Он стал заметно хромать на всю правую сторону, при чем особые неудобства ему явно доставляла передняя, из которой все еще, хоть и не сильно, сочилась кровь. Тем не менее Фаер явно не обращал внимания на эту досадную мелочь.. Лев несколько минут мялся, а потом тихо спросил, смотря в глаза Као: - Тебе знакомо имя... Рагнарек?

0

10

Безымянный сидел очень тихо.
Он слышал, как один лев поднял Эли, чтобы помочь той доброй прайдовской львице, и вдруг понял, что второй лев подошел к нему.
Шерсть подростка на загривке вздыбилась, но он с величайшим усилием успокоил свой начинающий приступ фобии: не сейчас, не теперь, я спокоен, спокоен...
Но тот лев обратился к нему чрезвычайно ласково:
- Спасибо тебе, малыш... Если хочешь, пойдем со мной, во всяком случае, я обещаю тебе безопасность... Не могу же я дать в обиду того, кто помогал Реду, ведь так?
Безымянный натянуто улыбнулся в ответ:
- Нечего благодарить, я и так мало что сделал... Но чем могу, тем и помогу. Правда, пока не знаю, чем. - тише добавил он.
Услышав, что тот поднял того подростка - оказывается, его зовут Ред - подошел ко льву и зачуял, что тот тоже ранен:
- Вас бы тоже бы подлечить, - правда, он боялся того льва, но все же... - И Вас тоже, - заметил львице. - С такими ранами Вы можете не дойти к Скале...

Отредактировано Безымянный (8 Сен 2012 22:09:02)

0

11

Естественно, мы поможем, — откликнулся один из одиночек, и у Соланж буквально камень с души свалился. Ну, еще бы, так у Эливейшена появились хоть какие-то шансы на благополучное выздоровление... Хотя, конечно, для начала ему следовало как минимум не помереть в дороге. – Сама-то сможешь дойти, нельзя сказать, что путь близкий?
Ах, пустяки! Это всего лишь царапина, — нетерпеливо отмахнулась Соланж, еще несколько раз пройдясь шершавым языком по месту укуса. Больно, неприятно, но что поделать. Иначе рану не вычистишь и кровь не остановишь... Хотя, если Эли помогла влажная грязь, то почему бы ей тоже не попробовать залепить плечо глиной? Хотя, уже все равно некогда — чем скорее они доберутся до Скалы, тем лучше. Нельзя было терять ни секунды драгоценного времени. Соль вскочила с песка, поджимая лапу под грудь, но держась вполне уверенно. Она не станет падать в обморок. По крайней мере, до тех пор, пока Эливейшен не будет передан в лапы целителю... Ох, да что же она сразу-то не сообразила!
Орленок, — взволнованно обратилась рыжая к Безымянному, перебив того на полуслове, — ты не боишься ступать в одиночку? У южной границы находится огромный баобаб, а на нем живет местный целитель по имени Рафики. Большая такая обезьяна с посо... Ох, прости, я забыла, что ты ничего не видишь! — опомнившись, Соланж с досадой прикрыла глаза. — Просто если бы кто-то привел его на Скалу, да побыстрее, у нас было бы больше шансов вылечить этих малышей. Ладно, мы пошлем Зазу, королевского мажордома. Надеюсь, он сейчас в пещере... — последние слова львица уже пробормотала себе под нос. Признаться, она вся была на нервах и потому никак не могла собраться с мыслями. Соль прохромала мимо замерших Фаера и Каору, раздраженно их окликнув: — Позже познакомитесь! Идемте же!... — и Соль первой двинулась к Скале Прайда, указывая короткий путь через заросли желтой травы.

> Скала Прайда

0

12

То ли подросточек тяжеловат оказался, то ли у Као силенок маловато, что от ноши очень быстро затекли мышцы. Но выбора все равно не было. Оо донесет беднягу даже чисто из упрямства, любыми силами, доказывая и самому себе, и окружающим, что он это может, да и как показал беглый разговор, из поединка синеглазый единственный выбрался без ран и увечий. Осторожно поведя плечами, чтобы случайно не растревожить рану Эливейшена, лев на пробу сделал пару шагов вперед, проверяя, не упадет ли с его спины подросток, и насколько самому будет удобно в таком положении. Заодно, невольно, отметил мысленно, но  идти гораздо легче, чем просто стоять… Но остановился, едва не оступившись, резко оборачиваясь на взрослого с удивлением, а может даже ошеломлением уставившись на него. И немного пришел в себя, лишь услышав оклик львицы, на который тихо рыкнул. Да, невероятно важно отнести раненных как можно быстрее к скале, к прайду, где им обязательно помогут, но лично для Каору было важно знать, откуда черногривый знает это имя. Конечно, могли быть чистой воды совпадения, но так хотелось верить… А с другой стороны, немного трусил, боялся задать ответный вопрос, зная, что услышать неугодный ответ будет тяжело.
- Так моего отца звали, - обернувшись, когда уже успел пройти вперед пару метров, отозвался все-таки Као. – Что ты знаешь о нем?
Вот она, хоть небольшая зацепка, которая может прямо здесь и сейчас размотать весь клубок, перечеркнув дальнейшие поиски за ненадобностью.

0

13

- Еще бы, я знаю много чего о твоем отце... Например то, что по морде он точно получит - Фаер не спеша двинулся к скале прайда, при этом его храмота буквально на глазах стала пропадать. Он обернулся на льва, и, поймав его взгляд, вздохнул и добавил: - он в паре часов пути от сюда, мы договорились встретиться после рассвета в джунглях. Так что я только ночую в... в... в прайде. - Последние слова лев произнес с заметным отвращением: - А потом иду туда. Если хочешь, можешь пойти со мной... Но только Реда, а он, выходит, твой братец, туда сам понесешь... Хотя этот должен оклематься к утру... - Лев немного прибавил шагу и уже громко сказал: - Да, я так и не представился... Зовите меня Фаером.

--→ Скала прайда

Офф

считаю, что нет смысла писать переходы за грузы 300

Отредактировано Фаер (14 Сен 2012 09:04:02)

0

14

Начало игры

Два дня львенок бродила по округам, ища хоть какую-то пищу и воду. Чудом ей удавалось избегать лап хищников, да только вот голод был более страшной смертью. Охотиться она не умела, а путь вымотал настолько, что и мышку было не поймать, падальщики же, настолько хорошо защищали остатки пира хищников, что оставались лишь кости. Эстери... нет, теперь ее звали проще - Кана, уже не мечтала найти мясо, зато она надеялась наткнуться на воду, которая хоть немного заняла пустоту в желудке. Каждый шажок теперь давался с огромным трудом, будто помимо своего веса на львенку возложили еще двух львят. Силы просто не желали оставаться в истощенном тельце, да только сама львица не сдавалась, заставляя себя идти,ведь она видела что делают падальщики с теми, кто лишился последних сил и воли к жизни... а у львенки была цель, от которой она не могла отступиться - поиски ее отца, льва который оставил их семью из-за матери.
Кана уже готова была упасть и отдохнуть, часик-другой, как того и требовал истощенный организм, когда ее окатил легкий и свежий ветерок. Это был не простой ветерок, он был настолько влажным и приятным, каким может быть только порыв от воды. Кана моментально подняла голову, ушки поднялись, а глазки чуть заблестели. Маленькая львица еще раз втянула воздух носом и, что есть сил, побежала к воде. Через минуту пробежки в траве, Кана выбежала на тропу, что привела ее к заветной живительной влаге. Не мешкая и не теряя времени, истощенный львенок по пузо забежала в воду и стала быстро лакать воду. Лишь только когда ее живот был забит водой, львенка оторвалась от воды. Первым, что она увидела - свое отражение.  Из воды на нее смотрела уже не красно-коричневая львенка, а серо-рыжая с красно-коричневым оттенком создание, чья шерстка была спутана. Мордочка, до того как Кана начала пить, была тоже грязной, о чем свидетельствовали разводы на шерстки. Но больше всего внимание приковывал к себе относительно свежий шрам на правом глазу, подарок любимой матери. Ушки котенка вновь поникли, она нехотя подняла лапку из воды и, уже мокрой лапой, протерла моську, смывая с себя пыль и грязь, которая налипла на шерсть за время пути. Кое-как оттерев мордочку, пусть на шерстке и останутся разводы, поскольку она не сильно старалась, Кана вышла из поды и улеглась прямо на берегу. Спать ей не хотелось, просто лежать... Она именно лежала и смотрела на блики лунного света в воде. Жаль, что ты не видишь этого, братик...

Отредактировано Kana (15 Сен 2012 11:39:11)

0

15

-------→>>Водопой
Быстрыми шагами, я шел куда глядели мои глаза, а глядели они на блики лунного света. Свет от луны создавал мне некую дорожку по которой я тихо передвигался, высматривая и выслушивая, чуя запахи и ощущая то траву, то землю под лапами.
Каким-то странным образом я оказался на знакомом мне месте, именуемым "водопоем". Если мне не изменяла память, это место принадлежало прайду. Я совершенно недоумевал, как сюда пришел, неужели я ходил по кругу? Все же вздохнув, я присел около воды, коей осталось, очевидно, после засухи не так много.
Не большой ветерок, что гулял по воде, создавая совсем крошечные волны, которое блестели и переливались при свете луны, завораживая мой взгляд. В моей памяти пролетело много воспоминаний - семья, родной дом, любящие родители, но кто я такой? Я ушел, покинул их, бросил на произвол судьбы, а они скорее всего погибли...
Сердце впервые съежилось, я кашлянул и лег на землю, тоскливо наблюдая за волнами. Я лишился по сути семьи, не помог им, а за это мне выдали билет в одиночество. Все справедливо.
И если бы не Сарафина, я бы остался совсем один. Но мне не привыкать? Да, я любил быть один, любил странствовать, но я ведь тоже нуждался в любви, тоже хотел быть нужен кому-то.
Я был нужен родителям, тогда... Снова остро кольнуло сердце, я вздохнул и уткнул нос в лапы. Предатель. Противоречу сам себе.
"Но теперь я никогда не оставлю свою новую семью. Клянусь!" - и вдруг мой взгляд подметил силуэт львенка недалеко от меня. Но что детеныш делал здесь совсем один? Ночью, без матери или другого взрослого льва это было бы опасно. Я не мог просто так уйти и поднявшись со своего места, направился к силуэту, слушая при этом звуки ночи.
Я подошел сзади львенка довольно тихо и стал разглядывать его. Раньше я видел их только с далека, с какой-нибудь львицей. Они весело играли и резвилась, а этот львенок был совсем не веселый. Может что-то не так? Я был растерян, ибо никогда в жизни не имел опыта общения с детьми. Потянув носом воздух, я шагнул в сторону детеныша, хрустнув веточкой, отчего сжал губы. Я очень боялся напугать малыша, но теперь все было очевидно - он услышал.

0

16

Тишина и спокойствие вокруг расслабляли Кану. Мускулы тела расслаблялись и теперь все стало ватным. Даже, если бы Кана захотела встать, она не смогла бы, усталость одолела ее и теперь, медленно, Морфей забирал ее к себе в объятия. Львенок хотела бы продолжить путь, но сил уже ни на что не оставалось, разве что лежать. Глаза медленно закрывались и Кана почти уже заснула, как вдруг что-то хрустнуло. Маленькая львица моментально и широко распахнула глаза, прилив адреналина обеспечил новый приток сил, благодаря которому она и подскочила на лапки. Вновь встав на все четыре, львена моментально развернулась, дабы видеть того, кто подошел к ней сзади. Пусть она и была крошкой, но оскалиться она оскалилась, дабы постараться хоть как-то отпугнуть незваного гостя. Перед глазами, от усталости и голода, картинка плыла, но через секунды две-три, стала четкой. Впереди стоял огромный лев, отчего Кана поняла, что ее оскал ему не страшен... львенок чуть прижала ушки и отступила назад, рассматривая его. Темный окрас шерсти и пышная грива, синие глаза, все что она могла сейчас рассмотреть. Сердечко львенки быстро-быстро забилось в груди, ведь она искала такого льва! Крупного с темным окрасом, а он сам пришел к ней. Ушки были прижаты не столько от страха, сколько от неуверенности.
-Папа? - тихо проговорила она. - Пап это ты? Это ведь правда ты, папа?
Глазки котенка блестели в ожидании ответа, она была уверенна, что этот лев именно тот кого она искала. Уже толком не дожидаясь ответа, Каночка подошла ко льву, смотря в его глаза.
-Я так долго тебя искала, папа...

+1

17

Я всматривался в кромешную тьму, пытаясь разглядеть львенка. Детеныш был довольно крупный, но как я и предполагал, от шума моего малыш вскочил и обернувшись, оскалился. Я улыбнулся, ибо мне показалось это забавным. Чуть склонив морду вбок, я прищурил глаза и хотел было открыть рот и сказать, что бояться меня не надо, как вдруг...
-Папа? - тихо проговорил львенок и меня просто контузило на месте. Детеныш оказался самкой, не смотря на довольно крупные размеры, да вдобавок, кажется, во тьме перепутал меня с кем-то. 
Пап это ты? Это ведь правда ты, папа? - глаза маленькой самочки блестели словно две звездочки, с надеждой заглядывая мне в лицо.
В душе моей будто Мамай прошелся, я хотел было возразить, хотел вообще убежать отсюда со страху - это невинное существо, оно считает меня отцом, но какой же я отец? Я одинокий лев, Керу, кому я нужен?
Шаг назад и полные недоумения глаза, но детеныш явно не заметил мое потрясенное состояние и не услышав ответа, снова, уже твердо, без сомнений произнес.
-Я так долго тебя искала, папа... - она заглядывала в мои глаза, словно пытаясь что-то в них прочитать, я был бессилен против малышки и отвел их. Однако луна, что показалось из-за небольшой тучи, осветила лицо котенка и я ужаснулся. На её детской, наивной мордочке, поперек глаза был протянут шрам. Самый настоящий, большой шрам и его она точно не могла получить при игре со сверстником. Неужели кто-то из взрослых поднял лапу на ребенка?
Сердце сжалось в кулак и било в грудь с огромной силой. Я дал погибнуть прайду, но своей возлюбленной и...
Я закрыл глаза, вдыхая горячий воздух, что давал знать о беде, которая постигла этот прайд когда-то. Я так мало сделал в своей жизни и так горько поплатился за это.
Но теперь судьба снова дала шанс все исправить - я нашел Саффи, но очевидно, судьбе показалось этого мало и она предоставила мне львенка.
Маленького, беззащитного львенка, потерявшего родителей, но который теперь отчаянно ищет их.
И думает, что нашла.
Я молча поднял лапу и занес ей над малышкой. Слегка коснувшись её крошечного, как мне показалось, тельца, я приобнял её, немного склонившись к ней.
- Да, малышка, это я. Я твой отец - твердо, но тихо и медленно сказал я, боясь сделать одно лишние движение, одно лишние слово, боясь обидеть, тронуть хрупкое сердечко ребенка.
Я ощутил настоящее тепло в душе, потому что понял - я нашел, кажется, что искал.

+3

18

Кана была рада тому, что нашла его - своего отца, но... только вот реакция льва была не совсем такой, какой она ожидала. Из всех слов ее можно приписать только к одному - оцепенение. Львенка погрустнела, видя такую реакцию, а особенно, когда лев сделал шаг назад, в душа зародились сомнения и опасения. "Неужели я ошиблась и это не папа? Но... это он!! Я его таким помню... это папа..." Она заметила движение, это лев занес лапу над ней. Львенка испугалась и зажмурилась, ведь лев молчал, а значит она ошиблась, а отсюда следует, что он может и убить ее. А что еще могла ждать кроха, которую поранила ее же мать. Но произошло другое, лев обнял Кану. Львенок замерла и неуверенно посмотрела на него, но стоило услышать его слова, как ушки вновь поднялись, а на мордочке появилась лучезарная улыбка. Котенок потерлась о льва и чуть замурлыкала.
-Папа... - счастливо сказала она. - Пап... только не бросай меня больше, ладно? И это... я больше не Эстери, я теперь Кана, хорошо?
Как бы себя не уверяла Кана, она не помнила внешности своего отца, но она была абсолютно уверена в том, что этот лев именно он. Изумрудные глазки блестели от счастья во тьме, ведь она видела того, кого ждала все те 1,5 месяца, пока они странствовали с мамой. Вспомнив о матери, львенка вновь чуть погрустнела, но это моментально забылось из-за громкого урчания животика. Организм распознал подставу с водой и затребовал нормальной пищи.
-Ой, - весело и смущенно проговорила кроха.

0

19

Как же быстро пробегают секунды, а мы их не замечаем.
Всё случилось за считанные мгновения, я даже не успел опомниться, как обнаружил то, что удочерил ребенка. Я принял её в свою, еще не созданную семью, не окрепшую семью, только сейчас осознав, какая же это ответственность. Я боялся ответственности, как огня, ведь я привык быть одиноким, привык заботиться ТОЛЬКО о себе. Не о ком больше, а теперь мне нужно было следить, ухаживать, кормить, любить малышку. Любить как своего собственного детеныша, а я еще хотел создавать семью с Саффи.
Почему мы так поздно осознаем, что что-то не так просто делается, как казалось бы? Но назад дороги нет, я принял ребенка, так просто, почти не думая, а поэтому я постараюсь справляться с такой, как казалось мне, не легкой должностью. Но я вовсе не жалел о том, что соврал мягко говоря детенышу, ибо счастье в глазах, так странно передавалось мне, отдавая теплом в душе и сердце.
-Папа... - счастливо проговорила она, а мне было так не привычно слышать это слово, - Пап... только не бросай меня больше, ладно? И это... я больше не Эстери, я теперь Кана, хорошо?. Я взглянул на детеныша, пытаясь понять смысл её слов. У неё два имени? Почему она не хочет, чтобы её так называли? Голова кружилась от незнания, впервые набухая такой кучей вопросов, таких же как у  львенка наивных. А ведь она была такой же наивной, поверить и сказать что-то совсем незнакомому льву, который мог запросто обмануть, обидеть, убить... Сердце все сильнее сжималось, столько чувств нахлынуло сразу.
Я не стал спрашивать лишнее, просто крепко обнял девочку лапой, слушая её тоненький детский голосок, всматриваясь в её мордочку, в глаза полные детского счастья. Я сам невольно улыбнулся.
Однако идиллию прервало требовательное урчание в животе у крохи.
-Ой, - смущенно проговорила она. Ну, как же я сразу не догадался? Маленькая явно хочет есть, но чем она питается? Молоком или уже вполне может отведать мясо?
Я чувствовал себя капитальным горе-папашей, но взглянув на детеныша, кивнул ей.
- Пойдем, Кана. Я поймаю нам чего-нибудь.
Поднявшись на лапы, я направился на пастбища, ибо примерно помнил где оно находилось, но частенько останавливался, оглядываясь и проверяя, идет ли малышка за мной, поспевает ли? Так было не привычно, заботиться, но я старался справиться...
-------→>>Пастбища

+1

20

Счастье распирало львенку изнутри, она просто не знала, что сказать отцу, которого обрела вновь. Кана была так рада его видеть, тому что он реален и прижимает ее к себе, что все остальное было для нее сущими пустяками повседневности. Львенок просто не знала, куда выплеснуть свои положительные эмоции. Но когда она услышала, что ее отец пойдет ради нее охотиться, львенка потеряла дар речи. Ранее мать за простую детскую прихоть серьезно наказывала львят, что уж говорить о их просьбах поесть или отдохнуть. Ради нее и других своих детей она не старалась охотиться почаще, а только когда ей хотелось есть или удобно, а если оплошала, так не искала детям еду, а продолжала путь. А тут...из-за урчания в животе лев пошел на охоту. Ошарашенная и радостная львичка смотрела вслед удаляющемуся льву, не веря своим ушам, догнать она его всегда сможет, наученная жизнью. Но тут произошел еще больший сюрприз, отец не спешил удаляться вперед, оставляя дочери шанс только бежать за ним, он остановился и смотрел на нее, ожидая. Улыбка озарила мордочку темной и она поспешила за львом со всех лап. Пусть сил было не так много, но они еще были, что бы не отстать ото льва, которого она так долго искала. Стараясь идти сразу за львом, Кана не сводила с него глаз. Конечно, время от времени она отставала, но отец ждал ее, чтобы та не потерялась. Куда они шли, Кане было все равно, ведь теперь папа был рядом с ней и все будет иначе.

--→ Пастбища

+1

21

---→ Заново

Окрестности давно уже погрузились в мрак, который не могли развеять даже звезды, в изобилии высыпавшие на небе.
Впрочем, львице, осторожно пробиравшейся по тропе, ведущей к водопою, не было нужды в ярком свете. Хватало и того рассеянного, что изливался с неба, серебря гладь воды.
Пат преодолела последние метры до воды. Песок, еще не успевший остыть, согревал подушечки лап. Воздух по-прежнему был жарким, саванна погибала от этого жара, но здесь, у водопоя, все-таки дышалось полегче. Осмотревшись напоследок и не заметив ничего подозрительного - ни гиен, ни других львов, - полукровка опустила голову к воде.
Тишину нарушило далеко разносящееся шлепанье языка. Львица пила быстро и жадно, торопясь утолить жажду и найти какое-нибудь укромное местечко здесь же, на берегу. Скажем, в ближайших зарослях.

0

22

---------Начало игры-------------
Глубокая ясная ночь. На небе видны миллиарды звезд, сплетающиеся в тысячи созвездий, но Брен не обращал на них никакого внимания, и брел все дальше от скалы прайда. Такое прекрасное время для сна и отдыха, но льву не спалось. Частично из-за больной лапы, что в последнее время часто стала доставлять неудобства, а частично из-за неутолимой жажды. Он брел на водопой, осторожно и тихо ступая по мягкой земле. Прирожденный охотник, он никогда не лишится привычки тихо подкрадываться, несмотря на хромую лапу.
У самой воды он заметил Патрицию – молодую львицу с пятнами гепарда. Она склонилась над водоемом и пила, оставляя круги на воде. Брен не долго стоял на месте, не любил он шпионить и подглядывать. Вернее любил, но не тогда, когда выдавать себя придется все равно.
- Если бы я был врагом, то Вы были бы уже мертвы.
Голос льва был суров и строг, громкий и властный. Он стоял за львицей-полукровкой на расстоянии прыжка (благо ветер был с ее стороны, иначе кошка давно бы его учуяла). Взгляд его был не менее жесток, но тело расслабленно, не настроено для атаки или бега.
Все, даже прайдовские, реагировали на Брена по-разному, но по большей части, его опасались. Но были и те, кто мог ответить с вызовом. В основном смелыми оказывались львицы, их любопытство и жажда общения со львом, ломали все преграды, и они знали, что Брен, когда он в хорошем расположении и добром здравии, никогда не обидит самку, невзирая на все ее колкости в львиный адрес. Но сейчас рыжий был мрачен, и он ждал ее реакции.

0

23

Львица дышала торопливо, так же, как и лакала - будто могла не успеть надышаться влажной свежестью, царящей у воды. Конечно, на самом деле и тут было душно, но по сравнению с остальной саванной - благодать. В пересохшей после долгой (и безуспешной) ночной охоты пасти наконец-то поселилась приятная прохлада.
Вот бы еще что-то, кроме воды, плескалось в животе.
- Если бы я был врагом, то Вы были бы уже мертвы. - прозвучало за ее спиной.
Пат, и без того взбудораженная обстановкой, шарахнулась прочь, в воду, разворачиваясь в сторону, откуда донесся голос. Пушечный выстрел не мог бы напугать ее больше. Уши полукровки прижались к голове; хвост нервно дернулся и исчез под брюхом, намертво прижавшись к телу. Самка выглядела как нашкодивший львенок.
Только тогда она начала соображать, что раз уж с ней заговорили - то убивать вряд ли будут. И как это она умудрилась подпустить льва так близко... Она - уже успевшая научиться слушать саванну и скрадывать дичь, оставаясь при этом незамеченной.
Да уж, расслабилась. Пат выпрямилась, стараясь принять расслабленную и непринужденную позу, хотя сердце до сих пор бешено колотилось.
- Э... привет, - она, наконец, разглядела говорящего, и на морде ее появилось выражение облегчения: он был ей знаком, - Брен. Верно?
Она даже попыталась улыбнуться. Что ж, достойная попытка... ей это даже почти удалось, хотя хвост львица так и норовила поджать снова.

+1

24

Брен остался доволен ее реакцией. Что ни говори, а ему нравилось, когда одним своим грозным видом или строгим голосом, он мог если не обратить в бегство, то хотя бы поселить испуг. Вот и сейчас, Пат прижала хвост и стояла в воде, отбежав от самца на расстояние. Хотя львица уже поняла, что опасности рыжий не представляет, из воды выходить не спешила.
- Э... привет. Брен. Верно? – узнала она льва и чуть заметно улыбнулась.
«Надо же, помнит».
Лев уселся на том же месте, где и стоял, нервно дернув хвостом. Хоть ему и хотелось пить, но подходить к водоему он не стал. Не нужно лишний раз пугать и без того напуганную самку. К тому же, пока он не двигался – не болела и лапа.
«Пятна у, почти взрослой, львице? Забавно». Лев про себя усмехнулся. Он помнил молодую полукровку, и помнил когда она попала в прайд маленьким щуплым котенком.  Сейчас же, не без интереса Брен рассматривал самку, заметив пятна и торчащую прядку шерсти на затылке. Ее тело казалось каким-то худым, лапы через чур длинными, но морда была львиная. И ведь не назовешь ее никем другим, кроме как – львицей. Из нескладного котенка она превращалась в гордую грациозную кошку. И пусть до этого времени должно пройти много месяцев, но ее красоту и изящество было видно уже сейчас.
Постаравшись придать морде отрешенное, но в то же время добродушное выражение, он, смягчившись, заговорил:
- Верно, Патриция, - поднял в удивлении бровь, наблюдая, как ее шерсть начинает намокать, - И как водичка? Рыбу решила половить?
Можно было бы конечно еще и зарычать или бросить гневный взгляд на несчастную, но должного эффекта это больше не принесет. Момент прошел и его не вернуть. Да и запугивать знакомую не очень и хотелось.

0

25

Лев не двигался с места, но даже это казалось перетрусившей львице пугающим. По сравнению с ней он был настоящим гигантом... пусть даже сейчас уже выглядел не лучшим образом. Во всяком случае, полукровке он запомнился куда более упитанным и ухоженным - а теперь, кажется, у него брюхо к животу прилипало.
Впрочем, найдите в саванне хоть одного сытого льва... Пат и сама не отличалась округлостью очертаний - засуха прайд особо не баловала.
Наконец, самец сел, не сводя с нее пристального взгляда. Львица переступила с лапы на лапу, по-детски склоняя голову набок и пытаясь понять, что у него на уме.
- Верно, Патриция. И как водичка? Рыбу решила половить?
Кажется, он не сердился, как ей сперва показалось.
До Пат наконец-то начало доходить, что она стоит в воде, и, опасливо поглядывая на льва, она неторопливо вышла на сухое место. При этом ей пришлось к нему приблизиться, но страха он уже не внушал. Первый испуг прошел, сердце потрепыхалось напоследок и забилось размеренно, как и всегда. Хотя размеры льва все же внушали ей некоторый трепет.
Она вновь улыбнулась - на сей раз уже более искренне.
- Нет... я охотилась, - пояснила она, - в горле пересохло, вот и решила водички полакать, пока еще ночь и сюда не сбежались гиены.
Она едва заметно прижала уши. Зачем только заговорила про охоту... Лев наверняка поинтересуется ее исходом, хотя достаточно лишь взглянуть на ее запыленную морду и лапы - на них не было ни капли крови. И так ясно, что неудачно.

0

26

Ее страх проходил, и львица, наконец-то, решилась выйти из воды, оказавшись рядом со львом.
- Нет... я охотилась, - пояснила она, - в горле пересохло, вот и решила водички полакать, пока еще ночь и сюда не сбежались гиены.
Лев оскалился, открыл пасть, обнажая клыки и глухо рыкнул. На носу появились складки, а хвост нервно дернулся.
- От поганых падальщиков и на водопое покоя нет… Что за времена пошли нынче, при Ахади и Муфасе не было такого.
Что бы заглушить ярость, Брен поднялся и прошел мимо львицы к воде, зашел в нее по грудь и неспешно стал пить.
Раньше гиены никак его не волновали, они всегда считались жертвами, но никак не охотниками и убийцами. Теперь же встречи с ними могут принимать не жизнерадостные обороты. И это не только для хромого Брена, но и для других животных. Тем более если гиены бродят сворами, а не по одной.
Ил в воде, что подняла Пат со дна, постепенно осаживался, вода становилась прозрачной, можно было даже разглядеть, как рыбы проплывают мимо.
«Охотилась, - повторил про себя ее слова рыжий, - А мне теперь дорога на охоту закрыта».
Тоска по свободному бегу и запаху свежей крови, убитой лично тобой жертвы, заполнила разум, а горечь непонятной обиды проникла в душу.
- Наслаждайся охотой, даже если она не удачна.
В мгновение морда льва резко погрузилась в прозрачную воду, и вскоре он уже выходил на берег с крупной рыбиной в пасти. Она все еще трепыхалась, но мучения ее были прекращены сильным сжатием мощных челюстей. Последнее судорожное движение мокрым хвостом и чешуйчатое тельце застыло в львиных зубах. Брен с безразличием бросил угощение под лапы Пат. Что это был за жест? Жалость к голодной львице? Доказательство того, что он все еще способен добыть пищу? Или проявление симпатии? Патриции оставалось только догадываться. А лев же в свою очередь отошел чуть поодаль и отряхнулся, сбивая воду со своей хоть и не совсем роскошной, но густой гривы. Искрящиеся под лунным светом капли воды, полетели во все стороны, попадая и на львицу, как бы он этого не хотел.

0

27

Лев оскалился, хотя это уже не пугало.
Ну... почти. Пат по-прежнему следила за каждым его движением расширившимися глазами, но бежать сломя голову явно не собиралась.
- От поганых падальщиков и на водопое покоя нет… Что за времена пошли нынче, при Ахади и Муфасе не было такого. - недовольно рыкнул самец.
Да уж, не было... Если об Ахади Пат только слышала - возраст все-таки был не тот, - то Муфасу застать успела. И, хоть и недолго, пообщалась с этим добродушным здоровяком. Да, при нем в саванне жилось хорошо, гиены если и показывали свои носы, то лишь на границах. А теперь... теперь их разве что в пещере Скалы Прайда еще нет.
Впрочем, Пат на Скале не была уже довольно давно. Как знать, может, уже и там гиены всем заправляют.
Брен прошел мимо, недовольно подергивая хвостом. Зашел в воду, принялся пить, в то время как львица будто завороженная следила за движениями его языка. Она понимала, что нынешнее раздражение направлено вовсе не на нее... Любого, кто застал иные времена, положение дел в саванне будет выводить из себя.
- Наслаждайся охотой, даже если она не удачна. -вновь донесся голос льва, а затем...
А затем он резким движением опустил голову под воду. Полукровка вскочила, пытаясь понять, что он делает.
Вот он выпрямился, поворачиваясь к берегу... но его морда мгновенно скрылась за плотной завесой брызг, в которой Пат угадала и блеск рыбьей чешуи. Самка так и села на песок, изумляясь проворству Брена. Сама она неоднократно пыталась ловить рыбу, но ничем хорошим это не заканчивалось.
Рыбка влажно шмякнулась у самых лап львицы. Она озадаченно переступила на месте. Угощение явно предназначалось ей. Проглотив глупый вопрос "это мне?" - чего еще непонятного, и так к самым лапам бросил; хотя так и тянуло уточнить, - Пат пялилась и пялилась на льва, понимая, что наверняка выглядит глупо, но ничего не могла с собой поделать.
Только сейчас она обратила внимание, что он хромает.
Так вот почему он так говорит.
Сам Брен тем временем встряхивался, брызги разлетались во все стороны...
- Спасибо, - наконец, совладав с собой, проговорила львица, - и за совет тоже.

0

28

Брен видел ее не скрытое удивление, когда у лап львицы оказалась рыба. Она в замешательстве топталась на месте и только лишь поблагодарила, не приступив к трапезе.
- Спасибо. И за совет тоже.
Улыбнувшись ей доброй улыбкой, лев подошел ближе. Ему нравилось ее удивление, и благодарность для Брена имела большой вес.
- Куда ты направишься теперь? – тихо промурчал бархатным голосом большой кот.
Явно, что сидеть на водопое до появления гиен она не будет. А вот куда уходят одиночки – рыжий никогда не знал. Да и не спрашивал.
Вид у Патриции был странный. Казалось, она была в замешательстве, напряжена и не знала как вести себя со львом. Или так проявлялась ее скромность. Но все эти ее качества веселили Брена, нравились ему, и хотелось разговорить кошку.
Спать теперь совершенно не хотелось, несмотря на глубокую ночь. Небо было ясное и чистое, отчетливо виднелись звезды и луна, освещавшая земли. А тишина такая, что хочется затаить дыхание и насладиться ее пустотой. Брен уже хотел было снова заговорить, нарушив тишину, в которой, как показалось льву, полукровка чувствует себя не уютно, но тут боль резко пронзила тело большого хищника, отдавая в бедро. Сдержать и скрыть реакцию не удалось. Глаза Брена тут же налились кровью, яростный взгляд метался, ища то, на что можно обрушить свою ненависть.
Но кроме Пат поблизости никого не было. Он посмотрел на кошку, сдерживая оскал, но уголки губ дергались, то и дело опускаясь, приоткрывая пасть.

0

29

офф

извини за отсутствие) Выходные такие выходные

Рыба пахла приятно. Свежее мясо всегда хорошо пахнет, неважно, летало оно до своей смерти, бегало, плавало или вовсе ползало по земле. Львица опасливо ковырнула тушку лапой, будто опасаясь, что та снова забьет хвостом - почему-то это пугало ее еще похлеще, чем нападение разъяренного носорога. С тем, по крайней мере, знаешь, что делать.
Но нет... серебрящаяся чешуей влажная тушка была всего лишь мясом.
- Куда ты направишься теперь?
Лев приближался неторопливо. Самка вскинула голову, отрываясь от созерцания неподвижной рыбьей тушки.
- Пока не знаю, - честно ответила она: львице и впрямь не было это известно, - вероятно, на границы территории прайда... Туда, где поменьше гиен и побольше еды.
Она смущенно моргнула: почему-то ей казалось, что все должны осуждать ее за это. Уйти из прайда в то время, когда каждая охотница на вес золота, охотиться только для себя и не заботиться об остальных - по крайней мере, до той поры, пока не закончится засуха, - не малодушие ли?
Самка предпочитала об этом не думать.
Впрочем, ей и не дали.
Лев вдруг изменился на глазах: будто кто-то щелкнул выключателем.
Полукровка прижала уши, не понимая, что вызвало такую реакцию. Уж явно не то, что она прекрасно живет одиночкой, при этом шатаясь по территории прайда и охотясь там же. Это было бы нелогично: зачем тогда мирно беседовать с ней, да еще и угощать... Проще уж прогнать сразу.
В первый момент, конечно, львица подумала и об этом. Сердце вновь заколотилось где-то в горле. Еще чуть-чуть - и лапы сами понесут ее прочь, не дожидаясь команды от своей нерасторопной хозяйки.
- Что-то не так? - наконец, свистящим шепотом осведомилась самка.

0

30

Боль граничила с безумием, но сдержать неуемное желание крови – было можно. Хотелось рвать плоть и грызть глотки, обрушить весь свой гнев, что бы кто-то испытал такую же боль, которую испытывает сейчас он. Глаза Брена жадно сверкнули в темноте, и он облизал засохшие губы.
- Что-то не так? – повторил он слова Пат, повышенным тоном, - Все просто великолепно, милейшая. Незачем тебе бродить одной, я провожу тебя. Или ты боишься?
Взгляд неотрывно следил за львицей. Да, от такого предложения трудно устоять. Лев был полон решимости к действиям, и откажись она – мог бы напасть. Но нахождение с агрессивным хищником отнюдь не вызовет спокойствия в дороге. Может даже было бы лучше, если бы ее сопровождали гиены.
Что бы почувствовать ее страх не нужно обладать какими-то способностями. Весь вид львицы выдавал ее настроение. Уши прижаты к голове, тело напряжено, лапы готовы в любой момент сорваться и броситься спасать тело, убегая прочь. Тут уже преимущество на ее стороне. Опасности для кошки Брен не мог представлять, если, конечно, она не станет сидеть на месте. Но прогонять ее он не хотел, и не хотел, что бы она уходила. Пытаясь изобразить улыбку, он снова заговорил:
- Быть может, одиночкой проще охотится, ты знаешь места для охоты, до которых жителям этих земель далеко  идти. Но защиты у тебя нет никакой. Ты одна. В прочем – это твое право.
На лапу было больно наступать, ей нужен был отдых, хотелось лечь или, в крайнем случае, сесть. «Если она вздумает сбежать, но я ее точно не остановлю, пока встану, пока рвану следом… Брен, какая ты сволочь, оставил бы бедную девочку.» С нахальной ухмылкой, лев подошел к полукровке, и встал рядом с ней.

0


Вы здесь » Король Лев. Начало » Земли Гордости » Водопой