Страница загружается...

Король Лев. Начало

Объявление

Дней без происшествий: 0.
  • Новости
  • Сюжет
  • Погода
  • Лучшие
  • Реклама

Добро пожаловать на форумную ролевую игру по мотивам знаменитого мультфильма "Король Лев".

Наш проект существует вот уже 10 лет. За это время мы фактически полностью обыграли сюжет первой части трилогии, переиначив его на свой собственный лад. Основное отличие от оригинала заключается в том, что Симба потерял отца уже будучи подростком, но не был изгнан из родного королевства, а остался править под регентством своего коварного дяди. Однако в итоге Скар все-таки сумел дорваться до власти, и теперь Симба и его друзья вынуждены скрываться в Оазисе — до тех пор, пока не отыщут способ вернуться домой и свергнуть жестокого узурпатора...

Кем бы вы ни были — новичком в ролевых играх или вернувшимся после долгого отсутствия ветераном форума — мы рады видеть вас на нашем проекте. Не бойтесь писать в Гостевую или обращаться к администрации по ЛС — мы постараемся ответить на любой ваш вопрос.

FAQ — новичкам сюда!Аукцион персонажей

VIP-партнёры

photoshop: Renaissance

Время суток в игре:

Наша официальная группа ВКонтакте | Основной чат в Телеграм

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Небесное плато » Водопад Хару


Водопад Хару

Сообщений 181 страница 202 из 202

1

https://i4.imageban.ru/out/2019/04/07/0d2b38a5fce474f4fe1a1c9286eec149.png

Воды небольшой реки с шумом обрушиваются с края Северного плато, образуя глубоководное озерцо у самого подножья каменной стены. Как ни странно, здесь почти нет никакой зелени, а следовательно — и тени. Но в этом есть свои плюсы: на закате водопад наливается огнем в лучах заходящего солнца, а днем здесь очень часто можно заметить яркую радугу.

Доступные травы для поиска: Базилик, Валерьяна, Забродившие фрукты, Кофейные зерна, Маи-Шаса, Костерост, Адиантум, Сердецей, Ароспьера, Мелисса, Мята (требуется бросок кубика).

0

181

Что-то в сие конкурсе Кизите везти перестало (не блеванул, и на том спасибо), и подросток с глухим "ух ты бл*" свалился на землю, провалив пьяное вусмерть па. Лев поднял пыль своей тушей и матерился себе под нос с досады, но в следующую же секунду ему вдруг опять стало весело. Это он представил, как смешно будет выполнить спор. И правда: орешь, получаешь по жопе, с обиды опять орешь, снова получаешь по жопе. Круговорот шутника в природе. Бхе тихонько захихикал. Теперь бы эту самую "важную шишку" отыскать и случайно в неведомые дали не упереться. В Гельту там, например. Бухой Кизита это вам не это. Бухнул на водопаде, проснулся на побережье океана.

- Что тут происходит, Бхекезита?

Как бы то ни было, боги бухла и веселья сжалились над Бхекизитой (или тоже над ним поржать хотели, тут уж неизвестно), и важную шишку подослали к нему сами. Судя по виду Василя, он, когда увидал взрослого самца, поприссал, а почему, Кизяк не понял, поскольку из-за подбухнувшей головы не сразу признал в нем вожака Баргестов. Да вообще плевать, почему спутник черного самца знает его имя, да еще и полное. Кому это интересно? Интересно-то другое. Спор! И вот Кизита, наплевав на Фенрира, зачем он ему вообще, качающейся походкой подошел вплотную к Шеню, набрал в легкие побольше воздуха, и...

- Я ПИДОРАААС!!!

Гаркнул Кизяк так, что аж слюни полетели, а из ближайших зарослей травы, кустов и редких деревьев повыпрыгивали мелкие зверушки и повылетали птички. Наверняка просто все в округе слышали этот эпический каминг-аут. После этого Бхе глупо гыкнул, как умственно отсталый тюлень, и в следующий миг тут же признал, кому в рожу он заорал. Воспитательный пиздюль всегда работает и освежает память лучше всего. Это оказался Шенью. У Кизяка аж сердце в пятки ушло, адреналин так и хлещет. Хоть бы с водопада не скинули, а ведь такой исход возможен.

- Папа, не бей!

Смех Кизиты был похож на плач, но да, он все еще смеялся не то от истерики, не то ему правда было приятно получать по морде за свое херовое поведение. Одно было ясно его пьяной голове: валить надо. Но куда же тут свалишь, когда ты уже бухой в г*внище, а тебе по жопе херачит гигантский нигге-, простите, капский лев.

- Отшлепай меня, папочка! - в порыве безудержного язвительного веселья заорал Бхекизита и тут же отхватил ещё раз.

Ох и зря он это сказал, теперь его точно убьют. Закончи мои страдания, господь, хочу увидеть папу и маму.

+4

182

——--Ввод в игру Фамильяра
Ты наплевал на все и позволил себе сделать несколько кругов в озерце. Грива уже полностью промокла и неприятно тянула вниз. На плечики стала наваливаться тяжесть. А под лапами то и дело путались рыбки. Некоторые настолько оборзели, что пытались тебя щипать за шерсть, свисающую с лап.
Я вам не червяк.

Ты зевнул, позволив воде немного залиться в пасть. Плавать все же прекрасно и превосходно. И плевать что после таких процедур начинает сильно клонить в сон. В конце концов хватить уже быть тварью дрожащей а? Пора искать приключения на свой хвост, чтоб все не ограничивалось только неудачами. И начинать жить. Позволив себе прикрыть глаза ты поплыл, полностью отдаваясь во власть слуха и ощущений.  Ты соскучился по этому за время своего путешествия. Интересно, получится ли у тебя найти место, которое ты сможешь вновь считать домом? А еще очень и очень желательно, чтоб это место было рядом с водоемом. Как никак вода основа жизни, там и добычи должно быть побольше.  Лучи солнца становились менее теплыми, но светили чаще. А значит день постепенно заканчивался. И если повезет, то сегодня будет весьма звездная и спокойная ночь. И ты был не против провести ее прямо здесь, а не вновь пускаться в путь по сумеркам. Вообще многое можно отдать, чтоб остаться здесь навсегда.
"только хозяева территории не очень-то будут рады"

На морде появилась недовольное выражение. Оставалось надеется, что покупаться тебе дадут спокойно. И вспомнил, что слышал как Везунчик пытался добыть себе пропитание. И скорее всего ловил пастью неразумных, но скользких рыбех. И теперь жалел о том, что упустил столь забавное зрелище. Встав лапами на твердую землю, ты посмотрел на гиена, развалившегося на бережку.
- Не. Не так. Я прожил с гиенами всю свою сознательную жизнь. Они меня спасли, научили охоте и сражению - Мяукнул ты, отпивая воды - Я Был далеко не на последнем месте в иерархии, учитывая, что моя дорогая подруга вожак. Просто получив предательство и несколько хороших шрамов, не особо хотелось вновь втягиваться в это все. Любая гиена служила неприятным воспоминанием. А зажившие шрамы снова горели вновь.

Ты постепенно начал выбираться на мелководье, внимательное всматриваясь в воду. И действительно, совсем мелкие рыбешки так и копошились у твоих лап. Они были практически невидимые. Песчаного цвета. И только черные полоски выдавали их присутствие. Ну еще и попытки тебя ущипнуть. Таких ловить дело гиблое, если бы у тебя были лапы поменьше, вот возможно. А так это маленькие твари слишком юркие и неуловимые. Не говоря о том, что вода увеличивает их размеры. О рыбалке сейчас вообще можно было не думать. Своим плаваньем, ты кажется распугал всю рыбу. Да и подумывал, не сочтут ли хозяева территории это как воровство добычи?
Некоторым повода не давай, сами его найдут.

На слова о том, чтоб бросить гиена тут ты вопросительно повернул голову.
И что за глупые самопожертвования?
- Нет уж. Я не тварь дрожащая, чтоб уносить лапы и бросать партнеров. Так что можешь даже не заикаться. - Ты недовольно замахал хвостом.
Что он вообще о тебе такое думает?! Вроде повода быть настолько трусом или предателем не давал. Хотя, с другой стороны он и прав, говоря такое. Вы ведь знакомы всего второй день. Естественно ожидать побега в опасных ситуациях. Так разочаровываешься меньше. Но все таки, можно было и не так резчить. В конце концов, ты то держишь свой язычок за зубами. Неожиданно вашу беседу прервал чей-то крик: - НУ ЧЕ, ПОГНАЛИ, ЕПТА!. Птицы взмыли в воздух, а ты насторожил уши.
Кричали совершенно не далеко, но очень очень несвязно. Ты попытался принюхаться, но ветер приносил лишь запах гари.

Опять где-то пожар?
Напарник явно напрягся, поняв, что вы тут не одни. Ты тем временем его не очень слушал, стараясь понять откуда доносятся звуки. Шумы взлетающих и паникующих птиц очень мешали. А еще, их так и хотелось поймать. Как никак ты давненько не ел. И вариант с рыбой вновь стал актуален. На какое-то время птицы замолкли, и оставался только шум воды. Но вот опять грубые, уже приглушенные голоса, а затем новый вополь: Я ПИДОРАС
Ты засмеялся, а затем посмотрел на Бахати: Да это подростки шалят, причем где-то там наверху. Отсюда водопад бы не дал сделать такого эха. Да и на скалу тебе уж точно сейчас не влезть.

С хитрым прищуром, ты начал отряхиваться. Со всей этой суетой, под твоими лапами образовалась хорошая такая лужа, благодаря воде с гривы. Ну и теперь просохшему Везунчику досталась порция свежести. Ты засмеялся, и перепрыгнул гиена, упав на сухую землю. Купание помогла снять стресс, и холод был теперь только на шкуре. Ты повел носом принюхиваясь и осмотрел территорию. Стараясь убедиться в том, что не ошибся в своих выводах. Но все было относительно спокойно. Птички успокаивались, начиная петь свои песни, а под определенным углом можно было вновь наблюдать радугу от захода солнца. Только вот, честно говоря. Лучше столкнуться с боевым патрулем, чем подростками. Если взрослые не совсем отбитые, то с ними можно уладить конфликт и просто унести свой хвост. А вот подрастающее поколение обычно на голову отбитое. И им больше всех нужно похвалиться попытавшись прогнать нарушителей. Обязательно с капелькой унижений. Именно таких подростков ты встречал в своей жизни и в своем прайде. А сам, а сам был слишком глупым да и не менее заносчивым. Убедившись, что никакой опасности нет, ты уронил голову на лапы, задумчиво всматриваясь в небеса.
- Нам нужно решать, остаемся на ночь здесь, рискуя своими жопами, при этом поймав пару рыбин. Или же тащимся в еще какое нибудь прекрасное и гостеприимное место на голодное брюхо. Я лично выбираю первое, хватит мне на сегодня путешествий. С лап валюсь.

Ты и сам не заметил, как все это время следил за маленькой желтенькой пташкой. Она скакала туда сюда по веткам, и перелетала с дерево на дерево. Ты и моргнуть не успел, как эта маленькая птичка влетела в стаю других. Миг и сладкоголосый потрошитель сидит с добычей из себе подобного. Ты даже вскинул бровь, смотря на нахальное желтое пятно. Если по их пение ты слышал часто, и знал, что рядом есть вода. То так близко наблюдал это создание впервые.
- Ты посмотри, что творит. Только что залетела в стаю каких-то птиц, и сцапала своего же сородича - Прошептал ты гиену, стараясь показать хвостом, куда смотришь - Я думал они там цветочки, ягодки или насекомых едят, с такими то размерами. А она своих собратьев ловит.

Пташка спрятала свою добычу в ближайших кустах, а затем подлетела к водоему. Теперь ты мог разглядеть это странное создание. Ее основной цвет в точности повторял цвет твоей гривы. А черные полосы прятали маленькие, злобные глазки. Неожиданно птичка, в наглую полетела чуть ли не к тебе и выдала тем же голосом, которым орали с вершины водопада: Ты пидорас!

Ты в шоке посмотрел на Бахати и заржал во весь голос.

0

183

Бахати понимал, что бередить старые раны неприятно. Даже если и не свои собственные, а чьи-то чужие. Однако, ему хотелось разобраться во всём том, через что пришлось пройти ему новому другу-льву. Кто знает, сколько ещё миль они будут идти бок о бок, и потому гиену хотелось узнать Пшата получше. Хотя, может, он и слишком рано завёл такие речи, но было приятно слышать, что Пшат отвечал ему максимально честно и подробно... да и, к тому же, было совершенно ясно, что он не делает этого через силу.
- Ух... наверное, тогда тебе не очень приятно смотреть на меня... хотя, я могу тебя тут понять, мне тоже бывает не по себе, ты только представь, каждый раз, как смотрю в своё собственное отражение... - Везунчик улыбнулся, но в этой его улыбке было столько тоски и скрытой бои, что язык не поворачивался на полном серьёзе назвать ЭТО улыбкой. К тому же, Бахати, на момент, когда произносил эти слова, старался смотреть в сторону, а не на Пшата. Словно боялся с ним встретиться взглядами и раскрыть всю горечь в своих собственных глазах. И, конечно, он не мог не опустить глаза вниз, чтобы вновь не столкнуться со своим отражением. Больнее всего ему было видеть в том, как в его собственных чертах морды, приходилось видеть черты старика Зейна. Тот старый гиен просто растил его, они не были кровными родственниками и всё же... так много в самом Бахати передалось от старого крокута. Больше в мимике и голосе, конечно, нежели в каких-то чертах внешности. Он, сам того не замечая, много понахватался у Зейна.

Но от ностальгических и болезненных воспоминаний о прошлом, его отвлекли следующие слова льва. Льва, который выбрался на мелководье, ближе к гиену. Эти его слова заставили Бахати даже резко поднять морду вверх и взглянуть на льва.
- П-правда? - переспросил он, чуть дёрнув навострёнными ушами. Но затем смущённо отвернулся. Боковым зрением напоследок уловив, как недовольно, почти обиженно, рослый кошак дёрнул хвостом. - Я в том смысле, что... я не имел ввиду ничего такого. Просто... понимаешь,хм... я даже не знаю толком, как это объяснить! Просто, наверное, не хочу, чтобы тебе из-за меня досталось. Хотя, ты, конечно же, прав, так партнёры не поступают, - подытожив, скорее, самому себе, чем для Пшата, кивнул Бахати и уже с улыбкой повернулся ко льву, улыбаясь во всю пасть, от уха до уха. Может, это и было слишком резко и прямолинейно, но... для бахати так было проще всего выяснить всё, что между ними творилось. Честно. Без умолчания и надумывания излишних.

Как раз в этот момент и раздался тот неадекватный и оглушающий вопль, что раскатами прошёлся по джунглям. Затем загалтели птицы, да и, вообще, первый крик потерялся где-то между бесконечных перепетий стволов деревьев. И хотя крик не был похож на боевой клич, крокут был напряжён. Как говорится, лучше перебдить, чем недобдить. Так что, поднялся из воды на все четыре лапы, так же напряжённо, как и Пшат, вслушиваясь в тишину. И услышал:
- Я ПИДОРАС - такое же громкое и ясное, как предыдущий крик. Услышав такое, Бахати выпучил глаза и даже чуть голову назад отклонил, мягко говоря, прихерев. Конечно, он и за собой наблюдал всякие там... нетрадиционные наклонности. Но предпочитал не говорить о таком налево и направо. Тем более - орать!

- Да это подростки шалят, - сказал Пшат с улыбкой и Бахати с облегчением выдохнул. Почему-то о таком варианте он даже и не подумал, сразу всю ситуацию пропустив через себя и свои душевные и прочие метания.
- А, да... ну да, конечно же! - нервно и дико смущаясь, чуть запинаясь, озвучил и гиен. После чего сразу отвернул морду, типа, просто осматривался, на самом же деле, пытаясь скрыть то, как начали алеть его щёки.
Он даже опустился обратно. Улёгся, как прежде. Пузо и грудь были влажные, а вот вся его верхняя часть тела уже успела высохнуть... правда, как оказалось вскоре, совсем ненадолго. Так как Пшат, вышедший из воды и решивший отряхнуться, тут же снова залил его водицей. На что сам Бахати, вторя льву, тоже тихо захихикал. Это было скорее щекотно, нежели хоть как-то неприятно. Затем его накрыла на долю секунды тень от прыжка туши белобрысого льва и Бахати прикрыл глаза. Давно же ему не доводилось чувствовать такого спокойствия рядом с кем-то... хоть с кем-то, не то что рядом со львом!

- Нуууу... я тебе уже сказал, я никуда не двинусь вплоть до заката, с меня хватит! Да и ночью в джунглях не безопасно скитаться, тогда однозначно нарвёмся на патруль. Лучше по тихой тут отоспимся, кажется, если верить крикам, что мы слышали, основные тусы хозяев происходят вверх по течению... так что тут мы можем переждать до завтра. Отдохнём и... чем чёрт не шутит? рыбу никогда не ел, но всё бывает в первый раз, я всегда готов попробовать что-то новенькое! -  распелся гиен и, наконец, поднялся с мелководья, проходя к берегу. Он даже не отряхивался, как есть, подходя ко льву и падая в прибрежный песочек(или что-то в этом роде). После, он переворачивается пузатым бочонком кверху лапками и жмурится от падающих редких лучей солнца, что просачивались через листву.

Только после этого он слушает что там ему говорит Пшат и, нехотя, открывает один глаз. Которым он косится на ту самую пташку. И как бы ему не показалось странным в этой птице ничего особо. Он уже встречал хищников, которые маскировались под свою добычу, чтобы сойти "за своего". Хотя он не знал, многие так делают или нет. Так что лишь пожал плечами. Но пташка, то ли узнав, что ребята шептались о ней, прилетела к ним. И не просто так, зависла в воздухе. И припрыгала поближе и как выдала то самое "ТЫ ПИДОРАС!", что и Пшат и Бахати офигели. на мгновение даже оба заткнулись и выпучили на пичужку глаза. А затем как заржут! Громко и от души!

Такой дикий гиений смех, пожалуй, могли услышать даже наверху...

Отредактировано Bahati (4 Окт 2018 09:59:43)

0

184

В голове Васи до падения Кизиты

На удивление легко Василю оказалось в столь ублюдском состоянии поддерживать равновесие. Видимо, его мотивация со львами-гомосексуалами на дне огромной впадины была невероятно действенной, и он словно акробат балансировал на тонкой проволоке, что олицетворяла его репутацию. Хотя, если быть совсем уж честным, он попросту не был настолько пьян, чтобы валиться с лап подобно неваляшке. Да, он не жрал забродивших фруктов так часто, как это явно делал Кизита, но может в этом и было его скрытое преимущество?

Он смотрел четко на своего противника. Да, плевать, что только что Василь был готов броситься в ноги этому самцу за спасение от придурковатых занудных взрослых и предоставление алкашки, сейчас они были заклятыми врагами. Как и всех лучших друзей, их уже мотало из одной крайности в другую. Василь злобно пялился на обросшего журавля и его самодовольную ухмылочку, в ответ которой Вася улыбнулся не менее самодовольно и уверенно, хотя и похожа эта гримаса была скорее на туповатый оскал отсталого осла, коим он, впрочем, сейчас и являлся, не внешне, так психологически. И лыба эта стала только шире, как только прямо на глазах Василя его враг потерпел унизительное поражение, в результате которого над водопадом раздался, опять же, буквально ишачий гогот, спугнувший добрую половину зверья, которому не повезло быть где-то поблизости. И лыба эта стала только шире, как только прямо на глазах Василя его враг потерпел унизительное поражение, в результате которого над водопадом раздался, опять же, буквально ишачий гогот, спугнувший добрую половину зверья, которому не повезло быть где-то поблизости.

И после

~F-F-U-U-C-K Y-O-U~

Боги, эта эйфория.

Василь аж охрип от смеха, наблюдая за тем, как тело Кизиты в замедленной съемке кубарем летит вниз, где его с распростертыми объятиями уже встречают его новые собратья и коллеги, что распетушили свои гривы, подняли пистолетом хвосты и не только, а Василь, не в силах сдерживать радость, добровольно прыгнул следом, приземляясь с громким, отдающимся даже чересчур звонким эхом в голове, грохотом, в то время как пыль вокруг него поднимается и прикрывает все то, что с ними сделают эти львы...


Однако в реальности же ничего подобного не случилось. Все было гораздо более скучным и пресным, да и к тому же до банальщины ожидаемым - пришел Чёрный Властелин обыкновенный и начал диктовать свои правила. Василь, конечно же, подобному пришествию рад не был, уж тем более не когда он позволил себе наступить рыжему на хвост. В ответ на столь наглую злобную провокацию Вася что-то там промычал, что в голове его прозвучало грозно и убедительно, а на деле никто даже не обратил на это внимания.

Юный пьяный лев таки смог подняться на лапы и даже стать свидетелем того, как поверженный Кизита выполняет свою часть обещания, после чего тут же получает п*зды, к своему великому гейскому сожалению. В любой другой ситуации (будь он трезвым), Вася бы наверняка поржал над этим всем, но сейчас-то он соображал гораздо хуже обычного. Мало того, он настолько осмелел, что позволил обиде на Шенью перейти в нечто большее, и юный самец даже подал голос и принялся что-то там вякать, явно не соображая, с кем имеет дело.

- Ну эй, ЭЙ БЛ*ТЬ, - в этот момент все обитатели водопада дружно поняли, у кого еще не до конца сломался голос, - ты его азчем бьеш? Это дискри- скримини- декремация... Фу, с*ка, - в такие моменты понимаешь, насколько же сложная штука этот ваш язык, - ИДИ ВОН.

И напоследок (своей жизни) Василь занес лапу в воздух в попытке отпугнуть Шенью, но отпугнул лишь мошек, что парили в воздухе рядом с ним, при этом лапой ударил по земле так, что сам взвыл, едва ли не заревев.

+4

185

Ты захихикал, скрывая это под предлогом вылизывания шерсти. Крокут очень мило оправдывался, аж нервничал и пытался лыбиться во всю пасть. Ну, нечего понапрасну тебя в предатели записывать. А то удумал, оставить его позади. Ты подмигнул Бахати, показывая, что все в порядке. Да и вообще, злость не то чувство, которое постоянно может жить в тебе. Оно слишком мимолетно и слабо, приходит и уходит. Даже на самые жесткие обиды и посылы ты всегда способен забить спустя пару часиков, максимум. К чему жить на негативе к другим, особенно к совсем незнакомым личностям? Им от этого ни горячо ни холодно.

Вообще это всегда было забавным. Насколько некоторым важно, чтоб их любили, чтоб их уважали или хотя бы хорошо относились. Они действительно думают, что заслуживают только хорошего отношения. Ты же считал, что любой имеет право относиться так, как ему угодно. И нечего по этому поводу переживать. Вольны считать тебя хоть идиотом, хоть Лохом да хоть лягушкой.  Главное, чтоб не пытались убедить тебя же в этом. Ты в свою очередь волен как тебе угодно оценивать других. 
Но что-то они обижаются на такое.
А потом кричат о пофиг, и пытаются задеть. Злятся до пены у пасти и гнилых разговоров за спиной. Умильное зрелище. Ты и сам не заметил, как от этих мыслей растянул улыбку во всю морду. И понял, насколько иногда скучаешь, по издевкам над не очень умными личностями. И над их милой агрессией. Столько сладких эмоций. Да даже шрамы на заднице этого стоили черт побери!
Когда нибудь нужно тряхнуть стариной.

- Я не злопамятный, если что. Скорее всегда на все забиваю. И люблю прямолинейность, чем недосказанность и намеки. Ненавижу, когда начинают скрывать какие-то обидки, вместо того, чтоб просто сказать причину. - добродушно мяукнул ты - Но, единственное, что может действительно меня разозлить это неисполнение обещаний. Просто предупреждаю.  Не стоит со мной бросать слова на ветер. Хоть ты мне мотылька пообещал принести, то лучше это сделать. Иначе я выношу мозги и в физическом и в моральном плане. Со своей стороны я обещания всегда исполняю. Ты не поделишься, с чем мне нужно быть острожным? У каждого ведь свои тараканы в голове.

Учитывая, что ваш смех хорошо так разошелся по долине, ты помолился про себя, чтоб подростки были слишком обкуренными и этого не заметили. Ну, а взрослые были слишком заняты этими же самыми подростками.  Не хочется всех этих разборок. Ох как не хочется. Даже если ты принял решение перетаскать немного рыбы из этого чудного водопойчика. Стоит только подождать, чтоб вода стала опять прозрачной и чистой, а "селедки" немного потеряли бдительность. Крокут поддержал твою идею.
Еще бы нет, это мне его кормить!
Отличное окончание дня, однако. Тебя только что обозвала маленькая и очень офигевшая птичка. Сожрать ее? Так там одни перья да кости, на один зуб и то не распробуешь.  Однако, ты придавил лапой хвост пернатого существа, с изумлением наблюдая, что оно никак не испугалось.
- Не боишься, что я тебя сожру, пташка? - коварно улыбнулся ты, щелкнув зубами - А мой голос повторить сможешь?
Птичка повернула на бок свою черно-желтую головку и пару раз моргнула. Она совершенно не пыталась вырваться или улететь, что тебе безусловно нравилось. Да и ее манера охоты тебе все еще казалась удивительной. Бахати же на это внимание особо не обратил или относя равнодушно.
- Пока нет. Мне нужно какое-то время, чтоб привыкнуть к голосам - спокойно выдала птичка, а затем озвучила твои же мысли - Я Сумрачная. Да и не сожрешь ты меня, я маленькая и костлявая.

Ты фыркнул, переглянувшись с Бахати. Мол, может ты ее сожрать хочешь?  Но сам уже поднял лапу с хвоста, поняв, что никуда эта желтая тварь не денется. Так что если будет сильно выпендриваться, всегда может стать закуской.
- Меня зовут Пшат - ты показал хвостом на крокута - а это Бахати. Я как раз сейчас собираюсь рыбачить. Так что могу пригласить тебя к нашему столу. Если, конечно ты и так не наешься себе подобными.
Вставать на самом деле дико не хотелось. После купание наступило полное расслабление и сейчас бы завалиться спать. Но с пустым животом сон явно будет не долгим. А начинать охоту в сумерках не хотелось и во все. Ты потянулся, зевнув во всю пасть и издав забавный звук. Сумрачная явно прислушивалась к каждому звуку, что ты создаешь.
И что вот привязалась?
От птички так и веяло неприятностями. Или, как минимум отвратительным характером. но кто нынче не без греха? И опять ветер принес отвратительный запах, что отбивал все обоняние. Впрочем, хорошо что для ловли рыбы нужен только зоркий глаз и быстрая реакция.
Скажи, Сумрак - с издевкой начал ты - не знаешь ли, у нас здесь опять пожары вспыхивают. Аль слишком занята была любованием собой в отражении? - Гдеж вы были все это время? Не пожар, вулкан извергаться начал. - проголосила пташка.

Ты от изумления вскинул брови, попытавшись разглядеть сие зрелище. К сожалению от тумана, сто создавал водопад долину было слабо видно. Однако, на горизонте, прямо под цвет солнца тлели угольки раскаленной лавы. Повезло, наверное, что вы не выбрали путь в ту сторону. Иначе подушечки лап можно было не только стереть. Но, вулкан не ваша проблема. Сейчас проблема это пустые и урчащие животы, которые срочно срочно необходимо наполнить. А ты тот герой, что выполнит это жутко сложное задание. Вздохнув, ты вновь вошел в водоем, слегка вздрогнув от холода.
Придется немного помочить лапы, прежде чем сочные рыбины вновь приплывут к берегу. А это проблематично, когда мальки то и дело пытаются тебя ущипнуть. Не знаешь то ли ойкать, то ли смеяться. Ты замер, с занесенной лапой, внимательно вглядываясь в кристально чистую воду, ожидая, когда чешуя предательски вспыхнет на солнце.

Отредактировано Пшат (24 Окт 2018 22:16:38)

+1

186

Всё это было... странно? Или вернее будет сказать, чудно? В новинку, это точно, но пускай это и было нечто новенькое для крокута, оно, определённо, несмотря на все неловкости и заминки, всё таки было очень приятным. Пусть их диалоги с Пшатом за всё время совместного путешествия, в большинстве своём, состояли из неловких вопросов и ещё более неловких договорённостей, вроде охоты или направления пути, Бахати всё больше и больше пропитывался симпатией ко льву. Да, какими бы за больное хватательными ни были их разговоры и неловкие изъяснения, им удавалось найти общий язык, решение, да просто банальное понимание друг друга.

И вот, уже все улыбки льва не кажутся такими издевательскими. Слова не слышатся предательским заговором, как бы построены ни были. Его не съедает паранойя и сомнения, он просто чистосердечно верит, что Пшат с ним искренен и его смех не злой вовсе, а добрый и дружеский. Более того, он уже начинает неосознанно улавливать настроения льва по малоприметным деталям. "Притирается" к здоровяку, абсолютно естественным путём. Он теперь даже мог читать его эмоции. Понимать льва, просто по таким деталям, как... нахмуренные брови льва. Или по мотающемуся за его спиной хвосту, шуршащем в листве джунглей. Или же по прищуру, таких же как у него самого, зелёных глаз. Или даже, чего уж там, просто по единому только вздоху златогривого!

И теперь, когда ему проще было понимать язык жестов и мимики льва, Бахати услышал от Пшата ещё и словесное подтверждение всему этому. А потому гиен, слушая речь льва, сразу же заулыбался мягко и максимально расслабился. Даже начал ворочаться беззаботно с пуза на бок и обратно, елозя плечами и бёдрами туда-сюда.

- Нам, конечно, ещё предстоит узнать друг друга как следует, но.... во-первых, мы на верном пути, а во-вторых, слыша всё это, у меня складывается ощущение, что у нас с тобой не будет проблем, чтобы поладить, - зажмурившись, выдохнул крокут. - Я, в общем-то, придерживаюсь тех же жизненных принципов, что и ты, - он отфыркнул воду и перевернулся обратно, в прежнее своё положение, в котором пребывал до этого.

- Ну, знаешь, вот так сходу и не могу сказать чего-то такое... я, вообще, в принципе парень не конфликтный. Гибкий, если можно так выразиться, в моральном плане. Я всегда готов выслушать чужую точку зрения, даже если она не совпадает с моей и даже если она противоречит моей. Пожалуй, единственное, что могу сказать точно, так это то, что не прощаю предательств. Если уж я откроюсь и сближусь с тобой, то предательств не потерплю ни в каком виде. Но я думаю, что пока рановато для таких разговоров, хех... - усмехнулся гиен.

В отличие от Пшата, он почему-то совсем расслабился. И даже не задумался, что его дикий вхарактерный гиений ржач могли услышать и, более того, уже могли всем патрулем направляться в их сторону. То ли усталость сказалась, то ли найденный новый друг и спутник в скитаниях, то ли солнышко, то ли водные процедуры... может и всё сразу, но он совсем "размазался". И появление проказливой дерзкой птички, что так их повеселила мгновение назад, только усугубляло потерю всякой бдительности крокута. Он вообще, казалось, не обращал ни на что внимания, прикрыв глаза и довольно улыбаясь. Но уши его были повёрнуты в сторону беседующей парочки. Так что он хоть и казался равнодушным, внимательно следил за развитием событий. И когда лев глянул на него, почувствовал его взгляд и открыл свои глаза, встретившись с ним.

- Иногда лучше приятной трапезы может быть только приятная компания... Хе? - хитро сощурив левый глаз, протянул Бахати. Но этот вопрос был скорее риторическим. Просто что-то, чтобы показать и Пшату и птичке, что жрать пернатого каннибала он не собирается.

- Рад знакомству! - Бахати лишь махнул в воздухе лапой.

Далее, он не вмешивался особо в беседу этой парочки. Он, наконец, належавшись вдоволь, соизволил оторвать задницу от земли/воды. Он встал на все четыре лапы, с удовольствием замечая, что этот их отдых в здешних джунглях дал ему достаточно времени, чтобы не только хорошенько отдохнуть, но и чтобы его повреждённая лапа уже совсем не болела. Да, от прежней досадной травмы после неудачной охоты, не осталось и следа. Теперь он снова твёрдо стоял, гордо выпрямившись. И даже, пожалуй, был готов снова пустить свои мышцы в дело - для охоты... для охоты на рыбу. И, желая скорее сам себя проверить в этом новом для себя искусстве, нежели реально помочь добыть еды для них обоих, Бахати снова зашагал в воду.

И только лишь когда он принял стойку готовности к рыбалке, замерев по колено в воде, он вдруг подал голос, решив вклиниться в беседу:
- Знаешь... Сумрак. Мы с Пшатом оба пришли издалека. Там откуда я родом, например, вообще горы не плюются огнём, знаешь ли... - усмехается он и... шлёпает лапой по воде, вызывая тучу брызг.

Это могло показаться очень глупым ходом, однако, ввысь подлетела крупная такая рыбина, блеснув чешуёй и изгибаясь во все стороны. Да, трудно было в это поверить (даже самому Бахати), но ему удалось, буквально, "выпнуть" рыбину со дна на поверхность, где преимуществ было больше у гиена, нежели у рыбки. И, стараясь не упустить такой удачный шанс, он разинул пасть, пытаясь схватить свою скользкую добычу. Пару раз он клацнул челюстями мимо. Рыбина барахталась на мелководье, куда упала, загнанная крокутом, однако... не без труда, но Бахати удалось таки сжать челюсти, впиваясь в чешуйчатое тело своей жертвы. Сам в шоке от того, что у него получилось, он, правда, постарался тут же сделать вид, что так всё и задумывалось с самого начала. И, гордый своим уловом, он выпятил грудь, задрал нос и вышел на берег, почти парадно-празднично маршируя. Оказавшись подальше от воды на берегу, он положил добычу на землю и облизнулся, поворачиваясь к Пшату.

- Что ж, она твоя, здоровяк! Ты отдал мне того грызуна, так что будет честно, если эта рыбина достанется тебе... ну и твоему новому другу, да? - сказав это, он тут же подмигнул пташке.

Отредактировано Bahati (28 Окт 2018 18:15:57)

+1

187

Вот знаете, бывает такое, когда осознаешь один из своих поступков, как явную ошибку в жизни и очень хочешь обернуть время вспять, чтобы ошибку исправить. И ладно, если бы ошибкой был случайный секс или обещание, может даже ложь... В данном же случае ошибкой выступал Кизита собственной персоной, во всей своей пьяной красе ползающий перед фальшиво-спокойным Шенью. Тот по прежнему стоял на хвосте его не менее пьяного дружка, но смотрел на своего подчиненного. И ведь не прибьешь нахала, жалко его даже, сироту казанскую, пропадет в первой же перепалке с незнакомцев, на которого обязательно попрет бараном упертым. Мысленно отмечая самому себе, чтобы отправить следующим утром Кизиту в патруль вместе с Эмтутом, чтобы барбариец на него в случае чего просто бы сел, хозяин земель медленно перевел взгляд на рыжего пацана.

- Ну эй, ЭЙ БЛ*ТЬ, ты его азчем бьеш? Это дискри- скримини- декремация... Фу, с*ка. ИДИ ВОН.

Шень так же медленно изогнул одну из своих кустистых бровей в непонимании и словно бы удивлении, что на самом деле не являлось таковым; этого гиганта невозможно было удивить чем-то подобным, в конце-концов ну кто за всю свою жизнь не хотел попробовать всего на свете, особенно стол будоражащее кровь в жилах и создающее туман в сознание, что окутывал разум словно самый настоящий дурман. В такие моменты ты ощущаешь себя чуть ли не властителем мира и плевать, что на утро тебе станет если не стыдно, то больно, потому что в моменты забытья за языком никто толком не следит.

- Знаете, малыши, - наконец, заговорил шаман, понимая, что без педагогических пиздюлей тут не обойтись, - я сюда пришел пожрать и наставить вас на путь истинный. И на ваше горе, я еще по пути перекусил парочкой сурикатов.

Янтарные глаза сверкнули. Run.

Первому прилетело чужаку-северянину, Шень схватил того за загривок, крепко впиваясь клыками в кожу и пережимая нервы под шкурой и просто потащил эту небольшую тушку к реке, чуть поодаль становящийся водопадом. Тащить это пьяное тело не составило гиганту труда, он и не такие овощи переносил, разве что слушать матерные эпитеты порядком надоело, но совсем скоро мат превратился в громкое "бульбульбуль", как только рыжий оказался передней частью тела в воде, а черная лапа самца на его затылке, макая в воду. Сопротивление, если оно и было, выходило вялым и сумбурным, Шень только и чувствовал, как хвост северянина чесал ему брюхо и грудь.

Кизите не дал дернуться с места волк, не сдерживая ухмылки на своей морде, мол ты следующий, смирись и прими кару, как опыт в своей глупой жизни. Пока еще слишком короткой, но уже такой насыщенной.

- Кизита, - Шень подошел к нему со спины и за его спиной виднелся рыжий и уже не такой пьяный подросток, весь мокрый и явно морально изнасилованный; Шень - мастер педагогики, - твоя очередь.

Судьба спасеныша не слишком отличалась от судьбы Василя, разве что тому конкретно прилетело по жопе, раз уж он так сердечно просил его отшлепать, как в подобном откажешь? Вот Шень и не отказал. И вот, смотря на пару мокрых харь развалившихся на бережку у самой реки, в глазах которых еще плясали черти, но так же мелькали тенью отголоски трезвости, капский лениво сел и обвил хвостом лапы.

- Вам что-то не понравилось? Внимательно слушаю.   

+4

188

Нажратому Кизите было и невдомек. Единственное, чего он хотел сейчас, смотреть на небо и ржать, потому что проплывающее мимо облако подозрительно похоже на член. Бхекизите было весело. Очень весело, он только и делал что время от времени выдавал громкое "хы", как какой-то умственно отсталый шакал. Ну это было до того, как на праздник завалился Шенью. Теперь Кизита, с тщательно умытым ебалом, прохлаждался рядом с Василем, оба униженные морально, ректально и прочими малоприятными способами, но в конец идиотская улыбка напоротого фруктами подростка ещё сияла на его морде. Удивительно, какое у него устойчивое настроение даже после получения порции отборных люлей от льва, который на пару ударов может сделать тебе то, что сам Кизяк назвал бы "СМЭРТЬ".

-Ма-мане не понравса рыба с костями, папочка, - волосач, покачиваясь, уронил свою переднюю часть тела на землю, отклячив ср*ку кверху, и захныкал как ребенок.

И черт знает, почему и без того идиоту приспичило называть Шеня именно так. Может позлить, а может просто потому что захотелось. И ведь даже в таком овощном состоянии левой ягодицей задницы, хотя думательных приспособлений там не предусмотрено, Кизита догадывался, что за такие выкидоны отхватит только больше, но все равно продолжал делать то, чего делать в общем-то нельзя. Впрочем, это было его своеобразным кредо по жизни, не было ни дня, когда он не сделал бы чего-то, чего нормальный зверь в добром здравии бы не сотворил. Поссать в чьей-то пещере, стоя на передних лапах, например. Сейчас он, конечно, вряд ли бы такой фокус провернул в силу хорошего такого опьянения.

→ Взросление → Территории Северного братства

Отредактировано Бхекизита (24 Фев 2019 15:27:38)

+1

189

Ожидал ли Василий, что его дерзость обернется такой подляной? Собственно, нет. Когда ты пьян, особенно если не умеешь бухать и делаешь это едва ли не впервые в жизни, то ожидать от себя ничего не приходится. Да и от остальных тоже. Тебе просто хорошо. Даже тогда, когда огромный черный дядя-лев берет тебя за шкирку и, кажется, вот-вот начнет долбить под хвост.

Но долбежки не случилось, по крайней мере с противоположной стороны. Василя решили прополоскать аки облеванную простыню, и он даже не уверен, понравилось подростку это или же нет. Да, он определенно чертыхался и матюкался на всю Ивановскую, визжал резаной свиньей и пытался отомстить Шеню, этой глыбе мышц и нефильтрованной силухи, но в то же время было во всем этом мероприятии что-то... милое. Особенно милы оно все покажется спустя какое-то время, когда ни Шеня уже не станет, ни Васе будет не до подобных пьянок. В какой-то степени он определенно ловил свой кайф.

Как только Василь оправился от водной пытки, он, конечно же, сильнейшим образом закашлялся, едва ли не выблевывая свои легкие вместе с остатками желчи и фруктовой мякоти, которую он проглотил во время приема игристой жидкости. А пока рыжий очухивался, уже Кизита получал сполна от массивной лапы Шеня, от чего мозг Васи немог не наложить на все это великую фразу Get your ass back here!

В итоге, когда оба пацана получили по заслугам, им ничего и не оставалось, кроме как покинуть округу, оставив Шенью ни с чем. Повеселился и хватит. Этим двоим еще предстояло каким-то чудом опохмелиться.

→ Взросление → Территории Северного братства

+1

190

→ Торжественное начало игры

Ах, что за прекрасное место? Даже ночью оно невероятно красиво. Гул падающей воды, яркая луна, бросающая свой холодный свет сквозь летящие капли. Кусуди и не мог представить, каково оно утром, как яркие лучи игривого солнышка пробиваются через бушующие потоки, как оставляет ярких солнечных зайчиков на каменных стенах. Крокут не был особым ценителем искусства, но находил этот пейзаж действительно завораживающим. Да, такого точно не увидишь на слоновьем кладбище или опустевших Землях Гордости.

Так, собственно, что Кусуди забыл в этих местах? Вряд ли тут можно чем поживиться, не всех привлекает жизнь рядом с шумным водопадом, да и водой в целом. Но кудрявый не тянулся сюда в поисках добычи, нет, его привлекала трава. Он обходил все возможные территории после разрешения Шензи пару месяцев назад и уже нашёл кучу всего полезного, чем лекарь самоучка мог забить свои тайные запасы. Сегодня он впервые решил зайти подальше, чем крокут ходил обычно, кто знает, какие травы и ягоды он найдёт в таком красивом месте. Ну, может ему повезёт и он поймает какую-нибудь мышку.

Кусуди шёл, внимательно осматривая прилегающую к водопаду территорию. Смотря вокруг, он даже не замечал то, что происходило под лапами. Земля на берегу была немного холмистой, то возвышаясь, то вновь возвращаясь в привычное состояние. Вот на одном из таких холмиков Кусуди оступился и полетел кубарем вниз, попутно ударяясь обо что-то мягкое, крупное и тёплое. Затем послышался плеск. Крокут поднялся, выплёвывая струйку воды изо рта и лапой убирая налипшую на глаза длинную чёлку. Что ж, теперь он мокрый, а подвывающий ветер вдруг показался в два раза холоднее.

- Твою мать... - выругался Кусуди, поднимаясь с мелководья и смотря, как стекает вода с шерсти на брюхе и с гривы.

Рыжеватый обернулся и тут встретился взглядом с чужими зелёными глазами. Ох, не просто чужими, львиными! Прямо перед ним на берегу лежал крупный лев с пышной светлой гривой. Шрамы, в первую очередь бросившиеся в глаза, помимо зелёной радужки, не внушали особого дружелюбия. Перед ним был взрослый львина, бывавший в драках. И, кажется, именно на него приземлился Кусуди в первую очередь, смягчив своё падение.

- Здравствуйте... - улыбнулся дружелюбно мокрый крокут, хотя, казалось бы, куда ещё дружелюбнее. - Простите за беспокойство...

+2

191

Ты спал, но в этот раз совершенно не мирно.  То и дело ворочался туда сюда, дрыгая лапами и что-то бормоча себе под нос. Холод мурашками пролезал под шкуру и даже гриву, нашептывая тебе отвратительные сны. В них ты был постоянно покрыт снегом, а все окружающие спешили об этом сообщить. И избавиться от этого снега было просто не возможно. Любая попытка лишь увеличивала эффект, а зубы просто начинали стучать.  Даже огонь не спасал от этого жуткого ощущения холода. Хоть в лаву прыгай, хоть в пламя лезь. Заткнуть доброжелателей тоже не получалось, при одно из попыток они даже посмели толкнуть тебя.

Ты открыл глаза, непонимающе осматриваясь по сторонам и видя какой-то пушистый камень, падающий прямо в озеро. Очевидно, он тебя и разбудил, да черт с ним. Ты был рад вырваться из этого жуткого сна, который никак не восстанавливал силы. Наоборот, сейчас ты чувствовал себя еще более уставшим. На небе ярко светила луна и поблескивали звезды. Вдалеке виднелись облака, что проливали дожди на долины. Нужно было быть полным дураком, чтоб сунуться туда. А вы с другом сунулись, и теперь ты понятия не имел где находился серый крокут. Скорее всего, путь обратно на эту гору не нашел. Оставалось надеется, что судьба еще раз сведет вас, мир не такой большой, как кажется. Ты поежился, лизнув лапы.  Холодные ветра неумолимо набирали силу,а прохлада от воды и водопада лишь помогали им. Но в столь диких снах стоило винить себя. Ты говорил себе несколько раз найти укрытие потеплее. В такие времена ночи всегда суровы и холодны. А сам ты ужасно любишь тепло во время сна. Однако отдался во власть лени и надежды, и вот как говориться пожинай плоды.

Ты зевнул во всю пасть, собираясь просто скрутиться в клубок и пережить эту ночь, как взор остановился на гиене. Пару раз ты хлопнул зелеными глазами, пытаясь осознать происходящее. Вот опять перед тобой сидит крокут, причем сидит в озерце и виновато на тебя поглядывает. Обычная такая гиена, рыженькая с волнистой длинной гривой.
Я что-то упустил.
Вырванный из оков сна, ты просто принял эту гиену за камень. Камень который врезался в тебя и упал в озеро, казалось ничего не обычного. Не считая того, что ты сам еще недавно посчитал этот камень волосатым. А это уже не такие и мелочи.  Тем временем, пока ты старательно пытался заставить свои мозги работать самец гиены завел разговор.
- Здравствуйте... - растянулся в улыбке мокрый крокут. - Простите за беспокойство...

- Доброй ночи. Неужели тебе так жарко, что ты решил освежиться? - Задорно фыркнул ты, поднимаясь на лапы и отряхивая с себя пыль - Как водичка?
Ты не видел смысла проявлять агрессивность или же грубить. Этому куску меха можно было даже сказать спасибо за то, что избавил от тяжелых снов. Теперь уже можно было полностью потянуться, продемонстрировав гиене пасть и когти, впивающиеся в сырую землю. Почему-б немного не припугнуть своим жуууутким видом?

Реакции были еще немного заторможены. Но после не долгого времени, что ты провел с Бахти боль немного притупилась. И морды гиен не вызывали такой уж дикий ужас и негатив. Закончив с зарядкой ты хмуро уставился на крокута.
И что мне с ним делать?
Как там говорилось в поговорке про лимоны? Мол если жизнь подсовывает тебе их, то фрукты можно применить по назначению.
А вот что делать, если судьба то и дело подкидывает гиен? У них есть какое-то назначение?

Отредактировано Пшат (29 Мар 2019 08:50:43)

+1

192

Стоящий перед Кусуди лев выглядел очень грозно. Здоровенные клыки, мощные лапы с выпирающими когтями. Он внушал некий страх, не смотря даже на яркую окраску. Незнакомец точно отличался от львов прайда Скара, измученных чумой, голодом и засухой. Крокут побоялся представить что будет, если зеленоглазый вдруг решит отвесить ему знатных люлей своими лапищами. Да Кусуди сложится пополам и башки лишится! Оставалось лишь надеяться, что этот здоровяк не имеет никаких злых намерений.

- Доброй ночи. Неужели тебе так жарко, что ты решил освежиться? - вдруг с неким задором сказал тот. - Как водичка?

- Что вы, вода ледяная! Да я весь продрог уже! Понимаете, я оказался в воде по неосторожности! Случайно! - начал оправдываться гривастый, вываливаясь на берег и отряхиваясь.

Он даже не знал, зачем ему оправдываться перед ним. Ситуация начала казаться комичной, когда шерсть мокрого крокута начала топорщиться в разные стороны, как у дикобраза. Мокрая грива продолжала лезть в глаза, закрывая обзор на потенциальную угрозу. Кусуди знал, что практически все животные недолюбливают гиен, так что от этого светлогривого можно было ожидать чего угодно, любой подлянки. Хотя... Вроде он не выказывал особой агрессии в сторону нарушителя спокойствия, возможно он и вовсе не хотел нападать и лишь рассматривал нового знакомого. Ну, может и так.

- Я не ожидал встретить кого-то в таком месте, всё же шумно и мокро... Да и холодновато... - сказал кудрявый и поёжился от пронизывающего насквозь ветра, продувающего под взмокшую шерсть.

"Ну вот, не хватало ещё заболеть!" - подумал крокут. - "Какой же я лекарь, если буду ходить сопливить? Верно, х*ровый!"

0

193

Ты удивился реакции крокута на слова. Незнакомец начал оправдываться  перед тобой непонятно зачем. Неужели ему есть дело что о нем может подумать лев? Наврядли. Скорее всего это просто реакция для выхода из ситуации.  Безусловно, гиен все еще опасался тебя, это читалось в его желтых глазах. Крокут выбрался из воды и отряхнулся, став поход на огромный пушистый шар. В этот раз его опять таки можно было принять за мшистый камень.

- Я не ожидал встретить кого-то в таком месте, всё же шумно и мокро... Да и холодновато... - сказал кудрявый и поёжился от пронизывающего насквозь ветра.
- Я люблю воду, не считая холода. А сам-то зачем забрел в такое жууууткое место, еще и по среди ночи? - спросил ты, внимательно осматривая окрестности - Не знаешь никакой пещеры поблизости? Я дичайше замерз, пока спал тут. Да и ты вряд ли желаешь продолжить ночные ванны.

Тебе на несколько секунд даже стало жаль золотистого. Если ты настолько замерз, просто заснув вблизи водопада, то что говорить о насквозь мокром самце гиены?  К сожалению, ты был слишком занять восстановлением сил, чтоб хоть немного изучить эти окрестности. Да и просто побаивался подобное проворачивать на чужой территории.  Смысл искать пещеры, если в любой момент из них выкинул, еще и надают по заду?  Повезло, что здесь то не заметили. Хотя, ты старался быть доброжелательным гостем. Добычу не ловил, живность не пугал, изредка рыбачил. Но охотиться старался на нейтральных территориях. На всякий случай, чтоб предьяв если что было меньше. Даже подумывал попроситься временно в прайд, но шансы на принятие были малы. Да и ответственность сейчас была просто ни к черту.

Немного задумавшись, ты решил таки прямо выразить гиене свои намерения. А то еще начнет шарахаться на каждый твой шаг, мало ли. Что очень может раздражать. Или вовсе сольется, оставив тебя одного искать пещеру в темноте.
- Убивать я тебя не собираюсь, можешь расслабиться. Калечить тоже. - Ты махнул хвостом, внимательно осматриваясь в поисках убежища- Дурное дело затевать какие либо разборки находясь на чужой территории. Кто знает, какого нрава их хозяева.
Быть сейчас излишне милым, мягким и доброжелательным не хотелось. Лень к резкости давненько куда-то пропала или вовсе сдохла. Так что сейчас ты был готов пойти и на авантюры и показать себя не с лучшей, для некоторых стороны. А возможно на это все просто сыграл хороший отдых и частичный выход из хандры.

Отредактировано Пшат (29 Мар 2019 18:10:20)

0

194

Новый порыв ветра заставляет лапы Кусуди дрожать, а клыки в пасти немного постукивать друг об друга. Тут реально было холодно. Удивительно, но он совсем не заметил этого, пока шёл. Возможно крокут был слишком занят поиском трав и ни разу не отвлёкся на суровые погодные условия. Пара капель воды капнули на большой нос, стекая по торчащим прядям, от чего Кусуди смачно чихнул и поспешно вытерся лапой.

- А сам-то зачем забрел в такое жууууткое место, еще и по среди ночи? - спросил лев, разглядывая того с любопытством.

- Да не спалось мне, вот и решил побродить, - кивнул кудрявый, рассматривая какое-то растение у воды. - Трав целебных пособирать... Да вообще я не местный, я из клана Шензи! Я впервые забредаю так далеко, ищу приключений себе на зад, так сказать!

Гиена посмеялся, как умеют смеяться только гиены. Скрипучий, немного срывающийся на истерический хохот, смех донёсся до ушей льва. Казалось, эти звери могли смеяться только так, будто бы прямо в данный момент сойдут с ума от истерического припадка. Но крокут прекратил заливаться смехом так же быстро, как и начал.

- А вообще, я и вправду бы не отказался от пещерки, где можно обсохнуть! - отозвался на предложение тот.

Место, правда, не выглядело пещерным, так сказать. Ну по крайней мере взгляд Кусуди не зацепился ни за одно отверстие в стене, ну, может он просто не видит из-за водопада и темноты. Вскоре от нового знакомого послышались успокаивающие слова о том, что никто калечить его не собирается. На душе сразу как-то легче стало, напряжённость кудрявого сразу заметно пропала, а сам он начал топтаться с лапы на лапу, дабы согреться.

+1

195

Ты повел плечами, принюхиваясь. Что-то в этой ночи немного напрягало и пугало одновременно. Какое-то нехорошее предчувствие или же беда. А возможно это все временные ощущения, которые возникают просто так. Новый собеседник был не больно разговорчив, и о твоей персоне ничего не спрашивал. И это явно играло тебе на лапу. Ты был сыт по горло личными разговорами и расспросами, которые происходили в течении нескольких дней. При упоминании клана шерсть на спине чуть приподнялась.
Клан гиен?
Ты повел ухом. Это звучало слишком неприятно. Одно дело когда на пути встречались гиены одиночки. Или такие как этот, бродящие вдалеке от стаи и вожака. Они не представляют никакой опасности. А сталкиваться с целой бандой тварей не было никакого желания. К тому же не только львы не переносят гиен, но и многие гиены не переносят львов.

- Я не так давно в этих местах. Пару месяцев, не больше. Пришел из далека и  приключения на зад ищу всю свою жизнь. И шрамы оттуда. - Ты решил перевести разговор в легкую шутку, чтоб выведать информацию о клане - А что за клан? Не хотелось бы случайно забрести на вашу территорию. Не думаю, что все гиены настолько доброжелательны, как ты. Такие приключения мне будут совсем не по душе.
Приходилось надеяться, что травник скажет чуть больше, чем тебе было нужно. На первый взгляд он выглядел весьма наивным, способным выдать что-то лишнее. Как никак если тут живут гиены, то врага лучше знать в лицо. Да и осторожность никогда не помешает, особенно, когда ты один.

Пока ты раздумывал, в глаза бросился небольшой выступ из скалы. Это конечно была не пещера, но более менее можно скрыться от ветра. А шастать на незнакомых территориях в ночи не было никакого желания. Лучше уж полежать под ветром, чем заработать очередной шрам. Тогда все эти дни восстановления и отдыха будут просто убиты впустую. Ты посмотрел на кудрявого крокута и лапой указал в сторону уступа.
- Это лучшее, что я могу предложить сейчас. Если хочешь, можешь сам попробовать найти себе пещеру. - твои зеленые глаза сверкнули в свете луны - Травы то будешь искать или сразу пойдем? Кстати, может ты знаешь что-то, что можно использовать для хорошего сна и успокоения души?

К сожалению, в прошлом не было смысла интересоваться травами. Ты считал это совершенно не нужным и не интересным, ты вообще играл другую роль. Но иногда слышал, что обычные листочки способны заставить уснуть за несколько минут даже огромного сильного льва. А еще есть такие, которые помогают избавиться от плохих мыслей и погрузить в так называемую прострацию. Весьма полезно держать подобное под лапой, особенно тебе. В последнее время хандра так и нападала, заставляя лежать и пялиться в одну точку. А многие сны были просто ужасны.
Неплохо их вообще изучить
Будучи под защитой клана и в надежных лапах целителя не было никакой нужды лечить себя. А сейчас становится жесткой необходимостью для выживания и восстановления. Не всегда на пути будут попадаться только доброжелательные и милые звери.

0

196

Ветер бушевал всё сильнее, ну или так начинало казаться продрогшему крокуту. Клыки в его пасти слегка постукивали друг об друга, создавая причудливую "Музыку невыносимого холода". Так и вправду было легко подхватить простуду. Ходить с соплями до подбородка никак не хотелось, поэтому Кусуди ускорил поиск укрытия своим зорким взглядом. Но вдруг новый знакомый решил поинтересоваться кланом, в котором жили гиены. Кудрявый усмехнулся. Конечно же он не собирался рассказывать здоровенному льву о ослабевшем клане гиен, который теперь рыскает повсюду в поисках еды. Но всё же стоило бы сказать незнакомцу беречь свой зад от приключений в конкретных местах.

- Да, клан Шензи! Многие и вправду не любят чужаков, так что тебе лучше не соваться в ту сторону, - сказал Кусуди, кивая в сторону дальних пастбищ. - Порвут на месте!

Крокут всегда знал, что никогда не стоило доверять незнакомцам. Многие одиночки в саванне живут на принципах эгоизма, так что им будет всё равно, если они разобьют какой-то клан ослабевших гиен. Кусуди уж точно бы не смог догадаться, есть ли у льва какие-то знакомые, а так, слово за слова, и светлогривый мог узнать и количество гиен, и их состояние, и территорию проживания. Там и не далеко было от какого-нибудь львиного нападения. Правда не понятно зачем, но лишняя осторожность точно нужна.

Ох, и какое же счастье испытал кудрявый, когда лев всё же нашёл укрытие от ветра. Да, оно было не таким уж крутым, как например пещера, на всё же лучше, чем ничего, да и находилось совсем не далеко, буквально лапой подать. Крокут радостно улыбнулся и неспешно потопал вперёд, посматривая на собеседника через плечо.

- Травы то будешь искать или сразу пойдем? Кстати, может ты знаешь что-то, что можно использовать для хорошего сна и успокоения души? - спросил светлый и кудрявый остановился, усмехаясь.

- Я хочу сначала немного обсохнуть, но я знаю, что тебе нужно! - улыбался крокут, о да, он точно знал, что искать. - Есть такое растение, дарит просто невероятное "успокоение души", я его использовал, как находил, поверь, тебе понравится! Думаю, оно может где-то тут расти, но об этом уже после сушки, окей? Окей...

Кусуди взмахнул не менее кудрявым хвостом и ускакал в сторону
–→ Скалистого навеса

0

197

Ты тихо вздохнул, направляясь за крокутом. Кудрявый оказался более сообразительным чем ты ожидал. Он сообщил минимальную информацию о своем клане, потом вообще уйдя от разговора. Выспрашивать еще хоть что-то ты не видел смысла. Так или иначе главное держаться от указанной территории. Если таи живет целый клан, то добычи явно маловато. А то и вообще нет, судя по состоянию территорий.

По пути к единственному укрытию, ты посмотрел на горизонт, где уже потихоньку начинало подниматься солнце. Ты понимал, что этот день означал новое путешествие. Ты лаже не знал куда можно отправиться, и где искать себе дом. Нельзя ведь было постоянно сидеть на чужой территории. Рано или поздно тебя попросят удалиться или же вступить в клан. Второй вариант ты вообще не рассматривал. Вешать на себя обязанности только ради того, чтоб выжить? Нет уж, увольте. В своре гиен ты по большей части был любимчиком и лодырем. А любые важные задания всегда являлись еще и прекрасным развлечением. У вас никогда не было дружеского обхода границ или даже охоты. Все это обязанности подруга оставляла, как она любила говорить «мусору». Да, да не особо хорошее мнение у черной было о подчиненных.  Да и отношение, собственно тоже. И вот, ты опять ловишь себя на том, что улыбаешься от этих воспоминаний. Что все бы отдал, чтоб провести с ней хоть миг. И что все эти твои «достижения» ничерта не значат. Да и ты сам ничего не значишь, черт побери. Чего ты добился за эти месяцы, кроме как бродил и стирал лапы в кровь?  Ничерта. Ни одного хорошего воспоминания, ни одного момента который ты бы хотел сохранить.

Ты уставился на свои лапы, желая скрыть свое резко изменившееся состояние от нового знакомого. Хотя, он совсем не похож на заинтересованного тобой персонажа. Ты повел ухом, услышав подозрительный смех в словах о траве. Вряд ли кудрявый хотел тебя отравить, но мысли о действиях травки были различные.
А возможно, это то что пне сейчас нужно. Ни хочу думать ни о чем

- скалистый навес -

0

198

—→ Богороща

Фёдор и Хопедайа удалялись всё дальше от территорий Северного братства. Поначалу они хотели остановиться на малой промежуточной полосе между территориями Братства и Горных баргестов, уйти по ней в сторону и таким образом равно удалиться от двух территорий, сведя риск попасться на глаза нежеланным свидетелям к минимуму, но уже вскоре неожиданно для себя обнаружили, что зашли далеко вглубь соседских земель. Фёдор понял это тогда, когда наткнулся на характерный запах Баргестов, который был настолько стар и слаб, что его уже едва можно было различить. Вместе с тем был отчётливо слышен ранее неизвестный в этих краях гиений дух. Пройдя вглубь плато, лев и его торопливо семенящий рядом попутчик не встретили ни пограничных патрулей, ни местных жителей, праздно бродящих по своим владениям, что заставило черногривого несколько насторожиться - было очевидно, что прайд покинул эти территории какое-то время назад, но почему он это сделал и куда направился? Связано ли с этим напрямую внезапное появление гиен? Возможно, но до конца не ясно. Впрочем, это и к лучшему, раз в этих землях уже давно никто не живёт, можно было остаться и начать поиски места и жертвы здесь, не опасаясь лишних глаз.

Однако всё это совсем не радовало Хопедайю. Крыс, кажется, уже давно про себя раскаивался, что предложил эту идею, потому как чем дальше они с Фёдором заходили, тем больше трусливого нытья исходило от рыжего. Поначалу он просто осторожно сомневался в том, достаточно ли безопасны эти места и не лучше бы поскорее уйти от них в сторону, как они задумывали поначалу, но после, уже откровенно страшась, упрашивал Фёдора развернуться и пойти назад. Ему тут же припомнилось, что ритуал призыва могущественного демона довольно сложная и опасная затея, что в этом деле есть серьёзный риск впасть в немилость призываемого существа, и получить от него в награду если не безумие, то какое-нибудь проклятие точно. Хопедайе вообще была свойственна эта черта - сначала выступить с какой-нибудь радикальной идеей, а после, когда дело доходило до её претворения в жизнь, пугаться и тушеваться, не желать нести ответственность за последствия. Не удивительно, что лидер для широких масс из него вышел никакой.

Лев не обращал внимания на жалобный писк и продолжал идти вперёд, по пути высматривая наиболее удобное место для совершения ритуала, что было довольно трудно, так как плато представляло из себя сплошь чистые просторы, ни пещер, ни укрытий, ни хотя бы маленьких рощиц, ничего подобного здесь не было. Только небо и пустота. В долгих бесплодных поисках пришлось пройти все некогда занятые львиным прайдом территории, на которых ныне не было ни души, и спуститься по каменным ступеням вниз. Внизу ситуация была чуть лучше - недалеко от большого водопада, ниспадающего в спокойное озерцо с тихой гладкой поверхностью, не тревожимой даже водными птицами, путники обнаружили редкие, небольшие по своим масштабам заросли, не идущие ни в какое сравнение с тем, что произрастает в горах. Пару тонких пальм и невысоких деревьев, сбившихся в тесную кучку у водоёма, от палящего солнца немного защищал нависший над ней, выступающий из общего ряда скалистый навес. Перспективы открывались небогатые: либо провести ритуал в опасной близости от сопрайдовцев, которые могут назначить незадачливому шаману в воспитательных целях жестокое наказание вплоть до изгнания за такие фокусы, если обнаружат место их проведения, либо на открытой пустоши, где все его действия будут хорошо просматриваться на много шагов вперёд как на ладони. Или остановиться в этом оазисе, который всё равно был плохой защитой от посторонних глаз, но в то же время хоть какой-то. Чем ниже будет садиться солнце, тем труднее будет кому-либо что-то рассмотреть в глубине тесно произрастающих вместе деревьев. И что-то такое внутреннее подсказывало Фёдору, что лучше места он на этих землях всё равно не найдёт. Так значит, решено?

Фёдор зашёл в рощицу, желая рассмотреть её поближе и лучше оценить, как вдруг его ухо непроизвольно дёрнулось, едва различив сквозь шум водопада чей-то голос. Судя по тому, что Хопедайа тоже насторожился и, прислушиваясь, поднялся на задние лапы, ему отнюдь не показалось. Осторожно, не желая выдавать своего присутствия яркой светло-кремовой, почти что белой шкурой, на фоне зелёной саванны выглядевшей необычайно заметно, совсем не то, что в родных вечных снегах, лев подобрался к куцому краю зарослей и выглянул наружу, желая определить хозяина голоса. Его владелицей оказалась темношкурая львица, шедшая довольно далеко от того места, где засели шаманы, вдоль противоположного берега озера, чуть поодаль от кромки воды. Во время разговора её голова постоянно была опущена вниз, словно она обращалась к кому-то у себя под лапами. Значит, здесь всё же кто-то ходит. Интересно, она из Баргестов или просто случайно заблудшая одиночка? С такого расстояния, увы, ни как нельзя было учуять её точный запах, равно как и разобрать слов. Речь львицы, заглушаемая шумом водопада, лилась сплошным неразборчивым потоком. Видно было, что она с кем-то разговаривала, но вот что именно она этому кому-то говорила - останется загадкой навсегда. Зато удалось лучше рассмотреть этого кого-то: под лапами у кошки весело скакал мелкий зверёк со светлой коричневато-песочной шкуркой, судя по размерам и внешнему облику, скорее всего, её детёныш. Пройдя вперёд, самка со львёнком скрылись за скалой, загораживающей обзор наблюдателям. Дальше, не последовав за ними и не выдав своего присутствия, проследить их путь было невозможно.

- Жаль, упустили такую возможность, - разочарованно выдохнул Фёдор, впрочем, не на полном серьёзе. Ведь не собирался же он, в самом деле, отбивать этого львёнка у матери? Лев расслабился и занял удобное для себя положение, так как таиться больше было не нужно.

- Ты это о чём? - непонимающе спросил Хопедайа. Для того, чтобы иметь возможность хоть что-то разглядеть, рыжему пришлось забраться на дерево, на одной из веток которого он сейчас и сидел.

- О детёныше, - ответил Фёдор, отметив, что они только что упустили идеальный вариант жертвенного мяса. Трудно ведь придумать жертву более угодную демону, чем кровь невинного ребёнка. Хотя у черногривого и были некоторые проблемы с определением того, как работает такого рода невинность. Если нечистой силе нравится, когда в угоду ей уничтожают что-то чистое, светлое и непорочное, то детёныши это последнее, что она должна требовать у своих почитателей. По своей глупости и неразвитости, непонимании простейших моральных догм и правил поведения в обществе, дети по своему недомыслию могут творить и получать удовольствие от таких форм жестокости, на которые решится не всякий взрослый садист. Их же любимое развлечение - в рамках игры мучать кого-нибудь и получать от этого свою долю веселья, не задумываясь и не понимая того, что их игрушке больно. Так что здесь, скорее, невинность не в смысле чистоты и непорочности, а в смысле глупости и полного непонимания происходящего. Получается, демонам угодны наивные, не отдающие себе отчёта в своих же действиях существа с максимально низким уровнем ответственности? Странно, очень странно. Быть может, просто их не самые добросовестные адепты, разрабатывавшие всю эту демонологию, поленились критически подойти к вопросу и всего лишь повторили обывательский штамп о непомерной ценности детей, который те получили из-за важной роли в продолжении рода. Ведь если бы их не было, не происходила бы смена поколений, и тогда стаи, состоящие из одних стариков, просто бы вымерли. Тогда, получается, демонам приятно знать, что они способствуют сокращению и вымиранию чьего-то рода? Выходит, даже инфернальные твари скатились от возвышенного к мелочному.

- В каком смысле? - продолжал не понимать смысла сказанного крыс, как вдруг всполошился и воскликнул, когда, видимо, разрозненная мозаика в его голове сложилась в чёткую картинку. - Фёдор, не смей даже думать об этом! Мы уже решили - антилопа, или газель, или что угодно травоядное, но не львёнок.

Ну вот, даже крыса оказалась пропитана стереотипами о том, что высшие хищники по сравнению с травоядными гораздо более ценны и неприкосновенны. К этой точке зрения Фёдор относился со снисходительным презрением. Он-то знал, что на самом деле это просто чушь, что в действительности все живые существа равны между собой, что все они, независимо от способа питания, суть одно. Нет существенной разницы между умерщвлением льва и антилопы, а потому, если дозволено убивать вторых, то дозволено и первых. Жизнь ни одного представителя якобы более высшего и развитого вида не может оцениваться выше жизни представителя другого, все они одинаково бесценны, причём в прямом смысле - не имеют цены, то есть, не стоят ничего. Будь ты хоть лев, хоть птица, ты всего лишь крохотная песчинка в этом бесконечном круговороте насилия и смерти, ты ни для чего не предназначен, тебя в любой момент можно заменить другим таким же ничтожеством. Уже страшновато, а станет ещё страшнее, если задуматься над тем, что если самое пугающее, самое жестокое - табу на убийство, не только разрешено и снято, но и оправдано, возведено на своё законное место в естественном порядке вещей, то что вообще может быть запрещено? Ужас в том, что и правда можно делать всё, что угодно. Что значит "нельзя"? Фёдор может прямо сейчас пойти и убить кого угодно: Бог - если он, всемогущий, вообще есть - позволяет это. Всё, что есть, было и будет - допускается им, ибо он допускает всё. Просто потому, что это есть. Свобода невыносима. Простор невыносим. Существование нестерпимо, но в его рамках позволено великое множество действий, лишь бы только духу хватило не задохнуться от возможностей.

Фёдор не успел выдержать раузу, после которой ответил бы Хопедайе и опроверг бы его досадные заблуждения, так мешающие их общему делу - из-за скалы снова показалась та тёмная львица. На этот раз она шла довольно быстрым шагом, торопясь удалиться от водопада. И в этот раз она была одна. Черногривый пригнулся и отступил назад, вновь опасаясь выдать своё присутствие, но она и не смотрела по сторонам. Видно было, что самка целенаправленно куда-то спешила, но куда она дела своего львёнка? Оставила его где-то в безопасном месте, а сама отправилась, допустим, на охоту? Может, она видела где-то неподалёку пасущееся стадо, и теперь спешила скорее поймать добычу, а спешила так потому, что не желала надолго оставлять малыша одного. А может, и нет. Как бы то ни было, это был бесценный шанс.

- Пойдём-ка посмотрим, где она его прячет, - дождавшись, пока силуэт незнакомки растает мутной точкой на горизонте, предложил Фёдор, воодушевлённый таким неожиданным подарком судьбы. В конце концов, не так уж и важно, по какой причине демоны особенно любят детские жертвоприношения, важно лишь то, что это работает.

- Ты с ума сошёл? Я сказал - нет! - с ещё большим испугом и ожесточением воскликнул рыжий, не желая допускать самой мысли об этом.

- Почему? - задал простой вопрос лев. В его голосе очень редко можно было услышать агрессию, обычно он предпочитал разговаривать мягко и спокойно, даже когда был недоволен, как сейчас. В таких случаях он просто менял тон, делая его более сдержанным и давящим на собеседника. Оказывать давление на такое слабое существо, как Хопедайа, не представляло никакой сложности, простого выражения недовольства вполне хватало, чтобы заставить его съёжиться и перейти из наступления в пассивную оборону. - Почему тебе не нравится то, что наверняка сработает?

- Потому что так нельзя, - глухо заворчал Хопедайа, ссутулившись и опасливо подняв взгляд вверх. - Это просто детёныш, он ничего никому не сделал, за что его?..

- Ах, нельзя. А Ракхама было можно?

Вся эта история с Ракхамом, Утой и остальными интересными личностями была для крыса чрезвычайно болезненной темой, когда-то полностью сломавшей его личность и извратившей характер. И когда Фёдору было нужно, он не уставал на это давить. Укоряя Хопедайю в ошибках прошлого, можно было добиться просто потрясающих результатов, крыс был готов буквально на всё, что угодно, лишь бы перестать мучиться чувством вины и неполноценности от своего просчёта и провала, перестать вспоминать, лишь бы говорящий обо всём этом замолчал. Потому что того, о чём все молчат, словно никогда и не было.

- Мы можем попытаться с антилопой, - несмело, бесцветно забубнил крыс, предприняв последнюю попытку настоять на своём. - Я знаю, некоторым шаманам удавалось...

- Я не хочу пытаться, - перебил его Фёдор, не желая выслушивать ответ. Лев уже принял окончательное решение. - Я хочу получить результат.

Как уже было сказано, очень мало требовалось для того, чтобы подавить сопротивление Хопедайи и заставить его подчиняться чужой воле.

- Давай, Хопедайа, годен же ты хоть на что-нибудь, - ободряюще улыбнулся черногривый. - Найди, где прячется детёныш, и вымани его оттуда, а я сделаю всё остальное.

Рыжий нехотя, едва заметно кивнул головой в знак согласия и принятия неизбежного, после чего лёгкой рысцой покинул рощицу и засеменил по краю берега, намереваясь по нему обогнуть озеро. Весь путь он был погружён в свои мрачные мысли и пытался убедить себя в том, что ничего ужасного и непоправимого не случится, а если и случится, то это не будет его виной. На что он вообще рассчитывал, отправляясь призывать демона в компании такого типа, как Фёдор? Не стоило ему упускать из внимания тот факт, что черногривый по его наводке задушил собственного учителя, а после несколько месяцев провёл в одиночестве, неизвестно о чём в это время думая и непонятно какие делая из произошедшего выводы. Очевидно же, что у него на этой почве в голове произошли какие-то тектонические сдвиги. А может быть такое, что он только храбрится? Ведь одно дело говорить, и совсем другое претворять сказанное в жизнь. Случай с Ракхамом ничего не значит, это совсем другое, Ракхам был стариком, да и, к тому же, крысой - едой для кота, для Фёдора убить его совсем не одно и то же, что замахнуться на своего сородича. Да у него, может, и кишка тонка для такого окажется. Конечно, всё ещё может обойтись.

Заранее утешая себя, заговаривая страх и неприятие происходящего, Хопедайа подобрался почти вплотную к водопаду. Мощный поток воды срывался вниз со скалы и с невыносимым вблизи грохотом разбивался об озёрную гладь, вспенивая её крупными брызгами. Крыс непонимающе огляделся по сторонам - никаких укрытий, пещер, да хотя бы просто упавших стволов деревьев, куда можно спрятать львёнка, поблизости не было. Но не растворился же он в воздухе?

Вдруг позади крысы послышался шорох. Чуть повернув голову в сторону источника шума, Хопедайа замер на месте - из небольшой каменной расселины на него с любопытством таращились два зелёных глаза. Хитро придумано, засунуть детёныша в маленькую трещину в скале - крупному хищнику ни за что бы не удалось его оттуда выцарапать. Но хитро лишь до тех пор, пока он сам не пожелает оттуда выйти. Заметив, что добыча его обнаружила, начинающий охотник тут же быстро и размашисто, неуклюже задвигал плечами и присел на согнутых лапах, готовясь к прыжку. Хопедайа едва успел увернуться и отбежать в сторону от львёнка, тяжело приземлившегося с широко расставленными лапами, с досадой глядя на упущенную дичь. Поняв, что сегодня он останется без быстрого перекуса, малыш попятился обратно, намереваясь залезть в ту же трещину в скале, так хорошо защищавшую его от внешней угрозы, но остановился, увидев, что крыс убегать не собирается. Хопедайа и вправду не стал убегать далеко, напротив, вместо того, чтобы спешно ретироваться, повернулся спиной к котёнку, сел на землю и начал чесать за ухом, всем своим беззаботным видом внушая детёнышу, будто поверил в то, что угроза миновала и расслабился, не ожидая удара в спину. Львёнок хитро сощурился, улыбнулся и припал к земле, бесшумно, как ему казалось, а на деле довольно заметно шурша пузом по траве, подкрался поближе и резко сорвался с места. Хопедайа вновь успел вовремя отпрыгнуть, но на этот раз уже не стал испытывать судьбу, проворно нырнул в зелёную траву и словно растворился. Его часть работы на этом была окончена.

Повернув голову вбок, детёныш чуть вздрогнул и застыл на месте от неожиданности и страха, шёрстка на загривке мгновенно поднялась дыбом. Чуть в отдалении, у воды он увидел Фёдора - одного из тех взрослых львов, о которых мать не уставала твердить ему всяческие ужасы, что они опасны, в любой момент они могут попытаться напасть, и что от них всегда нужно держаться как можно дальше. Пока малыш лихорадочно выстраивал в голове план побега в укрытие, взрослый самец повёл себя очень странно: в смущении и замешательстве попятился назад, так неловко и сбивчиво сочиняя оправдание на ходу, что можно было подумать, будто он сам был испуган ничуть не меньше мелкого.

- Боже, я... я ничего не трогал здесь, клянусь, ни единой зебры, я просто проходил мимо. Я уйду прямо сейчас, только, пожалуйста, не говори никому из своего прайда, что видел меня, - Федя решил, что лучший способ завоевать чьё-то доверие и успокоить бдительность, это показать, что ты не только не несёшь угрозы, но и сам боишься и не желаешь лишних проблем, так что решил прикинуться трусливым одиночкой, который не хочет ни с кем конфликтовать, а просто хочет мирно идти своей дорогой. Это небольшое представление было нужно для того, чтобы лишний раз подстраховаться и убедиться, что защитить львёнка может только мать, что они с ней не одни из Баргестов, по какой-то причине отставшие от своих соплеменников. И это сработало. Песчаный, убедившись в том, что никто не собирается на него нападать, пригладил шёрстку и даже проявил какой-то интерес к незнакомцу.

- Прайд? - чуть склонил он голову. Малыш говорил ещё тихо и несмело, но оно и понятно, мало кто может сразу же воспылать безграничным доверием к первому встречному. - Но мы одни живём.

- Знаешь, с твоим отцом я тоже не горю желанием встретиться, - с нервным смешком ответил Фёдор. А вот это было самое важное: узнать, есть ли у мальчика отец, который сможет черногривого найти и пересчитать ему все кости.

- У меня нет отца. Только мама, - непонимающе моргнул зеленоглазый. Он всё ещё стоял на одном месте в том же положении, растерянный и явно не знающий, что делать и как себя вести. Видимо, он в первый раз в жизни разговаривал с незнакомцем с глазу на глаз, без успокаивающего присутствия матери. Первый и последний.

- Она ведь сейчас на охоте, верно? - уже более решительно спросил лев, потихоньку выходя из образа и делая шаг вперёд. Что ж, пора приступать к делу. Стоило ли вообще начинать? Из-за этого в воздухе словно повисла какая-то неловкость, не было в диалоге какой-то стройности, завершённости... красоты. А почему убийство вообще должно быть красивым? Почему не нелепым, неловким, случайным? Почему жертва не должна быть недобитой с первого удара, не должна вырваться и, захлёбываясь в собственной крови, судорожно дёргая отмирающими конечностями, попытаться бежать, не осознавая, что с такой раной уже наверняка обречена, а убийца не должен спотыкаться, догоняя её, путаться в собственных ватных, дрожащих от страха и напряжения лапах? К чему искать эстетику там, где её нет? Почему всё не может пройти быстро, нелепо, скомкано, даже смешно? Когда Фёдор задушил Ракхама, его первой мыслью было - я не понимаю, что происходит. А это был акт возмездия и торжества справедливости. Ну, то есть, он был таким задуман, а на деле стал каким-то тошнотворным кошмаром.

Детёныша испугала перемена тона и приближение незнакомца к нему. Дальше всё произошло быстро: на несколько мгновений он пригнулся к земле, а после сорвался с места и попытался как можно скорее рывком добраться до трещины в скале, забиться туда и спрятаться. Фёдор легко опередил его, резко выбросив вперёд лапу с выпущенными когтями и нанеся тяжёлый удар. Сразу прижать львёнка к земле не удалось, черногривый слегка осёкся и только сбил его с лап. Малыш взвизгнул от боли и, потеряв равновесие, кубарем полетел в траву; его бок прочертили три длинных кровоточащих царапины. Фёдор одним прыжком настиг упавшую жертву и, наступив на неё лапой, прижал к земле. Детёныш отчаянно запищал и судорожно задёргался, засучил лапками по земле, пытаясь освободиться из хватки, но сделать этого ему уже было не суждено. Взрослый самец быстро склонился к нему и вонзил острые клыки в горло. Львёнок раскрыл пасть и в агонии закатил глаза, его крик плавно перерос в булькающее повизгивание. Маленькое тельце ещё несколько раз нелепо вздрогнуло в последних попытках отменить свой приговор и освободиться, а после неестественно обмякло и затихло навечно. По прокушенному горлу и грудке медленным ручейком заструилась солёная кровь.

В чём главное отличие убийства от охоты? На охоте подобное зрелище возбуждает аппетит. Убийство возбуждает только тошноту. Или же?..

Фёдор замер над телом, глядя в его безумные, вытаращенные в пустоту глаза. Они были широко распахнуты, но ничего не видели. Так и Фёдор не видел, не чувствовал ничего. Так странно. В прошлый раз он будто что-то сломал в мироустройстве, в себе. Смятение, липкая тревога, ощущение, что произошло что-то недолжное, неправильное, чувство, будто ты нарушил естественный ход вещей и отвержен, отторгнут от всего, что есть в мире - где всё это? Лев помнил, что первые дни после того инцидента провёл как в тумане, ему всё хотелось об этом кому-то рассказать как о смешной, нелепой истории, а ещё он немного боялся наказания, возмездия - хотя, казалось бы, за что? Что там такого произошло? До сегодняшнего дня он и сам не знал. Теперь знает.

Каждый может существовать только за счёт уничтожения и пожирания другого. Это краеугольный камень устройства природы, суть естества. Необходимость, обоснованность, оправданность убийства - фундамент, на котором выстроен мир, его первое правило. В тот день Фёдор стал убийцей. Не сегодня - тогда. Сегодня случилось просто повторение пройденного, уже смутно знакомое, становящееся привычным действие. Оно не шокирует, не пугает, не рушит душевное спокойствие, не переворачивает ценности - потому что уже нечего рушить и переворачивать. Но это нужно было сделать, чтобы понять.

Хопедайа стоял в стороне, молча смотря на тело и не желая к нему подходить, пытаясь подавить слезливое чувство жалости и убедить себя, что это нормально, что так всё и должно быть. Фёдор вопросительно взглянул на крысу. Сам он совершенно ничего не чувствовал по отношению к мёртвому львёнку. Ни удовольствия от содеянного, какое получают психопаты, ни страха и раскаяния, которые испытывают нормальные звери - не было ничего. Только небо и пустота.

- Жалко, да? - поинтересовался у рыжей крысы Фёдор. Вместе с этим он положил лапу на труп и аккуратно перевернул его на другой бок. Голова детёныша беспомощно упала вниз и замерла в неудобном, неестественном положении. Нет, мёртвые совсем не похожи на спящих.

- Пойдём. Его мать может вернуться в любой момент, - добавил он после, нарушая повисшую в воздухе жуткую тишину. Взяв тельце детёныша в зубы, Фёдор торопливой рысцой поспешил обратно к рощице. Провести ритуал следовало как можно быстрее, времени на беготню уже не было. Черногривый решил, что уходить далеко от места преступления не имеет смысла, так как разъярённая хищница в любом случае не оставит пропажу своего сына и пятна крови на траве рядом с тем местом, где она его оставила, без внимания и выследит их по кровавому следу, так что лучше просто сработать быстро, оставить тело и кружным путём уйти в горы, где самка точно потеряет след, даже если обезумеет от горя настолько, что бросится в погоню за убийцей детёныша.

Дойдя до места, Фёдор разжал челюсти. Тело львёнка грузно упало на землю. Хопедайа, отвернувшись и стараясь не смотреть на мертвеца, быстро и мелко двигая челюстями, сгрыз стебель дурмана, который всё это время нёс с собой, глубоко вздохнул, встряхнулся и принялся за исполнение обряда. Сначала он прочертил на земле вокруг тела ритуальный круг, а после начал покрывать пространство внутри него странными магическими символами, которые рисовал хаотично, без чёткой системы, скорее по наитию. Чем дальше заходило дело, тем более извилистыми и случайными становились знаки, в довершение же ко всему крыс начал трястись и приплясывать во время рисования (видимо, дурман начал действовать). При этом он пел. Это была не совсем обычная песня, в ней не было слов, только гортанные завывания, ритмичные и не очень всхлипы и вскрики, протяжный вой, иногда высокое визгливое рычание. Время от времени Хопедайа останавливался, падал на землю и в припадке хрипел что-то про то, что солнце горит, солнце сгорает. Огненно-рыжие лучи предзакатного светила пробивались сквозь жиденькие кроны деревьев, под которыми творился обряд. На круг падали тонкие тени листвы и деревьев, а в промежутках он ярко горел, выжигаемый солнечным светом. Переплетающиеся линии, круги, закорючки, сложные символы, а в центре - окровавленное тело, заместительная жертва, не имеющая никакого отношения к той войне, во имя которой была убита.

Время шло, но демон, несмотря на все шаманские камлания Хопедайи не появлялся. Черногривый успел вылизаться, смыть остатки чужой крови с морды. Уже совсем скоро должна была вернуться мать безвинно убиенного малыша, а встречаться с ней и объяснять, почему именно её ребёнок оказался убит и принесён в жертву демону, Фёдор не очень хотел. Однако ничего всё не происходило и не происходило, лишь обезумевшая крыса шептала, кричала, завывала и корчилась в пределах магического круга. И тут до Фёдора дошло: а ничего и не будет. Хопедайа не входит и не войдёт в контакт ни с какими потусторонними сущностями, он сейчас один на один со своим воспалённым мозгом, ясность которого застало действие галлюциногенной травы, и только. Что-то пошло не так, либо в ритуале, либо в шамане, либо в подношении (дух решил посмеяться и поворотить нос, мол, сегодня ему хотелось бы другого мяса?). В любом случае, не будет ничего. Слишком много времени прошло,  слишком много, уже очевидно, что ритуал сорван. Демон не явится. Фёдор подошёл к корчащемуся в очередном припадке крысу и, разозлённый тем, что весь риск был напрасен, с силой ударил его лапой, отбросив тем самым в сторону.

- Шарлатан.

Хопедайа взвыл и, не приходя в сознание, стремглав бросился куда-то прочь. Лев не стал следовать за ним. Когда кончится действие наркотика, он придёт в себя и сам найдёт дорогу обратно.

И всё же, то, что произошло сегодня, было не напрасно. Пусть ему не удалось узнать ничего о Белых Ходоках и принести своему прайду ценные данные, приблизить его на шаг к победе, он всё же кое-что понял, кое-что важное о себе. Это дорогого стоило, это заглушало, смягчало злость и досаду от неудачи, ведь ритуал здесь был вовсе не главным. Гораздо в большей степени задумчивый, нежели разочарованный, черногривый в последний раз посмотрел на труп и поспешил удалиться отсюда торопливой рысью - время поджимало.

—→ Долина горячих сердец

офф

Применён лот Дурман на фамильяра

Отредактировано Федор (22 Мар 2020 23:01:52)

+2

199

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"3","avatar":"/user/avatars/user3.jpg","name":"SickRogue"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user3.jpg SickRogue

Лот "Дурман" успешно применен и списан с профиля персонажа. Бедный Хопедайя еще 5 постов видит всякое, а после еще 3 поста страдает сильнейшей мигренью и получает антибонус "-2" к любым своим действиям.

0

200

Начало игры

Спустя довольно продолжительное время скитаний, пятнистый авантюрист заприметил на горизонте интересную ему локацию и, спустя определённое время, наконец приблизился к ней. Измотанный дорогой, он лениво перебирал свои утомившиеся лапы, опустив морду вниз так, что из-за свисающей засаленной чёлки торчали только его нос и высунутый из пасти язык. Погода его не щадила, было очень жарко и душно - причём "душно", пожалуй, также и в переносном смысле, поскольку Рент то и дело тешился мыслями о том как он, цитата, «в совершенстве преисполнился в своём познании, будто уже сто триллионов миллиардов лет проживет на триллионах и триллионах таких же планет, он один Д'Артаньян, а все окружающие просто плебеи и обыватели без собственного мнения.»

Подростковый максимализм ещё не успел до конца выветриться из его дурной головы, и сейчас, учитывая его положение, играл так ярко, как никогда прежде. "Кайфолом" то и дело представлял, как на его исчезновение реагируют окружавшие его когда-то персоны, ведь о своём уходе он предупредил только мать, друга-каракала и Полли - крокута-сверстника, с которым он общался последнее время. По сути, Рент просто дезертировал, сбежал с рабочего места.

Где Рентон?! Твоего сына нет уже несколько дней, он должен быть на посту! - вопрошала в воображении Рентона у его матери матриарх их небольшого клана (скорее даже стаи из нескольких семей), Хизер, ​в окружении нескольких приближённых подпевал.

А так теперь вы называете его по имени? Я думала вы зовёте его только "моим бездельником" или тем дурацким прозвищем, как его... "Кайфолом", кажется? - ухмыльнулась Далия, мать Рента. В клане её уважали и ценили как хорошего лекаря, спасшую немало соклановцев, потому она могла себе позволить небольшую дерзость. Кажется, только из-за положения и признания матери Рентона, этого тунеядца не выпнули ранее, до того как он решился на это самостоятельно.

Он принял решение уйти, сам. Я пыталась переубедить его, но безрезультатно. - серьёзным, холодным тоном ответила Далия, явно усилиями сдерживая эмоции.

Вот как? - изумлённо вопросила Хизер, навострив свои уши и загривок - Даже не знаю, грустить или радоваться по этому поводу... - задумчиво и в то же время ехидно она подытожила.

Далия окинула всех присутствующих презрительным взглядом, затем, закрыв глаза, глубоко вздохнула и, не смотря на все усилия, обронила одну-единственную слезу, которая всё же пробилась, медленно стекая по левой щеке. Она не знала, увидит ли когда-нибудь своего сына снова. Но и в то же время понимала и уважала его решение, поскольку искренне хотела чтоб он был счастлив. Если не здесь, то где-нибудь ещё. Впрочем, всё это было лишь в воображении пятнистого оборванца. Чёрт его знает, как этот диалог обстоял на самом деле. Как там она? Как Полли, Флоп? Рентона разрывало изнутри от этих мыслей, потому он и пытался убедить себя в своей исключительной правоте.

Дорога была поистине долгой и изматывающей. Он даже не помнит, когда в последний раз нормально ел, его живот буквально прилипал к позвоночнику. За всё время скитаний, не смотря на свой брезгливый нрав, он питался почти исключительно падалью и мелкими грызунами. Лишь один раз, около недели назад, он смог подбить небольшую ньялу, и пока он выжидал, когда раненое травоядное ослабеет достаточно, чтобы у него хватило сил её повалить и вскрыть её лакомое брюхо, на горизонте нарисовался другой претендент на его добычу. А поскольку этот претендент носил пышную гриву и был гордым представителем семейства кошачьих, раза в три больше Рентона, он тотчас унёс лапы как можно дальше, надеясь что ньяла покажется гривастику более привлекательной целью для нападения, чем он сам. Охотник от бога, в общем. А учитывая, что несколько дней назад Рент ещё нашёл небольшой кустик воаканги и, будучи когда-то заядлым любителем всего запрещённого, он не отказал себе в удовольствии пожевать пару небольших листиков. Так что последние дни его также мучали небольшая тошнота и головные боли, которые, впрочем, сейчас уже кажется почти полностью утихли.

И, наконец, заветная локация уже была у него перед носом. Это был невероятно красивый водопад, который Рент и заприметил, без раздумий решив: «Хочу туда!» Натура эстета брала верх над здравым смыслом, ведь рядом не было ни кустов, ни деревьев, и тут его было видно как на ладони. Подойдя к берегу озера, в которое он впадал, он сделал пару-тройку глотков живительной влаги, и, зачерпнув правой лапой немного воды, умыл свою морду. Затем, от бессилия, завалился на бок на том же берегу. Он прекрасно осознавал что находится в уязвимом положении, но, кажется его это мало волновало. Он хотел лишь поваляться и вздремнуть на берегу столь красивого места, хотя бы полчасика...

Отредактировано Рентон (3 Сен 2021 21:07:15)

+1

201

День начался удачно. Ты тащил в пасти небольшого зайца, пойманного неподалеку от водопада. Ушастый зверек буквально сам кинулся в твои лапы, когда ты выбрался из своего убежища на утреннюю прогулку. Сумрачная упорхнула куда-то по своим птичьим делам. И скорее всего опять прилетит с добычей. Ела эта маленькая пташка много, даже очень много. Ты готов поклясться, что львенок есть меньше, чем она.

К моменту возвращения солнце уже было в зените. Его лучи нагревали скалы так, что даже ночью здесь будет тепло. А водопад дарит прохладу и хоть какое-то укрытие от изнуряющей жары. Ты не жалел, что столько времени пробыл здесь. Это место даже по своему стало действительно твоим домом. Самое главное, что все львы, что так или иначе претендовали на эту территорию неожиданным образом пропадали или же не были против твоего присутствия.

По мере приближения к подножью водопада, ты почувствовал отчетливый запах гиены. Даже свежая дичь в пасти не могла перебить данный аромат, знакомый с самого детства. Да и этому уже не приходилось удивляться. Еще с момента твоего первого появления здесь, гиены то и дело сновали на эту территорию. А все те же новые владельцы старались избавить её от надоедливых крокутов. Ты же привык к этому соседству и враждовать не пытался. Но и позволять особо разгуливаться тоже не стоило.

Ты слегка убавил шаг и принюхался. Кажется, гиена была тут в гордом одиночестве. И судя по тому, что гость не заметил твоего появления на горизонте - он спал. Ты постарался подойти к незваному зверю аккуратно, стараясь не разбудить и оценить степень "опасности".
"Ну и кто ты?"

Гость был самцом, достаточно типичной внешности и не крупного размера. Поразительно, но тебе явно прямо везло на самцов. С самками за все прибивание ты сталкивался крайне редко. И не общался, с ними почему-то тяжело общаться. Стало. Судя по запаху этот самец одиночка, так что можно было не пытаться выгнать его с этих земель. Как ты понял стайные явно пытались периодически претендовать на данные земли или же просто что-то тут вынюхивали. Что не нравилось хозяевам территорий.

Ты осторожно опустил кролика на ближайший уступ у берега и подошел вплотную к крокуту. Вытянув массивную темную лапу ты легко толкнул того в плечо. 
- Ну приветик, - басисто протянул ты.
Подобные шутки было проворачивать опасно, но уж очень хотелось посмотреть на реакцию. Что говорить, ты бы и сам испугался, если б проснулся и увидел перед собой львиную морду. Так что если что ты определенно готов увернуться от внезапной атаки, если она конечно последует.

+1

202

Рент даже не заметил как отрубился. Сонные глаза слипались сами собой, перемешивая наблюдаемую действительность и сновидения в какую-то сюрреалистичную кашу из бреда. Усталость, отходняки, жара-духота и повышенное давление сыграли свою злую шутку, превратив крокута на определённый промежуток времени в бессознательно валяющегося овоща. Неизвестно, сколько он так пролежал, но судя по тому, что его ожидало, явно дольше чем он планировал.

Казалось бы, всё прекрасно, лежи себе и кайфуй, но в непосредственной близости раздался звук падающей туши какого-то мелкого животного, а затем твою правую бочину толкнуло что-то явно массивное. Толком не поняв спросонья, что это вообще было, Рент начал лениво поворачивать свою голову в сторону источника беспокойства, чтобы в своей привычной манере проворчать "отвали". Глаза слипались сами собой, и, проморгавшись, он обнаружил что прямо на него смотрит огромная львиная морда, обильно украшенная шрамами.

Кажется, это был один из тех моментов, которые вроде как длятся всего лишь мгновение, но за это мгновение ты успеваешь вспомнить и переосмыслить всю свою сознательную жизнь. Пятнистого тут же оковала паника и он замер, находясь в состоянии вполоборота. Его глаза, которые буквально мгновение назад чуть ли не слипались от недосыпа, едва не вылезли из орбит, уши и хвост поджались, а нижняя челюсть начала дрожать, то и дело постукивая о верхнюю.

Он, конечно, не страдал шовинизмом относительно представителей других видов, в том числе львов, но это не даёт никакой гарантии что нарушитель его спокойствия таких же взглядов. Его с детства запугивали байками, что есть всякие наглухо отбитые гривастики, которые в принципе считают гиен недостойными существования и умерщвляют особо жестокими способами просто забавы ради.

Не смотря на довольно суровый вид, морда льва расплылась в ухмылке, а затем промолвила:

- Ну приветик

Рент продолжал отуплённо сверлить его взглядом, и, когда шок немного отпустил, он напряг лапы, готовясь к побегу, а в голове начали крутиться мысли:

"Так, если я сейчас резко тяпну его за лапу, у меня будет хотя бы будет шанс воспользоваться моментом, резко подорваться и бежать – ан нет, слишком рисково. Что делать, что делать?"

Затем он, запинаясь, внезапно даже для самого себя, произнёс:

- З-з-здрасте - зубы то и дело стучали друг о друга, мешая говорить;

Вроде как, не смотря на весьма суровый вид, этот лев не настроен агрессивно. Либо же, что более вероятно, он просто хочет немного поиграться со мной, как с полёвкой, прежде чем прокусит мне шею и сломает позвоночник.

- Й-я.... Я сейчас уйду.

"Только не бейте, лучше обоссыте - лучше ничего не мог придумать? И-ди-от!" - мысленно комментировал свою реплику Рент.

Набравшись смелости, он, не прерывая зрительный контакт, встал на лапы. Со стороны это наверно выглядит так, будто они со львом играют в гляделки.

- Я.. Я не местный, забрёл сюда случайно. Мне казалось эти края никому не принадлежат и я могу здесь находиться.

Отредактировано Рентон (18 Сен 2021 07:01:09)

+1


Вы здесь » Король Лев. Начало » Небесное плато » Водопад Хару