Страница загружается...

Король Лев. Начало

Объявление

Дней без происшествий: 0.
  • Новости
  • Сюжет
  • Погода
  • Лучшие
  • Реклама

Добро пожаловать на форумную ролевую игру по мотивам знаменитого мультфильма "Король Лев".

Наш проект существует вот уже 10 лет. За это время мы фактически полностью обыграли сюжет первой части трилогии, переиначив его на свой собственный лад. Основное отличие от оригинала заключается в том, что Симба потерял отца уже будучи подростком, но не был изгнан из родного королевства, а остался править под регентством своего коварного дяди. Однако в итоге Скар все-таки сумел дорваться до власти, и теперь Симба и его друзья вынуждены скрываться в Оазисе — до тех пор, пока не отыщут способ вернуться домой и свергнуть жестокого узурпатора...

Кем бы вы ни были — новичком в ролевых играх или вернувшимся после долгого отсутствия ветераном форума — мы рады видеть вас на нашем проекте. Не бойтесь писать в Гостевую или обращаться к администрации по ЛС — мы постараемся ответить на любой ваш вопрос.

FAQ — новичкам сюда!Аукцион персонажей

VIP-партнёры

photoshop: Renaissance

Время суток в игре:

Наша официальная группа ВКонтакте | Основной чат в Телеграм

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Восточная низина » Облачные степи


Облачные степи

Сообщений 541 страница 565 из 565

1

https://i.imgur.com/HdfRQ2w.png

Бескрайнее, поросшее травой и кустарником пространство, служащее домом и пастбищем для великого множества разнообразного зверья, начиная огромными слонами и заканчивая пугливыми грызунами. Здесь пока что нет никаких прайдов или кланов, эти земли совершенно свободны, а значит, здесь можно спокойно жить и охотиться, не боясь встречи с другими крупными хищниками.

1. Любой персонаж, пришедший в данную локацию, получает бонус "+2" к охоте и поиску целебных трав.

2. Доступные травы для поиска: Базилик, Валерьяна, Забродившие фрукты, Кофейные зерна, Маи-Шаса, Костерост, Адиантум, Сердецей, Цикорий, Одуванчик, Мелисса, Мята, Мартиния, Алоэ (требуется бросок кубика).

Ближайшие локации

Южное озеро
Река Лузангва

Очередь 1:

Марсель
Сунита
Лайам

Очередь 2:

Сара
Юви
Ндама
Кадехо

Очередь 3:

Ракхелим
Мьяхи
Фило

Отдельные отыгрыши:

Маро/Шайена, Мэй/Шеру

Также в локации:

Игнус, Дхани (спят), Сехмет, Шеру, Ньекунду

Отпись — трое суток.
Игроки вне очереди
пишут свободно!

Игроки из разных очередей пишут независимо друг от друга

Отредактировано Котаго (28 Июл 2021 02:38:15)

0

541

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"5","avatar":"/user/avatars/u5","name":"Котаго"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/u5 Котаго

Сильным ударом лапы Ньяла разрывает мягкий живот ньялы, отчего та мгновенно теряет сознание и вскоре умирет.

Поздравляю! Добыча повержена.

+2

542

Со-игрокам

Объединяю Шеру, Лайама и Шайену в один пост. Все действия в посте обговорены.

Шеру аж мордой прихренел от эдакой наглости. Вы послушайте, какие мы стали борзые!

Нет, ну Ракх всегда был самым вредным и непокорным львенком в помете, но сейчас он реально превзошел самого себя, не только огрызнувшись в ответ на вполне справедливые, по мнению Шеру, упреки, так еще и встал в жесткую оборонительную позицию... не только словесную, причем! Что, боялся, что его ударят в ответ? Да его в жизни никто не лупил, кроме Шайены! Уж Шеру-то точно! Этот "маневр" не хило так зацепил зеленоглазого самца, вынудив того состроить нарочито обиженную и упрекающую моську в ответ (а какая у него была рожа до этого?)... но пока что он не стал ничего говорить, давая Ракхелиму возможность высказаться до конца. Ну правильно, он же не убл*док какой, чтобы с ходу, не разобравшись, лупить младших братьев аж до жирных фингалов под глазом! Эх, Ракхи, Ракхи, да тебя считай в этой семейке и пальцем не трогали! Шеру, конечно, не мог знать деталей случившегося на озере, когда разъяренная проступком сыновей Шайена устроила тем форменную взбучку, какой еще ни разу не испытывали их нежные мохнатые задницы, но заметьте — даже после этого на львятах не осталось ни единого серьезного синяка или царапины! Да, возможно, в пылу гнева вполне реально было по случайности зацепить кого-то когтями или не очень точно рассчитать силушку богатырскую, но это правда мелочи, по сравнению с тем, как им могло бы достаться от того же Мороха, к примеру. Уж кто-кто, а Шеру не единожды сносил на себе молодецкие оплеухи черногривца, от которых у него потом еще несколько дней ломило место удара и вообще все тело; само собой, он сам в жизни бы не повторил такого с Ракхом и его братишками. Но теперь где-то очень-очень глубоко в сознании Шеру зашевелился весьма неприятный, мерзкий такой червячок сомнения: а может, зря они так с ними сюсюкались? Может, не помешало бы разок чутка покрепче заехать лапой по наглым дерзким жопам? Тем более, что проступок-то у них был весьма серьезный... Но Шеру довольно быстро отмахнулся от этой черной мыслишки.

Вот еще чего... Не станет он поднимать лапу на родных братьев, тем самым внушая им страх и отвращение своей брутальной персоной. Он не такой как Морох.

И тем не менее, злость брала вверх от такого вздорного, даже откровенно грубого ответа! Отношеньице у вас, сударь!

Ох, извините! Великодушно прошу прощения! Как это я, твой старший брат, вытиравший тебе зад чуть ли не с самого младенчества, осмелился сделать тебе замечание! — как ни странно, но в этот раз в голосе и ужимках Шеру не было ни капли былой театральности... Скорее уж, острый, ничем не смягченный сарказм и весьма искреннее возмущение напополам с расстройством. Он реально выглядел огорченным и сердитым одновременно. — Это все очень круто, да, здорово, что вы решили кому-то помочь, но я-то вам на что? Мы с Мэй?? Неужели так сложно было нас разбудить тоже?! — лев аж размашисто ткнул самого себя когтистой лапой в грудак, мол, как же так... Он ж все время рядом, все время помогает и оберегает вашу бедовую четверку, на него правда можно положиться — равно как и на Мэй, или Сехмет, или на худой конец Хофу с Юви... А вы просто молча встаете и уходите! Даже не призадумались ни на мгновение, что так можно было — просто взять да растолкать кого-нибудь из старших! Хорошо, допустим, вы резко стали взрослыми и самостоятельными... Но не бросать же своих родных сразу после извержения, не уходить куда-то на незнакомую вам территорию, где куча гиен и других потенциально опасных чужаков! Глупо получилось, глупо и необдуманно, уж найдите силу признать свой прокол и не огрызаться на нравоучения старших! Уж про банальные извинения за причиненное беспокойство вас тут даже и не спрашивают...

Шеру наверняка бы высказал это все вслух, да только банально не успел — увы, увы, не дали ему продолжить, причем аж с двух сторон сразу!

И пускай слова Мьяхи сперва вызвали у него выражение а-ля "шта??? тыэтосейчассерьезно???", вынудив Шеру окончательно выпасть в осадок от такой наглости, то последующие извинения младшенького все-таки достигли своей цели — изначально драматично задергавший нижним веком самец как-то очень плавно и незаметно расслабил плечи и даже слегка уложил вздыбленный острыми (дикобразьими!) иглами загривок, состряпав лицо попроще. Ладно... ладно, хоть кому-то из троицы пришло в голову попросить прощения у старшего бро, осознав (или сделав такой вид) его переживания. Ну правда же! Беспокоился он за вас, балбесы, просто ох как сильно! Все Килиманджаро обегал, не просто сидел и когти на лапах грыз! Искал как проклятый на пару с Мэй и остальными, а вы тут еще выкобениваетесь. Уфф... Мелочь неблагодарная. И когда у вас уже мозги появятся...

Ах, вот значит как? — с непередаваемым скепсисом проворчал Шеру, чисто для виду замахнувшись-таки лапой на разболтавшегося — языкбытебепоукоротитьбратишка — Мьяхи, естественно, даже не пытаясь ударить его всерьез... Но ведь он так усердно напрашивался на подзатыльник! — Можно было сделать иначе, еще как можно было, да только вам же это даже в голову не пришло, — еще более сварливо пробухтел самец в ответ... и аж ошалело прищелкнул челюстями, ощутив, как вконец охамевший подросток с нагленькой ухмылочкой тянет его зубами за ухо! Ну все... Точно напрашивался! Ух как напрашивался! Не выдержав, Шеру все-таки перешел в ответное "нападение", вновь ловко подсекая расшалившего львенка под задние лапы, опрокидывая того на землю рядом с собой и немедля всей тушей заваливаясь на Мьяхи поверх. Получи фашист гранату! Царь-бомбу, простите! Мгновение, и вот уже бедолагу с головой "накрыло" пышной, щетинистой гривой его старшего брата. Но на этом дело, разумеется, не ограничилось: выбросив обе когтистые лапы в сторону Ракха, Шеру уверенным рывком подтащил того к себе и также стремительно бухнул рожей в траву, в какой-то степени мстя ему за проявленную раннее дерзость. Это не было дракой, вот вообще ни разу... Но вполне тянуло на полушутливую братскую трепку, когда вы вроде бы и просто играете друг с другом, но при этом ловите вполне ощутимые тумаки и подзатыльники — очень "лайтовые", но тем не менее! Поди-ка вырвись из этих загребущих, карающих объятий!

Я вам сейчас покажу, какой я... большой... и неповоротливый! Сейчас сам из вас... дикобразов... сделаю! И тебя... и тебя тоже! Не только плавать у меня научитесь, но и летать тоже!... — глухо взрыкивая и урча, беспрестанно барахтаясь и хаотично шлепая хулиганов лапами по носам, то и дело опрокидывая каждого из них на землю, не давая толком встать и тем более отбежать в сторонку, спасая собственную шкуру, Шеру еще какое-то время активно боролся сразу с двумя подростками разом, в пылу "сражения" даже не заметив прихода Суниты, не расслышав его тихого, предостерегающего "пше-пше"... Но затем вдруг дернулся, нет, содрогнулся всем телом, как от резкого приступа боли, и спешно перекатился с бока на живот, отчасти лихорадочным жестом накрывая лапами собственную искаженную мордень, уже более почти не обращая внимания на активно тормошивших его сиблингов. Аж взрыкнул вполголоса, зашипев не хуже дикого дворового кошака, жмурясь и скалясь от острой вспышки мигрени в пострадавшем глазу... где-то очень-очень глубоко, на границе перехода зрительного нерва куда-то в преддверия недавно основательно перегревшегося мозга.

Ччееерт, больнотокааак...

Впрочем, едва ли это смог кто-нибудь заметить — разве что сами Мьяхи с Ракхом, или замершая в сторонке Мэй, хотя та уже какое-то время была занята усталой, потрепанной Сун. Уж точно не послушно кивнувший старшему самцу Лайам в отдалении, что с радостью и даже сдержанным восторгом среагировал на адресованное ему задание! Вот ради чего-то такого он и торчал все это время позади Маро, строя из себя молчаливого миньона, ждущего приказаний своего Темного Владыки. Ему правда очень-очень сильно хотелось принести пользу. Хоть как! И пускай Марк пока что казался ему странным и чужим, как и любой внезапно подошедший к их группе незнакомец, он конечно же и не думал спорить с решением лекаря. Сказано — помочь, значит, он поможет, и при том с самым искренним и большим энтузиазмом!

Конечно, — сразу отозвался львенок на вопрос Маро, аж слегка подпрыгнув на своем месте, спешно и капельку неуклюже подымая худую задницу с земли. — Мы все проверим, не беспокой... ся, — было очень непривычно обращаться к травнику на "ты". Он ведь был гораздо старше, почти с маму возрастом (если даже не старше, тут фиг определишь точно), а Лайам всегда был очень вежливым. Особенно по отношению к королю Нари, хоть тот и приходился ему дядюшкой. А тут даже не родственник какой, а просто, ну... сторонний самец, так скажем. Но Маро уже очень давно присутствовал рядом с Шайеной и ее семейством, и выглядел таким большим и надежным. Мама доверяла ему не меньше, а может, даже чуточку больше, чем всем остальным взрослым в их компании... И Лайам тоже разделял это доверие, видя, а точнее, чувствуя, что имеет дело с честным и благородным львом, не абы каким мутным чужаком с отталкивающей бандитской рожей. И был готов слушаться его наравне с тем, как он слушался Шайену... Что, собственно, ярко демонстрировал в настоящий момент. Правда, Лайам еще никогда прежде не ходил в патруль, и тем более не пробовал, эээ... проверять метки, как выразился Маро в разговоре с только-только спустившимся с неба Судьей. Но ведь он уже довольно взрослый, правда? Пора бы когда-нибудь и начать вести себя соответственно. Взять на себя часть "взрослых" обязанностей. Стать полноценным защитником и опорой целого прайда, а не только одних лишь младших братьев! Так что, львенок успешно замаскировал свое минутное замешательство, и уверенным, почти солдатским шагом приблизился к Марку, награждая бродягу короткой, ободряющей и скромной улыбкой снизу вверх. Ну что... будем знакомы, да?

Я Лайам, — зачем-то еще раз пояснил он новичку. — Сын Шайены... той темно-красной львицы, что подходила к нам пару минут назад. Она тут вроде как самая главная, ну кроме Маро. Рад знакомству, — он еще раз благодушно улыбнулся. — Ну что... Пойдем, обойдем наше лежбище? Судья, вы ведь не против, если я попрошу вас осмотреться с высоты? — а вот со старым сварливым филином подросток пока что не решался обращаться так панибратски, как с Маро и остальными.

Еще бы... Вы его когти вообще видели? А клюв? А взгляд у него какой, ух, в кошмарном сне такой привидится — хр*н проснешься же!

Что касается Шайены... Та все еще каким-то чудом находила в себе силы внимательно слушать юного (и, к ее большому личному сожалению, единственного уцелевшего) сына Акаси, буквально силком заставляя себя внимать в его слова и не только. Его переживания... Ньек никогда не казался ей открытым и тем более общительным самцом, напротив, он хоть и вел себя подчеркнуто доброжелательно, со всеми этими милыми ужимками и искренними улыбками, но в тоже время казался довольно замкнутым, погруженным в себя. Темной лошадкой, короче, почти как Хофу. Но Хофу-то был ей родным сыном, а Ньекунду — племянником, еще и не по крови. И общались они довольно редко... Ну, до извержения. Ну подросток подростком, со своими мыслями, делами и проблемами. Обязанности у них в прайде были диаметрально противоположными, вдобавок, Шай надолго оставляла прайд перед извержением и уже тем более не была в курсе всех сложных внутрисемейных "разборок", этого острого недопонимания между Акасиро и ее отпрыском. Она не понимала, какие упитанные, раскормленные тараканы табунами носились в мозгу молодого патрульного, но ей не было на него плевать с высокой колокольни! Она чувствовала какой-то напряг, и в принципе верно угадала, откуда, как говорится, корни растут... И даже попыталась в это вникнуть и разобраться, несмотря на зверскую усталость и кучу других проблем. Просто потому, что уже давно прошли те времена, когда она была ужасной эгоисткой и занозой, с надменным пренебрежением косившейся на всех вокруг. Жизнь научила ее ценить свое окружение. И в особенности тех, кто присутствовал рядом и был от нее зависим... Даже какое-то небольшой период времени. Она чувствовала ответственность за младших членов прайда. И не хотела, чтобы те ее опасались, избегали и тем более ненавидели за что-то. Не так, чтобы прямо вот курицей-наседкой хлопотать над каждым, усердно закрывая всю толпу своими крылышками, она все еще была слишком, эээ, грубоватой для этого, что ли, и весьма скупой на эмоции, но все же... Тем более, что как уже неоднократно говорилось раньше — она чувствовала себя отчасти виноватой перед Ньеком. Ей не хотелось, чтобы сейчас, уходя обратно к Килиманджаро, он уносил с собой какую-то серьезную обиду, а то и реальную злость. Вот почему она все еще была здесь, разговаривала с ним на равных, что-то объясняла и внушала... Или вот терпеливо слушала его ответные излияния, эдак молчаливо, но с большим пониманием кивая ему ушастой головой... До тех пор, пока Ньекунду не ляпнул кое-что еще, помимо той неосторожной реплики про якобы "брошенную" всеми королеву Ари. Тут-то Шайена снова благополучно выпала в осадок, приоткрыв пасть в искреннем... нет, не возмущении, а просто изумлении!

Чувство вины... перед Акасиро... за что? За то, что они с ней пару раз сцепились языками перед ее смертью? И теперь молодой самец не знал, как ему себя вести с "красной" львицей, зная, что у его погибшей матери оставались какие-то незавершенные склоки с последней????

Нет, ну Шай конечно уже догадывалась, что у Ньека были какие-то глубинные психологические проблемы... Но чтобы такие! Нашел, блин, за что переживать! И за что ее мысленно корить и упрекать. Ладно, она не отпустила тебя на верную смерть в огне... то есть, пардон, на героическое спасение матери из пожара, это как раз легко можно было понять и принять, но осознание, что Ньекунду, вдобавок ко всему, еще и все это время... что? боролся с каким-то серьезным внутренним неприятием по отношению к своей тетке? не мог толком ей довериться?? что вообще, в чем проблема-то твоя блин???

Честно говоря, у Шайены уже при всем ее желании не нашлось бы сил вникать в это болото старых неопределенных эмоций в душе Ньека, да и сам Ньекунду, кажется, всерьез устыдился сказанного. Ну или просто смутился этому внезапно вырвавшемуся откровению, так что пожалуй не стоило дальше лезть ему в душу, пытаясь разобраться и выяснить, что он на самом деле к ней испытывал. Злость, обиду, недоверие... Ну очевидно что-то не очень для нее приятное. Сейчас Шай только и могла, что обескураженно и одновременно очень тяжело взирать на племянника в ответ, эдак напряженно водя самым кончиком хвоста из стороны в сторону, отчего-то не то устало, не то виновато прижимая уши к черепу, все с тем же острым непониманием вслушиваясь в его спешное "понимаю, понимаю"... покуда к ней сзади не подошел встревоженный Маро, моментально перекинув на себя взгляды присутствующих. Шайена при этом все еще казалась на редкость растерянной, слегка огорченной даже... и до невозможности сбитой столку. Что такого неприятного и даже откровенно дурного могла думать (и говорить!) про нее Акасиро перед смертью, что у Ньека до сих пор отдавалось это в мозгу? Она правда так сильно на нее взъелась? Ну подумаешь поругались на границе... из-за ее побега и ссоры с отцом (между прочим, не ее это, в смысле, Акасиро, собачье дело было!), а также вызова, брошенного Морохом, ее брату, и преступления, совершенного Тодом...  Ну ладно, допустим, это все было весьма серьезно, но чтобы доводить дело до настоящего неприятия или даже ненависти? Словом, все это нехило так обескуражило Бастардку. И на какое-то мгновение, ей даже захотелось просто молча и до невозможности утомленно махнуть на Ньека лапой — ладно, черт с тобой... иди куда шел, да копи свои обиды, раз тебе самому так больше нравится. Она не станет больше тебя ни в чем переубеждать. Тут как-то даже его теплые слова на тему "ах, как твоим детям с тобою повезло, ах какая ты молодец, нотымневсеравноненравишься" не смогли толком подсластить сей горькой пилюли. Она не злилась на Ньекунду в ответ, но определенно не испытывала ровным счетом никакого удовлетворения от их приватной беседы. Ничего, по сути, не изменилось. Он все еще винил ее в чем-то, все еще смотрел на нее с небрежно замаскированным укором в глубине теплых карих глаз, как если бы это она самолично пихнула его мать лапой в огонь — и никакие слова или действия не могли изменить его мнения. Ну и... пусть? Может, со временем у него как-то уляжется эта каша в голове. Или же все останется, как есть, и он будет немо упрекать ее до самого финала своей старости, но ей-то что? Они больше не в одном прайде, и наверное это даже к лучшему.

Все нормально, — на удивление спокойным и ровным тоном отозвался Шай на встревоженные вопросы Маро, с подчеркнутым равнодушием отвернув морду в сторонку. — Ньекунду просто хочет вернуться к Ари и остальным. Он уже взрослый, пускай поступает так, как считает нужным... Удачи тебе в пути, — она все-таки заставила себя вновь перевести взгляд на виноватую (?) морду Ньека, наградив его совершенно безвредным, снисходительным взглядом. К черту Акасиро, к черту вулкан.... Иди с богом. Лишь бы только ты сам был в порядке. А она уж как-нибудь разрулит собственные проблемы, слава Айхею, ей есть чем заняться и без всех этих сложных внутрисемейных разборок. — Только не забудь попрощаться с остальным напоследок. Думаю, ребята обидятся, если ты забудешь это сделать, — она выразительно покосилась в сторону их лагеря. Ну правда же... Не собирался же он валить вот так молча, никому ничего не сообщив, кроме самой Шайены? Ну спасибо хоть, что ей сказать догадался! — Ладно, ладно... иду я, иду, — она на удивление покорно развернулась в противоположную от Ньека сторону, мирно шлепая лапами куда-то в кусты на пару с непривычно строгим пухлей-Маро, эдак иронично поглядывая на лекаря из-под низко опущенных век. Какой ты сразу стал суровый и непреклонный! Аж договорить толком не дал... хотя не больно-то и хотелось уже, если честно. Пройдя чуть глубже в кусты, львица все также послушно улеглась брюхом на мягкую и вместе с тем уже давно засохшую в густой тени траву, вновь адресовав Маро свой долгий, снисходительно-мягкий взгляд.

Ну... а ты чего? Не собираешься лечь отдохнуть? Хоть на полчасика, ну.

И куда это ты намылился, позволь спросить? — лишь стоило травнику вручить ей очередную порцию валерьяны и эдак по-деловому, решительно обернуться мордой к "выходу" из кустарника, Шай плавно, но вместе с тем достаточно шустро накрыла лапой пышную кисточку его хвоста, таким образом притормозив своего товарища и вынуждая его вопросительно обернуться на самку поверх плеча. Ась? — Ложись... здесь, рядом со мной, — неожиданно перекатившись на спину, этак грациозно, совершенно по-кошачьи извернувшись в позвоночнике, впалым пузом кверху, Шайена с легкой ухмылкой обхватила мощную шею приятеля обеими передними лапами, практически моментально утопив обе в пышной рыжеватой гриве Маро, и слегка поднажала на чужой затылок, не то, чтобы силком, но все-таки вынуждая обескураженно моргнувшего самца опуститься на живот сбоку от нее самой. — Ты тоже устал, ты тоже хочешь отдохнуть. Да расслабься ты уже... Сам сказал, что Судья присмотрит за Лайамом и этим дерганным новичком. Вдобавок, они все равно будут неподалеку, случись что — сразу весь прайд это заметит, не переживай, — Шай нарочито громко прифыркнула, с преувеличенной небрежностью махнув хвостом по воздуху, аж легонько шлепнув им своего тревожно разбормотавшегося увальня по его крепкому мясистому боку. А затем вдруг решительно переместилась грудью и подбородком на передние лапы самца, нагло разлегшись прямо у того под носом, прижав его своим собственным весом. Все. Не рыпнешься больше. Попробуй только встать и уронить ее на землю, ух, что она с тобой за это сделает! И словно бы решив пустить Маро контрольную пулю в лоб, львица вдруг уверенно и неспешно провела шершавым языком по всей нижней поверхности его челюсти, от горла и до самого пушистого подбородка, слегка взъерошив и без того встрепанную рыжую гриву травника — тем самым окончательно выбивая его из колеи и предупреждая любые возможные споры на тему "какое спать, какое отдыхать, работать надо!!"

Не надо. Просто останься здесь, вместе с ней. Хотя бы на часок-другой... Уж не сильно замороченная просьба, согласись?

Не дожидаясь, пока лев окончательно успокоится, ну или хотя бы вернет себе на добрую минуту утраченный дар речи, Шай с тяжким вздохом уложила голову обратно на запястье травника, ленивым движением языка "подогнав" к себе заботливо уложенную тут же валерьяну и сразу, не жуя, ее заглотив... после чего расслабленно прикрыла глаза, всем своим умильно-расслабленным видом предостерегая, что уничтожит любого, кто осмелится сейчас спихнуть ее обратно в траву. Не для того устроилась, блеать!

Персонаж спит

Офф-топ

Использую лот Валерьяна, списываю с профиля Маро. Так как Шай улеглась спать, то пять постов спокойствия превращаются в крепкий целебный сон~

Отредактировано Шайена (31 Авг 2021 20:46:12)

+6

543

===============) верхнее течение реки

Первой сдалась ньяла, ура! Кадехо с неотвратимой силой приближался, его затопило волной адреналина и мрачного торжества, что гонка окупается, что скоро он вонзит зубы в плоть добычу! Ой, скверные мысли, очень скверные. Он же знает прекрасно, что нельзя праздновать победу слишком рано. Даже если кажется, что противник легче крохотной косточки, надо быть начеку. Сколько сюрпризов может преподнести подобное отношение! Так что Кадехо стиснул покрепче зубы, постарался не обращать внимания на теплый, одурманивающий и отвлекающий запах, исходящий от добычи - ветер дул в их сторону - и сосредоточился на том, чтобы обойти ньялу. Надо только чуть-чуть ее догнать, добраться до крупа и заставить уйти влево, обратно к реке. Кадехо чувствовал, что силы закончатся очень скоро, так что, добравшись, наконец, до нужной позиции, не выдержал и щелкнул зубами в паре дюймов от задних ног ньялы. Тех самых ног, что заканчивались острыми копытами, способными если не проломить ему череп, но нанести серьезные повреждения так точно. Опасный прием, наверняка более опытные охотники не одобрили бы, но Кадехо решил рискнуть.

Не мог же он вернуться к своим без ньялы.

И ему повезло - чудовищные копыта промелькнули совсем близко от его носа - он физически почувствовал силу, с которой они разрезали воздух и вознес хвалу всем богам на свете за то, что уцелел. Но главное то, что ньяла в самом деле взяла налево! А еще чуть-чуть - и повернула назад. Теперь, оказавшись так близко от добычи, Кадехо видел и чуял, что не прогадал - зверюга и впрямь больна, скоро совсем устанет. А ведь в самом начале этой бешеной гонки ему казалось, что он ошибся и как дурак выбрал здоровую ньялу, которую-то и опытные охотники с трудом завалят. А так она послушно завернула назад, туда, где, как он надеялся, в засаде сидели Джей с Кейоной... Вроде бы Кад не так далеко ушел от обговоренного места. В пылу гонки сложно прикинуть расстояние, но вроде бы недалеко. Ситуация, конечно, так себе - ньяла все еще может свернуть, а у Када нет сил, чтобы гнать ее точно до Джея и Кейоны. Ох, ну пусть они пошли ему навстречу, ну пожалуйста! И пусть ньяла не вздумает свернуть! Так не хочется, чтобы его усилия пропали даром.

Кадехо отстал. Он не добежал совсем немного и, устало опираясь о землю четырьмя лапами, глядел, как ньяла, взмыленная и насмерть перепуганная, бежит вроде бы к тому месту, где должны быть Джей и Кейона. Точно не сказать. Но, опять же, он изрядно ее вымотал, а ребята могли перебраться поближе заранее... Так что шанс на вкусный обед есть. Ну а Кадехо тем временем нужно позаботиться о том, чтобы не рухнуть на траву здесь. Он сел, чувствуя, как бешено колотится сердце о ребра и дрожат лапы. Как здорово, что идет дождь! Как здорово, что над головой собрались тучи, а не иссушающее солнце!

Вдруг, подняв голову и оглядевшись тяжелым, усталым взглядом, заметил львиц. Охотницы неподалеку расправлялись с собственной ньялой - Кадехо невольно позавидовал тому, что их охота уж точно должна была пройти легче. Вон их сколько! Так, погодите! Если здесь есть группа львиц, значит, здесь, скорее всего, живет прайд. И непонятно, как он отнесется к чужаку, бегающему тут со своей ньялой. Кадехо тяжело вздохнул - естественно, никаких меток он не почуял по таком-то беге. И что делать? Не сводя с львиц внимательного взгляда, он поднялся, чтобы шустро улизнуть назад, тихонько и бесшумно. Совсем как в былые времена, когда наемный убийцей был, и требовалось тихо убрать жертву! Правду говорят, что лапы трюки помнят - и как вес тела переносить, и как двигаться. И дождь должен помочь заглушить шорохи, да и львицы заняты своим делом. У него есть все шансы уйти незамеченным. Правда, слишком уж он близко от охотниц...

0

544

Впрочем, в этот раз Сех показала себя ну... не с лучшей стороны, кхм. Может сказывался бесконечный стресс и ее охотничьи навыки ее немного подвели от всего этого недосыпа, усталости, вечных перебежек с места на место и потери дома, где она провела всю свою жизнь? В отличии от сестер Сех, как уже говорилось, хоть и пыталась пару раз уйти на поиски приключений, но ТАК далеко... она еще ни разу не была. Даже к этой местности нужно было привыкнуть... так сказать поизучать. Но все равно, блин, обидно, когда сестра уже во всю треплет несчастную жертву, а она лежит мордой в траву - жопой кверху! Замечательно просто!

- Уф... - ворчливо фыркнув в грязюку под собой, бурошкурая, торопливо, но не слишком изящно выпрямившись... и в недоумении вылупив изумрудные глазищи на пронесшуюся мимо черную тушу, в которой с трудом признала ту большую темную, мужиковатую самку, которая помогала с лечением болезного, покалеченного Вакати. Уж как ее там звали... да и называлась ли она? Но сех ее определенно помнила - фиг такую забудешь, скажем честно! Но ее появление во время охоты было таким внезапным... неожиданным, что Сех просто не успела ничего сделать. И в принципе ничего удивительного, что Юви так среагировала на эту... эту... богатыршу, не шибко отвлекаясь от охоты, но вполне красноречиво обнажив окровавленные клыки на всю их длину.

И когда умничка-Ндама, пользуясь общей заминкой ловко и неожиданно решительно "рубанул" копытное по пузу, если не выпустив тому кишочки наружу, то явно лишив животное доброй половины его внутренних кровяных резервов, так что уже и отпустить не страшно, Сех незамедлительно метнулась вперед, буквально вынырнув перед носом перепачканной свежей кровью добычи Юви, заслоняя собой (ха три раза) Сару. А то зная Юви, та непременно бы полезла на рожон, отвешивая бедной великанше смачных люлей. - Стой, стой... Стой... - убедившись, что старшая дочь Шайены покорно смыкает тонкие губы, но все еще продолжая раздраженно морщить переносицу, притормозив свою расправу над чужачкой, Сех сделала маленький шаг назад, обернувшись через плечо на темную самку. Черт, чтобы заглянуть ей в глаза, Сехмет пришлось задрать морду! - Она с нами. Все в порядке. Ты ее не знаешь, но она помогала погорельцам, как только мы спустились с вулкана. Свои, короче, - вновь вернув свое внимание к сестре, при этом одарив Сару короткой, немного неловкой улыбкой, мол ага, "привет", Сех с легкой досадой опустила уши, посмотрев вниз на распростершегося у них под лапами козлика. - Вы молодцы. А я что-то слажала, - она качнула головой. - Я схалтурила. Надеюсь следующая охота будет удачнее для меня. Извини, Юви. Хм... А вот этого самца я не помню, - ее взгляд неожиданно наткнулся на трусливо, точно застигнутый врасплох воришка, замершую неподалеку темную тушку незнакомца, так старательно прячущегося в тени. - Может это кто-то из местных? Как тот... с которым Маро разговаривал? - предусмотрительно понизила голос бурошкурая, эдак вопросительно скосив глаза на Юви, как на неофициального лидера их небольшой охотничьей группировки.

Ну чужак. Ну пытается улизнуть с территории. А вдруг это из патрульных? Сейчас улизнет, попрется доносить местному правителю и их всех дружно тут порвут на клочки. Хотя чужих меток ни одна из львиц так и не почуяли, но мало ли. Они могли быть невнимательны, или слишком увлечены охотой! Они же не успели нормально обойти все эти огромные просторы, чтобы разобраться где они и кто их соседи, к примеру!

- Мне кажется вам стоит с ним поговорить, ээээ... - она еще раз задрала нос, вглядываясь в темную, обрамленную всклокоченными иссиня-черными прядями гривы морду "цыганки". Да. Когда у тебя за спиной такая барышня, наверное ничего не страшно будет. - Эээ... прости не напомнишь, как тебя...? Сара? Сара, ты не могла бы прикрыть спину моей сестры? Ну в смысле... ты не обижайся если что, ты такая ну... такая... - самка очертила лапой довольно непонятный знак... фигуру, ну что-то такое явно намекающее на внушительность и габариты их новой (старой) знакомой, которая и так вызвалась помогать. С таким телохранителем этот самец, который тоже сказать, не маленький, не станет атаковать Юви. Нет, она не сомневалась, что сестрица любого порвет как Тузик грелку, но... нужна подстраховка.

Сама же охотница склонилась к уже испустившему дух копытному, примериваясь для удобного перехвата. - Ндама, пошли. Ты поможешь мне дотащить к остальным тушу. Надо накормить раненных сперва... И я видела там вроде рыжую шкуру Мэй, значит и Шеру где-то там болтается. Спрошу как у них дела. Может и Хофу вернулся уже.

Так что да, она просто поудобнее схватилась за труп, перехватив тот челюстями за шею, и понадеялась, что Ндама сделает то же самое, решительно поволокла убитую ньялу к общему месту сбора... и рассеянно отшатнулась в сторону, выронив из пасти голову травоядного, так и застыв с коротким возгласом. - Ше... - договорить она не успела, потому что брат поспешно пошустрил куда-то мимо нее в сторону небольших зарослей, низко склонив голову к земле и, как ей показалось, болезненно сморщившись. Что случилось? Ударился что ли? Хотя на вид вроде целый, хоть и чуточку взъерошенный и расцарапанный... В какой жопе они с Мэй были, простите?

- Эй? Девчат? - повернув голову к Суните, уже проснувшейся, слава Ахейю, и мирно беседовавшей с ней Мэй, Сех тороплива приблизилась к подругам, аналогично рыжешкурой сотоварке дружественно боднув Сун в плечо. - Что у вас случилось? Вы где были и почему Шеру пронесся мимо меня галопом, точно за ним пчелы гонятся? Сун, мы тут поесть раздобыли, ты подкрепись.

- Ничего особенного, - почти скороговоркой ответила ей Мэй, вытянув шею и тревожно глядя вслед убежавшему вперед Шеру, поверх макушек подруг. - Простите девочки, мне пора, - протиснувшись между самками, аккуратно отодвинув Сех плечом, рыжая торопливо потрусила следом за встрепанной, черной кисточкой юного самца, который уже успел исчезнуть из поля видимости.

Сех немного озадаченно помолчала. Ладно? Главное что все живы. Наверное. Видимо она выяснит, что так переполошило ее брата и его подружку уже сильно потом.

- Что вообще происходит? Уф... я явно о чем-то не знаю. Сун, ты вообще как? Как твоя лапа? Я не вижу Хофу. Он еще не приходил? И Клио тоже.

Оффтоп:

Мэй так же прописываю чуть-чуть как своего перса.

Отредактировано Сехмет (30 Сен 2021 13:06:16)

+4

545

- Но да, раз Шай не имеет ничего против, значит ты можешь остаться с нами и ничего не бояться.

Внутри бывшего наставника с едва слышным треском лопнула туго натянутая веревка, сковывающая движения и ведущая мысли лишь в едином ключе - возможной конфронтации. Он не ослышался? Ему, неизвестному одиночке, спонтанно прибившимуся к небольшой группе львов, разрешают остаться, да еще и так... благосклонно?

Расслабленная поза Маро успокаивала, хотя, глубоко внутри, горящие от неверия нервы все еще держали Марселя собранным, готовым, чуть что, стартовать с места в любую секунду. Травник продолжал говорить, и в процессе осмысления этих слов танцующий огонек внутри темно-карего глаза волновался все сильнее. Марк хотел, было, возразить, что степи давно уже ничьи, ведь за столько дней ни он не нашел никаких запахов, ни его не подкараулили хорошо замаскированные патрульные, но вовремя осекся, уже раскрыв пасть для негромкой тирады. В конце концов, кто знает? Другие бродяги и целый прайды могли просто разминуться с ним, учитывая, на каких скоростях путешественник пересекал саванну.

Лев поднял голову, потянувшись, да так, что почувствовал неслабую отдачу во всех мышцах шеи. Сидеть монолитным истуканом утомляло, даже сильнее, чем какая-либо "работа", которую он успел попросить всего несколько минут назад. Черт бы побрал этот длинный язык, отвечающий невпопад и постоянно ищущий приключения на одно место.. Но в нынешнем своем состоянии кареглазый был слишком рад возможности куда-то влиться, а потому и не начал, как обычно, мысленно сетовать сквозь плотно сжатые челюсти. На себя же.

- Лайам, можешь помочь Марку в обходе?

А вот это было уже интереснее.

Марсель перевел любопытствующий взгляд на подростка, которого заприметил сразу же, как только тот подошел к рослому темному льву. Изящный, худой, серый.. Какие еще слова можно выбрать из лексикона, чтобы как можно достовернее описать этого маленького "подручного"? Невольно на морде льва растянулась улыбка - Лайам, сам того не понимая, перенес странника в собственные закрома сознания и прошлого, в годы, когда Марк только-только вступил на свою должность наставника и точно также стоял пред необученными юнцами, взирающими на него со всех сторон. Только взгляды их горели нетерпением, возбуждением, всеобщим фанатизмом и верой в себя и своих товарищей, а взгляд Лайама постоянно укрывался ото льва за кудрями черный челки, не давая второму как следует всмотреться в очертания раскосых глаз.

- Приятн-... - не успело и одно слово вырваться из пасти, как резкое пикирование черного силуэта и его удачная посадка на голову травника заставили Марка пригнуться, от неожиданности уперевшись обеими передними лапами в землю. Видел Всевышний Иан, скоро у самца пробьется седая прядь, если он продолжит участвовать в подобного рода встречах. Шоколадный облегченно выдохнул, чувствуя, как саднят от короткого рывка легкие - птица была всем знакома и, более того, их представили друг другу сразу же, едва Судья соизволил употребить свою добычу.

- А у тебя часом не возникает желания там вызов бросить, или еще чего?

Марсель поперхнулся, оторвавшись от разглядывания красивого, иссиня-черного оперения, и поднял взгляд, встретившись с блестящим, оранжевым оком, глядящим словно из бездны. Лев, конечно, был крупным, странствовал в одиночестве уже довольно долго, гордо носил на бедре и щеке шрамы прошлой жизни, а чрезмерная эмоциональность и активность явно не вписывали плюсы в его досье, но как боец... Признаться честно, он был ужасен.

В собственной учебе он с тяжелым трудом сдавал нормативы на тренировках, часто покидая арену со следами побоев и царапин по всему телу. Никто его не щадил, а он и не просил этого. Страшнее всего было не наглотаться пыли перед лицом наставника, боги, совсем нет - по всей душе Марселя гулял страх того, что его исключат за провальные баллы и отправят обратно на Север, в семью, к стыдящимся львенка родственникам, не заинтересованным в его существовании. Можно сказать, что лев выехал только на этой мысли, так и не закончив обучение, а вместо этого пополнив ряды учителей. Нести в массы знания, полученные не в боях, а из умных изречений более знаменитых личностей оказалось ему по душе больше, чем грязь, кровь и адреналин, распаляющий дуэлянтов.

Так что на слова о вызове Марк лишь кашлянул, стараясь не засмеяться в голос - никто из присутствующих не знал его биографии, чтобы разделить эти смешливые нотки, а путник не собирался так щедро делиться ею в первые же секунды знакомства.

- Я слежу за тобой, красавчик!
- Так точно, сэр. - приставив лапу к виску в быстром движении, самец хмыкнул, чувствуя, как хорошее настроение постепенно возвращается на круги своя. На представление Лайама он ответил той же улыбкой, медленно поднимаясь с насиженного места, едва сдерживаясь от того, чтобы не растянуть себе все затекшие мышцы единым движением. Прогулка им предстояла неторопливая и, скорее всего, недолгая, так что готовиться заранее, словно к кратковременному спринту, смысла не было.

- Рад познакомиться, я Марк, как ты тоже уже, должно быть, слышал. - наспех кинутого, повторного взгляда на Лайама хватило, чтобы в корне изменить свое первое впечатление об этом пареньке - честно говоря, Марсель ожидал более... холодного приема, особенно со стороны недоверчивого молодняка, но открытость конкретно этого юнца поражала. В хорошем, слава богам, смысле. - О, ты упомянул, что Шайена... она у вас главная, так? Это очень напоминает мне дом, хах, ведь всеми моими сородичами тоже правила львица. Настоящая железная леди, она в корне изменила многие мои стереотипы о женской половине нашего вида. Если тебе интересно, ее звали Кайза, но сейчас я уже даже не знаю, где она.. Возможно, прибилась к какой-нибудь группе также, как я?

Негромкий голос, выстраивающий спокойные предложения и рассуждения о львицах, помогал бывшему одиночке вернуться на свой истинный путь постоянного риторического монолога, направленного в пустоту. Он не сильно надеялся на ответ, ведь это было, по сути, не такой уж и нужной информацией - тут бы разобраться, что творится в настоящем, чем слушать истории от первого встречного. И все же.. не задать кое-что более личное было бы откровенным моветоном.

- Отходя от темы, я извиняюсь, если что, заранее, но... Как вы оказались здесь? Честно тебе признаюсь, ваш прайд не создает впечатления типичных кочевников, живущих постоянными скитаниями.

+4

546

Воссоединение с Мэй оказало поистине целебный эффект. Сунита прищурилась от удовольствия, отвечая на приветствие подруги, и, не сдержавшись, прошлась языком по её лбу. Ненадолго даже терзающий её голод стих, позволяя львице целиком и полностью раствориться в этом ощущении покоя и умиротворения, которое принесла ей долгожданная встреча с этой зеленоглазой бестией. Хотелось как можно дольше оставаться в этом мгновении, просто радуясь тому, что они вместе. Для полного счастья не хватало только Сехмет с её мягкой улыбкой и умными мыслями. Пожалуй, сейчас Сунита, наконец, могла сказать, что она дома. Пусть даже Килиманджаро так далеко и она не окружена родными стенами пещер, просторами у подножия, которые знала наизусть, зато рядом были те, кем она дорожила. Голодные и безумно вымотанные, но зато живые. Это ли не счастье?

Кажется, мне куда больше подходит охота, чем разведка, — попыталась отшутиться Сун, побоявшись раскрывать все подробности её недавнего злоключения. Это долгая история. И притом достаточно неприятная. А так ну подумаешь поранилась и поранилась, чего бубнить-то. — Ты, наверное, жутко устала. Долго вас с Шеру не было... Я уже начала переживать, что вы потерялись, — быстро перевела тему самка, начав обеспокоенно осматривать подругу на предмет ран. Однако, от этого занятия её отвлёк голос Сехмет, так вовремя вернувшейся с... а где она, собственно, была? Во всяком случае, Сунита сонно улыбнулась и ей, с довольной мордой принимая нежности. Отлично, вот все и в сборе. Оставалось только устроиться где-нибудь в теньке и обсуждать всякие мелочи, пока их не отправят на охоту или сидеть с молодняком, хах.

Замечание о Шеру, признаться честно, было для Суниты сюрпризом. Видимо, она так была занята разглядыванием Мэй (а то вдруг она всё-таки ранена и молчит!), что просто не замечала ничего и никого вокруг. Ну или попросту ещё не до конца проснулась. А вот новости о добытом обеде оказались куда приятнее. Живот тут же вновь скрутило спазмом, как напоминание, как давно она не ела, и Сунита лишь виновато улыбнулась, стоило ему требовательно заурчать. Мол, ну простите, я это не контролирую. Львица только открыла пасть, чтобы предложить им всем троим пойти и, наконец, поесть как следует, однако Мэй поспешно покинула их только воссоединившуюся троицу, судя по всему отправившись вслед за убежавшим Шеру. Оставалось только по примеру Сех лишь проводить её молчаливым взглядом. Бежать вдогонку она, к сожалению, пока была просто не в состоянии.

М? — запоздало встрепенулась львица на вопрос подруги, — а, нормально. Хофу и Клио... Нет, кажется, не видела. Может, приходили, пока я спала? Хотя, вряд ли они бы пошли ещё куда-то, давно же разминулись.

Самка невольно прикусила губу, понимая, как, должно быть, глупо выглядит со стороны. После сна думать было откровенно тяжко, так что она чувствовала себя максимально несобранной, как бы не старалась стряхнуть остатки сна. А на голодный желудок прийти в себя, знаете ли, ещё труднее. Впрочем, а чего она ждёт? Кивнув в сторону ньялы, тем самым приглашая Сехмет присоединиться к трапезе, Сунита захромала к добыче.

Хорошая работа, — не удержалась от похвалы львица, прежде чем приступить к своему долгожданному обеду. Радость от возможности банально поесть не портил ни начинающийся дождь, ни тот факт, что в этот раз она не смогла поучаствовать в охоте. Оставалось только утешать себя словами Маро и верой в то, что она скоро поправится и точно сможет присоединиться к охотничьим патрулям. Нужно только немного подождать и дать себе восстановиться...

И крепко поспала, и плотно поела, и с друзьями повидалась... Сказка, а не жизнь. Особенно если забыть о переломе лапы и сгоревших заживо сопрайдовцах, ха-ха. Немного отойдя от ньялы, Сунита принялась с довольной мордой умываться, нисколечки не обращая внимания на дождь. Параллельно она скользила взглядом по их «стоянке», мысленно пересчитывая, сколько из них добралось сюда. Но стоило ей заприметить чуть поодаль Лайама с каким-то чужаком, так она так и застыла, не сразу догадавшись прикрыть пасть. О том, что это новичок в их скромном прайде, она знать не могла, так как момент его принятия попросту проспала, уж извините. Конечно, успокаивал тот факт, что если бы этот лев представлял хоть какую-то опасность для их прайда (а уж тем более для молодняка), с ним быстро бы разобрались как минимум Маро и Юви. Да и Шеру вон пришёл, разве стал бы он спокойно отпускать брата к чужаку? И всё-таки оставаться равнодушной было выше её сил. Как минимум потому что помогая Сехмет сидеть с её неугомонными братьями, она сама невольно привязалась к ним. И пускай они уже давно выросли достаточно, чтобы ходить без сопровождения нянек, волнение за них никуда не делось. Так что собрав всю свою храбрость, львица захромала вслед за младшим братом подруги и незнакомцем, шедшим рядом с ним.

Лайам, — окликнула его Сунита, за приветливой улыбкой пряча своё волнение, — кто это? Твой новый друг?

+4

547

Тем временем, у компании львов и не только появился наблюдатель. Молодой Абу изначально пришёл, ведомый запахом добычи. Ну а что, лев хоть и хищник, но и падалью не побрезгует, только если она относительно свежая. Он изначально подходил на запах через высокую траву, стараясь как можно меньше приминать её лапами к земле, чтобы не создавать лишнего шума. Услышав разговор рядом с добычей, он приподнял голову над травой. На пару секунд и на такой уровень, что видно лишь глаза и уши.

"Какая интересная компания. Несколько львов и какая-то хищная птица" - подумал Абу и опустил голову, оставив уши на уровне травы. Он решил подождать, пока вся эта компашка не уйдёт от своей добычи. Ведь вряд ли они обглодают её настолько, что нечего будет даже доедать за ними. А заодно и подслушать их разговор, вдруг узнает что-то интересное или полезное? Не хотелось влезать и нарываться на конфликт.

А начинающийся дождь своими падающими на шерсть каплями начал Абу немного раздражать. Он стал чуток дёргаться телом, реагируя на капли. Его уши при попадании на них воды тоже немного дергались. Но Абу терпит и старается себя не выдавать.
Поэтому он решил сосредоточиться на разговоре львов. Правда, услышать он успел лишь фразы Суниты. И услышанное его несколько напрягло, поскольку он начал подозревать, что забрёл на территорию какого-то неизвестного ему прайда. От возникшего напряжения он переступил с лапы на лапу, и под одной из них треснула лежавшая тут палочка.

"Твою ж..." - мысленно выругался Абу и замер, немного опустив голову. Если он на территории прайда, то у него могут быть проблемы.

Отредактировано Абубакар (19 Окт 2021 14:01:52)

0

548

По правде говоря темный самец поначалу опасался, что львица откажется проследовать за ним в "покойную зону", где она могла бы отдохнуть.

Маро уже успел узнать донельзя непростой и твердый характер Шайены, так что, если бы ей взбрело в голову, например, что она тут еще может наворотить каких-то своих дел, тооо... да, все верно. Она может. И она будет бодрствовать не смотря ни на какие просьбы, увещевания или аргументы. На его счастье Шай была на удивление покорной и миролюбивой. Ни слова против не сказала. Уф... Кажется он впервые видел столько спокойствия и добродушия что ли, в этих ядовито-зеленых глазах. Хотя, скорее всего львица просто очень сильно устала, что и не мудрено после всех злоключений. Тем не менее травник на пару мгновений притормозил, замерев с приподнятой лапой и обернувшись в сторону Ньекунду, удивленно приподняв широкие брови. Он... уходит? Хотя в принципе логично, ведь там остатки его семьи как никак. Маро очень надеялся, что Хофу скоро вернется, потому что для такого обширного семейства, категорически не хватало достойных защитников в случае нападения извне.  Маро, Шеру... Марк? Которого он едва знал и ему уже приходилось доверять дело по защите прай... беженцев, в компании с совсем еще юным Лайамом.  Ладно хоть в случае опасности они смогут предупредить остальных. К счастью у них есть сильные и здоровые особи, которые смогут защитить раненных и молодняк.

Да, его сильно беспокоила эта тема и отнюдь не с проста.

Ро был скитальцем с двух лет. И хорошо знал, как обращались с чужаками, которые забрели на чужие территории. Редко когда правители были добрыми и снисходительными, особенно если учесть всю эту толпу голодных ртов. И да... Маро в тайне досадовал с ухода Ньека из-за этого, но ничего ему не сказал, лишь коротко, сумрачно ему кивнув, а затем вновь полностью вернул свое внимание к лениво вышагивающей рядом красношкурой охотнице, бдительно следя за тем, чтобы самка добралась до "отмеченного" места. Чтобы она легла и спокойно заснула крепко и непринужденно, не думая обо всех этих... скопившихся проблемах и отсутствии нормального места для комфортного существования.  Об этом сейчас усиленно думал лекарь, и хватит с нас тревожных морд. С довольной миной проследив за тем, как Шай устало устраивается на травяной природной подстилке, достаточно сухой и мягкой, трава тут была жухлой и от того плотной, рыжегривый коротко ухмыльнулся, - Отдыхай, - а затем развернулся к самке спиной, решительно двинувшись прочь. Он не планировал оставлять надолго Лайама с их новым знакомым, незнакомым, но... как уже говорилось, Шай умела быть... упертой и деловой такой барышней, поэтому уже спустя шаг-два, этот лохматый здоровяк, не ожидающий никакого подвоха, чуть не споткнулся и не рухнул всей этой громадой меха на землю! Ага, прямо на Шайену.

Ауч... ты чего?

Послушно остановившись, темношкурый вопросительно обернулся к удерживающей его пышную кисточку хвоста львице, явно не дотумкивая, что та, в принципе, от него хочет.  Может испугалась, что он вообще уйти решил? Да кудаж он теперь уйдет. Бросит их одних. Да нет уж! Однако у Шайены были свои планы...

- Эээ... но там Лайам и этот новенький... Я не думаю, что будет разумно оставлять их без присмотра, - как-то растерянно пробормотал травник, впрочем, не шибко то пытаясь вырваться на волю. Он расчитывал, что Шайена и сама просто уберет лапу с его хвоста, ведь... там ее сын, с каким-то незнакомым дядькой, ну. Был бы это детеныш Маро, он бы точно его ни на минуту не оставил в компании незнакомца. Ага... у него одни планы - у нового "лидера" всей этой честной компании другие. - Подожди... постой, уф... - да кто его там спрашивал?

Прибалдевшего травника просто эдак ласково, но весьма настойчиво облапили за шею, едва не утонув полностью в его мягкой, разлетающейся гриве, настойчиво утягивая смешно зажмурившегося самца вниз. Шай была очень легкой... для него, почти невесомой, но тем не менее он весьма покорно опустил сначала задницу, а затем и голову, буквально опасаясь, что его подруга просто ушибется, если свалится с его шеи, и вытянул тяжелые, здоровенные лапищи перед собой, эдак снисходительно скосив зрачки на торжествующе усмехающуюся Бастардку. Он коротко вздрогнул, словив короткий "удар" растрепанной кисточкой по своему покатому (на вид упитанному такому) боку, после чего и сам невольно растянул уголки губ. Игривая какая, вы посмотрите на... нее...

Решила добить жертву окончательно, да? пригвоздив самца к месту, расстелившись поверх вытянутых перед ним конечностей, коварно мерцая своими яркими, салатовыми огоньками из-под растрепанной челки. Такая... умиротворенная на удивление. Уютная даже что ли. Она определенно умела убеждать, и уже спустя несколько секунд у самца даже сомнений никаких не осталось, он ведь правда... сильно устал и его уже давно клонило в сон, хоть он и не хотел это признавать. Еще столько надо было сделать! Столько решить! Он чувствовал на своих плечах какую-то.... ответственность что ли, за все то, что с ними сейчас происходило. И только Шай каким-то непостихимым образом смогла его успокоить и согласиться с тем, что ему тоже нужен отдых и покой. Он уже даже начал глаза прикрывать эдак сонливо кивнув на ее слова... но сразу же резко их распахнул, ощутив нестерпимо горячее, и столь же нежное, ласковое касание чужого языка к своему подбородку, из-за чего все его тело моментально напряглось, а кончик длинного, безжизненно валяющегося поблизости хлыстообразного хвоста распушился так, словно понему только что пробежалась электрическая искра!

Потрясенно так замерев, тупо пуча глаза в тень окружившего их кустарника, травник безоговорочно позволил Шай вольготно устроиться поверх его смешно раскиданных (уж как лег) в стороны передних лап, явно с трудом переваривая, что только что было. Это реально был тот самый контрольный выстрел, который произвел в его голове такой сумбур, что мигом позабылись и Лайам, и Макс, и опасность нападения извне... да все вообще!  Это был явный знак внимания и доверия со стороны львицы к взрослому самцу, и маро толком не знал, как на все это реагировать. Хотя можно подумать до этого Шай не проявляла своего интереса к его скромной персоне. Ну.... она была привлекательной. не прям суперсексуальной львицей всей саванны, но было в ней что-то неуловимое. Если бы Маро попросили высказать какой дельный комплимент в ее адрес, он бы сказал что она... преданная. Да. Это было не качество внешности, хотя внешне Шай тоже имела свою привлекательность, но эта черта характера. Любовь  к своей семье... Он уважал это в ней больше всего, и даже завидовал, наверное, если вспомнить свою довольно разрозненную семью, где каждый приходился сам по себе. Однажды он хотел бы стать частичкой чего-то такого. Своя семья. Свой дом. Своя львица. Преданная, верная, пускай в меру строгая и упрямая - он ценил и сильные черты характера, ведь без них очень сложно выжить в этом суровом мире.

Он молча опустил взгляд на уютно устроившуюся у его груди Шайену... а затем с тихим вздохом опустил и свою голову вниз, уложив массивный подбородок на взъерошенном темно-бордовом затылке охотницы, буквально укрыв ее покрывалом из своей пушистой рыжей гривы. Ладно, малышка... спи, отдыхай, серьезно. Если ты так хочешь, он будет с тобой рядом, пока ты не попросишь его уйти.

Еще немного подумав, Маро мягко провел языком по щеке уже задремавшей самки, словно бы отзываясь на ее спонтанную ласку, а затем вновь осторожно улегся на нее сверху, устало всколыхнув своим собственным дыханием встрепанную шерсть на ее больших, смешных ушах.

—- персонаж спит —-

+3

549

Начало игры

Сандерленд безмолвно брёл по казавшейся ему бескрайней степи, угрюмо свесив голову вниз. Дождь вымочил его до ниточки, а мокрая грива то и дело наровила прилипнуть к морде. Шаг за шагом, он медленно но верно приближался к "особому месту", грезя наивными мечтами о встрече с кое-кем очень важным для него, притом слабо представляя, о каком конкретно месте идёт речь. Река Мазове? Засушливые болотистые луга, патрулируемые гиенами? То зловонное слоновье кладбище? В глубине души Сандерленд определённо не питал симпатии к тем краям, но так уж вышло, что с ними у него связаны самые тёплые воспоминания. Воспоминания о Мерион, о том как они были наедине друг с другом, о том как вместе прятались от патрульных.

" - Санди, ну разве тебе не нравится? Я просто влюблена в это место! Здесь так тихо и спокойно... Знаешь что я слышала? Все эти владения когда-то были просто райским уголком, полным зелени и живности. Кто-то даже говорит что это святые земли. И я вижу почему. Жаль, что нам уже пора возвращаться. Пообещай мне, что когда-нибудь мы снова вернёмся сюда."

музыка

Лениво переставляя лапы по вязкой слякоти, он наткнулся на небольшую лужу, в которой увидел своё отражение. Сандер остановился, уронил пятую точку наземь и задумчиво всмотрелся в измотанного и вымокшего льва, что смотрел на него из мутной воды. Он, словно сверля взглядом своё отражение, нервно поджал нижнюю губу и медленно провёл правой лапой по морде. Затем, закатив глаза и откинув голову к небу, он распрямился и тяжело вздохнул.

"Мерион... Почему ты убежала? Ты действительно ждёшь меня где-то там?"

Сандер до сих пор слабо верил в то, что произошло с ним пару дней назад. Но верить ему было больше не во что, потому он готов цепляться даже за самые призрачные надежды. Он окинул своим взором бескрайний горизонт, разрезаемый дождём по диагонали, снова и снова прокручивая в голове слова Мерион.

"В своих беспокойных снах
я вижу это место...
Ты обещал, что когда-нибудь снова возьмёшь меня туда.
Но ты так и не сделал этого.
Что ж, теперь я здесь одна…
В нашем "особом месте", жду тебя…
Жду, что ты придёшь увидеться со мной.
Но ты не приходишь.
И я жду, завёрнутая в свой кокон боли и одиночества"

Степи казались воистину бесконечными. Дождь лил как из ведра, сводя дальность обзора к минимуму, где-то вдалеке даже грохотал гром. Сандерленд брёл дальше, хотя в определённый момент почувствовал, что он тут явно не один. Он услышал хруст ветки, после чего насторожился, и, на присогнутых лапах, медленно направился в сторону источника звука. Раздражителем оказался молодой лев с короткой гривой, с виду примерно на год младше самого Санди. Юнец определённо за кем-то наблюдал, даже не подозревая, что сам сейчас является объектом слежки. Сандер подошёл к нему со спины, и, набравшись смелости, поздоровался:

- Здравствуй. Ты не подскажешь...

Отредактировано Сандерленд (8 Ноя 2021 22:46:56)

0

550

Абу к тому моменту уже успел порядком заскучать. На отзвук ветки никто из наблюдаемых львов не реагировал. Видимо, не услышали. Дождь уже так намочил его шерсть, она уже успела под тяжестью впитанной воды местами обвиснуть. Его зачатки гривы так вообще легли на голову и шею, как небольшой волосяной нарост от макушки до лопаток.

Он не ожидал, что его окликнут со спины, а когда это случилось, то он рефлекторно подпрыгнул вверх. Вы же наверняка слышали, что кошки всегда приземляются на лапы? Похоже, это не всегда работает, ведь Абу прыгнул неудачно и приземлился так, что лапы с одной стороны у него подкосились и он завалился на бок и упал в лужу, которая там уже успела скопиться. Как-то неразборчиво выругавшись, он быстро встал и.. Это было то ещё зрелище, потому что теперь он с одной стороны почти полностью запачкал свою шерсть и выглядел от этого явно рассержанным.

Увидев другого льва, более старшего на вид, занял защитную стойку и стал с легкой злобой и напряжением смотреть тому в глаза. Глаза мечтателя, полные горя и одиночества. В какой-то степени Абу стал этому льву сочувствовать. Мало того, что у него с душой явно не всё в порядке, так он и вымокший до последнего волоса своей шерсти. Явно не из прайда лев, такой же одиночка, как и сам Абу.
Юнец перестал изображать из себя грозного бойца и сел на задние лапы, явно расслабившись, пока его уши подергивались от всё падающих на них капель.

-Кхм.. Можно было и не подкрадываться так незаметно. Вы что-то хотели? - сказал Абу, осознав, как он сейчас опростоволосился перед более старшим сородичем. Как-то стыдно стало.

Отредактировано Абубакар (9 Ноя 2021 20:25:31)

0

551

Молодой лев явно даже не думал о том что внезапно может услышать чей-то голос столь близко. Не дав договорить, от неожиданности он подскочил на месте, после чего смачно навернулся в лужу, облив небольшой дробью брызг лапы Сандерленда. Ожидая какой-нибудь подлянки со стороны Санди, новый знакомый резко поднялся и сразу принял боевое положение, после чего, с легко читаемой агрессией в глазах, начал вглядываться в глаза самого Сандерленда. Поняв, что Сандер не хочет (да наверное даже и не может) причинить ему какой-либо вред, юный лев успокоился и присел прямо на мокрую землю.

- Кхм.. Можно было и не подкрадываться так незаметно. Вы что-то хотели?

Сандерленд, внимательно осматривая собеседника, присел следом, показывая таким образом свою доброжелательность. После чего ненадолго закрыл глаза вновь и вздохнул. Этот пацан явно был одиночкой, и, не смотря на возраст, его похоже уже успело хорошенько помотать. Об этом красноречиво говорили шрамы, редкими штрихами украшающие его тело. Особо примечательным был тот что на животе, судя по всему от копыта - а парню, похоже, повезло, что он после такого удара остался с целым брюхом.

- Прости, я не хотел напугать тебя. Я лишь хочу спросить, в правильном ли направлении я иду. Ты случаем не подскажешь, в какой стороне обитает прайд Скара? На тех землях ещё стоит огромная скала с утёсом, её видно издалека.

Санди, после проделанного им пути, ощущал себя максимально измотанным. И голодным. Да и погодка выдалась словно под заказ, вымочив его шерсть и сделав её максимально мерзкой и тяжёлой. Укрыться бы где-нибудь...

- И да... Как я могу к тебе обращаться? Меня зовут Сандерленд. Я предлагаю найти какое-нибудь место, где было бы можно переждать дождь.

Отредактировано Сандерленд (9 Ноя 2021 00:00:59)

0

552

Абу несколько задумчиво осмотрелся по сторонам, после чего протянул одну из передних лап, более чистую, на запад. Туда же он и взгляд направил, гадая, увидет ли он ту огромную скалу отсюда.

В этот момент он вспомнил своего отца, ведь тот в его возрасте ушёл из прайда тогда ещё Муфасы, на место которого встал лев с темной шерстью и шрамом на морде.

-Насколько я помню, в той стороне. - сказал Абу, поставив лапу на место и снова посмотрев на своего собеседника.

-Звать меня Абубакар. Или просто Абу. Насчёт укрытия идея, конечно, хорошая, только вот, мы в степях, больших деревьев или каких-то пещер я поблизости не знаю. А у вас есть что-то такое на примете?- закончил свой ответ Абу и начал вылизывать от грязи испачканную в луже переднюю лапу.

"Интересно, откуда путь держит этот Сандерленд, раз уж направляется к прайду Скара. Да и, зачем ему туда?" - подумал Абу, дожидаясь ответа Сандера и продолжая чистить свою шерсть.

Мелькнула у него мысль, что это с его стороны несколько невежливо, но.. В какой-то степени Сандер виноват в том, что Абу теперь грязный, потерпит.

С другой стороны, Абу был даже несколько рад этой встрече, ведь, раз на него наткнулся здесь одиночка, то их перемещению если и препятствуют, то не особо активно, а значит, эти земли ничейные и никто не имеет над ними прямого контроля.

Отредактировано Абубакар (9 Ноя 2021 20:24:46)

0

553

Молодняк подозрительно покосился сначала на самого Санди, а потом по сторонам, после чего сделал указующий жест. Он, судя по всему, задался вопросом, зачем же Сандерленду так приспичило отправиться в те, столь негостепреимные края. И ведь действительно, кто в своём уме пойдёт туда, зная текущую обстановку? Сандерленд, глядя в глаза Абу, понял что его также определённо что-то связывает с тем местом, но спрашивать что же именно не решился.

- Насколько я помню, в той стороне. Звать меня Абубакар. Или просто Абу. Насчёт укрытия идея, конечно, хорошая, только вот, мы в степях, больших деревьев или каких-то пещер я поблизости не знаю. А у вас есть что-то такое на примете?

- Нет, но я предлагаю просто двигаться уже куда-нибудь, уж явно лучше чем мокнуть сидя здесь. -  проворчал Сандерленд, вновь окинув собеседника утомлённым и немного раздражённым взглядом.

Санди ненадолго призадумался. А стоит ли идти туда прямо сейчас, в таком состоянии? Тем более с этим... Попутчиком. Если Сандеру на себя было наплевать, то подвергать опасности Абу (или кого бы то ни было ещё) он себе однозначно не позволит. К тому же, если он всё правильно помнит, то идя на север можно выйти к Мазове – вероятно, одному из "тех самых", памятных для него и Мерион мест. Да и привести себя в порядок, для начала, тоже лишним бы не было.

- Пойдём на север, в сторону реки Мазове. Я хочу проверить там одно место... - Сандерленд задумчиво устремил свой взгляд в сторону еле видневшегося сквозь ливень вулкана где-то на севере, за которым, где-то там, располагалась заветная локация. Он закрыл глаза, изо всех сил пытаясь сопротивляться вновь нахлынувшим на него воспоминаниям и чувствам. После чего повернулся в сторону Абу, в очередной окинув его взглядом от самых ушей до лап, и, неожиданно даже для самого себя, решил хоть как-то ввести его в курс дела, но притом стараясь избегать вызывающих подозрения подробностей.

- По правде говоря, я ищу кое-кого... Очень важного для меня. И даже толком не знаю, откуда начать, но знаю что это где-то в окрестносях Прайдленда. Там сейчас довольно опасно... Но, честно, меня это уже мало волнует, я всё равно пойду туда. Но ввязывать тебя в это не хочу, потому сначала проверим Мазове, если тебе, конечно, со мной по пути... Или предпочтёшь дальше мокнуть тут, а? - впервые за долгое время на морде Сандерленда появилась, пускай и натянутая, но всё же улыбка.

После чего Сандер встал, приложив определённые усилия чтобы поднять свою вымокшую насквозь тушу, и, словно не дожидаясь ответа Абу, медленно почесал в своём направлении.

——→ Серая долина

Отредактировано Сандерленд (16 Ноя 2021 01:21:35)

0

554

- Нет, но я предлагаю просто двигаться уже куда-нибудь, уж явно лучше чем мокнуть сидя здесь.
Для Абу это была довольно дельная мысль. Всё же, под дождем он уже порядком постоял и хотелось обсохнуть. Но вот раздражённый взгляд старшего сородича его несколько напряг. Неужели сказал лишнего?
- Пойдём на север, в сторону реки Мазове. Я хочу проверить там одно место...
Идти на север? Собственно, почему бы и нет? Да и присутствие там реки явно маячило возможностью помыться от налипшей на шерсть грязи, да и попить.
- По правде говоря, я ищу кое-кого... Очень важного для меня. И даже толком не знаю, откуда начать, но знаю что это где-то в окрестносях Прайдленда. Там сейчас довольно опасно... Но, честно, меня это уже мало волнует, я всё равно пойду туда. Но ввязывать тебя в это не хочу, потому сначала проверим Мазове, если тебе, конечно, со мной по пути... Или предпочтёшь дальше мокнуть тут, а?
Поиск кого-то близкого. Это объясняет, почему лев решился идти под дождём через степь, вместо того, чтобы сразу найти укрытие и переждать непогоду. Да и не выглядит он, как любитель дождей. Его улыбка несколько насторожила Абу своей неестественностью.
На заданный вопрос он для себя ответил быстро. Двум одиночкам выжить по любому проще, да и, компания хоть какая-то будет. Так что, когда Сандер направился в нужную сторону, Абу быстро его догнал и поравнялся с ним, посмотрев на его морду сбоку
- Я помогу тебе, Сандер. Чем смогу. Здесь меня ничего не держит. - уверенно сказал молодой лев и продолжил идти вместе со старшим сородичем, стараясь делать это в лапу с ним, чтобы было не слишком скучно в пути.
——> Серая долина

0

555

Слава Айхею, Судья не стал артачиться — многозначительно хмыкнув, старик просто развернулся полукругом, при этом еще несколько долгих мгновений чисто по-совиному (весьма жутко, между прочим!) удерживая голову повернутой в сторону заискивающе улыбающегося подростка и его рослого спутника, эдак выразительно и надменно щуря на них свои здоровущие янтарные глаза... Но затем отвернулся окончательно и без лишних комментариев поднялся в воздух, напоследок хорошенько так окатив морды самцов скопившейся на крыльях холодной дождевой изморосью. Лайаму так и вовсе от души промочило гриву — как будто одного ливня был недостаточно! — и бедняга, зажмурившись, в свою очередь от души встряхнулся. Уфф... Холодно!

Оу... прости, — запоздало извинился он перед столь же промокшим Марком, вновь дружелюбно приподняв уголки тонких черных губ. И застыл так на время, в глубочайшей задумчивости выслушивая встречные расспросы чужака, при этом озадаченно возведя очи к темным грозовым небесам. — Я... не знаю... да, наверное, теперь мама за главную, — в конце концов, отозвался он не шибко уверенным тоном, кажется, и сам не испытывая большой уверенности в сказанных им словах. Нет, ну... По логике, так оно и было, да? Шайена теперь была самой старшей и опытной львицей в округе, а еще она организовала весь этот переход в степи, но-оо... Маро тоже активно во всем участвовал, именно он выступал в роли лидера и главного защитника, и отдавал приказы львам помладше... Вот как сейчас, например. — Хотя, пожалуй, они с Маро оба теперь во главе прайда... группы, — еще немного поразмыслив, Лайам все-таки аккуратно поправил самого себя и вновь обратил взор на Марселя.

Какой, однако ж, тот был словоохотливый!  И вопросы задавал, довольно сложные, между прочим. Ну, как раз к этому Лайам был подготовлен намного лучше, чем к провокационному "а кто тут у вас босс?" — само собой, Марку было интересно, кто они и откуда, это было вполне логичное развитие их беседы. И как бы львенку не было тяжело отвечать на такое, он все же старался говорить спокойно и твердо, не допуская дрожи в собственном голосе — хотя воспоминания о былых злоключениях все еще порождали невольный комок в горле.

Раньше наш прайд жил у подножья большого старого вулкана, — на этих словах, Лайам махнул хвостом в направлении темной громады Килиманджаро, отчасти тающей в плотном дождевом смоге, но все еще хорошо различимой на горизонте. Не так уж далеко они от нее ушли. — Но случилась катастрофа, многие погибли в пожаре или камнепаде. Нам пришлось срочно уходить со старых земель, и часть львов — в основном наше семейство — решили перебраться сюда, в места по-безопаснее. Там позади сплошь выжженная пустошь, а реки замусорены так, что из них почти невозможно пить. Часть стад тоже ушла вслед за нами, так что, наверное, мы теперь можем считаться за отдельный прайд, — тут Лайам снова улыбнулся, теперь уже с отчетливой ноткой грусти. — Поэтому, Маро и сказал нам осмотреть территорию. Мы еще не успели толком изучить эту...

Лайам, — знакомый голос отчасти заглушал шум постепенно усиливающегося дождя, но Лайам все равно моментально среагировал на этот отклик, с искренней радостью и облегчением обернувшись на молодую самку.

Сунита! Рад, что тебе стало лучше, — теперь улыбка подростка была напрочь лишена былой печали или нервозности, он действительно был рад видеть свою старую знакомую бодро ковыляющей вслед за ними сквозь мокрую траву, а не... ну... вы поняли. Все-таки, все присутствующие здесь львы (не считая новичков) ужасно переживали за ее состояние, а Лайам так еще и мучился сильнейшими угрызениями совести — ведь Сунита с Игнусом попали в беду, разыскивая младших сыновей Шайены в окрестностях земель Скара, кишмя кишащих голодными, агрессивными падальщиками. Если бы они тогда не убежали спасать дикобразов... Конечно, это было благородное, доброе дело, но все же. Он по-прежнему чувствовал себя ужасно виноватым перед Сун.

Это Марк, — немедленно представил он своего спутника. — Он помогает мне исследовать местность. Мы проверяем, нет ли здесь чужих меток... Марк, это Сунита, она наша хорошая подруга, — ну, а как еще он мог бы ее назвать? К сожалению, они с Сун не были связаны узами кровного родства, даже отдаленного, но все равно она давно воспринималась им как неотъемлемая часть их семьи. Практически как Мэй, разве что общались они с ней не так тесно — рыжая самочка все же чуть ли не с самого рождения Лайама выступала в роли одной из главных нянечек и даже эдакой сводной сестры, ни на шаг не отходившей от младшего потомства Шай. И все равно Сунита тоже часто находилась рядом и помогала за ними присматривать.

Немного подвинувшись в сторонку, Лайам терпеливо замер так на какое-то время, давая молодым львам возможность уже самостоятельно поздороваться друг с другом и завязать вежливую беседу... а затем, не удержавшись, снова от души встряхнулся, избавляясь от воды в собственной растущей гривы. А иначе разросшаяся челка так сильно закрывала ему обзор, что терпеть это становилось выше любых сил!

Простите... Что-то подсказывает мне, что дождь смоет любые следы, даже если они здесь были, — вздохнул он негромко, на всякий случай внимательно оглядевшись по сторонам. — Может, нам лучше просто один раз обойти наше лежбище по кругу и вернуться обратно, пока мы все здесь не подхватили простуду или что похуже... Сун, тебе сейчас лучше вообще не тревожить свои раны, и тем более не стоит мокнуть с нами под ливнем. Ты ведь еще даже не восстановилась толком. Мне помочь тебе дойти обратно до нашего укрытия?

+3

556

→ Северное озеро (612)

В итоге поход их быстро сформировавшейся группы был не таким уж и сложным, как казалось на первый взгляд. Игнус, несмотря на все еще стреляющее (хоть уже и не так активно и больно) плечо, шел достаточно бодро за остальными, не отставая и не давая лишних причин для остановки. Конечно, это не значило, что их совсем не требовалось, тем более, что раненым был не только один: одной только Суните нужно было время передохнуть после очередного пройденного куска пути, что уж говорить о других. Но вскоре удручающий пепельно-серый пейзаж начал постепенно сменяться на более привычный и приятный глазу травянисто-зеленый. Из земли тут и там прорастала трава, не окрашенная пеплом, прилетевшем с вулкана, из земли начали торчать густые кустарники, не тронутые огнем и не превратившиеся в угли, и даже где-то вдали можно было разглядеть чистых, не испачканных в крови и копоти животных, которые занимались своими насущными делами. Это значительное изменение окружения несомненно, дарило всем ощущение расслабления и спокойствия. Всем, кроме Игнуса.

С каждым шагом лев понимал, что он отдаляется от своей цели, которая была настолько близко, что он буквально мог бы за один удачный забег добраться до нее. Но, увы, такого удовольствия судьба ему не подкинула: он все еще не знал, как попасть внутрь, да и обстановка вокруг вулкана все еще оставляла желать лучшего. Это ощущение неудовлетворенности глодало его, но ничего поделать он с этим не мог, лишь смириться и покорно ждать следующей возможности приблизиться к источнику Вечного Огня. Но вот что было удивительно, так это то, что Пирос никак не реагировал на это досадную неприятность, выбрав молчание, вместо привычного ему язвительного поведения. Всю дорогу он просто молчал, словно уснул, дав тем самым Игнусу редкую возможность остаться наедине со своими мыслями.

"Мы еще вернемся туда, это точно. Рано или поздно, но вернемся. Мы рядом, мы видели, что это то место, значит Огненный Лев должен быть там," — Игнус мысленно повторял эту мантру, стараясь успокоить себя.

Спустя еще некоторое время, их группа, наконец, остановилась. Маро, быстро осмотрев, всех, поинтересовался у Игнуса про состояние его плеча.

— Отлично. Боль постепенно уходит, плечо меньше ноет, да и отек ушел, — кратко ответил лев, для убедительности подвигав им.

"— Когда будешь рассказывать Огненному Льву о том, как ты до него добрался, не забудь упомянуть эту часть. «Я помогал одной немощной бабище, когда меня вела дорога приключений, а потом мне свернули плечо». Я думаю, он поймет."

Вслед за этим от Маро поступило предложение прилечь и отдохнуть. Возражать Игнус в очередной раз не стал, тем более, что события последних дней уж очень сильно вымотали его. Он даже и не заметил, что настолько устал, когда, наконец, улегся на землю, расслабив все свое тело. Глаза неприятно слипались, а тут еще неожиданно для него самого, рядом устроилась не менее уставшая Сунита, уложившая свою голову ему на бок.

"— Эй-эй-эй! Мы сюда наглых сонливых морд не приглашали! Кыш-кыш! Игнус, скажи ей!" — Пирос начал громко возмущаться, перебивая все желание спать.

"— Успокойся уже, она тоже устала и ей тоже нужно комфортно отдохнуть.

— Так пускай найдет другую теплую жопу, на которой можно лежать! Или вовсе ляжет спать во-о-он там, где ее храп будет не слышно.

— С чего ты вообще взял, что она храпит?

— Ты разве не слышал, как прошлый раз она отогнала своим жутким храпом всех остальных на привале? Точно, ты не помнишь, ты же спал, а вот я слушал эти хрипучие завывания, пока ее высокомерное высочество, наконец, не проснулось.

— А я вот похоже уверен, что один из голосов в этом теле нагло врет. И мне кажется, что врать здесь можешь только ты, Пирос!

— Что, не доверяешь мне? Своему лучшему другу? А может ты просто преисполнился чувством прекрасного от созерцания ее молодой тушки?

— Так, а это вообще откуда вылезло?!

— Оттуда же, откуда вылезло твое желание помогать всем и каждому, в расчете на их помощь тебе. Или ты забыл для чего мы втираемся им в доверие?

— Я не..." — начал было Игнус, но его сразу же перебил Пирос.

— То, что мы вообще находимся здесь, а не там, возле вулкана, нужно лишь для того, чтобы мы могли беспрепятственно подойти к Вечному Огню. Я думал, что мы это уже обговорили. Только для достижения этого нам не нужно связываться с ними больше, чем нужно. Как сейчас, например, когда ты подставляешь свою бочину этой девке. Или тебе уже все равно? Может ты хочешь остаться просто с ними, забыть свою цель, свое желание?

— Я никогда не говорил этого и уж точно не давал повода думать о себе так," — холодно ответил на эту тираду Игнус.

На несколько секунд тишина повисла в воздухе.

"— Может я слишком резко на это реагирую, но это лишь потому, что мы действительно близко к исполнению нашей цели. Столько времени мы потратили на поиски, а теперь, когда она у нас перед носом...

— Прояви терпение, Пирос. Кому, как не тебе, уметь ждать. Я знаю, что мы близко, но я обещаю тебе, мы сделаем все, что необходимо, чтобы добраться до источника Вечного Огня и встретиться с Огненным Львом. Просто... Это не значит, что я должен идти вопреки себе. Они пострадали из-за огня, я могу им помочь и поэтому я делаю это. Я помогу им, они помогут мне. Это работает именно так, Пирос, одиночество не является основой для выживания. Я думал, что мы это уже обговорили," — немного насмешливо закончил Игнус.

"— Хмф," — Пирос лишь кратко хмыкнул, промолчав еще несколько секунд. "— Поступай, как знаешь. Но поверь мне на слово - это укусит тебя однажды за задницу."

Игнус ничего не ответил на это. Весь этот разговор лишь отбил желание спать, из-за чего он начал мотать головой, смотря за происходящим вокруг, пока ему не пришла в голову одна мысль. Выждав момент, когда никто не смотрит, он, аккуратно отложив от себя Суниту, поднялся на лапы и отошел чуть поодаль от их стоянки в сторону вулкана. Игнус все еще прекрасно видел его верхушку вдалеке которая словно приманивала его к себе. Не теряя ни секунды, лев начал чертить на земле простые символы: круг и треугольник внутри него, указывая одним из углов в сторону вулкана. Но по неведомой причине рисунок никак не собирался в единое целое: то невесть откуда взявшийся ветерок сдует пыль на землю, то сам рисунок выходил не той формы, какой требовалось. Но Игнус не сдавался, пока ему наконец не удалось идеально его завершить. И в ту же секунду, когда его лапа дочертила последний штрих, по всему его телу пробежал резкий импульс, который пробрал его от макушки до кончиков пальцев, заставив его дернуть лапой и уничтожить только что созданный им ритуальный рисунок.

"— Он близко, это точно," — глухо произнес Пирос.

"— Но без источника огня он не даст нам сделать его. Сейчас удар был сильнее, чем обычно.

— Я почувствовал тоже. Это лишь подтверждает то, что мы знали до этого. Пошли обратно, нам нужно отдохнуть."

Игнус вновь бросил взгляд на вулкан, словно ожидая увидеть какой-либо ответ от него. Но величавая гора стояла непокорно, никак не показав ни одного знака. Простояв еще некоторое время, Игнус развернулся и вернулся на свое лежбище, где все так же спокойно спала Сунита. Улегшись рядом и убедившись, что его недолго отсутствие никто не заметил, лев закрыл глаза и со спокойной душой и разумом начал проваливаться в сон.

***

Спал Игнус долго. Очень долго. Дольше, чем он планировал спать в обычной ситуации. Но по какой-то причине его сон был очень глубоким и непрерывным, что он не хотел просыпаться из него. Пока в какой-то момент неприятное сосущее и крутящее ощущение в животе резко не пробудило его. Слегка пошевелившись, он не заметил рядом с собой Суниты: значит она уже проснулась и ушла куда-то. Открыв глаза, он подтвердил свою догадку, рядом самки не было.

"— Просыпайся, огнемордый, жрать пора. Надо найти срочно что-то съестное, пока я не начал выть еще сильнее. Вперед!" — с необычайно позитивным настроем пробудился и Пирос.

Поднявшись на лапы и отряхнув голову, чтобы окончательно проснуться, Игнус огляделся вокруг. Вокруг сновали знакомые морды, занятые своими делами. На секунду лев почувствовал себя несколько виноватым: пока он дрых, все остальные делали разное и полезное для их группы. Но чувство вины резко ушло, как только в животе вновь заурчало, тем самым уступив место чувству голода. Игнус собрался было пойти искать какое-нибудь травоядное, чтобы загнать его и нормально позавтракать, пока краем глаза не заметил, что мясо у группы уже было в лице убитой ньялы. Подойдя к ней поближе и ощутив приятный запах свежей крови, Игнус начал тупо глазеть на тушу.

"Точно... Ведь обычно еду добывают самки... Обычно..."

Он уже точно и не знал, сколько времени добывал пропитание себе сам. Та жизнь в прайде казалась теперь очень далекой и непривычной, что он начисто отвык от нее. Когда он был один, то для него всегда действовало одно правило: ест тот, кто ловит. Но теперь он вновь в группе, а это значило, что он хоть отчасти, но все же подчиняется правилам, пускай уже и не совсем привычным для него самого. Услышав, как его все же пригласили отведать мяса, Игнус, немного еще помявшись на месте, засунул свою привычку куда подальше в глубины своего разума, выбрав себе достаточный кусок ньялы и начав быстро его поглощать. Вскоре неприятное ощущение ушло из живота, а вместе с этим принеся насыщение. Покончив с едой, Игнус вновь осмотрелся вокруг, не зная, чем себя занять сейчас. Плечо уже почти и не болело вовсе, но он понятия не имел, чем ему заняться прямо сейчас, поэтому он попросту начал бродить по привалу, присматриваясь и ожидая хоть чего-нибудь.

Отредактировано Игнус (11 Дек 2021 22:53:53)

+3

557

Юви не успела накрутить себя вдоволь - перед носом возникла Сех, едва ли не телом своим пытаясь загородить незнакомку. Хм, свои значит. Ну слава богу, меньше всего рыжей сейчас  хотелось устраивать разборки с этой львицей. Дама-то немаленькая, огрести можно на раз-два. Наверное, хорошо, что она своя.

Юви внимательнее присмотрелась к незнакомке. Крупная, но при этом изящная и грациозная, кошка производила впечатление. Ещё и перья эти... интересная барышня. И вроде не обиделась, что тоже ценно. Неужто в кои-то веке в прайде будет уравновешенная личность? А то блин каждый первый неврастеник. Ну, почти. Юви продолжала довольно бесцеремонно разглядывать темношкурую, и, поймав ее взгляд, слегка улыбнулась - сорян, мол, не держи зла, накладочка вышла, фальстарт. А что поделать, нервы ни к черту. Рыжая вдруг в полной мере ощутила, насколько она напряжена и издергана. Физически самка пока держалась бодрячком, но нервишки уже сдавали. Это плохо, это значит, что в ближайшие недели ее ждут проблемы со сном. Ужасное состояние, когда ты очень хочешь спать, но не можешь, тревожность и стресс не дают расслабиться. Лучше не доводить до такого, а значит, надо как можно скорее вернуться в условно-безопасную зону и отдохнуть. Однако легче сказать, чем сделать.

Ндама между тем ловким движением вскрыл живот ньяле, и Юви изумлённо моргнула - удивил, телёнок, молодец. Отличился. Поразительно, ещё совсем недавно он был редкостным растяпой, а сейчас уже вполне себе... Возмужал парниша, а может просто повезло. Неважно. Юви поднялась на лапы и ободряюще хлопнула подростка по плечу.

- Молодчина, Ндама! Теперь не отмажешься, будешь помогать охотницам, раз такой ловкий, - широко улыбнулась львица, глядя прямо в глаза ошалевшему от собственного успеха юнцу. - Все молодцы, все старались, и, самое главное, все живы-здоровы. Слава-слава великим охотникам, теперь пора тащить несчастную маленькую ньялу на растерзание голодным пастям, - лишь в последний момент Юви сумела сдержать себя и проглотить рвавшиеся наружу ехидные комментарии по поводу ленивых лоботрясов. Устали все, но на охоту почему-то пошли только они втроём. Поправочка - львица взглянула на Сару - вчетвером. Плюс друг Ндамы. Понятно, что раненые не в счёт, и измотанная мать тоже. И лекарь, тащивший на себе всех раненых. Но остальные-то? Уж могли бы и поучаствовать в охоте. Что такое одна маленькая ньяла на такое количество ртов? А из ведь станет еще больше - когда они уходили, к ним подтянулись ещё несколько незнакомых самцов. Конечно, мать пригреет всех этих сирых и убогих, как обычно. И всех их придётся кормить. Юви все же не выдержала и скривилась, закатив глаза, позволяя всем заинтересованным обозревать ее истинные эмоции.

Слова сестры не сразу дошли до охотницы - что, какой ещё лев? Мысленно выругавшись, рыжая бросила отнюдь не дружелюбный взгляд на темного льва. Черт, как он близко, как же можно было его не заметить? Расслабилась она, это непозволительно. Устала, черт подери. А теперь ещё с этим самцом разбираться. Не выглядел он местным, хотя так навскидку, конечно, сказать невозможно. Черт, что же делать? Если он такой же приблудыш, как и их тусовка, то надо его гнать отсюда. Юви уже мысленно записала местные просторы в собственность их семейства, и присутствие каких-то залетных голодных львов радовать ее ну никак не могло. С другой стороны, это мог оказаться местный, чьи права на данную землю неоспоримы. Впрочем, неоспоримых прав не бывает, кхем. Короче, если он из местных, надо вести себя в меру уважительно, дабы не получило по шее все семейство. Не запороть, так сказать, возможность дипломатического исхода. Парла-парла-парла-ментер, мать твою, твоя моя русский язык. Мда, вряд ли на такую роль мог бы найтись худший кандидат, нежели Юви. Переговорщик от бога. Однако выбора не было - Сех при поддержке Ндамы уже радостно подхватила ньялу и поволокла ее в сторону отдыхающей тусовки, оставив Сару в качестве группы поддержки. Чтоб чужой лев одним ударом не перешиб, видимо. Рыжая, конечно, и сама немаленькая, но не такая мускулистая. Чёрная-то барышня фигуристая, сочненькая, а Юви, блин, Кощеюшка.

Самка решительно двинулась в сторону незнакомца, хмуро глядя прямо на него из-под лохматых бровей. Остановившись в нескольких прыжках от чужака, Юви принюхалась, пытаясь навскидку определить, отсюда он или нет. Хрен там, не понятно.

- Кто ты? - мда, красноречие потрясающее. Юви смутилась и прижала уши к голове, выдавая свою настороженность.

- Местный? - гениально, блин. Если он с этих земель, то она уже не произвела впечатления того, с кем приятно иметь дело. Если же чужак - спалилась, что и их тусовка тоже не отсюда. Провал, короче.

+4

558

Ну вот пожалуйста!

Никогда такого не было и вот опять. Подростковый максимализм с его нежным, подобно фиалке эго налицо. Только качни - и где-то непременно жахнет, сметя все скромные потуги разума и здравого смысла.

В отличие от прочей вереницы родичей, Шеру был одним из тех немногих морд, кто имел бетонное право ткнуть младших сиблингов в их же проступок. Причем, не для воспитательной проформы, а на серьезных щах поинтересоваться, чьим задним местом четверка вообще думала, втихаря отправляясь в столь дальнее плавание. И все на одном, мать его, полусгнившем бревне! Поди, бессмертием заболели пацанчики? В ответ услышать заученные оправдания, и клятву в дальнейшей безукоризненности своего поведения, расставить мелких шкодников по углам и на данной ноте поставить жирную поучительную точку во всей этой истории.

Ведь Шеру... ну, он же не просто старший брат по паспорту. Он вместе с Мэй действительно занимался воспитанием львят, едва те только эволюционировали из икринок в нечто, более вменяемое. Черт подери, да он же был младшим братьям фактически отцом и нянькой, по совместительству!

А тут такое. Оба его желторотых птенца внезапно рискнули распахнуть свои клювы на Шеру, без зазрения совести пресекая все дальнейшие возмущения старшего сородича. Неудивительно, что со словами Ракхелима у игольчатого самца аж морда до пупка вытянулась, и в первые мгновения он даже не нашелся с нужным ответом. Правда, задиристый подросток и сам вряд ли испытывал какое-то удовлетворение от столь дерзкого высказывания, как и от своей трусливо-оборонительной стойки, которую он неосознанно занял. На миг в опаленном мозгу Ракха щелкнула напряженная, но крайне противная мысль, что его снова будут сейчас шлепать по жопе за неумение вовремя заткнуться, и тогда он точно самоубьется на месте, не вынеся очередного испанского стыда.

Тем не менее, бунтарский дух Ракхелима все еще требовал жертв, и мириться со своей сегодняшней номинацией "виноватые дня" он явно не собирался. Почему каждый, с*ка раз, когда подросток самостоятельно пытается осознать свои ошибки и хоть как-то их утрясти, тем самым признав собственную неправоту (о, чудо!), всегда найдется тот, кто беспощадно вломится в его хрустальный процесс самокопания? В такие моменты все робкие поползновения совести тотчас же слетают на "нет", а реакция Ракха бьет необдуманным напалмом, заставляя того вредно рычать и артачиться на всякие там замечания.

Конечно, Шеру не стал мириться с заносчивым рявком младшего брата, буквально изрыгнувшись в ответном сарказме. Отчитал их по всем фронтам, тем самым вынудив Ракха набыченно склонить свою черногривую башку и через плечо покоситься на тётю Мэй. - Да вы дрыхли как толстые попугаи! - вновь начал заводиться молодой самец, вернув свой тяжелый, полный колючих разрядов взгляд на Шеру. - Вас будить-то еще охренеешь! - он привстал и уже более смело вперился в ядовито-зеленые зенки старшего, в запале собираясь тому высказать все, что думает об опекунстве и бесконечном наседничестве. Кудах-тах-тах, епта! - Мы больше не молокососы сопливые, ясно? Мы... - тут некоторую роль сыграл лёгкий, но вполне себе оздоровительный тычок Мьяхи, внезапно отважившегося поддержать своего строптивого сиблинга. Даже его, обычно такого безобидного и неконфликтного, НАСТОЛЬКО достала вся эта вселенская несправедливость, которая исходила не абы от каких-то там пришлых цыган, а от самых дорогих существ на планете. Тем не менее, Ракхелим благоразумно заткнулся и обиженно отвел свои желтые глазища в сторону. Что касается рыжего, то он, по своему обыкновению, попытался свести весь конфликт к этакой забаве, вредно заострив свое внимание на более чем теплом отношении Шеру к Мэй. Казалось бы - хихикай, да угорай, сложив губешки бантиком и имитируя звучное чмоканье, однако Ракх не испытывал ни малейшего желания иронизировать над старшими. - Да-да, теперь вода нам не страшна, и больше не придется держаться за твой... хвост, - пробубнил черногривый подросток, своевременно опустив эпитет "дурацкий". Наверное, если б не Мьяхи, он так и отполз бы от Шеру прочь, униженный и оскорбленный, без каких-либо сил сделать шаг навстречу к примирению и взаимному диалогу. Последняя выходка рыжего, когда тот неожиданно заслюнявил ухо старшего в каком-то неистовом веселье, несмотря на общий накал ситуации, вынудило помятую морду Ракха скривиться, приоткрыв верхний клык, мол - "эй, ты совсем дебил или только наполовину?" Но уже через пару секунд, поддавшись острой необходимости изрыгнуть из себя всю скопившуюся усталость и злость в некое, более-менее вменяемое русло (а что может быть лучше, чем разъяренно забодать собственного родича?), импульсивный юнец бросился на худощавую спину Шеру, дабы опрокинуть того на обе лопатки. Пожалуйста, бро, просто заткни пасть и дерись со мной! - Вот тебе, вот! Так тебе и надо, костяная ты задница!... ауч! - он махал всеми лапами, шлепая по бокам старшего, однако довольно скоро его бурая растрепанная рожа оказалась по самые щеки в огромной вязкой луже. Впрочем, это ничуть не возмутило Ракхелима, как раз наоборот - небрежно смахнув с усов налипшие комья грязи, он отчаянно ринулся на копошащиеся тела братцев, уже без разбору пиная всех подряд и восторженно, даже как-то по-детски пища и приглушенно взрыкивая. На его буром филе уже, наверное, и места свободного не осталось - вся его мясистая часть была сплошь покрыта легкими синяками и поверхностными царапинами. Ну и хр*н с ними, правда? Какая же это мелочь, однако...

Звучно щелкая зубами в желании слегка прищепнуть игольчатые клоки черной шерсти, Ракхелим внезапно ощутил, как старший брат колбаснулся всем телом, словно бы словил на хребет острый камень. Не на шутку обеспокоившись, красношкурый подросток слез с тушки Шеру и быстро отполз задницей назад, виновато скрутив хвост в некое подобие лабиринта. - Больно хряпнул, да? Прости, я нечаянно... Давай помогу? - он приподнялся на лапы и замер в ожидании, надеясь на какие-то конкретные указания от старшего льва - ну, там, лапу подать или, скажем, подорожник для пробитой шкуры притаранить.    Но нет же, услышал от Шеру лишь что-то вроде "да все нормально, бро, не беспокойся" - Ну смотри сам, - пожав плечами, Ракхелим направился в ближайшие кусты, которые располагались совсем недалеко от бдительного взора Мэй. Он даже адресовал ей хитрый, несколько каверзный взгляд - смотри, я нахожусь здесь и никуда не исчезаю, отошел только попИсать. Так норм, да?

Дождь хлестал вовсю, и Ракху уже хотелось поскорее забиться в какое-нибудь укрытие, чтобы переждать надвигающуюся грозу. Не очень приятно мокнуть под таким ливнем, знаете ли. Но вдруг в его ноздри просочился тоненький такой шлейф чужого запаха. Да, подросток каким-то чудом сумел различить его сквозь вязкие ароматы сырости и грязи, и... он ему не понравился. Вот прям совсем. А, судя по всему, чужак затаился буквально в паре метров от их стоянки, раз тяжелые капли дождя так и не сумели перебить чью-то вонючую шкуру. Осторожно сделав пару шагов вперед (ну жизнь же ничему не учит, правда?), Ракхелим все ж остановился и обернулся назад. Норм, они все еще остаются на виду у старших, так что ничего страшного не может произойти, верно? - Эй, рыжий хвост! Подь сюда, бро, - дождавшись, когда любопытство Мьяхи одержит верх над остатками его разума, черногривый юнец ткнул лапой по направлению всяческих инородных ароматов. - Чуешь? Да ты сопелки то раздуй, чтоб наверняка!... Вооот. Пойдём посмотрим, кто у нас здесь сидит... Да ты не парься, мы только посмотрим. И сразу же вернёмся назад. Че теперь, с каждым навозным жуком к старшим нестить?   - чуть просочившись вперед сквозь ветви кустов, Ракхелим едва не споткнулся о чье-то тело. Ну как тело... выглядело оно скорее как мокрое нагромождение некогда рыжей шерсти, грязи и красновато-бурой гривы, которое обильно заливалось дождём. На первый замутненный взгляд, оно даже не дышало и в принципе не шевелилось. - Слушай, да оно походу сдохло! Ну-к, потрогай его палочкой, так... на всякий случай.

Отредактировано Devas (6 Янв 2022 17:27:17)

+5

559

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"95","avatar":"/user/avatars/u95","name":"Woodland"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/u95 Woodland

Корсэ летел, разрывая землю хлёсткими ударами копыт, летел, выдыхая злость клубами, кромсая воздух молодыми рогами как парой острых топоров. В ушах стоял шум грозы, зревшей, бурлящей и рокочущей. Золотое перо в последний раз мелькнуло у глаз и потонуло в ливне. Крошечный ткачик, взьерошенный и дрожащий, единственный спутник взрывного самца, и тот оставил его, не в силах догнать. А ведь именно он принёс Корсэ дурную весть, примчал к нему как ошпаренный с криком о хищниках. Львы. Львы. Львы! Повалили из всех щелей, драные крысы, отребье, скоты, и принялись терзать его товарищей. И зачем только он их оставил?..

Ньяла замотал головой, и витые рога грозно закачались под ударами ливня. Уж они-то его не подведут, их нельзя отнять или украсть. Так пустить бы их в ход! Первое сражение, первое, самое настоящее… и опасное безумно, но об этом Корсэ не думал вовсе: страх сильнее любого благородного порыва. В какой-то момент все его мысли сузились до крошечного тоннеля, полного львиного рыка и криков переруганных ньял. Стало тесно и душно, бег сменился нестройной рысью, шаткой, но прыткой. Губы стянуло от боли и жажды хлестать и хлестать треклятую землю, бежать что есть мочи, скорее, скорее… ещё…

Сдавленный кашель прервался на вдохе, и ньяла, качнувшись, рухнул на скользкое поле. Шерсть на загривке, измокнув сполна, повисла чёрными клочьями. Корсэ дрожал, дрожали колени. От холода ли? Блуждающий взгляд мазнул по степи, свинцовому небу да в нём и погряз. Гортань разрывало от метаний и бега, глаза заблестели от влаги, и Корсэ поник, боясь шевелиться, не чувствуя сил. Он не знал, где искать. Осознал, что не знает, не видит следов, не слышит, не чует.

Дождь кусал методично, по капле. Бил в уши, сминал мысли, шуршал и шипел. Ноздри раздулись, толкая горящую злобу наружу.

Встань.

И выместить не на ком, и бежать некуда. Зубы скрипели, сдавивши друг друга. Где-то там, далеко, его родичи, стар кто, кто млад, кричали и мчали под блеском оскалов, а кто-то, быть может, уже вовсе мё…

ВСТАНЬ.

В глазах помутнело как при болезни, до того резким был скачок. И пока кости ныли, не желая больше держаться, а нёбо безжалостно сохло, рогатая голова отчаяно кружила. Он что-то слышал, ну точно слышал, наверняка… Пожалуйста…

Звук повторился, не фантомный как дымка, а остро режущий. Ноги затопали по земле, поначалу неуверенно, потерянно, но, стоило ударам сердца вдарить по ушам, как зрачки сузило, и Корсэ остервенело поскакал вперёд. Его не заботил шум мира — в груди стучало сильнее, не волновали сумерки, больным дыханием заполнявшие низину — в глазах стояли слёзы, а запах… запахло горячей, горькой кровью. Из головы вылетели всякие помыслы, стоило уловить это зловоние Смерти. Почти не осталось сомнений, что ранили его друга, приятеля, родного или близкого. Их всегда ранят, и именно им всегда достаётся больше прочих.

Корсэ пытается сбить с лап Кадехо

https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=1

Бросок

Итог

1

1

Полный провал действия (возможно, даже с негативными последствиями для персонажа).

То ли из-за избытка эмоций, то ли из-за скользкой поверхности, то ли из-за своевременной реакции Кадехо, ньяле не удаётся сбить льва с лап. Корсэ лишь неловко напарывается на своего противника, сбавив скорость, и падает навзничь, элегантно скользнув на полметра вперёд. В глазах двоится, в ушах звенит. Неудачный расклад для обороны: ньяла получает антибонус -1 на следующее своё действие, будь то побег или атака.

Корсэ, чуть не рыча на львином, не воя на шакальем, не смеясь на гиеньем врезался в чей-то широкий силуэт. Морду обдало зловонным дыханием, нутро сжалось от одного соприкосновения с тёмной, казалось, бесконечно длинной гривой из колючей шерсти. Ньяла клацнул челюстями и наконец рухнул на безмерно твёрдую землю. Копыта заскользили, впились в почву, но Корсэ уже не успевал ни затормозить, ни подняться на ноги. А главное: кажется, он на секунду потерял верх и низ.

Взгляд исподлобья, загривок дыбом. Две морды, красные, взмокшие, четвёрка горящих во тьме огней и… широкая, бесконечно багряная лужа чьей-то крови. Кого… КОГО ОНИ УБИЛИ?!

Состояние персонажей

Откат умения
Скрытность

1 пост

Откат умения
Удар в спину

1 пост

Откат умения
Острые клыки и когти

1 пост

Откат умения
Стремительный рывок

1 пост

Нечего отслеживать

Корсэ

Антибонус -1

на следующее действие

Лежит на земле

Отредактировано Мастер Игры (7 Янв 2022 02:16:26)

+2

560

По-прежнему скрывая своё волнение за улыбкой, львица всё же до последнего ждала подвоха. Если так подумать, в прайде было не так уж много тех, кто был рождён уже в нём, но для Суниты, наслушавшейся в своё время россказней от нянек про больших и страшных одиночек, которые утаскивают львят и крадут еду, даже сейчас они представлялись ей в первую очередь потенциальной опасностью. Однако Лайам был на удивление спокоен и расслаблен, и частично это спокойствие передалось и Сун. В конце концов, если бы этот незнакомец хоть немного напрягал его, она бы в любом случае это почувствовала. И непременно помогла, конечно же! Каким образом, спросите вы? Ну... заорала бы во всю глотку, зовя на подмогу. Пускай ангельским голосом она не обладала, но вот зато громкости ей не занимать, если обстоятельства того требуют. Так что трепещите, злобные одиночки, тётя Сун непременно вас оглушит!

Маро пообещал, что даже бегать буду, — не удержавшись, поделилась радостью львица, снова одарив подростка уже искренней улыбкой. Для неё, мечтавшей всю жизнь стать одной из лучших охотниц прайда, это действительно было важно. Да и Лайам, должно быть, может чувствовать вину за то, в каком состоянии она сейчас, так что её долгом было заверить, что всё в порядке и он может больше ни о чём не беспокоиться.

«Марк, значит...», — кратко кивнув в знак приветствия, Сунита окинула их нового знакомого беглым взглядом. Вблизи этот Марк оказался на удивление... симпатичным. Длиннолапый и высоченный (наверное, примерно со здоровяка Маро), весь такой изящный, с мордой, не обезображенной шрамами — словом, симпатяга обыкновенный. Ещё и эти большие тёмные глаза, в которые ей, признаться честно, было страшновато заглядывать, а потому самка предпочла перевести взгляд на Лайама, словно ожидая от него... чего-то. Ну не пялиться же ей на этого невесть откуда взявшегося Марка, ну в самом деле! Да, возможно, он и ничего, но... Да и вообще, наверное, он показался ей, скажем так, выше среднего, только потому что последние дни она могла наблюдать лишь уставшие морды погорельцев, измученных вечными передвижениями. Погодите, а она сама как сейчас выглядит? Быстро осознав, что она, вообще-то, тоже путешествовала со всеми и выглядит сейчас не лучше, Сунита неожиданно даже для себя ощутила смущение. Всю свою сознательную жизнь она ухаживала за внешностью больше, чем кто-либо другой, а стоило ей на время забить на вечные прихорашивания из-за навалившихся проблем, как тут объявился более-менее симпатичный мужчина, которого она не воспринимает, как родственника. Айхею, ну за что ты так?...

Отряхивающийся Лайам, окативший львицу и новичка фонтаном брызг, помог Суните прийти в себя. Чёлка! У неё же, наверное, из-за дождя даже чёлка на морду сползла! Следуя примеру подростка, голубоглазка тоже принялась отряхиваться (стараясь, впрочем, делать это аккуратно), постаравшись как может закинуть свой хохолок на место. Получилось, честно говоря, не очень; кажется, она чувствовала, как злосчастная чёлка просто перекинулась на другую сторону и прилипла к скуле. Жаль, лапой не поправить, не стоять же ей на задних... Предки, ну неужели не могли новички приходить, когда солнышко светит, птички поют и она при параде?!

Ну не лежать же мне целыми днями. Я же ещё больше потолстею, — усмехнулась львица на слова Лайама, по-прежнему стараясь особо не смотреть на их нового знакомого. Но в одном подросток был точно прав: в такой дождь они и свои следы не разберут. — Давайте обойдём хотя бы разок. Может, ещё кто-нибудь вернулся.

+5

561

Вот так вот. Доигрался, бл*ть. Травой что ли нечаянно себе в зрачок ткнул? Или может напоролся на чей-то выпущенный коготь?? Честно говоря, глаз болел, слезился и дергался так сильно, что Шеру уже всерьез запереживал о его сохранности. А потому спешно отполз прочь от развеселившихся братишек, гримасничая и хрипло, рычаще ойкая себе под нос, пятясь куда-то задом наперед, покуда не оказался на относительно "безопасном" расстоянии от им же самим организованной кучи малы, там, где его уже никто не смог бы случайно пнуть или ударить в пылу шуточной борьбы. Так и застыл, напряженно жмурясь и морща переносицу в плотную серую гармошку, пока что не торопясь снова разжимать веки. Ну разве что на одном, здоровом глазу, которым подслеповато (охужэтислезы!) вперился в обеспокоенную мордаху Ракха. Ишь... как забеспокоился в ответ!

Да все нормально... вроде... щас пройдет, наверное, — он натянуто улыбнулся, хотя улыбкой это можно было назвать лишь с большой натяжкой — скорее уж походило на вымученную гримасу. И тем не менее. — Я отойду... промою этот чертов глаз в воде, а то попало что-то... скоро вернусь, ага, — он даже не стал грозиться напоследок в своей излюбленной шуточной манере, мол, попробуйте только снова влипнуть в какую-нибудь дурную историю, пока меня нет на месте! Знаюявас! Уф, нет... сейчас он точно не был способен на такое дурачество. Слишком уж сильно "стреляло" в виске и где-то глубоко в зрачке, мешая мыслить трезво и вести себя по старому обыкновению, эдак шутом и клоуном. Кажется, сейчас случился тот самый астрономически редкий момент, когда Шеру отбросил прочь все свое напускное, шумное озорство и на время приобрел столь непривычную для него серьезность. Вот так, смешно запинаясь всеми четырьмя лапами сразу, сослепу-то, едва ли не стелясь брюхом по земле и с глухими матюками цепляясь гривой за ветки разросшегося тут и сям кустарника, молодой самец кое-какером пробился к какому-то совершенно непримечательному на вид ручейку, едва ли не шлепнувшись в него рожей... хотя нет, как раз-таки шлепнулся, от души вымочив морду в чистом, обжигающе-холодном потоке. Не то, чтобы это моментально согнало всю боль и дискомфорт, глаз так и продолжал дергаться от боли, но зато в голове у Шеру отчасти прояснилось.

Ну правильно... окунулся в ледяную водичку. Как тут не протрезветь!

Фыркая и недовольно морщась, расфуфырив усы до отказа, Шеру медленно уселся на бережку, с большой предосторожностью разомкнув охваченные раздражением веки на пострадавшей половине морды. Нууу... видел глаз более-менее сносно, слегка размыто от слез и попавшей в него воды, но зрение самца по-прежнему было на своем месте, а это ведь самое главное, не так ли? В глубине души, Шеру все-таки ужасно боялся ослепнуть на одну сторону. Но нет, кажется, все в полном порядке... и боль потихонечку отступала прочь, что тоже внушало некоторый оптимизм.

И все же... Что это только что с ним произошло? Может, все-таки зря он так рьяно отказывался от медицинского обследования?

Шеру еще немного посидел так, озадаченно пялясь на собственное искаженное отражение в ручье, но толком ничего не рассмотрел — мешал дождь. Ну, хоть грохотать стало значительно тише — тяжелые свинцовые тучи медленно уплывали куда-то на восток, унося с собой ворчливый рокот и вспышки молний. И на том спасибо, ага... Стоило бы, пожалуй, найти какое-нибудь укрытие. Только сейчас самец понял, как сильно он, на самом деле, промок и оттого замерз. Ажтрясет, как говорится. Но Шеру так и не успел толком ничего придумать, слегка нервозно (дерганно!) обернувшись назад, реагируя на слабое потрескивание кустов у себя за плечом — к счастью, это была всего-навсего Мэй... Взволнованная и сердобольная. Не удивительно, что она так скоро заметила отсутствие приятеля и немедленно ринулась следом, охваченная вполне естественной тревогой за чужое здоровье. Честно сказать, Шеру испытал смешанные чувства при ее появлении. Он был рад присутствию рыженькой самочки, и в то же время ощущал странное, неконтролируемое раздражение — неужели ему не дадут побыть одному каких-то ср*ных пять-десять минут?! Это была довольно неожиданная и какая-то даже темная мысль, от которой вновь болезно запульсировало в глазу, отчего Шеру вновь с приглушенным шипением накрыл морду когтистой лапой... и тут же спешно ее убрал, не желая еще сильнее тревожить свою избранницу. И так уже... перенервничала. Вон какой взгляд испуганный!

Эй, детка... что ты всё под дождем носишься? Я просто отошел ненадолго водички попить, ну ты чего, — он теперь уже полностью развернулся мордой к Мэй, адресуя ей веселую, как обычно бодрую улыбку, и даже сделал короткий шаг навстречу львице. — Заболеть хочешь, чтобы на охоту лишний раз не таскаться, да? Ууу, хитрюга!

+3

562

———–) Сгоревший саванновый лес

В принципе Хофу особо не торопился. Ну во-первых он уже скоро мозоли на лапах наработает, столько мотыляться по сгоревшим окраинам Килиманджаро, а во-вторых он просто сильно устал на самом деле. Так бы и лег прямо тут в кустах уткнувшись мордой в землю - села ба-та-рей-ка. Но это он сделает чуть позже - рано или поздно его семейство все равно ведь сделает привал, и он их догонит. Вопрос только когда.

Широко зевнув во всю пасть, аж глухо взрыкнув, коротко встрепенулся, стряхнув с себя всю эту промозглую сырость, утяжелившую его косматую гриву раз в десять, и устало опустил нос к земле, с легким прищуром пристально разглядывая чужие следы уходящие вдаль. Запах свежий, запах знакомый... И хоть и везде изрядно так натоптано, перебиваясь ароматами копытных (на этом самом месте желудок издал глухое "буррр"), Хофу тем не менее хорошо различил несколько особо приметных отпечатков лап. Тяжелые, широкие... Мало настолько крупных самцов, чтобы не узнать увесистую лапень Маро, рядом с которой ступала легкая и когтистая лапа матери Хофу. Так... следы нескольких молодых самок, парочка взрослых самцов, видимо Ньек и может Шеру... ага, и вот россыпь отпечатков поменьше - это уже совсем молодняк. Ну значит можно вздохнуть спокойно. Этих мелких засранцев вернули и они живы-здоровы, иначе бы Шайена и ее подопечные давно бы уже устроились на привал, чтобы подлатать ее младших сыновей.

Но все еще следовало поскорее дойти до нынешней стоянки, чтобы убедиться, да и заявиться пред материнские очи, наверняка ведь переживает дико. И лучше вам не видеть нервную и злую Шай, ага.

Еще раз лениво зевнув и от души потянувшись, разминая свои ноющие от бесконечных путешествий из точки в точку конечности, все четыре по-очереди, а затем побрел дальше, все такой же усталый, все такой же одинокий. А ведь он успел привыкнуть к тому, что рядышком постоянно крутилась Клио. Маленькая, смешная, неуклюжая... такая милая. И такая отчаянная. Вспомнить только эту дурацкую ситуацию с бабуином! Бурый гулко хмыкнул себе в усы, продолжая свое неспешное движение в ту сторону, откуда доносился запах продрогших шкур его дорогих соплеменников. Хорошо, на самом деле, что Клио нашла хоть часть своей родной крови, он понимал, как это на самом деле важно для кого угодно. Семейные узы, привязанность. Это важно. Особенно для львицы, у которых едва ли есть привычка вступать в стычки с другими членами семейства и самоутверждаться. Это такие как Мори,или Ферал... гордые одиночки, которым подавай свое приключение и бескрайние зеленые луга.  Ушел бы так Хофу на поиски приключений? Однажды?... Ну, всякое может быть конечно. Может быть, когда-нибудь, но явно не сегодня. Не сейчас, пока он так нужен своей семье.

Хотя так уж ли нужен?

Хофу на пару мгновений замер, задумчиво подняв взгляд к небу, вглядываясь в серую облачную дымку. А затем спустился с небольшого пригорка, уже заприметив впереди образовавшуюся чистой импровизацией стоянку хищников и травоядных. Нет, правда... Так уж ли он важен как спутник и защитник, после появления Маро? А когда подрастут мелкие, у матери за спиной снова будет четверка удальцов-молодцов, которые глотки порвут любому недругу. Хотя пока, конечно, это все только в теории -  четверка засранцев только в неприятности влипать умеет, о какой защите прайда может речь идти, пф...

- Сех? - пройдя мимо почтительно расступившихся перед ним зебр, бурый приблизился к "общипанной" тушке ньялы, из-за которой показалась вымазанная свежей кровью голова сестры с ее характерно торчащим вверх смешным чубом. - Привет, - с грудным мурчанием боднув трогательно зажмурившуюся львицу лбом в переносицу, старший сын Бастардки задумчиво покрутил головой по сторонам. - Все в порядке? Ребятня здесь?

- Да, мы вас ждали. И Шеру с Мэй уже вернулись, а вас все нет и нет, мы уж волноваться начали, все в порядке? - юная охотница заглянула брату через плечо. - Ты где Клио потерял?

- Она с родными осталась. Мы по дороге устроили спасательную операцию с полоумным бабуином, - хмыкнул самец, утомленно шлепнувшись задницей на землю... подумав с секунду-другую, он голодно вцепился в плечо развалившегося перед ним трупа, и одним рывком оторвал от бездыханного тела шмат мяса, который в в одно мгновение исчез в его пасти. А что? Он голодный! - А пфотом... пфотом... - ничуть не стесняясь прочавкал  оголодавший самец. - Мы пришли... уф... там где мы должны были встретиться, но вас там не оказалось. Зато там была Ари, ее дети и... Сараби, даже не знаю почему она там... Кстати мы встретили Мороха по дороге...

- Мори? - Сех выпрямилась, заинтересованно развернув уши к брату. - Как он? Все хорошо?

- Хах... уж лучше чем мы, знаешь. У него свое семейство, как я понимаю. Две львицы, может больше... И он вот-вот станет папашей. Обе небось за соседним кустом, как только я ушел, разродились. Видела бы ты их пуза.

- Ого... а братишка наш времени не терял, - широко ухмыльнулась охотница,  отчасти иронично закатив зеленущие глаза. Во дает. Мачомен блин, с гаремом. Ну хоть все супер у этого драчливого пройдохи, уже радует. -  А мы с Ньеком как раз встретили Ари и направили ее к месту собрания. А так... больше вроде ничего и не случилось. Хочешь сказать маме про Мороха?

- Конечно. Ради нашего же спокойствия, Сех.

- Она где-то под теми кустами прилегла... По крайней мере они с Маро шли в ту сторону. А я пойду, малышню проведаю... а то как говориться не ровен час, что-нибудь выкинут опять! - ворчливо пробухтела Сехмет, поднимаясь с земли и деловито потопав туда, откуда минутой раннее выскочил Шеру со своей рыжей подружкой. Так-с, ну где вы там засранцы хр*новы...

Ну а Хофу, шумно облизнувшись, двинулся к тем самым кустам, куда ему указала сестрица... да так и замер в их тени, с весьма озадаченной, задумчивой рожей воззрившись на Маро - хрупкую тушку Шайены в этих могучих, богатырских объятиях едва ли можно было разглядеть! Только и спасал что яркий, белый подпал, пятнами выделяющийся на этой черно-красной кляксе! Вот так... сюрприз. Нет, ну это мило, конечно, он ничего против целителя не имел от слова вообще, и как лев он был в принципе, что говориться "нормальный мужик", но почему-то Хофу до последнего не понимал, насколько могут быть близки отношения его матери с этим добродушным здоровяком.

Темношкурый чуть наклонился вперед, со сдержанным любопытством (и ноткой умиления) вглядываясь в безмятежную морду Бастардки, укрывшуюся ровно наполовину в пышной гриве ее партнера. Такая на редкость спокойная. Нежная даже. Хофу уж и вспомнить-то не мог, когда последний раз видел мать такой.

- Мам... - еще немного помешкав, бурый аккуратно потыкал лапой старшую охотницу в плечо. Ух, опасно. - Ма-ам... просни-ись...

оффтоп

Сех прописываю как своего перса.

+4

563

Волновалась ли она?

Да Мэй была в тихом ужасе! Хоть и внешне особо то и не скажешь. Конечно вся эта милая, ребяческая возня ее немного успокоила, приятно видеть привычные  братские потасовки, совершенно безобидные и по большей части являющиеся безобидной игрой, чем реальным элементом воспитания, но львицу все равно не покидало ощущение тревоги. Она толком то и не видела, как Шеру вдруг скуксился, была занята общением с Сун, но игнорировать то, как резко убежал от своих братьев темношкурый, почти сразу исчезнув в кустах, Мэй попросту не могла. Моментально потеряв всякий интерес и к разговору и к свежепойманной антилопе, рыжая так замерла, настороженно всматриваясь вдаль, а затем и сама сорвалась с места, извинившись перед удивленными подругами, поспешив догнать самца. Нетуждудки! Ты там один не останешься!

Не в таком состоянии!

И нет, она очень даже обратила внимание на очередную болезненную гримасу исцарапанной морды Шеру, как бы он там не пытался это скрыть шуточками и демонстративно бодрыми улыбками, которым львица не верила ни на йоту.  Может потому Мэй совсем не спешила отвечать ему столь же беззаботной улыбкой, растерянно застыв напротив, едва только вышла следом, отчего-то виновато опустив голову к земле и напряженно прижав уши к черепу. Постояв так с секунду-другую, роняя с подбородка крупные, тяжелые капли влаги, Мэй вновь пришла в движение, вплотную приблизившись к растерянно продолжающему давить натянутую лыбу самцу... а затем молча ткнулась ему лбом в грудь, прикрыв глаза.

- Ты можешь обмануть кого угодно своими шутейками, дурачок, но только не меня, - глухо вздохнула самка в пыльные, угольно-черные, такие жесткие пряди гривы, а затем подняла взгляд на удивленную, помятую морду. Ну чего? - Сильно болит, да? Я где-то тут видела травы еще остались, по типу тех, что мне Олаф приносил... - она запрокинула голову повыше, высматривая в пасмурном небе знакомое белое пятнышко - но его что-то поблизости видно не было, придется самим выкручиваться. Главное далеко от Шеру не отходить. - Ну ка... Пошли, - строго, на удивление требовательно обратилась к своему спутнику рыжая, напряженно шлепнув себя по бокам отяжелевшей от воды кисточкой хвоста. Тут неподалеку она видела заросшую травой здоровенную корягу присыпанную землей - не ахти какое, но укрытие. И не так далеко от их временного пристанища, тихое и спокойное местечко. Заприметила ее, когда они шли сюда все вместе толпой беженцев, так что для этого парочке пришлось развернуться на 180 и пойти по их же следам обратно через небольшие, укрывающие группу от посторонних глаз холмы. Причем Шеру явно не понимал, что, куда, и зачем его подруга их куда-то ведет, с пугающей решимостью носорога уверенно топая вперед, вплоть до тех пор, пока за бугром не показались раскидистые сухие (теперь уже не очень) торчащие вверх корни. Ахвотоночто...

- Здесь, - критично оглядев раскидистые ветки старого пня и его вогнутое нутро, превратившееся от времени во внушительное дупло с небольшим углублением усыпанное подобием неплохой подстилки из сухой травы и тонкого слоя просушенной землицы. Мини-пещерка такая. Два льва поместятся. И даже еще немного места останется! - Давай, заползай... заползайговорю, - подпихнула приятеля в тощую задницу лапой бестия - Шеру чуть не съехал вниз! - Посиди тут немного, я сейчас вернусь!

Оставив Шеру охреневать в гордом одиночестве, охотница быстрой трусцой устремилась обратно, по-собачьи уткнувшись мордой в хлюпающую под лапами почву, вынюхивая нужные ей травы. Нашла только одну и крайне бедный кустик пряно пахнущих листьев. Но Шеру должно хватить! Потом она еще что-нибудь придумает.

Так что не долго думая схватив тот в зубы, вырвав аж с корешками, самка короткими прыжками устремилась обратно... и красочно поскользнулась на пороге этой миниатюрной пещерки, залетев туда уже кубарем, врезавшись прямо в бок бедолаги! Так и ребра переломать можно! То глаз, то ребра, а дальше чего его лишить собираетесь? Хвоста?! - Ой... прости, - неловко улыбнулась самочка, лежа пузом кверху и привалившись спиной у чужому боку. Она вытянула шею, протягивая разворчавшемуся самцу щуплую веточку - ну не бухти. На, пожуй лучше. - Это должно помочь. Мало конечно, но ничего страшного. Главное оно здесь растет, и когда тебе станет полегче и прекратится дождь, я найду для тебя еще! - попробовала обнадежить вяло перехватившего травку самца Мэй, эдак настороженно притихнув на месте и прислушиваясь к мерному дыханию Шеру у себя под ухом. И как-то легче самой становилось. - Ну как, тебе получше? - тихонечко спросила она спустя минуту затяжного молчания, вновь повернув голову, на этот раз чтобы заглянуть Шеру в глаза. - Я так виновата перед тобой... прости... прости Шеру...

Оффтоп:

Применяю лот "базилик".

Отредактировано May (19 Май 2022 02:53:43)

+2

564

Да дайте ей уже спокойно поспать, изверги!...

Не то, чтобы Шай жесточайше не выспалась, им с Маро все-таки удалось урвать пару часиков на сон, и вообще... В объятиях рыжегривого здоровяка отдыхалось просто диво как хорошо. Она просекла это уже давно — неспроста же Бастардка вновь и вновь возвращалась к нему под теплую мягкую бочину, едва только выдавался шанс! Несмотря на свои внушительные размеры и мышцы, переспелыми гроздями играющие под темной пепельно-серой шкурой, как бы намекающие на его здоровье и физическую силу, сам по себе Маро был совсем не жесткий. Как раз-таки совершенно наоборот... Ну прям как огромный плюшевый мишка, хотя львы, конечно, не ведали подобных сравнений. Но какая к гиенам разница! Шай откровенно балдела, каждый раз внаглую заваливаясь ему в лапы, засыпая так, по-детски уткнувшись, нет, зарывшись всей мордой целиком в это гигантское облако чужой гривы, такой густой и теплой и... и... насквозь пахнущей им. Самим Маро, то бишь. Этот запах отчаянно хотелось вдохнуть поглубже, ванильно уплывая мозгом куда-то в облака, и Шайена ни разу не отказывала себе в подобном удовольствии.

Правильно... ей попробуй запрети!

И очень хорошо, что сам Маро никогда не противился такому поведению со стороны извечно хмурой и агрессивной самки. Скорее уж облегченно вздыхал себе под нос, в кои-то веки расслабляясь в ее присутствии. И покладисто, с каким-то поистине ангельским смирением обнимал ее в ответ, позволяя вольготно устроиться так, как ей самой того хотелось. Вот и сейчас, Шай не стала отказывать себе в удовольствии худосочной перекладиной (сосиской, ага) растянуться прямо поверх чужих лап, фактически "укрывшись" чужой гривой на манер теплого шерстяного пледа, в свою очередь милостиво разрешив самому Маро уложить свою массивную голову ей на спину и загривок, точно на маленькую (и должно быть ужасно жесткую) подушечку. А почему бы и да, собственно, какие у нее могут быть возражения?

Если бы им еще дали спокойно поваляться так вплоть до самого утра. Какое там... Размечтались оба.

Ннннгггххх... да отвалите вы все от меня... — не шибко внятно, но до ужаса недовольно промычала Шай примерно на третьем или даже четвертом тычке чужой лапы, далеко не сразу вынырнув из своей глубокой, умиротворенной дремоты и тем более не сходу распознав голос своего старшего... одного из своих старших сыновей. А ведь так волновалась, так ждала его возвращения! Нет, ну ведь взрослый парень уже, такой и под утро домой завалиться может, если вообще соизволит прийти — как бы, чего ты трясешься-то, женщина?

Да как бы понимаете... Онажмать!

А потому, едва продрав глаза (пусть и через дикое "не хочу не буду") и худо-бедно проанализировав ситуацию, Шайтан практически сразу же вскинула ушастую голову кверху, едва не впечатавшись затылком в массивную скулу невинно посапывающего поверх нее Маро. Больно было бы... но обошлось, слава богу.

Хофу? Ты, что ли? — она уже куда более трезво присмотрелась к темному силуэту нависающего над парой льва. Какой же он все-таки вымахал крупный и плечистый самец, а! Гривой загородил добрую половину горизонта. Нарожала волосатых мохначей от Жада, уф... Аж гордость брала, но только не прямо сейчас, когда она все еще чувствовала себя ужасно квелой и всей душой жаждала бухнуться спать обратно. Да куда там! — Наконец-то, бл*ть... я уже начала волноваться, — покряхтев под недвижимой тушой медленно просыпающегося травника (нутыитяжелыйблин), Шай в итоге смешным ужом выскользнула из-под чужого подбородка, встряхнувшись с головы до пят... да так и шлепнулась задницей на землю, вся помятая и взъерошенная, точно с бодуна, простити. — Все в порядке? Ты целый? А остальные где... Сколько мы вообще дрыхли-то, — она с сонным прищуром запрокинула морду к темным, плюющимся холодными каплями небесам. Ночь на дворе еще, поди... и погода как разыгралась-то некстати. — Клио, я так понимаю, осталась с Ари и компанией? Что ж, наверное, это к лучшему, пускай будет со своей семьей, а проведать их мы всегда сможем, — по своему "утешила" она Хофу, наконец-то более мне проснувшись и теперь уже куда более зорко осматриваясь по сторонам, эдак настороженно шевеля подраными ушами. А ну-ка... кто там еще не спал? Да поди вообще все, не считая их с Маро! Что за непоседы, блин.

Голодные небось. Холодные. Да и шут с ними.

Надеюсь, ты останешься с нами? Мне сейчас жуть как пригодилась бы твоя помощь, — совершенно обыденно обратилась самка к терпеливо топчущемуся рядышком Хофу, без обиняков сообщая ему свое мнение как есть. Она бы, конечно, не стала его удерживать, вздумай Хофу утопать куда-нибудь... по одному ему известным львиным делам. Чай, не маленький уже, а здоровый зрелый лоб, которому по идее и не зачем нянчиться со всей этой разношерстной компанией самок и подростков... Но Шай была бы жутко благодарна сыну, если бы он решил еще немного задержаться, здесь, со своей семьей. — Маро, конечно, старается, и Сехмет с Юви тоже здесь, но... Нам вдвоем тяжело будет за всеми присматривать и в случае необходимости защищаться от местных аборигенов, — выслушав утвердительный ответ Хофу, мол, да куда я от вас денусь, львица успокоенно выдохнула... и на удивление нежно обтерлась щекой о мокрую сыновью гриву, после чего и вовсе деловито прилизала его смешную, непокорную челку, то и дело настырно лезущую прядями в чужие глаза. Такие яркие и зеленые, почти как ее собственные.

Ты всегда был самым ответственным львенком среди своих братьев и сестер. Всегда соглашался присмотреть за ними по моей просьбе, даже если это шло вразрез с твоими собственными желаниями. Даже если тебе было тяжело или откровенно противно. И знаешь что? Спасибо. Правда. Я рада, что ты все еще здесь, рядом с нами. Рядом со мной, — она вновь расслабленно прислонилась виском к крепкому, накаченному плечу Хофу, тем самым делясь с ним собственным теплом... а затем, не удержавшись, отчаянно, протяжно зевнула во всю свою темную зубастую пасть, несколько попортив миг редкого семейного единения. Да что ты будешь делать, ёксель-моксель, растуды тебя в качели...

Так... Как обстоят дела на Килиманджаро? Вам удалось кого-нибудь найти?

Отредактировано Шайена (27 Май 2022 13:37:29)

+5

565

— Раньше наш прайд жил у подножья большого старого вулкана, — Марсель проследил взглядом за хвостом подростка, чуть сузив глаза, прищуриваясь, для лучшей фокусировки. Надо же, и вправду вулкан, впервые на памяти невезучего путешественника. Хотелось бы подумать "благо, что не пробудившийся", однако следующая фраза, рассыпавшаяся в воздухе, заставила прикусить язык в буквальном смысле. — Но случилась катастрофа, многие погибли в пожаре или камнепаде. Нам пришлось срочно уходить со старых земель, и часть львов — в основном наше семейство — решили перебраться сюда, в места по-безопаснее. Там позади сплошь выжженная пустошь, а реки замусорены так, что из них почти невозможно пить. Часть стад тоже ушла вслед за нами, так что, наверное, мы теперь можем считаться за отдельный прайд. Поэтому, Маро и сказал нам осмотреть территорию. Мы еще не успели толком изучить эту...

Марк склонил голову набок, одновременно стряхивая с концов мокрой челки тяжелые, грязные капли,  не успев подавив вырвавшийся из груди вздох. Сентиментальный порыв как-то словесно успокоить Лайама, что все будет хорошо и скоро они обязательно обживутся или здесь, или на более пригодной территории, был точно также сокрыт глубоко в горле. Для этого паренька, прошедшего через полномасштабную стихийную катастрофу и столь непростые странствия, вероятно, не без потери близких, какие-либо утешения были бы пустым звуком. Печаль, проступающая на его темной, антрацитовой мордашке и сквозящая в голосе, могла оказаться для Марселя хорошей порцией ностальгии, задержись лев в родных пенатах чуть подольше. Его собственная империя пала, а он так никогда и не узнает, что навсегда лишился дома и близких, не подозревавших о скорой войне.

Непривычное, неприятное и гнетущее молчание зависло между львами, едва ли не стекая, к отвращению Марселя, им под лапы. Он ненавидел тишину, в любых ее проявлениях, будь то какой-то торжественный повод или неловкая пауза в разговоре. Природа вокруг бурлила и кипела жизнью, что подтверждалось редкими каплями благословенного, особенно в такое время, дождя, но она никак не могла вкрадчиво вползти меж двух оппонентов . Хотелось что-то ляпнуть, что угодно, лишь бы переключить внимание с темы сожалений и скорби на что-то более нейтральное, но что? И как бы выглядела вставка о погоде после подобных откровений? Совершенно нелепым моветоном.

Задумавшись на еще одну долю секунды, кареглазый приподнял переднюю лапу, беззвучно отряхнул от налипших травинок и мелких камешков и едва-едва успел ее занести для поддерживающего жеста (лучше, чем ничего, верно?), как конечность застыла в воздухе, пару раз дернувшись от оклика неизвестного голоса со стороны. Так и оставив лапу в подвешенном состоянии, Марк повернулся чуть ли не всем телом, вновь сощурив глаза под густой челкой, чтобы уцепиться за говорившего.

— Лайам, — незнакомка подошла ближе, всем своим искрящимся обликом выражая полнейшее добродушие. — кто это? Твой новый друг?

Как удивительно быстро, однако, у членов этого кочующего прайда сменялось настроение. Совсем недавно кто-то, заприметив Марка в первый раз, был готов гнать его взашей, кто-то отнесся с полнейшим безразличием, а кто-то, например, данная львица, вообще не сделал из присутствия чужеземца рядом с молодняком какой-то проблемы. Ну, стоит и стоит, благо, что не лезет в драку или не пытается качать свои права, доказывая что-то несуразное. И да, конкретно для нашего странника это, пожалуй, было наилучшим исходом, при котором задумываться о плохих вариантах было бы лишней головной болью. Едва Марсель отбросил в сторону жалкие попытки своего мозга что-то придумать с положением лапы, он едва не протянул ее навстречу Суните, вовремя успев остановиться и опустить ходящую ходуном часть тела на влажную землю. Уже второй раз он подвисает в пространстве, не оставляя это без внимания чужих цепких взглядов. Еще немного - и придется уповать лишь на дождь, который сможет охладить горящие от смущения уши и переносицу путника.

- Сунита, верно? - негромко произнес лев, стараясь припомнить, правильно ли он поставил ударение. Она была, без лишних нареканий, красавицей. Огромные синие глаза, сейчас бегающие из стороны в сторону, на какой-то миг все же задержались на Марке, позволив тому вдоволь насмотреться на их истинный цвет, даже не заметив свисающую, словно сосульками, челку на одном уровне со скулами. Марсель привык не делить братьев и сестер по виду на красивый\некрасивый, ведь, чаще всего, внешность никто не выбирает, однако даже он запнулся в мыслях, не делясь драгоценным вниманием и не замечая "подбитости" львицы. Благодаря Лайаму повторно представляться не имело смысла, более того, подросток даже ретировался чуть подальше, освобождая некоторое количество личного пространства  для обмена любезностями. С дружелюбной улыбкой, заехавшей на одну половину морды больше, чем на другую, Марк последовал примеру новоиспеченной знакомой и кратко кивнул, не распаляясь в приветствиях. Видимо, всего несколько минут назад она где-то отдыхала, раз он не помнит ее посреди встречающей его толпы, как не помнит даже запаха. Ни малейшей толики узнавания, а ведь у страха, как говорится, глаза велики, и многих, кто даже просто прошел рядом, неугодно ощерив пасть, Марк при следующей встрече припомнит. Хотя, при такой погоде, про что-то адекватное в плане распознавания личностей и мест можно будет забыть.

- Точно, обход! - мысль подстреленной птичкой заметалась по подсознанию льва, который напрочь забыл, для какой основной цели они здесь сейчас собрались. Он запрокинул голову вверх, прикрыв глаза и полной грудью вдыхая очищающийся, свежий воздух, поглощая запахи сырой почвы и омытой прозрачными каплями зелени. Мда, как и сказал, а также подумал каждый из троицы - обход сейчас не даст практически никакой информации. Марк мог поклясться, что еще пару часов назад здесь не ступала лапа чужака, кроме его собственных, но, в любом случае, кто знает? Пока прайд отвлекся на принятие в свои ряды новичка, этим влегкую могли воспользоваться. Как бы не хотелось верить в чистый и добрый мир - на практике всегда убеждаешься, что это понятие скоро и вовсе забудется.

Пока Лайам с Сунитой переговаривались касательно ее ранения, Марк, оставаясь на месте, слегка сьехал корпусом в бок, чтобы разглядеть со всех сторон то, от чего, по словам зеленоглазого, нельзя было двигаться. Шина прямо на лапе, общая потрепанность всего облика.. выглядело и вправду неприятно, отдавая краткосрочной болью где-то глубоко на задворках памяти. Однако...

- Не вижу ничего плохого, если она прогуляется с нами. - он оттьехал обратно, в свое исконное положение, одобрительно пожав плечами. - Если станет хуже - несомненно, всегда можно будет завершить осмотр, проводить и вернуться обратно, так что я, лично, за расширение отряда. - хмыкнув, лев чуть отпрыгнул в сторону, словно зазывая этим движением наконец-то начать то, ради чего они все собрались. Будут разбираться с проблемами по мере их поступления, в конце концов. Ему хорошо было знакомо простое желание пройтись и размять мышцы, даже если это может негативно сказаться на чем-нибудь другом, а время на полномасштабное патрулирование у них оставалось все меньше и меньше.

Растягивать гласные с таким видом, словно это было вселенски важным делом, Марк научился уже давно. Другой вопрос - то, что это практически никогда не использовалось ввиду отсутствия конкретного собеседника. Во всяком случае, раньше. - Та-а-ак... вы изначально уже были в этом прайде и пострадали от извержения? Или постаралось нечто - или кто-то - другой? Прошу прощения за множество вопросов, оправдаю свой порыв простым словом - одиночество.

+4


Вы здесь » Король Лев. Начало » Восточная низина » Облачные степи