Страница загружается...

Король Лев. Начало

Объявление

Дней без происшествий: 0.
  • Новости
  • Сюжет
  • Погода
  • Лучшие
  • Реклама

Добро пожаловать на форумную ролевую игру по мотивам знаменитого мультфильма "Король Лев".

Наш проект существует вот уже 10 лет. За это время мы фактически полностью обыграли сюжет первой части трилогии, переиначив его на свой собственный лад. Основное отличие от оригинала заключается в том, что Симба потерял отца уже будучи подростком, но не был изгнан из родного королевства, а остался править под регентством своего коварного дяди. Однако в итоге Скар все-таки сумел дорваться до власти, и теперь Симба и его друзья вынуждены скрываться в Оазисе — до тех пор, пока не отыщут способ вернуться домой и свергнуть жестокого узурпатора...

Кем бы вы ни были — новичком в ролевых играх или вернувшимся после долгого отсутствия ветераном форума — мы рады видеть вас на нашем проекте. Не бойтесь писать в Гостевую или обращаться к администрации по ЛС — мы постараемся ответить на любой ваш вопрос.

FAQ — новичкам сюда!Аукцион персонажей

VIP-партнёры

photoshop: Renaissance

Время суток в игре:

Наша официальная группа ВКонтакте | Основной чат в Телеграм

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Восточная низина » Облачные степи


Облачные степи

Сообщений 571 страница 590 из 590

1

https://i.imgur.com/HdfRQ2w.png

Бескрайнее, поросшее травой и кустарником пространство, служащее домом и пастбищем для великого множества разнообразного зверья, начиная огромными слонами и заканчивая пугливыми грызунами. Здесь пока что нет никаких прайдов или кланов, эти земли совершенно свободны, а значит, здесь можно спокойно жить и охотиться, не боясь встречи с другими крупными хищниками.

1. Любой персонаж, пришедший в данную локацию, получает бонус "+2" к охоте и поиску целебных трав.

2. Доступные травы для поиска: Базилик, Валерьяна, Забродившие фрукты, Кофейные зерна, Маи-Шаса, Костерост, Адиантум, Сердецей, Цикорий, Одуванчик, Мелисса, Мята, Мартиния, Алоэ (требуется бросок кубика).

Ближайшие локации

Южное озеро
Река Лузангва

Очередь 1:

Марсель
Сунита
Лайам

Очередь 2:

Сара
Юви
Ндама
Кадехо

Очередь 3:

Ракхелим
Мьяхи
Фило

Отдельные отыгрыши:

Маро/Шайена, Мэй/Шеру

Также в локации:

Игнус, Дхани (спят), Сехмет, Шеру, Ньекунду

Отпись — трое суток.
Игроки вне очереди
пишут свободно!

Игроки из разных очередей пишут независимо друг от друга

Отредактировано Котаго (28 Июл 2021 02:38:15)

0

571

Хофу даже, черт возьми, представить себе не мог, какое чудовищное облегчение он принес матери этими новостями.

Доселе сонно позевывавшая, эдак лениво облокотившаяся о могутное сыновье плечо Бастардка аж застыла с приоткрытой в очередном неконтролируемом зевке пастью, смешно зависнув с выпученными едва ли не в разные стороны глазами... а затем смачно "цапнула" воздух зубастыми челюстями, уже куда более трезво (проснулась, ага) уставилась в ухмыляющуюся физиономию Хофу. Прям вот так, снизу вверх, неверяще задрав скуластую, бородатую морду к медленно светлеющим небесами.

Мороха?! Он жив?!! @%#$, он все-таки ЖИВ!!...

Самое собой, для Шайены, все это время (довольно продолжительное, заметим, не один-два денечка!) отчаянно переживавшей буквально за каждого ее пропавшего без вести детеныша, услышать подобное было сродни чему-то... как бы это описать... Можно было бы сравнить это с огромным и тяжелым камнем, упавшим с сердца, но у Шай таких камней было ну просто завались, так что она не то, чтобы одномоментно избавилась от всех своих горестей и тревог разом — львица все еще переживала за своих давно сбежавших дочерей, и за Тода с Фералом, от которых тоже давно не было никаких вестей. Но тот факт, что хотя бы Морох оказался жив-целехонек, конечно, очень сильно ее взбодрил! Похлопав ядовито-салатовым зенками в ответ на веселую болтовню Хофу, Шайтан в итоге и сама тоже расплылась в широченной, до невозможности радостной и гордой лыбе от уха до уха. Сразу плюс 200 очков сверху к настроению, не меньше!

Впрочем, уже спустя минуту ее улыбка медленно, но верно сменилась выражением искреннего недоумения и даже откровенной паники.

То есть как это... бабушкой??

ОНА??? УЖЕ?????

Глубоко пораженная услышанным... да что уж там, откровенно прибалдевшая со всех этих новостей, Шай даже не сразу нашлась, что ответить — так и осталась неподвижно сидеть сбоку от Хофу, благополучно про***в момент, когда к ним тихонько приблизился здоровяк Маро. Хотя попробуй-ка, не заметь такую тушу! Но Шай далеко не сразу на него среагировала, продолжая с ошалевшей до неприличия мордой пялиться куда-то в пространство прямо перед собой, без особого успеха переваривая у себя в башке тот факт, что у ее старших детей уже вот-вот появится свое собственное потомство. Думала ли он об этом раньше? Да! Была ли она заранее к этому готова? Ну вроде бы! Однако ж, на деле смириться с чем-то подобным оказалось до ужаса непросто. Она ведь сама по себе была еще довольно... ну, может, уже и не молодой, но определенно еще не старой львицей! Даже не сказать, что матерой! А тут уже первую партию внуков подвезли, да еще без предупреждения — получите-распишитесь. Да как так-то, блин?!...

Впрочем... чего еще ты ожидала, родив своих первых львят аж в полтора года? Камооон!

...а? Да... конечно... отдохни и выспись как следует, — весьма запоздало откликнулась Шайена спустя, наверное, добрую минуту изумленного молчания, каким-то чудом расслышав последний вопрос Хофу. А затем и вовсе, словно очнувшись, с легким возмущением уставилась в затылок уходящему сыну. Пардо-оон? Ничего она не переживает! Просто всё это звучало так... внезапно, уф. Шай еще немного посидела так, с мало понятным выражением лица пялясь вслед уставшему Хофу, пока чье-то очень горячее, мощное дыхание не обдало жарким туманом ее макушку, вынудив округлив глаза и молчаливо скосить зрачки теперь уже на тревожно нависшего сверху Маро.

Э? Ты чего...?

Хм? Да я не такая уж и... "...голодная" — именно так должна была закончиться отчасти недоуменная реплика Бастардки, но травник опередил ее, с неожиданной смелостью ткнувшись носом в чужой загривок. Не сказать, что настойчиво, скорее наоборот — очень мягко и ненавязчиво, плавно проведя мордой от лопаток и до самого основания черепа подруги, но этого жеста хватило, чтобы у Шай не только загривок, а вообще вся линия позвоночника привстала мелким, колючим ирокезом, а сама он ощутимо дрогнула всем телом от ушей и до самой кисточки хвоста, молниеносно "полыхнув" в ответ на это нежданное касание. Шайена аж запнулась на середине фразы, напрягшись каждой мышцей и завороженно затаив дыхание, весьма и весьма заинтриговано обернувшись на Маро поверх собственного худенького плеча — и что это, черт подери, должно было означать?! Со стороны рыжегривого самца это было все равно, как если бы он, будучи в человеческой шкурке, шаловливо коснулся поцелуем чужого плеча — по-крайней мере, так это ощущалось самой Шайеной! Ведь зона загривка всегда была, скажем так, довольно чувствительной и интимной зоной. Она бы ни за что не позволила так себя коснуться, будь на месте любой другой самец... за исключением почившего Жадеита. Оно и понятно, он ведь бы ЕЕ самцом, блин! Но сейчас это сделал Маро, и Шай, как ни странно, не чувствовала ни капли возмущения по данному поводу.

Наоборот... Сейчас ей ужас как хотелось, чтобы он сделал это снова. И возможно даже грубее. Возможно даже клыками.

....впрочем, — неожиданно резко сменила она тему, спустя короткую, но весьма емкую паузу, все это время донельзя пристально всматриваясь в причудливые, двухцветные глаза Маро, — ты прав. Я страшно голодная. Пойдем поохотимся... вдвоем?— Шай вдруг с уверенным, хотя и отчасти нервозным видом подняла задницу из травы, обойдя изумленного льва стороной и с вопросительной рожей застыв сбоку, повернутая к своему приятелю "валетом". Проще говоря, тылом. Еще и легонько коснулась хвостом его массивного, но округлого подбородка, вынуждая подрастерявшегося здоровяка развернуть голову следом — а ну не отвлекайся! Не смей, бл*ть, давать задний ход после такого жеста!! Хитро сощурив глаза, Шай с неожиданно благосклонным, если не сказать что коварным видом склонила голову к земле, хищно глядя на бедолагу из-под растрепавшихся прядей собственной челки. — Ничего с ними не случится, — тихо, но уверенно молвила Бастардка, не отрывая от чужой морды своего пристального, хитро поблескивающего взора... и уже сама решительным, но вместе с тем каким-то совершенно непривычным для нее, грациозным и плавным, покачивающимся шагом направилась прочь, словно бы ненароком приподняв дугой изогнувшийся хвост кверху, на краткую долю мгновения открыв Маро зрелище пусть и худых, но все еще крепких и подтянутых бедер... а также кое-чего интересного промеж. Уляля!

Ну так что... ты идешь с ней, крепыш, или так и будешь тормозить?

>>> новая локация (скоро создадим :D)

+7

572

Выт…а…щи…те меня из-под водоппддбб, — остатки фразы Дхани неразборчиво пробубнил и перевернулся на другой бок, а капельки холодной воды так и продолжали капать и капать ему на нос. Это что за пытка-то такая?! Ему рассказывала однажды знакомая птица, что на севере есть такое страшное наказание: не давать бедному животному спать, укладывая его прямо под брызги стремительно несущегося водопада. Правда, насколько помнил львенок, рядом нигде не было ни одного питьевого источника. Он специально выбрал относительно сухое место, что было сделать в дождь не так-то просто. Длинный ряд тамарисков (ха, он запомнил название!) с этой задачей справился, и Дхани спал долго и сладко на сухой травяной подстилке.

Вот, блин, а сколько же он спал?! Подросток открыл глаза, уставившись в маячащую сквозь прорези кустов точку. Рыжая такая, очень знакомая точка. Дхани чуть нахмурился, потом прищурился, а потом даже поднял голову, выражая крайнюю степень заинтересованности и недоумения. Куда это брат намылился, пока старшие не видят? Не хватило им приключений что ли, мамина тяжелая лапа недостаточно красноречиво приложилась к мохнатым задницам? Кстати, на счет мамы…

Дхани резво поднялся со своего места, на что тут же встретил сопротивление негнущихся колючих веток куста. С вздохами и причитаниями он все же вылез из своего укрытия, отряхивая шкурку от прилипших палочек, листочков и земли. Ох, так ведь уже утро! Щурясь от выглядывающего из-за туч солнца, Дхани зевнул еще раз, потянулся, а потом огляделся. Недалеко он заметил старшего: Лайам спокойно говорил о чем-то с Сунитой и, кажется, совершенно незнакомым львом. Ни мамы, ни Маро рядом не было. Неужели львица так и не вернулась? Но, впрочем, ее запах хорошо ощущался, будто она была здесь пять минут назад. Наверное, так и было, иначе бы дождь смыл все следы. Это умозаключение вполне успокоило Дхани (мало ли, что там за дела могли быть у Маро и Шайены, если даже они и отлучились куда-то?), поэтому у него появилась вторая задача, можно даже было бы сказать, первостепенная — не дать Мьяхи и Ракхелиму опять вляпаться в какую-нибудь опасную историю! Нет, конечно же, львенок не будет убалтывать своих братьев сидеть исключительно на виду у взрослых  (это бесполезно), — он же не душнила какой-нибудь! — просто даже Лайаму будет легче от осознания, что рядом с Мьяхи и Ракхелимом будет спокойный и рассудительный Дхани.

Да и не будут же они далеко убегать, верно? Ведь верно? Вон, уже остановились. Оба. У куста. И запах какой-то противный. Что они там нашли?
Может, подросток и совершил ошибку, не сообщив Лайаму о подозрительной активности со стороны братьев, однако тянуть дальше было нельзя. Что-то любопытное ждало львят вот тут, прямо под кустом! Дхани вынырнул следом за Мьяхи, когда он уже шумно упирался, вываливая наружу розовый влажный язык.

Что нашли? — прямо спросил юный гений. Он встал между Ракхелимом и Мьяхи, опустил голову вниз и… увидел льва. Незнакомого, абсолютно (кажется) бессознательного льва, — оу-у-у, — удивленно вытаращив глазища, Дхани втянул воздух посильнее: да, несет мокрой шерстью, чужими феромонами, но… — не похож он на мертвого, — как-то неуверенно проговорил львенок, — кровью не пахнет, гнильцой тоже. Да и не выглядит он раненым. — Подросток нахмурился. И что теперь делать с этой находкой? Бросать здесь нельзя. Разумнее всего было бы позвать кого-то из старших, потому что самец мог бы представлять опасность. С другой стороны, вдруг он здесь вообще случайно? Шел себе, захотел отдохнуть, прилег поспать. Ну, сам Дхани недавно также поступил. В этот вариант хотелось бы верить больше всего, но… вдруг он все-таки будет недоволен, что какие-то мелкие хулиганы его разбудили? Вдруг он будет агрессивно настроен? В таком случае, как было бы здорово разделаться с ним самостоятельно! Наверняка каждому из братьев хотелось произвести впечатление и на маму, и на других членов их львиной семьи: героями они уже себя показали, может, пора бы зарекомендовать себя защитниками?

А если на него воду вылить? — предложил Дхани, вспомнив свое утреннее пробуждение. — Я видел отколовшийся кусок дерева недалеко, только… — впрочем, капли на носу не способствовали прекрасному настроению с утра, — не уверен, что ему может это понравится.

Ой, как же здесь не хватало Лайама с отрезвляющей фразой: «Не лезь, оно тебя сожрет!!!111».

Отредактировано Дхани (31 Июл 2022 19:15:14)

+4

573

Осторожно, отыгрыш 18+

Внезапный и быстрый тычок носом в его собственную, угольно-черную мочку был подобен кнопке "вкл/выкл" — сработал моментально, короче говоря. Шеру аж застыл в не шибко комфортной для себя позе, отчасти растерянно поморгав в ответ на этот довольно неожиданный и вместе с тем ужасно милый жест со стороны подруги, сперва смешно скосив зрачки к переносице, а затем — эдак вопросительно устремив взгляд на саму львицу... Но отодвигаться, понятное дело, не стал, предпочтя терпеливо дождаться, пока та переведет дух и, ну... хоть глаза откроет. Момент был откровенно неловкий, смущающий даже, но в то же время по-своему трогательный и... скажем так, чисто по-женски мудрый. Как еще можно было бы одновременно мягко угомонить своего расшумевшегося приятеля, и в то же время продемонстрировать ему, что эта глупая подростковая возня реально помогла ей отвлечься и успокоиться? Не знаете? А вот Мэй нашла способ!

Еще и наградила его бесконечно ласковым "поцелуем" в ответ, вынуждая замершего напротив самца смешно прижмуриться и, не удержавшись, легонько заурчать себе под нос. Ооокей... Кажется, настроение все-таки выправилось! Не то, чтобы Мэй прямо-таки сходу подхватила эту игривую смешинку, но отзывалась явно пободрее-повеселее прежнего. Но куда больше, конечно, ластилась в ответ, тем самым еще сильнее смущая приятеля. Не то, чтобы Шеру ярко это демонстрировал, предпочитая "держать лицо" и эдак снисходительно ухмыляться львице в ответ, но внутри он был куда менее уверен в себе! И очень, ооооочень внимательно слушал то, что она сейчас ему говорила, на самом деле жадно вбирая в себя каждое ее слово, чувствуя, как все внутри переворачивается вверх дном — не то от безудержного, неописуемого счастья, не то от типично мальчишеского страха перед глубоко симпатичной ему девчонкой, а может, и того, и другого сразу! И сейчас, казалось бы, самое время собрать мысли в кучку, а яйца — в кулак, и набравшись решимости громко и уверенно отозваться встречным признанием. Ведь — очевидно же, черт подери! — он не только понарошку считал ее любовью всей своей жизни. Он конечно понял это далеко не сразу, понадобилось много времени (пожалуй даже слишком), чтобы во всем разобраться и в первую очередь в самом себе, но теперь-то Шеру, пожалуй, был более чем уверен в своих чувствах к этой забавной, порой страшно неуклюжей, но вместе с тем на редкость нежной, преданной и отважной самочке. И не шутил, заявляя, что она принадлежит лишь ему одному. Теперь это открыто подтвердила уже и сама Мэй, тем самым окончательно отбросив прочь любые сомнения и общую недосказанность.

Еще и разлеглась на его лапах с такой поразительной самоуверенностью, если не сказать, что откровенной наглостью. Громко мурлыча и призывно выгибаясь всем своим гибким, привлекательным телом, выпячивая пушистые живот и грудь ему навстречу. На, мол... бери уже, все твое и только твое! Эксклюзивное!

Последующий, отчасти нетерпеливый и потому слегка болезненный тычок лбом в щеку, как это ни странно, остался незамеченным странно притихшим рядом с Мэй самцом. Не потому, что он витал мыслями где-то очень далеко отсюда, и вообще не чувствовал должного отзыва внутри... Как раз-таки наоборот! Просто следующая реплика Мэй звучала уже настолько провокационно, что дальше просто некуда! Просто такое небрежно завуалированное "бери меня, я вся твоя". А как еще это можно было понять? Только так и никак иначе! К черту, мол, всех других львов — я ТЕБЯ хочу. Прямо здесь и сейчас, да. Долго еще тормозить будешь, придурок ты этакий?

И Шеру тормозить не стал. Нет, ну конечно, он слегка подзавис в первые мгновения, банально переваривая сказанное, одновременно с тем до невозможности странно приподняв дыбом свой фирменный ирокез... и даже дальше, практически всю шерсть от загривка и до самой мокрой, взъерошенной кисточки хвоста! Но длилось это от силы секунду-две: слегка порывисто приподнявшись на передних лапах, Шеру как-то уж чересчур поспешно склонился над своей подругой, с еще более громким, почти что агрессивным "тарахтением" ткнувшись носом куда-то ей в шею, теперь уже сам принявшись живо и настойчиво вылизывать языком чужой мех, словно бы нарочно гладя тот против роста шерсти, все сильнее и сильнее ероша и беззастенчиво смачивая слюной, периодически аж настойчиво прикусывая где-то у самой кожи — совсем не больно, а так... дразняще. И совсем уж нахально принялся спускаться ниже, кажется, твердо вознамерившись облизать Мэй всю целиком от ушей и до пят. Но конечно же не стал этого делать — хотя потратил довольно прилично времени на эти настойчивые ласки, где-то с целую минуту или даже две, щекотя Мэй собственной густо разросшейся, довольно жесткой гривой на груди. И вот таким макаром, постепенно напирая и все сильнее нависая над расслабившейся под ним рыжей тушкой, добрался до самого взлохмаченного загривка львицы, под конец вновь несильно куснув тот извечно выпирающими наружу клыками — уже чуть понаглее, одновременно мягко подпихивая подругу широкой передней лапой, предусмотрительно втянув острые как бритва когти внутрь подушечек.

Давай, мол... переворачивайся скорее. Любить буду.

+3

574

На словах Суниты по поводу ее лишнего веса, Лайам поступил именно так, как поступил бы любой не особо зрелый и сообразительный лев-подросток на его месте — а именно с удивленной мордой оглядел очевидно кокетничающую подругу с головы до лап, тщетно отыскивая хоть какие-то признаки ожирения на чужом теле. Да вроде бы все было в полном порядке... Даже наоборот, похудела немного. Впрочем, как и все остальные, включая самого Лайама. Прошедшие испытания сказались на каждом, спору нет, и на Суните особенно, учитывая ее лапу и другие ранения. А ведь именно Лайам, по его собственному мнению, был повинен во всех этих травмах. Если бы они с братьями тогда не убежали... Глядишь, и Суните не пришлось бы сталкиваться с гиенами на чужих землях. Так что, зеленоглазый неспроста так беспокоился за ее здоровье!

И все-таки, он не хотел спорить ни с самой львицей, ни с Марком, что так внезапно за нее "вступился". Ну... Раз вы оба так считаете... Поочередно переведя взгляд с одной морды на другую, Лайам, в конечном итоге, неуверенно повел плечами в ответ на их воодушевленные реплики. Ооокей? Как скажете оба.

Эм... хорошо... — он с легкой неуверенностью помялся на месте, переступая с одной грязной лапы на другую, отчего-то внимательно оглядываясь по сторонам... и в итоге аккуратно (чтобы не забрызгать грязью остальных) махнул кисточкой куда-то в сторону, вынуждая старших посмотреть туда же. — Тогда, ээ... давайте пойдем вон тем маршрутом? Обойдем стоянку полукругом и тогда Сун в любой момент сможет вернуться и отдохнуть. Как вам такая идея? — дождавшись согласных кивков, Лайам первым же и попер через грязь с лужами, при этом старательно выбирая места почище и поровнее. Так, чтобы Суните было проще идти, а не приходилось то и дело с чертыханиями запинаться обо что-то и мочить лапы в холодной воде.

З — забота.

На самом деле, — слегка запоздало откликнулся юнец на вопрос Марка, при этом все также сосредоточенно глядя вниз, лишь время от времени бдительно обводя взглядом залитую дождем округу или обнюхивая встречные кусты — хотя толку от этого, конечно. — В том, что Сунита ранена, виноват я и мои братья. Мы сбежали без предупреждения, хотели помочь одному маленькому дикобразу отыскать его маму... Мне очень жаль, Сун, что ты угодила в такую серьезную передрягу, разыскивая нас, — он на мгновение обернулся к львице поверх собственной взъерошенной лопатки, наградив ту коротким, полным искреннего сожаления взглядом, после чего вновь отвернулся, продолжив смачно хлюпать лапами по грязи. И отчего-то вновь резко тормознулся, по чистой случайности бросив еще один быстрый взгляд куда-то в направлении "лагеря" — как раз вовремя, чтобы углядеть двух своих младших братьев, с донельзя подозрительным видом отошедших куда-то глубоко в заросли кустарника... а сразу за ними и третьего, явно заспавшего и оттого не успевшего вовремя за ним угнаться!

Ну и куда, спрашивается, они опять намылились? Да еще втроем, не дожидаясь и даже не ставя в известность старшего!

Лайам аж беззвучно прошептал себе под нос какое-то донельзя смачное (возможно что даже матерное) ругательство, прежде, чем снова обернуться к Суните с Марком, эдак суетливо горбясь и прижимая уши к черепу. Уффф, какэтовсеневовремята....

Вы меня извините, пожалуйста, — пробормотал он, уже всем корпусом разворачиваясь назад и аккуратно перепрыгивая ближайшую лужу, в процессе едва не поскользнувшись сам по влажной размытой почве. Ай. — Но кажется ребята опять планируют сбежать... куда-то... Марк, пригляди за Сун, пожалуйста! Я постараюсь скоро вернуться! — оставив парочку недоуменно клипать глазоньками ему в спину, Лайам теперь уж совсем торопливыми скачками рванул обратно к их временному "дому", мысленно чертыхаясь и морщась от летящих в морду капель грязи. Как будто до этого он был недостаточно чумазым, ага! Теперь так и вовсе по уши вымазался в этой дурацкой серо-коричневой массе, под конец своего забега превратившись в этакого партизана при полном боевом камуфляже. Причем то ли на адреналине, то ли на каком-то внутреннем инстинкте охотника, но пролетел сквозь кусты он фактически бесшумно, не колыхнув и листочком. Ниндзя, блин.

И ведь как вовремя спохватился-то! Едва завидев разномастные (пускай и не такие яркие, как обычно) шкуры братьев вперед, то и дело мелькающие в тени густо разросшихся веток, Лайам эдак сурово насупил брови под прядями не менее густо разросшейся угольно-черной челки, готовый уже распахнуть пасть для громкого, сурового оклика... Но вот какая беда — в процессе торможения, лапы предательски заскользили по мокрой траве, безнадежно увлекая Лайама дальше; округлив глаза в легком приступе паники, львенок тщетно попытался хоть как-то остановить это неконтролируемое скольжение вперед, но добился лишь того, что шлепнулся пузом в грязь и эффектно проехался у Ракха под животом. Разумеется, сметя глухо рыкнувшего увальня с лап... а за ним и всех остальных подростков — ну а что, сами выстроились в ряд по вырастанию! Хотя, кажется, проныра-Мьяхи все-таки спасся от этого импровизированного "снаряда", вовремя обойдя незнакомого им спящего (мертвого??) самца стороной.

Да твою ж мать!

Впрочем, Лайам не стал особо сильно смущаться или досадовать — окей, в следующий раз он не станет так глупо падать мордой в грязь, урок усвоен, выводы сделаны! Главное, что ему все-таки удалось вовремя предотвратить... неважно что, да хоть первый контакт с инопланетной цивилизацией! Чтобы ни задумали его сиблинги, вплотную сунувшись к взрослому чужаку, пускай даже сладко дрыхнущему или серьезно раненному-больному, все это отдавало ощутимым привкусом отваги и слабоумия. И Лайам был твердо намерен их от этого уберечь... Пускай даже уронив всю троицу в грязь за собою следом! Уж лучше он, чем кто-нибудь другой, опасный и агрессивный!

Совсем сбрендили?? — немедленно расшипелся Лайам, первым же вскакивая с земли и грозно (ну или не очень) нависая над Ракхелимом. Не то, чтобы он нарочно выбрал его жертвой своего праведного гнева, просто именно Ракху не повезло оказаться ближе всех остальных к их возмущенному до глубин души лидеру. При этом, зеленоглазый старательно понижал голос до тихого, едва различимого шепота, чтобы не дай боже не разбудить этого подозрительного типа в кустах. — Ладно, Мьяхи, а вы-то двое каким местом думаете!... Что, если этот лев опасен? Или болен чем-то? Или, проснувшись, не разберется в ситуации и сходу вас атакует?? А ну быстро отошли от него!

+4

575

Соигрокам

Объединяю Ракха и Фило в одном посте

- Слушай, а давай его просто заберем с собой в плен? - выдал воистину "гениальную" идею Ракхелим, с подозрением разглядывая валяющееся тело льва. - Мы свяжем его лианами, а затем тихонечко притащим его к нашим, пока он в отключке. Ну а че? Пусть Маро и ма разбираются, что с ним делать, - обернувшись на младшенького, бурый задира задумчиво шмыгнул носом. - Если он мертвый, то его можно закопать где-нибудь подальше. А если жив… тем хуже для него.

В уме подросток уже смаковал над тем, как Шайена отреагирует на столь внезапного шпиона прямо у них под носом. Хотя не исключено, что суровая львица вновь пройдется по загривкам и жопам своих нерадивых отпрысков, обнаруживших в кустах очередную сиротку. Вот им везет на блудных сироток-то, а! По-хорошему, стоило бы тихо прикрыть морду чужака широким пальмовым листом и также тихо спетлять обратно на стоянку, дабы сообщить о нем взрослой части их каравана. Но у Ракхелима, этого гордого и независимого птыца среднего полета, подобная мысль рассматривалась исключительно в контексте детских куличиков, поэтому он был готов делать с незнакомцем все, что угодно, до того, как они вернутся. Конечно же братья не повторят своих прошлых ошибок и обязательно все расскажут Мэй, Шеру и остальным, просто, ну…. не сразу.

Пока сиблинги шушукались и рассуждали, как лучше им преподнести свою находку родичам, к ним плавно присоединился проснувшийся Дхани. Честно говоря, Ракха только обрадовал его приход, ведь гений ТОЧНО знает, что делать с телом и без тяжких последствий для заинтересованных сторон. - Э… Воду? - …наверное. - Не, ну в принципе мо-ожно, - красношкурый юнец почесал репу, натужно скрипя своими шестеренками. - Освежить, допросить… и взять в плен, че б нет. Неплохая идея, ага.

Чем дольше Ракхелим размышлял над предложенным Дхани планом, тем больше он (план, разумеется) ему нравился. Резкий фонтан прямо в рожу наверняка вызовет у неопознанного бродяги дезориентирование и временную слепоту от брызг. В это время трое братьев запросто скрутят ему лапы, и затем…

А что будет “затем” - так и осталось лишь в пределе догадок, ибо уже в следующий миг кусты вновь громко затрещали и к сиблингам стремительно ворвался последний участник марлезонского балета… точнее, въехал на своем бронированном гелике пузе, буквально сметя с ног не успевшего даже охренеть Ракха. Шлепнувшись мордой в грязную липкую жижу, красношкурый подросток медленно… очень медленно поднялся обратно на лапы, свирепо вращая желтыми зенками и с неподъемным усилием сдерживая выхлопы своей горящей задницы. Если бы он умел воспламенять взглядом, от Лайама уже давным-давно остался бы один обугленный тост.

- Да пошел ты! - зло рыкнул Ракхелим, довольно грубо пихнув лапой в грудак старшего. - Мы и так собирались рассказать об этом чуваке всем остальным, пока ты не приперся и не начал тут бычить! “А-а-паааа-ааасен!” - иронично закатив глаза в небо, передразнил юнец, повернувшись к остальным братьям. - Да видал я все эти опасности в жирной носорожьей ж….!

За начинающейся ссорой и собственными разглагольствованиями Ракхелим совершенно не обратил внимания, что незнакомец, который, как предполагается, весь из себя заразный-агрессивный-питающийся-подростками, раздраженно приоткрыл свои тяжелые веки…

Начало игры.

В воздухе пахнет бедой
Целых две тысячи лет,
Жизнь так жестока
На этой проклятой земле…
Ветер в твоей гриве
Тот же, что вечность назад,
Время застыло,
Луна и солнце встали в ряд…
Улететь бы птицей, прочь от проклятой земли,
С небом чистым слиться — вот о чем мечтаешь ты…

Если бы Фило верил в существование Айхею, он обязательно спел бы для божества свою самую лучшую песню. Попасть в эпицентр какого-то немыслимого ада, даже толком не протрезвев, и при этом суметь довольно быстро выбраться, ни на миг не заблудившись среди общей паники и пожара… это ж надо было уродиться таким везучим сукиным сыном! Мертвые позавидуют! Не то, чтобы у рыжего была волшебная интуиция, нашептанная духом свободного ветра - мелковат еще, жизненный путь только вчера, считай, начался. Все, что помнил Фил, кроме своих писклявых молитвенных мантр себе же под нос, так это пятнистые ноги-ходули незнакомого жирафа, за которыми он и волочился, пытаясь спастись. Ему сказочно фартануло, ибо жираф, сделавшийся невольным проводником полупьяного льва, быстро сориентировался в хаосе, в отличие от прочих зверей, после чего без особых проблем вывел на свежий воздух и себя и всех, кто рискнул довериться его уверенному бегу.

Выдавив куда-то в пятнистый хвост свое охрипшее "спасибо!", Фил с оставшимися силами потащился к дальним кустарникам, пытаясь попутно отдышаться. От едкого смога и не до конца выветрившегося хмеля у него дико болел и кружился мозг, поэтому думалось самцу из лап вон плохо. Вот категорически не думалось. Ни о своих дальнейших действиях, ни о том, как теперь догонять общину и где вообще застрял его закадычный (?) дружок Терн, с которым-то и начались все эти дикие свистопляски с забродившим виноградом. Кажется, Фил вообще потерялся в пространстве и времени, толком даже не осознавая, где он, когда и сколько лун уже утекло после извержения. Нервное потрясение слишком сильно ударило по юному бродяге словно бы разом выключив тому способность размышлять о собственном выживании. Бесцельно слоняясь по не тронутым огнем территориям, рыжий то и дело прикусывал подкисшие плоды, которые попадались на его пути - просто потому, что за ними не приходилось охотиться. Иногда случалась и падаль, однако здесь Филу везло куда меньше, ибо вокруг него вечно струилась конкуренция в виде оголодавших шакалов. Да и состояние нестояния, из которого самец уже практически не вылезал, тоже не способствовало успешной добыче еды. Впрочем, рыжему было плевать."Любую проблему надо сначала переспать,"- философски отметил про себя юный попойца, прежде чем устало развалиться посреди густых зарослей. Некоторое время он ерзал и терся спиной о прохладную влажную землю, пытаясь хоть немного соскрести с себя налипшие на шкуру пепел и сажу, однако вскоре Фил уже храпел в обе брыли. Ему снился даже не сон, скорее рваные, искаженные до неузнаваемости ошметки прошлого, которое буквально вцепилось в подсознание рыжего, вынудив того снова пережить весь ужас, приумноженный в несколько раз. Бродяга нервно вздрагивал, морщил нос и шевелил запястьями, то и дело называя имя своего потерянного приятеля, чтобы предостеречь его от ложного маршрута… Только вот проснуться Фило никак не мог, но зато постепенно проваливался в липкую пелену беспамятства. Там жуткие кадры катастрофы становились все тусклее и расплывчатей, пока не пропали окончательно, уступив место лишь черной пустоте. Вымотавшись и обессилев окончательно, бедолага прекратил свои тревожные ворочания и шептания - он, кажется, даже дышать перестал, словно бы душа решила покинуть его бренное тело, по лучшим заветам родной общины. От грязной тушки Фила довольно мерзко несло копотью и перегаром, что действительно могло навести на мысль о разлагающемся трупе. Хорошо, хоть дождь слегка смыл угольный налет с золотистой шкуры…

И неизвестно, сколько бы еще времени Фил проспал под своими кустами, только вот в мозгу вдруг начали возникать какие-то всполохи. Сначала неоформленные и абстрактные, которые, впрочем, принялись тихонько ратормашивать подсознание рыжего бродяги, возвращая того в земную реальность. Едва заметно шевельнулось ухо, уловившее некий приглушенный бубнеж откуда-то сверху.  “Мам, можно еще поспать? Ну все так ле-е-е-ень…” - Фил хотел, было отмахнуться от назойливых пришельцев и перевернуться на другой бок, дабы продолжить свой беспокойный сон, однако ему тупо не дали этого сделать. Мало того, что тихое бормотание вдруг превратилось в словесную дуэль между некими особями, так еще и в нос внезапно прилетело чьей-то колючей кисточкой хвоста. - Ну э! - уже не сдержался молодой странник, медленно расклеивая свои тяжеленные веки и переворачиваясь на локти. - Можно не по лицу хотя бы, мой друг Огузок? - нет, ну а как иначе называть ту красную задницу, которая маячит прямо перед мордой, щедро шлепая по ней своим противным хвостом? Смачно зевнув во всю пасть, Фило обвел туповатым взглядом собравшихся, кое-как осознав, кто вообще стоит перед ним. - Пацанчики… Заблудились что ли? Я тоже заплутал здесь немножко, - он лениво перевернулся на спину и вновь поелозил хребтом о влажную траву, всей шкурой чувствуя приятный холодок. - Кстати… не подскажете, какой сейчас месяц луны? Сдается мне, я немного проспал… а если вы мне еще и дорогу к ближайшему винограднику укажете, жить станет совсем замечательно. Хотите, вместе поищем?

Отредактировано Devas (17 Авг 2022 15:28:28)

+5

576

Ну вот... все как-то незаметно и разбежались, оставив Сехмет в гордом, полном одиночестве лениво жевать злополучную ньялу.

Ну хоть Хофу объявился, соизволил, наконец, слегка поубавив беспокойство самки. Она аж так расслабленно растеклась на своем месте, задумчиво подгребя к себе одной лапой заранее оторванный кровавый шмат мяса, и некоторое время молчаливо жевала этот кусманище, конкретно так замызгав светлый подбородок и пушистую манишку. Слова брата про Мороха не могли не радовать -не то что бы грубый и грозный Мор был всеобщим любимчиком, но они вполне искренне беспокоились за его судьбу. Он был братом - ее братом. И в свое время не раз выручал свою несмышленную мелкую сестренку, за что она, уже будучи достаточно взрослой... зрелой львицей, была ему безмерно благодарна. Фиг бы выжила без помощи Мора, чего уж тут лукавить, хватало злоключений. Сехмет вполне искренне любила брата, не смотря на его непростой характер. И радостно знать, что он, после изгнания, не пропал, не загнулся, а вполне в своем упертом характере смог выжить и даже сколотить собственное семейство с львятами. Забавно... что скажет мама, когда узнает, что она стала бабушкой? Бурошкурой вот было вполне себе комфортно от осознания, что она скоро станет теткой. А может и уже стала. Жаль племянников не посмотреть, глянуть хоть, в кого пошли!

Хех...

С широкой, расслабленной ухмылкой вновь вцепившись зубами в аппетитно пахнущий ньялой (ах этот запах травы и смеси крови и бодрящего утречка, словами и не описать даже!) кусок,  неторопливо поглощая угощение, самка краем глаза уловила момент, когда Шеру и Мэй отошли куда-то по своим делам. И задумчиво облизнула темную мочку носа, возведя взгляд куда-то к сумрачным небесам.

Однако конечно вокруг все как по весне неожиданно. То есть... Хофу, кажется, притерся к Клио и явно просто ак от нее не отвяжется, и даже если бы братишка начал отнекиваться (а он не будет!) то там все довольно ясно и прозрачно. Шеру и Мэй? Подавно... он ради этой львицы родню оставил и в самое пекло рванул, о чем вообще речь! Тут только ждать, когда братец аналогично их старшому "осчастливит" родню кучкой племяшей-внучат от пылкого союза с Мэй - ну а что, хорошая ведь львица, отличный друг!  Вперед с песнями. Даже мама нашла себе какого-то импозантного лекаря (ну как какого-то? свалившегося на бывшей прайд Нари по чистой случайности) и теперь дремала с ним где-то в обнимку.

Только они с Юви и куковали в окружении подростков, растеряв всех кавалеров. Хех... Не то чтобы это так уж сильно напрягало львицу, из их прай... из того что осталось, многие остались одиночками, просто отметила про себя... а затем вдруг напряженно приподняла лохматые уши, перевалившись с бока на живот. Точно. Подростки. Следовало бы не забывать, что ее младшие сиблинги могли учинить в любой момент какую-нибудь лютую фигню! Особенно Мьяхи, за дуростью которого неминуемо подтянутся все остальные. Нет. Правда. Где эти засранцы? По идее вся эта шумная ребятня, кроме Лайама отправленного в патруль за компанию должна была спать. Стоит, пожалуй, проведать. Все реально разбрелись, а эту четверку, как показала практика, лучше наедине не оставлять... слишком надолго.

Решительно поднявшись с земли, коротко отряхнувшись, Сехмет целенаправленно, глухо пошмыгивая, потрусила на запах "младшеньких". Впрочем скоро можно было и на слух ориентироваться, исходя по невнятным взрыкиваниям опять чего-то не поделивших Лайама и Ракхелима. Грудью раздвинув кустарники и пышную поросль луговых трав, охотница с недовольной, хмурой миной вытянула шею вперед - это вы чего тут, мелочь мохнатая, устроили? И резко замерла, вновь точно гиена на изготове развернув оба косматых уха вперед... и медленно так подняв верхнюю губу, обнажив острый частокол слегка розоватых после ленивого пиршества зубов. Чужак! К запаху родни примешивался еще и совершенно незнакомый ей запах взрослого самца. Еще и голос этот... хрипловатый, протяжный как спросонья.

В один великолепный, поистине грациозный прыжок преодолев расстояние до обалдевших с проснувшегося Фило братишек, Сех с размаху впечатала когтистые лапы в влажную землю по обе стороны от бродяги, нехило так украсив его и без того мятую морду еще и росписью из пятен грязи. И гулко, гортанно зарычала, вжимая подбородок в пушистую грудь и осатанело глядя на бедолагу сверху вниз.

Дратути.

Потеснив львят поджарой задницей, наградив их крайне сумрачным взглядом через напряженно приподнятое плечо, Сехмет вновь вернула все свое внимание на льва. Ух а пахло то от него перебродившими фруктами, аж голова разболелась!

- Ты че здесь забыл?

+5

577

- Э?...

Темношкурому только и оставалось что удивленно похлопать глазами на ответ неожиданно с охотой подхватившей его предложение самки. Она звала его с собой? На охоту... Зачем?

Уж простите его тормознутость, симпатичные барышни как-то не особо уделяли внимание - не потому что МЫ некрасивые, а просто как-то не складывалось! Бродяге сложно встретить самку, с которой хотелось бы провести остаток лет своей жизни. Другие как-то встречали, но... чаще всего львицы уже были кем-то заняты, а Ро не то чтобы горел желанием становится королем и отвоевывать себе чей-то прайд. И сейчас после смерти Нарико и его королевской семьи... с учетом что прайд раскололся и большая часть оказалась под начальством красношкурой и ее приятеля-травника, каким-то немыслимым образом да... технически он был, не говорить слишком громко, но наверное предводителем всего этого пестрого "стада", деля пополам обязанности с уставшей Шай. Еще раз - к этому он не стремился. И от того было как-то тяжелее адаптироваться к происходящему, и порой додумывать, что от тебя хотят. Тем более, что хотят от тебя, кхм, самки.

Женщины!

С изумленной рожей застыв на одном месте, травник озадаченно и порывисто развернул взлохмаченную спросонья морду, повернувшись едва ли не как Судья на полный оборот,  эдак инстинктивно потянувшись мордахой вслед игриво коснувшегося его подбородка изящного, тонкого хвоста львицы. И честное слово - у него от этого простого, но такого... откровенно зазывного жеста и самого мурашки под шкурой пробежались. Он не особо понял, что это сейчас было.... но ему определенно нравилось такое начало.

И хотя он все еще сомневался, что стоит вот так покидать место временной стоянки, оставив без присмотра всех их "подопечных", особенно молодняк, но слова Шай звучали так убедительно, что, пожалуй, Маро готов был сдаться без особых возражений. Почему бы и нет? Они же не надолго! Что такого здесь может произойти, если они отлучатся на час-другой? Молчаливо сидящий на верхних ветках Судья с большой иронией прикрыл свои здоровые, извечно выпученные глаза, глядя на этот... брачный, простите, финт с соблазнительными "румяными" бедрами, покосившись на своего чуть ли не слюни по-мальчишески роняющего воспитанника внизу. Ну че встал-то? - Иди давай, развейся здоровяк... - проскрипел старик, в два тяжелых взмаха спустившись на землю рядом с самцом и демонстративно нахохлившись. - Я тут за порядком присмотрю.  Иди. Дама скучает, - эдак покровительственно (и шутливо, ох эта молодежь!) фыркнул филин, поворачиваясь к отупело покосившемуся на него льву.

- Х... хорошо. Мы недолго, - слегка неуверенным тоном отозвался темношкурый и весьма торопливым (и даже внезапно нетерпеливым!) шагом, бойкой трусцой поспешил догнать львицу на границе их небольшого пристанища. На ходу добродушно, словно ластясь, боднув ее лбом костлявый, поджарый бок, невольно обдав алую шкуру своим жарким, тяжелым дыханием. - Ты далеко то от меня не убегай только, а то мы еще мест здесь совсем не разведали.

———) за Шайеной

Отредактировано Маро (13 Сен 2022 22:18:37)

+3

578

Мэй немного... скажем так, не ожидала от возлюбленного проявления ТАКОЙ прыти!

А ведь он даже ничего не сказал ей сейчас в ответ. Ну типа... "я тоже тебя люблю", или там "о звезда очей моих, сплю и вижу как быть рядом с тобой на веки-вечные"! Не сказать чтобы она ожидала таких пафосных слов, так то, Шеру и так уже довольно прилично ей всякого наболтал... но это было больше в шутку, наверное, а ей хотелось просто поговорить, высказаться и получить в ответ четкое... ну... утверждение их начинающихся (они же наступили, да?) отношений. Но это Шеру. Она привыкла. Она привыкла и любила его и за это тоже, что в определенный момент темношкурый самец умел отринуть вообще все и целенаправленно двигать к поставленной перед ним цели весьма сурово и ну.. брутально. Забавно как в нем сочетались эти черты дурачка ребяшливого и такой вот железобетонный пафос! Вспомнить только, как он знатно навалял засранцу-Тоду, аж гордость берет!

Так что Мэй, еще немножко пообалдевав над настойчивыми ласками без единого слова, покуда шеру деловито разлизывал ее буровато-рыжую шерсть, а затем благосклонно и крайне лениво расслабилась, с ответным урчанием томно запрокинув голову, с охотой подставляя пушистую шею, грудь, подбородок и живот под эти лихорадочные, слюнявые поцелуи. Ей дико нравилось, когда самец уделял ей внимание, не отвлекаясь на других членов семьи, что выдавалось на самом деле крайне редко. Именно в такие моменты она и могла ощутить всю свою важность для него. Чувственность, отзывчивость. И сейчас он был особенно внимательным и отзывчивым, а все эти довольно... откровенные покусывания вставшего дыбом мохнатого загривка Мэй так и вовсе заставляли влюбленную по уши львицу тонуть в необъяснимой неге!

Она и сама, урвав мгновение-другое с оттяжкой провела языком по лбу активно "зацеловывавшего" ее льва, желая тоже как-то одарить его элементарной лаской.

Ух жарко-то как в этом маленьком закутке стало! И не развернуться нормально. Но Мэй покорно, хоть и слегка неуклюже, перевернулась на брюхо, смешно примяв задними лапами жухлую подстилку. И с доверчивой, умилительно жмурящейся мордахой обтерлась макушкой о жесткий, косматый грудак оказавшегося аккурат над ней Шеру. Ну смотри, дружок. Уж не обижай ее, лады?

Она понятия не имела, как все ЭТО делается, но очень полагалась на Шеру и собственные инстинкты. Ну как... про спаривание она услышала пару слов от Нимерии в юности (сексуальное воспитание извините), ну а еще от хвастливых сотоварок из прайда, некоторые из которых крутили романы на стороне с горячими красавчиками-бродягами. Иногда во всех неприличных, кхм, подробностях. И грешно сказать, но Мэй, при всей своей скромности, пару раз представляла этот интимный момент с Шеру. Ну а что вы хотели? Она была давно влюбленной пылкой львицей, молодой, с шальными гормонами!

- Осторожнее там... с клыками, - слегка нервозно, пытаясь скрыть шутливым тоном собственную легкую тревогу, профыркала бестия, поудобнее укладывая пушистую грудь на передние лапы и приподнимая мохнатую пятую точку, неторопливо отворачивая в сторону подергивающий лохматой кисточкой хвост, открывая нетерпеливому любовнику все самые интересные женские прелести. - Не откуси от меня кусок шкуры, мачо, а то будет у тебя половина самки, - проурчала конопатая, игриво прищурившись и покосившись себе за плечо.

Отредактировано May (14 Сен 2022 21:49:57)

+3

579

Он  его заметили. Кадехо остановился, прянул ушами и уставился на небольшую, мрачно-настороженную самку со "ржавой" шкурой, очевидно, выполнявшую роль главной. Рядом с ней молчаливо застыла другая львица, черная, покрупнее и чуть-чуть поопаснее. Но только чуть-чуть. Две самки против него, тренированного бойца, которого учили драться и выживать с тех пор, как он открыл глаза? Взгляд Кадехо был был спокоен, даже бесстрастен, он не спешил с ответом и  оценивал свои шансы и прикидывал, как лучше поступить. Склонил набок косматую голову и всем своим видом выражал твердокаменную невозмутимость и уверенность, ничем не выражая иных эмоций и почти не двигаясь, лишь нарочито лениво приподняв брови. Будто оценивая незнакомок.  Так прошло несколько томительных секунд.

"Да что это я!" - вдруг мысленно фыркнул Кадехо. Он совершенно не боится этих львиц и, кажется, серьезной угрозы они не представляют (вроде бы), они, очевидно, сами толком не знают, как лучше поступить - отогнать его или представиться - так чего же он ведет себя так, словно хочет их припугнуть? Зачем? Это просто две львицы, которые столкнулись на охоте с чужаком. Не скалятся, не рычат, не царапаются. Нет причины темнить. Он словно на мгновение снова стал членом братства, у которого в привычку вошло при встрече с чужаками показывать то, что ты опасен и с тобой лучше не связываться. Кад, впрочем, был на порядок дружелюбнее остальных членов своего братства - он, по крайней мере, задавал  вопросы перед тем, как нападать. Лед в его взгляде треснул, и Кадехо, встряхнув гривой, стал выглядеть чуть-чуть дружелюбнее.

- Меня зовут Кадехо, - представился он, усаживаясь на траву и легонько улыбаясь. Показывая, что он не враждебен и не собирается никому причинять вреда. - И нет, я не местных.  И, полагаю, вы тоже.

Этой фразой он давал понять, что, вообще-то, у этих львиц не было никакого права выгонять его отсюда. Это явно не их территории. Скорее всего, они сами недавно пришли на эти земли, может, в составе небольшого семейства, земли еще не обозначили. По крайне мере, обвинить его в нарушении границ невозможно. Сейчас, во всяком случае. Степи благодатные, он бы на месте этого предполагаемого прайда тут задержался.

- Я не учуял никаких меток,  - продолжил Кадехо. Вот тут он слегка лукавил - он не то чтобы не учуял меток, просто вообще не обращал внимание на то, что происходило вокруг, пока гнался за этой проклятой ньялой. Но, если они и вправду не успели обозначить территорию, то никогда об этом не узнают, верно?

- Гнался за своей ньялой, чтобы загнать ее к товарищам, но слегка увлекся, - маленький намек на то, что он не один. Внезапно Кадехо услышал тяжелый топот копыт. Он оглянулся и увидел, как к ним, прямо вот к ним не разбирая дороги мчится ньяла. В зеленых глазах Када мелькнуло изумление  - он успел заметить, что за животным никто не гонится, так какого же черта... да ньяла в самом деле не собирается останавливаться!

- В сторону, - отрывисто бросил он львицам, когда понял, что копытное в самом деле тараном мчится на них, и с неожиданным проворством скользнул вправо, чтобы убраться с его пути. Он почувствовал, что животное слегка его задело, но это пустяки. Ньяла споткнулся и грохнулся на землю, а когда поднял лихорадочно горящий взгляд, то столкнулся со взором Кадехо, в котором сверкнуло зеленое, холодное пламя. Лев не тратил ни одной секунды, не зарычал, не замахнулся лапой - просто развернулся и змеей бросился к шее ньялы, намереваясь сомкнуть клыки на ее горле.

офф

юзаю талисман удачи

Отредактировано Кадехо (25 Окт 2022 15:32:16)

+1

580

Юви буравила взглядом чужака, и шерсть ее медленно начинала становиться дыбом. Незнакомец молчал и оценивающе разглядывал самок. Словно куски мяса, словно свой обед. Рыжая ненавидела таких самцов. Самоуверенных, всем своим видом выражающих презрение всем вокруг. Типа они такие матёрые, такие крутые, тьфу... Губы львицы дрогнули, готовые вот-вот подняться и обнажить клыки, как вдруг выражение морды льва изменилось. Маска самоуверенного мудака сползла, обнажив вполне адекватную морду. Незнакомец заговорил, и Юви тут же слегка расслабилась, и шерсть на загривке перестала топорщиться. Тоже не местный, значит. И не один здесь. Ну что ж, пастбища здесь богатые, еды на первых порах должно хватить всем. Ну а чуть позже, когда их семейство чуть отдохнёт, будет ясно, идут ли они дальше или остаются тут и заявляют права на данную территорию. И тогда уже чужаки не поохотятся так легко на этих землях. Ну с пока что они с этим львом в равном положении. Сил у львицы не оставалось уже ни на какие ссоры, ни на какие конфликты или разборки, и она вполне мирно, хотя и несколько натянуто улыбнулась чужаку.

Я Юви. Мое семейство пришло сюда после извержения, так что ты прав, мы тоже не местные. Что ж, удач... — Юви собралась уже было вежливо попрощаться с Кадехо и забыть о нем навсегда, как вдруг топот копыт прервал ее на полуслове. С изумлением львица проводила взглядом пролетевшего мимо неё самца ньялы, попытавшегося насадить на рога ее собеседника. Тот, впрочем, оказался далеко не лохом. Ещё и предупредить об опасности попытался, надо же, джентельмен. Он резво и весьма ловко увернулся, и потерявшее равновесие копытное прочертило своей тушей неаккуратный след в земле. Луп луп. Юви заторможенно моргала, отчаянно тупя. Тем временем Кадехо времени не терял - он уже бросился на добычу, намереваясь быстро разделаться с обедом, столь любезно пожаловавшим к столу.

Тут в голове у львицы что то щёлкнуло и она мысленно выматерилась. На себя. Дура, тормоз, идиотка, мясо же сейчас из-под носа уплывет! Если этот тип прикончит ньялу в одну рожу, то все, прощай сытный обед, одной ранее пойманной козлины на такую орду голодная львов не хватит. А сейчас можно быстренько завалить этого рогатого дурака и претендовать хотя бы на честь туши. Нет, Юви по природе своей не была жадной. Но ситуация, в которой оказалось ее семейство, обязывала прекратить щёлкать клювом и приняться, наконец за дело. Не теряя больше времени, львица рванула вперёд, широко разинула пасть, после чего совсем по-крокодильи захлопнула ее на морде старого козла. Ну может и не старого. И не совсем козла.

ГМу

Юви атакует ньялу, целит в морду. Задумка - схватить, ломая кости, и задушить (ну или утопить жертву в собственной крови). Применяю мощные челюсти и талисман охоты.

+3

581

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"95","avatar":"/user/avatars/u95","name":"Woodland"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/u95 Woodland

Талисман охоты успешно применён! С него списан один заряд. Оставшееся число зарядов — 14.

Кадехо клацает челюстями, впивается в вертлявую ньялу и оставляет на её шее пару лёгких царапин (антибонус “-1”)

Талисман охоты успешно применён! С него списан один заряд. Оставшееся число зарядов — 13.

Опасная женщина опасно проводит курсы по повышению квалификации для охотников саванны. Вертлявый Корсэ вырывается из клыков Кадехо, чтобы тут же влететь мордой в чёртов капкан: нос, челюсти — всё, до чего дотянулась пасть Юви, оказалось расколото на части, кровь захлестала, а небо потухло.

Ньяла зарабатывает перелом челюстей и носа (антибонус “-2”) и стремительно теряет силы.

Кинется, кинется, ещё бы нет. Эти кошки вечно так жутко замирают перед прыжком — кажется, ты уже и не убежишь, не спрячешься. Нянька не смогла, сестра тоже… Но ведь он уже давно не ребёнок.

Корсэ заскользил копытами по земле, шарахаясь от хищника, оттолкнул тело прочь и махнул рогатой головой. Неудобное положение, деревянные движения и, что самое главное, треклятая дрожь во всём теле — как же всё это мешало думать. А думалось обо всём и сразу: встать, заколоть, сбежать, закричать, унести тело убитого. Сжав зубы от нестерпимой ярости на самого себя, ньяла вскочил на колени, и тут же чуть было не рухнул обратно: гривастый схватил его шею. Дёрнулись оба, оба разлетелись по разные концы, один с кровавым горлом, второй — с кусками шкуры. Ужас слипся с эйфорией от возможности дышать.

Корсэ опёрся на колено с диким кашлем и бросился вставать. Взглянул на льва, глянул за спин…

***
Успокоение накрыло сердце, остудило ломоту в костях. Искристый стук умолк, упрятался куда-то, и в ушах застыла блаженная тишина. Он забыл, как приятно было остановится, замереть. Мир умер.

Стало нечем дышать. Дыш… ВДОХНУТЬ.

***

Корсэ распахнул глаза, и в них заблестел ряд жёлтых зубов. Расфокус резал. Не пошевелиться. Зубы сжались, краснели дёсна, и он вдруг понял, что слышит треск. Трещало омерзительно громко. Трещало изнутри. Нет. Нет. Ему кажется. КАЖЕТСЯ.

Сомкнул веки, взвыл от боли, и горящая кровь вспенилась, обожгла раны. Сколько их было?

Самец напряг шею, не чувствуя мышц, и дёрнулся, дёрнулся. Ещё раз. Сильнее. Копыта — в землю, круп — верх. Морда на поддавалась. Никак. Он лягнул воздух и замотал головой. Мотал, как бешенный, свистел рогами, бился, надеясь задеть хоть кого-то. Их было двое. КУДА ДЕЛСЯ ВТОРОЙ?!

Опасен тот, кто наносит удары на последнем издыхании. Корсэ с таким отчаянием замотал перегрызанной головой, что не просто задел стоявшего сзади Кадехо, а вырвался и натурально вспорол тому шкуру у груди. Не помогли ни размеры, ни густая грива, и лев принялся истекать кровью. Сильное кровотечение (антибонус “-2”) подкосило его. Самцу осталось 10 постов до обморока.

Состояние персонажей

Скрытность

Готово

Удар в спину

Готово

Острые клыки и когти

Готово

Стремительный рывок

Готово

Сильное наружное кровотечение

10 постов до обморока

Корсэ

Лёгкая царапина у горла (антибонус “-1”)

5 постов до выздоровления (с момента завершения охоты/боя)

Перелом морды у носа и челюсти (антибонус “-2”)

30 постов до выздоровления

Удушье (антибонус “-3”)

3 поста до обморока

Отредактировано Мастер Игры (10 Ноя 2022 20:58:33)

+3

582

Собственное имя на удивление приятно прозвучало с чужих губ. Сунита ничего не ответила новому знакомому, только лишь молчаливо кивнула, одарив того вежливой улыбкой. Мол, верно услышали, мсье-красивые-глаза, и впрямь меня так называть извольте. Марк, несмотря на статус «большого и страшного» одиночки, показался львице на удивление обходительным; не вёл себя с ней панибратски, не грубил, и меж тем умудрялся лишний раз не напоминать ей, что в таком состоянии она мало на что пригодна. Краем глаза она всё же заметила, как самец окидывает её ранение быстрым взглядом, но не подала виду. Разве что постаралась выпрямить плечи, словно самой себе доказывая, что с ней всё в порядке и она может помочь хоть чем-нибудь. Например ну... ладно, с враждебно настроенными чужаками вряд ли справится. Найти метки, как они и планировали изначально, она бы точно сумела (не зря столько охоте училась!), вот только с нынешней погодой это было куда более затруднительно. Но попытаться определённо стоило. А может ей просто хочется занять себя хоть чем-нибудь, только бы не лежать в одиноком одиночестве под одинокое стрекотание одиноких сверчков.

Отличный план, — одобрительно кивнула самка подростку, — веди, лидер.

Запах сырости, запах грязи, запах мокрой травы, дождя... о, след! Ах, простите, это Лайама. Как бы ни старалась, Сун различала разве что слабые запахи собственного семейства, возле которого компания и кружилась. Возможно, им несказанно повезло и эти злачные места и впрямь ещё никто не облюбовал. Сун, по крайней мере, искренне на это надеялась.

На вопрос новенького львица кинула лишь краткое «угу», предоставляя Лайаму возможность в красках описать пережитое прайдом злоключение. Однако подросток неожиданно заговорил не о пожаре, а о Суните и её ранении, так ещё и принёс ей свои извинения. И глядя в эти искренние печальные глаза, она даже не сразу нашлась, что на это ответить. С одной стороны, львёнок прав: если бы братья не отправились самостоятельно спасать первого встречного, переполошив весь прайд своим исчезновением, она бы сейчас, вероятно, занималась своим любимым делом на благо семейства — охотилась. Охота всегда занимала особое место в её жизни, и сама мысль о том, что она больше никогда не сможет заниматься тем, чему училась всю жизнь, вгоняла в тоску. Но несмотря на это почему-то не было даже мысли винить в произошедшем подростков, несмотря на свою драматичную натуру. Так, потрепать по чёлке, поворчать немного, и двигаться дальше. Честно говоря, глупо было ожидать от этой четвёрки другого. Они ведь всегда были такими — неугомонными, любопытными, громкими и всегда готовыми влезть в какое-то приключение. Помогали бедному жучку переползти на травиночку послаще, гордо называя это «спасательной операцией», хотя ещё вчера ловили таких же целыми кучами, хвастаясь перед своими няньками уловом. Дети, что с них взять. Да и наверняка Сехмет с Шайеной уже потрудились над тем, чтобы хорошенько пропесочить несчастных спасателей, так что в очередной взбучке они вряд ли нуждались.

Перестань зацикливаться на том, то сделал, и сосредоточься лучше на том, что будешь делать дальше, — на удивление спокойно ответила Сун, — например, предупреждать старших, что собираетесь спасать мир. Ладно?

Она снова слегка улыбнулась ему, чтобы не выглядеть той самой «госпожой бу-бу-бу», которая трясется над каждым шагом младших. Вот только улыбка её осталась незамеченной; Лайам, заприметив своих братьев, аж вытянулся весь и, спешно извинившись перед своими сопроводителями, кинулся их догонять.

Не отходите далеко от лагеря! — только и успела крикнуть ему в спину Сун, рассудив, что догонять его бесполезно. Пока она доковыляет, эта четвёрка успеет ещё раз десять сбегать туда-обратно. — И откуда в них столько прыти?... — под нос пробубнила самка, глядя на стремительно удаляющуюся чёрную кисточку хвоста. И только сейчас до неё дошло, что она, вообще-то, не одна. С чужаком. В смысле знакомым. В смысле... Ну с этим. Марк который.

Ну... пора, возвращаться, наверное? Вроде бы ничего предосудительного... кхм, подозрительного не сделали. Не заметили. Да. — она замялась, ощущая себя рядом с мало знакомым львом до жути неловко. С чужаками на границе она предпочитала не общаться вовсе, а тут и не развернёшься к нему пятой точкой, ещё более стыдно потом будет. Если она правильно поняла, то если этот новичок будет вести себя, как следует, он станет полноценной частью прайда. Как тот же Игнус, например. Где он вообще? — Пойдем.

Не дожидаясь ответа, самка заковыляла к остальным, стараясь идти бодро и при этом пытаясь умудриться не навернуться.

+2

583

"Вот прекрасно", - по-философски подумал он, получив тяжелый удар в грудь, от которого затрещали кости.

Кад отшатнулся в сторону, стараясь по мере возможностей оказаться как можно дальше от взбесившейся ньялы. Грива пропитывалась кровью, воздух аж густел от ее бившего в ноздри запаха. Сначала все шло неплохо, мастерство не пропьешь - Кадехо увернулся от копыт травоядного и даже задел его зубами, но не учел, как раздухарилась ньяла. Не ожидал такой силы, ох не ожидал, а следовало бы - не просто же так эта тварь неслась на двух здоровенных хищников! А может, еще дело в том, что за последние недели Кадехо слегка подрастерял прыть и отвык от сражений. Да и мозг еще не вполне оправился после ударной дозы перебродивших фруктов - Кадехо был готов покляться, что, несмотря на то, что он напился чистой воды и нажевался травы, все еще чувствует на кончике языка характерный привкус. Словом, наверное, немало фактов сыграло в пользу того, чтобы опытный боец, которого с детства учили сражаться, смог проворонить удар от ньялы. Добычи! Право же, есть над чем посмеяться. Впрочем, все не так печально. В конце концов, сколько несчастных случаев происходит на охоте даже с лучшими из нас?

Все это с поистине филофовским спокойствием Кад успел передумать за то время, что, стараясь кое-как заткнуть рану лапой и остановить кровотечения, отползал в сторону. Суровая жизнь приучила относиться к подобного рода вещам с ледяным спокойствием. Не паниковать, а просто продумывать все, что сделаешь в последующую секунду. Сохранять голову. Действовать так, чтобы не сделать самому себе хуже понапрасну. От боли он слегка оскалился, показав желтоватые клыки и, согнувшись, часто и тяжело задышал. Раз, два. Раз, два. Нехорошо. Рана глубокая, вон как гриву пропитала. Кадехо заставил себя посмотреть в сторону высокой самки, чтобы проверить, как у нее идут дела. А вот ей явно везет больше. Он бы в жизни не смог совершить свой маневр, если бы она не отвлекала ньялу - намеренно или нет, тут уж неважно. Логичнее всего ему сейчас держаться в стороне от боя и не лезть под копыта. Резона бросаться на рога нет, его слишком уж сильно пырнули. Надо же правильно оценивать свои силы, верно?

Так логичнее.

Кадехо мысленно вздохнул и прикинул свои шансы. Ступил вперед, все еще держа одну лапу у груди и зажимая рану так сильно, как только мог. Взгляд насыщенно-зеленых глаз оставался на удивление цепким и чистым. Ладно. Еще разок. В тот момент, когда ему показалось, что ньяла оказалась на расстоянии небольшого броска, который он в своем весьма и весьма невыгодном положении сможет совершить, Кадехо скользнул вперед и попытался на этот раз целиться в бедро травоядного. Прокусить его и уж крепко обездвижить.

использую

использую талисман удачи, в случае чего держу наготове небесного покровителя

Отредактировано Кадехо (8 Ноя 2022 02:25:37)

+3

584

Челюсти сомкнулись, круша череп несчастной козлины. Нос и челюсть жертвы превратились в фарш, а в глазах заплескалось такое безумие, что Юви невольно поёжилась. Так, отставить, не в середине боя с копытным же! А то, что это именно бой, а не охота, было уже очевидно. Самец ньялы первый напал, да и видно было, что отбиваться он будет до конца и попытается захватить с собой на тот свет кого-то из хищников. В идеале - обоих.

Юви питбулем висела у травоядного на морде, что по крайней мере уберегало ее от острых рогов. Но эти самые рога нашли себе другую цель. Обезумевшее от боли и ужаса копытное металось и брыкалось, словно одержимое бесами, и в какой-то момент острые рога уперлись прямо в грудь Кадехо. Юви видеть этого не могла, но все было понятно и так. Сначала голова козлины будто резко затормозила, потом, преодолев сопротивление, задергалась снова в прежнем темпе. Запахло кровью, львиной кровью, и сильно. Ну а отползающего льва было уж совсем сложно не заметить - самец наконец убрался от добычи, попав в поле зрения рыжей львицы. Лапа его зажимала грудь. Рана была бы совсем не заметна на тёмной шкуре, но кровавая дорожка выдавала произошедшее с головой.

Юви внезапно разозлилась. Как так, ведь с ее охотничьей группой такого не происходит? И да, это не охота, и группы нет, но все равно, как какая-то козлина посмела ранить члена ее отряда? И пусть отряд случайно сложился сам собой и напарниками они стали случайно и явно поневоле, но стали же. Ну вроде как. И рана, похоже, серьёзная, не помер бы темношкурый... Юви мысленно обругала себя - да какая разница, помрет, и черт с ним. Он чужак, такова жизнь. И вообще будет претендовать на часть туши наверняка. Лучше бы и помер, меньше проблем. Хищница снова скосила глаза на Кадехо. Жаль его все же. В голове сами собой всплыло, что он вроде как даже пытался предупредить ее о несущейся со спины козлине. Да какая разница, блин, сейчас-то!  Надо добивать козла, того который рогатый, а с остальными проблемами разбираться уже потом. Приоритеты. Львица ненавидела в себе эту черту - посреди боя всегда в башку лезут неподходящие мысли. И вот так и выходит, что висит охотница на морде своей жертвы и размышляет о вечном. Одна дурь и фантазии в башке, тьфу, взрослая же кошка уже, позорище.

Юви сфокусировалась на ньяле и решительно напряглась. Пора кончать эту козлину. Рывок всем телом, затем ещё и ещё, снова и снова. Рыжая висела на морде травоядного и резкими рывками пыталась сломать ему шею. С ее весом может и получится. Она хоть и тощая, но крупная. Хотя конечно мясистости не хватает, вот сейчас бы дополнительная масса пригодилась. Но сколько не ешь, все мимо кассы, мясо на кости упорно не желает нарастать. Впрочем неудивительно, на яблоньку, породившее сие яблочко, стоит лишь взглянуть.

Внезапно неожиданное движение за спиной ньялы привлекло внимание хищницы. Что за?! Раненый лев пошёл на второй заход. Идиот, видать от кровоподтёки совсем крыша уехала.

Куда, дебил?! — попытка заорать на дурного льва была, конечно, неплохой, однако пасть была занята мордой копытного и отпускать свою жертву рыжая не собиралась. Поэтому из пасти вырвалось лишь невнятное мычание, заглушенное пыхтением задыхающегося травоядного. Куда, ну вот куда этот лев лезет? Истечёт кровью так в несколько раз быстрее. Мог бы поискать себе травку какую кровоостанавливающую, или просто полежать тихонечко. Она добьёт козлину и придёт, поможет. Не решила ещё правда, поможет полечиться или на тот свет отправиться, но все же. Ну что ж, чувак сам виноват если что, никто не просил его геройствовать. Может, козлина ему успела по башке копытом зарядить? Поведение смахивает на симптомы при повреждении мозга вообще.

Юви перевела взгляд на глаза ньялы и снова задергалась. Давай же шейка козлячья, ломайся! И так, конечно, добыча задохнётся, но это сколько ещё ждать.

ГМу

Юзаю талисман охоты, уворот наготове)

+2

585

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"95","avatar":"/user/avatars/u95","name":"Woodland"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/u95 Woodland

Талисман удачи успешно применён, с него списан один заряд. Оставшееся число зарядов — 9.
Кадехо сталкивается с извивающейся добычей, теряет равновесие и падает прямо под острые копыта Корсэ. Ньяла получает небольшое преимущество — +1 к атаке против самца.

Талисман охоты успешно применён, с него списан один заряд. Оставшееся число зарядов — 12.
Рогатый очень хочет жить: взбешено брызжет кровью, напрягая шею, и Юви всё никак не удаётся сладить с такой прытью за один наскок. А вот расцарапать остатки морды — вполне. Корсэ зарабатывает очередное лёгкое кровотечение.

Рога вонзились во что-то мягкое. На миг показалось, что застрял — схватили, сцапали и сейчас разломают череп с двух сторон, но острия тут же освободились. Задел льва. Только бы насмерть. Насмерть. Пожалуйста. Так ведь и не проверить.

Попытался прыгнуть, взвиться на дыбы — не вышло. Больно. Так много и сразу, что местами перестаёшь ощущать эту боль. Что-то хрустит, а тебе уже и дела нет. Нашлись бы силы вырваться, унести хотя бы часть себя.

Нет. Нет. Нет. Всё обойдётся. Ему просто сломали нос. Сломали нос. Это поправимо. Ничего. НИЧЕГО.

Корсэ ослеп. Видел, но не различал, что видит. Клыки перед глазами размылись до пятен, и сердце вдруг перестало трепетать. Медленный стук отсчитывал что-то. Кровь шла, шла, забивала оголённую переносицу. Дышать. Оголённую, багровую, склизкую… Бред подступал к мозгу.

Львица рванула, и самец уступил ей, двинулся следом, чувствуя, как ноет шея. Двинулся резче, напёр, что есть сил, с пеной из пасти в её пасти, почувствовал силы и поднял передние ноги. Неважно, куда он приложит копыта, главное — сорвать этот капкан.

Ньяла не дотягивается до крокодила, повисшего на том, что осталось от его носа. Копыта истерично избивают воздух, так ещё и приземляются криво: от резкого движения вниз и в бок по морде проходит волна ослепляющей боли. Корсэ пошатывается, Юви получает небольшое преимущество.

Состояние персонажей

+1 на следующую атаку

Сильное наружное кровотечение

9 постов до обморока

Корсэ

Лёгкая царапина у горла (антибонус “-1”)

5 постов до выздоровления (с момента завершения охоты/боя)

Перелом морды у носа и челюсти (антибонус “-2”)

30 постов до выздоровления

Удушье

2 поста до обморока

Лёгкое кровотечение (антибонус “-1”)

5 постов до выздоровления (с момента завершения охоты/боя)

+1

586

Ладно, стоило ожидать, что это не сработает. Кад чувствовал, что на адреналине он долго не протянет, разумнее всего попытаться откатиться в сторону и позволить львице завершить работу - тем более, что получалось у нее намного лучше. И что же такое с ним случилось за эти недели, что он постоянно оказывается спасен кем-то другим? Странные дела, не иначе! Кадехо с усилием двинулся в сторону, не пытаясь вскочить и отпрыгнуть, но скорее перекатываясь с одного бока на другой, чтобы хоть как-то сохранить силы и не упасть в обморок прямо под копыта обезумевшей ньялы. У него не было ни малейшего времени проверить, как там рана, но, судя по всему, не очень хорошо, поэтому лучше всего двигаться аккуратно и, коль его базумная атака не сработала, прислушаться к голосу разума и убраться с дороги. Он попытался - не получилось. Нос забивали запахи пыли, пота и крови, грудь резала боль, дышал Кад тяжело и с присвистом, но он все равно старался ни на секунду не выпускать врага из виду. Потяжелевший, потемневший взгляд изумрудных глаз вцепился в ньялу.

А Юви - правильно же он запомнил ее имя? - была хороша. Высокая, даже крупная (и как не заметил этого раньше? Видать, его слегка сбила с толку худоба львицы), с сильными челюстями, она мертвой хваткой вцепилась в ньялу и, судя по рывкам, пыталась сломать ей хребет, чтобы закончить дело быстро и чисто, ну, относительно чисто. А все, что мог Кадехо - это зажимать рану лапой изо всех сил, чтобы остановить кровь, слушать рев копытного и пытаться дышать как можно ровнее и спокойнее. Будь он ранен не так серьезно, непременно попробовал бы вцепиться ньяле в спину или ударить тяжелой лапой ей по хребту, чтобы облегчить работу львицы. Но он был уверен что, если попытается встать, то кровотечение станет сильнее. Может, до ньялы он и доберется, да только последствия для его и без того потрепанной шкуры будут весьма и весьма скверны. Тем более, что Юви не находилась в смертельной опасности, на самом деле, она вполне хорошо справлялась и без чьей-либо помощи. Поэтому Кад застыл на своем месте, поджав под себя передние лапы и мрачно глазея на развертывающуюся перед ним битву.

Вот ньяла - откуда силища-то взялась! - отчаянно поднимается на дыбы, чтобы ударом тяжелых копыт сбросить с себя львицу. Кадехо непроизвольно вскинул голову, в его глазах на секунду свернули тревожные огоньки. Он не привык болеть за союзников со стороны. Правда, Юви, строго говоря, не была ему другом или даже знакомой, они только что встретились. Но ньяла напала на них обоих, они оба вступили в схватку и в каком-то смысле на короткое время все же стали боевыми товарищами. К тому же, если эта бурая львица проиграет и рухнет на землю, придавленная острыми копытами, то, возможно, Кадехо тоже не поздоровиться. Поэтому у него было полно причин желать Юви скорейшей победы и искренне за нее волноваться. Во-первых, его сердце не так уж зачерствело за годы, проведенные в братстве. Во-вторых, если Юви проиграет, ньяла может в приступе бешенства расправиться с ними обоими, а других львов, способных прийти на помощь, в округе вроде бы нет.

+2

587

Естественно, шея ньялы и не думала ломаться. Глупо было рассчитывать на это, все же жертвой была  не миниатюрная козочка весом в 40 кг, а здоровенный и некогда матёрый самец весьма крупной антилопы. Поменьше чем гну, конечно, но и не томми. Такой антилопе сломать шею так легко не выйдет. Ну что ж, не очень то и хотелось.

Челюсти львицы все еще смертельным капканом сжимали морду ньялы, не давая несчастному дышать. В отчаянной попытке освободиться, противник вскинул ноги, явно намереваясь ударить хищницу копытами, скинуть ее и освободиться. Печальная попытка - ослабевшему травоядному не удалось даже зацепить львицу, не то что сбросить. Пошатнувшись, он едва не упал, и Юви внезапно стало его жаль.

Зачем, ну вот зачем все это? Еда у них уже есть, так зачем умирать этому немолодому самцу? Потому что она так решила? Зачем она сейчас душит его, потому что может? Она так устала, она не хочет больше сражаться. Сейчас бы лечь и отдохнуть, уснуть без сновидений и без забот. Не видеть павших друзей, не переживать из-за забот о выживших. В ней нет больше сил, нет огня. Пусть бежит этот ньяла, пусть уходит, а она отдохнет, наконец. Челюсти самки дрогнули, готовые разжаться, как вдруг взгляд ее упал на отползшего чуть в сторонку льва. Истекающего кровью, обессиленного. Это сделал он, этот ньяла, чья раздробленная морда сейчас в ее, Юви, пасти. Он первый напал, они с Кадехо стояли и никого не трогали. Антилопа примчалась, как ураган, снося все на своем пути. Зачем? Случайно? Едва ли. И что будет, если она сейчас отпустит его? Решит ли старый самец завершить начатое? Неизвестно. Возможно. Даже если нет - рядом ее семья, и этот безумец может решить напасть и на них. Нет, не бывать этому. Зубы львицы сжались еще сильнее, хотя едва ли это было возможно. Безумцам не место в саванне, они представляют угрозу. А это копытное явно не в себе, раз решилось напасть на двух львов. Возможно в отчаянии, но это не важно. Он не должен уйти, она ему не позволит.

Усталая одурь, на пару мгновений поглотившая самку, слетела, словно ее и не было. Момент слабости прошел, но звоночек прозвенел - надо было бы в ближайшее время отдохнуть, организм на это тонко намекал. Сейчас она добьёт этого старого козла, поможет раненому и, наконец, сможет выдохнуть и расслабиться.

Все еще сжимая зубы, словно от этого зависела ее жизнь, Юви сосредоточилась на новой атаке.  Львица вскинула задние лапы и  принялась вслепую сучить по шее и груди задыхающейся жертвы, пытаясь когтями поглубже пропороть уязвимое место.Челюсти,  как будто онемели от напряжения, ощущения были, что связки сейчас разорвутся. Напряжение на грани боли, обычно Юви получало огромное удовольствие от него, как и,наверное, все хищники, но не сегодня.  Сегодня был слишком тяжёлый день.

ГМу

Юви пытается задними лапами исполосовать поглубже шею и грудь Корсэ. Использую острые когти, они откатились. Талисман не использую, тк есть +2 от острых когтей и +1 с неудачной атаки противника.

Отредактировано Юви (8 Дек 2022 17:13:52)

+2

588

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"95","avatar":"/user/avatars/u95","name":"Woodland"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/u95 Woodland

Опиреться на самолично подпиленный сук было не очень хорошей идеей. Юви, держась за остатки носа скачущей жертвы, пытается дотянуться лапами до жертвы, но особого результата это не даёт. А вот нос разжевала, тут не поспоришь. Очередное лёгкое кровотечение включается в пати, и те бьют по ньяле одним мощным наружным.

Он дёрнулся, и тяга вдруг пропала. У носа треснуло, но разобрать, что выдрало, а что разорвало, было уже нельзя. Шею освободило, он… он свободен?! Совсем потерял голову от ужаса и восторга. Вдохнуть. Встал на дыбы.

Понял, что что-то не так, когда заместо холода воздуха грудь залило мокрым, вязким жаром. Пятился назад, свободный от капкана, спотыкаясь, качаясь и вдыхая. Быстрее. Глубже. Не получалось. В глазах кто-то выводил чёрные пятна, звук расслаивался, как трухлявое дерево. Он проваливался куда-то, ноги несли его назад — быстро или медленно? Воздух. Воздуха.

Потерял львицу из виду. Глаза ползали, как черви в грязи, слепые, размякшие. Вдохнул. Вязко. Это был не воздух, он… нет-нет-нет-нет… хлебал свою же кровь. Она… сочилась из безносой морды, лезла внутрь, туда, где её и быть не должно. Глаза багровели.

Корсэ остановился, свесив голову и заливая землю. Капало с рогов, из ран, из глаз. Он заплакал. Не понимая, что плачет. Забыл все слова на свете, кроме двух шипяще горьких: «не хочу». Ноги задрожали. Не хочу. Надломились. Не хочу. Он падал. Не хотел падать. Не хотел. Не хотел. Что-то затухло с этим последним протестом жизни и, как догоревшая свеча, пустило дым в голову.

На землю упало бездыханное тело.

Охота окончена, ньяла убит.

Отредактировано Мастер Игры (9 Дек 2022 16:58:25)

+1

589

Он правильно поступил, что оставил Юви разбираться с ньялой. Несколько томительных секунд Кадехо непрерывно, молча смотрел на происходящее, пока, наконец, травоядное с гулким стуком не свалилось в траву. Кад опустил голову, позволив наконец-таки себе расслабиться. Не зря, ох не зря традиционно именно львицы ходят на охоту, умеют они общаться со всяким травоядным зверьем! Отсюда толком не разглядеть, но, похоже, Юви и царапинки не получила. В отличие от него, схлопотавшего нехилую такую рану на груди. У ньялы просто неживотная сила, выходит, раз она сквозь густую гриву пробила. Кадехо удалось немного остановить кровь - он все еще крепко и твердо прижимал переднюю лапу к груди, ни на секунды не расслабляясь, даже когда Юви отчаянно сражалась с ньялой - но у него не было ни сил, ни времени поискать целебные травы. Боль тупо пульсировала в ране, и лев чувстоввал себя слишком слабым, чтобы попытаться ее очистить от грязи и чем-то залепить. Для этого нужно чуть-чуть собраться с силами... Он остановил кровь, уже хорошо. Ньяла больше никому не угрожает - спасибо Юви. Все закончилось относительно хорошо, а рана, ну, что ж рана? И не такие получал, когда с братцем служил.

- Добрая охота, - сказал он, рассудительно решив не тратить понапрасну силы на слова. Он, признаться, понятия не имел, как Юви поступит дальше. На доброту ее он не рассчитывал - просто не ждал, что львица кинется помогать незнакомцу с тяжелым ранением. Ничего, выкарабкается. Кадехо заранее ждал, что сейчас она его покинет - большее, на что он полагался, так это на то, что она не приведет сюда прайд, чтобы его выгнать. Куда он с такой раной пойдет? Надо хоть чем-то залепить, подождать немного. Там уж и почапает восвояси. Хотя, если судить чисто по тому, как она его встретила, их прайд вряд ли кровожадный. Угрозы Кадехо не представляет - ну, не смог бы представлять при всем желании. Он посмотрел на Юви, коротко кивнул ей, полагая, что на этом знакомство их и завершится.

- Ты здорово ее завалила. Ну, удачи дотащить ее до своих, - Кадехо даже слабенько улыбнулся, прежде чем отвернуться, чтобы заняться поиском каких-либо трав.

Так, что нужно сделать, чтобы нормально остановить кровь? Параллельно он наклонил голову и принялся вылизывать черную гриву, аккуратно отделяя одну прядку от другой. Жаль, здесь нет источника воды, дело бы пошло быстрее.

+2

590

Начало игры

Отец нёс её молча — с тех пор, как вернулся домой, не произнёс ни слова. Просто аккуратно обхватил её поперек тела клыками и пошел прочь. Силь так перепугалась в ожидании наказания за свою недавнюю дерзость, что тоже первое время помалкивала, гадая, что её ждёт и куда делась мама, почему не пришла. Силь любила своих родителей, пускай они порой и огорчали её (впрочем, это взаимно!), были жестоки и грубы. Может, это была не совсем здоровая привязанность, но родители были единственными львами в жизни маленькой Силь, других она не знала.

Уже прошло достаточное количество времени, Силь надоело болтать лапами в воздухе просто так и она рискнула тихонечко окликнуть отца, спросив, куда же они идут. Но ответа не получила.

Они шли всё ближе и ближе к проклятым сожженным землям, пейзажи здесь уже были, мягко говоря, не очень. Но вглубь, к вулкану, отец не понёс дочь. Он в какой-то момент остановился, шумно вдыхая местный воздух и оглядываясь, будто раздумывал о чём-то. Они подходили к нескольким деревьям, отец тихо хмыкал, мол, не подходит. Но для чего не подходит?

Ответ Силь узнала совсем скоро, когда отец осторожно засунул морду прямо в дупло пересохшего страшного дерева и разжал челюсти. Львёнок с писком неожиданности ухнул вниз — внутри дерево оказалось частично сгнившим, полым.

— Пааап? — взволнованно подала голос Силь, пытаясь высмотреть морду отца в зияющем сверху проёме дупла, в которое её опустили. Она услышала шорох удаляющихся шагов и не смогла поверить в происходящее. Силька продолжала звать папу, пока шаги не стихли, а затем завопила во весь голос, зовя уже обоих родителей и умоляя забрать её из этого страшного дерева. Она звала, пока не охрипла. После принялась тихонько плакать от обиды и несправедливости. Но она ещё не подозревала, что за ней никто не вернётся. Наверняка отец просто решил… что-то решил… может, он решил помочь матери в охоте и пока спрятал дочь от опасностей сюда! Или что-то в этом духе, он ведь взрослый и знает больше.

Так, в раздумьях, Силь утомилась ждать и незаметно для себя нервно уснула, свернувшись клубочком в куче полусгнившей древесной трухи. Сны у неё были чудовищные, с монстроподобными существами и трагичными сюжетами, включающими родителей. Силь проснулась с криком и бешено колотящимся сердечком, она истерично забила лапами о ствол дерева изнутри, истошно зовя маму с папой. Но ответа не было.

***

Сколько уже прошло времени? Силь потеряла счёт часам. Или уже дням? Малышку терзало неприятное чувство в животике, он урчал и немножко резал, в глотке пересохло от нехватки воды, губы начали слипаться, а в глаза будто песка насыпали. Силь ещё несколько раз тревожно засыпала, но всякий раз скоро просыпалась от кошмаров. У неё не было голоса звать кого-то, все глаза были выплаканы давным-давно. Снова взглянув на отверстие дупла, Силь вдруг сжала зубы и остервенело полезла наверх. Она уже пыталась прежде. Шерсть и кожа на лапах и брюхе были содраны в кровь о сухое дерево, она наверняка посадила себе кучу заноз, боль от которых смешалась в общем ощущении боли. Но сейчас что-то как будто сказало Сильке: “Попробуй снова, это твой последний шанс”. И она полезла, чертыхаясь на судьбу, снова соскальзывая и плача от боли и отчаяния последними невольными слезами. Наконец, задняя лапа нашла какую-то опору, быть может, это кусок древесины откололся немножко в предыдущие попытки и теперь торчал удобной подножкой. Стоило только одной крохотной грязной лапке львёнка уцепиться за проём дупла, как она почувствовала резкий прилив сил и неимоверным рывком подтянулась вверх. Сощурившись от яркого солнечного света, Силь пошатнулась и, не удержав равновесие, свалилась вниз, на землю. Она была на свободе.

— Папа? — едва слышным осипшим голосом произнесла Силька, сумев разомкнуть пересохшие губы. Вокруг не было ни души. Ни травоядных, ни хищников. Место казалось вымершим, то были окрестности некогда взорвавшегося вулкана. Быть может, там кто-то и бегал ещё, но в данный момент Силь стояла возле дерева одна. Ей очень хотелось пить, есть, а ещё больше хотелось спать от нервов, обиды и усталости, но она упрямо встала на все четыре лапы и потянула носом воздух, пытаясь учуять запах отца. Пригнулась и понюхала землю, дерево, камни, травинки, хоть что-то, что помогло бы ей уловить запах. И Сильке вдруг показалось, что она напала на след, даже как будто бы отпечатки отцовских лап проступали на земле. Упрямо встряхнув головой, она пошла по “следу”.

***

Так прошло ещё какое-то время. Адреналиновый прилив, помогший Силь выбраться из недр дерева, держался недолго, и по мере удаления от вулканских земель её лапы всё чаще спотыкались о видимые и невидимые преграды, призрачный запах то и дело терялся и его становилось всё труднее поймать снова. А был ли вообще запах? Или Силь так сильно хотела отыскать родителей, что чуяла то, чего на самом деле не было? Она слишком устала. Даже глаза открывались с трудом всякий раз, когда нужно было моргнуть.

Ещё два шага вперёд.

Один шаг.

Силь услышала торжествующий вопль хищной птицы, но не успела даже обернуться — сознание покинуло её, и львёнок кучей упал в траву. Кажется, она даже услышала чьи-то голоса и увидела силуэты не так уж и далеко перед тем, как всё заволокла спасительная долгожданная чернота.

+2


Вы здесь » Король Лев. Начало » Восточная низина » Облачные степи