Страница загружается...

Король Лев. Начало

Объявление

Дней без происшествий: 0.
  • Новости
  • Сюжет
  • Погода
  • Лучшие
  • Реклама

Добро пожаловать на форумную ролевую игру по мотивам знаменитого мультфильма "Король Лев".

Наш проект существует вот уже 10 лет. За это время мы фактически полностью обыграли сюжет первой части трилогии, переиначив его на свой собственный лад. Основное отличие от оригинала заключается в том, что Симба потерял отца уже будучи подростком, но не был изгнан из родного королевства, а остался править под регентством своего коварного дяди. Однако в итоге Скар все-таки сумел дорваться до власти, и теперь Симба и его друзья вынуждены скрываться в Оазисе — до тех пор, пока не отыщут способ вернуться домой и свергнуть жестокого узурпатора...

Кем бы вы ни были — новичком в ролевых играх или вернувшимся после долгого отсутствия ветераном форума — мы рады видеть вас на нашем проекте. Не бойтесь писать в Гостевую или обращаться к администрации по ЛС — мы постараемся ответить на любой ваш вопрос.

FAQ — новичкам сюда!Аукцион персонажей

VIP-партнёры

photoshop: Renaissance

Время суток в игре:

Наша официальная группа ВКонтакте | Основной чат в Телеграм

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Побережье океана » Прибрежные джунгли


Прибрежные джунгли

Сообщений 121 страница 123 из 123

1

https://c.radikal.ru/c38/1903/16/c6da1a1a8006.png

Практически у самого берега океана стоит густой тропический лес — не такой большой, как на севере, но все же. Живности здесь не меньше, чем в Дебрях или у подножья западных гор, а может, даже больше. Крупных хищников, правда, почти нет, равно как и крупных травоядных. Зато есть множество обезьян, включая горилл или шимпанзе.

1. Любой персонаж, пришедший в данную локацию, получает бонус "+1" к охоте и поиску целебных трав.

2. Доступные травы для поиска: Базилик, Валерьяна, Забродившие фрукты, Кофейные зерна, Маи-Шаса, Костерост, Адиантум, Сердецей, Мелисса, Мята, Мартиния, Алоэ (требуется бросок кубика).

Ближайшие локации

Песчаный берег
Река Лузангва

Очередь:

Фурфур,
Максимилиан,
Михаэль,
Вран

Отпись — трое суток.
Игроки вне очереди
пишут свободно!

Отредактировано Вулэ (29 Апр 2021 19:32:47)

0

121

Секунды потонули в выжидающем молчании, но стоило иноземке подать голос, как Вран покинула тень зарослей и шагнула под рассветные лучи с лёгким полупоклоном, небрежными движениями сбрасывая с плеч полумрак. Когти сами собой втянулись, хвост хлёстко свернулся серпом. Два немигающих огонька замерли на капитанских зрачках, а после мазнули по морде незнакомки, как кисть по холсту. В них не отражалось ни угрозы, ни неприязни, ни даже любопытства; два глубоких тоннеля, безучастных и отрешённых, взирали на причудливую морду, так щедро одаренную вниманием природы. Пиратка улыбнулась одними уголками губ, отдавая дань обязательной вежливости, не более.

Стоило Максимилиану окончить представлять присутствующих — закономерно в столь деликатной ситуации, как разбойница адресовала ему сдержанный, отточенный кивок, и обратилась не к кому-то конкретному, но ко всем вообщем:

— Доброго утра. Приношу извинения за столь... — Вран ненароком прочесала взглядом свою встопорщенную шерсть, смазавшиеся пятна краски на светлой шкуре и то тут то там заметные следы веток, листьев, колючих стеблей и прочих шалостей природы, кишащих в местных цветущих землях, — …непростительный внешний вид.

Её безмятежный шаг красноречиво говорил об обратном: в движениях не угадывалось и капли смущения. От каждого жеста веяло уверенной плавностью, но не обдуманной, а естественной. Вран, присев в стороне, размышляла, не до конца определившись, стоит ли резво вливаться в очередную игру над новой жертвой, попавшей на капитанский крюк-коготь или же пошататься на заднем плане, не крадя ни крупицы внимания. Не бросайся бежать по льду, не уверившись в его надёжности. Или не получив приказа.

На краткий миг отвернув голову от бойкой самки, Вран поймала взгляд сына. Нахальный удалец, они не виделись вот уже несколько ночей, как всегда стоял взъерошенный и ершистый, но словно получивший знатного подзатыльника и не успевший осмыслить произошедшее. Тепло, искреннее, спущенное с цепи на мгновение, заискрилось на точёной морде разведчицы, не решившейся заговорить с мальчишкой в открытую. Макс не мог передать своих планов в достаточной полноте в присутствии посторонней, но Вран хватило догадливости обойтись немым приветствием.

Сладкоголосые речи, нарочито деликатные обороты и изворотливые предложения — обязательный элемент любых переговоров, любых соглашений, любой вербовки. Особенно для Максимилиана, большого ценителя действовать без всякой грязи, не марая лап. Вран же, как заметит любой Корсар, брезгливостью не отличалась да и поиском союзников была увлечена несравнимо меньше красношкурого, полагаясь на собственные силы. И тем не менее, пиратка всегда верно следовала за своим Капитаном в любых его авантюрах с лёгким любопытством на губах и готовностью вмешаться по одному лишь намёку на шаткость положения. В конце концов, это была очередная шпионская вылазка с чётко очерченными целями и сводом правил, но изворачиваться приходится не всем телом.

На сей раз возможность поживиться новой союзницей подвернулась сама собой, не церемонясь с расписанными планами разведчицы. Толика хаоса в и без того неспокойное утро. Недурно, Случай, очень недурно. Вран любила случайности, неожиданности и последующую нервотрёпку с попытками решить неразрешимое, выпутаться из петли и не оступиться в процессе. Особенно в тихие и тоскливые минуты жизни, когда жизни то толком не чувствуешь. Очередная подкинутая задачка сродни дуновению бриза. Освежает, заставляет на время отвлечься от грызни собственного нутра. Жаль, что в этот раз пятнистая самка бесцеремонно разрушила уже намеченную, личную встречу с Капитаном. И как бы Вран не сжимала свою натуру в тисках, где-то глубоко внутри Фурфур выглядела не как возможность развлечься, а как упрямый прут в колесе, как проблема. Лапы так и почёсывало от проблемы избавиться.

Смешок Михи немного всколыхнул смолянистые размышления. Самодовольный балбес, шерсть торчком, а нетерпения до зуда в лапах. Многовато энергии чтобы усидеть на месте. Пара хриплых выдохов, разворот, и вранов сынишка уже топает прочь, ретировавшись из тоскливого эпизода на поиски нового, более занимательного. Найди он Раско, и джунгли содрогнутся. Вран усмехнулась в усы в предвкушении очередной абсурдной истории, пополнящей личные мемуары близнецов буквально через пару часов.

  Её отвлечённый взгляд перепорхнул со спины удаляющегося мальчишки на нависавшую над ним стену сучьев и стволов. Помнится, в той стороне её лапы ещё не прохаживались, и чёрт знает, кто и что прячет лес в своих изогнутых пальцах, ожидая, когда к нему на огонёк забредут любопытные. Вероятно, и Мила где-то там, шныряет по веткам и выискивает у неизвестности достойные находки. Или приличные проблемы. У пиратов врождённая чуйка на неприятности.

Отвернув морду к морю, Вран блуждающим взглядом уставилась в пространство, предоставляя Капитану и иноземке возможность возобновить диалог. Варианты были перебраны, сегодня играем молчаливого подручного Максимилиана. Вполне подходящая роль, не требует пустословия и парной импровизации. Приглядывать за горизонтом да ненароком ловить каждое слово.

Разведчица окаменела, чувствуя слабое жжение у самых когтей. Усталость медленно подъедала тело, клетку за клеткой. Итоги безостановочной работы наконец дали о себе знать. Львица не имела привычки останавливаться, стоило занятию захватить, увлечь её порывистую натуру. Дело, покажись оно стоящим или же достойным внимания, выполнялось по совести, с должным старанием, на пределе возможностей. Ближе к финалу вымотанная чертовка получала дозу удовлетворения, за которой так нещадно гналась, но сразу после валилась с лап без всяких сил, подкошенная и истощённая. Привычка в процессе не притрагиваться к пище также прибавляла недюжий эффект: на языке разлилась иссушающая горечь. Вран чувствовала острую сосредоточенность лишь при лёгком голоде. Иными словами, все жизненные соки были нещадно истрачены, выпиты без остатка за то время, что самка пустила на разведку местности.

И тем не менее Вран была поглощена результатами вылазки, вспоминая всё существенное и несущественное, что удалось разглядеть, вынюхать и раскопать за выделенное время. Она не сумела обойти джунгли целиком, но найденное вызывало некоторую гордость и желание как можно скорее оповестить главу пиратской шайки. Существовала лишь небольшая сложность, пятнистая, сидящая напротив и лихо отбивавшая реплики красношкурого гиганта и из раза в раз привлекая к себе всё больше вранового интереса. Присутствие этой самой сложности, конечно, губило запланированный в сроки доклад на корню, но, так и быть, пиратка подождёт.

Благо, терпения Вран было не занимать, особенно если время требовалось Максу, так что ни один косой взгляд не скользнул по яркой шкуре иноземки. В подутомившемся мозгу мелькнула занятная мысль в случае осечки в переговорах и последующей совершенно случайной кончине Фур предложить Капитану пустить эту пёструю шкурку на накидку одному из Корсаров. Было бы кощунством позволить кропотливым трудам природы бесследно исчезнуть. Но с каждым словом самки и подрагиванием капитанских губ становилось ясно, что шансов на столь радикальный исход всё меньше и меньше.

Ноздри защекотали новые нотки запаха, с концами выдав чьё-то присутствие. Вран на миг дёрнулась, выходя из задумчивости. Дрожащий воздух замер, как перепуганный кролик.

Неужто показалось? Да бросьте. Нещадный порыв ветра, продравшись сквозь стену ливня, услужливо доставил до разбойничьей морды свежую порцию звериного духа. Все былые размышления, оторванные и далёкие, были собраны воедино и ловко отодвинуты в дальние концы сознания. Уши, до этого момента опущенные и будто омертвевшие, не годившиеся для работы в столь дикую погоду, встрепенулись, но тут же твёрдо вернулись на своё место, опасаясь попасться чужому взгляду.

С лёгким прищуром Вран вдохнула полной грудью, и нервы пробрало до дрожи. В уголках губ зарделась и тут же потухла отчаянная улыбка. Чуть не упустила. Позволила зверью так нахально мелькать под боком, безнаказанно подслушивать каждое слово её Капитана. Когти с толикой угрозы покинули ножны и впились в землю, будто проверяя собственную остроту и пригодность. Хватит для любопытного каракала?

Пиратка мельком взглянула на красношкурого. Сдержанный, нарочито участливый, он с такой старательной сосредоточенностью беседовал с самкой (хах, милая, это твой маленький подручный?), будто удачный исход мог бы стать его личной победой. Сорвись этот диалог веселящей резнёй, Макс вряд ли окажется в восторге. Вран бы возвела глаза к небу с тоски, но сдержалась. Очередная забава завершилась, не начавшись.

  Разбойница зевнула, размяла плечи и, неспешно встав на лапы, направилась за спину Капитана, будто желая деликатно обойти говорившего и занять место подле его бока. Собственно, это она и сделала, вальяжно опустившись на заросшие каменья. Ну… почти.

Пройдя мимо Капитана и не разжимая зубов, чертовка единожды просвистела условную трель, тут же подхваченную морским ветром и растерзанную в шуме ливня.

Засада. Один зверь.

Офф

В посте прописано использование пассивки Тонкий нюх

Отредактировано Вран (17 Дек 2021 08:56:41)

0

122

Вот и кончились спокойные деньки, а их было не мало. Ты душой чувствовала, что просто так эта компания уже от тебя не отцепится. Теперь либо придется терпеть их соседство, да скрываться от разговоров, либо попытаться влиться в довольно своеобразное сообщество. В худшем случаи - уходить, причем чем дальше, тем лучше. А покидать столь чудесные места не хотелось, странствия порядком измотали нервишки и в жизни не хватало какой-то стабильности. 
“Теперь тут стабильный тусняк, судя по всему” 

А еще стабильные вопросы о твоем внешнем виде. Если говорить по-честному, то еще один такой вопрос и ты угостишь вопрошающего слабящими травами, не иначе. Это как постоянно выслушивать одну и ту же историю от престарелого льва. На протяжении всей жизни. Надоедает так, что аж зубы сводит.

Капитан одернул своего сына, но не похоже, что тот особо его послушал. На диалог мальца ты предпочла не отвечать чисто из вредности. Потом узнает, как ни будь. О таком вообще родители должны рассказывать своим детям.  И ты обратилась во слух, в очередной раз удивляясь, как же иногда потомки могут быть похожи на своих родителей. Из разговора ты поняла, что детей у красношкурого как минимум двое и второй опять же самец. 

“На весь прайд что одна самка?”

В таком случае, может, ты, Фурфур, ведаешь тонкое ремесло травничества? - Спросил Макс.

Сейчас юлить не было смысла, и ты просто легко кивнула массивной головой. Описывать же свои способности пока рановато. Нужно понять, чего вообще от тебя хотят по мимо попыток заманить в собственную банду. Прайдом пока ты это назвать однозначно не могла. 

Красношкурый весьма ласково для гиганта обратился к вошедшей на поляну львице. Что не ускользнуло от твоего внимания. И ты сделала выводы, что эта самка и Макс, как минимум в очень хороших отношениях. 

После представления Михаэль решил по-быстрому слиться из вашей компании. Дерзкий юнец не забыл перед этим слегка задеть твой подбородок хвостом. Ты лишь усмехнулась и легко клацнула зубами ему вслед.  Что взять с молодняка? В какое-то время ты и сама вела себя подобным дерзким и негативным образом.

- Чудно. А твой второй сын столь же радушен? - С легкой усмешкой спросила ты, когда подросток веселой походкой скрылся в зарослях.

— Доброго утра. Приношу извинения за столь...непростительный внешний вид.. — Подала голос львица.
- Что-ж думаю, что это необходимость для хорошего шпиона, - брякнула ты, заинтересованно осматривая Вран.
Вот ей можно позавидовать. Даже в столь ярких зеленых джунглях кремовая шкура львицы умудрялась быть частью ландшафта, а не выделяться в одно яркое белое пятно. В чем, собственно, как ты считала весьма способствовали листья и ветки, прилипшие к Вран.

В отличии от тебя новоприбывшая не была столь заинтересована в разглядывании друг друга. Она и вовсе словно была не здесь, а полностью погруженная в свои мысли. Что слегка тебя озадачило. Пускай решения здесь и принимает Максимилиан, но должна же быть хоть какая-то заинтересованность? Нет? Странно все это. И более чем подозрительно. На всякий случай ты все еще ждала момента, чтоб применить свою смесь и удрать. Оставалось только надеется, что Гудвин сумеет поспеть за тобой. Спасать его из лап этой парочки будет самоубийством. С другой стороны, вряд-ли кто-то из них сможет забраться так же высоко на дерево.

Вида своей внутренней тревоги ты не подала, лишь немного озадачено посмотрела на Вран, а затем вернулась к Максу.
- Мое предложение все еще в силе. Я бы хотела увидеть всю команду, да и понять собственно, ваши цели более четко, - в этот раз твой голос приобрел более жесткий и деловой тон. Шутки шутками, но сейчас переговоры явно приобретали более высокую значимость, чем тот обмен любезностями, что происходил ранее. Сейчас решалось нечто важное, остаешься ты здесь, либо уходишь восвояси.

Отредактировано Фурфур (9 Сен 2021 13:08:40)

0

123

Офф

Макс пропускает очередь, дальнейшие действия Кэпа пропишу в своём посте (с согласия игрока)
Реакция Фур также была предварительно оговорена с владельцем

Дитя пиратов взращено на идее полной свободы действий. Не ясно, что повинно в том больше: родительское начало или обстоятельства жизни, куда более специфичные для масс раскормленных, сытых глупцов, чем их затюканные пригретые логова. Но интересовать вас бы дóлжно следствие, а не причина. Из такой грубоватой почвы куда вернее получишь ростки под стать. Что и требуется. Да, что и требуется.

  Потому когда Миха изъявил свою волю — изъявил элегантно, в своей лучшей манере — покинуть их мирные переговоры, отец не взялся его удерживать. Вострый взгляд душегуба проводил мальчишку, не тая довольства. Отчасти старался перед бойкой гостьей, отчасти расщедрился на искренность: Максу и впрямь было сподручней существовать, знай он, что оба его отпрыска держатся вместе.

Задумчивый прищур скрасил точёную морду, лапа играючи поплыла к губам, завив крюком-когтем длинный тонкий ус.

— А твой второй сын столь же радушен?

Очи чёрные, как полуночный мрак, казалось, щёлкнули с механическим лязгом и нацелились точно на Фур. Не торопясь с ответом, словно весь мир ему должен и не подавится, Капитан секунды две ласкал леопардову морду еле заметной усмешкой, гадая, выдали ли его усы, габариты или всё разом. И не льстили ведь звери, когда божились: его сыновья и впрямь пошли в отца, да так, что на милю кругом веет общностью их крови. Пусть так, догадливая леди.

Коготь дал последний круг, поставив ус витым серпом.

— Радушен настолько, что я не оставляю надежды однажды вас познакомить, — бархатистый тембр, низкий до того, что чуть не отдавал хрипотцой, растворился в мороси дня. Максимилиан опять петлял, как трюмная крыса, словно однажды дал лапу на отсечение — впредь и вовеки ни на один вопрос не отвечать с прямотой.

Внимание Фурфур на мгновение выкрала разбойница. Выкрала, не издав ни звука, и те секунды, что леопардица в открытую глядела на его… разумеется, шпионку и разведчицу, Макс потратил на подготовку к очередной спланированной импровизации, хаотичной и выверенной одновременно, как и всегда. Капитанские брови хищно изломались, но на Вран красношкурый чёрт не взглянул. Он бы не утруждал себя беспокойством, заберись она ему хоть за спину — слишком хорошо понимал шаги своей пиратки и, что важнее, чувствовал: в эту минуту без его кивка, рывка или крика она так и останется наблюдателем.

Их гостью переброска туманными фразами, верно, в край доконала, и самка буквально схватилась за вожжи диалога:

— Мое предложение все еще в силе. Я бы хотела…

Капитанские уши лениво дёрнулись в сторону: трава зашуршала под боком.

— …увидеть всю команду…

Чей-то хвост, смоченный дождём, еле коснулся поясницы.

— …да и понять, собственно…

Он посчитал, что ему послышалось. Так, игра глумливого дождя.

— …ваши цели более четко.

Свист. Засада. Один враг.

***

Дождь слабел? Да, кажется… Вран подняла расслабленный взгляд, неловко поймала переносицей пару капель, и губы её зачарованно разошлись. Послышался слабый, сонливый выдох. Пар белёсой струёй вытек из пасти, скрутился в агонии и исчез, сожранный ветром джунглей. Его плавный ход не шатнуло даже то искристое напряжение, что сгустилось, вспенилось и плеснуло прямиком в капитанскую морду. Разномастные глаза мазнули по багряным острым скулам. Момент был и впрямь ломким: пятнистая зверушка сама шагнула в пиратские лапищи. Редкое явление. А с чего бы взяться каракалу? Жизнь его не взлюбила и бросила в неположенное место в неположенное время? Или он к этой самке в друзья заделался? Фур, девочка, ты что-то скрываешь от честных зверей?

Для того, к чьему горлу подставили сразу несколько лезвий, Максимилиан сориентировался даже чересчур нагло. Впрочем, зависит от того, что вы берёте за стандарт.

Учтивая улыбка улетела Фурфур, пиратке же не досталось ничего. Ни намёка.
Ты не раскрывала пасти.

Ты в душе не чаешь о лишних ушах.

Условились?

Естественно.

Макс вальяжным движением размял плечи и со жгучим, глубоким выдохом, аки вековой локомотив, тягуче промурлыкал:

— Не пристало джентельмену держать даму в неведении.

Массивная фигура, издав утробный смешок, неторопливо поднялась на лапы, да так, что Вран потонула в её глубокой тени. Гигант встал меж двух самок, на какой-то миг разведчица потеряла из виду травницу, травница — разведчицу. Последняя не тронулась с места, ожидая, однако, что в любой момент их прервут или гостья решится сделать когти подальше от берега. Бежать за ней… А мышцы так устало ныли…

… капитанский хвост, влажный от мороси, отгороженный крупом хозяина от ненужных глаз, прошёлся по светлой шерсти, забрался под щёку пиратки и также плавно, как начал, окончил свой ход. Вран прикусила губу. Пряный запах — всегда казалось, что он отдаёт сладостью — чуть не свёл брови в две ломаные линии.

Касание казалось долгим, но на деле длилось не дольше, чем того позволяли условия — какие-то жалкие доли секунды, будто случилось ненароком, и Макс тут вовсе не причём. 

Ухо востро.

Капитан качнул головой и поплыл к Фур, чертя маршрутом плавный круг, вымеряя дистанцию и властно чеканя когтистыми лапами следы на земле. Чертовка легонько клонила щёку к плечу, и рассеянный взгляд из-под тёмной копны всё никак не давал их гостье покоя, шагая от губ, тёмных и жёстких, до глаз-янтарей, следивших пусть настороженно, но с вызовом за красношкурым котом.

Пират продолжал. Слова — мазки кисти, бросались на холст. Их шайка, уж точно, не получала рекомендаций пышнее и краше — то того Кэп щедрил. Суть, конечно, осталась прежней. Кто они? Банда вольных львов, не терпящих правил, творящих, что вздумается и держащихся вместе из-за того, что все прочие звери считают из мр*зями и желают скорейшей кончины.

Затылок обдало непривычно — теплом — поблёкших воспоминаний. Шаг назад: на день… на дни, месяцы, годы…

Как поразительно точно их взгляды на жизнь однажды скрестились, столкнулись с такой силой, что разомкнуть, распаять, разорвать их теперь было бы настолько же болезненно, насколько и невозможно. А может, Макс просто деликатно утащил её за собой, а она позволила. Он всегда умел появляться в нужное время…

«Mi señorita, сейчас дыру выжжешь»

Капитан дал второй круг: шёл самкам за спины, тёк тенью, и где-то на этой точке временной прямой он, видимо, окончательно расплылся на периферии внимания их гостьи, аки бесплотный рассказчик. Леопардица прекратила водить носом вслед за кровавой фигурой, и её настойчивый взгляд перетёк на… как там было? «Лучшую шпионку на побережье», я не ошиблась? Макс, да ты просто красноречивый дьявол.

Глаза-огоньки жгли с вызовом и какой-то еле уловимой… лаской? Необдуманная открытость, интерес или личное понятие о вежливости — истоков неисчислимо. Пиратка, не раскусив причины наверняка, послушно шла на поводу: ленивые брови играючи дрогнули. Примеряется для удара, ищет идеи для острóт или ждёт, что разглядит что-то большее, чем морду сгнившего зверья? Сгнившее зверьё в замешательстве, Фур; но когтей не пустило — слишком топорный жест, тянет безвкусием. К тому же, леопардово недоверие явно поутихло, незачем заставлять его вновь оживиться.

Самки синхронно разорвали контакт — не слишком резко, так, будто расставались ненадолго и по нужде, — когда пират замер за спиной Фурфур.

— Большего сказать не могу, извините мою скромность. Подробности планов команды— для ушей команды. Но, — Максимилиан прижал лапу к лоснящейся груди, — что касается знакомства с моими бравыми Корсарами — я весь Ваш, сведу с каждым… и каждой лично.

— Ну, если среди них найдутся такие же красавицы.

По случаю

https://i7.imageban.ru/out/2022/04/12/d60d821dcaadb6c72edd74c62253ec04.jpeg

Фур хмыкнула до того сердечно, что умудрилась удержать воздух от раскола надвое — разбойники жгуче сцепились взглядами и спешно разошлись. У Вран впервые за долгое время голодно встопорщился загривок: наглой девчушке повезло неслыханно не задеть взглядом капитанскую морду. Зрачки чёрные, бездонные прошлись по пятнистому загривку сродни лезвию, будто раздумывая: вдавить сильнее или увести острие.

Это деловитое колебание ревнивца развлекло шпионку сильнее наглости их гостьи. Помнится, Макс уже кромсал самцов за их откровенные языки, но чтобы его испытывала самка… И что ещё забавнее: оба пирата осознавали, что трупов сегодня не будет. Не сейчас, когда потенциально ценный крольчонок так прямо пошёл им навстречу. Одной фразой раззадорить свору и обезопасить себя — надо иметь талант или невиданную удачу.

Вран, более не сдерживая усмешки, сомкнула веки, качнула головой и шумно дыхнула теплом. Плечи сладко заныли от внезапного рывка, и самка поднялась на лапы. Если её вынуждают ступить на сцену, чуть не тянут под уздцы — что же, она уступит. Ощущалось бесформенное, абстрактное желание; разум толкала блёклая, почти ленивая жажда завершённости происходящего.

— Положим, найдутся. Но, право… — Голос мерно тёк на грани шёпота; хруст неспешных шагов смешался с рычащим мурлыканьем, — неужели mi tesoro полагает, что после услышанного я отпущу её от себя хотя бы на шаг?

Теперь, проходя мимо Фур, почти касаясь её плеч, львица почуяла стойкий запах залежавшихся трав и настоев. Пропитанная зеленью, терпко пахнущая шкура заставила выбить в укромном углу памяти лишнее напоминание: добиться как можно более точного понимания способностей травницы. И следить за съестными запасами банды. Целитель и отравитель закономерно гладко уживаются в одном звере.

Одна мысль о ядах доводила до эйфории.

Вранова лапа напоследок игриво коснулась загривка пятнистой: если эта девчушка в познаниях не уступает Джессике, то ей даже не придётся унимать свой бойкий язык — пиратка утащит её под своё покровительство без спросу, предупреждения и расписки. Но то планы, а сейчас требовалось щёлкнуть замком.

Вран прошла мимо Фур, мимо Макса, шагнула вглубь тени, вглубь леса и, не медля, раздвинула лапой густую ветвь. Мрак чащи разинул голодную пасть:

— Проводить нашу гостью в логово, Капитан? — морда вновь обернулась маской почти апатичной, задумчивой. Два тихих глаза без тени намёка глядели точно в чёрные очи. Он не знал о пещерах — не выпал шанс рассказать, не ведал, куда именно их поведёт его переменчивая спутница. Секунда ожидаемо прошла в тишине.

Где-то в вышине всё также беззвучно прятался каракал.

Красношкурый наконец расчертил ход действий: хмыкнул, кивнул и, оставив подбородок лежать на груди, деликатным движением отошёл назад, давая их гостье дорогу вперёд… ненароком загородив все прочие пути. Лапа с крюком изукрасила воздух узором — жест приглашал сниматься с места:

— Прошу, Фурфур.

А Фурфур, не стараясь скрыть любопытства, с вниманием в прищуре и недоверием в изломанных бровях, ловко встала, махнула хвостом и ручьём потекла под лапу пиратки. Не ясно, что поддело её интерес существеннее: красноречие Макса или немногословие его… шпионки и разведчицы — о связях иного толка пока умолчим; так или иначе этот интерес следовало удержать, с ним вербовка шла сподручнее, хоть и скучнее: без откровенной жестокости.

— Твой дружок предпочтёт пойти с нами или вы распрощаетесь здесь?

Медвяный голос позади не удивил Вран ни своим появлением, ни сутью слов, но новый предмет развлечения пиратского дуо заставил обернуться. Пятнистая мордашка напряглась, тени у глазниц будто стали чётче и гуще. Янтарные огни стрельнули в Капитана, прошлись по разномастным глазам львицы, всё также беспристрастно державшей ветвь, и поползли ввысь. Карты на стол, други.

— Гу-удвин, слезай оттуда.

Оба разбойника в миг синхронно пустили когти — словно схватились за ножны в предвкушении очередного сюрприза, но сюрпризы, скажем так, бывали и позрелищней: с дерева, под аккомпанемент еле сдерживаемой ругани, прямо меж кошек шлёпнулся седовласый иссохший зверёк. Кашель прервал новоявленного Гудвина, тот тряхнул головой, поставил хвост трубой, злобно зыркнул в каждую морду и, ни к кому толком не обращаясь, прогундел:

— Да иду я, иду.

На удивление энергичным шагом каракал нагнал пятнистую и пристроился рядом — парочка с достоинством тронулась в путь, словно уже подписала с конвоирами формальное согласие о случившемся казусе не вспоминать.

Жаждавшие действа когти львицы податливо укрылись в шерсти пальцев. Всякое мало-мальски ощутимое, способное оживить омертвевший разум выплеснулось из пиратки, бессильно запенилось и смешалось с пылью. Простецкий старик… Вран даже не разочаровалась, а лишь буднично осознала, что мысль неторопливо вскроить ему морду за неучтивое подслушивание медленно теряла свой вкус. Каракал больше не казался чем-то стоящим, достойным, чем-то, чьё разрушение доставит удовольствие. И если ей всё же придётся избавиться от зверька — она, вероятно, просто наскоро свернёт ему шею. Вот ведь тоска.

Ветвь больше не давила на предплечье.

Чертовка, тяжко сжав веки, очнулась и подняла глаза: Макс, вцепившись в исстрадавшуюся ветку всей пятернёй, отвёл её ещё выше и терпеливо ожидал. До переносицы, пробивая холодок джунглей, добирался жар его дыхания. Дождь сходил на нет.

Сдержанность в словах, в жестах — то, что предполагала специфика их обстановки. И на переброску взглядами: выжидающими ли, жадными, режущими или ласковыми до одури — время не дарило ни секунды.

Хотелось коснуться этих скул.

Вран рваным движением отвела взгляд прочь, извернулась всем телом и плавно скрылась из виду.

—————> Пещера советов
(вместе с Фурфур и Максимилианом)

Отредактировано Вран (12 Апр 2022 18:13:39)

+2


Вы здесь » Король Лев. Начало » Побережье океана » Прибрежные джунгли