Страница загружается...

Король Лев. Начало

Объявление

Дней без происшествий: 0.
  • Новости
  • Сюжет
  • Погода
  • Лучшие
  • Реклама

Добро пожаловать на форумную ролевую игру по мотивам знаменитого мультфильма "Король Лев".

Наш проект существует вот уже 10 лет. За это время мы фактически полностью обыграли сюжет первой части трилогии, переиначив его на свой собственный лад. Основное отличие от оригинала заключается в том, что Симба потерял отца уже будучи подростком, но не был изгнан из родного королевства, а остался править под регентством своего коварного дяди. Однако в итоге Скар все-таки сумел дорваться до власти, и теперь Симба и его друзья вынуждены скрываться в Оазисе — до тех пор, пока не отыщут способ вернуться домой и свергнуть жестокого узурпатора...

Кем бы вы ни были — новичком в ролевых играх или вернувшимся после долгого отсутствия ветераном форума — мы рады видеть вас на нашем проекте. Не бойтесь писать в Гостевую или обращаться к администрации по ЛС — мы постараемся ответить на любой ваш вопрос.

FAQ — новичкам сюда!Аукцион персонажей

VIP-партнёры

photoshop: Renaissance

Время суток в игре:

Наша официальная группа ВКонтакте | Основной чат в Телеграм

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Скала Прайда » Склон, поросший деревьями


Склон, поросший деревьями

Сообщений 661 страница 689 из 689

1

https://i.imgur.com/o3OD9nY.png

Задняя сторона Скалы Прайда, некогда поросшая раскидистыми деревьями, мхом и высокой травой, ныне являет собой безжизненный скалистый подъем. Высохшие кроны уже не защищают от солнца, а текший у самого подножия Скалы ручей, возле которого так любили отдыхать львицы, полностью высох.

Доступные травы для поиска: Маи-Шаса, Костерост, Адиантум, Мелисса (требуется бросок кубика).

0

661

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"38","avatar":"/user/avatars/user38.png","name":"Mephi-san"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user38.png Mephi-san

Дальнейший порядок отписи: Сарафина, Тоджо, Кула, Гипатия, Малка, Тама

● Игроки, чьи персонажи не упомянуты в очереди, отписываются свободно.
● Отписи упомянутых в очереди игроков ждем не дольше трех суток!

0

662

Это были очень не простые три месяца. Если приверженцам Скара и Зиры казалось, что верные «кругу жизни» жители прайда, просто ленивая кучка костей с мясом, которые только зря свою, и без того не большую, порцию еды объедали, то на самом деле все было совсем иначе. Все участники-повстанцы упорно работали над планом. Медленно, но уверенно двигаясь к своим целям. Пока часть группы пыталась наладить контакт с другими обитателями земель гордости, Сарафина пережила не малый стресс «мило» пообщавшись с львицами Зиры. Пусть матерая самка и была в общении с ними спокойна «как морской утес», внутри у нее все закипало. Кого бы не задело такое неуважительное и небрежное отношение? Содавалось ощущение, что этих новеньких самок запрограммировали. Словно шаман, аки Рафики, одурманил их головы. Львицы были молоды, полны сил и отлично охотились. Вот только делали они это вопреки всем правилам круга жизни, и элементарно, противореча здравому смыслу. Фина понимала в почему все именно так, но не могла повлиять на ситуацию так просто. На сколько бы доброжелательна и искренне она не была, львицы Зиры будто находились в коконе, не понимая, не слыша, не желая вникать серьезно в слова матерой львицы. Что ж… все закончилось не так плохо, как Сарафина предполагала изначально. Некоторые их слова и поведение укоренили осознание того, что самки находятся под сильным влиянием приютивших их.

Наконец удалось собраться. За долгое время выпал момент увидеть друг друга не боковым зрением и мельком, а сесть рядом, заглянув в глаза друг другу. Сейчас был отличный момент для обмена информацией, поэтому Фина решила не затягивать с рассказом о том, как все прошло с приверженцами королевы и короля.

- Что ж, - не слишком весело начала Сарафина выдав разочарованный вздох. – Проблема с охотницами куда глубже, чем можно предположить изначально. – она сделала короткую паузу, еще раз оглядев присутствующих, удостовериваясь, что те ее слушают. – Эти самки… я не могу назвать их глупыми, или чересчур жестокими. Говорить с ними было крайне сложно, потому что они не настроены к тому, что бы слушать не только ушами, но и сердцем. Они не признавались в слух, но похоже у каждой из них была не простая судьба. Это можно увидеть, заглянув им в глаза. Им дали приют и они благодарны за это. Благодарны и верны. Не знаю, как бы я поступила бы на будучи на месте их… или любой из нас. Я не оправдываю их поступки, но многое из того, что они совершают, наверняка не их собственная прихоть.

В голове прокручивался недавний разговор. Слова Даму, Спотти не выходили из головы. Их смех. Разве можно было докричаться до того, кто закрывает уши лапами и отворачивается, даже если ты искренне готов протянуть ему лапу?

- Я веду все к тому, что новых львиц  достаточно хорошо накрутили и настроили против большинства нас. Им словно прополоскали мозги в водопое. Они уверены что Зира и Скар прекрасные правители. Они ведь не знали правления Муфасы… Очень сложно достучаться до них, поэтому не думаю, что есть смысл пробовать наладить с ними контакт еще раз. Во всяком случае, пока Зира рядом. Кажется, она каждый день работает над тем, что бы ее охотницы не вышли из-под влияния. Мне жаль их... Если будет битва, они точно будут против нас.  – с прискорбием в голосе закончила Фина, опустив взгляд на землю под лапами.

Один из самых печальных моментов, которые Фиа могла отметить для себя, это то, что сейчас никто из ее детей не был рядом. Она любила своего сына и дочь бесконечно, ей было совсем не важно, что ни один из их отцов не был ее моральной поддержкой сейчас. Было страшно вообразить, что Мхиту полностью уподобиться своему отцу. А к этому все медленно и шло. Мхиту был красивым и здоровым самцом. Сарафина корила себя за то, что не может повлиять на него. Его выбором было слушать отца. Стоит ли судить за такое? Все же, он его отец, как бы там ни было. Фина просто боялась его потерять. Она боялась каждый день и минуту. Можно ли было это объяснить своему сыну? Ведь он не чувствует все так, как его мать. Главное что бы Нала вернулась домой. Матерая львица так ждала ее возвращения. Теперь вера в то, что дочь жива прочно засела в сознании, и это придавало сил.

Пока было время все обсудить, стало известно, в саванне есть те, кто готов быть на стороне повстанцев. Вот и еще одна радостная весть! Не все так безнадежно. Не успела Сарафина открыть рот, принимая участие в разговоре, как рядом послышался тонкий голосок. С ужасом прижав к голове уши, она только успела поднять взгляд, как поняла, что сын королевы только что пошел «низко, к дождю», прямо как ласточка. Кроха просто провалился. Сидеть на месте в такой ситуации, даже будучи изумленным крайне сложно. Сарафина последовала за Тамой и ее пернатой подругой.

- Он жив? Что с ним?! – обеспокоенно затрепетала львица. Ребенок, он и в Африке ребенок. Не важно, чей Нюка, Зиры, или любой другой самки. Если бы он так нелепо погиб, малыша бы все равно было бы жалко. Как оказалось, этот комочек несчастья был жив. Сарафина с облегчением выдохнула, закатив глаза к небу. – Святой Айхею, слава тебе.

- Пещера? Интересно, она что там всегда была?! Невероятно, как  до сих пор было неизвестно о ее существовании.  – с удивлением произнесла львица поглядев на Таму. – Надо поскорее вытащить его оттуда.

Самка суетливо стала бегать глазами пытаясь придумать, как оттуда достать малыша. Нужно было оглядеться вокруг, может тут есть вход. Не став долго медлить, львица начала внимательно искать подсказки, осматривая скалу.

——-→ Потайной грот

Отредактировано Сарафина (21 Июн 2018 21:25:13)

+2

663

Конечно, глупо было бы верить, что с вестями об истинном короле (который, к слову, не очень-то и торопился занять трон) все трудности немедленно улетучатся, и будущим повстанцам улыбнется удача в их смелых и дерзких начинаниях. Те же переговоры с носорогами дались Тоджо довольно непросто: лев отчаянно боялся не справиться с возложенной на него миссией и тем самым провалиться с оглушительным треском на дипломатическом поприще. А это означало – подвести своих товарищей.

Когда рыжегривый самец отошел от группы Судана на некоторое расстояние, его лапы вдруг задрожали, и хищник обессиленно скользнул в траву, испустив глубокий вздох облегчения. Надо же… Тоджо даже не обратил внимания, как сильно он был напряжен во время общения с огромными травоядными… Но теперь все позади, и у команды мятежников есть все шансы заручиться могучей поддержкой носорогов, каждый из которых способен в одиночку ушатать довольно приличное количество падальщиков. Придя в себя, птичий нянь воодушевленно помчался вперед, спеша сообщить своим друзьям о своей, пусть и небольшой, но победе, которая им так важна для достижения великой цели.

Правда, отчитаться удалось далеко не сразу. Тоджо не видел смысла, чтобы ходить и многократно докладывать каждому по одиночке - им позарез было необходимо где-то собраться всем вместе, однако вездесущие патрули гиен, да и охотницы Зиры никак не способствовали всеобщей встрече повстанцев. В целом, понадобилось около трех месяцев с момента шокирующего известия Рафики, прежде чем львы вновь сумели объединиться на том же самом месте, где такая, скажем прямо, немаленькая группа хотя бы не бросалась в глаза дозорным узурпатора.

Тоджо все казалось, что их непременно застукают, даже несмотря на уверения Линданы, которая с особой тщательностью осмотрела прилегающую к склону территорию и только затем позволила себе спокойно спуститься на загривок своей хозяйки. Рыжегривому самцу стоило определенных усилий заставить себя вслушаться в речь Сарафины, перестав озираться по сторонам и нервно вскидывать свои округлые уши. Постепенно, ему удалось успокоиться.

- Охотницы Зиры – гиблое дело, - тоскливо заметил Тоджо, глядя на матерую львицу из-под своих рыжих прядей. – Раз они так уверены в этом правителе… Мне тоже жалко за их недалекость.

Другое дело – те охотницы, которые успели прочувствовать справедливость и процветание во время правления великого Муфасы. После слов Гипатии лев в надежде вскинул морду, как вдруг встретился со взглядом Кулы. Невольно зардевшись от охватившего его смущения, он поспешил отвернуться, дабы скрыть свою топорность, которая в данный момент была совершенно ни к чему.

«Я не должен думать о ней с таким постоянством… О, Айхею, да что со мной происходит?!» - сглотнув застывшую во рту слюну и стараясь не коситься на молодую львицу, Тоджо заговорил, едва подошел его черед отчитываться: - Носороги, в принципе, готовы нам помочь в сопротивлении против Скара и его ордой подручных. Но нам нужно доказать им, что мы честны в своей цели добиться возрождения Земель Гордости, а не просто хотим смены власти. Я решил пока не сообщать о нашем короле... Они бы все равно не поверили. Вот.

Закончив свою скудную на подробности речь, рыжегривый чуть отступил, не забыв вновь тревожно осмотреться вокруг места их всеобщего слета, на котором им приходилось быть все время начеку. Ведь никто не давал гарантии, что их все-таки заметят и непременно доложат Скару о сомнительном собрании, где присутствовали лишь бывшие последователи Муфасы… И глупенький львенок догадается что к чему, а уж тем более черногривый монарх, со своими дальнеидущими мозгами. Даже если все обойдется, неизвестно, сколько еще пройдет времени, прежде чем повстанцам вновь удастся тайно собраться. А так медленно собирать подкрепление для Симбы – равносильно неминуемой агонии и окончательного краха надежд.

- Мы можем попробовать пробраться к границам, - неуверенно предложил Тоджо на вставший ребром вопрос о необходимости найти действительно безопасное место, чтобы больше не упустить драгоценное время. – Не думаю, что гиены настолько внимательно патрулируют территории, наверняка есть лазейка, которая… - внезапно раздавшийся писк чужого голоска заставил льва испуганно закрыть пасть на полуслове, едва не прикусив язык. Внутри все похолодело, голубые глаза расширились от ужаса, а сам лев будто окаменел, боясь даже когтем пошевелить. Его пернатые подопечные встревоженно взвились и засуетились в воздухе, отчаянно чирикая.

Все. Доигрались в солдатиков.

- Сын короля здесь? – ошеломленно поднял брови Тоджо, как только немного пришел в себя и вновь обрел способность соображать. – Но почему один? Разве что… Эй, малыш, осторожнее!

Мелкий отпрыск царя исчез так быстро, что в голове гривастого птичника на мгновение возникла мысль: а был ли мальчик? Впрочем, истошный визг откуда-то снизу разбил все последние сомнения, и Тоджо стремительно дернулся на пригорок, где еще секунду назад стоял Нюка. Кое-как подтянувшись на довольно узкий пятачок, рыжегривый самец осторожно свесил свою голову в пропасть, пытаясь высмотреть упавшего детеныша. Все, что он сумел различить – небольшую нишу в земной тверди, куда едва попадал дневной свет. - Черт… как туда пробраться теперь?

Если взрослый лев физически не мог протиснуться сквозь эту дыру, то верная соколица Тамы уверенно спикировала внутрь за бедолагой. Остается надеяться, что Нюка все еще жив… Ни один львенок, кем бы он ни был, не заслуживает подобной участи…

К счастью, все обошлось, и Тоджо облегченно растянул губы в полуулыбке. – Мы идем к тебе, малой! Держись всеми лапами!

Он не хотел думать о том, что же им теперь делать с невольным свидетелем собрания мятежников. Ведь дети, особенно такие маленькие, еще не знают, как хранить тайны, и вполне способны невинно брякнуть родителям что-нибудь лишнее. Малыша нужно для начала как-то вытащить из пещеры, а уж затем сесть и подумать над случившимся, верно? Поэтому Тоджо, едва только спустившись по склону, наклонился к злосчастной дыре: - Ты там не ушибся, дружок?

Повинуясь распоряжению Тамы, рыжегривый птичник отошел от края и, сделав пару шагов в сторону, повертел головой, с предельным вниманием осматривая местность. – Тут тупик, - пробормотал Тоджо, невольно уперевшись взглядом в величественную скалу. Несколько валунов, да кое-где пробивающаяся поросль – ну не сквозь стену им ломиться, в самом-то деле? Скрипнув зубами от охватившей его досады, лев обернулся на остальных и с сожалением покачал головой: - Может быть, все-таки попробуем раскопать землю?

Скажем, у самого подножия  монолита, лишь более досконально оглядев якобы "тупик" за неимением других объектов пейзажа, которые могли бы вызвать определенные сомнения. "Воистину, великий Айхею!" - с нарастающим изумлением подумал Тоджо, откатив очередной булыжник и осторожно отодвинув лапой несколько свисающих лиан в сторону. Век живи - век фигей, называется... Весь предавшись своим ночным инстинктам, самец стал бесшумно протискиваться внутрь, пока его окончательно не проглотила тьма.

—– >>> Потайной грот

Отредактировано Тоджо (15 Июн 2018 03:17:50)

+3

664

Объединив усилия, они могли победить в этой борьбе с безалаберным и жестоким, да к тому же незаконным монархом и его новой свитой. С каждым положительным докладом от соучастников их отряда Гипатия все больше и больше была уверена в своих друзьях и самой себе. Шансы на то, что хоть что-то из того выйдет, росли. Правда, что именно выйдет, ещё предстояло выяснить. Рафики, без всякого сомнения, мудр и никакая ложь от него не скроется. Но чем ведь черт не шутит?

- Это опасно, но стоит того, - кивнула Гипатия после первой фразы Тоджо. - Однако, мы здесь как под каменными стенами и наверняка не знаем, сколько прайдов и кланов нас окружает.

Хоть прайд заметно и опустел после всех напастей, которые на него свалились (самой большой из них был, конечно, Скар), но полагать, что группу повстанцев ни за что и никогда не заметят, достаточно глупо.
Гипатия настороженно подняла уши и обернулась на писк детеныша. Ах, Нюка-Нюка, маленький дурачок. Повстанцам повезло, что королевский отпрыск не демонстрировал острого ума или хотя бы банальной внимательности. Был бы он как племянник Гипатии, Галактион, который в его возрасте докладывал родителям буквально все, что мог увидеть или услышать, то всем мятежникам пришлось бы не очень сладко.

Честно сказать, львице было неимоверно жаль Нюку, как и всех остальных отпрысков Зиры и Скара. Малыш и не догадывается, что когда-то до него Зира холила множество других детенышей. Но делала это, будучи одержимой желанием взрастить своему любимому наследников. Как только Скар терял интерес к своим детям, то и Зира переставала беспокоиться о них, как делала это прежде.
Перед глазами тогда у Гипатии представала Керья, вдова её брата, которая часами оплакивала покойных детей и мужа. В живых у неё остались лишь двое детей, которых она вместе с зятем оберегает, как может. У Керьи всегда болит сердце за маленьких Галактиона и Одилию. И будет болеть, до тех пор, пока этот кошмар,который устроил нынешний король, не кончится.

Что ж... А теперь можно сказать, что Гипатия даже полноценно отреагировать не успела на внезапное исчезновение ребенка под землей. Это было одновременно неожиданно, смешно и грустно.

- Вот так ирония, - невозмутимо вздохнула львица. - Я, надеюсь, что он жив.

Следом за Тоджо самка сделала пару шагов к образовавшейся дыре в земле.

- Сам туда не провались, ты уж точно потяжелее ребенка.

Это нельзя было назвать каким-то высказыванием раздражения к действиям льва, скорее предостережением. Кроме того, Гипатия наоборот была за то, чтобы немного подбодрить детеныша.

Львица отошла от места происшествия и спустилась на одну эдакую ступеньку ниже. Все было в камнях, либо чрезмерно твердом грунте. Внутрь пробиться может только какой-нибудь носорог, да только залезть на склон быстро вряд ли сможет. Гипатия даже пару раз проверила прочность некоторых мест, которые сошли бы как залаз, но особых успехов то не принесло. В конце концов львица встретилась с остальными на другой стороне ловушки.

- Может быть, все-таки попробуем раскопать землю? - предложил рыжегривый.

Гипа оценивающе осмотрела заваленную камнями стену. Оказалось, что копать совершенно необязательно, и, кажется, сам лев это тоже понял, как и Сарафина. Львица сдвинула булыжник с другой стороны, помогая Тоджо. Лишь бы там ничего не обрушилось. Но все-таки, исключая то, что туда со свистом улетел ребенок короля, выглядело все более менее надежно и не критично. Гипатия прошла за остальными.
——->Потайной Грот

Отредактировано Гипатия (12 Июл 2018 11:31:00)

+4

665

Как и ожидалось от друзей Малки, никто не терял времени зря. За эти три месяца повстанцы успели сделать колоссальную работу. Да, именно колоссальную, если сравнивать с прошедшими годами, где не делалось вообще ничего. К тому же торопиться друзьям было нельзя, ибо в таком случае, они рисковали собственными жизнями, а своей смертью точно бы не принесли пользы. Львы и львицы смогли сделать первые шаги для того, чтобы объединить не только львов против их общей беды, но и других животных, что уже заслуживает уважение. Конечно, многие из обитателей Земель Гордости были все еще плохо настроены на сотрудничество со львами, но, как известно, вода камень точит. Малка был настроен оптимистично, поэтому был уверен, что со временем у них все получится.

Другое дело – это ситуация внутри прайда. Безусловно, нашлись львы, которые поддержали идею повстанцев, а это были точно такие же львы, которые успели застать времена правления Муфасы. Они знали, что такое хорошая жизнь, но они же были воспитаны по законам Айхею, уважая те правила, что он давал. Эти львы и львицы обещали любую помощь, которая только была в их силах, но дела обстояли иначе с самками, недавно вступившими в прайд и оказавшимися под крылом черногривого узурпатора. Эти львицы Малке напоминали саму Зиру: такие же агрессивные высокомерные выскочки, которые только и желали, что лечь под Скара и понести от него, лишь бы все время находится под его покровительством и позволять себе то, чего не могут позволить себе другие самки.

Это бесило Малку. И когда Сарафина сообщила друзьям о том, чем закончился ее диалог с новенькими хищницами, Пестрогривый совершенно не удивился подобному результату. Лишь скептично хмыкнул, злобно тряхнул хвостом, выказывая свое полнейшее пренебрежение к этим львицам. Пусть они будут на стороне узурпатора: лев был уверен, что их компания все равно окажется сильнее, ведь помимо львов и львиц с ними были и другие животные!

«А у Скара гиены», - ехидно парировало подсознание. Малка поджал губы: ну, конечно. Как же он мог забыть о них?

…Так вот чтобы набирать силу быстрее, перехитрить Скара, не бояться его львиц и гиен, Малка был твердо уверен в том, что их кругу остро необходимо логово, где повстанцы могли бы устраивать собрания. Его инициативу поддержали, конечно, потому что многие думали о необходимости собственной базы, но никто из его друзей не имел понятия, где искать эту спасительную пещеру. Казалось, что все территории прайда были уже давно изучены львами вдоль и поперек, поэтому немудрено, что Тама, может быть, с долей иронией спросила, не стоит ли логово соорудить им самим.

- Можно прочесать местность… - возразил Пестрогривый, но договорить не смог: он заметил недалеко от повстанцев маленького львенка, окрасом очень сильно похожего на Скара.
И действительно это был принц! А стоило только малышу пискнуть, сообщив всем в округе, что он их будущий король, как Айхею тут же наказал его за такую заносчивость, проломив землю под лапками юнца. Хотя стоит отдать должное взрослому самцу: Малка не на шутку перепугался, но пока не понимал даже чего именно. Принц мог умереть, а свидетелями были все повстанцы, которых обезумевшая королева могла наказать одного за другим за то, что не успели/не смогли спасти детеныша. С другой стороны котенок был мал, поэтому его было жаль самого по себе; не хотелось бы, чтобы малыш ушибся или, чего доброго, вовсе погиб.

Малка ринулся к пропасти практически следом за Тоджо, но тот, как не странно, оказался быстрее.
- Ну? – нетерпеливо спрашивал Пестрогривый, не решаясь остановиться рядом с другом. Если грунт не выдержал маленького детеныша, то двух взрослых самцов он с почти стопроцентной вероятностью также опрокинет вниз.
- Ты там не ушибся, дружок? – Тоджо, конечно, кричал не Малке, но последнему этого было достаточно, чтобы убедиться в целости несчастного принца. Впрочем, это же подтвердила и подруга Тамы, которая была очень кстати и всячески помогала повстанцам. Самец даже радовался тому, что львице удалось подружиться с такой мудрой птицей.

Теперь было ясно, что необходимо найти вход в эту дыру и забрать оттуда принца. Но повертев головой вместе с Тоджо, самец не нашел ничего, что могло бы быть хоть капельку похожим на вход в неожиданно образовавшийся грот.

«Хм, а это место было бы весьма кстати для наших собраний, если бы не новоиспеченная дыра от обвала грунта», - мелькнула мысль в голове Пестрогривого, которая тут же была отвергнута: если бы львенок не пришел сюда и не встал в нужном месте, в нужное время, то этой странной пещеры львы бы и вовсе никогда не нашли.
«Необходимо обыскать ее в срочном порядке», - все еще думал лев, - «но сначала, конечно, надо найти вход».

- Может быть, все-таки попробуем раскопать землю? – предложил Тоджо.
- Для этого сначала надо найти место, - возразил самец, но проблема решилась сама собой. В этот раз Малка был даже горд за своего друга: обычно кузен Симбы был куда более спокойным и куда менее решительным, но теперь он с таким энтузиазмом взялся за дело. Определенно он «растет»!

Тоджо отыскал что-то похожее на вход, загороженный булыжником. Он отодвинул его лапой вместе с Гипатией, а затем исчез в темноте, хотя там, куда он шел, было все же тесновато. Не раздумывая, лев отправился следом за своими друзьями, попутно удивляясь тому, как же все-таки им повезло. Малка не очень-то глубоко религиозен, но если бы ему сейчас сказали, что сам Айхею помогает повстанцам против холодной войны со Скаром, то Пестрогривый поверил бы на слово.

——→>>Потайной грот

Отредактировано Малка (14 Июл 2018 20:29:18)

+2

666

—-→>> Потайной грот

- Не думаю, что это вообще станет проблемой. Его в дрожь бросило от одной мысли о том, что кто-то узнает, - ответила Тама Гипатии, выходя из грота.

Но выглянув из пещеры Таме пришлось зажмурится от резко ударившего ей в глаза света. Коего было, на самом-то деле, немного, небо все еще было затянуто тучами и пеплом после извержения. Но по сравнению с темнотой, которая царила в найденном Нюкой гроте, и этот тусклый свет казался куда ярче, чем он был на самом деле. Линдана вылетела следом за львицами и уселась на одном из многочисленных сухостоев, покрывавших этот склон Скалы.

- Главное, чтобы он опять не провалился туда, - подала голос соколица, - что-то мне подсказывает, что неприятности будут постоянно сидеть на хвосте у этого львенка.

- Ну, - начала Тама с уханьем запрыгивая на крышу их нового убежища, - эту дырку мы сейчас чем-нибудь заткнем. Новых, надеюсь, он не сделает, даже если будет шастать у нас над головами.



Как бы доказывая свою точку зрения, Тама усиленно потопталась вокруг отверстия, проверяя надежность конструкции. Коли уж она тут, стоит действительно убедиться в безопасности. Если она упадет сейчас - это будет не так опасно, как если кто-нибудь вроде Зиры сверзится на них с небес прямо во время их тайного собрания.

Убедившись в крепкости оставшегося потолка, львица огляделась вокруг в поисках чего-нибудь нужных размеров. Сзади к ней подошла Гипа, придерживая лапой довольно увесистый камень средних размеров, предлагая его в качестве затычки. Тама посмотрела на него стараясь прикинуть подойдет ли он и не провалится ли внутрь кому-нибудь на голову. В итоге самка пожала плечами.

- Сейчас проверим, - сказала она и покатила камень к дырке. Затычка встала не сказать что плотно, но встала. Оставив небольшую щелочку сбоку. Не долго думая, Тама присыпала ее мелкими осколками, которые после встряски от извержения валялись на Скале повсюду. Львица поставила лапу на камень и надавила на него, пытаясь проверить не провалится ли их импровизированная заплатка. Вроде стоит. Чтобы наверняка, Тама пихнула ее еще раз уже двумя лапами.


- Нормально. Должно выдержать.

Покончив со своей стороны, львицы спустились к оставшимся внизу самцам.

- Ну как? - поинтересовалась она у них подразумевая процесс маскировки “парадного входа”.

Отредактировано Tama (3 Сен 2018 13:08:20)

+2

667

Потайной Грот →

Ответа на слова светло-рыжей львицы не последовало. Гипатия молча взглянула на Таму и направила взгляд вперед к месту, куда они направлялись. Очевидно, она была вполне согласна со словами подруги, но все еще оставляла возможность того, что Нюка когда-нибудь захочет показать своей матери место, где ему приходилось видеть своих "спасителей" всех вместе. Это ведь только ребенок.

- Самой первой неприятностью в его жизни было появиться у таких родителей, - бурая дернула хвостом.

Гипатия по приходу к зияющей в потолке пещеры дыре отделилась от Тамы в поисках подходящей заплатки для их будущей, как некто комично бы назвал, однушки. Выбрать следовало что-то не очень маленькое и что-то не очень больше. Возможно, нечто среднее было бы самым лучшим вариантом. Выбор Гипы пал на валун и не огромный, и не маленький, широковатый и, наверное, увесистый. Чтобы собой он прикрыл дырку и собственным весом не дал бы выкатить себя из образовавшейся вокруг отверстия воронки. Львица толкнула камень и покатила его из общей кучи к месту, где Тама проверяла прочность уцелевшего потолка.

- Подойдет?

Конечно, встал валун на свое место далеко не идеально. Многие камни они ведь, как звери, совершенно не идеальные. Этот вот кривой, поэтому оставил небольшое отверстие под собой. Но Тама решила не отправлять Гипатию рыскать в поисках другой затычки, и просто присыпала оставшуюся дырку осколками прочих камней. Затем обе львицы потоптались на месте их экспресс-ремонта, чтобы в очередной раз проверить прочность потолка грота и наконец с относительно легкой душой отправиться к другим гражданам ремонтникам.

Гипа зоркими зелеными глазами проинспектировала работу у "парадного входа", будто бы хотела удостовериться, что товарищи не дурака валяют, как в детстве. Ах, детство. Чудная пора, жаль, что туда уже никак не вернешься. Так в жизни все и происходит: сначала с друзьями балду гоняешь, а потом булыжники таскаешь и ныкаешься от узурпатора по пещерам, при том все с теми же самыми приятелями.

- Хорошо. Очень хорошо. Возможно, теперь нам будет легче, - озвучила вслух Гипатия.

Отредактировано Гипатия (10 Сен 2018 09:10:59)

+2

668

>>>Потайной грот

Уже ближе к выходу, Тоджо ускорился, перейдя на легкую трусцу. Едва только лев протиснулся наружу, как в усатую морду немедленно брызнуло дневным светом, заставив того остановиться и застыть столбом аж на несколько секунд, подслеповато щурясь и мотая головой по сторонам. Постепенно резь в голубых глазах утихла, и самец уже мог осмотреть окружающую обстановку, хотя не столь четко, как хотелось бы.

- Видишь кого-нибудь? – шепнул Малке птичник, бесшумной тенью скользнув вперед, на случай внезапных патрулей львиц или гиен. Получив от друга отрицательный ответ, Тоджо облегченно выдохнул, расслабленно встряхнув патлами. Ну слава Айхею, пронесло.

Он приблизился к валуну, который они же с пестрогривым откатили первым и, приподнявшись на задние лапы, оперся о внушительный камень, вдавившись в него всей своей массой. Обломок скалы лениво поддался, и вскоре встал на свое прежнее место, надежно загородив вход в грот. – Нормально? Давай  второй тогда, - Тоджо подошел ко второму камню, чуть поменьше, который валялся чуть правее. Снова напряг свои мужицкие мускулы, фиксируя валун рядом с более крупным. Теперь вряд ли кто обратил бы внимание на груду огромных обломков у подножия Скалы Гордости, не говоря уже о мысли, что внутри может быть спрятан проход в шаманские катакомбы. Отойдя на несколько шагов назад, самец придирчиво осмотрел проделанную работу – ведь именно от естественности маскировки зависит дальнейшая судьба их собраний. Нет, все выглядело так, словно кто-то нарочно сложил здесь валуны, даже несмотря на их внушительную массивность. От досады насупившись на самого себя, Тоджо в задумчивости поскрябал когтями гриву под подбородком. – Неестественно, тебе не кажется? Как думаешь, те кусты подойдут для маскировки? – спросил он у своего приятеля, указав на жухлую поросль в некотором отдалении от пещеры. Можно было попробовать небрежно забросать ветками скопление камней, тем самым создав иллюзию заброшенности груды вот уже тонну лет. А если никто не притрагивался, то под камнями ничего быть не может, верно?

Уцепившись клыками за ломкий стебель, птичник вырвал поросль с корнем, затем еще одну и еще – ровно до тех пор, пока не набрал целую пасть хвороста. Пробурчав что-то невнятное, он выплюнул свою добычу под лапы Малке, после чего оба друга тщательно забросали обломки ветками. Ну вот, совсем другое дело.

- По-моему, недурно вышло, - Тоджо простодушно улыбнулся подошедшим львицам и кивком указал на результат маскировочных работ. – Вы бы теперь могли подумать, что там что-то есть?

+3

669

Повстанцы по одному подходили к месту встречи и докладывали о своих успехах. Похоже, что каждому миссии дались нелегко, львица поняла, что с мудрыми слонами ей еще повезло. Подумав, как могли отреагировать буйволы, львица и вовсе вздрогнула: вспыльчивые копытные могли, не разобравшись, насадить переговорщика на рог. К счастью, Малка стоял перед ними невредимый и докладывал об успехах. Гипатия также принесла хорошие вести, честно говоря, Кула ожидала худшего, что все охотницы испугаются и откажутся противостоять правителю, но, как оказалось, нынешняя ситуация не устраивала многих настолько, что они согласились помочь сопротивлению. А вот новости Сарафины были куда более удручающими, впрочем, от охотниц Зиры она ничего и не ожидала. Эти львицы были преданы королевскому семейству и вряд ли собирались идти против них. Главное, чтобы теперь они не доложили о странных разговорах Скару и Зире, иначе их маленькой группке не поздоровится.

Последним подал голос Тоджо, и в груди самки потеплело. Ей нравился его голос, а, когда взгляд голубых глаз встретился со взглядом карих, Кула и вовсе почувствовала, будто тысячи иголочек пробежались по ее загривку. Необъяснимое, но приятное чувство захватило львицу настолько, что она чуть не прослушала доклад самца о носорогах, который, к слову, был краток и по делу. Носороги не были самыми доверчивыми существами в саванне, поэтому тот факт, что у Тоджо получилось с ними о чем-то договориться, был удивителен. Вместе с приятными чувствами в сторону льва появились и тревожные: самка вдруг четко осознала, что больше не хочет, чтобы ее друг ходил на задания один.

— Что ж, со слонами все оказалось гладко, — начала Кула свой доклад. — Их лидер, Ма Тембо очень…

Договорить ей не дал внезапный тонкий голосочек, доносившийся откуда-то из-за спины Гипатии. Карамельная ойкнула от неожиданности, испугавшись одновременно с Тамой. Это заставило Каси, до этого сидевшую поодаль, встревоженно подскочить к подруге. Львица ожидала здесь появления кого угодно, но уж никак не отпрыска королевы. О Нюке она лишь слышала, но, до этого момента не видела. Честно говоря, он был… разочарованием, по сравнению с тем, как его описывали приспешники Зиры. Единственный наследник трона, весь из себя, на деле оказался плюгавеньким и худеньким, совсем не дотягивающим по своим габаритам до трехмесячного, коим, собственно, и являлся. Этот львенок не вызывал никакого благоговения или трепета, который должен бы присустствовать при встрече с наследником трона, Нюка, скорее, вызывал жалость. Тем не менее, слушать разговоры повстанцев ему точно было не нужно, да, и вообще, видеть их вместе.

Казалось, все уже были готовы сказать что-то наследнику, кто-то даже успел выдавить из себя первые звуки, как произошло что-то совсем из ряда вон выходящее: земля под тонкими лапами малыша разъехалась, и он кубарем покатился вниз. Ни раздумывая ни секунды, сервал рванулась прямо за ним, но не успела его поймать, прежде, чем размытый грунт образовал дыру и поглотил львенка. Каси чудом умудрилась сама не свалиться вниз, ее спасли лишь превосходные рефлексы. Все вокруг будто замерло для Кулы, она уже рисовала себе самые страшные картины в голове. Ведь кто знает, насколько там глубоко, какое падение сможет пережить такой маленький львенок? И что с ними будет, если кто-то узнает, что они видели, как королевский сын свалился в тартарары.

— О, предки, пусть он будет жив, — взмолилась Кула, когда птица ее подруги метнулась за ним.

Всеобщим вздохом облегчения, казалось, можно было сдуть Скалу Прайда, когда Линдана объявила о том, что малыш был цел и невридим. Оставалась одна достаточно сложная задача: вытащить пацана из пещеры, выхода из которой не было видно. Интересно, не находите? Вся группа львов рванула вниз, на поиски входа.

— Я посторожу здесь, на случай, если кто придет, — вызвалась львица, когда ее друзья нашли вход и принялись его откапывать.

Вот чего им не хватало, так прихода гиен или, чего хуже, беснующейся Зиры, ищущей своего драгоценного сыночка. Кула справедливо рассудила, что остальные справятся с вытаскиванием Нюки из пещеры, когда как ей нужно было постоять “на стреме”. Она считала себя неплохой охотницей, поэтому без труда нашла заросли, в которых было удобно спрятаться. Львица устроила эдакую засаду, посадив Каси рядом, чтобы, на случай опасности, та успела добежать до других и предупредить, пока самка отвлекает эту самую опасность. Обзор из кустов был прекрасным, к счастью, никто и не собирался идти в это богом забытое место. Кому нужно ошиваться у глухой, как казалось раньше, стены? Кто ж знал, что там целая пещера.

Пролежала она на своем посту недолго: уже вскоре Кула увидела, как матерая самка уводит наследника трона в сторону церемониального утеса и мысленно пожелала ей удачи. Сарафине предстояла нелегкая задача: сдать Нюку королеве и не огрести от той по шее. Оставалось лишь надеяться, что Зира будет так рада появлению сына, что не удостоит охотницу внимания.

— Отличная работа, мальчики, — как можно радостнее произнесла львица, подходя к умело замаскированному входу в пещеру. — Никому и в голову не придет, что здесь что-то есть. Если, конечно, Нюка не расскажет…

Пещера, о которой говорили повстанцы буквально полчаса назад, свалилась к ним, как снег на голову. Прекрасное совпадение, хоть что-то хорошее им послали боги, а не как обычно.

— Я не успела договорить о слонах, — произнесла львица, когда все собрались. — Ма Тембо, их вожак, оказалась очень мудрой слонихой. Она согласилась нам помочь и поверила тому, что настоящий король вернется.

Самка опасалась произносить имя Симбы вслух. Было в этом что-то такое, что заставляло Кулу придержать язык. Мало ли, кто может появиться в любой момент. Кто-то поопасней Нюки, например.

+6

670

Потайной грот—–→>>

Задумавшись о своем прошлом, Малка не заметил, как его друг застрял на выходе из пещеры. Лев почти вписался носом в круп Тоджо, благо, что вовремя затормозил и поднял голову. Нахмурившись, он проворчал что-то вроде «предупреждай, когда резко останавливаешься», но лев к тому моменту уже благополучно сделал шаг вперед. Теперь и Пестрогривый чувствовал дуновение ветра и надоедливый запах гари, который проникал в своды шаманской обители не так сильно, как витал на открытом пространстве.

Свет резал глаза; машинально лев зажмурился, но тучи так ловко скрывали настоящую яркость солнца, что долго привыкать не пришлось. Понадобилось менее минуты для того, чтобы очертания знакомой скалы приняли четкую форму.

- Видишь кого-нибудь? – шепчет Тоджо. Малка принюхивается и прислушивается, попутно напрягая зрение. Он слышит голоса Гипатии и Тамы, слышит голос птицы, слышит Кулу, которая осталась стоять на страже.

- Все хорошо, - качнув головой, сказал лев, - если бы кто-то был, то Кула бы предупредила нас.

Тоджо успокоило это. Тогда только он принялся за дело почти немедленно, предварительно, конечно, выразив облегчение по поводу того, что никто не заметил неприятного происшествия с Нюкой. Малка был спокоен на этот счет; сейчас его волновала тетушка Сарафина, точнее, ее безопасность, а также, чтобы ребенок не рассказал никому о том, куда он упал и с кем он разговаривал. Впрочем, лев предпочел умолчать об этом, ибо сейчас у него было дело куда важнее.

Катать валуны оказалось не особо легким занятием, тем более что теперь поставить их нужно было в определенном положении, чтобы выглядело естественнее. Ах, если бы только Малка знал, как он и его друг сейчас выглядят, пытаясь сдвинуть с места «двери» для грота. Мышцы львов напряжены, зубы стиснуты, грива трепещет: наконец, создается впечатление, что на Землях Гордости не перевелись еще герои. Когда процесс передвижения камней был закончен, оба самца взглянули на результат своей работы. Тоджо, оказалось, он пришелся не совсем по душе.

Пестрогривый не мог не согласиться со своим другом. До того момента, когда вход в грот был обнаружен, он, кажется, был покрыт вековым слоем пыли. Кроме того, на камнях висели естественным образом лианы, что как бы говорило о том, что здесь не ступала ничья лапа, что валуны никем не двигались, что это место никого не интересовало и не несло в себе ничего необычного. Теперь же было очень хорошо видно, что камни кто-то передвигал, а если так, то за ними может что-то скрываться. Но и на это поступило незамедлительное предложение птичьего папы.

- Кусты подойдут, - согласился Малка, наблюдая за тем, как его друг рвет растения и складывает в кучку возле его лап. Он был крайне удивлен такой энергичностью Тоджо, что даже не успевал за ним. Впрочем, не смея уступать своему другу в важном деле, лев схватил приличную охапку поросли, покрывая ей камни. Вскоре небрежно разбросанная трава создала весьма неаккуратный вид, естественный вид, будто все здесь росло само по себе.

- Уже лучше, - запыхавшись, отрапортовал Малка, сдувая с глаз нависшую пыльную челку. Лев повернулся к подошедшим самкам, кивая на вход в пещеру с довольной улыбкой, - теперь главное не забыть, где здесь проход внутрь.

Кула похвалила львов за проделанную работу, вновь напомнив о принце. Угроза, бесконечно нависающая над головами амбициозных львов в виде Нюки, тюкала Малку по голове. Да и, наверное, не только его одного.

- Надеемся, что не расскажет. Он был очень напуган.

А далее последовал краткий рассказ от Кулы. Пестрогривый одобрительно закивал: он был очень рад, что еще один сильный союзник присоединился к ним.

- Со слонами шансы на победу у нас значительно выше, - воодушевлял Малка своих друзей.

Отредактировано Малка (17 Сен 2018 19:51:59)

+2

671

Львицы спустились со скалы как раз к тому моменту, как самцы добавляли последние штрихи в виде артистично разбросанных веток и развешанных лиан к маскировке главного входа. Тама придирчиво осмотрела результат их работы, изучая его под разными углами. Камни стояли довольно плотно, а свисающие почти до земли лианы закрывали и без того небольшой оставшийся проход. Никто и не подумает, что там что-то есть. Один минус, что и самим протиснуться будет трудно, но лучше так, чем рисковать тем, что их убежище найдут.

Тама не успела выразить своего одобрения, за нее это сделала наконец вылезшая из засады Кула.

- Ты не видела, как его буквально трясло об одной мысли, что Зира может узнать, что он так нелепо свалился, - подтвердила она слова Малки, стараясь успокоить подругу. Конечно, риск есть всегда. Но у Тамы было хорошее предчувствие на этот счет. - Думаю, мы в безопасности. По крайней мере пока.

Разобравшись с насущными проблемами маскировки, Кула продолжила свой “отчет”, который так не вовремя прервал маленький Нюка своим появлением. Слава Айхею, у бурой львицы оказались новости получше, чем у большинства из них. Но в слонах Тама, откровенно говоря, особо и не сомневалась. Они всегда славились как очень мудрые и рассудительные звери.

Однако Таму беспокоило, что из всех зверей, к кому они послали “гонцов” реальную помощь вызвались оказать только слоны и носороги. Все настолько плохо, что остальные уже сдались и не хотят даже попробовать что-то поменять? Да, им согласились помочь чуть ли не самые сильные звери Земель Гордости. Но чтобы справиться с гиенами им понадобится не только сила. Но хитрость. Скорость. Сноровка.

Есть, конечно, еще одна группа зверей, с которой они не общались. Тама, откровенно говоря, и не очень-то хотела с ними связываться. Но, кажется, им придется.

- Слоны и носороги - единственные, кто прямо согласились нам как-то помочь, - озвучила свои мысли самка. - Ну, еще буйволы, - добавила она, вспоминая рассказ Малки. - Условно. Неохотно. Жирафы, можно сказать, отмахнулись от меня. Обещали помалкивать, но более ничего конкретного. Это… хорошо, - вздохнула она не чувствуя той бодрости, которую пыталась вселить в остальных. В основном, потому что она собиралась сейчас предложить, пожалуй, самую идиотскую выходку в истории идиотских выходок. И естественно, она сама пойдет ее исполнять. Потому что не пошлет же она кого-то из своих друзей прямо в пасть к крокодилам? И дело не только и даже не столько в том, что это крокодилы, но в том, кто их лидер. Тама не имела ни малейшего понятия кто сейчас у руля, ходили слухи, что старого предводителя сместили. А так ли это в действительности никто не знал. Львы не очень тесно общались с крокодилами. И если это так, то кто новый лидер? Как он относится ко львам? К местным законам? Известно только Айхею и самим крокодилам.

- Но этого мало, - сказала она осматривая оставшихся здесь повстанцев. Смешно, что это оказалась именно их веселая компашка, не разлей вода, всегда вместе. Она, Малка, Тоджо, Кула, Гипатия. Не хватает только Налы с Симбой. И был бы полный комплект. - Одними только большими размерами и грубой силой не справиться с полчищем гиен на службе у Скара.

Но с другой стороны, а какой у них остается выбор? Надо как минимум попытаться. Тама давно растеряла весь свой оптимизм (если она его вообще когда-либо имела), но сейчас ей хотелось надеяться, что, быть может, новый лидер крокодилов окажется славным парнем. А что? В жизни всякое бывает.

- Поэтому я пойду и попробую переговорить с крокодилами.

Вот. Все. Она сказала это. Содрала, как засохшую корку с ранки. К феерверкам готова.

И, о да, фейерверкам быть.

Реакция на ее заявление была… бурная.

Тоджо, в привычной ему манере няньки, принялся пытаться отговорить самку от этой дурной затеи, кудахтав над ней, как курица-наседка над своими яйцами. Вот уж действительно, птичий папка.

Малка тоже принял идею мягко говоря настороженно. Радует, конечно, что он не стал пытаться ее отговорить, видимо понимая, что бесполезно. Но вместо этого решил навязаться с ней. Тама недовольно посмотрела на него. Она прекрасно понимала, что это рискованное предприятие, именно поэтому вызвалась идти сама, и она не собирается подставлять еще кого-то. Она у них не разрешения спрашивает, а ставит перед фактом.

- Нет. Так, не пойдет, я сам..—

Однако договорить он ей не дал, тоном не принимающим вообще никаких возражений перебив львицу. Тама осоловело смотрела на пестрогривого, пытаясь понять что вызвало такую резкую перемену.

- Ладно, - все еще слегка обескураженно сдалась Тама. - Если ты так хочешь. Вперед. Идем сейчас, - она повернулась назад к обеспокоенным мордам остальных друзей. - Мы найдем вас, как только разберемся с крокодилами. Дана?



Линдана, по первому же зову спустилась вниз и устроилась на своем обычном месте, между лопаток у Тамы. Соколица явно тоже была недовольна идеей своей четвероногой подруги, но пытаться отговаривать не стала. Старая, мудрая птица давно успела познать важность обучения на собственных ошибках. Главное, чтобы ошибки не оказались летальными. А все остальное можно пережить.

Попрощавшись, львы выдвинулись в сторону Зимбабве, морально готовясь к предстоящей встречи с крокодильим лидером. Лишь бы он оказался хотя бы в меру миролюбивым. На большее Тама не смела надеяться.

—–→>> Восточный берег реки Зимбабве

Отредактировано Tama (24 Окт 2018 17:38:44)

+5

672

Учитывая, в каком плачевном положении находились сейчас повстанцы, новости Кулы, которые она не успела сообщить из-за появления Нюки, можно было назвать просто отличными. Вместе со слонами и носорогами на их стороне точно было преимущество по крайней мере в силе. Столько стараний за эти несколько месяцев не могли, нет... не должны пройти даром. Даже если Симба, истинный наследник, не объявится, Гипатия не позволит всему тому, что их компания сделала, улететь в небытие напрасно. Они смогут свергнуть узурпатора сами. Но Гипатия старалась не думать об этом. Слишком много тех, кого она знала, погибли или пропали. Она хотела, чтобы Симба объявился. Интересно, каков он сейчас? Наверное, так стал похож на своего отца. Как это глупо - цепляться за клочки прошлого. Львица не уважала подобное никогда в своей жизни, но с каждым днем чаще и чаще замечает в своей голове эту мысль: "Я хочу вернуть все, как было." Гипа пошла бы на любой шаг, чтобы сделать это, пусть и понимала, что "как было" уже никогда не будет. Зоти с матушкой из могилы не вылезут, как и покойные трое племянников. Муфаса не сойдет с облаков и не поставит на место своего дрянного брата. Кто ушел, того не вернуть. И львицу пугала перспектива потерять кого-то ещё. Даже ради такой цели, как справедливость. Она бы пошла на жертву, это верно, но несла бы с собой ещё один тяжкий груз до конца жизни.

- Крокодилами? - Гипатия нахмурилась, выслушав вывод Тамы.

К слову о тяжком грузе, сейчас Гипа почувствовала нечто похожее. Крокодилы всегда были страшными и свирепыми зверями, непредсказуемыми и коварными. Предыдущий лидер их стаи был в ладах с Муфасой, насколько помнила львица в юности. Но затем на пост вождя встал совершенно другой крокодил, которого никто из повстанцев почти наверняка и в морду не видел. Никто ничего и не говорил о политике с этим племенем зеленых хищников, а значит, все туманно. Возможно, что он вовсе ненавидит нынешний прайд.

- Если ты считаешь это необходимым, то дерзай. Но будь предельно осторожна, - таковы были слова Гипатии.

Затем за Тамой навязался и Малка. Каков удалец, конечно, он даже не спрашивал, может ли он пойти. Так было безопаснее с одной стороны и рискованнее с другой. Палка о двух концах. Как бы то ни было, с этой палкой повстанцы имели дело каждый божий день, пора бы уже привыкнуть. И острой стороной она к ним поворачивалась едва ли. Нужно ловить фортуну за хвост, пока она ловится. Потом удача может ускользнуть, и худо будет всем и сразу.

- Удачи вам, - бурая львица проводила двоих своих приятелей взглядом.

Стало быть, это снова время, чтобы разделиться. Так точно, им нельзя наводить на себя лишних подозрений. Между ними всеми слишком много общего, чтобы светиться рядышком семь суток на неделе. Львы, конечно, про то, что такое неделя, не знают, но мы все-равно используем это выражение,а то самые лысые что ли.
В мысли Гипатии в какой-то момент снова закрались думы о прошлом. Удивительная штука - жизнь. Тот, с кем никогда не ладил, может стать важен тебе. Пусть и не как кто-то близкий по душе, а как союзник. Лиланд. Следовало найти его. Он там жив хотя бы? Вспоминая, как часто он неприкрыто выражал свое недовольство, Гипа начинала сомневаться, что не найдет его где-нибудь в канаве. Кажется, самое время навестить эту мочалку с яйцами.

- Я пойду потолкую с Лиландом и другими львами, - сообщила Гипатия и горько усмехнулась. - Надеюсь, они ещё живы.

→ Церемониальный Утес

+3

673

Завидев Кулу, которая постепенно вылезла из своей засады и подошла к ним, Тоджо почувствовал странную неловкость. Похвала из уст львицы оказалась для него, как если бы она внезапно пригладила мягкими подушечками взъерошенный рыжий загривок – настолько его охватило смятение. Если бы львы вообще умели краснеть, то Тоджо немедленно раздался бы пунцовыми щеками, тем самым выдав себя с потрохами.

- С..спасибо, Кула, - только и сумел пролепетать он, смущенно пряча предательски заблестевшие глаза. – Мы с Малкой старались…

Кое-как отодвинув мысли о львице-шоколадке (интересно, насколько она сладенькая?) в сторону, рыжегривый нянь постарался сосредоточиться на куда более важных моментах, как, скажем, продолжение прерванного отчета Кулы о ее встрече со слонами. Огромные величественные животные согласились помочь львам со свержением лже-короля, что не могло не радовать. Даже одного могучего слона было бы достаточно для  грозного союза против губительной власти черногривого узурпатора. Союза, но не свержения… Да, за плечами у будущих повстанцев находились далеко не полторы головы хрупких дикдиков,  а довольно крупные и мощные звери, способные оказать серьезное сопротивление многочисленным ордам  гиен и беспринципным охотницам  Скара.  Ну а потом-то что? Куда заведет эта дезертирская дорожка по тайной подготовке к восстанию? Разве их объединенной помощи настоящему королю хватит для результативного бунта? А что, если черногривый монарх сумеет разузнать о заговоре и на корню подавить готовившийся мятеж? Или же сам Симба банально не успеет появиться на своих законных владениях? 

Столько вопросов, и ни одной гарантии… Да, они все это уже проходили; да, ждать было нельзя, ибо у Скара явно кукушка накрылась на почве всевластия; да, Тоджо прекрасно понимает и осознает весь накал ситуации, просто… одному Великому Айхею известно, чем все может обернуться в случае провала. В первую очередь, для Кулы и его остальных товарищей.

Мрачно вздохнув и почувствовав, как его накрывает новой волной безысходности, рыжегривый птичник слегка понурился, вполуха слушая бойкие, но вполне справедливые рассуждения Тамы, и поглядывая снизу вверх на своих щебечущих подопечных, которые устроили воздушные догонялки, окрыленные новой надеждой. «Мне бы так», - печально улыбнулся птичий нянь, невольно позавидовав безмятежности синих мухоловок. Ни правил, ни забот, ни ответственности…

- Крокоди…ик…илы?! – Тоджо так резко вскинул голову, что едва не заработал себе смещение позвонков. Голубые глаза самца расширились от ужаса, и несколько добрых секунд он просто стоял в ступоре с приоткрытой пастью, пытаясь понять: шутит ли его челкастая подруга, или же  говорит всерьез. – Но… это же самоубийство! Это самоубийство, Тама, ты не можешь подвергать себя такой опасности! – едва очнувшись от первичного шока, рыжегривый нянь решительно подошел к своей подруге детства, словно бы собираясь преградить ей дорогу к реке, где, по идее, и обитали эти толстокожие твари. Конечно, он прекрасно знал, что если бежевой самке что-то взбрело в голову, то какой-то там кузен короля, пусть даже близкий друг и товарищ, ей не будет указом, хоть лапу прокуси. Поэтому Тоджо ничего не оставалось, как с досады приобнажить клыки и нервно взмахнуть хвостом, чуть отступая назад. Заверения Малки о защите львицы немного подуспокоили самца, однако дурное предчувствие вовсе не собиралась отпускать сердце добродушного льва, который всегда переживал за своих друзей больше, чем за себя самого.

- Будьте предельно осторожны, - вздохнул он, провожая удаляющуюся парочку к обиталищу крокодилов. Оставалось только уповать на смекалку Тамы и отвагу Малки, ибо в дружелюбие этих свирепых рептилий лев не больно-то верил. Ожидание неизвестности убивало. Гипатия сама степенно удалилась, чтобы прояснить ситуацию с Лиландом, и рыжегривый вновь мог беспрепятственно закопаться в свой омут депрессионного мрака, снедаемый тревогами за друзей в их более чем опасной миссии. Но он не хотел так… Вроде бы только-только нащупал тоненький свет надежды, и даже началась упорная, весьма трудоемкая дипломатическая работа по организации сопротивления… и что? Теперь стоит все спустить в гнилое ущелье, всего лишь поддавшись слабости своего мягкого характера? Как потом смотреть в глаза Куле?

- Я.. Мне нужно прогуляться, - тихо сказал Тоджо, поднимая свой золотистый зад с земли. – Я должен справиться с собой.

>>>Бескрайние луга

+4

674

Несмотря на не очень-то оптимистичный настрой подруги, Кула была довольна тем, как она подытожила ситуацию. Да, жирафы их послали, но остальные-то нет. В конце концов, кому нужны эти жирафы, если с ними слоны, буйволы и носороги? Такие массивные звери справятся с гиенами в два счета, если, конечно, захотят драться. В любом случае, все намного лучше, чем они предполагали изначально. Тогда почему Тама так нервничает?

— Ты что с ума сошла?! — совсем уж несдержанно ответила она на реплику подруги. — Ты понимаешь, что крокодилу нужно пару движений, чтобы… Чтобы не было у нас больше лидера.

Кажется, ее реакция перекрылась реакцией Тоджо, который тоже вещал про самоубийство. В конце концов, они были правы: у крокодилов с львами так себе отношения. Клац-клац, плюх-плюх и нет вашего льва. А у зубастого появился плотный ужин. Это было безумием, ненормальным поступком, да, в конце концов, безрассудством! Кула напряженно смотрела за движениями сбитого с толку золотистого льва, который так решительно встал перед самкой, готовый, казалось, сбить ее с лап, лишь бы не пустить Таму к реке. Его решительность поубавилась лишь тогда, когда Малка тоном, не терпящим возражений, заявил, что идет с ней.

— Это все еще крокодилы, — нахмурилась шоколадная. — Ребят, мы правда обойдемся без их помощи. Не нравится мне это…

Но никто ее не послушал: если Тама что-то решила, то все, это не выбьешь у нее ничем. Самка проводила подругу тяжелым взглядом и вздохнула. В какой раз воспоминания о хорошей жизни нахлынули на нее. Когда не нужно было беспокоиться обо всем этом. Ну, вы понимаете, когда нет угрозы того, что твою подругу сожрет огромный крокодил, живется как-то лучше. Впрочем, о тех временах вспоминать приходилось все реже, так как дела насущные давали о себе знать. Вот прямо, как сейчас: сразу после ухода друзей, Тоджо разразился нервной речью и куда-то стремительно умотал, оставив ее одну на этом склоне.

— Тоджо! — крикнула Кула вслед удаляющейся золотистой попе. — Да постой же… да куда… Тьфу ты.

Дальше львица изрекала что-то уже совсем невнятное, так как ей пришлось подорваться и бодрым шагом пойти за другом, чтобы выяснить-таки, какая муха его укусила.

————————→ Бескрайние луга

+1

675

Решение Тамы испытать удачу, поговорив с крокодилами, Малка в глубине души воспринял в штыки. Попытка договориться с ними равносильна прыжку с пропасти в надежде что внизу неожиданно будет мягкая подстилка из листьев. Крокодилы были очень опасны и раньше, но сейчас, когда их лидер сменился, от них можно ждать чего угодно. Кто знает, что им взбредет в голову: закусить львятинкой в нынешнее время для них явно не грех. Все нутро Малки твердило о том, что это очень плохая затея, и она может закончится не самым удачным образом для Тамы.

Того же мнения придерживался и Тоджо, который немедленно начал испугано отговаривать Таму от этого плана. Кула была также против, но если что-то взбрело в голову Тамы, то значит она это сделает, хоть ей будут камни на голову падать, хоть они же будут под ней проваливаться. Но как говорится, если не можешь остановить безумие - возглавь его. Взвесив в голове все "за" и "против", Малка, наконец, выдал:

— Лучше мне пойти с тобой к крокодилам на всякий случай. Одной идти туда очень опасно.

— Нет. Так, не пойдет, я сам...

— Кто знает, что тебя там ждет, так будет безопаснее. Я иду с тобой и точка. Тем более две головы лучше одной, если встрянем в неприятности, то вдвоем будет проще из них выпутаться.

В конце концов Малка не мог бросить Таму на произвол судьбы в таком деле, даже если все инстинкты чуть ли не кричали, "не лезь, блин, дебил, они тебя сожрут".

"Может все пройдет и не так плохо. Я надеюсь."

После коротких прощаний с остальными Малка и Тама отправились к реке. Малка думал о предстоящем разговоре с крокодилами и надеялся, что этот разговор хотя бы состоится и им двоим не придется рвать когти от полчищ этих зубастых монстров.

→ Восточный берег реки Зимбабве

+3

676

Миновало несколько месяцев с того момента, как Шу, будучи тогда совсем еще безалаберной малышней (можно подумать, сейчас он был очень взрослым и ответственным) потерялся, случайно уйдя с территории прайда.
И что же изменилось?
Да почти что ничего.

Он оставался все тем же веселым подростком, хотя веселье его теперь частенько было приправлено опасениями. Жилось в прайде Скара, если подумать, не так уж и плохо, по крайней мере, первое время Шу считал именно так. Те несколько дней, что он голодал, пока на него не набрела группка львиц, в дальнейшем присоединившаяся к Скару, были для него, привыкшего к сытой жизни, к тому, что жратва подается практически на блюдечке с золотой каемочкой, настоящим испытанием. Так что даже несмотря на то, что отнеслись к нему в прайде не так чтобы с энтузиазмом, это все равно было куда лучше, чем голодать в одиночку.

Тем более, что в конце концов у него появились знакомые, относившиеся к нему пусть слегка снисходительно, как к ребенку (коим он и являлся), но уж точно не скалившие зубы оттого, что в прайде появился еще один рот.
Конечно, львенок исхудал. Нет, не до костей, но из откормленного здоровяка он постепенно стал здоровяком поджарым, тем более, что как раз активно рос. Лапы становились все длиннее и худее, хотя по их толщине становилось понятно: этот тип будет по-настоящему огромен. Тело пока что отставало, живот вовсю прилипал к позвоночнику. Разносолами в прайде не баловали; Шу научился есть быстро, торопливо и жадно, заглатывая куски мяса, пока это не сделал кто-нибудь еще.

Пока что он был бесполезен прайду и, понимая это, старался не попадаться на глаза ни королю, ни его супруге, всякий раз заговаривавшей с подростком приторно-вежливо. Сперва темногривый радовался ее участию, но постепенно подчеркнутая слащавость тона королевы стала его настораживать. Он смотрел на старших товарищей. Учился.

Впрочем, все же не столько учился, сколько болтался здесь и там, то помогая по мелочи, то просто бездельничая. Конкретно сейчас Шу осторожненько прокрался в пещеру, стараясь не привлекать к себе внимания Зиры. Увлеченные каким-то обсуждением (которое, впрочем, больше напоминало семейный скандал), его, кажется не замечали.
—–→ королевская пещера

+1

677

Начало игры

В последнее время всё шло кувырком: засуха, чума, наводнение. Только извержения не хватало для полноты картины, и оно случилось будто по намеченному расписанию, решило «добавить огонька» в и без того серые будни. Раз за разом природа обрушивала ту или иную стихию, и каждый раз приходилось в прямом смысле выживать. Никакой спокойной, тихой и мирной жизни. Винить нынешнего правителя во всех невзгодах было неправильно, однако, совпадения были очень занимательными – судя по рассказам, при Муфасе ничего подобного не было, а если и было, то не в таких масштабах; а вот правление Скара переживало не лучшие времена, тут всё можно понять, но… Но! Складывалось впечатление, что король вообще не хотел ничего делать, попросту опустил лапы и пустил всё на самотек. От матриарха только и было слышно – патрулируйте, ищите еду, и никаких других новостей не объявлялось. По Шензи было видно, как она постепенно теряет терпение и ситуация ей самой очень не нравится, несмотря на старые связи и обещания. Опять же, по рассказам, уговор был прост: клан помогает льву занять трон, а лев в свою очередь обеспечивает клан сытной и довольной жизнью. Где? Вот именно что. А извержение вулкана стало своего рода кульминацией и только подлило масла в и без того мрачное настроение.
Дживе поднял голову, всматриваясь в темное небо, и тут же помотал головой, когда хлопья вулканического пепла попали на нос. Лапа на автомате потянулась, чтобы смахнуть остатки золы, и вернулась на место. Чудо, что земли Прайда находились относительно далеко от Килиманджаро, но последствия извержения коснулись и этих территорий тоже. Запах гари, серые тучи, проклятый вулканический пепел. Это всё раздражало и бесило, но ещё больше злило, что с условиями ничего нельзя было сделать – оно всё когда-нибудь закончится и пройдет, надо только потерпеть. Потерпеть… Дживе терпел всю свою сознательную жизнь, проходил раз за разом через различные испытания, потерял семью, в конце концов! Спасибо отцу и матери – отличное время выбрали для продолжения рода, ничего не скажешь. С другой стороны, откуда им было знать. Их нельзя было ни в чем обвинить, но и похвалить тоже особо не на что. Дживе ещё раз помотал головой, отгоняя ненужные мысли. Чем меньше будет думать о том, как ещё могла сложиться его судьба, тем лучше. Он устроился поудобней под деревом (это же раньше было дерево, да?) и пододвинул к себе обглоданную кость. Всё, что было можно, Джи уже выел, но не хотел так просто расставаться с недавним ужином, хоть какое-то занятие будет. Дживе вонзил клыки в кость и легким движением сомкнул челюсти. Кость привычно хрустнула и разломалась на две половины. Далее настал черед более мелкой части. Она была зажата между лапами и активно обгладывалась. Занятие абсолютно бесполезное, и нисколько желудок не насытит, но выбирать не приходилось. Патрулирование закончено, ужин был, на охоту сегодня не его черед. Все обязанности выполнены в полной мере, заслуженный отдых, так сказать. Дживе брезгливо стряхнул с лапы очередную порцию хлопьев пепла, и обратил внимание, что второй кусок кости уже постепенно темнеет от золы. Нет уж, это он грызть точно не станет.

+1

678

====> Начало игры. Первый пост.

Секани брёл и брёл себе вперёд, все дальше и дальше. Куда глаза глядят, куда тропинки звериные вели, вышагивая уставшими, стёртыми в мозоли лапами. Брёл совсем один и, причем, уже довольно давно. Одни пейзажи плавно сменяли другие. Солнце на небе перемещалось от одного края горизонта к другому, отмеряя пройденные километры часами и утомительными шагами.

И так, пустынный песок сменился иссушенной землёй унылых пустошей. Даже ещё когда у крокута была приятная, весёлая, хоть и крайне колоритная компания. Компания в лице темного львёнка девочки и здорового молчаливого мишки. Сейчас же, когда они уже давно разбрелись в разные стороны, кто куда, пыльные дороги пустоши, наконец, вывели гиена к реке. Прежде, в более благоприятные для этого края времена, она была широка, глубока и величественна. Сейчас же, она едва ли напоминала жалкую тень своего прошлого могущества. Но Секани и не видел Зимбабве в прежние деньки. И, как житель суровых земель и просто странник пустыни, он был просто рад любой реке. Уважал любую влагу, что встречалась ему на пути. Так что, напившись вдоволь, измазавшись в грязи и покарябавшись слегка об острый камень, что не приметил в воде по неосторожности, он смог, вскоре, найти брод. Достаточно мелкий, чтобы перейти на другую сторону, где, казалось, трава была зеленее. Ну, на самом деле, для Секани это была вовсе не метафора, ему правда виделось, что на другом берегу явно лучше было с растительностью. Может, трава там не была зеленее, однако, она там хотя бы была... значит, и травоядные там водились... наверняка. А этого предположения уже было достаточно, чтобы предпринять всё, для достижения того берега.

Но, даже когда он перебрался на другую сторону, он все равно упорно продолжал свой путь. Ему тут определённо нравилось, однако, пусть здешние луга казались райскими кущами после бесконечных адских пустынь и пустошей, гиен нутром чуял, что это всё не то. Не предел мечтаний. Что он как никогда близок, но всё же ещё не добрался туда, куда так долго шел все это время. Ах... Дом. Это такое сладкое слово, что обозначало удивительное и ни с чем несравнимое местечко. Или зверей. Неважно, так или иначе, пусть это понятие имело много имён и обличий, оно для всех оставалось одинаково желанным.

Секани давно его потерял, но очень надеялся снова найти. Для этого он, в общем, и затеял это свое путешествие. Которое, к настоящему моменту времени, уже порядком его измотало и еще больше - надоело. Казалось, он так и будет вечность куда то идти и идти. Но, несмотря на все это, он не сдавался. Он чувствовал, что идеальный дом, тот самый, что он так долго ищет, уже совсем близко. Он мог бы остаться и здесь, конечно, где проходил сейчас, но нутром чуял, что это все не то. Что нужно идти ещё дальше. Он не мог этого объяснить, он просто чувствовал это и все тут. И, как бы тяжко порой ни было ему на его пути, он продолжал двигаться вперёд.

А впереди, к этому моменту, иссушенные луга уже сменились, из плоской саванны, в пологий склон с редкими, не менее сухими деревьями. В воздухе основательно так запахло гарью и можно было даже заметить пепел, что смешивался с землёй и оседал угнетающим серым цветом на всём, что здесь ещё росло. На лицо явное буйство огненной стихии, что, после себя, оставило разруху и депрессивные пейзажи, куда не кинь взор. Однако, несмотря на всю серость картины перед собой, гиен улыбался своей привычной широкой и искренне довольной улыбкой. Просто потому, что, всегда настроенный на позитив крокут, видел в этом всём свои плюсы. Он зал, что пепел - это лучшее удобрение для растительности... Которая, к слову, выглядела так, что явно давненько в том нуждалась. Здешние земли были истощены и, словно феникс, должны были прежде сгореть, а после - возродиться в великолепии пуще прежнего.

Так что это бедствие значило только то, что после таких вот пугающих жутких перемен, обязательно придет новый расцвет всего живого. Ведь реки сушат свои берега для того, чтобы дождь наполнил их свежей водой. А земля устает, чтобы вскоре возродиться с новыми силами. И, придерживаясь таких взглядов на великий круг жизни, Секани радостно оглядывал всё вокруг.

В какой-то момент он даже попросту остановился и сел. Просто осматривая с возвышенности данного склона увядшие в серости луга внизу. Улыбался, привычно свесив язык между клыков и таращил свои огромные янтарные глаза во все стороны. И только в этот момент, он не увидел, но вдруг учуял запах. Запах других гиен. Он был такой явственный, что было странно, как он не учуял этого раньше. Но, вскоре, принюхавшись как следует, громко шмыгая носом, Секани понял, в чем было дело. Запах его сородичей был смешан со львиным почти в равной доле. Плюс, пеплом и гарью пахло так, что это перебивало оба те запаха. Так что сразу было и не понять, что к чему... И что это явно занятая территория. Но, хотя оставаться тут и, уж тем более, продолжать путь в этом направлении, было крайне опасно, теперь, когда он почуял столько ароматов, он был переполнен надеждами. Надеждами на то, что, быть может... Кто знает, ну а вдруг? Вдруг, местный клан примет его к себе? Вдруг, это то самое, что он искал, к чему он шел и о чем мечтал?

От этих мыслей хвост гиена сам собой замотался из стороны в сторону, выдавая волнение и радость Секани. Но вместе с шуршание собственного хвоста по земле, он услышал громкий сухой треск. Звук ломающейся кости, который он хорошо знал. Крокут, впрочем, все равно, в тот же миг, навострил уши и повернул морду в сторону, откуда раздался этот самый треск.

Он замешкался на какое-то мгновение, но всё же встал и неспешным, осторожным и, можно даже сказать, крадущимся шагом, направился навстречу звуку. Почти сразу он увидел гиена, что контрастно выделялся на сером тусклом пейзаже, что лежал под остатками дерева или чего-то похожего на него. Поджав хвост, Секани собрал всю свою храбрость и уверенность, и медленно пошел к нему. Он не проявлял агрессии, не шумел и уж точно не делал каких то резких движений. Его путешествие было слишком долгим, а встреченные за это время звери - дружелюбными. И он надеялся, что в этот раз ему тоже повезет. И его открытость, честность и дружелюбие помогут ему и с этим зверем наладить дружественный контакт. Тем более, что перед ним был не какой то зверь, а сородич.
- Кхе-кхем, я прошу прощения... - робко начал он. И, хотя его голос дрогнул, на морде красовалась тихая мягкая улыбка.

- Не хотел отрывать от трапезы... Приятного, кстати. Кхм, но... вот в чём дело, я давно в пути, устал и, не подумайте ничего такого, но был бы рад хотя бы ненадолго остановиться в ваших краях. Перевести дух. Конечно, если вы не против... Я так же был бы безмерно счастлив присоединиться к клану, если конечно, вы не против ещё одного рта. Но буду рад и просто дозволенности отдохнуть здесь... Хотя бы ненадолго... - он медленно подходил к гиену всё это время, но в шагах двадцати где-то, остановился и замер, не зная, может ли подойти ближе или его сейчас прогонять будут.

- Мое имя Секани, кстати... Рад встрече!

+1

679

Королевская пещера >>>


Не зря, ох, не зря Мхиту держался настороже!

Зира, быть может, и не была столь умной и предусмотрительной, как ее дражайший муженек, способный удерживать в голове и успешно претворять в жизнь сразу несколько коварных злодейских замыслов одновременно, но она тоже умела плести интриги. Как именно она этому научилась — вопрос отдельный... Скажем так, у нее был очень неплохой учитель. А еще эта львица, в отличие от того же Скара, была чисто по-женски хитра и, вдобавок, много думала о будущем.

В первую очередь, о том, что ее супруг, все-таки, не вечен. Время неумолимо ко всем живым существам; будучи на несколько лет старше своей подруги, Скар рано или поздно отправится в мир иной, а она, Зира, останется совершенно одна, в прайде, где добрая половина львов относится к ней как к наглой, крикливой выскочке, без роду и племени, исхитрившейся занять место их королевы. О, не взирая на свою гордыню, Зира вовсе не была слепой или, тем более, беспросветной дурой. Она прекрасно видела, как к ней относятся местные старожилы. Если Скара вдруг не станет, кто из них согласится и дальше следовать за ней, бывшей одиночкой? Да никто! И теперь, когда Скар официально отказался признавать малыша Нюку своим наследником, очевидно, что ей следовало как-то иначе закрепить свои позиции в королевстве. А следовательно, Зире не оставалось ничего другого, кроме как положить конец их многолетней вражде с Мхиту. Разумеется, львица не теряла надежды рано или поздно выродить Скару еще одного крепкого и здорового сынишку,  (а лучше сразу нескольких! да побольше, побольше); настолько сильного, чтобы его отец, в конце концов, изменил свое решение и сделал этого еще не рожденного малыша своим новым преемником, но... Следовало, все-таки, немного подстраховаться. Просто на всякий случай. Возможно, тогда, нацепив на себя корону, Мхиту все-таки не станет прогонять Зиру и ее сына прочь, а милостиво разрешит им остаться в прайде. Не то, чтобы ее так сильно страшила участь одиночки, ведь она была достаточно опытна и сильна, чтобы не помереть с голоду, но, все-таки, Зира предпочла бы избежать такого... крайне нежелательного для себя поворота. Она ведь не зря столько лет являлась королевой, чтобы вдруг в одночасье лишиться всего и вся!

Нет уж... Она ни за что не позволит этому случиться. Даже если ради этого ей придется наступить на глотку собственной гордости.

Вот почему сейчас Зира вдруг ни с того, ни с сего решила побеседовать с Мхиту наедине, в кои-то веки натянув доброжелательную улыбку на морду лица. Вчерашний разговор с глазу на глаз показал, что этот лев, оказывается, не совсем такой, каким она привыкла его видеть, а точнее, представлять. "Левый" бастард, по чистой случайности нагулянный своим отцом где-то на стороне в период бурной и неконтролируемой молодости последнего? Да, пожалуй. Преданный маменькин сыночек, в наглую посягающий на корону, на которую он не имеет ни малейших прав по закону? И это, разумеется, тоже. Вот только характер у него оказался совсем иным, куда более простым и, так сказать, незамутненным, и в первые мгновения это до крайности неожиданное "открытие" совершенно выбило Зиру из колеи. Но не надолго. Чуть пораскинув мозгами, львица пришла к выводу, что данный фактор лишь играет ей на лапу. Тем проще ей будет с ним... сдружиться, так сказать.

И каково же, наверное, было изумление Мхиту, и без того серьезно сбитого с толку проявленным к его адрес дружелюбием извечно хмурой и неприветливой королевы, когда Зира, неспешно обойдя Скалу Прайда и поднявшись чуть выше по ее скалистому подножью, вдруг совершенно расслабленно улеглась на один из камней, укрывшись от вяло накрапывающей измороси под уродливыми ветвями местной иссохшей акации, и вполне миролюбиво поглядела на следующего чуть позади крон-принца, эдак приглашающе шлепнув кисточкой хвоста по сухому местечку рядом с собой. Кажется, Мхиту и здесь немного замешкался, отчего Зира невольно саркастично хмыкнула себе под нос. А он и правда не глуп, раз так сильно в ней сомневается.

Оставалось надеяться, что он не распознает ее маленькой лжи.

Что, думаешь, я замыслила что-то дурное? — довольно-таки прямолинейно осведомилась львица у своего недоверчивого спутника. — Расслабься, милый. Не в моих интересах строить какие-то злобные козни против тебя или твоей матери... как бы сильно она мне не нравилась, — уже чуть тише проворчала Зира себе в усы, вновь отворачивая голову и устремляя взгляд куда-то вдаль. — Вынуждена признать: ты порядком удивил меня этой ночью. Я бы в жизни не подумала, что ты можешь быть столь... ответственным и благородным, — она вновь искоса глянула на молодого самца. — Я привыкла считать тебя своим главным врагом, это правда. Наверняка как и ты — меня. Так вот, я бы хотела это исправить. Я очень долго размышляла над твоими словами и поняла, что ты прав. Сейчас не время для бессмысленных склок. Наша с тобой задача, как правителей, — на этих словах, Зира едва заметно поморщилась, что, впрочем, было совершенно незаметно с той стороны, где сейчас расположился Мхиту, — заботиться о прайде и его обитателях. Проще говоря, я готова пойти на перемирие. Мне не хочется больше с тобой враждовать. Позволь мне извиниться за свое безобразное поведение, — Зира теперь уже прямо посмотрела в глаза собеседника, в очередной раз поразившись его сходству со Скаром. — Я хочу, чтобы ты знал. Единственная причина, по которой я так долго относилась к тебе с такой открытой неприязнью, это моя тревога за Скара и наших с ним детей. Мне казалось, что в тебе кроется серьезная угроза... но сейчас ты сумел убедить меня в обратном. Так скажите, Ваше Высочество, — она чуть прищурилась, в очередной раз по-хитрому улыбнувшись озадаченному пасынку. — Есть ли у меня шанс заслужить Ваше прощение?

+6

680

→ Королевская пещеры

Мхиту полпути гадал, что все же хотела от него Зира. Было очевидно, что что-то в ней щелкнуло после их разговора, но что же? Было ли это к добру? Или это просто хитроумная западня, чтобы выставить его самого идиотом перед всеми? Эти вопросы не давали льву покоя. Но он старался держать морду каменной, не выдавая своего внутреннего любопытства. Но играть в угадайку Мхиту не собирался и вскоре очистил свою голову от этих бессмысленных вопросов.

"Как придем на место, так все сразу и узнаю. Волноваться пока что не о чем."

Идти пришлось не очень далеко. Обогнув Скалу Прайда, несладкая парочка добралась до какой-то голой акации, которая судя по всему давно иссохла от недостатка влаги. Зира вальяжно разлеглась на одном из камней подле, хвостом приглашая Мхиту прилечь рядом. Сам Мхиту от такого поворота событий уже не смог удержать морду спокойной. Удивление внутри и пульсацию в затылке, намекающая на то, что тут явно что-то не то - вот что чувствовал крон-принц в этот момент. Все его нутро говорило о том, что здесь явно скрыта хитроумная ловушка, которую умело расположила Зира. Не бывает так, чтобы вчерашняя стервознина за одну ночь превратилась в мягкую и милую львицу. Для льва оставался лишь один вариант: внимательно следить за действиями Зиры, чтобы в случае чего обратить ловушку королевы против нее самой. Мхиту так и не рискнул подойти ближе, оставшись на небольшой расстоянии позади, но поглядывая на львицу. Та же в свою очередь начала свою речь:

— Что, думаешь, я замыслила что-то дурное?  Расслабься, милый. Не в моих интересах строить какие-то злобные козни против тебя или твоей матери... как бы сильно она мне не нравилась...

"Милый?"

Впрочем, и оставшаяся часть ее слов довольно сильно резали слух Мхиту. Вся эта... Доброта и мягкость по отношению к нему не могла не вызывать подозрений. По крайней мере теперь он точно знал, что его вчерашние слова точно дошли до Зиры и что она как минимум приняла их во внимание. Как минимум потому, что развернула их против него. А точнее "за". Теперь же она готова прекратить вражду между ними, если только Мхиту сам на это согласится. И в этот момент решительность Мхиту поколебалась.

"Зира не была бы Зирой, если не бы не усмотрела в этом союзе какой-то своей выгоды. Но с другой стороны у меня нет другого выбора."

И выбора у него действительно не было. Откажи бастард сейчас, и это покажет ей, что его слова ничего не стоят, а этого Мхиту позволить себе не мог. С другой стороны от своих же слов он и не отказывался: он не ненавидел Зиру, да и желание навести в прайде порядок никуда не делось. Они оба были бы в выигрыше, но один момент не давал Мхиту покоя:

— Я хочу, чтобы ты знал. Единственная причина, по которой я так долго относилась к тебе с такой открытой неприязнью, это моя тревога за Скара и наших с ним детей. Мне казалось, что в тебе кроется серьезная угроза... но сейчас ты сумел убедить меня в обратном.

Мхиту был уверен, что такое отношение к себе заслужил лишь тем, что являлся просто формальным препятствием на пути Зиры, ведь она была свято убеждена в том, что Нюка станет королем. Но теперь отец показал ей, что бастард все еще наследник, а Нюка... Нюка просто его сын. Если она действительно видела в Мхиту угрозу, то почему не начала действовать раньше, а не просто пыталась принизить его статус?

Ответ, который Мхиту должен был дать Зире лежал прямо перед ним, но он не спешил его выдавать, стоя в нерешительности и размышлении. Та минута, когда львица была слаба, уже давно прошел, и теперь она вновь вернула себе свою уверенность и хитрость, а значит нужно было действовать также.

"Что же... Поиграем по твоим правилам."

В конце концов он ответил:

— Возможно, — Мхиту отвел свой взгляд от алых глаз Зиры. — Я хочу прояснить несколько деталей, — с этими словами он вновь повернулся в ее сторону с серьезной миной на морде, — Я еще раз повторю, что я не представляю угрозы для тебя и для твоих детей. Решение принимает лишь король, в его власти изменить решение в любой момент, когда ему этого захочется или понадобится. И если его решением остается то, что я являюсь наследником - значит так тому и быть. И я прошу уважать его решение, как бы сильно оно тебе не нравилось. То же относится и ко мне в том числе, — Мхиту на секунду перевел дух, продолжая поддерживать зрительный контакт с королевой. Он был уверен в том, что весь Зира с радостью проглотит эту фразу и обратит себе в пользу, поддержав ее.— Также, наше перемирие не говорит о том, что мы стали союзниками. Это лишь значит то, что с этого момента мы теперь работаем сообща, но можем иметь разное видение ситуаций. И будь уверена, это случится не раз и не два. И когда это случится - я хочу, чтобы мы РЕШАЛИ проблему, вместо того, чтобы кидаться взаимными обвинениями, — бастард не сводил взгляда, стараясь давить до конца. — И в конце... Я надеюсь, что с этого момента наши с тобой личные разногласия будут решаться именно так - с глазу на глаз, — Мхиту слегка ухмыльнулся. — Если у тебя нет никаких больше претензий ко мне, то, я думаю, мы готовы прекратить эту вражду.

+3

681

Разве я уже не сказала, что сама хочу этого? — со сдержанным нетерпением в голосе отозвалась Зира на довольно-таки серьезный монолог наследника, впрочем, без тени былой злости или раздражения. Она вообще вела себя на удивление спокойно и доброжелательно, расслабленно улыбаясь юному самцу в ответ, хотя в глубине ее глаз плескалось нечто сродни легкому скепсису. Ну надо же, какой деловой... еще и условия ей ставит. Вы поглядите на него! Да, пожалуй, Мхиту был совсем не так прост, как она привыкла о нем думать. Он был как минимум... умнее. И осторожнее. Вон, до чего сильно его насторожили столь неожиданные перемены в поведении Зиры! Вдобавок, в его словах чувствовался твердый, решительный характер — молодой самец не намеревался уступать королеве в чем бы то ни было, требовал от нее если не уважения, то как минимум отношения как к равному ей по статусу члену правящей семьи. Можно было бы заключить, что он банально охамел, почувствовав, как сильно окрепла его позиция благодаря сумасбродному решению Скара — первая мысль Зиры была именно такой, но львица очень быстро от нее отказалась.

Нет... Тут было что-то другое. Этого юнца вел не сладкий вкус власти на языке, а реальное желание прекратить их с Зирой долгую и бессмысленную, на его взгляд, вражду. А еще глубокая, необычайно сильная преданность отцу. Оставалось лишь молча подивиться тому влиянию, которое Скар оказывал на своего бастарда... Хотя, быть может, Мхиту просто искусно прикрывался этой поразительной сыновьей верностью, не выдавая своих истинных планов и мотивов? Зира слегка прищурилась, наградив собеседника долгим, эдаким испытующим взглядом... и тут же вновь как ни в чем не бывало отвернулась. Еще рано было делать какие-то конкретные выводы... "Объект" нуждался в куда более внимательном изучении. А для этого требовалось общение, очень много общения, и желательно с глазу на глаз.

В принципе... почему бы и не заняться этим, раз уж у нее все равно выдалось свободное от охоты время? Мхиту, вроде как, совершенно никуда не торопился, да и она тоже.

Хорошо, — сказала львица уже вслух, с неожиданной легкостью соглашаясь с выдвинутыми принцем условиями. — Все это звучит очень разумно. Нам давно стоило прийти к такому соглашению... и вообще спокойно поговорить друг с другом. Жаль, что я была так горда и упряма... И так часто оскорбляла тебя ни за что, — она сокрушенно покачала головой, словно бы и впрямь жалея о былом. В принципе, она и правда понимала, что упускала из виду что-то очень важное, и вообще сильно недооценивала своего противника. Либо переоценивала... как знать. Поразмыслив, Зира поднялась на лапы и вдруг неспешно потянулась, до упора прогнувшись в позвоночнике, припав грудью к валуну и высоко отклячив задницу, с явным наслаждением разминая свои затекшие мышцы, после чего, выпрямившись, все с той же легкой и невозмутимой улыбкой обернулась к молчаливо наблюдавшему за ней Мхиту. — Что ж... я рада, что мы, наконец, решили эту проблему. Это стоит отметить. Этим утром я должна была вывести львиц на охоту, но... — она выразительно закатила глаза на этих словах, мол, ты и так все прекрасно понимаешь. Когда муж с женой ссорятся... и все-такое... словом, иди-ка ты, Скарушка, в зад. — Тем не менее, я бы не отказалась поохотиться. И я буду не против, если ты составишь мне компанию. Вдвоем загонять добычу гораздо проще, особенно, если один из охотников — крепкий и сильный самец. Как ты на это смотришь? — говоря это, Зира внимательно оглядела простирающие перед ними земли — пускай очень мрачные, скудные, залитые грязью и дождевой водой, но все еще обитаемые. А следовательно, отсюда все еще можно было углядеть пару-тройку небольших стад... Зира с легким любопытством (и, чего греха таить, аппетитом) проводила взглядом стройными рядами движущихся сквозь саванну буйволов: эх, собрать бы сейчас охотниц и поймать какого-нибудь здорового, сытного быка! Увы, выходя на охоту вдвоем, нечего было даже и мечтать о какой-то серьезной добыче. Но одной захудалой антилопы или зебры вполне хватило бы, чтобы утолить их с Мхиту голод — так почему бы и не попытать удачу, верно?

>>> Бескрайние луга

+5

682

Мхиту знал, что она не откажет. Он прекрасно понимал, что весь этот разговор должен был прийти к этому. Зачем? Уже другой вопрос, на который ему предстоит ответить позже. Сейчас же Мхиту отыграл несколько очков в свою пользу, так что Зире придется хотя бы у него на глазах соблюдать их "соглашение". Что было неплохо само по себе, по крайней мере в прайде будет больше порядка. И вполне естественно Мхиту предполагал, что это может быть просто частью более хитрого, чем его ход, плана, а это означает, что ему все же стоит держать ухо востро. Доверять так просто Зире он ни за что не стал бы: она занимает самое высокое положение среди всех остальных львиц и достаточно умна, чтобы уметь плести свою паутину из подлостей и хитростей. Но Мхиту при всем желании не мог разгадать ее мотивов, поэтому оставалось лишь одно - ждать и наблюдать.

Ждать пришлось недолго, да и понаблюдать уже было за чем: Зира, продемонстрировав всю гибкость своего угловатого тела, предложила Мхиту совместную охоту. Бастард с утра ничего не ел, да и вряд ли что-то вообще могло остаться от вчерашней добычи. И пусть он самец, притом потенциальный наследник престола, но возможность закусить свежаком, а за одним получить возможность выудить больше информации от Зиры было бы неплохим времяпрепровождением. Возможно и сама Зира надеялась получить то же от него. По крайней мере в этом "бою" они будут на равных.

— Я не против, — без особого энтузиазма в голосе ответил Мхиту. — Но прежде чем загнать добычу, нужно ее найти, верно?

Мхиту огляделся вокруг. Земля вокруг отказывалась возвращать свою зелень обратно, а вместе с ней и стада травоядных. Лев с грустью вспомнил о тех временах, когда добыть пищу здесь было как два пальца о камень. Но он все же надеялся, что эти времена вернутся, и возможно даже очень скоро. Дожди уже прошли, а значит вода впитается и даст жизнь траве, трава приведет животных обратно, а прайд получит свою пищу. И вновь все будет как прежде. Очень скоро...

"Да, так все и будет. Отец знает, что делает."

— Думаю, будет лучше, если ты займешься поиском добычи, — хитро улыбнулся Мхиту. — Опыта у тебя в этом явно больше, чем у меня. Потратим меньше времени на поиски, быстрее поедим.

Конечно, лев слегка лукавил: при очень большом желании он и сам бы мог добыть себе пищу, притом потратив на ее поиски не особо больше времени, чем у обычной охотницы. Но ради собственного спокойствия он решил удерживать львицу в поле своего зрения: случится может всякое, а с ней лишняя осторожность никогда не помешает.

—> Бескрайние луга

+3

683

Церемониальный утёс ——→

Сарафина покинула скалу с каким-то чувством незавершённости. Мысли о том, в какой неблагоприятной обстановке живёт Нюка, не давали матёрой львице покоя. Конечно, в какой-то мере каждый львёнок, которому не повезло родиться в это время, растёт не в самых лучших условиях: питаться приходится тем, что удалось выхватить их матерям, повсюду снуют гиены, так и норовящие припугнуть мальцов, а родители возвращаются после охоты (так ещё и тайной) вымотанными и подавленными. Вот только по возвращению каждая мать уделяла мало-мальски внимание своему чаду. Рассказывала о том, какой была жизнь при правлении Муфасы и его отца, делились легендами о далёких землях или же позволяли львятам играть с кисточкой хвоста. В крайнем же случае, если мать задерживалась или была слишком уставшей, детёныш мог провести время в компании других львиц и их детей, и при этом быть уверенным, что в обиду его не дадут. Но каково расти, когда самую большую опасность для тебя представляют твои же родители? Когда день за днём приходится наблюдать их ссоры (так ещё и такие громкие), при этом чаще являясь причиной того, что они сцепились. Пока остальные львицы всеми силами стараются обеспечить своему потомству максимально комфортную обстановку, чтобы засуха и напряжённые отношения с гиенами не сказывались на них, Нюке приходится расти в постоянном стрессе. На секунду Сарафина засомневалась в своём решении покинуть скалу, и уже хотела повернуть назад, чтобы убедиться, что маленький принц действительно уснул и с ним всё в порядке. Хотя бы одним глазком заглянуть в королевскую пещеру и увидеть, что младший сын Скара спит в объятиях матери или няньки – этого было бы достаточно. Остановило только осознание, что если она попадётся на глаза разъярённой Зире, настроения королеве это не прибавит. Хуже того, она может ненамеренно отыграться на собственном сыне, снова закатив громкую истерику при нём. Зира, безусловно, своих детей любила и оберегала  их, как могла (как тут не оберегать после того, как потеряешь столько львят), вот только в выражениях при них не сдерживалась. А дети впитывают всё, как губки, и сказанное в пылу родителем – примером для подражания и самым дорогим существом, вряд ли забудется. Так что пришлось довольствоваться надеждой, что у Скара хватит совести извиниться перед супругой или хотя бы дать ей успокоиться.

Заснула Сарафина прямо тут, на склоне, решив не возвращаться в пещеру без особой надобности. Пусть все остынут, приведут мысли в порядок и найдут в себе силы отпустить случившееся. Она в том числе. Правда, уснуть получилось далеко не сразу, даже несмотря на ломящую лапы усталость. Да и сон вышел каким-то тревожным; пару-тройку раз матёрая подскакивала от странного шороха или шума крыльев пролетевшей рядом птахи. К счастью, по пробуждении она чувствовала себя чуточку лучше. Разве что ноющий от пустоты желудок, то и дело протяжно заявляющий о голоде, мешал полностью расслабиться. Столько времени без нормального питания... не удивительно, что львицы так обозлились на Скара. Конечно, кроме тех, кто открыто поддерживал его склочную жёнушку и охотился по её приказу. Чем думал король, когда выставил всем остальным своим подданным такие ужасные условия? Конечно, он был, мягко говоря, не в лучшем расположении духа, когда изгонял Сараби, да и львицы продолжали втайне добывать пищу для себя и своих детёнышей, чтобы в один день попросту не грохнуться от бессилия. Но разве это жизнь? Впрочем, возможно на это и был расчёт: голодом ослабить несогласных с его правлением, чтобы ни у кого не осталось ни сил, ни желания противоречить монаршей воле.

Сафи! — от мрачных раздумий львицу оторвал задорный знакомый голос Двалы. Сарафина подняла голову и тут же взглядом наткнулась на практически неразлучную компанию, в которой не хватало только Дику: Наанда, Двала и их юная воспитанница Натируфф. Ещё такая молодая, она уже подавала большие надежды. Хорошая охотница, старательная ученица и несомненно преданный друг. И хотя родилась она за пределами земель Гордости – малышку нашли на границе ещё совсем крохой – для львиц прайда давно стала родной. Матёрая встала с нагретого места и в знак приветствия боднула каждую, не сдержавшись, напоследок пройдясь языком по щеке Нати, приглаживая непослушные кудри. На мгновение в голове всплыл образ Налы, точно также подвергающейся нападкам от матери, так и норовящей лишний раз умыть её, и у самки больно сжалось сердце. В какой-то мере Натируфф действительно напоминала Сарафине пропавшую дочь. Такая старательная, готовая до последнего сражаться за безопасность своих соратниц...

Гиены сжирают всё подчистую, — глухо произнесла Наанда, хмуря брови, — складывается впечатление, что только чтобы насолить остальным, а не из-за голода. Скар, кажется, сейчас слишком занят, да и Зиры не видно. Как насчёт...

Матёрая львица замолчала, словно опасаясь вслух произносить очевидный намёк на охоту, чтобы не быть услышанной подручными Зиры. Впрочем, Сарафина в уточнениях и не нуждалась. Достаточно лишь взглянуть в голодные глаза сестёр изгнанной королевы, да прислушаться к собственному животу. Наанда права: пока есть такая возможность, нужна воспользоваться временным затишьем и ухватить кусок-другой. Если повезёт поймать что-то крупное, можно спрятать остатки для остальных, не дожидаясь, пока у гиен и львиц Зиры появится совесть оставить что-нибудь покрупнее обглоданных костей. Старшая львица коротко кивнула, тут же быстро оглядевшись по сторонам.

Главное, на патруль не наткнуться... — негромко выдохнула Сарафина, после чего перевела взгляд на Натируфф, — Двала всё хвастала твоими успехами в охоте. Не терпится взглянуть, — мягко произнесла самка, вновь осторожно боднув молодую самку, чтобы ободрить её.

Сафи! Язык без костей! — хохотнула сестра Наанды, по-дружески пихнув мать наследника плечом. Мельком осмотрев своих соратниц, Сарафина двинулась в сторону пастбищ, то и дело оглядываясь по сторонам в поисках тех, кто мог доложить Скару о подозрительной группе львиц, которым, вообще-то, запрещено своевольничать. Не хватало им ещё повторно разозлить монарха. Вряд ли Скар станет смягчать наказание, даже если дело касается матери его наследника.

——→ Пастбища

+5

684

Натируфф послушно следовала за Двалой и Наандой. Юная охотница чувствовала себя очень измотанной, ведь еще и почти поцапалась с какой-то очередной гиеной за кусок шкуры на кости несколько минут назад, но пришедшая по делу Наанда прекратила эту стычку, пока Нати не натворила глупостей. Африканская кошка лишь фыркнула в сторону жалкой шавки и послушно пошла за своей наставницей. По пути к компании присоединилась Двала и кошки втроем проследовали в сторону склона, поросшего деревьями. Каждая из охотниц прекрасно понимала, зачем они собрались — тайная охота. Такие вылазки не были слишком частым удовольствием, но и особенной редкостью не являлись в связи со сложившейся ситуацией.

Орешек еще какое-то время погрустила из-за того, что не успела хорошенько сорвать голодную злобу на той противной гиене, но она прекрасно понимала, что ничем хорошим это не закончилось бы. Крайне повезло, что Наанда вовремя отозвала львицу и та не навлекла на себя всевозможные неприятности, если бы вдруг покалечила гиену. Но нет худа без добра! Натируфф встрепенулась, из последних сил натянула довольную улыбку и расправила плечи. Сейчас троица направлялась к Сарафине, матерой львице, которая отдыхала на склоне.

«Ах… охота… как представлю, что смогу вонзиться когтями в теплую тушу и…» — мечтательно вздыхала про себя Нати. Она по-всякому фантазировала, как сейчас вместе со старшими подругами будет загонять отбившуюся от остатков стада газель. Или антилопу? Да, лучше антилопу, так каждый сможет хорошенько подкрепиться и даже останется!

Мысли роились в голове, у львицы словно открылось второе дыхание, а в глазах читалось животное желание просто поесть хотя бы немного мяса. Африканская кошка так сильно напряглась, что стала словно пружиной, которая была готова выстрелить в любой момент.

— Немного поесть. Совсем немного поесть… —  пробубнила Орешек и с каждым шагом цеплялась за землю когтями, представляя шкуру загнанной добычи. В конечном счете, львица помотала головой и пришла в себя. Нельзя выдать себя, а такое поведение и буквально капающая из пасти слюна – прямая наводка, что что-то тут не так. Поэтому Натируфф собралась с мыслями и отмела мечтательные воздыхания о мясе и постаралась немного расслабиться. Хотя бы визуально для тех, кто мог увидеть трех диверсанток.

Подойдя к Сарафине, Орех осталась чуть поодаль, наблюдая за тем, чтобы никто не сумел проследить за львицами и подслушать их. Но она периодически посматривала в сторону Сафи и добродушно улыбалась, показывая радость от встречи и нетерпение, чтобы приступить к тайной вылазке.

Обменявшись всеми любезностями, Натируфф была несколько смущена тем, что матерая с радостью понаблюдает, как она загоняет добычу. Ей не хотелось облажаться и подвести свою семью, поэтому она постаралась как можно скорее успокоиться, собраться с мыслями и вспомнить все, чему ее учила Наанда. Придя в себя, Орех твердо решила, что ни в коем случае не натворит ошибок и сделает все на пределе своих возможностей.

Молодая львица поспешно шагала за старшими подругами и также держала ухо востро. Она постоянно озиралась по сторонам и вглядывалась вдаль, старалась заметить кого угодно, кто мог бы испортить планы голодных кошек. Орех слегка открыла пасть и пыталась уловить любой чужой запах, который мог оказаться поблизости. Меньше всего ей хотелось сдохнуть от голода под пристальным вниманием гиен и приспешничков Скара… но и трястись, ожидая везде западню, тоже было нельзя. В конце концов, им тоже наверняка не сладко, несомненно.

«Да уж, по тощей заднице нашего монарха явно можно сказать, что не одни мы живем впроголодь. Видать, и ему жизнь платит сполна за такое бестолковое правление. Жалкая пародия на льва!» — еле слышно усмехнулась Натируфф и злобно сверкнула глазами. Пусть только хоть кто-нибудь попробует испортить охоту ей и ее семье. Она догонит любого и заставит его съесть собственный хвост!

——→ Пастбища

Отредактировано Натируфф (10 Авг 2020 21:38:52)

+4

685

начало игры

Уквези скучал. В основном по той причине, что заняться ему было особенно нечем. На охоту неуклюжего подростка никто не брал (с мотивировкой "всё одно эта бестолочь непутевая всю добычу распугает"). В патрули Уквези не брали по той же самой причине. А парню так хотелось приключений. Он вспоминал рассказы своей бабки, интересные, порой зловещие, но всегда захватывающие о землях, что лежали вокруг. Много таких рассказов было о землях к западу. Вроде-бы в древности там было какое-то зловещее львячье королевство (впрочем, для гиен любое "львячье королевство" априори будет "зловещим") славившееся своей магией, поэтому рассказы старой бабки-шаманки изобиловали страшилками вроде "мертвецов, чьими лапами был протоптан какой-то там перевал и который они до сих пор хранят". Порой от бабкиных рассказов у юного Уквези стыла кровь в жилах, но они же вызывали неподдельный интерес, жажду приключений и желание узнать "а что там, за горизонтом". И Уквези было очень тяжело то того, что его бабки больше нет. Отец с мачехой им не интересовались и не занимались, пара попыток упросить отца взять Уквези на охоту или в патруль окончились типичной фразой "сиди с сестренкой в логове, пока не научишься приносить пользу". Поэтому в логове Уквези старался появляться как можно реже. И интересно, как он будет "приносить пользу" если ему, толком ничего не разрешают?

- Может быть попрактиковаться в шаманстве? - подумал он. Это было рискованно. После того, как умерла его бабка а на её место пришла Мазего со своей ученицей, Уквези по сути, запретили заниматься попытками дальше изучать шаманство. А то мало ли какого еще непонятного духа "эта бестолочь" вдруг таки да сможет вызвать? загоняй его еще потом в мир духов! И хотя умению вызывать духов бабка Уквези так до конца его не доучила, дав только несколько самых первых уроков о том, что надо собирать для того чтобы вызвать духа, но не успев ему рассказать КАК его, собственно вызывать. А что если снова попытаться? Пока что все попытки Уквези вызвать духа не приносили никаких плодов, но он надеялся, что действуя методом проб и ошибок, что у него однажды что-либо да получится. Главное, чтоб никто не увидел, а то и трепки от отца не избежать, да и остальной клан за это его по головке не погладит. Уквези обернулся и осмотрелся. По счастью, склон выглядел пустынным и никого видно не было. Значит, можно рискнуть. Выложив из полыни круг, по периметру которого он равномерно распределил бОльшие кучки полыни, Уквези начал перебирать слова древних заклятий, которые он слышал от своей бабки. Какая из комбинаций этих слов сможет таки сработать? Уквези не знал, пока что у него ничего еще ни разу не получалось. Но вдруг на этот раз у него таки получится вызвать дух мамы?

спойлер

поскольку у Уквези пока еще НЕТ умения "Вызов" (он ему пока что пытается безуспешно учиться сам) то вестимо вызвать духа он пока что просто физически не может. Так что от обряда просто ничего не произойдет от слова совсем. Просто для отыгрыша мне важен именно сам факт вот этой конкретной неудачной попытки.

Отыгрыш согласован с Нур

Отредактировано Уквези (5 Окт 2020 18:22:33)

+1

686

===========> Церемониальный утес

На её счастье, никто из собратьев не решился следовать за своей странноватой соратницей, а Скару и его тощей заднице уж точно было, кем заняться. Вот тебе и никудышный сыночек, которого, по мнению Нур, давно было пора пустить на закуску, чтоб не тратить время и силы попусту, а с ним в придачу самая громкая львица, по жизни победительница, королева... истерица? Ладно, пойдёт, истерица, так истерица. Другой вопрос, что когда они, наконец, добрались до места встречи, кривая усмешка Нур, возникшая от придуманного ею слова, снова пополза куда-то вниз. Ты гляди, только успела более-менее расслабиться, как Ро“Каш подкинула тот ещё сюрприз. Что же тут у нас? Мелкий, шумный, совершенно бесполезный комочек меха, годный только для битья? Какая прелесть. Нет, ну Нур, конечно, в его возрасте была той ещё оторвой, вот только в отличие от него она, во-первых, самка, а значит глава семьи и общества, добытчица, царица и богиня и так далее, а во-вторых, вряд ли у кого-то было желание лезть к этой глыбе с претензиями. Да и несмотря на всю её странноватость, мягко говоря, Нур благодаря своей нескончаемой энергии приносила пользы побольше, чем вся молодёжь вместе взятая. И какую-нибудь рогатую скотину завалит, и чужаков с границ прогонит, и мелких в шеренгу построит. Ну чудо, а не женщина! Ещё б не пыталась каждому второму отгрызть уши за наезд (даже если это на самом деле была не совсем удачная шутеечка), вообще цены бы ей не было. Хотя, учитывая то, что в таких потасовках она товарищей воспитывает, а не сразу пытается сделать веснушчатую котлету инвалида, то вообще реально красотка будь здоров. Слава Скаро-гиеньему союзу, Шензи красавчик, ничё не скажешь.

Э, бл*! Слыш, бл*! — гаркнула гоготунья, ускоряя шаг. Да, ей действительно не показалось, это был Уквези. Тот ещё фрукт. Дуриан, судя по всему: дико колючий и воняет какими-то травами. Несмотря на, казалось бы, полное отсутствие хоть каких-либо кредо у Нур, по крайней мере в одном она была уверена наверняка: каждый член клана должен приносить пользу. Не важно, патрулируешь ли ты границы, сидишь с сопляками, кормишь эту ораву или хотя бы кости убираешь, чтоб не мешались, лишь бы что-то делал. А какая польза от этого мелкого мешка с костями, который только и может, что под лапами мешаться и ни во что никого не ставить? Последнее особенно корёжило самку, привыкшую с каждым встречным мериться клыками (а вы о чём подумали?). Строгая иерархия помогает клану держаться на плаву, а дармоеды только тянут всех вниз. К тому же, Нур с головой хватало ту бабку Мазего с её травками и фокусами.

Шензи чо те сказала? Вот и всё, бл*я, свалил отсюда н*х*р, чтоб глаза мои тебя не видели.

Проводив подростка крайне угрожающим взглядом (а то ишь, вдруг ещё вздумает вякать на неё!), Нур только и успела, что на пару мгновений присесть, прежде чем к её с пташкой скромному дуэту присоединилась Тама и её друзьяшки. Пятнистая клыкасто улыбнулась в знак приветствия, подойдя ко львам почти вплотную, чтобы не быть услышанной теми, кому не положено, и принялась напряжённо шептать, то и дело воровато оглядываясь.

У, бл*, нам кабездосий. Трое из клана увлеклись, пока гнали одиночку с границ и не поняли, что с ним был один из ваших. Белый такой. Гиалурон... Галлон... Галлилей... А, ну его, не помню. Короче. Он того. Того самого. Сечёте? Ага, вот и я о том же. Если Скар об этом узнает и начнёт гнать на Шензи, она не станет молча хвост жевать. Отвечаю. Мамой клянусь! У неё всё, уши набекрень походу. Почти весь, с*ка, клан, походу, во всех грехах винит Скара, и если Шензи надоест терпеть вашего королька, знаете, что будет? — гиена гневно выпучила глаза, явно недовольная сложившейся ситуацией, и выдержала краткую паузу, давая всем присутствующим в красках представить, как все те гиены, свободно разгуливающие по землям, начнут вырезать весь прайд. — А я о чём? Вам остаётся только: «ахр*неть, спасибо, папаша». Я сказала своим... да чо ты, бл*, рожу такую делаешь, своим, а не щенкам мамки нашей! Так вот, они закопали белобрысого и надеемся, что он там пролежит достаточно долго, чтобы его никто не нашёл. Но... короче, одиночку подрали просто п*здец. Ему нужна помощь.

Отредактировано Нур (6 Окт 2020 18:07:29)

+4

687

Ну вот, как говориться, только стоит понадеяться, как гиена надежды делает лапкой и уходит в закатную даль. Откуда не возьмись, на его голову свалилась Нур, с ходу начавшая отчитывать его и лишний раз напоминая о том, о чем ему повспоминать было больно.
- Нур, я пожалуйста, не говорите только ничего Шензи и Мазего! - в голосе Уквези слышалась мольба, - я прямо сейчас уйду, только свою полынь соберу.

Спешно собирая полынь, Уквези чуть не плакал от горя. Ну вот, опять его гонят и опять ему всё запрещают.
- Нур! Прошу! Не говори Шензи! - снова сказал Уквези со слезами в голосе, - вот сама посуди! Все твердят да твердят - "сиди в логове, пока пользу не начнешь приносить" - а как я, чтоб его, смогу приносить эту самую пользу, если мне абсолютно всё запрещают. На охоту не берут, в патрули не берут, даже единственному что я умею хоть как-то делать, шаманству, учиться запрещают. Мне что, до конца своих дней в логове сидеть и плакать, глядя на луну?

Уквези плакал, из его глаз текли слезы. Но, собрав, наконец, свою полынь и хоть немного, но успокоившись в процессе, Уквези грустно побрел вниз по склону. Единственное на что он надеялся, что Нур таки пожалеет его и не станет доносить на него Шензи и Мазего. Уквези брел все ниже и ниже по склону, пока, наконец, Нур не осталась вне поля его зрения. Краем глаза, уходя, он увидел, что к ней вроде-бы кто-то успел подойти, но кто это был, Уквези не вглядывался. Лишь бы только они на него не донесли.

Уйдя с глаз Нур долой, Уквези, окончательно к этому моменту успокоивший, решил, что если не повезло в этот раз, то вовсе не значит, что не повезет снова. Только надо будет найти еще более укромное местечко. Пожалуй, заводь подойдёт. Там, конечно сейчас болото-болотом, но, по крайней мере туда врят-ли кто сунется по своей доброй воле. А значит, останется там отыскать местечко хоть чуточку посуше - и можно будет снова браться за свои попытки. Ибо Уквези был упрям, очень упрям. Как осёл.

—-→ Заводь

Отредактировано Уквези (6 Окт 2020 20:26:47)

+2

688

——→>> Церемониальный утес

К моменту, когда Тама дохромала до обратной стороны Скалы, Линдана уже успела устроиться поудобнее на одном из многочисленных ссохшихся деревьев, что открывал ей отличный обзор по всем фронтам — незваных гостей будет видно задолго до, — а Нур просто уселась в ожидании их появления.

— Что слу— львица даже не успела сформулировать вопрос толком, как крокута воровато подлетела к ним, сценическим шепотом принявшись обрисовывать ситуацию. Явное непонимание читавшееся на морде Тамы сменилось выпученными глазами. Несмотря на привычку Нур коверкать имена сложнее двусложных, догадаться кого именно она имела ввиду было совсем не сложно: у них в прайде всего один белый лев. Был.

Образ подранного гиенами подростка четко сформировался у Тамы перед глазами во всех красках и со всеми деталями внешности Гилберта, пустив холодок по спине самки. Было бы лицемерно отрицать, что парень часто показывал себя не с лучшей стороны: безрассудный, самовлюбленный, невосприимчивый к критике. Но кто таким не был в его возрасте? Тама никогда не пожелала бы такой судьбы подростку, как бы сильно он ее не бесил.

Что, черт возьми, произошло? И что за одиночка, с которым тот гулял?

Тама мотнула головой в тщетной попытке утрясти взвившийся рой мыслей и эмоций, спектр которых разнился от ужаса до откровенного охреневания.

— Пропажу все равно заметят и быстро, — сдавленно сказала она. — Скар может решить, что он сбежал и вам попадет за плохое патрулирование… — она еще раз тряхнула головой. — Так. Нет! Сейчас не об этом! Где вы его закопали? И что за одиночка? Ты его раненого одного оставила посреди кишащих гиенами территорий?!

Честно говоря, Тама с трудом переваривала обилие информации, что свалилось на нее. Хотя, пожалуй, не столько информации, — ее как раз немного, — сколько потенциальных вариантов развития событий. Будто маленький камушек выскочил, а за ним начался обвал: узнай Скар об одиночке на своих территориях и достанется вообще всем. Если Нур права и Шензи с кланом сами уже едва терпят своего патрона, — информация, которая сама по себе крайне интересная и, можно сказать, изобилует потенциалом, — то это может стать переломным моментом для всех и трудно сказать в какую сторону. У нее нет сейчас времени и возможности проводить стратегический анализ плюсов и минусов открытой конфронтации между всеми силами клана и всеми силами прайда, хотя эмоции идея вызывала не только негативные. Лапы чесались, и Тама этого особо не скрывала, но держала когти при себе. Им нужно как следует обдумать ситуацию, а для этого надо сначала как минимум спрятать одиночку.

— Неважно, отведи нас к ним, — затараторила львица, не дав крокуте даже толком возмутиться в ответ. Потом еще наслушается. — Или еще лучше — скажи куда нам идти, Линдана слетает вперед и отведет нас. А ты отправляйся на кладбище и следи что да как со своей стороны. Идет?

Получив утвердительный ответ и примерное направление, куда им идти, Линдана взлетела в сторону, указанную крокутой, без каких-либо жалоб и споров. Ситуация была слишком серьезной, чтобы отвлекаться сейчас на ноющие, уставшие крылья.

— Пойдешь со мной? — спросила она Тоджо, повернувшись к самцу. — Боюсь, одна я целого самца не утащу.

Глупый вопрос, на самом деле. Конечно птичник помог бы даже, если бы у Тамы все было в порядке с лапой, такой он сердобольный.

— Ждите нас в гроте, — на этот раз самка обращалась к Куле с Малкой, — мы скоро будем.

Раздав указания, львица целеустремленно — и на удивление шустро, спасибо травам, наверное, — захромала вслед за соколом.

—–→>>> Бескрайние луга

Отредактировано Tama (10 Окт 2020 15:16:51)

+3

689

Церемониальный утес>>>

Тоджо неспешно ступал за подругой, то и дело бросая свой задумчивый взгляд на ее покалеченную лапу и сетуя про себя, что так и не успел наложить шину, не говоря уже о санитарной обработке ран. По мнению рыжегривого птичника, корни костероста были чем-то сродни супер-клея для организма, когда нужно в срочном порядке срастить себе перебитые суставы и бежать дальше, невзирая на кривизну и общее неудобство. Лев так не любил и старался не увлекаться столь скоростным лечением, хотя, надо сказать, он уже и не вспоминал о том славном времени, когда ему еще удавалось провести осмотр в тихой, ненапряжной обстановке. Эх… все было давно и неправда.

Когда Тоджо, наконец, заметил горбатый силуэт гиены, сидящей где-то в кустах, кисточка его хвоста инстинктивно дернулась, а сам он замедлил ход, с выжидательным прищуром уставившись на незваную гостью. “ Гиена… Что ей здесь нужно? К Скару с докладом пришла, небось?” - птичьему няню понадобилось несколько минут, дабы он сумел распознать “своих” в гоповатой харе крокуты. Не то, чтобы Тоджо сразу же заулыбался ей навстречу, почувствовав облегчение и расположение к этой матерной развеселой бабенке, но по крайней мере, он перестал бросать в ее сторону свои неодобрительные взгляды. Конечно же… Нур.

- Приветствую… - только и успел вежливо поздороваться птичий нянь, когда на них вдруг посыпался целый поток свистящего, донельзя взволнованного шепота, отчего Тоджо так и присел на задницу, в полном остолбенении приоткрыв пасть. - Гилберт… его звали Гилберт, - упавшим голосом пробормотал он, едва к нему вернулся дар речи. Нур тараторила быстро и весьма емко, однако до рыжегривого лекаря постепенно доходил весь масштаб катастрофы, которая грозила им в самом ближайшем будущем. Из всего сказанного пятнистой самкой лев понял только одно: Гилберт убит, а где-то еще существует незнакомый одиночка, которому срочно требуется врачебная помощь. Так? Или еще будут сюрпризы? - Что нам теперь со всем этим делать?

Как ни крути, а расклад маячил крайне пренеприятный, причем для всех сторон. Даже далекий от политических терок Тоджо теперь ясно представлял себе реакцию черногривого узурпатора, узнай он о том, что гиены начали вырезать подчиненных его прайда. И плевать, кем вообще приходился королевской иерархии несчастный Гилберт, и знал ли его лично сам Скар - важен именно факт убийства льва-подростка вкрай обнаглевшими падальщиками. А уж учитывая (со слов Нур, разумеется), что и сама Шензи топчется уже где-то на грани срыва…

Когда же, наконец, на эти многострадальные земли явится их истинный король, чтобы положить конец всему этому беспределу?

К глубочайшему сожалению Тоджо, его царственного кузена все еще было не видать на горизонте, а ситуация усугублялась уже прямо сейчас. Так что все, что оставалось добродушному, крайне миролюбивому льву - засунуть подальше свои вздохи вместе с вновь просыпающейся депрессией, и начинать что-то делать. Благо, что основную нагрузку в качестве принимающего решения руководителя взяла на себя Тама, как самая бойкая и непробиваемая из всех них. И голубоглазый птичник был весьма благодарен подруге за ее твердость характера, который не позволил самцу вновь раскиснуть со своими соплями в укромном уголке, мысленно склоняясь к мрачной философии “все тлен, мы идем на дно”. Поэтому он, кое-как собрав свой оставшийся дух, поднялся на все четыре лапы и уверенно кивнул подруге, поддерживаемый воодушевляющим чириканьем подопечных мухоловок: - Можешь на меня рассчитывать, Тама. Сделаю все, что в моих силах.

>>> Бескрайние луга.

+4


Вы здесь » Король Лев. Начало » Скала Прайда » Склон, поросший деревьями