Страница загружается...

Король Лев. Начало

Объявление

Дней без происшествий: 0.
  • Новости
  • Сюжет
  • Погода
  • Лучшие
  • Реклама

Добро пожаловать на форумную ролевую игру по мотивам знаменитого мультфильма "Король Лев".

Наш проект существует вот уже 10 лет. За это время мы фактически полностью обыграли сюжет первой части трилогии, переиначив его на свой собственный лад. Основное отличие от оригинала заключается в том, что Симба потерял отца уже будучи подростком, но не был изгнан из родного королевства, а остался править под регентством своего коварного дяди. Однако в итоге Скар все-таки сумел дорваться до власти, и теперь Симба и его друзья вынуждены скрываться в Оазисе — до тех пор, пока не отыщут способ вернуться домой и свергнуть жестокого узурпатора...

Кем бы вы ни были — новичком в ролевых играх или вернувшимся после долгого отсутствия ветераном форума — мы рады видеть вас на нашем проекте. Не бойтесь писать в Гостевую или обращаться к администрации по ЛС — мы постараемся ответить на любой ваш вопрос.

FAQ — новичкам сюда!Аукцион персонажей

VIP-партнёры

photoshop: Renaissance

Время суток в игре:

Наша официальная группа ВКонтакте | Основной чат в Телеграм

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Южный кряж » Лес туманов


Лес туманов

Сообщений 31 страница 40 из 40

1

http://drive.google.com/uc?export=view&id=12NPoZ4s9EzF8s5Cb_-AwIU1UmrnBx04q

Западные склоны Кряжа поросли густым лесом. Горы задерживают влагу, не давая ей двигаться на восток, поэтому здесь всегда мокро и влажно, и большую часть года стоит плотный молочный туман. Почва во многих участках леса заболочена. Также здесь берут своё начало несколько мелких, но бурных речушек, впадающих в реку Руфиджи.

1. Любой персонаж, пришедший в данную локацию, получает антибонус "-2" к охоте и бонус "+1" к скрытности и поиску целебных трав.

2. Доступные травы для поиска: Базилик, Валерьяна, Забродившие фрукты, Кофейные зерна, Маи-Шаса, Костерост, Адиантум, Сердецей, Ароспьера, Болиголов, Паслен, Манго, Мелисса, Мята, Мартиния (требуется бросок кубика).

Ближайшие локации

● Река Руфиджи
Старая кальдера
Ущелье черных песков

+1

31

Сидеть спокойно - так сидеть спокойно. Ота не хотел оставаться в ловушке и стать чьим-то обедом, поэтому спокойно ожидал результата действий льва. Циветта наблюдала за махинациями льва с нескрываемым любопытством. Пока что Ота совсем не представлял чего пытается добиться лев, осознание пришло в голову циветте лишь когда черногривый воткнул в щель палку и раздвинул её так, чтобы Ота смог вытащить лапу из коварных корней.

Наконец-то! От ожидания и неудобной позы уже все тело затекло, да и лапа довольно ощутимо ныла. Да уж. Ота коротко кивнул Фералу, прохрипел «спасибо» и направился к кустарнику. Красиво благодарить Ота совершенно не умел. Ноо зато поблагодарил, а то и вовсе мог бы лишь похрипеть что-то невнятное, как часто он делал.

— Я - Ота, — представиться все же нужно. Ота осторожно обматывал вокруг лапы листья с кустарника и поспешил ответить на заданный ему вопрос. — Да. Но недолго.

Ота осмотрел своеобразную повязку из листьев. Неаккуратная, кривая - и так сойдет, лапа не отвалится. Он покосился на Ферала.
Без Нзури Ота совсем раскис - раньше он хоть как-то обащлся, а сейчас лишь два слова и все тут. Стоит пытаться что-то с этим делать, наверно? Все же, без общения и совсем с ума можно сойти, а Ферал даже спас Оту, так что вряд ли он окажется злым и жестоким. да и к тому же он лев! Гиена бы могла твоткнуть когти в спину, а вот лев... вряд ли, все-таки.

— А вы не здешний?

«Придурок, какой глупый вопрос, конечно же он не здешний! Даже пахнет иначе, не как эти леса».
Ота нервно поморщился и отвел взгляд от Ферала.

0

32

Жратва, надо сказать, не прибежала. Неудивительно: пыхтящая в попытке освободить застрявшую лапу пара хищников распугает кого угодно! Если здесь и была какая мартышка, то теперь она наверняка держит ушки на макушке и не торопится вылезать на белый свет. Где б еще этот свет найти... Он тут был почти исключительно зеленый. Ферал, конечно, спокойно относился к повышенной влажности, и даже иногда купался добровольно, но позвольте, он купался в воде, которая вела себя исключительно прилично: плескалась себе под лапами, и ничего другого. Здесь же вода была, кажется, везде. Еще немного влажности — и она просто начнет в открытую струиться по стволам деревьев. Шагу спокойно не сделаешь без того, чтобы под ногой что-нибудь не хлюпнуло.

Внимательно пронаблюдав за тем, как звереныш старательно обматывает прохладный от влаги листочек вокруг припухшей лапы, Ферал отстраненно размышлял о том, как это напоминает некое изысканное блюдо: мясо в листьях. Перелома, вроде, не было, иначе Ота бы по-другому запрыгал... Врачом, впрочем, серый никогда не был, так что на его мнение полагаться вряд ли стоило. Тем более, что определенный гастрономический интерес все же присутствовал. Наверно, если циветта скопытится, Ферал таки попробует ее на вкус. Говорят, что хищники отвратительны в этом плане, но это уж мы сперва проверим.
Да, надо, надо поохотиться. Как-то даже непорядочно, наверно, сначала спасать зверя, а потом почти в открытую пускать на него слюни.
Лев встряхнулся, принюхавшись, и решительно отогнал эту подлую мыслишку. Не для того он морочился с освобождением Оты, чтобы взять и просто его сожрать.

— Конечно, неместный, — он вяло ухмыльнулся, жестом указывая на свою напрочь промокшую и пропитавшуюся какой-то зеленоватой грязюкой гриву, имевшую сейчас весьма плачевный вид, — по мне, наверно, это заметно. Я шел по течению реки, и она привела меня сюда... И раз уж мы встретились, может быть, ты не откажешь мне в любезности показать дорогу в какое-нибудь местечко посуше? Подойдет почти все, что угодно. Я никогда прежде тут не бывал.

Он повел носом: листья, которыми Ота обмотал свою лапу, пахли очень непривычно, особенно по сравнению с растениями саванны. Не сказать, чтобы ему нравилось. Интересно, а сможет ли циветта вообще идти? На трех лапах он, вроде бы, прыгал вполне бодро, но одно дело, когда тебе нужно пройти пару шагов, и совсем другое — если предстоит долгий путь. Ферал дернул усами раз и другой, нехотя отворачиваясь и устремляя взгляд в зеленое никуда. Тропинка вела куда-то вперед и, изгибаясь, пропадала в переплетении древесных корней и зарослей толстолистных растений. Знать бы вообще, куда идти. Если бы не его собственный запах, сообщавший, откуда он пришел, лев, наверно, блуждал бы в этом лесу до морковкина заговения.
— И было бы неплохо что-нибудь пожрать, — мрачно буркнул самец, — чем здесь можно поживиться? Из более-менее крупного. Скажем, покрупнее тебя.

+2

33

→Река Руфиджи
… Проснувшись от назойливых лучей солнца, которые были настолько ярки, что слепили его даже с закрытыми глазами, Макин немного повалялся, потом перевернулся и поднялся в сидячее положение. Глаза его слегка слезились от пробуждения солнечными лучами, что повлекло за собой широченный зевок. Самочувствие у него было хорошим, и чувствовал он себя хорошо выспавшемся.

Осторожно подойдя к камням, он выглянул из расщелины – снаружи было довольно тихо и все выглядело довольно умиротворенно: несколько серых ручейков, мирно протекали к холодной реке Кагера, так же были видны заросли и мельком заметные бледно-зеленые бескрайние луга.

Убедившись, что с наружи безопасно Макин раздвинул камни и выскочил из своего временного жилища. Судя по всему, сейчас стоял поздний вечер, этому свидетельствовало темное небо, закрытое тучами. Это удивило одиночку тем, что его разбудило солнце, которого сейчас не то, что не видно, его и след простыл, как будто, его и не было:
“Странная погода? Возможно…”- переведя свой взор на темно-серое небо, а после на окружающие его окрестности, подумал он.
Где-то вдали виднелась стая антилоп, но одиночку они не интересовали. Причина этого была простая лень и просто напросто нехотение, что-либо есть. Оглянувшись, он увидел довольно таки большой лес, за которым было видно, что-то неясное и большое. Причиной этому был непробиваемый туман, что возвышался над некоторыми участками леса и стоял непробиваемой серой мглой в самом лесу. В таких местах он давно не бывал. Подталкиваемый неуверенностью и любопытностью путешественника он все же решил туда отправиться.

Лес казался немного мрачноватым из-за светло-серого тумана, но после получаса пребывания в нем глаза уже привыкли к нему. Одиночка направился в сторону гор, – во всяком случае, он надеялся, что-то были горы – ведь было бы интересно посмотреть на все окрестности с высоты птичьего полета так сказать. Все бы ничего, да только он уже довольно долго чувствует чье-то присутствие и пристальный взор, которое не дает ему покоя. Заметив непонятный силуэт, он повернулся к нему довольно резко, - да так, что на пару мгновений стали видные его шрамы бод глазом - и выкинул с недовольным выражением морды:

- Может, хватит уже за мной следить? Кто ты такой и чего ты хочешь? – раздраженно закончил свой вопрос одиночка.

Отредактировано Макин (8 Дек 2020 19:35:38)

0

34

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"48","avatar":"/user/avatars/user48.jpg","name":"Маслице"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user48.jpg Маслице

Я не следил за тобой.

А этот незнакомец, должно быть, обладает отличным зрением и прекрасным шестым чувством, если сумел разглядеть его сквозь туман. Самому одиночке, конечно, не составляло большого труда разглядеть через плотную завесу, что никогда не уходила из этих мест, случайно или специально забредшего в лес льва; однако впервые попавшие сюда путники обычно терялись, ничего не видели и спешили как можно скорее покинуть столь негостеприимное с первого взгляда место. Но, видимо, не этот странник.

Мне от тебя ничего не нужно. А кто я – и вовсе не важно, – остановившись перед незнакомцем в паре метров, так, что его светлошкурое тело уже не скрывал туман, лев не без толики страха (хотя скорее – опасения) осознал, что его собеседник крупнее его. Конечно, не намного, но всё-таки лучше оставить его в покое и пойти дальше по своим делам. Тратить время на драки и выяснения отношений ему совершенно не хотелось – были заботы и посерьёзнее. – Выход там из леса там, – он показал лапой в ту сторону, откуда последние лучи заходящего солнца слегка рассеивали дымку, окутывая мягким светом верхушки деревьев. Все они обычно спешат покинуть лес до темноты. Глупые...

Не дожидаясь ответа, лев развернулся к серошкурому спиной и направился в сторону каменистой гряды. Он шёл медленно, часто останавливаясь и принюхиваясь – то к воздуху, то к следам на земле, – а иногда просто оглядывался по сторонам, будто кого-то высматривая. В какой-то момент лев остановился и обернулся, видимо, желая проверить, на месте ли ещё этот путник или уже ушёл. Увидев, что незнакомец всё ещё в поле его зрения, светлошкурый ненадолго задержал на нём сначала удивлённый, а затем и прищуренный взгляд, после чего, несколько раз покачав головой из стороны в сторону в этаком жесте «Нет», развернулся и продолжил свой путь.

0

35

Килиманджаро >>>


Дорога сюда, конечно, вышла долгой и по своему изнурительной... Но далеко не в той же степени, как их путешествие сквозь раскаленные южные пески.

Главным образом потом, что теперь львы шли по эдакой полупустыне, в обход Землям Гордости — Морох разумно не подводил свою группу слишком близко к границам, понимая, что в настоящий момент они едва ли смогут дать полноценный отпор кому бы то ни было, хоть львам, хоть гиенам. Он бы и в одиночку поостерегся это делать, а тут, простите, две беременные самки и один чудаковатый, горлопанистый недомерок. Да, Мор уже был в курсе, что сразу обе его спутницы носили львят под сердцем: во-первых, об этом явственно намекали их раздавшиеся животы и налившиеся молоком груди, а во-вторых... чего он ждал, простите, усердно выполняя свой мужицкий долг на протяжении всех последних месяцев??? Конечно же, это было предсказуемо, и весьма желанно. Именно к этому он, как бы, и стремился! Создать свой собственный прайд, наплодить сильных и крепеньких детишек — чем больше, тем лучше! Так что, Морох был более чем доволен таким развитием событий. Даже вел себя иначе, казался спокойнее и благодушнее, и улыбался намного чаще обычного, словом, ни капельки не жалел о содеянном. А что самое удивительное (и умилительное, учитывая его брутальную волосатую натуру типичного напыщенного мужлана) — он не стеснялся проявлять заботу, не то, чтобы кудахча или сюсюкаясь, но позволяя своим львицам чаще отдыхать и даже немного капризничать, то и дело охотно укладываясь с ними вповалку и порой даже расслабленно вылизывая чужие шкуры, а также активно участвуя в каждой их охоте, помогая заваливать травоядных и таким образом избавляя двойняшек от совсем уж активных "упражнений", оберегая их от возможных ударов и падений. Не для того, кхм, львят заделал, чтобы вот так по-глупому их пох*рить по какой-то несчастливой случайности. Конечно, жизнь их крохотного странствующего прайда все еще оставалась довольно сложной и непредсказуемой, во многом опасной даже, но... Мор предпочитал не тянуть из своих подопечных все жилы и не доводить их до полного физического (и морального) истощения своими требованиями. Благо, Баст с Теффи и так не давали ему лишнего повода для недовольства, и вообще держались молодцом на протяжении всего пути.

И все-таки, даже такие крепкие и выносливые самки не могли просто лечь на камни и благополучно разрешиться от своего бремени — прямо так, под открытым небом, посреди совершенно чуждых и негостеприимных земель.

Морох очень хорошо это понимал, а потому спешил отыскать для своих девочек хоть какое-то подобие безопасного (и комфортного) прибежища. Хотя бы на первое время, пока их потомство не окрепнет достаточно и не сможет продолжить путь в компании взрослых... если, конечно, они не найдут такое место, что сможет целиком и полностью удовлетворить все их нужды. Но надежда на это была до смехотворного мала, учитывая, что прямо по соседству располагались опустошенные земли Нари и Скара.

И все-таки, спустя несколько недель после ухода с Килиманджаро, молодому семейству все же удалось разыскать весьма неплохую альтернативу Каменной крепости. Не сказать, что она была идеальной, но... Чем дальше Мор и его спутники заходили в эту новую, неизведанную местность, тем больше им нравилось то, что они сейчас видели. Довольно большой тропический лес, влажный и сырой, как любые джунгли — львам здесь было не очень комфортно жить и охотиться, но по сравнению с дотла выжженной солнцем пустыней, по которой они ступали на протяжении бесчисленных дней и ночей, эти заросли казались настоящим садом Эдемским!

И еды здесь, кажется, было просто навалом. Опять же, на взгляд неприхотливого, изможденного дальней дорогой путника. Морох, по крайней мере, был вполне доволен увиденным.

И первым же делом, напившись и наевшись как следует, троица взрослых львов сразу же приступила к поискам подходящего укрытия. В этом деле Мор предпочел целиком положиться на мнение своих подруг: тем, ясное дело, было виднее, какое именно прибежище требовалось для максимально спокойных и безопасных родов. И потому ни слова не сказал против, когда Бастет с Теф, наспорившись между собой вволю, дружно залегли  в какой-то не большой и довольно мрачной на вид пещере, внутри которой, тем не менее, было очень тепло и сухо, несмотря на огромное количество влаги за ее пределами. Зайдя внутрь следом за самками (для этого ему пришлось сильно пригнуть голову и как-то визуально ужаться в гриве и плечах), Мор немного потоптался на пороге, скептично озирая мшистые каменные стены, и почти сразу сдал задницей обратно, осознавая, что втроем они здесь ну никак уже не поместятся. А значит, придется им с Руи спать снаружи — ну хоть на мягком зеленом подлеске в густой тени местных древесных гигантов, а не на голой холодной земле как раньше, и на том спасибо!

Отдыхайте, а мы вдвоем пойдем осмотримся. Если повезет — притащим что-нибудь съестное на ужин, — добродушно (!) прогудел Морох напоследок, грубовато, но легонько подпихнув лапой Руи под его тощий костистый зад, вынуждая подростка развернуться на 180 градусов и последовать за старшим самцом в направлении виднеющихся вдали высоких каменистых скал. Мор решил разведать их в первую очередь, заодно пометить территорию и окончательно убедиться, что здесь нет львов и других крупных хищников вроде гиен и леопардов. Настроение у черногривца было на редкость приподнятым: еще бы, наконец-то хоть одна серьезная проблема решена, и ему больше не нужно ломать голову над тем, куда приткнуть своих глубоко беременных жен! Это ли не облегчение?


>>> Каменистые склоны

+2

36

офф:

В посте прописаны действия Теффи

—→ Килиманджаро

Ох и долог же был путь...
Впрочем, близняшки не роптали. Не сговариваясь, они пришли к выводу: уж лучше тащиться неведомо куда, чем оставаться у неприветливой серой громады Килиманджаро, глазея на обгоревшие деревья и хрустя пеплом. Все, что угодно было лучше, чем это. Пожалуй, Бастет была готова даже пересечь пустыню (опять!), только чтобы оказаться подальше. Может быть, это место когда-то и было домом для Мороха, но не теперь. Уже нет.
К счастью, самец с самого начала разделял их точку зрения и вовсе не собирался задерживаться на суровых землях, принадлежавших когда-то его прайду.
И вот теперь они перлись, вздыхая и покачивая отяжелевшими животами, через пустоши, граничащими с прайдом Скара. Для Баст, как и для ее сестры, имя это было лишь пустым звуком; а вот угроза гиен была вполне весома. Морох тоже не спешил делиться подробностями; да они и не спрашивали. Вроде бы он даже особо не заботился о том, чтобы разыскать своих подросших детенышей, сбежавших неведомо куда. Стоит ли говорить, что обе самки были рады этому до усрачки? Те уже подросли, наверно, как-то сами о себе позаботятся. Погоди, милый, мы родим тебе новых маленьких Морохов, дай только срок — и успеешь насладиться отцовством сполна.
Оставалось теперь лишь только надеяться, что они успеют найти мало-мальски уютное местечко прежде, чем придет пора рожать.

Впрочем, запас времени у них пока что был. Случайно или намеренно, а их господин очень удачно выбрал время для путешествия. Хотя первое время обе самки страдали от непривычных ощущений (не каждый день впервые носишь детенышей под сердцем!), едва передвигали лапы и частенько ныли друг другу в плечо, жалуясь на боли там, рези тут и вообще плохое настроение, с течением времени они привыкли даже к этому. Как-то все само наладилось... Округлившийся живот стал чем-то привычным, легкие и поначалу совсем незаметные движение львят в животе приносили радость и удовлетворение... Кажется, Баст была счастлива — как и ее сестра. Да что там говорить, хотя Морох и сохранял свой суровый вид, львицы частенько подлавливали, с какой гордостью он окидывает взглядом их, неторопливо ковыляющих вслед за ним по пустоши.
Ему нравилось его положение. А самки с удовольствием взращивали в нем гордость, красуясь перед львом своими статями — даже беременность их не портила; пусть движения стали более тяжелыми и медленными, было что-то невероятно красивое в том, как они несли себя, плавно и грациозно, с осторожностью, будто переполненную водой хрустальную вазу.


*  *  *

— Еще не пришли? — привычно заныла Теффи, бодая сестру в плечо; последние дни это стало для них чем-то вроде игры, в которой они то и дело менялись ролями, спрашивая друг у друга, сколько же им еще идти.
Бастет шутливо замахнулась в ответ, вынудив сестру отскочить, отчего ее пузо тяжело качнулось. Времени в запасе все меньше. Детеныши ворочаются уже заметно, а охотиться стало совсем тяжело, хотя они очень стараются.
Вопрос риторический и не требует ответа. И так ясно. Пустошь, по которой они идут, просматривается далеко во все стороны. Южнее и немного на восток находится пустыня, куда Бастет была бы не прочь заглянуть. Сейчас ей там будет тяжело, но она помнит времена, когда ее живот был стройным и почти прилипал к позвоночнику; тогда они с сестрой охотились в пустыне по ночам, и что за прекрасное это было время!.. Теперь иногда вечером, прежде, чем заснуть, Баст предается сладким воспоминаниям, таращаясь в сторону пустыни, и, что греха таить, тайно мечтает о том, чтобы Морох повернул туда, вернулся в развалины древней крепости, где они провели столько приятных ночей.
Теффи этого не понимает; в ее головушке все просто: где их господин — там и она. Если и грустит по какому-то поводу, то виду не подает, и чего уж там, держится порой более стойко, чем ее более сообразительная сестрица.

Но Мороху виднее... Он поворачивает западнее, обходя громаду холмов, на которых пасутся тучные стада. Увы, и там запашок гиен становится сильным и навязчивым, а потому семейство спешит избежать стычек.
Этот мелкий, Руи, все еще идет с ними. Не сдох, не отстал и даже сумел показать себя полезным. Да, в отличие от Мороховых заморышей этот действительно был хорош. Если сперва львицы лишь терпели его, со временем они привыкли к его помощи и были благодарны. Мелкий, тощий и проворный, он, конечно, порой косячил, но все же дело свое знал.

*  *  *

— Еще не пришли? — теперь очередь Бастет задавать дурацкий вопрос; она делает это тихо, на ухо сестре, дождавшись, когда та менее всего ожидает чего-то подобного.
Вместо того, чтобы ответить шутливой оплеухой, Теффи замирает, втягивая ноздрями воздух. Здоровенный кряж, который они обходили со стороны пустошей, давно уже маячил в поле зрения, но теперь, по мере приближения к нему, стало понятно, что он может стать для них чудесным домом. Пусть в нем бывает влажно, а лес непривычен для охоты, зато как славно можно в нем устроиться, спрятав новорожденных львят от посторонних глаз!
— Чувствуешь? — сделав несколько глубоких вдохов, Теффи залилась радостным смехом, — воздух пахнет... влагой и животными. Мне нравится.!
И она угадала, предположив, что это место станет их домом; Морох действительно повел свое небольшое семейство к густому туманному лесу, темнеющей громадой нависавшему над ними.
— Слишком уж сыро, — недовольно протянула Баст, вступив под кроны деревьев и придирчиво осматриваясь.
— Нормально, — почти тем же тоном откликнулась сестра.
Чуть отстав от идущего впереди Мороха, близняшки не без удовольствия поцапались, обсуждая все достоинства и недостатки леса; кажется, они получали немало удовольствия от своих ежедневных перепалок по любому поводу.
Последнее слово все равно оставалось за их господином — а ему, судя по всему, этот лес приглянулся. Хоть спорь, хоть аргументируй, а решение принято, и все тут.

К тому моменту, как они перекусили и вволю напились из ближайшего ручья, Бастет сменила гнев на милость и снисходительно признала, что да, местечко неплохое. Если только не забираться в самую глубь леса: оттуда слишком уж навязчиво веет душным и влажным жаром, и даже наступление вечера не делает воздух прохладным. Они, впрочем, все равно полезли в лес, по-хозяйски оглядываясь и вполголоса переругиваясь между собой: одной хотелось местечко посуше и посветлее, второй приспичило отыскать укрытие достаточно укромное и темное… Впрочем, по голосам их было слышно: обе львицы были довольны происходящим и чувствовали себя более чем защищенными. С таким-то здоровенным самцом! Морох, хоть и схуднул за время пути (было бы, куда!), все же выглядел достаточно сильным, чтобы навалять любому, кто попросит; даже хромота ничуть не портила его, а напротив — придавала внушительности (ну, по крайней мере, так совершенно искренне считали обе его супруги).

— Здесь, —
наконец, решительно и в один голос заявили львицы, когда, пройдя несколько сот метров по лесу и поднявшись чуть в гору, они вышли на крошечную, буквально в три львиных прыжка полянку-прогалину посреди зарослей. Почва в этом месте была влажной, но не чрезмерно, под лапами не хлюпала; в кронах деревьев зияла прореха, сквозь которую днем наверняка будет светить солнце, а сейчас проглядывали первые вечерние звезды.
Упавшее дерево чуть выше по склону легло аккурат по краю поляны; произошло это, наверно, уже давненько, по крайней мере, из его остова местами проклюнулись новые побеги, и некоторые из них успели разрастись весьма густо. Корни же и вывернутая ими земля и камни образовали естественный навес над неглубокой и довольно сухой пещерой, в которую самки тут же радостно забились, пытаясь понять, хватит ли им тут места. Вообще-то они не привыкли жить в норах; их родной прайд предпочитал просторы саванны, но тут уж выбирать не приходилось… А защититься от вездесущей влаги легче всего под навесом. Пусть пещера совсем неглубока, но корни простираются над ней как естественная крыша, пол чуть покатый к выходу, да и сама полянка расположена на склоне, и вся лишняя влага попросту скатывается с нее.

— Да, здесь, — с удовлетворением подтвердила Бастет, когда самки раз по пять по очереди и вместе, пихаясь плечами, скользнули в пещеру и обратно, осматривая и обнюхивая все вокруг. Досталось и бревну; Теффи с наслаждением поточила об него когти и хихикнула в кулачок, наблюдая, как Морох аккуратно сдает задом, пытаясь выбраться из логова и не оставить на стене добрую половину гривы.
Сказать по правде, львицам даже в голову не пришло, где будут спать самцы. Где-нибудь здесь… Где найдут достаточно сухое место — его здесь, к счастью, вполне достаточно, чтобы не просыпаться по утрам с насквозь промокшей гривой. Пещера же должна была служить логовом лишь самкам… и их готовому появиться на свет потомству.
Кстати о потомстве. Последние несколько часов Бастет и так чувствовала легкий дискомфорт в животе. Вряд ли остальные придали значение тому, что последние несколько километров она несколько раз отбегала в кусты, будто съела что-то не то за завтраком… Ей и самой было невдомек, но теперь, походив по полянке и осмотрев пещеру, она внезапно уселась на задницу и осознала: она устала до полусмерти. А еще у нее начались схватки.

Прежде ей никогда не приходилось рожать, но она видела достаточно — и мать, и бабка успели принести еще по помету в то время, пока близняшки подрастали, и всякий раз Теффи и Бастет были на подхвате, наблюдая, помогая по мере своих детских силенок.
И все равно… самой это по-другому. Страшно. Больно.
Хорошо, что Морох как раз собрался уходить. Очень кстати. 
Почти не слыша, что он там говорит, Бастет бесцеремонно подхватилась с земли и ткнула его лбом в бок, принуждая развернуться (вернее, это он развернулся… по крайней мере, львице ее комплекции это было явно не под силу).
— Ага, — торопливо мяукнула она, продолжая напирать теперь уже на Руи, практически выпихивая с поляны обоих, — давайте, идите. И не слишком торопитесь! Поищите… получше.
Последняя фраза ее прозвучала почти утробным рычанием на вдохе; львица втянула воздух, пытаясь успокоиться, и еще раз напоследок прорычала им вслед; желание прогнать всех посторонних ощущалось почти физическим неудобством, так что когда самцы наконец скрылись из виду, она аж обмякла от облегчения, тяжело дыша.

Теффи засуетилась вокруг нее; у нее срок, кажется, был на неделю или полторы меньше, а потому рожать она не торопилась.
— Что делать-то? — на нервах она запищала тонким голоском, нарезая круг за кругом вокруг рычащей сестры и кося на нее выпученными глазами, — что нужно делать? Я ничего не помню! — запричитала она, судорожно скользя взглядом по окрестным зарослям, будто там должна была находиться подробная инструкция по поведению, — ой!
Бастет с трудом взяла себя в лапы. Не хватало еще им обеим запаниковать — а она была чертовски к этому близка! К счастью, Теффи, видя, что ничего страшного не произошло, постепенно начала успокаиваться, хоть и продолжала коситься на сестру, будто ожидая, что из нее сейчас полезет чужой.
— Успокойся ты, — наконец, чуть грубовато рыкнула Баст, поднимаясь и медленно, вразвалочку забираясь в пещеру, — ничего страшного не происходит… ах ты ж!
Панически прижав зад к земле, Теффи будто бы помочилась… но на деле закапавшая из нее прозрачная жидкость вовсе не была мочой.
— Ой-ой, — тоненьким голоском взвыла она, заглядывая себе под хвост и разглядывая все там так, словно видела впервые, — у меня тоже началось… Мамочки!
Да, стоило выпроводить самцов на охоту — хотя бы ради того, чтобы они не видели всей этой кутерьмы. Львицам далеко не сразу удалось сгрести себя в охапку и успокоиться настолько, чтобы вести нормальный диалог; Баст раздраженно рычала, приподнявшись на своем месте в пещере; Теффи крутилась на месте и жалобно мяукала, полностью поглощенная непонятными и непривычными болезненными ощущениями…
Наконец, чуть попривыкнув, обе они замолкли, глядя друг на друга.

— Забирайся ко мне, — Бастет чуть подвинулась, похлопав лапой по свободному месту рядом с собой, — хотя нет, погоди. Нужно хоть листьев надрать…
Каменистый пол пещеры был сухим и довольно теплым, но львице почему-то отчаянно хотелось свить себе гнездо. Да-да, как птичке.
— Да хрен с ними, — простонала, протискиваясь мимо нее, Теффи, — как живот болит… Думаешь, так и должно быть?
— Наверняка, — хотя на самом деле Бастет вовсе не была в этом уверена, она никак не могла признаться в этом сестре, — помнишь, как мама говорила?
— Успокоиться, — недовольно рыкнула Тефнут; то ли дурное настроение близняшки передалось ей, то ли так подействовали предстоящие роды, но теперь они, лежа бок о бок, щерились в пространство, пережидая схватки: у Бастет — более частые и сильные, у ее сестры — пока что еще довольно слабые, — успокоиться, дышать и дать инстинктам сделать свое дело.
— Вот увидишь, когда Морох вернется, у нас будет, что показать ему, — успокаивающе заурчала Баст, морщась и жмуря глаза: слишком уж сильными и частыми становились схватки.

В первый раз это обычно довольно долго… По крайней мере, обеим львицам казалось, что прошла целая вечность, наполненная одним и тем же назойливым циклом: болезненная схватка, скручивающая внутренности в один тугой узел, затем расслабление, во время которого самки, уже успевшие изрядно устать, пытались хоть немного подремать… и все заново. Много раз, снова и снова — хотя в какой-то момент Бастет утробно и торжественно рыкнула, ощутив мимолетное облегчение: из нее выскользнул мокрый комочек плоти, крошечный по сравнению с ней, темный от пропитавшей реденькую шерстку влаги.
— Ох! — только и смогла выговорить Теффи, наблюдая за всей этой картиной; вслед за сестрой она принялась деловито вылизывать котенка, так что вдвоем они быстро покончили с этим делом, и вскоре обсушенный и чистенький малец неумело замесил мамкин живот, разыскивая сосок.
Небольшая передышка. Для Баст, не для ее близняшки, как раз скорчившейся от особенно сильной схватки. Всего несколько минут, во время которых зеленоглазая успела отъехать и пару раз всхрапнуть.
— Ой, я устала, — манерно протянула Теффи, пихая сестру в плечо; обе расхохотались, хоть и немного натужно. Появление живого котенка изрядно успокоило их, придало сил и уверенности в себе.
Вскоре на свет появился и второй; затем и Теффи успешно произвела на свет крупного бутуза, и все дети сразу же были тщательно вылизаны, приглажены и накормлены.

К наступлению ночи все затихло. Тишина леса нарушалась лишь мерным мурлыканьем обеих самок; они валялись на боку животами друг к другу, переплетаясь лапами, и детеныши пестрыми кабачками лежали между ними, перемешавшись — поди еще разбери, где чей! Да это было и неважно.

— Вот теперь я бы пожрала, — с удовлетворением отметила Баст, вытягивая шею, чтобы осмотреться и прислушаться… Ну где там этих мужиков носит, отчего так долго?!

Отредактировано Falco (17 Май 2022 08:55:00)

+6

37

пузо → → → → новая жизнь

В утробе матери было тепло и темно. Мвенай, говоря откровенно, не мог похвастаться присутствием какого-то высшего сознания в своём дородовом состоянии, ибо его восприятие мира ограничивалось исключительно материнским пузом, но он активно реагировал на внешние раздражители. На то, как львица, чьими ресурсами он пользовался так беспощадно, отдыхала, испытывала эмоции или физические нагрузки. Может опытной матери подобное наглое поведение и могло намекнуть на будущий характер одного из львят, но тут не тот случай, верно? Если учесть процесс "собирания себя в кучу перед самым интересным", но сестёр и Мороха ожидал в будущем неплохой такой "подарок". Напоследок львёнок даже удосужился хорошенько пнуть мать по животу, будто заботливо предупреждая, что сидеть в тёплом и мокром пузе его окончательно надоело, так что он решил съехать от матери в отдельное тело.

Процесс рождения прошёл на удивление гладко. Закон подлости, видимо, в этот раз решил взять выходной, из-за чего первенец появился на свет совершенно беспроблемно, пусть и являлся крупным мальчиком. Был оперативно вылизан, согрет и переправлен к материнскому животу. К молоку. Такому сейчас необходимому для последующего развития.

Следуя инстинктам, но крайне деловито на первый взгляд, тёмный комок уже более-менее сухой шерсти, выбрал себе самый перспективный сосок и, жадной прищепкой, прищепился к нему мёртвой младенческой хваткой. Встань Бастет сейчас по каким-то своим делам, сыночка остался бы висеть на месте. По крайней мере первые несколько десятков сантиметров. С молоком тут, уясните, шутки плохи. Особенно когда конкуренция уже на подходе.

И сиблинги не заставили себя долго ждать. Один за другим они появлялись на свет, вылизывались и отправлялись к месту кормёжки. Приходилось отпихивать особенно наглых из своей зоны комфорта, недовольно попискивая во время еды. Это отнимало слишком много сил. И поэтому более шоколадный, чем его отец, комок меха так и засыпал вися на материнской сиське. И начинал орать, стоило её куда-то деть.

+3

38

—- Начало —-

Для этого крохотного зверя ЗДЕСЬ был простор. В отличии от Бастет, у Теффи оказался приплод всего-то из одного котенка, так что этому товарищу было более чем вольготно в материнской утробе и крайне не хотелось ее покидать, чтобы оказаться в суровом, дико холодном между прочим, весьма недружелюбно настроенном к нему мире!  Он еще оказался весьма крупным детенышем, на беду новоявленной мамочки, так что "выскочило" не сказать чтобы легко, львенок вообще сопротивлялся внешнему давлению как мог! Так сказать прямо с материнской утробы свой упрямый характер проявил, а еще даже глаза не открыл, мясо в зубы не брал!

Но в данном случае малыш ничего сделать против самой природы не мог, а то оно и к лучшему, а то еще чего доброго бы застрял бы винтересном месте мамочки, и пиши пропало. Шлепнулся как миленький под хвост родительнице, протестующе засучив всеми четырьмя лапками и самостоятельно разрывая остатки околоплодного пузыря, замотав слепой головой облепленной противной пленкой. Нехочунебуду! Уберите эту мерзость! И ведь вняли его скандальному писку, убрали! Это конечно было едва ли по его собственному бессознательному требованию, но тем не менее уже спустя несколько мгновений дышать стало гораздо легче, ведь слизь с носа счистили, бурую, сейчас так почти черную шерсть просушили, взъерошили шершавыми языками, размассировали, вынудив львенка запищать еще требовательнее и громче! Только и осталось, что подпихнуть это громогласное чудо к теплому материнскому животу.

Только подумайте, восемь аппетитных сосков, полное пузо молока - и все это его! Из какого хочешь - из такого и лопай! И очевидно, делиться маленький жадина не собирался, уверенно задергав лапами и пройдясь по головам сводных братьев у брюха Баст, целенаправленно двигаясь только к матери. Интересно по случайности ли, или у львенка подсознательно запомнился ее запах, родной и манящий, и он сумел различить между "своим" и "чужим", забавно и умилительно, словно бы охраняя свое молочное богатство от посягательств других голодных ртов. У вас свое - у меня свое, давайте не будем друг другу мешать!

Даже улегся во всю длину вдоль живота Теффи, прикрыв своим пятнистым тельцем сразу парочку сосков - насосусь из одного, попробую другой. Потом скажу, где вкуснее!

+5

39

Начало игры


Ну штош. Погнали!

Хотя "погнали" в данном случае — пожалуй, чересчур сильно сказано. Роды процесс нелегкий, особенно если они у тебя первые... как у матери, так и, простите, у младенца!

С другой стороны, путь, в некотором смысле, уже был заботливо проложен его упитанным старшим братцем. Распихал тугие стеночки, расширил проход собственной пухлой задницей — ну спасибо, конечно... Его младшему сиблингу, по сути, не оставалось ничего другого, кроме как с недовольной (ладно, это уже прикраса ради сказано) пропихнуться наружу следом за еще не названным Мвенаем, с влажным, неприятным звуком шлепнувшись на мягкую подстилку из мха и листьев. Уже, разумеется, щедро кем-то перепачканную. Угадайте кем, бл*ть! Ну, так-то, и малыш Эйдан сейчас не был чистеньким и красивым, чтобы ощутить какую-то серьезную разницу. Это только в сказках аисты приносят матерям "готовеньких", уже заранее кем-то умытых и причесанных, заботливо закутанных в снежно-белую пеленку... Не то, что в реальности — склизкое, головастое, дрожащее аки чихуахуа нечто!

Но тут стоило отдать должное Бастет и ее сестре: львицы ни секунды не зевали (правильно, одна так вообще пыхтела рожая), моментально облизав новорожденного с головы до лап и заодно хорошенько промассировав животик львенка языками, успешно запустив таким образом сложные пищеварительные — и пище-кхм-отдавательные — процессы, заставив худо-бедно осознавшего свое новое бытие Эйда голодно размяукаться на все логово. А голосок у малыша оказался еще какой! Уже сейчас он не просто пищал, а эдак громко, требовательно мявкал, уже на заре собственной жизни демонстрируя характер типичного брутального бойца и выживальщика! Хотя размерами он явно уступал обоим старшим братьям... но и жалкой мелкотней тоже не был, напротив! Просто именно ему не повезло родиться самым младшим. Естественно, что остальные львята выглядели немного... помассивнее.

И тем не менее, слепого (пока что) ЭйДжея это ни капельку не смутило. Еще бы... Чего ему, младенцу, переживать о таких вещах, как небольшая разница в размерах? Это потом он, конечно же, будет украдкой комплексовать по данному поводу, а сейчас... О, прямо сейчас львенок внаглую вщепился точно промеж этих двух откормленных, суровощеких булочек, забавно крутя лобастой башкой по сторонам, решая, из какого "винного погреба" в лице Бастет и Тефнут ему испить первым делом! И само собой Эйд первым же делом уверенно пополз на материнский запах, безошибочно отличив тот от пускай и очень приятного, молочного аромата тетушки Тефф... но тут понимаете свое, родное! Вот только, к сожалению, вредина Мвенай не дал ему толком присосаться к мамочке, усиленно пихая братца лапой, отчего тот вновь и вновь смешно заваливался на бок, не в состоянии ни позу удобную принять, ни за сосок схватиться. Возмущенный таким агрессивным поведением со стороны первенца, Эйдан и сам отвесил бро несколько увесистых, грубых оплеух, аж сердито поматерившись на него в процессе... а затем, плюнув, деловито пополз ко второму брюху, нахально пихнув жопой теперь уже ни в чем не повинного Данте. Ну а ты чего тут раскидался морской звездой, двигайся давай! Он тоже голодный!

+5

40

Ну вот.
Трое детенышей на двоих — не такая большая обуза. Конечно, раньше, когда львицы только познакомились с Морохом, они частенько из кожи вон лезли, показывая, какие они умелые, грациозные, как круто они умеют... Да что угодно они умеют. Стоило только льву покоситься в их сторону, как они мигом приосанивались, сверкая в его сторону глазами.
Беременность и долгий путь выбили из них эту чушь. Наверно, самцу так даже больше нравилось: они вели себя естественно и не пытались корчить невесть что. И все равно приятно, что сейчас он их не видит.
— Выглядишь хреново, — усмехнулась Бастет, ласково толкая сестру в плечо. Словечко она подцепила понятно у кого, хотя выражалась гораааааздо мягче. Иногда ей нравилось сказать что-нибудь этакое, ругательное, так неподходящее к ее утонченной натуре и превосходному воспитанию.
— На себя посмотри, — Теффи лениво показала клыки, горделиво оглядывая своего единственного детеныша.

Какой он крупный! Какой славный! Голубоглазая самочка так и любовалась им, каждым его движением. А какая шкура! Сразу видно — сын Мороха. Все трое детенышей ничуть не были похожи на своих матерей, зато отцовские черты проглядывались сразу (или это львицы с умиления напридумывали). Шкурки всех оттенков красно-бурого, один такой темный, что пока не обсох — казался совершенно черным.
— Чур, мой — Данте, — торопливо заявила Теффи, умиленно приглаживая хохолок своего первенца и вызвав ответное не то урчание, не то рычание.
Бастет зевнула во всю пасть, клацнув зубами. Ох, это же имена надо придумывать. Как хорошо, что они родили всего троих, а не десяток. Конечно, можно Мороха дождаться: в конце концов, его стараниями эта вся армия темношкурых появилась на свет, вот пусть и отдувается. Но не уступать же сестре! Че она своему ребенку имя придумала, а Баст хуже?..
— Эй... дан, — она снова зевнула, устало прикрывая веки. Это тот, что поменьше и посветлее. А тот, что темнее? Мвенай, точно, Мвенай. Бастет была уверена, что это имя пришло не из головы — кажется, так звали кого-то из их дальних родственников. Ну тогда, давно еще, в прошлой жизни, когда близняшки еще жили в своем родном прайде. Или не Мвенай? В общем, как-то похоже. Но имя уже придумалось, уже понравилось, пускай так и будет, — а этот — Мвенай.

Некоторое время львицы забавлялись тем, что на разные лады произносили имена своих детей, всякий раз нежно и с любовью (удивительно, сколько, оказывается, в них было материнских чувств) обмахивая языком того, кого называли. Впрочем, дети, которым мешали сосать, сопровождали эти действия возмущенными писками, а потому матери быстренько угомонились и дали им возможность нормально наесться.
Уставшие после всего случившегося, они, тем не менее, нашли в себе силы прибрать в пещере, убрав окровавленную листву и закопав ее подальше от логова. Двигались самки с трудом; хотя роды прошли успешны, дети все же были крупноваты, и близняшки вымотались от души. И, честно сказать, болела у них вовсе не душа. Теффи так вообще клялась, что никакого самца к себе больше не подпустит — да вы шутите?! У нее под хвостом и так все разбито, какие еще нафиг дети? Хватит, уже один есть.
Впрочем, сейчас они даже в привычную перепалку не вступили, так, чуть поцапались лениво — и уснули, мордами друг к другу, а дети между их животами. 
— Я есть хочу, — кто-то из детей завозился, от души пнув Теффи в живот, и та сонно открыла глаза, оглядываясь. Мрак в лесу стоял кромешный, но в воздухе чувствовалась свежесть: кажется, утро уже близко, значит, они поспали по меньшей мере пару часов. Ни Мороха, ни Руи по-прежнему не было рядом, и запахи их давно остыли, — что думаешь, есть здесь неподалеку хоть что-то?..
— Спи давай, — Баст завозилась, пытаясь устроиться поудобнее; ужасно хотелось лечь пузом вниз, но кто-нибудь из детей то и дело полз к соску, присасываясь и засыпая. Они вообще когда-нибудь делают перерывы?.. Едят и едят, сколько можно-то.

+1


Вы здесь » Король Лев. Начало » Южный кряж » Лес туманов