Страница загружается...

Король Лев. Начало

Объявление

Дней без происшествий: 0.
  • Новости
  • Сюжет
  • Погода
  • Лучшие
  • Реклама

Добро пожаловать на форумную ролевую игру по мотивам знаменитого мультфильма "Король Лев".

Наш проект существует вот уже 10 лет. За это время мы фактически полностью обыграли сюжет первой части трилогии, переиначив его на свой собственный лад. Основное отличие от оригинала заключается в том, что Симба потерял отца уже будучи подростком, но не был изгнан из родного королевства, а остался править под регентством своего коварного дяди. Однако в итоге Скар все-таки сумел дорваться до власти, и теперь Симба и его друзья вынуждены скрываться в Оазисе — до тех пор, пока не отыщут способ вернуться домой и свергнуть жестокого узурпатора...

Кем бы вы ни были — новичком в ролевых играх или вернувшимся после долгого отсутствия ветераном форума — мы рады видеть вас на нашем проекте. Не бойтесь писать в Гостевую или обращаться к администрации по ЛС — мы постараемся ответить на любой ваш вопрос.

FAQ — новичкам сюда!Аукцион персонажей

VIP-партнёры

photoshop: Renaissance

Время суток в игре:

Наша официальная группа ВКонтакте | Основной чат в Телеграм

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Предгорья » Холмы


Холмы

Сообщений 301 страница 329 из 329

1

http://sg.uploads.ru/L8cjS.png

Один из широких рукавов Зимбабве поворачивает на восток и почти скрывается между холмов, поросших густой желтой травой и деревьями. Река не слишком глубока, и ее можно перейти вброд. В этих местах некогда можно было встретить огромные стада слонов и бегемотов, неторопливо принимающих ванны или пасущихся в тени акаций, но сейчас здесь довольно пусто. Холмистая местность уходит куда-то вдаль, к горизонту, туда, где вздымаются пики невысоких гор.

1. Любой персонаж, пришедший в данную локацию, получает бонус "+1" к охоте и поиску целебных трав.

2. Доступные травы для поиска: Базилик, Валерьяна, Костерост, Адиантум, Цикорий, Шалфей, Мелисса, Мята (требуется бросок кубика).

*ссылка на предыдущую тему — Холмы

Очередь #1:

Адам
Тирион
Мисава/Пат
Кейдж
Хазира

Очередь #2:

Шарра
Брет
Мастер Игры

Очередь #3:

Сиэль
Пальмира
Мастер Игры

Также в локации:

Флора, Фуву, Чумви и Иша

Отпись — трое суток.
Очереди параллельны друг другу.
Игроки вне очереди
пишут свободно!

Отредактировано Шайена (16 Май 2021 16:31:28)

0

301

В ответ на подлую атаку водой Хеидрун прыгнула на Занозу, которая чего-то подобного и ожидала — шутливое нападение не стало для нее неожиданностью, но она все равно, подыгрывая и поддаваясь, завалилась на бок, погружая свое рыжее тело в прохладную водичку. Невольно окунувшись в головой, большая кошка неловко забарахталась, когда под лапами вдруг не оказалось дна, но довольно быстро ей удалось вновь нащупать опору — теперь Заноза стояла гораздо глубже, чем до этого, и всполошенная река мелкими волнами окатывала ее лопатки.

Фыркнув и смахнув с усов капли, Заноза резко крутанула головой, не сразу найдя Хеидрун и испугавшись, что та успела затонуть. С ее довольно-таки истощенным состоянием это было легко сделать, и гривастая уже готова была тянуться спасать новую знакомую, когда та вдруг вынырнула, перестав пускать под водой пузыри.

Ты прям как крокодил, — усмехнулась львица, отталкиваясь задними лапами и придавая себе ускорение в сторону берега.

Остановившись на более безопасной глубине, Заноза легла прямо в воде, с хитринкой во взгляде наблюдая за Хеидрун, которой купание явно доставило удовольствие. Ее длинная бурая шерстка заметно потемнела, набрав воды, но рыжая точно могла сказать — теперь львица явно будет чище, чем до мытья. Пусть и весьма спонтанного.

Вода такая теплая.
Теплая?… Скорее прохладная. Главное, что не холодная и не горячая, — после прогревание на солнышке самое то.

Если вдруг какой-нибудь крокодил пример тебя за свою и решит утащить в стаю, то лучше мне быть рядом, — с усмешкой поднявшись (с гривы тут же полилась вода), Заноза подбрела к Хеидрун, которая наслаждалась рекой. — Крокодилы ведь стаями живут?… или у них тоже какие-нибудь свои зубастые прайды? В любом случае, я на хочу это выяснять, так что, если ты наплавалась, пошли сушиться. У тебя даже уши промокли! — и, в подтверждении своих слов шутливо лизнув бурую за округлым ушком, гривастая, рассекая лапами воду, пошла к берегу.

Выбравшись из воды и хорошенько встряхнувшись, разбрызгивая воду во все стороны, Заноза не стала тратить время на вылизывание.
Пойдем сразу поищем стада. А пока идем заодно высохнем, — нет, ну правда, солнце скоро сядет, а Хеидрун ей охоту обещала.

+1

302

Сравнение с крокодилом воспринялось Хеидрун как комплимент, хоть и немного смутило её. Правда, напрягло её не сравнение с кровожадным монстром, а то, что львица никогда этих рептилий-то и не видела и с трудом представляла, как они выглядят. Ей рассказывали, что эти опасные звери похожи на огромных ящериц.  Больше всего её волновало, умеют ли эти крокодилы отбрасывать хвост, как меньшие собратья. 

— Теплая?… Скорее прохладная. Главное, что не холодная и не горячая.

Хеидрун деловито фыркнула и гордо произнесла:

- Ты просто не рыбачил в горных реках, Заноза. Там после каждого удара лапой сводит пальцы!

Лев, впрочем, вернулся к теме крокодилов, и Хеидрун решила многозначно промолчать. Еще сморозит какую-нибудь глупость и покажется совсем уж пустоголовой. Заноза тем временем предложил вылезать на берег. Львица хотела выпросить себе еще несколько минут плаванья, но самец лизнул её за ухом, как бы намекая, что пора двигаться дальше. В груди сразу потеплело, а по спине табуном побежали мелкие мурашки. Такой просто жест заботы, но как Хеидрун скучала по этим приятным дружеским мелочам. И хоть разум твердил, что расслабляться нельзя, сердце искренне радовалось зарождающейся дружбе.

Самка следом вышла из воды и хорошенько отряхнулась, окатывая подсушившегося друга мелкими брызгами. Бурая шерсть слиплась и растопырилась в разные стороны, словно иголки.

- Куда пойдем? – интересно, кого они будут выслеживать.  – Может, здесь есть самые удачные места для охоты, боюсь, мне не хватит силы прыгать по деревьям или долго скакать по холмам.

Честно говоря, Хеидрун вообще сомневалась, что будет шибко полезной. Лапы все еще гудели после долгих странствий, сил мало, голова соображает туго. Вся надежда на охотничьи инстинкты, авось сконцентрируется последняя энергия, да выдаст неплохой результат. В любом случае, надо попробовать.

Обогнув Занозу, подросток легкой рысцой взобрался на ближайший холм и огляделся. Солнце опасно катилось в сторону горизонта, прямо намекая, что пора бы поторопиться.

0

303

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"4","avatar":"/user/avatars/user4.jpg","name":"Фалечка"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user4.jpg Фалечка

Реакция у крокодила все еще хороша… Он дергает мордой теперь в другую сторону, и Сиэль промахивается так же, как ранее ее подруга.

Несмотря на серьезное ранение, Пальмира добивается успеха хотя бы частично: глаз она крокодилу оцарапала, и хотя ранение на первый взгляд не кажется серьезным, из ранки течет кровь, она болит, а значит, крокодил вынужден зажмуривать один глаз, и это дает ему антибонус к бою!

Вздернув морду, крокодил ухмылялся, подчеркнуто медленно склоняясь к обреченной на гибель самке шакала. А может быть, это была его обычная мимика… Когда у тебя нет губ – поди еще разбери, что там изображают из себя твои чешуи.

Точно можно было сказать одно: рептилия была собой крайне довольна. Получить вместо жалкой шакалихи (будем честны, ее маленькая тушка ему будет на один зуб) здоровенную взрослую львицу — кого же не устроит этот вариант! А может, даже и двух львиц, если вторая тоже будет лезть на рожон и спасать подругу. Замечательно, просто замечательно. Ему даже делать почти ничего не пришлось, еда сама так и просилась в пасть, знай только зубами иногда клацай. В воздухе висел густой опьяняющий запах крови. Крокодил повел мордой из стороны в сторону, по птичьи разглядывая лежащую шакалиху то одним, то другим глазом. Вторая львица не спешила себя показывать, и он вновь занялся своей жертвой, ухватив ее почти нежно, самыми кончиками челюстей – и начал неторопливо задом вперед сползать в воду, утаскивая ее за собой.

Он совершенно не ожидал дальнейшего сопротивления. Обычно пары укусов хватало, чтобы дать понять назойливым конкурентам: тут им не рады. Или, напротив, очень рады. Заходите — вы как раз к обеду. И уж тем более крокодил не ждал, что уже раненая им львица, собрав все силы, треснет его по морде... Рептилия поспешно зажмурилась, не успев дернуть головой, но слишком поздно. Когда крокодил, клокоча от ярости и боли, снова открыл глаза, оказалось, что на мир он смотрит теперь лишь одним мертвенно-зеленым оком — второе моментально залилось кровью из небольшой, но очень неудачно расположенной ранки.

Как раз этот момент вторая львица, серая, выбрала для атаки. Ее движение рептилия успела заметить, и резким рывком морды, от которого шакалиху мотнуло в сторону, как мокрую тряпку, убрать свой глаз подальше от кошачьих когтей. Теперь уже он раздраженно зашипел, вновь отпуская свою добычу – та была еще жива, и теперь медленно, но верно отползала в сторону, используя каждую свободную секунду для того, чтобы оказаться подальше от своего мучителя, - и повторил свой маневр теперь по отношению ко второй львице. Одна уже облилась кровью, теперь черед второй.
К его удивлению, челюсти лишь вхолостую клацнули в воздухе, не захватив и клочка шерсти… Крокодил снова раздраженно зашипел, рывком приподнимаясь на передних лапах и демонстрируя свои немалые размеры. Он был готов к драке – и собирался победить.

Сиэль тоже не промах - успевает отскочить в сторону! Крокодил повернут к ней слепой стороной морды, поэтому она получает преимущество.

Абрафо пытается оттащить самку шакала

https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=3

Бросок

Итог

3

3

Персонаж плохо справляется со своей задачей и вынужден предпринять новую попытку. Всего дается максимум три попытки.

Увы, крокодил слишком близко и может задеть обоих, поэтому Абрафо вынужден отскочить и попробовать снова.

+1

304

Даже если бы Шарра устала до полусмерти — фиг бы она призналась! Возраст самый такой, когда чувствуешь себя всесильным. Удачная охота только усиливала это ощущение. Торопливо покидав в себя жратву (большими кусками, толком не жуя – усвоится и так!), остроухая подскочила на месте, будто кто-то ужалил ее за жопу.
— Пойдем! — выпалила она, несколько суетливо подбегая к брату, чтобы парой небрежных взмахов языком помочь ему умыться. Дел-то! Вроде более-менее чисто, а засохнет — само отвалится! Заодно рыжая расчетливо повернулась задницей к матери, скрывая свою не слишком чистую физиономию и передние лапы. На рыжем почти что не разглядеть. — мам, мы погуляем!
Радостно помахав хвостом на прощание, Шарра рванула первой; однако же на гребне холма, проявив небывалое благоразумие, притормозила, поджидая брата. Конечно, он не мог бежать так же быстро как она… А она… она теряла терпение слишком быстро, хотя и старалась, как могла, держать себя в лапах. Но как быть, если ее распирает от желания мчаться вперед, чтобы только ветер в ушах свистел?
— Пошлиииии, — прошипела она, тревожно прижимая уши, когда Брет, прихрамывая, наконец поравнялся с ней, — давай, пока мама не передумала. Ты же ее знаешь!

Она напряженно зыркнула за спину, но все было тихо. Сказать по правде, мать в последние дни все же немного отпустила удила, расслабилась и дала подросткам спокойно шататься, где только они захотят — при условии, что не будут забредать на границы, конечно. Они ведь уже не малыши; а территория между тем тихая и вполне безопасная. По крайней мере, так считала Шарра: она искренне полагала, что может убежать от любой опасности. Конечно, при этом она совершенно не брала в расчет тот факт, что при ней находится Брет.
И все равно рыжая предпочитала перестраховаться. Эта новая добрая и всеразрешающая Пат была слишком уж непохожа на ту строгую и вечно опекающую их мать, которой она была раньше. Че-т подозрительно.

Итак, юнцы бодро бежали по холмам, и скорость передвижения брата даже не сильно пострадала от того, что его лапа была травмирована. А может, это Шарра взяла в кои-то веки себя в лапы и не спешила слишком уж сильно.
— Так, ладно. Куда пойдем? — она чуть запыхалась, когда, поставив уши торчком, в очередной раз оглянулась в ту сторону, где, уже давно скрывшиеся из глаз, остались Хазира и Пат, — хм… вроде гиенами пахнет, нет? Не чуешь?
Мимолетный порыв ветра действительно принес гиений запах, хотя и достаточно слабый; львица еще некоторое время настороженно принюхивалась, крутя головой и пытаясь поймать направление.
— Я слышала, — заговорщически проговорила она спустя некоторое время, — что на месте, где прервались следы Фаера и его гвардейцев, были именно гиеньи следы, — голос Шарры был совсем как у рассказывающего страшилки ребенка, — кто знает… может быть, гиены все еще там, в лесу… подкарауливают неосторожных путников!
Она постояла еще немного, напряженно вглядываясь вдаль, а затем неторопливо принялась спускаться с холма, выбирая тропинку почище — чтобы и Брету было удобно пройти.
— Знаешь, я немного скучаю по старому прайду, — вполголоса призналась она спустя некоторое время, — конечно, круто вот так жить на холмах, бегать везде и охотиться... Но в той пещере был наш дом. Как думаешь, если мы как-нибудь сходим туда, мама всю шкуру с нас сдерет или только половину?

0

305

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"94","avatar":"/user/avatars/user94.png","name":"Hatty_Hattington"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user94.png Hatty_Hattington

— Ну, конечно, разгонятся они, — проворчал на утверждение Флоры Рума. — Она-то может и не совсем тихоня при других дамах, а тут целый потенциально суженый перед ней. Если бы я Понтия не ткнул, то они бы так вдвоем и стояли столбом, пока от голода кто-то из них не рухнул. Нет-нет-нет, сами они только до игры в гляделки вместе дойдут, нужно двигать эти туши нерешительности друг к другу. Вот, уже почти пришли... Прячемся!

С этими словами фенек шмыгнул в ближайшие кусты, а за ним последовали Флора и Фуву. Пара носорогов стояла поодаль возле небольшой речки в полном одиночестве. Понтий и Виктория не зашли в воду, а стояли прямо у берега и со стороны казалось, что они просто неподвижно смотрят на водную гладь. Рума, пошевелив ушами, внимательно осмотрелся вокруг, а затем повернулся обратно к львице:

— Так, вроде больше никого рядом нет, а это значит, что никто не помешает. Отлично. Постойте здесь немного, я тихонечко прокрадусь к ним и проверю, как дела у наших медлительных в общении товарищей, — сказав это, фенек скрылся в траве впереди.

Прошло некоторое время, пока Рума отсутствовал. Но за все время, пока его не было, носороги так и не поменяли своего положения. Они продолжали стоять, повернувшись к реке. Фенека при этом не было довольно долго, можно было подумать, что он совсем пропал. Но вскоре он предстал перед львицей и Фуву несколько ошарашенным.

— Они... Они... Общаются?.. — с немалой долей удивления в голосе произнес Рума, словно сам до конца не верил в сказанное. — Они общаются. Эти двое копуш, которые не могли в присутствии друг друга выдавить даже звук сейчас стоят там и обсуждают реку, — фенек, будучи неспособным принять реальность, начал ходить взад и вперед. — И самое главное: им обоим это нравится! Что?! Как?! Я... Я не понимаю. Я думал, что Понтий, как обычно, замнется из-за заикания, что Виктория начнет мяться, что мне потребуется им помогать, но... Видимо им помощь не нужна? Ох, — с этими словами он сел на землю, продолжая качать головой, а потом уставился на львицу. — Они даже не заметили, что я там был, хотя я практически проскочил прямо у них перед носом! Удивительно. Но все же - они начали ладить, а это значит, что у Понтия все же появилась подружка. Нда... По крайней мере я ему помог, а вы помогли мне. И я не знаю, как вас отблагодарить, правда. Слушайте, я думаю, что они теперь справятся сами и вам тут в общем-то больше нечего делать. Я присмотрю за ними, чтобы они случайно не наломали дров. А вы... Можете идти! Спасибо вам большое, леди, и удачи вам в будущих приключениях! — весело попрощавшись со спутницами, Рума, махнув лапой, вновь скрылся в траве.

Квест частично завершен

Из-за длительного простоя и отсутствия ответа от одного из участников, данный квест заканчивается раньше положенного и поэтому не может быть полностью выполнен. Награда за квест была уменьшена.

Награда

Флора и Фуву получают 1 базовое умение (дипломатия) и 1000 баллов

0

306

Огорчение от промаха моментально сменилось радостью от удачной атаки её соратницы. Крокодил досадно рыкнул (или как можно описать звук, который он издал? проворчал? взревел?..) и дёрнул головой – Сиэль даже думать не хотела о том, насколько больно ему сейчас было. Однако едва промелькнувшее чувство сострадания тут же исчезло – позвольте, а каково сейчас было Пальмире с огромной раной во всё плечо? И уж тем более – лежащему в нескольких метрах от сражающихся хищников шакалу, чья нижняя часть тела попросту превратилась в месиво! Взгляд серой львицы уловил небольшую фигурку шакалёнка, кричащего что-то из кустов и... одиночка, отвлёкшаяся на малыша, лишь в самым последний момент увидела перед собой распахнутую крокодилью пасть, полную острых зубов, что, впрочем, не помешало самке таки успеть отпрыгнуть и сохранить свою шкуру в целости. Уф, вот это сейчас было настоящее везение! Но, пожалуй, больше не стоит так испытывать судьбу.

Собравшись с мыслями, Сиэль вся подобралась и, издав короткий рык (видимо, для того, чтобы напугать своего противника, а вообще – чёрт знает зачем), замахнулась лапой и вновь рванула вперёд, целясь всё в тот же глаз рептилии – пока ещё невредимый. Она решила, что целесообразно будет продолжать гнуть свою линию – хищник уже почти ослеп на один глаз, что скорее всего скажется на его будущих атаках, и если полностью лишить его зрения, то преимущество будет на их, львиц, стороне, причём преимущество серьёзное. Ну а там уже посмотрим, как побыстрее вывести его из строя... если он, конечно, не предпочтёт ретироваться.

Мастеру Игры

Как и в прошлый раз, пытаюсь пройтись когтями по глазу, чтобы ослепить крока.

Использую 1 заряд Талисмана удачи (+2 к броскам на атаку).

По-прежнему держу наготове Амулет подавления (-1 к броскам на атаку при значении от "10" и выше).

0

307

Тац! Как ни странно, она попала точно в цель, хотя Хазира особо не задумывалась о том, куда бьет, и какие у этого удара могут быть последствия. Она даже не думала о том, что на охоте постоянно мазала в упор, а тут попала, даже не стараясь. В этот момент ей было важно выплеснуть всю свою злобу, боль и ненависть к этим созданиям за все то, что произошло в ее жизни по их вине. Да, не все гиены были плохими, и она сама убедилась в этом. Да, не все они пытались убить ее или ограбить. Но… троица легко и просто смогла разжечь вулкан на месте пятой точки львицы, и вулкан этот, в масштабе Хазиры был размером с Килимонджаро, который был готова спалить все что доброту, логику и сострадание, оставив на короткий миг в ее мозгу только агрессию. Тело центральной гиены нелепо подлетело от удара, испачкав ее лапу кровью и обдав россыпью алых брызг удивленные морды соратников, которых тут же атаковала Пат.

У золотошкурой даже немного заныла лапа от удара. но это чувство ноющей боли вызвало в ней скорее радость и легкую улыбку на морде ,которую уже ничто не могло стереть в ближайшее время. Это ж как она вмазала, что самой больно? А гиене так наверно вообще! Хвастаться впрочем, она не стала, готовясь к тому что сейчас на нее кинуться с правого боку. Золотошкурая уловила краем глаза движение Пат и не сомневалась, что левую для нее гиену она остановит, как минимум на какое-то время. Но, драться не пришлось. Как ни странно, ее первый удар стал и последним, произведя удивительный эффект. Вместо того, чтоб бросится в атаку, падальщики, вопят что-то странное, бросились наутек, как будто она сделала и правда что-то граничащее с полным безумием и от нее можно было подхватить странную болезнь, медленно и верно сводящую с ума зараженного. Это действие в свою очередь ошеломило Хазиру, а когда она перестала хлопать пастью, то драться стало уже не с кем. Разве что наслаждаться видом стремительно удалявшихся гиеньих задниц.

Ее боевой запал куда-то иссяк, да и последний противник вызывал скорее жалость, а не раздражение и гнев. Отоваренный ею самец кое-как встал на лапы, и начал отступать,  при этом еще и пытаясь угрожать. Он был перемазан кровью, но вот так с ходу определить что с ним не так, львица не могла, да и не хотела. Ей казалось, что если он встал, то ничего страшного не произошло. Ну, сотрясение, может. Хотя, чему там у гиен сотрясаться, кость и есть кость. Она наконец, позволила себе расслабиться и поглядела на Пат, на которой не было и царапины, только вид был всклокочено-боевой, будто бы она, как и Хазира, готова была продолжать шоу до полной и безоговорочной расправы, а тут такое… Клоуны разбегаются, цирк стремительно укатывает за горизонт с обещаниями больше не тревожить странное поселение.
- Ну да, ну да, - фыркнула львица. Ее голос был полон сарказма, который казалось, можно было ощутить физически: - Боимся и дрожим. Иди, у тебя там дела, а мы с подругой пока у туши посидим, покараулим.

Она еще раз бросила быстрый брезгливый взгляд на гиену, а затем повернулась к нему спиной, совершенно не обратив внимания на то что нанесла ей фатальные раны. Но, не со зла. Скорее, увидев как он умирает Хазира пожалела бы о содеянном, но сейчас ей больше хотелось постебать отступающего противника, который получил по заслугам: - Прекрасное приключение, не так ли Пат? Пойдем, отведаем свежего мясца...

+3

308

–→ Изумрудные луга –→

"Думай, Адам, думай! Напрягай извилины! Ты не можешь просто так заявиться домой, не придумав план действий! Тебе даже время дали на это!"

Адам плавно во всю утопал в водопаде своих мыслей, но только, к сожалению, окончательного плана так и не было видно. Да, решение как можно скорее вернуться домой всё ещё было актуальным и даже очень. Теперь по сути только это и занимало голову бродяги, но он всё больше начинал понимать, насколько этого мало. Если выполнить только этот пункт, то толку от возвращения и на самом деле практически не будет.

"Должен быть толк от моего пребывания здесь. Что-то, что поможет мне выполнить мою задачу. Я точно не собираюсь возвращаться для того, чтобы слепо подчиняться тирану и его паршивым прихвостям! Но только я пока что не могу ничего предъявить... Нарваться на большие неприятности - точно не то, что мне нужно...

Светлошкурый осознавал все риски, с которыми придется столкнуться как только его лапа вновь ступит на земли родного прайда. Он понимал, что жить так, как раньше не сможет себя заставить. Однако слишком резко вести себя там равно смертному приговору и для себя, и для семьи с друзьями. Одно неверное слово, один неверный шаг и всё кончено - грань слишком тонкая, что уже сейчас заставляла сердце сжиматься. Разумеется, тихо сидеть молча, сцепить зубы и терпеть было лучшим вариантом, чтобы прожить дольше, но это легко может стать ошибкой.

"Плыть по течению - это однозначно не выход... Проблема только расти будет, пока не станет невыносимо... Я уже достаточно уходил от проблем, чтобы в этот раз просто отсиживаться! Но как бы аккуратнее действовать... Вот как?"

Чёрногривый продолжал усердно ломать голову, злясь на себя за то, что ничего так и не получается. Да, приходило больше осознания, но это пока что не особо помогало. Это всё скорее пыталось погасить напрочь тот огонь, что велел идти на столь отчаянный шаг. Что это? Страх? Нельзя исключать это так сразу. В любом случае слишком сильно поддаваться эмоциям нельзя было. Прийти и разгромить всех врагов, которые посмели бы подойти и тронуть кого-то из близких Адаму безумно хотелось, но было понятно, что это невозможно в нынешних условиях. И помощи в самом прайде просить бессмысленно - вряд ли кто-нибудь осмелится в открытую пойти против действующей политики из соображений безопасности. А если и нашлись бы смельчаки, то это было бы такое меньшинство, которое всё равно ничего сделать не смогло бы. Единственное, что произошло бы при таком раскладе - ужесточение законов, что повлекло бы за собой ещё более адскую жизнь на тех землях, а самих бунтарей в лучшем случае ждало бы изгнание, если не сразу же смерть.

Сердце бродяги ещё больнее сжималось, как только воображение составило картину о том, что сейчас там может происходить с его родными. Голова раскалывалась от чрезмерной нагрузки, которая по-прежнему не приносила результата, а внутри что-то тянуло вниз от осознания реальной беспомощности. Это всё очень злило, но толку от этой эмоции было ещё меньше, чем от бесполезной пока что попытки что-то придумать по существу. Гнев пока что вылился лишь в скорость передвижения - лев снова перешёл на бег, да на такой, что сам перестал замечать толком, через какую конкретную местность он шёл. Тело как-то само вело, будто знало, в какую сторону необходимо направиться.

"Что я должен сделать? Что? Где найти ответ? Почему всё так сложно? Я пообещал себе больше не отступать и не проиграть, я снова напоминаю себе об этом... Но сейчас так легко ошибиться. Хотя кто обещал, что будет легко?

С этими словами внутреннего голоса Адам сделал несколько прыжков, чтобы немного сократить расстояние, и как-то вовсе не заметил, что оказался в какой-то холмистой местности. Территория была явно незнакомая и могла таить множество опасностей. Хотя, если честно, эти всякие неприятные сюрпризы и без того могли ожидать на каждом шагу что в хорошо знакомых местах, что в совершенно неизвестных. Ещё непонятно, где потенциальных неприятностей могло бы быть больше, учитывая некую накалённую обстановку в прайде Скара. Делать беженцу всё равно было нечего, кроме как идти вперёд и быть предельно осторожным, чтобы не наткнуться на кучку шпионов прямо здесь и сейчас. Лев плавно перешёл на обычную ходьбу, едва слышно пытаясь отдышаться, а заодно проверял, есть ли рядом ещё кто-нибудь.

"Вроде бы ничего такого не вижу... Стоп! Что здесь происходит вообще?"

Бродяга аккуратно подошёл ближе, надеясь, что его никто не заметил пока что. Взгляд заметил двух львиц или, нет, вторая дама хоть и была похожа на львицу, но на её шкуре даже на расстоянии можно было заметить пятна, но возможности обратить больше внимания на это, чтобы определить гепард или леопард, не было. Любопытство любопытством, но осторожность стоило сохранять на максимальном уровне. Но вот рядом с ними были... гиены! Трое!

"Чего этим гадам нужно?"

Морда льва уже начала выражать больше суровости, едва ли не переходящую в эмоцию ярости. Почему-то было предчувствие, что эти гиены были приспешниками Скара, хоть и нельзя было судить по внешности. Присмотревшись чуть внимательнее, черногривый разглядел, что у одного из пятнистой банды явно какое-то ранение. Вероятно, здесь началось какое-то сражение, так как его напряжённые участники ещё и как-то не очень явно смотрели по сторонам, хотя местность была довольно открытой и ещё одного странника можно было заметить довольно легко. Напряженная атмосфера и запах крови - вот, что отметил Адам, когда аккуратно подобрался ещё ближе.

"Если уж здесь было сражение, то чувствую, что затейщиками явно были эти гиены... Нужно бы вмешаться, но если это действительно приспешники Скара, то меня легко выдадут. А, впрочем, я всё равно рискую... Ладно...

- Что здесь происходит? Кому-нибудь нужна помощь? - серьёзным, уверенным голосом произнёс Адам, сделав несколько шагов вперёд, которых было достаточно для того, чтобы его уж точно заметили. Лев намеренно выбрал этот тон, чтобы не показаться каким-то трусом ни перед одном из сторон незнакомцев. Если уж влез, то мордов падать в грязь нельзя - нужно держаться достойно.

+2

309

—-→ Изумрудные луга

Давненько матерая не совала носа на холмы. Сперва она осторожничала, прошлась немного вдоль границы, придирчиво принюхиваясь. Через пару встреченных случайных знакомых до нее уже дошли последние новости. Или, вернее, давнишние новости, успевшие изрядно устареть — об окончательном распаде клана, уходе из него львов... Стало быть, холмы, эта огромная территория, богатая стадами и источниками воды, осталась бесхозной. Вполне возможно, что какой-нибудь прайд уже успел здесь обосноваться.
Но, раз за разом поводя носом над травой, Мисава не улавливала ни малейшего следа сородичей; пару раз она наткнулась лишь на следы незнакомых ей одиночек. Следы гиен встречались чаще; львица недовольно буркнула в усы и зашагала решительнее, вид у нее при этом был таким, что любой крокуте следовало десять раз подумать, прежде чем вставать на ее пути.

Что ж, недолгой была ее счастливая жизнь в прайде: немногим больше года матерая провела с другими львами. Пожалуй, под конец она даже начала находить в этом некоторое удовольствие. Есть все-таки что-то приятное в том, чтобы тихим вечером немного почесать языки ни о чем с парой таких же как она старых перечниц. А впрочем, последние месяцы, в течение которых ее мотало по изумрудным лугам, были немногим хуже.
Самка поправила узелок с лечебными травами, который она бережно несла, повесив его себе на шею (не без помощи Думизани, чьи ловкие пальцы помогли свить веревочку из какого-то вьющегося растения с длинным и гибким стеблем). Где-то неподалеку она оставила Амонетх, змею, с которой ее связывали давние приятельские отношения. Обычно это плохая идея — привлекать к себе внимание зеленой мамбы, но Мисаву это, кажется, не смущало.
Правда, за пару метров до кустарника, на котором, греясь в лучах заходящего солнца, расправила свои кольца красивая ядовитейшая змея, матерая вдруг круто сменила направление, делая вид, что так и задумано. Кто ж виноват в том, что все змеи на одно лицо... морду? С мимикой у них не особо хорошо, чешуйки все одинаковые... Амонетх львица отличала лишь по паре искривленных чешуй на шее, но поди их еще разгляди.

Что ж... поищем еще. Или мамба найдет ее сама. Прекрасное чутье мамбы было едва ли не лучше, чем львиное, и не однажды матерая вздрагивала от пронизавшего все ее существо ужаса, когда на шее вдруг смыкались блестящие зеленые кольца... Впрочем, несколько секунд позора можно пережить, а в бою змея давала огромное преимущество. Стоит только нанести пару ядовитых укусов, и твой противник больше уже никуда не побежит... К тому же, их недолгие скупые беседы, кажется, приносили удовольствие обеим.
Впрочем, матерая быстро забыла про змею: стоило только почуять свежий львиный запах, ведущий, к тому же, примерно откуда же, откуда шла и она. Самец... вроде бы, молодой и полный сил, но незнакомый. Он прошел здесь совсем незадолго до Мисавы, и направлялся, кажется, в ту же сторону. Львица недовольно поджала губы. След такой четкий и ясный, что можно было пройти по нему с закрытыми глазами. Холмы уже не принадлежат ее прайду, да и самого прайда в общем-то давно нет, но все равно львице не нравилось, что какой-то молодой нахал топчется здесь как у себя дома.

Она перешла на трусцу, а затем, когда ее ноздрей коснулся запах крови и — шерсть на загривке так и стала дыбом, — гиен, пошла широкой размашистой рысью, спеша успеть к развитию событий. Не догонит, так хоть погреется...
И все равно не успела. Зато почти догнала льва, по крайней мере, вскоре увидела впереди торчащую из травы волосатую макушку.
Ладно, но хоть что-то она застала. Увидев, что самец вроде как остановился, она заторопилась вперед. Запах гиен стал почти невыносимым, и, к тому же, Мисава издалека почуяла присутствие Хазиры и Пат, давних своих приятельниц. Они, конечно, способны и сами справиться, но может, хоть косточку оставят поглумиться?.. Ненависть к гиенам, конечно, давно перешла в глухую неприязнь, но это не значит, что стоит отказывать себе в удовольствии погонять падальщиков. Львица скачками спустилась с пологого холма и вынырнула из скрывавшей ее до поры до времени травы (хотя хруст и шорох можно было услышать задолго до ее появления), замерев на месте на мгновение, чтобы оглядеться.
Что ж, обе здесь. Выглядят целыми и невредимыми, хотя и изрядно взъерошены. Убитая зебра, похоже, послужившая яблоком раздора, зияла выеденным брюхом чуть в стороне. От гиен были лишь улепетывающие задницы, да и те скрылись в траве, когда появилась матерая. Впрочем, третий крокут все еще был тут, истерично взвизгивающий от страха за свою драгоценную шкуру и пытающийся отползти подальше отсюда. Остро и приятно пахло кровью. Кровью гиены. Львица с удовольствием облизнулась, отвесив нижнюю челюсть и упиваясь этим ароматом.

Но лишь на пару секунд. После этого, проскочив мимо вежливо предлагавшего свою помощь (как будто не видно, что уже справились и сами) льва, матерая решительными шагами направилась к орущей гиене, залепив той звонкую затрещину, от которой крокут кувыркнулся в ближайшую травяную кочку.
— Развлекаетесь? — сведя брови в угрюмой гримасе, Мисава обернулась к обеим львицам, приветствуя их так, словно уходила не на несколько месяцев, а на пару часов.

+4

310

Солнце еще не успело до конца скрыться за горизонтом, а на небе уже виднелись самые крупные и яркие звезды. Похоже, ночь будет ясной, облаков почти не было, лишь на севере легкие полупрозрачные барашки закрывали очертания видневшихся гор. Идеальные условия для ночной охоты.

- Удача на нашей стороне, я это чувствую! – радостно прошептала Хеидрун, словно боясь спугнуть фортуну своей самоуверенной речью.
Заноза молчал, может, размышлял о том, куда направиться, а, может, утонул в своих мыслях. В любом случае, львица с нетерпение смотрела на своего спутника, ожидая ответа.

- Пошли в ту сторону, - кошка махнула хвостом в сторону пустоши, - я там еще не была.

Внезапный порыв ветра растрепал шерсть на загривке, неприятно засвистел в ушах и принес с собой запах чужой шерсти. Рядом кто-то есть? Хеидрун испуганно осмотрелась, но не смогла рассмотреть меж холмов ни одного силуэта.

- Показалось что ли…- подросток нахмурился и задумчво поскреб когтями землю. Надо уходить.

- Спорим, я первая доберусь до того дерева, а? – игриво бросила кошка и бодро побежала в сторону акации. Неплохо бы размяться перед охотой, так почему бы не сделать этого сейчас. Авось и Заноза выйдет из своего транса и немного расшевелится. Вечернее купание взбодрило тело уставшей спутницы, у львицы открылось второе дыхание. Будто долгое путешествие закончилось пару дней назад, а не сегодня. Теперь все будет по-другому, пора забыть прошлое и наслаждаться новой жизнью.

→ Пустошь

+1

311

Кто ж знал, что все так сложится... Пат, конечно, гиен не любила. За ее жизнь они успели изрядно насолить мелкой и щуплой полукровке — еще тогда, когда она совсем малявкой жила в прайде Муфасы. То-то им было веселья гонять ее, щелкая зубами едва ли не у кончика хвоста, пользуясь тем, что родителей Пат в прайде не было, а потому некому было ее защитить. И потом, когда она повстречала их вновь — уже подростком, и эта встреча закончилась для нее раной, от которой она оправлялась несколько недель.
Словом, об этих падальщиках от пятнистой вы вряд ли услышите хотя бы одно хорошее слово. И все же она неприязненно поморщилась, услышав треск, с которым когти рассвирепевшей Хазиры вспороли горло ближайшей крокуты, так что аж кровь брызнула во все стороны. Азарт чутка поутих, уступив место брезгливости, и свой удар львица нанесла уже почти по инерции, лишь слегка мазнув когтями по ненавистной морде врага.
Хватило и этого. Противник отпрянул, не то напуганный ее прытью, не то (и это вероятнее всего) неприятно пораженный серьезным ранением своего собрата.

Собственно, на этом-то все и закончилось. Полукровку все еще потрясывало от адреналина, и она готова была вновь броситься в атаку, но злость уже гасла, и, увидев, как двое относительно невредимых гиен поспешно отступают, бросив своего товарища на произвол судьбы, львица лишь сделала пару шагов им вслед, утробно рыча, и остановилась, воинственно раздувая ноздри и пристально глядя им вслед. Кажется, теперь они еще нескоро рискнут связаться с львами.
А третий... Пятнистая брезгливо и почти с жалостью обернулась к скребущему лапами по земле Войгу. Кровь так и сочилась из глубоких ран в его шкуре; он пытался отползти в сторону, отчаянно тявкая о том, какой он сильный и храбрый, но даже неопытного взгляда Пат хватало, чтобы понять: далеко этот тип без помощи не уйдет. И уж тем более не сможет никого из них сожрать. На его месте она бы поберегла силы... скажем, доползти до ближайшего куста и зажать раны.

Впрочем, это уж он как-нибудь сам. Года два назад она бы непременно бросилась помогать даже такому, как он — потому что жалостна без меры, ну и еще глуповата по молодости. Сейчас — уже нет. Собственная жизнь и жизнь окружающих ее куда дороже. Даже сдохни он прямо тут, Пат, пожалуй, не потеряет аппетита.
— Круто ты его, — искренне восхитилась пятнистая, вслед за подругой разворачиваясь к падальщику спиной; впрочем, подумав, она пересела полубоком, так, чтобы все же видеть его хоть краем глаза. Пусть он серьезно ранен, но на один последний бросок его может и хватить, — да уж... Приключеньице. Не ожидала увидеть здесь гиен.
Она тоскливо оглядела холмы — почти пустынные, если не считать нескольких движущихся точек вдалеке — не то антилопы, не то зебры.
— Впрочем, чему удивляться, если под боком прайд Скара, — мрачно закончила она, лишь качнув головой на предложение Хазиры опять подкрепиться. Правда, львица все же не отказала себе в удовольствии наградить гиену долгим взглядом, будто предложение о перекусе относилось именно к нему.

— Смотри-ка, кажется, еще один, — сердце полукровки глухо застучало где-то в животе, не то от страха, не то от предвкушения новой схватки; спустя секунду она поставила уши торчком, щуря глаза на заходящее солнце, — а, нет. Это ведь лев. Редкий зверь в наших краях!
Это и впрямь был лев, взрослый самец, которого наверняка привлек сюда запах крови или шум драки. Правда, пока он успел дорысить до места событий, все интересное в общем-то уже кончилось.
— Не нужна, как видишь, — с долей удивления ответила ему самка, пихая Хазиру локтем и указывая той на приближение еще одного льва.
Сегодня явно был день встреч; холмы были весьма обширны, и можно было бродить по ним неделями, не встречая ни сородичей, ни гиен. Сегодня же они с Хазирой явно вытащили счастливый билетик: разом в один день и те, и другие. Приблизившийся лев, впрочем, не только оказался львицей — Мисавой, но и не утруждал(а) себя приветствием, сразу занявшись главным: атаковав гиену. От богатырского шлепка продолжавший грозно верещать Войгу не только заткнулся, но и укатился в ближайший куст, так что над холмами повисла долгожданная тишина.

— Мисава, — пятнистая поспешила ткнуться носом в нос матерой, игнорируя ее суровую рожу; на фоне здоровенной львицы полукровка казалась подростком, да и вела себя почти так же, едва не прыгая от радости, — как же долго тебя не было!

Отредактировано Пат (7 Янв 2021 21:17:06)

+2

312

Услышав от Пат приободряющее: - Круто ты его… - она не сумела сдержать улыбку. После провальной охоты приятно было завершить бой с тремя гиенами одним ударом. можно сказать, суперударом – шлеп и нет проблем. Ах, если бы все в жизни можно было бы решить вот так вот просто и легко! Коркут еще копошился где-то невдалеке от них и в голову Хазиры стали закрадываться мысли о том, что она все-таки что-то ему повредила. Ну, или почему он не убегает? Ну или хотя бы не уходит? Они вроде не трогают его… Списав слабость гиены на головокружение, она попыталась отвлечься от этих мрачных мыслей разговором с Пат. Скар? Не, не слышали… К тому же имя не объясняло обилие гиен на его территории? Хазира напрягла свою память, в миг забыв про гиену. Или это именно тот идиот, который заключил союз с гиенами? Если так, то судя по всему, какаду ему совсем дупло расковырял, так что скоро старик совсем баобабом отъедет.

- Скара? Не знаю. Прости, я вообще не понимаю в местных прайдах ничего… - наконец-то выдала она невесело улыбнулась и покачала головой, подумав о том, что возможно, в ближайшем будущем им троим придется разобраться в местной территориальной кухне. Глупо было бы думать, что они втроем удержат такие большие земли. Она, Пат и Урс. Урс… Хазира вытянула шею и с тоской оглядела местность, будто бы ее любимый мог появиться на горизонте как по волшебству. Но, этого не произошло, и она ощутила обиду и горечь на него за то, что так долго не появляется. А вдруг… вдруг, ее снова похитили? Или что еще хуже, лев нашел себе более красивую самку и бросил ее? От таких мыслей сердце забилось чаще и Хазира ощутила неприятную, тяжелую, ноющую боль в груди, от которой вроде как, становилось сложнее дышать и начинало щипать глаза. Нет, нет… нет!!! Он не мог вот так вот просто взять и уйти от нее? Вдруг… Вдруг с ним самим случилось что-то? Эта мысль заставляла ее всматриваться в зеленеющее пространство холмов, сбивая с толку и заставляя думать только о том, как спрятать тушу и куда бежать его искать. От размышлений снова оторвала Пат, осведомив ее о том, что к ним кто-то приближается.

Хазира тут же развернулась в ту сторону, откуда приближался некто, нечаянно толкнув полукровку:
- Ой, прости. Это же… это… - «Это не Урс». Она замолчала, а затем вздохнула, выслушав комментарий Пат о том, что к ним идет самец, и чем ближе он становился, тем яснее Хазире было что она его не знает.
- Этого страуса нам только не хватало… - мрачно прошептала она, опуская голову и исподлобья глядя на фигуру самца, который подбегал к ним все ближе. Ну вот, сейчас начнется: Ой, какие красивые девочки! Ой еда! Ой, вы наверно хотите что бы я вас это… обеих! Метки прайда были едва различимы и только полный бегемот мог подумать, что сейчас к нему побегут патрульные выяснять отношения. А это могло означать только одно – то, что две симпатичные и еще вполне молодые львицы никому не принадлежат, как и территория на которой они находятся. Скверно. Однако, делиться этими мыслями с Пат она не стала. Между тем будущий завоеватель земель, или их исследователь, начал совсем с других фраз, немного огорошив Хазиру, которая уже углядела в траве еще одну, бурую фигуру, не прибавившую оптимизма ее мыслям. Разглядеть второго путника она не успела, опрометчиво решив что это еще один самец и открыла было пасть, чтоб указать льву и его другу, направление к ближайшему монументу самцового достоинства, но не успела. За нее ответила Пат. Причем, довольно вежливо и львице оставалось только вздохнув, с сарказмом добавить:
- Да, вон там у нас контуженный в траве. Можешь помочь. – она неопределенно махнула лапой в сторону гиены, потому что как раз получила тычок от подруги, которая хотела привлечь ее внимание ко второму персонажу. Львица напряглась, готовясь к чему угодно: ладно еще один самец, но два, это уже вполне себе заявка на неприятности. Однако спустя несколько секунд она облегченно распрямилась, негромко и с радостью поприветствовав всегда мрачную и молчаливую бурую львицу:
- Мисава… Да будут остры твои когти. Какими ветрами?
Матерая не ответила, обдав их таким внимательным взглядом, будто бы она была главой прайда и их самцом, а затем, ничего не сказав, тут же занялась делом. Так же молча добралась до гиены, которая подняла напоследок в траве истерику, видимо по поводу своей безопасности. Хазира даже различила в визжании угрозы вперемешку с мольбами. Хлоп. Золотошкурая облегченно вздохнула – если Мисава бьет его, то значит, есть что бить и значит, все с коркутом в порядке. Скоро очухается и уйдет.
- Развлекаетесь? – прозвучал в наступившей тишине ее голос, позволивший Хазире облегченно и радостно вздохнуть. Что не говори, а втроем, да еще и с Мисавой, они силища! Да и самца привела с собой… У золотошкурой и мысли не появилось что лев не знаком с бурой и она, кивнув на тушу, тихо сказала:
- Ну, теперь помощь точно не требуется. Угощайся. – а затем подошла к матерой и с наслаждением потерлась о ее шею мордой, негромко шепнув: - Давно тебя не было…
И вот только после этого всего, до нее дошло, что нужно бы спросить, а что это за парень, а где он живет? А вдруг не курит, а вдруг не пьет?
- А это кто с тобой? Познакомь нас что-ли…

+2

313

"Что здесь, чёрт возьми, происходит?"

Похоже, что всё интересное здесь Адам уже упустил, так как уже заметил, что гиены уже находились не в том положении, чтобы как-либо навредить дамам. Услышав краем уха, что помощь здесь нужна разве что побитым гиенам, лев хотел было уйти дальше по своим делам, посчитав своё присутствие здесь полностью бессмысленным. Помогать гиенам он не стал бы, всё ещё подозревая, что эти пятнистые наверняка связаны со Скаром. Уверенность львиная морда всё ещё выражала, однако внутри сомнений было уже прилично, да так, что он уже потихоньку начинал себя корить за то, что высунулся.

"Нужно было присмотреться, что помощь здесь уже не нужна, да идти отсюда подальше. Но нет же, припёрся сюда... Молодец, Адам, теперь ты не просто зря подошёл, но теперь притянул к себе больше неприятностей!"

Как бы там ни было, лев пока что оставался на месте, вместо того, чтобы поддаться бегству. Он понимал, что сам виноват, что подошёл, что влез в чьи-то разборки. А раз так, то убегать теперь нет смысла. Так он только ухудшит ситуацию, да и достаточно уже убегал...  Бродяга уже пообещал себе не проигрывать больше, а значит теперь придётся принять последствия ошибки. Только так ведь и нужно теперь поступать, иначе зачем вообще было поворачивать назад и думать о серьёзных вещах.

"Спокойно... Я знал, на что шёл... С самого начала риск такой был. Как я собираюсь помочь родным, если буду бояться сейчас? Собери все сопли в лапу, Адам!"

Чёрногривый немного выдохнул и продолжил наблюдать за происходящим, надеясь, что что-то прояснится, а ему самому сейчас станет спокойнее. Да, вот гиены наверняка сейчас разбегутся, кто сможет, львица и полукровка смогут спокойно насладиться победой, ну а Адам уйдёт отсюда не трусом, а просто обычным путником. Такой исход ожидал бродяга, постаравшись не придавать ситуации огромного значения. Вот, он честно попытался успокоиться. Кажется, на него самого по-прежнему внимание не особо обращают, но это было только к лучшему. Чем меньше шума вокруг - тем лучше, а там уж и спокойствие недалеко... Может быть правда всё в этот раз обойдётся мирно?

"ЧТО этот гад крикнул? Что?"

Адам вдруг замер и даже не совсем понял, что только что произошло. Перед глазами пролетела буквально вся жизнь, где-то в жилах закипела кровь, по всему телу пробежался холод...  Лев просто впал в ступор и для него потребовалось немалых усилий, чтобы хотя бы в голове уложить информацию и понять всё... Даже если эта информация несёт болезненную горечь.. А всё дело в том, что эти гиены и правда были напрямую связаны с прайдом Скара, так что подозрения, к сожалению, оправдались. Но ладно бы только это, ведь с этим фактом ещё можно было смириться и воспринять это как своеобразное испытание на прочность перед возвращением. Ладно то, что кто-то из гиен смог узнать в бродяге беженца из прайда... Лев услышал от летящего куда-то в кусты раненого крокута то, что заставило сердце больно сжаться... Он услышал новость о том, что его родня, оставшаяся в прайде, уже мертва! Проклятья конкретно насчёт него самого, Адам уже немного упустил - ему было не так страшно слушать о своей возможной смерти, но услышать такое... Услышать такие новости тогда, когда он только понял, как же на самом деле поступить... Тогда, когда только было принято решение помочь, а вот уже и помогать некому! Голова становилась тяжёлой, лапы отказывались двигаться, но от боли внутри когти вонзились в землю. А сердце болело так, словно его вытянули, прошлись по нему когтями и засунули обратно.

"Почему... Почему всё закончилось именно так? А виноват ведь я... Я не остался тогда... Я послушал их, ушёл... И что мне теперь делать? Что мне делать тогда, когда я остался совершенно один? Что я теперь должен предпринять? Да и нужно ли мне что-то теперь? Я... Я бросил всех... Ещё бы позже собрался возвратиться!"

Внутри заодно потихоньку начинала бушевать ярость. Адам понимал, что будь его воля, то он бы здесь и сейчас расправился бы с самим собой. Он винил себя во всём произошедшем, считая, что тогда на месте помог бы по-настоящему... или погиб бы вместе с ними всеми... Ему было плохо, больно... очень больно... Злость на самого себя превышала все рамки, что были до этого.

"А ведь моё бегство... Это было их желанием... Значит ли это, что я должен примириться с этим? АААААА! Что мне делать? Что? Я ничего не знаю... Отступать слишком поздно, идти вперёд тоже поздно! Пообещал самому себе больше не проигрывать, а проиграл так скоро... Почему это происходит?"

Лев как-то ушёл в себя, увлёкшись копанием в себе, а на деле так и остался стоять на одном месте, лишь опустив голову. Так и замер, не обращая уже внимания на окружающий его мир. Он хотел было найти ответ, как жить дальше, но в голове была лишь ярость... Злость на себя, злость на такую жизнь, злость на Скара и его подопечных... И чем дольше длилось это состояние, тем меньше уже можно было разобрать, на кого Адам злился больше... Но, всё же, наверное на нынешнего правителя и его прихвостней, ведь это именно они довели прайд до того состояния, что там уже стало страшно жить. Это из-за них возник вопрос о побеге. Это из-за них случилась трагедия...

"Раз уж на то пошло... То я обязан найти способ отомстить за вашу смерть... Я буду искать способ... Я это просто так не оставлю... Только не снова!!!

- Прошу прощения, что врываюсь в разговор... Вы молодцы, что дали отпор этим гиенам... С ними только так и нужно разговаривать... - Адам постарался подавить ком в горле, чтобы выглядеть достойно в этот момент, когда здесь уже три дамы и каждая поставила тех крокутов на место. Лев почувствовал себя нелоавко от того, что влез, но сейчас он вспомнил, что здесь находится не один, постарался хотя бы  с виду показаться уверенным, хотя его голос уже и звучал вежливо, но как-то тяжеловато.

Оффтоп

Действия гиены-неписи обговорены с Шайеной(она писала за гиен как ГМ) и описаны с её разрешения

+1

314

- Неужели что-то да выйдет из этой стычки с чешуйчатым? – промелькнуло в голове у меня, когда я поняла, что все же мои когти достигли цели. Я даже сумела на мгновение улыбнуться. Пусть это всего лишь небольшая царапина, но она вывела нашего с Сиэль противника из равновесия. Я выдохнула с напряжением, чувствуя, как болит и горит моя рана. Конечно, это несравнимо было с моей атакой. Я была уверена, что с ней что-то стоит делать. Ведь в нее совсем скоро попадет песок и прочая ерунда. И что потом? Но эта мысль как пришла быстро, так и ушла. Я не могла бросить напарницу на полпути.

- Не сейчас... - вновь повторила себе я безмолвно.
Противостояние серой и крокодила проходило на равных. И я очень надеялась, что последний отвлекся в полной мере на нее, и что я все-таки прикончу тот глаз. А если повезёт, то Сиэль поможет его лишить полностью зрегия. Тогда противник точно захочет ретироваться, я в этом не сомневалась. Из моей пасти вырвался рык удовлетворения. Конечно, рановато об этом думать. Но говорят интерпретация помогает осуществить желаемое. Так почему бы и нет?

Я на мгновение отвлеклась и посмотрела по сторонам, проверяя где находится Абрафо. Не задел ли этот клыкастый моего друга.
- Пронесло, с ним все в порядке… - подумала я, вновь сосредоточившись на пресмыкающемся. Я выполнила выпад в сторону его морды.
Я не придала значение тому, чем занимался гепард. Главное, что он жив и невредим. Правда находится на достаточно близком расстоянии от противостояния. А тем временем зеленоглазый планировал еще раз попытаться оттащить самку шакала подальше от бойни. Может сейчас повезет?

ГМу

Атакую все тот же глаз. Гепард все также старается оттащить шакала подальше. Применяю амулет боя, держу наготове амулет сопротивления

Отредактировано Пальмира (18 Янв 2021 09:20:08)

0

315

Если укатившийся в кусты крокут и вопил что-то членораздельное, то самка его не слушала. Она вообще не привыкла воспринимать гиен как разумных созданий. Разве что пара исключений из этого правила встретилась ей на ее жизненном пути, остальные же были как под копирку: довольно недалекие, жадные и кровожадные. Не стоит жалеть о гиене, даже если она вдруг отбросит коньки прямо в этой травяной кочке.
Самец, правда, внезапно загрузился не на шутку, аж в морде изменился. Эк его перекосило, не хуже, чем Мисаву, когда она сожрет пару кофейных зерен для пущей бодрости.

Как и всегда, обе самки встретили матерую весьма радушно. Хотя на морде Мисавы все еще играла мрачноватая ухмылочка, которой она сопровождала свой шлепок по гиеньему заду (а может, и переду, потому что разбираться львица не стала, тем более, что гиен не любила давно и взамино), она вполне миролюбиво, хоть и очень коротко потыкалась в подруг носом и щекой, недовольно кося одним глазом на льва, ставшего свидетелем этой радостной встречи.
Нет, правда, радостной. Пожалуй, этих двоих Мисава была видеть в любое время и в любом месте.
— Бродила там, сям, — она задержала свой тяжелый пристальный взгляд на золотошкурой: та казалась более спокойной, в отличие от Пат, которая явно еще не пришла в себя после недавней драки, — и вот решила вернуться, проверить, как у вас тут дела. Я слышала... кхм, в общем, я обо всем знаю. Потом расскажете мне, как все было с прайдом.
Она снова метнула недовольный взгляд в Адама. Не будь тут гривастого, все, наверно, сложилось бы немного по-другому. Львицы бы мирно перемыли косточки себе и окружающим, коротая тихую ночь за кусочком свежатинки. Ммм, пахнет и в самом деле привлекательно.

— Хм, да. Спасибо, — матерая церемонно склонила голову, обходя тушу по кругу и выбирая место, где ей будет удобнее сесть, — а этот лев не со мной. Так совпало, что мы пришли сюда одновременно.
Тот как раз разморозился, а то стоял пень пнем — то ли за гиеной в кустах наблюдал, то ли слушал радостные щебетания встретившихся львиц. Даже заговорил, о как. Молодцы они, да. Впрочем, матерой это понравилось куда больше, чем его предыдущее показное спокойствие: что-то в этом было совершенно не доброе. На миг у нее даже возникла мысль, что самец станет защищать гиену; ну а что, чем черт не шутит? И уж точно не стоило слушать то, что она там трындела, про какие-то смерти. Да мало ли что эти падальщики наплетут, только чтобы собственную шкуру спасти.
— Угу.
Матерая от души вгрызлась в тушу, наслаждаясь халявой. Как давно она не жрала мясо, добытое кем-то другим. Все сама, все сама, а годы ведь уже не те, и лапы ломит на погоду, и поясница побаливает, когда полежишь на сыром.
— Зовут-то тебя как? — с ленцой процедила она, снизу вверх взирая на льва и (небывалая тактичность) вполне успешно не проговорив вслух эпитеты типа "защитничек" или "гривастый". Молодцы они, кто бы мог подумать. Ну спасибо, что ли, на добром слове. Можно подумать, они без него не разберутся, как поступить с гиенами, — и откуда идешь, так целенаправленно и прямо сюда? На гиен охотился или львов искал?

+1

316

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"4","avatar":"/user/avatars/user4.jpg","name":"Фалечка"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user4.jpg Фалечка

Увы, ослепить крокодила не получается. Сиэль зацепляет когтем его веко и наносит небольшую царапину, но крокодил все равно может видеть. Хотя и очень зол.

Увы, состояние Пальмиры начинает сказываться на ее скорости. Крокодил успевает отдернуть морду, а львица со всего маху бьется передней лапой о камни и зарабатывает сильный ушиб.

Абрафо пытается оттащить самку шакала

https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=2

Бросок

Итог

2

2

Полный провал действия (возможно, даже с негативными последствиями для персонажа).

Пожалуй, ситуация складывалась все же в пользу рептилии. По крайней мере, крокодил все еще был относительно цел, а вот одна из его противниц уже истекала кровью. Шакалиху не считаем: ее хищник вовсе не учитывал. Она все равно скоро станет мясом. Хотя пятнистый пронырливый зверь, по какой-то причуде помогавший львицам, и пытался схватить пострадавшую и оттащить в сторону, крокодил лишь лениво щелкал челюстями в его сторону, заставляя отскакивать снова и снова. Давай, пробуй... Скоро жизнь покинет шакалиху, и тогда он без проблем оттянет ее на глубину, где и пообедает. Но сперва разгонит наглых кошек, отчего-то решивших, что смогут с ним совладать.
Шакалиха, конечно, пока не подозревает, что уже мертва. Ее сил хватает на то, чтобы медленно отползать от своего убийцы. Он, занятый борьбой с львицами, позволяет ей это делать, зная, что быстро передвигаться она все равно не может. А это значит, что он в любой момент настигнет ее и вернет обратно. Никакой злобы или ненависти к ней он не испытывал. Только голод. Она слабая, она была неосторожна, и это значит, что она умрет и послужит ему пищей. Хорошей, доброй пищей, от которой в желудке еще много дней будет тепло и сыто. Если ему повезет, он полакомится еще и кошками. Вот этой, серой, которая теперь так приятно пахнет кровью и уже начинает слабеть.

Нет, они ошибались, решив, что с крокодилом справиться просто. Рептилия издала негромкое шипение, отворачивая морду от удара раненой самки и с удовлетворением следя за ее изменившейся мордой. Больно, наверно, о камни-то... Не так больно, как крокодильи зубы, которые она сейчас снова может отведать. На фоне этой удачи крокодил почти не заметил удара по еще зрячему глазу. В конце концов, это всего лишь царапина... и даже если он полностью лишится зрения, его пасть достаточно велика, а нюх и слух достаточно остры, чтобы он мог атаковать и без глаз. В конце концов, разве не обходится он без них, когда плавает в мутной речной воде, ориентируясь на легкие колебания воды и почвы, которые производят идущие к водопою животные?..

Крокодил яростно шипит, но не в силах ничего поделать: он лишь самым кончиком морды задевает отскочившую прочь Пальмиру, так, что на ее шкуре остается пара небольших царапин

Состояние персонажей

Тяжелая травма, антибонус -2

до конца боя

Использован 1 заряд талисмана Боя

Отчет до потери сознания

8 пост

Острые клыки и когти

2 поста

Использован 1 заряд талисмана Удачи

Крокодил

Легкая травма, антибонус -1

до конца боя

Отредактировано Муфаса (12 Фев 2021 20:47:18)

+2

317

Пустошь >>>


В принципе, их короткое путешествие к Предгорьям вышло не таким уж и... проблематичным?

Тирион и сам не смог бы четко сказать, чего конкретно опасался, выдвигаясь в дорогу на пару с Ишей и Чумви, но уж точно не бандитов, голода или непогоды. Это все было вполне, ээ, ожидаемо что ли. Можно сказать, Бес заранее был готов к любым возможным трудностям их пути и не шибко тревожился на сей счет, осознавая, что его сопровождают два сильных, крепких и относительно молодых хищника — бойца и охотника, которые не только смогут добыть какое-то пропитание, но также сообща дать отпор возможным нарушителям спокойствия, оградив неуклюжего коротышку от любой угрозы... Что они успешно доказали уже в самом скором времени, продемонстрировав Тириону свое отличное умение действовать в команде — пускай даже если эта команда состояла только из них двоих. Сам Бес, понятное дело, ничем не был им полезен. Все, что он мог, так это смиренно дожидаться окончания очередной охоты, или время от времени нести караул во время многочисленных привалов, позволяя своим бравым защитникам хорошенько отоспаться перед тем, как они снова продолжат путь. Ну и пытался развлечь их в самой дороге, выступая в качестве неисчерпаемой кладези увлекательных притч, анекдотов и историй. В остальном... В остальном, он просто старался быть не слишком большой обузой для своих попутчиков, только и всего.

На самом деле, куда больше всего остального Тириона беспокоило скрытое отношение львов к его косолапой, нелепой, да что уж там, откровенно мутной и сомнительной персоне. Внешне они, конечно, могли и не подавать вида, что их как-то напрягает присутствие карлика рядом, или эта его роль посланного Симбой дипломата, но Бес прекрасно замечал все эти косые взгляды в его сторону, полные недоверия и искреннего сомнения. И пускай внешне он оставался все таким же бодрым и полным энтузиазма, в душе он искренне тревожился по этому поводу. Не потому, что это глубоко оскорбляло его нежные ранимые чувства — уж к чему-чему, а к сдержанному либо открытому высокомерию со стороны окружающих он привык с раннего детства, — но потому, что в ходе самой дипломатической миссии любой из его спутников мог взбунтоваться и, скажем так, серьезно помутить воду своим поведением. Тириону не стоило большого труда представить себе сцену, где он пытается договориться о чем-то с главами западных прайдов, а Чумви либо Иша резко его перебивают, или проявляют открытое непочтение в адрес правителей, даже оскорбляют их неудачно отпущенной репликой — случайно или же намеренно, не суть важно. Конечно, они оба совсем не казались ему беспросветными тупицами, но вот манер им явно недоставало, как и терпения. Они были, как бы это сказать... слишком прямолинейными и грубоватыми, и редко могли сдержать свое ценное (нет) мнение при себе. Нет, конечно, бывало что и сам Тирион мог выродить что-нибудь откровенно пошлое, но он все же умел контролировать свои речи и поведение в высшем "аристократическом" кругу; проявлял удивительную гибкость характера и благоразумно молчал, когда того требовала ситуация. Иша с Чумви же, скорее всего, даже не задумывались ни о чем подобном.

Следовало как-то, ну...очень аккуратно и ненавязчиво подвести разговор к этой непростой теме и деликатно указать львам на их ошибки, прежде, чем эти ошибки станут фатальными для их миссии.

Примерно в таком ключе размышлял Тирион, достаточно медленно ковыляя вслед за Чумви и его подругой, то и дело останавливаясь и кряхтя приподнимаясь на задние лапы, чтобы получше разглядеть силуэты его "бодигуардов" — уже стемнело, и трава здесь была слишком высокой, что в целом сильно мешало обзору коротышки. В конечном итоге, Бес решил не мучить себя и негромко окликнул своих товарищей, предложив им остановиться на ночлег. В конце концов, они шли так уже целый день, проделали немалое расстояние — можно было и отдохнуть, пожалуй? Дождавшись, пока Чум с Ишей развернутся и подойдут ближе, Тирион с вопросительной миной ткнул лапой в сторону небольшой саванновой рощицы: кажется, то было неплохое местечко, чтобы переночевать.

Кажется, уже завтра мы достигнем подножья гор, — заметил он вполголоса, когда они втроем уже заходили под редкие и жиденькие древесные кроны. — Но любопытно, что мы до сих пор не учуяли никаких пограничных меток. А остались ли здесь вообще хоть какие-то львы? — он многозначительно посмотрел на Ишу, не то, чтобы ставя под сомнение ее утверждения, но предлагая самке также порассуждать с ним на эту тему. Вполне безобидную, в общем-то. Надо же было с чего-то начать их беседу.

+3

318

Чёрт! Она ведь изначально знала, что это провальная идея! Серьёзно, ты ведь не новорожденный львёнок, чтобы не понимать, что крокодилья чешуя – это та ещё броня, которую почти невозможно пробить! То, что у неё получилось хотя бы оцарапать противника, оставив пусть и не существенную, но всё-таки царапину, и то уже было удачей. Выругавшись про себя, Сиэль тут же отбежала в сторону с целью не быть тут же атакованной в ответ. Впрочем, она могла этого и не делать – на этот раз крокодил своей целью выбрал её соратницу. Когда зубастая голова дёрнулась в сторону светлой львицы, у одиночки буквально всё сжалось и замерло сердце, но Пальмира – даже несмотря на своё довольно серьёзное ранение! – резво отскочила в сторону, избежав сколь-нибудь серьёзных травм. Фух!

Пальмира! – отвлёкшись от крокодила, Сиэль услышала в стороне голос шакалёнка и невольно повернула в его сторону голову, пусть звали и не её. Краем глаза она увидела, как дружественный им гепард прилагает все свои силы, чтобы оттащить раненную самку подальше от воды. Молодец! Может, если ему удастся это сделать, то и драка не будет иметь смысла? Перед ними, в конце концов, стояла задача спасти мать мелкого, а не убить крокодила! – Пожалуйста, вам срочно надо обработать раны! – эй, кроха, ты вообще понимаешь, что если она перестанет биться с рептилией, то ничем не поможет твоей матери? Хотя...

Пальмира, – быстро переведя взгляд на соратницу, Сиэль затараторила, выкладывая ей новый план – быстро, наспех, пока не слишком шустрый на земле крокодил не успел совершить свою следующую атаку, – иди к нему. С такой раной на плече тебе тяжело драться, зато сможешь помочь своему другу. Ну! – не давая львице времени на раздумья (слава предкам, она не стала припираться и согласилась, что идея была неплоха), одиночка тут же метнулась обратно к крокодилу. Встав прямо перед его зубастой мордой и выкрикнув короткое: – Поймай меня, улитка! – она тут же метнулась в сторону, прежде чем острые зубищи сомкнулись бы на её лапе, или горле, или боку. В стороне она, впрочем, тоже не стала задерживаться – как только серая убедилась, что рептилия сосредоточила всё своё внимание на ней, то тут же в очередной раз совершила выпад, вновь попытавшись оцарапать крокодилу глаз, чтобы лишить его зрения – временно или навсегда.

К тому же времени, как Пальмира, прихрамывая на раненную лапу, подбежала их маленькому другу, перед шакалёнком уже лежали заготовленные травы и цветы, а сам малыш вовсю работал челюстями, не предназначенными для разжёвывания зелёных листиков-колючек, которые неприятно застревали между зубов.

Вот, – кроха подвинул красные листья ко львице, продолжая жевать, – это маи-шаса, она поможет остановить вам кровь. Разжуйте эти цветочки в кашицу, а я пока намажу вас алоэ – вы ведь не хотите занести себе заразу? – пока львица, послушно повинуясь словам шакалёнка (видимо, звучал он очень убедительно) разжёвывала цветы, сам детёныш выплюнул пережёванную кашицу на заранее подготовленный широкий лист и лапой стал размазывал её по ране Пальмиры, иногда заботливо дуя на эту самую раны – чтобы не щипало. Когда же одна из спасительниц его матери закончила выполнять поставленную ей задачу, шакалёнок провернул то же самое и с маи-шасой. – Вам лучше сейчас не беспокоить рану – кашица должна подсохнуть... – он с тревогой поглядел на серую самку, что довольно ловко уворачивалась от нападений крокодила. Пока что уворачивалась... А если она не справится в одиночку? Не сможет прогнать рептилию, что тогда? Его маме конец?

Вдруг сорвавшаяся с места Пальмира заставила шакалёнка удивительно глянуть ей в след – что? Куда? Неужели ты нас бросаешь?! Но нет, светлая львица побежала на подмогу гепарду, которому оттащить маму оказалось непосильной ношей! Теперь они оттаскивали её от кромки берега вместе – и малыш продолжал стоять в стороне, неуверенно переступая с лапы на лапу. Ему очень, очень сильно хотелось помочь им оттащить маму, но то, как она кричала, и вид её задних лап, которые теперь и на лапы-то не были похожи... Всё это очень, просто безумно пугало шакалёнка.

И всё-таки он решился. Трусливо и неуверенно подойдя к группе спасателей, малыш подошёл к матери и неуверенно, дрожа от страха лизнул её в мокрый горячий нос.

Мам, потерпи ещё немного, они тебя обязательно спасут, – он не был уверен, что ослеплённая болью самка шакала что-либо вообще поняла, но аккуратно взяв своими крошечными зубками лапу матери, шакалёнок попытался помочь Пальмире и Абрафо, так же потащив её подальше от берега. Другой вопрос состоял, конечно, в том, насколько полезными были эти действия, учитывая возраст малыша и массу шакалицы.

Офф + Мастеру Игры

Действия Пальмиры обговорены с игроком.

Сиэль атакует крокодила в глаз в надежде выцарапать его и лишить зрения. Использую Талисман удачи и держу наготове Амулет подавления.

Шакалёнок (чьи действия я прописываю свободно, поскольку после боя он перейдёт в фамильяры Сиэль) обрабатывает раны Пальмиры Алоэ от заражения и Маи-Шасой для остановки кровотечения. Лоты списать с профиля Сиэль.

Также он пытается помочь Абрафо и Пальмире оттащить шакалицу подальше в надежде, что это даст бонус на бросок кубика.

Отредактировано Маслахи (20 Фев 2021 12:34:30)

+1

319

Соскучившись друг по другу после долгой разлуки, львицы так и защебетали, заверяя друг друга в том, как сильно они скучали. Пат, обычно немногословная и тихая, в этот раз чуть не лопалась от любопытства и нетерпения, вмиг засыпав Мисаву огромным количеством вопросов — и где была, и чем занималась, и почему так долго, и почему травами от нее несет так, будто в кусте валерианы вывалялась... Новые уши, в то время как они с Хазирой последние дни были одни, изредка разбавляя свою компанию лишь Урсом и детьми, — это было великолепно! Пятнистая сама чувствовала себя ребенком, словно вернулась в те времена, когда она еще считала, что саванна прекрасна и полна увлекательнейших приключений. Хотя на морде матерой было маловато радости от происходящего, пятнистая все равно с удовольствием тыкалась носом в ее шерсть, с удовольствием вдыхая пропитавшие шкуру Мисавы запахи незнакомых трав и животных. Один только сверток, почти незаметный на груди львицы, чего стоил! От него несло неведомым и тревожащим, и вместе с тем сладким и знакомым: это был запах лекарственных трав, в которых Пат в последнее время наловчилась неплохо разбираться. Когда на твоем попечение долгое время находится подросток с покалеченной ногой, волей-неволей научишься делать все, чтобы облегчить ему жизнь.
Впрочем, сейчас речь вовсе не о нем, да и тревоги Пат в кои-то веки отступили на задний план, вытесненные новыми событиями.

Мисава на вопросы отвечать не спешила, да и сама не торопилась расспрашивать, сворачивая все разговоры об этом. Лишь покачала, встретив нетерпеливый взгляд Пат, головой, едва заметно приподняв уголки губ — да и отправилась жрать, нарушая повисшую над холмами тишину громким чавканьем и звуками смачного раздирания плоти.
Полукровка нервно облизнулась, переступив задними лапами и кося глазом на матерую; она вроде и не была голодна, но звуки чужой трапезы невольно будили в ней интерес и желание ухватить хоть кусочек, коль скоро это мясо такое свежее и сочное. Впрочем, для этого будет еще время, а пока пятнистая нерешительно приблизилась к самцу, который так и проторчал столбом все это время, то навострив уши и прислушиваясь к беспомощному лепету раненой гиены, то просто глядя в никуда. Крокут как раз хрипел что-то на тему семейства чужака, должно быть, склоняя его на тот или иной лад... в общем, Пат не особо-то слушала.

Опасным лев не выглядел, отнюдь. Хоть и тощеват, наверно, если пощупать его хорошенько, то можно пересчитать все ребра; мосласт, но в глазах нет безумия, которое частенько сопровождает оголодавшего зверя. И здоровенный! Высокий, даже, пожалуй, немного повыше Мисавы, а уж по сравнению с самой Пат и вовсе гигант. Впрочем, львица привыкла к жизни среди здоровенных дылд, в конце концов, в прайде Фаера всегда хватало крупных зверей. А этот незнакомый лев, кроме всего прочего, обладал весьма привлекательным для глаз золотистым оттенком шерсти (что тоже было приятно после мелькавших перед глазами оттенков черного и серого цветов). Лапы пыльные, но не чрезмерно… так, как будто он долго был в пути. Словом, весь его вид кричал о том, что он не местный.

Наверно, это было не слишком вежливо с их стороны — вот так запросто игнорировать его, предоставляя самому себе. Только пара вопросов от Мисавы, как водится, весьма бесцеремонных. Как бы то ни было, лев никуда не уходил, а потому надо было хоть как-нибудь поддержать разговор.
— Привет, — помявшись и набравшись храбрости (с двумя-то здоровенными львицами за спиной), Пат подступила еще поближе к самцу и после недолгих колебаний осторожно потянулась носом к его носу в вежливом приветствии, — меня зовут Пат. Мы здесь гиен не любим, они любители поживиться чужой добычей.
Самец казался каким-то замкнутым: пара фраз — и замолчал; львица подняла глаза и была вынуждена отступить на шаг, чтобы не задирать голову в попытке смотреть ему в морду при разговоре. Да уж, немаленький.

— Что там болтала эта гиена? — не слишком задумываясь о том, что кто-то из крокутов может сказать правду, проговорила она; наверно, обычная их болтовня, угрозы и обещания расправиться... Лев вроде бы казался опытным бойцом, не может же быть, чтобы он придавал большое значение подобному, — ты что, ее знаешь?
Секундное озарение, от которого аж в груди захолонуло — блин, а вдруг они правда знакомы! А львицы их тут растерзали... И тут же еще одно — дура ты, пятнистая, понятно ведь, что лев ненавидит гиен, и никаких отношений между ними быть не может. Разве только обоюдная ненависть.

+2

320

—→ Пустошь

Какое же это было наслаждение — просто идти по саванне! Нет, Ише по-своему нравился оазис, полный зелени, влаги и укромных уголков, а вот пустыня успела навязнуть на зубах. Причем и в буквальном смысле тоже: песок мелкий, легкий, и все в пустыне имеет его привкус. Чуть зазеваешься — и вот он уже хрустит у тебя в пасти; вся добыча изваляна в нем по уши, и от него не уйти и не спрятаться, остается только лишь вытряхивать его из всех мест.
Даже пустошь казалась чудом по сравнению с дюнами. Ну а уж пологие холмы, в изобилии поросшие разнообразной зеленью и кустарником, как никогда радовали глаз самки. Она любила эти места, любила смотреть на бродящие на самом горизонте стада, на огромные стаи скворцов, поднимавшиеся в небо ближе к вечеру. Добыча тоже была привычной и приятной и глазу, и брюху. Никаких тебе стремных ящериц или верблюдов с копытами размером с твою голову. Родные, любимые антилопы, зебры и газели!
Словом, Иша была по-настоящему счастлива. Она глубоко и с наслаждением вдыхала воздух, в котором причудливо переплетались запахи трав, цветов и — куда ж без них — животных. Даже почти запела. Почти.

Даже к Тириону она как-то немного прониклась: когда у тебя хорошее настроение, все кругом кажутся хорошими. Конечно, он был гораздо, гораздо лучше, чем Симба. Не пытался подозревать всех и каждого, ни с кем не ругался, а уж разнообразных историй в его голове скопилось столько, что скучать не приходилось. Бурая все равно была не слишком довольна, хотя с необычайной для нее тактичностью пыталась это скрыть. Ведь он был таким медленным! Как ни крути, лапки его не были приспособлены для быстрых переходов, и Ишу, еще в пустыне нахлебавшуюся медленного темпа просто по уши, это изрядно бесило. Вдвоем с Чумви они могли бы отмахать все это расстояние чуть ли не вдвое быстрее — но вместо этого приходилось идти, подстраиваясь под неспешное ковыляние Беса.
А кроме того... кроме того, они со львом могли бы остаться наедине.
Ух.
Думать об этом было все равно что прыгать лапами по раскаленному песку. Страшновато, и обжигает, но все же весело. Иша никогда не думала, что может до такой степени увлечься кем-то: так, что дух захватывает от одной только мысли о возможной близости.
Надвигающаяся битва со Скаром (а львица не сомневалась в том, что битва будет — вряд ли дядюшка Симбы вежливо поприветствует их разномастный отряд и вручит им ключи от королевства) лишь добавляла ее чувствам остроты: бурая была готова сражаться так, как не сражалась никогда в жизни, только бы Чумви вышел из всей этой круговерти живым и невредимым. И остальные ее друзья — а после долгого совместного путешествия Иша с изумлением обнаружила, что действительно может назвать почти всех своих спутников друзьями, да-да, даже невыносимо пафосно-занудного Симбу, — тоже.

Что ж, вернемся к нашим баранам. То бишь, львам.
Львица остановилась и с легким недоумением повернулась на окликнувшего ее Тириона. Они уже отмахали немалое расстояние по холмам, но до сей поры она не задумывалась о том, как здесь тихо… будто и не живет никто. Лишь теперь, когда коротышка упомянул об этом, она негромко и недовольно фыркнула, осматривая изрядно поеденные кем-то кроны деревьев, под которыми они намеревались устроиться на ночлег.
— Не знаю… — задумчиво и все еще с нотками недовольства с голосе проговорила она чуть погодя, — но ты, похоже, прав. Я совсем забыла об этом, а ведь мы должны были миновать границу территории этого прайда. Львами даже и не пахнет.
Она шмякнулась на землю там, где трава показалась ей чуть погуще, и завозилась, устраиваясь поудобнее и будто невзначай придвигаясь задницей к Чумви.
— Их логово должно быть где-то там, у гор. Если кто-то здесь есть, можем утром поискать их там.
Львица нервно сглотнула набежавшую слюну и устремила жадный взгляд на холмы, серебрившиеся в свете луны. Она была голодна; не настолько, чтобы немедленно отправляться на охоту, но несколько темных силуэтов, неторопливо передвигавшихся поодаль, удостоились ее пристального внимания. Конечно, было бы дурным тоном охотиться на чужой территории… но может быть, об этом никто и не узнает?..

Она медленно опустила и вновь подняла веки, отчего вид у нее стал донельзя сонный; но блеск в ее глазах и расширенные зрачки выдавали Ишу с головой. Спать она даже не собиралась.
— Поохотимся, может? Что скажете? — она безмятежно улыбнулась, поворачиваясь так, чтобы видеть обоих львов.

+3

321

===========) пустошь

Путешествие в отрыве от старой компании оказалось на удивление приятнее, чем ожидал Чумви. Во-первых, кругом все цвело и зеленело, нахлынывали теплые, заставляющие улыбнуться воспоминания детства, когда они с друзьями бегали по сочной траве, порой такой высокой, что она щекотала шерстку на брюхе. Когда территории прайда были здоровы и сильны, и кругом паслись антилопы, буйволы, зебры (вот бы сейчас зеброчку!), реки кишели рыбой... и крокодилами. Чумви испытывал громадное удовольствие от местного изобилия дичи, от чистого, прохладного по сравнению с пустыней воздуха. Еды кругом полно, их маленький отряд всегда ложился спать с набитыми брюхами. Чум и так заметно окреп в оазисе и больше не походил на льва, который постоянно недоедает, каким был на землях прайда, а тут на постоянных добротных харчах у него и грива пышнее стала, и шерсть залоснилась, и ребра окончательно перестали проглядывать сквозь шкуру. И тем страстнее он желал вернуться к голодающим друзьям, вынужденным делить пищу с оравой гиен и постоянно испытывать сосущее чувство голода. Порой ему было даже совестно наедаться досыта, когда он вспоминал о тяжелой жизни на землях прайда.

Но самое главное состояло в том, что Чуму больше не приходилось стараться быть дружелюбным с Тирионом. Сейчас, когда их отряд сузился до трех львов, вклад в общее дело каждого стал куда заметнее. И, пусть Тирион не мог охотиться или толком защищать себя, он изо всех сил старался не быть обузой. Чумви это видел. Карлик исправно нес караул и охранял их сон - ни разу не закемарил сам и не пропустил возможного врага, который на незнакомых землях мог откуда угодно выскочить. Чум однажды проснулся пораньше и, не спеша подавать голос, некоторое время наблюдал за тем, как Тирион стоит на страже - именно так, как и полагается, без отлыниваний, серьезно и бдительно. Вскоре он стал спать под его охраной намного спокойнее и крепче, а потом - с охотой выслушивать его истории и в принципе не возражать против его компании. Внешне, может быть, его дружелюбие и не было так уж заметно, зато оно было не напускным, а искренним. И, когда их маленький отряд ступил на холмы, Чумви уже смотрел на Тириона почти так же, как на практически любого другого из своих товарищей, с которыми познакомился за последние несколько месяцев.

Ныне звездный свет мягко ложился на львиные шкуры, высвечивая их серебром. Иша казалась такой красавицей, что просто загляденье! Чум чувствовал себя легко и бодро, отмахивая метр за метром и забыл о том, что бедняге Тириону, чтобы за ними поспеть, приходилось делать вдвое больше шагов. Неудивительно, что Тирион и первым их окликнул. Чум обернулся почти синхронно с Ишей, моргнул в недоумении - да не так уж они и устали, к тому же, прохладной ночью шагать куда приятнее - а потом быстро все понял. Кивнул и проследовал за товарищами к низкорослым деревцам и растянулся возле ствола, убедившись предварительно, что Иша сядет рядышком.

- Хм, - бормотнул он. - Пожалуй, да. Не понимаю, здесь полно дичи, любому прайду охота тут поселиться, а мы никого и не встретили. Впрочем, мало ли что могло случиться? Может, их стало меньше, они и территорию сократить решили, вот мы и не встретили пока никого, - он глянул в сторону пугающе высоких гор, чьи контуры отчетливо виднелись на фоне безоблачного неба. Уф, надо надеяться, что наверх подниматься не придется, Чум не особо любил высоту. А горные тропинки, где нужно быть ловким и проворным, и подавно.

- Думаешь, стоит? - он с сомнением покосился на подругу. Чум все-таки родился и вырос в прайде с четкими границами, патрулировал их и с детства привык уважать - как свои, так и чужие. - Вдруг это все-таки их территории? Меток мы не учуяли и, будь мы обычными странниками, я б пошел на охоту, но нам же союз с ними заключать, а первое впечатление, по-моему, важно. Хотя... - он еще раз глянул в сторону гор. - Далековато до туда. Как-то без еды не хотелось бы до туда шлепать. Если никто из нас ничего не учуял, то чего ж отказываться от мяса, - Чум перевел взгляд на Тириона, как на единственного, кто еще не высказался на эту тему. Охота - дело хорошее, кто ж спорит, но Чумви ее не любил и пока не был вот прям сильно голоден. Но если двое из них проголосуют за охоту, то, в принципе, можно и побегать за антилопой. Или зеброй, ох, найти бы тут зебру!

+2

322

Мисава. Это же Ми-са-ва, черт ее возьми. Глядя на матерую, ощущая ароматы, которые доносил ветер, трепавший шкуру бурой, Хазира будто бы читала увлекательный приключенческий роман в котором были погони, и драки, поиски сокровищ и конечно же красавец самец. Она принюхалась вслед за Пат. А, нет, самца похоже не было, никакого. Пахло какой-то ересью: птицами, змеями, обезьяной, но не львом. Ну… бывает. Поди найди сейчас адекватного самца. Того что прибежал за несколько мгновений до появления Мисавы, заклинило над гиеной, будто бы она там гипнотизировала его своими воплями. Хазира нервно дернула ушами. Ну вот что такое? У них такая милая девичья компания собралась: Она, Пат, Мисава, а тут какой-то самец, которого никто не знает, завис над гиеной и уши греет. В какой-то момент Хазире показалось, что он слушал не гиену, а подслушивал болтовню Пат, которая засыпала матерую вопросами. Уж как-то странно самец завис, пока гиена вещала о том что убьет всю его семью, или уже убила, или… не понятно в общем. Золотошкурая тряхнула головой. Нет ну серьезно! Вмазал и пошел по делам. Она ведь даже поесть его пригласила…

А послушать и правда было интересно, где побывала львица. Зная её характер, она не стала бы сидеть под деревом у границ и наверно, все окрестные земли успела обойти. Хазире вдруг захотелось тоже бросить все. Ухватить за шкирку Урса, Пат, чтоб тут с ней ничего не случилось и рвануть куда-нибудь… К морю? Говорят очень большая лужа, больше озера! Бред конечно, ну откуда может быть столько воды, да еще такой, которую пить нельзя, потому что горькая. Понапридумывают, а потом спи и во снах пытайся представить себе все это… Море, блин. Вот бы взглянуть.
Когда-то, сидя у края Джунглей и глядя на холмы, львица представила себя огромным деревом, которое не в силах свалить никакой ветер. Однако, прайд распался и с ним налетел шторм несущий изменения. И шторм этот креп с каждой минутой, с каждым новым персонажем появлявшимся в ее спокойной «овощной» жизни, и с каждым уходом. Еще немного и затрещат корни. Куда ее занесет в этот раз? Урса бы не потерять…

Услышав слова матерой про прайд, золотошкурая скорчила такую мину, будто ее заставили лимоны жрать, а потом, тихо вздохнув констатировала факт:
- Нам… не удержать территорию. – она подвинулась ближе к уху Мисавы, чтоб новоприбывший самец не слышал её: - Урс обновляет метки, но как по мне, без толку. Он столько воды не выпьет, сколько тут сса… кхм. – она нахмурила брови и слегка опустила голову, от чего сразу же стала казаться ниже. Мисава в это время усиленно работала пастью. Ну хоть кто-то занялся делом. Не оставлять же такое славное мясо тварям типа той что сейчас помирала в кустах. Хазира шевельнула лапой, расправляя пальцы и выпуская когти, с удовольствием вспоминая свой удар. Эх, всегда бы так.

И, пока они перешептывались у туши, пришелец наконец-то пришел в себя. Первой с ним заговорила Пат, которая, как-то незаметно для Хазиры подобралась к самцу поближе. Теперь золотошкурая могла сравнить их  и сделать для себя кое-какие выводы. Самец, по ее мнению, явно был одиночкой. Выглядел слегка неухоженным, и худым. Не настолько, чтоб представлять из себя скелет обтянутый шерстью, но ведущий явно аскетичный образ жизни. С охотой у него все плохо, или стиль питания такой, корешками? А она ему: иди, поешь... А он может из этих, отшельников, пропагандирующих здоровый и мирный образ жизни. Как их там... А! Веганы... Но, шерсть у него была красивая, не свалявшаяся, и без колтунов, так что можно было сказать, что самец за собой иногда следил, и, мясо хоть иногда, но ел. Скажем, в перерывах между длинными переходами, потому что на его шерсти было полно пыли, будто он топал куда-то без остановки весь день. В траве вывалялся бы, что-ли. Хотя, скорее всего к тому что встретит целую ораву львиц, он был не готов. Хазира попыталась представить себя в подобной ситуации, но не смогла.
   
Пока она скрипела мозгами фантазируя на тему своих одиноких странствий, Пат поздоровалась и высказала их позицию по поводу гиен. Хазира не стала влезать и говорить, что иногда среди гиен попадаются адекватные твари, но редко, однако чуть не хрюкнула, когда полукровка спросила, не знает ли самец эту гиену. Вот… бред же? Нет, технически она могла представить себе, что где-то и когда-то лев в своих странствиях встретил адекватную гиену одиночку, и даже может быть та у него ничего не украла и не стала кусать за задние лапы. Но, было сомнительно, что «знакомая гиена» стала бы что-то вякать про смерть его родных. Так что вряд-ли.
- Ага. – вторила она Мисаве. Ну, прям две сестрицы: одна угу, вторая ага и обе здоровые как черти что. Хотя, самец, надо признать, все равно был повыше каждой из них. Хазира хотела было сказать еще что-нибудь на тему того что: «А что еще делать, приходится мол», но Мисава оказалась, как всегда, в своей манере, более прямолинейной. Хазира даже заулыбалась, узнавая этот стиль общения и ее коронные фразочки, за которыми так и слышался сарказм. Ее так и подмывало негромко шепнуть о том, как же она по всему этому соскучилась. Да-да, и по тому что ее раньше бесило, тоже. Но, вместо этого, уловив взгляд самца в котором читалось не только смятение, но и голод, спросила:
- Ты мясо будешь? - и тут же решила поправиться, а вдруг что: - Но, если нет, то там, в низине есть прекрасные корешки... дуба.

+1

323

С этим нужно что-то делать! - пронеслось у меня в голове, когда моя атака закончилась провалом. Моя лапа лишь задела камни на дне водоема. Я пискнула, не в силах сдержать неприятные ощущения.

Но не время сдаваться, а также сбавлять концентрацию. Противник даже и не думал останавливаться. Он вновь хотел захватить меня в свои зубастые объятия. Но не тут то было! Я успела сообразить и резко отпрыгнула в сторону. Правда это не уберегло меня от новой царапины на плече.

Я заметила как мой пятнистый друг пытался оттащить шакала от крокодила, пока тот занят нами. Идея была блестящей, но вот удача была явно не на его стороне. Я даже задумалась о том, чтобы ему помочь. Но мои размышления прервал голос детёныша, который меня звал.
Я обернулась, чтобы ответить. Хотела уже вновь отказать, но острая боль пронзила плечо. Я сжалась и замерла. В этот момент и серая львица попросила меня покинуть поле боя. Вместо этого вариантом продолжения событий было то, о чем я думала совсем недавно. Нехотя я согласилась. Мой боевой нрав не давал мне покоя.

Вскоре я уже была рядом с шакаленком.  Он мне объяснил, что я должна была сделать. Я кивнула, отвечая на его вопрос, а заодно и подтверждая, что поняла, что нужно делать. Конечно, перспектива жевать какую-то траву меня не особо радовала. Но мне ничего не оставалось кроме того, чтобы довериться новому знакомому. Через несколько минут я выполнила то, что меня просили. Мой помощник сразу же обработал мне раны.

- Тебя мама научила так чудесно справляться с ранениями и разбираться в травах? - спросила я в процессе.
Чуть позже, не дожидаясь пока кашица полностью засохнет, я поспешила на подмогу моему пятнистому другу. Пора уже было заканчивать бой. Конечно, на маму шакаленка было страшно смотреть. Я боялась, что, в любом случае, она может умереть от потери крови. И очень надеялась, что Сиэль не попадет в клыки этому жадному пресмыкающимуся.

Спустя несколько минут я заметила как малыш решил также нам помочь. Оставалось надеяться, что крокодил действительно полностью переключился на мою соратницу. И мы совсем скоро закончим эту схватку.

+2

324

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"4","avatar":"/user/avatars/user4.jpg","name":"Фалечка"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user4.jpg Фалечка

Сиэль наконец-то улыбнулась удача! Когти проникают глубоко в глаз крокодила, ломая глазницу. Крокодил получает смертельное ранение и почти мгновенно теряет сознание. Если кто-нибудь хочет, ему можно помочь в течение следующего круга отписи Х)

Обработать раны! Ха! Еще пара укусов, и никакая обработка не поможет.
Крокодил язвительно прошипел в сторону Пальмиры. Давай, беги, трусливая кошка. Так, пожалуй, будет даже проще — никто не будет мешать ему спокойно расправиться со второй львицей, которая все еще была цела и скакала перед носом как макака, явно нарываясь на новую атаку. Еще и выкрикивала что-то обидное. Рептилия, впрочем, была глубоко равнодушна ко всем ее словам. Мало ли, что может кричать добыча. Давай, покричи еще, пока тебя будут жрать. Если все получится как нужно, у крокодила будет сегодня очень сытный обед. Можно даже, пожалуй, забыть про эту шакалиху. Разве что из упрямства утащить ее в воду, чтобы горе-спасатели уж точно не смогли бы ее вытащить. Львица, пусть и одна — прекрасная порция; а потом можно пробежаться за второй: она сильно ранена, и никакая обработка не даст ей возможности быстро бегать. Пусть крокодил и таскает свое тело по земле, в случае нужды он способен на короткую и быструю пробежку.
Он смерил взглядом расстояние, отделявшее его от Пальмиры.

Но сначала все же стоит разобраться с этой серой. Повернув голову на очередной ее лихой выкрик, крокодил приготовился к мощному рывку, который почти наверняка закончится смертью львицы.
Наверно, это было последнее, что он успел подумать. Львиная лапа с силой обрушилась на его глаз, ломая тонкую кость глазницы и вдавливая костные обломки в мозг. Почти мгновенно рептилия провалилась в темноту, без звуков, без запахов, без ощущений.
Конечно, он был еще жив, но сознание едва теплилось в нем. На каких-то рефлексах крокодил еще сумел отползти на пару шагов назад, так, что его тело скрылось под водой почти полностью, и наружу торчала лишь окровавленная голова. Его хвост несколько раз конвульсивно дернулся, поднимая муть со дна, но затем он замер без движения.

игрокам:

Поскольку крокодил атакует предположительно в то время, когда шакаленок обрабатывает раны Пальмиры, к тому моменту. когда они соберутся вытаскивать шакалиху, крокодил уже не сможет их атаковать. Поэтому кубики на попытку помочь ей я не кидаю — теперь ее можно спокойно вытаскивать. Шакалиху, если нужно, могу прописать в следующем посте или оставить на отыгрыш Масла.

С профиля Сиэль снято: Маи-Шаса, Алоэ, два заряда Талисмана Удачи.
С профиля Пальмиры снято: 1 заряд Талисмана Боя. Оказана первая помощь.
До выздоровления - 10 постов(антибонус после оказания первой помощи  -1).

+2

325

"И что дальше?"

Пусть бродяга и решил нарушить собственную тишину, заговорив со львицами, но как-то едва заметно растерялся. Нет, он понимал, как стоит себя вести с дамами и у него было некое обаяние, которое так нравилось противоположному полу, но сейчас просто слишком много всего было в голове. Во-первых, внутри всё ещё присутствовала боль от услышанного, которая сражалась с желанием отомстить. А во-вторых было несколько не по себе вот так пытаться вливаться в чью-то компанию после всяческих опасений, что какой-то шпион вернёт назад ради казни. Да, в голове уже было принято решение вернуться и сделать всё ради того, чтобы нынешней власти родного прайда беженца как можно больше не поздоровилось. Может и не стоило бы верить словам какой-то гиены, но сердце от чего-то чувствовало, что слова о смерти близких были правдой.

"Так, нужно срочно успокоить голову, пока не поздно. Нужно отвлечься. Сейчас некогда плакать."

Адам старался не терять контроль над собой хотя бы пока вокруг был кто-то. Не мог же он превратиться в размазню перед самками, которых ещё и совершенно не знал. Нет, это был бы позор века. Если он провалится здесь, то как будет оказывать сопротивление врагам? А может быть это было и лучшему, что здесь был ещё кто-то, ведь когда появляется задача, которая заставляет вылезти из невидимой скорлупы, это помогает хотя бы на время собраться... Может это и будет надетая маска поначалу, но зато мозг отвлечется от всего дерьма, что происходит сейчас.

"Не теряй самообладание... Так, там со мной заговорили. Это логично, ведь я почему-то ещё здесь стою. Чёрт, а что сказать? Это придётся говорить, откуда я... Хотя разве не поздно об этом думать?"

Он всерьёз задумался, услышав вопрос самой крепкой львицы из компании. Вернее бродяга искал в голове самый простой и короткий ответ из всех возможных в этой ситуации. Хотя, пожалуй, стоило не грузить себя заранее вопросами, которых ещё нет и разобраться хотя бы с тем, что было уже озвучено. Всё же хоть незнакомки и были несколько напряжены по понятным причинам, однако пока что никакой ярко выраженной агрессии не наблюдалось. Пока что. Но она вполне себе может возникнуть, если лев так и продолжит просто стоять и углубляться в своей печали. Действительно, откуда незнакомкам знать, что он на самом деле не придумывает никакой коварный план, а всего лишь находился в полнейшей растерянности. Ему безумно хотелось мести, но даже спустя несколько минут в голове было слишком много тумана. Беженец правда уже не знал, куда стоит бежать, кого искать, с чего начать действовать и так, чтобы это не стало просто бессмысленной смертью.

"Чёрт возьми, успокойся, не создавай лишнюю тишину — будет только хуже. Забудь хоть на время крики тупой гиены! Не дай себе низко пасть! Ты же взрослый лев. Потом поноешь, когда побудешь наедине! Или убегай отсюда прочь, но не стой! Ты не пальма!"

- Меня зовут Адам, - со спокойным выражением морды назвал своё имя лев, ответив на вопрос одной из львиц. Хоть он и сомневался в том, стоило ли всё-таки раскрывать своё имя, но понимал, что поздно переживать из-за этого. Стараясь не терять планку, с тем же видимым спокойствием и лёгкой хрипотцой в голосе чёрногривый ответил на следующие вопросы львицы, - На самом деле я просто мимо проходил, заметил какой-то замес и решил узнать, что происходит. Думал, мало ли, может нужна помощь, ведь от гиен никогда добра ждать не стоит. Но, как я сказал ранее, вы молодцы, что сами справились с ними.

"Отлично, так держать. Теперь главное не сорваться. Но что-то мне кажется, что всё равно что-то пойдёт не так..."

Адам обратил внимание на некое любопытство к нему со стороны пятнистой львицы. Было даже несколько забавно, как она делала попытки дотянуться до крупного льва, учитывая, что ему самому нужно было слегка наклониться. Она произвела впечатление вполне дружелюбной личности, вот только не так уж было просто подобрать слова, чтобы ответить на её вопрос. Пожалуй, этого вопроса Адам и боялся, так как не очень-то понимал, как внятно объяснить, что какая-то непонятная гиена могла быть в курсе того, что кто-то похожий на этого бродяжку скорее всего уже был мёртв. А ещё как объяснить то, что имея критическое мышление, можно было вот так сразу поверить крикам столь глупого крокута? Как объяснить, что дело в плохом предчувствии и что из-за этого всего на душе больно жжёт? И всё нужно было как-нибудь уместить в пару строчек, чтобы не нагружать львиц своими проблемами, ведь у них, итак, наверняка с лихвой хватает своего, а тут ещё какой-то чужак к ним пристал.

- Честно говоря, я вообще без понятия, что это была за гиена. Я их на дух не переношу, как и они меня. Но похоже, что эта гиена каким-то образом узнала меня, - лев пытался выглядеть как можно увереннее в своих действиях и словах. Он постарался окинуть взглядом всех троих львиц, чтобы как можно меньше упустить. Объяснить, что произошло хоть как-то, но всё равно придётся, ведь самки стали свидетелями той нелепой сцены с криками умирающего крокута, - Из того, что он кричал, я понял, что моей семье угрожает опасность. Не то чтобы я просто так взял и поверил, что они все мертвы, как сказала та гиена, но нельзя отрицать такую вероятность. Просто так всё это я точно не собираюсь оставлять.

И пока разум был занят тем, как скрыть излишнее волнение, тело предательски выдавали последствия длительного путешествия из одного конца саванны в другой и обратно. Пыльные лапы были лишь самым безобидным из того, что можно было заметить. Глаза кричали о моральной и физической усталости, ведь всё-таки правда, когда в последний раз этот жалкий бродяжка спал спокойно? Давненько. Голод тоже вполне читался между строк, так как в этом путешествии едва ли находилось место для мыслей об охоте. Да и до этого он находился на территории чужого прайда, где не рисковал приступать к этому, не желая нарушить закон и обзавестись новыми врагами на ровном месте. Вот только кроме этого всего, вопреки инстинктам и навыкам выживания, у Адама было чувство совести. Да, ему только что по сути предложили поесть, но почему-то от этого вопроса было несколько не по себе. Львицы старались, охотились, потом к ним ещё и гиены сунулись... Ладно они подругу свою решили угостить, но Адам кто такой, чтобы посягать на их добычу? Черногривый слегка отвёл взгляд в сторону, в котором читалась неловкость.

- Благодарю. Мясо я, конечно, ем, но с моей стороны было бы совершенно невежливо как-либо претендовать на вашу добычу. Вы всё-таки старались, а я просто мимо проходил, - максимально вежливо, по его мнению, ответил золотистошкурый третьей львице. Вежливая улыбка, мягкий тон голоса с всё той же лёгкой хрипотцой — то, что обычно нравилось в нём представительницам противоположного пола, можно было увидеть здесь и сейчас. Не то чтобы самец нарочно собирался запомниться им, он всего лишь хотел выглядеть не слишком наглой мордой.

"Я же не последняя сволочь всё-таки... Пусть они наконец спокойно поедят, а я найду ещё себе что-нибудь."

+2

326

Тирион просто не смог удержаться от короткой, но довольно понимающей ухмылки, заслышав предложение Иши поохотиться. Он не был слепым и тем более идиотом, и прекрасно видел обоюдную симпатию, то и дело яркими всполохами пробегавшую промеж его спутников, точно шальные искры ничем и никем не контролируемого пламени. Они пытались вести себя прилично, показать себя ответственными и сосредоточенными на задании, но разве ж такое скроешь? Тем более в присутствии наблюдательного, цепкого к деталям Беса. Ему и самому не шибко-то хотелось становиться эдаким "сдерживающим фактором", мешающим Чуму и Ише вести себя естественно и максимально открыто по отношению друг к другу. Но и исчезнуть он, понятное дело, никуда не мог. Ну вот куда он пойдет один? В незнакомой ему местности, жалкий беспомощный коротышка? Разве что отойдет испить водицы на минутку-другую, или, простите, навестить ближайшие кусты по особой нужде, но разве ж этого времени достаточно, чтобы влюбленные смогли расслабиться и спокойно понежиться наедине? Хитрая Иша вот быстро сообразила, как они с Чумви могут ненадолго "отвязаться" от назойливой компании Тириона, а вот сам Чум пока что отчаянно тормозил, с типично мужицкой топорностью воспринимая посылаемые ему намеки. Зато вот Бес прекрасно все понял. И даже шутливо закатил глаза, украдкой от исполненного дурацких сомнений Чумви — на потеху Ише, в отличие от своего приятеля, прекрасно все это видевшей.

Что за болван! Хватайся за эту соломинку, глупец ты этакий!

Полагаю, раз здесь нет никаких меток, то вы с Ишей можете спокойно поохотиться, не тревожась о последствиях... вдвоем, — он нарочно выделил последнее слово, теперь уже украдкой сделав страшные глаза на самого Чумви. Алло! Женщина сама предложила пойти на свидание, а ты тут телишься и совета спрашиваешь! Неужели это так не очевидно? Вот вроде бы по возрасту Чум был чуть ли не в два раза старше Беса, а по уму... Эх! — Обо мне тоже не беспокойтесь. Здесь, кажется, довольно мирно — вряд ли кто-то станет атаковать меня в этих зарослях. А я слишком устал чтобы сопровождать вас двоих на охоту, — он многозначительно вытянул перед собой свои натруженные, гудящие после долгой ходьбы лапы. Ну как "вытянул"... Разложил свои коротенькие обрубочки на свежей мягкой травке, смешно раскидав их в разные стороны — да и только. — Так что уж извините... А если вдруг что — ночь тихая, так что вы сразу услышите мой панический вопль и сможете вовремя прийти мне на подмогу. Ну, идите, идите... Обещаю не звать на помощь ближайший час-два, — он снова ухмыльнулся, теперь уже чуточку наглее (пошлее!), еще и бровями поиграв напоследок.

Ну вы там "поохотьтесь" как следует, да.

Дождавшись, пока сладкая парочка уйдет, Тирион все с той же снисходительной усмешкой положил морду поверх собственной лапы, мысленно задаваясь вопросом, как скоро их ждать обратно. И если ждать — то с добычей ли? Ну, если Чумви не совсем дурак, а Иша реально соскучилась по романтике, то явно без! Тут уж, пардон, либо охотиться, либо, кхм... "охотиться". Ну ничего, ради такого случая Бес был готов потерпеть и даже остаться без сытного завтрака. Главное чтобы его спутники вернулись обратно в хорошем настроении, удовлетворенные этой коротенькой вылазкой, а не вздумали потратить свое драгоценное время наедине на какие-то более идиотские вещи, вроде ссор или скучного выслеживания травоядных. Пожалуй, так даже лучше для всей их миссии в целом.

Размышляя в подобном ключе, Тирион расслабленно смежил веки и, кажется, даже умудрился задремать — ну, еще бы, после целого дня пути. Как долго он так проспал — сказать тяжело, но этого времени вполне хватило, чтобы он восстановил часть потраченных на дорогу сил и, открыв глаза, почувствовал себя куда более бодрым и довольным жизнью. Раскатис то зевнув, карлик нехотя поднял привычно ноющие кости с земли, от души потянувшись, насколько позволял кривой изгиб позвоночника, и со сдержанным любопытством огляделся по сторонам. Еще только начинало светать, и Иши с Чумом по-прежнему нигде не было видно. Что ж... хорошо, наверное? Пускай развлекаются. Поразмыслив, Тирион неспешным шагом двинулся в обход деревьев, рассматривая их в таком, знаете, ленивом, праздном любопытстве, ибо ничего другого кроме этого ему вроде как не оставалось.

И лишь оказавшись по другую сторону от зарослей — настороженно прислушался к тихим голосам в отдалении, с удивлением (и беспокойством) осознав, что он здесь не один.

Позависав пару-тройку минут с напряженно оттопыренным ухом, Тирион все ж таки осторожно двинулся на звуки чужого разговора, мысленно задаваясь вопросом, что это за звери. Львы? Травоядные? Падальщики? Хорошо бы все-таки первое. И еще лучше, если они местные. Конечно, они тут вроде как прошли мимо меток и никого не поставили в известность о своем приходе, но! Эту проблему он как-нибудь да уладит. Все лучше, чем ходить неделями напролет вдоль этих треклятых гор в поисках прайда, которого здесь, быть может, уже и нет давно.

На удачу Тириона и его отсутствующих компаньонов, это реально были львы — целых три самки и один самец, но вот только запахи у них были довольно смутные и отличающиеся друг от друга, да и говорили они так, будто в первый раз столкнулись в одном месте. Которое, к слову, сильно пахло кровью. Свежей кровью! Но эта четверка занималась чем угодно, кроме драки, он ясно видел это сквозь траву. И, осторожно обойдя присутствующих кругом, быстро отыскал источник странного запаха — только-только начинающий остывать труп гиены. Это зрелище, как ни странно, его обрадовало и даже воодушевило. Они ведь с Симбой вроде как шли "гасить" целый клан таких вот пятнистых гадов, и искали себе союзников со схожей ненавистью... ну ладно, хотя бы нетерпимостью к гиенам. Умеющих, так сказать, опыт в битвах с последними. Вот! Нашли. Выждав для верности еще минуту-другую, Тирион, в конце концов, с нарочитым шумом вывалился из густой травы, представ глазам незнакомцев. Во всей своей карликовой красе, ага. Оставалось лишь надеяться, что они не станут вопить и разбегаться в разные стороны, приняв его за демона, или с ходу атаковать неповоротливого уродца, опять же, приняв его за демона. Все как всегда.

Доброй ночи... или, думаю, правильнее сказать утра? — совершенно будничным тоном поприветствовал Бес Адама и его собеседников. — Надеюсь, я не сильно помешал вашей беседе. Позвольте представиться: Тирион из рода Златогривых, — он галантно поклонился ошалело умолкнувшим львам, коварно пользуясь минутой всеобщей растерянности. — Возможно, вы слышали о таком... А если нет — то не сильно много потеряли. Могу я спросить, кто из вас главный и с кем я могу переговорить по поводу прайда, которому принадлежат местные владения?

+5

327

офф

в посте прописаны также действия Пат.

Ну вот вроде как и познакомились. Лев вроде бы замялся на секунду, но все же назвал свое имя, которое матерая чуть было не пропустила мимо ушей. Не особо-то ее интересовало, как его зовут: в конце концов, он почти наверняка двинется дальше, и через пару дней она думать о нем забудет. Каждого запоминать — памяти столько не наберешься.
Львица коротко кивнула — сперва Хазире, тихонько шептавшей на ухо, а затем и самому льву, отмечая, что услышала его. Тот, впрочем, больше был заинтересован в общении с Пат, да и она сама проявила вполне естественное для молодой самки любопытство и теперь расспрашивала Адама о той болтливой гиене, чья рожа так кстати подвернулась под лапу Мисавы.
Аж вспомнить приятно. У матерой уже давненько не было хорошей драчки. Пусть возраст все чаще напоминает о себе, постоять за себя она пока еще может; да и если сдохнет в драке — тем веселее. Наверно, Рагнар, этот пень старый, одобрил бы эти ее мысли. Но Рагнара здесь больше не было. Старый пнина, никогда не мог усидеть на месте, не справился и в этот раз. А ведь уже почти песен на ушко напел, про возобновление старых отношений, про узы и прочее, прочее. Львица криво ухмыльнулась. Старовата она, пожалуй, для романтики.

Однако, когда она на миг смежила веки, на ее морде мимолетно появилось почти мечтательное выражение. Будем считать, что никто не заметил этой секундной слабости.
Пат беспокойно переступила с лапы на лапу. Слова Адама ее успокоили, хотя бы по той части, что безвременно почивший крокут не приходился ему ни другом, ни даже знакомым. Хотя сам лев заверял, что нет оснований верить предсмертным словам падальщика, он все же выглядел обеспокоенно. Или устало… Хрен его разберет.

Мисава повела носом, выпрямилась, облизывая окровавленные усы, и шагнула вперед, нетерпеливо мотая головой и чуть было не перебив излияния черногривого, который как раз в этот момент заверял Хазиру, что ни в коем случае не претендует на их добычу. Ну и дурак же. Кто от дармовой жратвы отказывается? Мисава бы и еще раз пожрала, если бы могла хоть кусок в себя впихнуть. Это сегодня ты сытая и довольная, а завтра брюхо к позвоночнику прилипнет. И этот еще. Тощий, голодный почти наверняка, а рожу от еды воротит. Гордый, стало быть.
Но вернемся к нашим баранам. Даже близость туши не мешала львице разобрать, что откуда-то повеяло еще львятиной. Кажется, эти земли резко понадобились всем на свете.
— Ждете еще кого-то? — успела спросить она, надеясь, что запах принесло издалека; но тут же громкий хруст и шаги отчетливо обозначили, что это не так.
Пат боязливо отскочила в сторону, инстинктивно держась ближе к Хазире, а сама Мисава всем корпусом грузно развернулась в сторону звуков, уже мысленно приготовившись к драке. Прошлую она пропустила, ну хоть здесь не оплошает.
И разочарованно фыркнула.

Мда… Шума-то было… Сперва матерая даже решила, что это еще одна гиена, пусть и необычной окраски. Но у гиен совершенно точно не бывает такой гривы, да и морда существа принадлежала, вне всякого сомнения льву. Хоть и очень маленькому. Как ни странно, за всю свою жизнь Мисава никогда не видела ничего подобного. Лев этот шел на кривых лапках, слишком коротких для его тела.
Уродец, короче. Наверно, он не слишком удивился бы, услышав это — к счастью, Мисава воздержалась от того, чтобы произнести это вслух; только Пат изумленно вздохнула, отступая еще на пару шагов.
Вежливости ему, однако, было не занимать. Матерая моргнула, старательно сохраняя невозмутимую мину; они с Хазирой быстро переглянулись — светлошкурая едва заметно кивнула. Пару секунд бурая, впрочем, колебалась. Стоит ли говорить правду?.. Как знать, может быть, это только первая пташка, а за этим шкетом последуют еще львы, которые без особых проблем прогонят троицу самок с этих богатых добычей земель.
С другой стороны, сами границы со старыми почти выветрившимися метками практически кричали о том, что охранять их уже некому. Любой, кто не страдает насморком, разберется, что к чему.

— Мисава, — наконец неохотно проворчала львица, — а это Пат, — пятнистая смущенно поздоровалась с карликом, продолжая поглядывать на него с удивлением и почти страхом, — и Хазира. Лев не с нами. И мы — практически все, что осталось от местного прайда. С чего мы вдруг кому-то понадобились?..

+3

328

НАЧАЛО ИГРЫ

Когда ты странствуешь по миру, ты либо имеешь определённую цель и знаешь куда идёшь, либо же никаких целей нет, а твои лапы просто несут тебя туда, куда глаза глядят. Но бывает и так, что у тебя есть цель, но при этом ты и сам не знаешь, куда и зачем идёшь. Чтож, Кейджа, пожалуй, можно было смело причислить к последним. Будучи шаманом, он шёл туда, куда вели духи. Нередко ему даже было неведомо, куда и зачем они его звали, да и как скоро он там окажется. Забавная ситуация, не правда ли? Из разряда -,,Пойди туда — не знаю куда, сделай то — не знаю что”. Но как бы странно сие не выглядело, наш герой не жаловался. Ведь сей путь он выбрал сам, ибо знал, что куда бы духи его не завели, там нужна была его помощь. Как живым, так и тем, кто уже завершил свой путь в круге жизни. И хотя поначалу он и ворчал, что мол духи могли бы и давать немного конкретики, а не просто указывать направление, со временем белогривый смирился с подобным и просто терпеливо следовал за ними.

Вот и сегодняшний день не был исключением. Уже третьи сутки Дрекан следовал за духом соколицы, что величественно рассекала голубое небо над его головой. Служа проводником днём, она и ночью оставалась неподалёку ото льва, словно оберегая его сон. Шагая вперёд, периодически бросая взгляд на пернатую провожатую, Кейдж вспоминал былое. Больше года прошло с тех пор, как он покинул родной клан. Больше года он скитался неизвестным ему землям. За это время черношкурый пережил немало приключений, многое узнал, многому научился. Ему встретилось много новых лиц. Как друзей, так и… скажем так, не особо приятных личностей. Однако в данный момент, его воспоминания были связаны с тем страшным днём, кой и послужил толчком к началу его странствий. Предательство Хаку, смерть Некори и её последние слова, вновь и вновь сие прокручивались в голове нашего героя. ,,Уже больше года прошло с того дня. Больше года я в пути, но так и не встретил Хаку. Неужели мне так и не суждено его найти. Да, я знаю, что обещал Некори избрать своим путём справедливость и помощь другим, а не месть. Но всё же, я не могу просто так оставить его преступление безнаказанным. Пусть даже кара настигнет его не через мои клыки и когти, но я хотя бы должен знать о том, что она его настигла”. В этот момент льву очень нужен был совет его наставницы, но как бы он не старался, за весь прошедший год он так и не сумел призвать её дух. Почему так, белогривому было неведомо. Возможно, он сделал что-то неправильно, возможно что-то в нём самом ему мешало, а возможно просто ещё было не время. В любом случае, пока ответа на сей вопрос он не знал. ,,Нет, толку от этих мыслей нет никакого. Не стоит забивать этим свою голову. Лучше стоит сосредоточиться на своей миссии. Знать бы ещё в чём она заключается? Ну или, хотя бы, когда я доберусь до места назначения?” последний вопрос прозвучал в голове наследника Тандро-Кай, когда его взор вновь нацелился на провожатую.

И тут, словно бы услышав немой вопрос льва, соколица внезапно сделала петлю в воздухе и исчезла. Сие означало лишь одно, Кейдж прибыл туда, куда нужно, ну а в дальнейшем ему предстояло разобраться самому. ,,Чтож… Видимо я на месте”. Лев оглянулся по сторонам. Вокруг было тихо и спокойно. Чьего бы то ни было присутствия он не замечал. Ни живых, ни почивших. ,,Понять бы ещё зачем я ту? Ладно, не впервой. Просто пойду вперёд, а там, глядишь, разберусь”. Правда долго идти белогривому не пришлось. Буквально минут через семь до его носа донёсся запах других львов, а ещё минуты через три его взору предстали и хозяева запахов. Пятеро львов – два самца и три самки, что-то обсуждали между собой, а неподалёку лежал труп гиены. ,,Да, дела становятся интереснее. Ох предки, я искренне надеюсь на то, что меня послали сюда не решать спор о праве на добычу. Конечно, таких заданий духи мне раньше не давали, но всё бывает в первый раз. Однако, надеюсь, что сейчас всё же не тот случай”. Как бы то ни было, стоя на месте, разобраться в ситуации не выйдет. Так что следовало подойти и поговорить с незнакомцами. Пускай метки, что встретились нашему герою по пути были старыми, он всё же помнил, что эти земли принадлежали прайду Фаера. Так что эти львы вполне могли оказаться как местным патрулём, так и забредшими чужаками. В любом случае, стоило проявить вежливость и постараться не довести до конфликта. Всё же пять на одного, для него был далеко не лучшим раскладом.

- Приветствую. Моё имя Кейдж, - представился Дрекан незнакомцам, когда оказался в паре метрах от них. Голос его был спокойным и ровным, а на лице проступила лёгкая улыбка. Тем самым он пытался показать, что не имеет каких-то агрессивных намерений к встреченной им группе. - А вы представители местного прайда? Надеюсь я не помешал вашей… охоте, - последнее слово он произнёс глянув в сторону трупа гиены. Конечно, по мнению Кея, гиены были довольно странным выбором блюда, но кто знает, быть может, у местных было туговато с добычей. Да и потом, в своих странствиях он встречал львов, да и не только, с более странными вкусовыми предпочтениями. В любом случае, не ему было их судить. Вновь переведя взор на собравшихся, он продолжил. - Могу я узнать ваши имена?

Отредактировано Кейдж (16 Май 2021 17:19:15)

+1

329

Адам. Милый лев рыцарь из серии мимокрокодил, который ну просто не мог не ринуться на спасение одиноких дам. Хазира сдержала очередной вздох. Скучно как-то. Вообще, с одной стороны слова самца можно было бы оценить как начало такого ловкого и аккуратного подката. Вот только если бы он околесицу про гиену не нес. А так все было весьма неплохо: мимо проходил, увидел львиц, конечно же решил помочь. Еще и гордый, хотя, слюни от голода, скоро из ушей потекут. Хазира, все же вздохнула, пропуская мимо ушей ненужную информацию о том что гиена кого-то там узнала, угрожала смертью семье и так далее. И что он, оставлять все это так, конечно же, не собирается. Ну… понятно. Рыцарь-рыцарь. Но, с другой стороны, он что, серьезно? Гиенам верить? Еще бы сказал, что земля по которой они ходят, шарообразная и крутится вокруг огромного шара огня, находящегося очень далеко!

Золотошкурая окончательно потеряла ко льву интерес. С виду и по манере поведения, опасности он не представлял, так что в худшем случае поболтает еще немного, поест и уйдет. Или не поест и уйдет, что тоже весьма неплохо. Не то чтобы незнакомец ей не понравился, просто сейчас, когда решалась их судьба, присутствие чужаков ее нервировало. Ну не обсуждать же при нем бедственное положение прайда? Того и гляди сюда забредет какая-нибудь очередная толпа отщепенцев и теперь уже Фаера, который поможет Урсу ее спасти, рядом не будет. Голодный недорыцарь, конечно же, сможет немного им помочь, если не перекинется на сторону атакующих, или не сбежит. Кошка взглянула на Пат, которая завела с ним разговор, потом на о чем-то замечтавшуюся Мисаву. Пусть на миг, но все же! И скисла.

Раньше было лучше. Был прайд и какая-никакая, но спокойная жизнь. Приключения? Ну, да, были и они. Но по расписанию и без особых каких-то заворотов. А теперь непонятно что. Хазире очень отчетливо вспомнился тот день, когда она решила бежать из прайда. И конечно, она не могла не вспомнить, сколько всего это ей принесло. Лишений, страха, боли и драк. Друзей, правда, то же, но… Она похоже, слишком сильно вросла в эти земли, чтоб вот так вот что-то менять. А менять надо было, не так, как Птолемей в свое время сделал, но все же… А то кто-нибудь поменяет все за нее и не факт что ей это понравится. Ну, и да, вот она, первая ласточка. Стоит, мнется, от мяса нахаляву отказывается. Наверно все эти мысли отвлекли ее от того, чтоб уловить весьма устойчивый и усиливающийся запах новоприбывшего.
- Да не хотелось бы. – буркнула Хазира в ответ на слова Мисавы, слегка напрягаясь и готовясь сражаться, даже если там толпа львов, но лев оказался один.

«Что ты такое??!»

Лев был маленький. Маленький с самой маленькой буквы, которую она знала, причем, наверно, перед словом маленький, стоило еще и точку влепить. Низкий, какой-то несуразно вытянутый, но с гривой и кривыми лапками. Лапками, львицу его! Рост его был таков, что Хазира пожалуй смогла бы пройти над ним, если бы решилась осуществить этот фокус, а так просто возвышалась неподалеку, как и Мисава, и хлопала пастью. Ей даже не сразу пришло в голову сравнить запахи, чтоб понять, не с одного ли отряда Адам и этот дружочек-пирожочек. Однако, дружочек-пирожочек заговорил, да так складно и вежливо, что окончательно поставил золотошкурую на ручной тормоз, якорь и… что там еще есть? Парашют?

«Тирион из рода златогривых». Хазира томно вздохнула. «Имя то какое! Тебя б раза в три увеличить»... Она наконец-то додумалась перестать греть уши о его речи и потянула ноздрями воздух, обнаружив, что запах коротышки никак не вяжется с запахом Адама, а значит, эта парочка не вместе. Ну, или они весьма хорошо подготовились к встрече, в чем Хазира сильно сомневалась. Карлик, в итоге спросил кто здесь главный и, судя по всему намеревался наведаться к самому королю на прием, а с этим были трудности. Они переглянулись, и… Мисава перехватила инициативу и тут же выложила потенциальному захватчику все карты. Кто, где, зачем и почему. Хазира по началу хотела ей по шее дать, но потом подумала что в какой-то мере матерая права. Скорее всего, Тирион просто из вежливости спросил про прайд. Метки ни к черту и удивительно, что он вообще их сумел найти. Про цели визита Мисава тоже спросила, так что Хазире только и оставалось что буркнуть:
- Мне тоже чертовски приятно. И, тут где-то еще Урс бродит. – уточнять кто это такой она не стала, по имени и так ясно что самец, так что пока что пусть думают что это грозный и огромный львище. Оно, конечно, так и было, вот только Урс уже довольно давно не появлялся, и от попыток броситься его искать, ее удерживала только Пат.

Она попыталась «расслабить булки» уверяя себя в том, что этот неказистый самец просто странник и наверно хочет без проблем отдохнуть на их территории пару дней и двинуться дальше. О прайдах львов-карликов она никогда не слышала, так что вряд-ли у них под боком завелся прайд коротышек и теперь его посол добрался до них. Однако, до ушей Хазиры донесся усиливающийся хруст травы, а потом в ноздри ударил аромат очередного самца. Новоприбывший не прятался. В отличии от первых двух самцов это был большой и, явно сильный лев с темно-белым окрасом шерсти. Хазиру передернуло. Вот этот парень вполне мог всех их разом в траву уткнуть. Ну, ладно, не разом, но по очереди точно. И теперь их тут было трое. От паники золотошкурую спасало только то, что каждый пах по разному и похоже, не было в их запахах ничего такого, что рождается в запахе каждого прайдовца или прибившегося к стае бандитов, одиночке.

«Кейдж, значит. Дружок, давай ты будешь мимокрокодил. Пожалуйста!» Хазира как бы невзначай наступила лапой на тушу, перекусить которой еще пять минут назад предлагала Адаму, и как бы намекая на то что охота прошла на "ура", и никто не жаловался. Она заметила, что незнакомец почему-то обратил внимание на труп гиены, с которой сегодня, похоже, все успели пообщаться. Что-ж, даже не успевшего к ней на аудиенцию незнакомца она чем-то заинтересовала. Звезда! Покосившись на Мисаву, львица негромко сказала:
- Очень приятно. – как не старалась она сказать эти слова вежливо, но вышло сухо и напряженно, особенно слово «очень», которое Хазира как на зло произнесла довольно громко и отчетливо. Дальше было получше, но не на много. Хазире никак не удавалось скрыть свою непряженность и нервозность вызванную появлением сразу трех незнакомых самцов: - Я – Хазира. Это… - она кивнула на низкорослую Пат, которая похоже еще не отошла от встречи с Тирионом: - Пат, а это Мисава. – золотошкурая кивнула на матерую, не спуская взгляда с незнакомца, добавив: - А вы к нам по какому делу?

+3


Вы здесь » Король Лев. Начало » Предгорья » Холмы