Страница загружается...

Король Лев. Начало

Объявление

Дней без происшествий: 0.
  • Новости
  • Сюжет
  • Погода
  • Лучшие
  • Реклама

Добро пожаловать на форумную ролевую игру по мотивам знаменитого мультфильма "Король Лев".

Наш проект существует вот уже 10 лет. За это время мы фактически полностью обыграли сюжет первой части трилогии, переиначив его на свой собственный лад. Основное отличие от оригинала заключается в том, что Симба потерял отца уже будучи подростком, но не был изгнан из родного королевства, а остался править под регентством своего коварного дяди. Однако в итоге Скар все-таки сумел дорваться до власти, и теперь Симба и его друзья вынуждены скрываться в Оазисе — до тех пор, пока не отыщут способ вернуться домой и свергнуть жестокого узурпатора...

Кем бы вы ни были — новичком в ролевых играх или вернувшимся после долгого отсутствия ветераном форума — мы рады видеть вас на нашем проекте. Не бойтесь писать в Гостевую или обращаться к администрации по ЛС — мы постараемся ответить на любой ваш вопрос.

FAQ — новичкам сюда!Аукцион персонажей

VIP-партнёры

photoshop: Renaissance

Время суток в игре:

Наша официальная группа ВКонтакте | Основной чат в Телеграм

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Каменные рощи » Общая пещера


Общая пещера

Сообщений 151 страница 158 из 158

1

*здесь будет картинка*

Центральная часть Каменных рощ, где отдыхает большая часть зверей. Именно здесь находится ниша, в которой спит королевская семья, протекает небольшой ручей, а полы и потолки украшены причудливыми сталактитами и сталагмитами. Также через отверстия в потолке, сюда попадает свет, создавая восхитительную игру света и тени.

Очередь 1:

Эбигейл
Галатес
Котис
Касари
Ву
Ахет

Очередь 2:

Сита
Мицуки

Отпись — трое суток.
Игроки вне очереди
пишут свободно!

Игроки из разных очередей пишут независимо друг от друга

Отредактировано Сунита (6 Авг 2022 11:21:35)

+1

151

—>> Нижнее течение реки Кагера

Решив не обострять ситуацию, Сита лишь проследила взглядом за угрюмой птахой, решив поговорить с ней об этом позже. В то время процессия начала свое движение во главе которой неожиданно для себя оказалась сама голубоглазая. Мицуки шел держась чуть позади, будто бы агнец, ведомый на заклание. Мысленно удивившись данному факту, львица решила попробовать разговорить нового знакомца:

— Ты впервые в наших краях? У нас есть много интересных мест, уверена, тебе понравится, — попробовала она издалека. — Наверняка и в твоих родных землях есть места поражающие красотой или про которые хотят какие-нибудь истории?

Сита никогда не умела плести витиеватые кружева из слов, но все же старалась изо всех сил.

Мысли же занимали далекие от красот окружающего ландшафта вопросы, которые крутились на языке. Откуда он? Как они познакомились с Касари? Что его так потрясло при встрече с Эби? Ее высочество, конечно, могла заставить впасть в ступор своей энергией, но Сите казалось, что Мицу не был ханжой и вряд ли бы его так поразило поведение львички. Здесь крылось же что-то другое, о чем мог бы поведать только сам подросток. Посчитав же неуместным задавать такие вопросы, голубоглазка решила сама заполнить появляющееся гнетущее молчание рассказами о местности. Мицуки даже отвечал, что немало радовало, хотя и не удавалось многого разузнать.

— …Ныне здесь все порасло травой и от огня не осталось и следа. Ведь природа всегда сильнее невзгод, верно?  — рассказывала Сита, проходя мимо очередного «памятного» места. Это была уже третья по счету мини-остановка, во время которой песчаного цвета кошка старалась развеять царящие в их процессии  тучи неловкости.

Вышло так, что к Общей пещере они дошли несколько позже, нежели чем планировалось. На встречу им вышли Галатес и Кивулли, последний, впрочем, сразу же отступил назад, в то время как принц начал диалог.

— Приветствую, ваше высочество, — поздаровалась Сита, обозначив статус собеседника для Мицуки. — Это Мицуки, он спутник Касари, мы пересеклись с ней на Нижнем течении Кагера.

В это время носа льдистоглазки донесся запах упомянутой львицы и чуточку смутившись от их с Мицу задержки, добавила, мысленно краснея:

— О нем надо королю сказать…

"Вот ведь, хотела, называется разрядить обстановку, а по итогу задержала" — пронеслось у нее в голове, пока она ожидала ответа.

Отредактировано Сита (9 Авг 2022 11:50:42)

+3

152

Изумрудные луга—>

С сестринским беспокойством, но прилежной кротостью слуги Эбигейл все поглядывала на брата, непривычно присмиревшего. Он прятал от взгляда принцессы свою угрюмость, едва ли заметные вспышки неясного волнения, стараясь выглядеть если не как обычно угрожающе, то хотя бы спокойно. Львица не смела спрашивать Котиса, о чем он задумался, но она слишком хорошо его знала, чтобы не удивиться такой смене настроения: король обожал Касари, поэтому было бы куда как понятнее, если бы его охватила радость. Неужели все дело в том, что принцесса позволила самке уйти на разведку одной? Или лев более не ожидал увидеть свою давнюю подругу в добром здравии, поэтому просто не осознал или не поверил в случившееся? Или все было гораздо-гораздо сложнее, глубже, до чего Эбигейл не могла дотянуться даже имея все для этого навыки: Котис мог бы объяснить ей, если бы сам понимал или… если бы хотел, но время не всегда стирает плохие воспоминания.

Белоснежка поджала губы и опустила глаза. Она жалела, что ни к Котису, ни к Галатесу ей так и не удалось почувствовать полной любви и безоговорочного обожания, которые она испытывала к Аминте. Её братья часто отдалялись, но принцессу это не обижало: она знала причину и винила себя. Хвалила, правда, тоже, но делала это лишь за свое терпение: преданно ждала, словно чужак у порога, когда кто-нибудь из них разрешит посетить своё логово. Надолго не задерживалась, хозяина уважала, давала добрый совет и молча удалялась. Это всё, наверное всё, что Эбигейл могла сделать сейчас для обоих. Но так хотелось перестать видеть в глазах Галатеса зависть и вражду; король же, молодой, но уставший, особенно сильно беспокоил принцессу, и она надеялась, что возвращение его давней подруги изменит его душевное состояние. Неужели ошиблась? Ах, только без поспешных выводов!

Лапы уже начали заплетаться, а они с королем еще даже не вышли к каменным рощам. Нет-нет, в который раз она уже убеждается, что её организм абсолютно не готов к таким продолжительным нагрузкам! Львица, в конце концов, молча остановилась, чтобы перевести дух, когда гепард, наконец, заметил, что принцессе все сложнее идти тем же бодрым шагом, что её брату. И хотя посмотрела она на Демида скорее с благодарностью, Котису все же улыбнулась виновато, едва заметно пожав плечами.

Ты не переживай, я просто переведу дух…

С такими успехами её выздоровления Котис может просто не позволить ей выйти на охоту! Эбигейл ощущала, что король заботится о ней так, как должен это делать старший брат. Но львица не хотела быть обузой для прайда: она должна уметь не только утешать и готовить лекарства, но и приносить еду. Ничего, её предупредили родители, что прежние силы вернуться к ней рано или поздно… когда тело привяжет душу к себе, и она вновь ощутит единение с материальным миром. Ну, а пока придется терпеть полуснисходительный, полубеспокойный взгляд Котиса и надеяться, что он сейчас не закинет свою маленькую сестренку себе на спину.

У пещеры их уже встречал принц в компании со своим пятнистым спутником. Улыбнувшись, Эбигейл с мурлыканьем приветствовала брата, бодая его в плечо, а затем торопливо последовала за королем, оставляя Демиду право объяснить Галатесу, что происходит и кто должен сейчас явиться. Сама же львица спешила за Котисом скорее из обыкновенного желания поскорее лечь и расслабить мышцы, чем успеть оказаться в гуще событий. Когда король занял свое место, вытянув огромные лапища и мрачно уставившись в просвет пещеры, Эбигейл и сейчас не увидела в нем особой радости: впрочем, она догадывалась, что притих брат не просто так. Сама принцесса устроилась недалеко от него, расслабляя лапы почти с тем же наслаждением, с каким это делают странники, преодолевающие десятки километров пустыни.

Эбигейл не знала, сколько времени прошло с тех пор, как они с Котисом стали ждать, но вот в проеме логова показалась знакомая львиная фигурка, а в носу защекотали несколько смешанных запахов. Львица подняла голову, улыбнулась: Касари справилась! (Не то, чтобы Эбигейл в этом сомневалась, но случится и правда могло что угодно.) И…

Кто здесь?! Ау-у!

Белоснежка оглянулась на короля, чья белая маска застыла в пока еще не совсем понятных эмоциях; перевела взгляд на Касари, едва заметно нахмурилась, а потом медленно начала понимать... — что ж, поговорю с пострадавшей, — очень тихо пискнула принцесса, скользнув мимо Касари, к Ахет. — Ой… Ву? Позвольте, — львица подставила генетте лапу, чтобы он мог на нее опереться, — вы не ушиблись?

Кто вы? и где я?

Только сейчас принцесса получше рассмотрела незнакомку. Эта была самка, довольно крупная, но не вполне осознающая, с множественными ссадинами и ушибами. Кажется, ей пришлось совсем несладко… как же она так? Или… кто же её так?

Вы на землях Западного королевства, — спокойно начала объяснять Белоснежка, — перед вами «Его королевское и императорское величество… б-р-р…» король Западных земель Котис «...Селеций V». Я — Эбигейл, сестра Котиса. Расскáжите, кто вы и что с вами произошло?..

+4

153

Вслушиваясь в звуки шагов, нелепое волнение всё сильнее завязывалось тугим узлом в монаршей груди. Котис ощущал себя каким-то маленьким мальчишкой, пускай по его хладнокровной морде и уставшему виду это и нельзя было прочесть. Наконец, свет в проходе загородило, тем самым давая понять, что процессия добралась. Он слышал, как в общей пещере активнее зашевелились охотницы, и искренне радовался, что им хватило мозгов захлопнуть пасти и обойтись приветственными кивками и улыбками: только последний идиот додумается сейчас задерживать подругу короля перед их долгожданной встречей.

Глубокий вдох в попытке вернуть сердцу покой. Попытка, к несчастью, оказалась провальной.

И вот она перед ним. Всё такая же нелепо мелкая и тощая на его фоне, со своими жёлтыми глазёнками и пряным запашком лекарственных трав. Касари, на первый взгляд, почти и не изменилась за время их разлуки. Котис молчаливо скользнул взглядом по её силуэту, подметив, что кое-что в ней всё-таки переменилось: за время, проведённое вне королевства, эта нескладная пискля умудрилась превратиться в львицу. Он бы даже сказал, что она похорошела, если бы умел делать комплименты так изящно, как это удавалось его младшему брату. Пока получалось только молчаливо пялиться.

Она ничего не говорила ему. И Котис, признаться честно, сам не знал, что сказать ей. Двое друзей провели столько времени в разлуке, столько всего пережили, что начни они рассказывать о своих злоключениях, им, наверное, не хватило бы и целого дня. Но отчего-то слова растерялись, застревая комом где-то в глотке, и не давая ему выдавить из себя хоть что-то. Во рту было до мерзости сухо. Честно говоря, появилось навязчивое желание плюнуть на все приличия и отлучиться к небольшому ручейку внутри пещеры, чтобы смочить горло, и уже потом вернуться к этой процессии. От исполнения задуманного Котиса отвлёк разве что голос его глашатая и советника.

Его королевское и императорское Величество Котис Селеций Пятый, милостью Ахейю и силой Закона король Западного королевства, наследный король Северного королевства, наследный государь Единого королевства, принц крови Земель Гордости, наследный государь Ракоды, наследный король Кирены, наследный государь Фера, потомок Первых Королей, архонт архонтов, царь царей, император Севера — приветствует Вас и Ваших спутников, Касари, — чинно и размеренно замурлыкал Демид, не поленившись выдать разом весь королевский титул, который для самого короля казался неприлично долгим. Да Котис и не слушал его. Слишком был занят самой Касари, перестав так откровенно разглядывать её тело, и устремив свой взгляд к её глазам. Всё те же очи цвета янтаря... но почему они кажутся ему совсем другими?

Стоило Демиду заткнуться, как король неторопливо поднялся. Стоя на каменном возвышении и глядя на свою подругу детства, она казалась ему ещё более мелкой и хрупкой. Котис не понаслышке знал, что Касари крепче, чем кажется — пережила ведь все их приключения и не сломалась даже — но в его глазах она, как и прочие самки, была объектом защиты.

«Взгляд? Запах? Не понимаю», — мысленно про себя гадал монарх, уверенный, что в его подруге что-то определённо переменилось, не считая округлившихся боков и бёдер.

Саблезуб сделал шаг навстречу, спускаясь с нагретого «трона». Ещё несколько шагов. Касари стояла теперь так близко, что он с облегчением смог убедиться, что за время своего путешествия она не особо подросла. Оно и славно: перемены он не особо жалует. Ему их хватило с головой ещё в тот день, когда его семья стала мельчать на глазах, оставляя его с горьким чувством брошенного котёнка, на которого взвалили важную миссию и которую он с треском провалил.

Он столько хотел ей сказать... хотел, но никак не мог собраться.

Львица, которую притащила Касари и оставила летать в коридоре, проснулась очень некстати. Котис строго глянул на неё, нарушившую тишину, и мысленно уже успел сгенерировать парочку ругательств; рычать у него явно получалось на порядок лучше, чем проявлять гостеприимство. Помолчала бы она ещё хотя бы полчасика, попритворялась трупиком там.. Ему итак сложно слова в предложения собирать! К счастью, прежде чем Котис додумался рыкнуть что-нибудь не особо дружелюбное, Эбигейл поспешно двинулась к пострадавшей. Несколько секунд он тяжёлым взором разглядывал ту серебристую самку, будто позабыв, что перед ним всё ещё стоит его подруга. Гадко было это признавать, но почему-то смотреть на неё было слишком волнительно. Котис сам не мог объяснить, почему, и эта его слабость раздражала безумно. Лев шумно выдохнул, на несколько секунд прикрыв глаза, и, собравшись с силами, всё-таки опустил глаза вниз, к морде Касари.

Добро пожаловать домой, — негромко поприветствовал он её. Собственный голос показался на удивление хриплым: видимо, сказалось его длительное молчание. — Твоя новая подружка? — он указал взглядом на незнакомку, с которой сейчас нянчилась Эбигейл, — шумная...

+5

154

Знакомые запахи, чужой прайд. Складки в уголках век стали заметнее, чётче, когда он подошёл, накрыл её тенью. Густой и бесцветной. Раньше она грела.

Подрос заметно, а изнутри его будто подрезали. Кас стёрла улыбку, как детёныш, который вдруг заметил, что все взрослые кругом притихли — что-то случилось, радостным быть нельзя. Отдернула себя через секунду и, только бы не смущать, ободряющее подняла уши. Взгляд исподлобья, чуткий, выжидающий — как только в ней ещё оставалось искр? — прикрыло встрепанной чёлкой.

Котис медлил. Мраморная морда, совсем затвердевшая, ничего не выражала, и было трудно понять, что творится за ней, но львица знала, куда смотреть. Его глаза, как два крошечных пучка вереска, прятались в тёмных глазницах. Оторопь. Смущение. Верно, вдобавок злится, сам не зная, на что. Хороший цветок — вереск. Редкий, нежный, и, не смотря на хрупкость, любит стужу, ищет сушь и грызёт щебень.

Шум позади сбил обоих. Он только напряг переносицу, она же подскочила целиком. Ахет зашуршала, с ней зашуршало всё естество лекаря-самоучки. В мозгу стрельнуло. Кас отлипла от старого друга, даже задрала лапу, точно гончая. Унять рывок неуёмной, взвинченной львицы вышло у Эбигейл: принцесса просочилась сквозь тени пещеры, как крошечный призрак-хранитель, и прикрыла спиной самку, пришедшую в себя. Слишком бурное пробуждение, но… потеряшка оказалась крепче, чем думалось: связная речь и лапы не путались. Пока.

Вдохнув сжато и сковано, с видом, будто успокоение брала взаймы, а не насовсем, Кас сдавила губы в линию и, как ослик на привязи, очень тугой и тянущей, с досады на саму себя, через силу обернулась, да так, что чёлка взметнулась вверх. Теперь она глядела не выжидающе, а всамделишно требовательно, как опаздывающая девица, которую робкий юнец так не вовремя остановил и уже жалел, что остановил, ведь, что делать дальше, его попросту не учили. Голоса зашумели позади. Долго. Долго долго долго… Подмывало пихнуть его для скорости.

Котис скуксился в один большой, недовольный ком, будто голову перегрузили раздражителями, и ему это было больше невмоготу. Всё собирался с духом. У львицы трещало терпение, но что-то запрещало бросить угрюма сейчас, пока он ещё мог что-то с собой поделать.

— Добро пожаловать домой, — голос изменился, и Кас не поверила. Ей вдруг стало обидно, что он не достал для неё голоса свежее, выше, моложе. Жёсткости, духоты ей хватило с излишком, больше не хотелось. — Твоя новая подружка? Шумная…

Кас смазано обернулась, кивнув незаметно, выдохнула, утомлённая этой вязкой встречей и отступила на шаг, будто желая уже убраться к своей потеряшке. Качнулась. Взглянула оценивающе, выверяя что-то. Она стала привыкать, что восторг встречи мешался в ней с желанием открутить кому-нибудь голову, что тепло чувств может скрутиться с негодованием и что, вообщем, ей не обязательно скрывать одно и показывать другое.

— Головой поедешь, глупая, — Тэхо кряхтел, копошась в пучках, спиной к ней и мордой к травам.
Она обиженно надулась.

Кинулась к нему, сгребла за шею лапой и тюкнулась в густую гриву. Сдавила накрепко и зашевелила губами, всё говоря что-то без единого звука. Совсем пропах беспокойством, а такой грозно колючий с виду.

— Дурак ты, Котис, дурак, — стёрла о его шерсть щёку, до того сильно прижалась. Что-то ещё зашептала под ухом, жмурилась, хмурилась и мурчала ровно, тихо, для него. Котис стал мягче, расслабил стойку, и, как в змеиной ловушке, почувствовал давку с новой силой.

Глупость какая, надо было начинать с этого, а не мучать его. Дурак. Дурак! Невозможный дурак.

Кас запуталась в том, что хотела сделать больше. Он злил её за свою толстокожесть, он не давал ей ничего из того, что мог бы прежде, но его выдохи так успокаивали, и она знала точно, что что-то ещё под этой шкурой осталось, выжило от её старого друга. Дурак! Рыкнула от досады, отпихнула его и побежала к Ахет.

Ахет… пришлось замотать головой, чтобы осознать, что звуки, летящие из её горла — слова. Она липли друг к другу, врезались на бешеной скорости и оттого ещё круче ускорялись. Эби, что ты ей сказала, что её так понесло? Травница изогнула брови, подходя к рассказчице со спины. Пропустила пролог, и без контекста было трудно с ходу понять, о чём ведёт свою повесть Ахет. Кас прикусила губу и, как только уловила смысл и послушала с десяток строчек, вполне благосклонно кивнула. Это не был поток сознания, не было проблем в изложении — она тараторила быстрее, чем Таккар летал, но при этом не спотыкалась. Это… чудо, не иначе. Только бы все остальные части тела остались невредимы, как её язык.

Кас слабо помахала лапой, пытаясь выцепить внимание потеряшки. Бровки сошлись в уставшую линию, когда Ахет переехала обращение, как локомотив, и с энтузиазмом заговорила дальше. Ну, хоть взглянула на секундочку, и то спасибо.

Переглянулись с Эби без многозначительности, с осознанием грядущих сложностей. Кас вдруг хмыкнула и, не желая отступать и других вариантов не видя, осторожно занесла лапу под правое ухо Ахет и прищёлкнула. Серые уши бодро зыркнули на источник шума, но когда говорившая оглянулась, выискивая заносчивого щелкача, ей на глаза не попалось ничего подозрительного. Пасть при этом не захлопнулась ни на секунду. Эта парадоксальная болтливость должна была свести с ума, но Эби была слишком вежлива и добра, чтобы возмутиться, а Кас — слишком занята проставлением засечек-галочек напротив незримого списка: восприятие отличное, реакция не хромает.

Не сводя носа с вечно открытой пасти, Кас приложила собственные уши к вздымающимся рёбрам, упрятанным под серой шкурой. Ахет разволновалась настолько, что воздух влетал в неё и вылетал прочь, как бешеный. Травница пыталась расслышать хоть что-то подозрительное в перекатах мышц и наполнениях лёгких и, откровенно говоря, опасалась этого.

И тут потеряшка, перестав тараторить о своей юности, свернула в какую-то бездну. Полчища шаманов, духи, нападение…

Брови у Кас исказило такое лютое подозрение, что львица лишний раз перепугала Эби. Травница ме-едленно подняла голову, вперив взгляд в разговорчивую, и больше глаз с неё не сводила. Вот как. Думала отложить расспросы на потом, а тут…

Надо ли говорить, что, когда у входа показалась Сита, ведущая альбиноса, как дрожащего козлёнка, Кас её даже не заметила.

+6

155

Глаза Ахет постепенно привыкали к полумраку пещеры. Наконец она смогла рассмотреть присутствующих. С Ву и Касари она уже успела перед этим познакомится, что до остальных, то Ахет полагалась на слова Эби. Значит есть имена еще двоих – Эбигейл и Котиса, причем Котис – местный король. С остальными же её, наверное, потом познакомят.

Слова про «Западное Королевство» её ни о чем не говорили, а вот то название реки, что ей сказал Его Генетчество при их первой встрече, никак не выходило у неё из головы. Тогда она была уверена, что оно было незнакомым, но… в памяти что-то проскакивало из детских уроков, но никак не желало становится на место, будто бы коря Ахет за то, что в детстве она была дикой прогульщицей. Однако, эти мысли вертелись у Ахет в голове где-то на заднем плане, так сказать, в качестве фона, основной же мыслью стало то, что надо ответить на вопрос Эбигейл «кто вы и что с вами произошло?». Тут оказалось все сложно. Нет, конечно речь не о честности – врать Ахет не умела в принципе, так что даже сама мысль о том, надо ли говорить все или нет – не могла даже прийти её в голову. С такой вещью как «ложь» или даже хотябы «умолчать часть правды» Ахет была не знакома от слова совсем. Проблема была ровно противоположной. Не сумев решить, что из того, что с ней было, является важным, а что нет, Ахет начала «вываливать» абсолютно всё до мельчайших подробностей. Причем совсем всё, начиная, так сказать, с её рождения.

- Ой, извини… извинтитетите, я ж не представилась. Ахет. Меня так зовут. Это моё имя. К слову, переводится оно как «время половодья», у нас к слову в семье все имена… - затараторила Ахет что твоя сорока. Причем тараторила без умолку. И про то, как у них в семье было принято давать имена. И про свой край и про свою семью, и про детство, и про реки, и про юность, и про игры, и про свою небрежную учебу, и про то, как её теперь стыдно за то, что она в своё время прогуливала шаманские и прочие уроки, в отличие от своих сиблингов - … мои братья и сестры, вот кто был могуч, а я… - вздохнула Ахет, и снова принялась тараторить. Про первую рыбалку и первую охоту, про дружбу с братьями и сестрами, снова про речки, про то как она обожает плавать и хорошо плавает - ...так что вы бы видели, как я плаваю, мы с водичкой как две сестрички, я плыву как живу, я в воде как рыба в воде… это я к чему. Это я к тому, что я хорошо плаваю, честно-честно… - треп Ахет не умолкал ни на минуту. Снова про речки и рыбную ловлю, про то как она ухаживает за кожей, делая скраб из речного ила, причем с детальным описанием что она с илом смешивает и где этим намазывает шерсть, и так далее и тому подобное. Прошло вот уже более получаса, а то и вовсе битый час, и, казалось, что этому трепу не будет конца и что что-то важное из него выудить будет сложновато. Но вот тон речь Ахет стал меняться. Беззаботный щебет стал принимать настороженные, зловещие нотки, впрочем, не снижая при этом своего бешеного темпа. Речь Ахет постепенно переходила к описанию того, как злые духи и темные шаманы напали на её семейство… - и вот, они покорили уже все окрестности. Оставалось только наше плато. Злых духов и их приспешников было гораздо больше, но мой старший брат Пегу отказывался признавать поражение. И мы приняли бой. Последний… - с тревогой и нескрываемой грустью Ахет рассказывала о деталях той битвы. О том, как погибли Пегу, Джаган, Амба и Прани. И вот речь уже шла о том, как Ахет осталась одна… - я была последней, вокруг меня бушевало море демонов, попытки их отогнать не приносили успеха, я отступала шаг за шагом, а потом они бросились на мешя, я отступила еще на шаг, потом помню только, что куда-то падаю, и всё. Больше я ничего не помню. Очнулась я только когда вот он – Ахет кивнула в сторону Ву – меня нашел.

Ахет наконец замолкла и что-то обдумывала
- Ву сказал, что ваша река называется Кагера. Сперва я решила, что оно мне совсем не знакомо, но теперь я что-то примоминаю из тех уроков про имена рек, что я, ой стыдно то как, частенько прогуливала в детстве… Кагера, Кагера… стоп… кажется, вот… Великое Озеро питают много рек, истоками крупнейшей являются Кагари и Ру, Руф…, нет, не могу вспомнить, но смешное такое название… но ведь если эта ваше Кагера и есть та Кагари – это же дико далеко, где-то далеко-далеко на юге, аж за хребтами Морайи где-то… и если это так, то как я сюда попала? – Ахет была в недоумении.

Вдруг какая-то мысль пронзила её голову, и Ахет с диким смущением в голосе затараторила:
- Ой! Выходит, вы мне помогли, а я к вам без подарка то заявилась. Ой неловко то как, ой как стыдно. Без подарка пришла выходит! – От стыда и смущения Ахет даже накрыла морду своим хвостом.

Отредактировано Ахет (30 Дек 2022 21:22:11)

+5

156

Заслышав, что в самой пещере привычная сонная нега нарушается каким-то беспокойным гулом, что не могло не заинтересовать. Оглянувшись на Мицуки, все так же старающимся слиться с окружающей обстановкой, что ему не очень получалось ввиду приметной внешности, кошка вновь вернулась взглядом к Галатесу.

Стоило только закончить обмениваться формальностями, как слышимое и за пределами пещеры невнятное бормотание было перекрыто голосом нужного им персонажа. Это при участии того самого незнакомого голоса.

Любопытство взметнулось новой волной, что заставило кошку пройти вперёд, добравшись до самого входа, но обратив внимание на то, что за ней не последовал Мицуки, оглянулась. Галатес, поймав ее взгляд, кивнул, а сам начал о чем-то говорить с белогривым подростком.

Как же со стороны Мицуки выглядел даже излишне робким. Начинало казаться, что это едва ли не его образ жизни. Но эти мысли пронеслись в голове буквально на долю мгновения. Их место заняли интерес и радость, стоило лишь заметить как вернувшаяся Касари до этого момента обнимавшая Котиса отходит от него, начав осматривать очередного чужака. Мысленно хмыкнув, Сита отметила очередной плюс возвращения местной путешественницы.

На этот раз чужачкой оказалась серебристая львица, вокруг которой собралось едва ли не половина присутствующих в пещере. Решив не отставать от всех, голубоглазка подошла ближе, спросив ни к кому конкретно не обращаясь:

— Что произошло?

Новоприбывшая что-то тараторила, однако гул не позволил Сите разобрать конкретные фразы, лишь отдельные слова. А уже сев рядом с Эби и Кас подле львицы, едва не рассмеялась от непосредственности, звучавшей в последней фразе про подарок.

Надо же, явно ей пришлось нелегко, а она о гостиницах беспокоится. Оглянувшись на вход в пещеру, где голубоглазка оставила принца со спутником Касари, подумала, что если бы каждый невольно оказавшийся на территории Королевства что-то приносил в дар, то пришлось бы выделять отдельную пещеру для всех "подарков".

Внимательно наблюдая за действиями Кас, Сита невольно сама вспоминала о старом знакомом, что так же нежданно очутился на территории прайда. 

"Слишком много белых грив в последнее время". — Эта мысль заставила улыбнуться.

+3

157

На вопрос Эби о том, не ушибся ли он, Ву ответил: «не очень. По сравнению с недавним – не очень». В самом деле – Ву на этот раз повезло отделаться весьма незначительными синяками. Ибо хотя пол был и каменистый, но скорость и дальность «полёта» Ву на сей раз были очень небольшими. Неприятно и слегка больно, не более того. Но унизительно. В четвертый раз за день его роняют, блин! Но, как не была обидна эта ситуация, Ву постарался сдержать свои эмоции.

Ответив на вопрос Эби, Ву стал внимательно слушать то, что говорила Ахет. Мда. Ву конечно сам был большим любителем поговорить, но Ахет, похоже, явно переплюнула все достижения Ву, поставив при этом, скорей всего, мировой рекорд по трёпу. Это была не затыкающаяся ни на секунду словесная река. Сперва было много всякого-разного о детстве, юности и т.д. и т.п. потеряшки, из чего Ву смог извлечь полезного в плане информации только то, откуда именно была Ахет. Затем он насторожился, услышав про темных шаманов и нападение. С одной стороны – у Ву слегка отлегло то того, что его опасения насчет причастности к этому агентов Скара, оказались напрасными, а это значит – не надо со дня надень ожидать вторжения на земли королевства с востока. С другой стороны – сама информация о темных шаманах и демонах, мягко скажем, сильно насторожила Ву. Ибо это была большая, пусть и далекая опасность. Слишком хорошо Ву помнил древние легенды о демонах, чтобы так взять, и игнорировать их.

Слова Ахет про подарок заставили Ву улыбнуться. – Глупенькая конечно, но явно добрая – подумал он об Ахет. После чего он постарался её утешить в этом плане:
- Ахет, не переживайте, мы все понимаем, что вы не виноваты, что так вот без подарка, так что не волнуйтесь об этом. – Возможно, слова Ву были слегка неловкими, но он надеялся разрядить ими ситуацию и успокоить взволнованную Ахет.

После того, как, по мнению Ву по крайней мере, Ахет оказалась в надежных лапах Эби и Ситы, да и Касари тут тоже рядом если что, Ву решил перейти к тому, что он собирался сделать еще до того, как он наткнулся на Ахет – поговорить с Котисом. Конечно, Ву было крайне неловко прерывать встречу Котиса и Касари, но, тем не менее, он осторожно подошел к Котису и с предельной вежливостью произнес:
- Ваше величество, извините что беспокою вас, но, как у вас будет немного времени конечно, мне очень нужно будет поговорить с вами с глазу на глаз. То, что я должен вам сказать – это очень важно. – Ву замолк, сделал паузу, и затем добавил: - эту информацию мне доверил ваш дядя Фестр незадолго до совей смерти, и, как король, вы должны об этом знать. – Ву снова замолк, затем, совсем тихо, чуть слышко сказал (так, что его могли услышать только Котис) – это касается вашего покойного отца…

Отредактировано Ву (20 Янв 2023 13:46:29)

+3

158

Галатес, как и всегда, был тенью семьи, находясь немного в стороне от основного действа. Внешне оставаясь спокойным, как и всегда, лев внимательно наблюдал за всем происходящим и слушал разговоры. Новички были кстати, ведь это оживит жизнь прайда, что после коронации превратилась в траурную и молчаливую. Это было понятно, ведь королевская семья лишилась сразу и королевы и законного наследника, а также наставника и шамана. Глобальная утрата, однако, все, что не происходит, это новый веток жизни, который необходимо прожить. И Галатес видел перспективы такого положения в королевстве, потому что из всех смертей, он переживал только о матери. Аисия была той, кого лев действительно любил, и ее уход заставил черногривого дипломата даже проронить не мало слез в ту первую ночь, однако потом он стал тем же спокойным и тихим советником нового короля.

Первоначальный план быть подле брата и направлять его в нужном направлении провалился. Котис слишком серьезно и безэмоционально принял трон своих родителей, и не позволял манипулировать собой, живя во власти своих сильных негативных эмоций и мыслей. Это Галатесу крайне не нравилось, но приход Касари был на лапу дипломату, ведь кто как не подруга детсва сможет выдернуть короля из его холодной брони? А вот когда Котис снова станет более живым, тогда можно будет снова показать, что брат всегда рядом и в плане стратегии и дипломатии на него всегда можно положиться. Но это позже, а сейчас нужно просто выждать, как на охоте.

На данном этапе Галатесу было важно восстановить отношения с Эби. Они не общались со времени коронации, а ведь они двое знали тайну, которую доверил сестре покойный Аминта, а Галатес услышал это. Им было что обсудить, а также сильная трагедия может стать тем мостом между ними, что позволит снова стать братом и сестрой, какими они были в далеком детстве. Поэтому, пока шел рассказ Ахет, черногривый лев подошел к сестре и встал подле нее, немного улыбнувшись и кивнув ей, мол говоря, что он рядом, и после всей церемонии они смогут поговорить, и открыться после столь долгого забытья.

Слушая лепет Ахет Галатес немного поднял бровь. Ее рассказ был крайне странным. Толпы демонов, которые напали на нее, куда-то упала, имена и истории рек. Все это выглядело очень странно, а еще как та начала лепетать про подарок так и вообще дало понять, что эта львица явно добродушная и открытая, словно новорожденный львенок. Галатес не думал, что встретит подобных в своей жизни, но если ты являешься дипломатом королевства, то надо быть готовым к самым разным встречам и самым разным личностям.

Но вот слова Ву заинтересовали льва гораздо больше рассказа Ахет.  Дядя Фестр что-то успел передать ему незадолго до своей смерти, так еще только король мог узнать то знание, что лев передал. Возможно это было последнее наставление, а может действительно что-то важное, учитывая, что это касается отца, которого никто из них не знал. Интересно будет с братом потом поговорить, может он поделиться этим сокровенным знанием, когда выйдет из своего анабиоза. Ну а пока что, необходимо было продолжать слушать и наблюдать.

+2


Вы здесь » Король Лев. Начало » Каменные рощи » Общая пещера