Страница загружается...

Король Лев. Начало

Объявление

Дней без происшествий: 0.
  • Новости
  • Сюжет
  • Погода
  • Лучшие
  • Реклама

Добро пожаловать на форумную ролевую игру по мотивам знаменитого мультфильма "Король Лев".

Наш проект существует вот уже 10 лет. За это время мы фактически полностью обыграли сюжет первой части трилогии, переиначив его на свой собственный лад. Основное отличие от оригинала заключается в том, что Симба потерял отца уже будучи подростком, но не был изгнан из родного королевства, а остался править под регентством своего коварного дяди. Однако в итоге Скар все-таки сумел дорваться до власти, и теперь Симба и его друзья вынуждены скрываться в Оазисе — до тех пор, пока не отыщут способ вернуться домой и свергнуть жестокого узурпатора...

Кем бы вы ни были — новичком в ролевых играх или вернувшимся после долгого отсутствия ветераном форума — мы рады видеть вас на нашем проекте. Не бойтесь писать в Гостевую или обращаться к администрации по ЛС — мы постараемся ответить на любой ваш вопрос.

FAQ — новичкам сюда!Аукцион персонажей

VIP-партнёры

photoshop: Renaissance

Время суток в игре:

Наша официальная группа ВКонтакте | Основной чат в Телеграм

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Одинокая скала » Каменистое подножье


Каменистое подножье

Сообщений 31 страница 32 из 32

1

http://i.imgur.com/rudbWZH.png

Подойти к Скале вплотную непросто — ее подножье окружено острыми каменными обломками, торчащими вверх на манер акульих зубов. Однако местные жители с легкостью ориентируются в этом беспорядочном лабиринте: эта местность только на первый взгляд кажется опасной, но на самом деле здесь сокрыто немало интересных и даже красивых местечек, вроде бьющего из-под земли чистейшего родника, или небольшой укромной расщелины, в которой можно временно переждать непогоду. Растительности мало, в основном — голые камни и песок.

+2

31

Луис плакал молча. Слезы градом катились по его щекам, но он при этом не издавал ни звука. Бедный малыш настолько был напуган, а лапы и все тело предательски болели, что он не мог даже обратиться к матери, которая была занята обогревом сестер. Мир перестал для него существовать – это чистая правда.

- Луис? Ты как, малыш? – Раздался голос тёти Сури. Юнец инстинктивно повернул голову в сторону львицы, хлюпнув носом. Он ничего ей не сказал, а лишь стыдливо опустил голову вниз, прижав ушки к голове. Какой же он никчемный мальчишка! Лучше бы он родился девочкой или… или еще лучше, если бы он вовсе не родился!

- Потерпи, милый, - послышался голос матери. Малыш перевел взгляд на нее, чувствуя, как теплая голова Элики касается его шеи. Он даже потянулся к ней, обхватывая ее передними лапами. Элика с грустью смотрела на него, потому что ей было очень больно смотреть на страдания сына, но кроме как согреть львенка, она пока больше ничем не могла помочь.

Внезапно к малышу подошел Фредерик. Это тот самый парень, что несколько часов назад дернул сестру прямо из-под носа ее родителей! Луис недоверчиво покосился на подростка.

- Можно? – Спросил юный лекарь, усаживаясь рядом с малышом. Тот неуверенно помотал головой, но мать легонько погладила трусишку лапой, как бы одобряя действия Фреда и прося, чтобы сын согласился на помощь.
Тогда малой неуверенно кивнул. Шоколадный лев дал ему съесть травы, а затем принялся осматриваться раненую лапу и возможные царапины. Дальнейшие манипуляции мы оставим на совесть лекарям, но факт оставался фактом: Луису после процедур через какое-то время стало гораздо лучше, а в тело будто положили теплый огонек, который его согревал.

- Спасибо, - не забыл поблагодарить маленький хохолок своего спасителя. Вот это я понимаю, полечили, так полечили!

Но через какой-то время холод снова сковал лапы и тело. Настолько сильно, что грохот со стороны львов, копающих непонятную яму, напугал Луиса до такой степени, что тот свалился на землю и прикрыл лапами голову. Элика, конечно, позвала своих детей внутрь, но юный трусишка уже никуда не собирался идти. Ему было страшно, холодно и очень-очень плохо.

К счастью, на такие случаи есть брат.

- Пойдём Луис! Пойдём, здесь совсем чуть-чуть! – Близнец сначала пытался растолкать брата, но когда понял, что это безуспешно, схватил его за хвост и просто начал тянуть в сторону их нового дома. Луриан тянул львенка настолько сильно, насколько только мог. Тот, конечно, начал упираться лапами, потому что темнота пещеры его пугала, лапы сковывал холод, а матери и отцу было сейчас не до него.

- Не надо, Лури, - причитал детеныш, но чем дольше он плакал, тем ближе к огромной пасти незнакомого входа он был.

—-→>>Великий чертог

+1

32

—→ Богороща

Подножье скалы представляло из себя один большой и запутанный каменный лабиринт, криво петляющий сквозь горную породу и способный самыми неочевидными дорогами вывести путника к Великому чертогу, сокрытому от посторонних глаз логову северян. Местные жители, впрочем, всегда прекрасно находили верную тропу среди извилистого камня, зная эти скалы наизусть. Фёдор, которому правильный путь также был знаком с детства, уверенно продвигался вперёд до тех пор, пока сзади его не окликнули - чуть подрагивающий от волнения, но всё же пытающийся быть вызывающим голос, вне всякого сомнения, принадлежал Хопедайе. Услышав своё имя из уст существа, разговор с которым, как он думал, уже давно был закончен, но которое, несмотря на это, по какой-то причине продолжало преследовать его, лев с удивлением обернулся через плечо.

- Там, в роще, я... забыл спросить, - после немного неловкой паузы продолжил крыс, понемногу набираясь уверенности с каждым выдавленным словом. Говорил и выглядел он ещё хуже, чем совсем недавно, когда лев оставил его у капища, сейчас явно пребывая не в себе. - Ты спокойно спишь по ночам после того, что сделал?

Фёдор ответил молчанием, не выказывая особого желания поддерживать этот разговор.

- Я спрашиваю, наплевать тебе на то, что ты сделал, или нет?! - собравшись с духом, вскинул голову вверх и повысил голос Хопедайа, когда понял, что не дождётся ответа. Кажется, кто-то слишком долго копил эмоциональные переживания в себе и только что сорвался. Хопедайю вообще сегодня необыкновенно резко бросало из стороны в сторону - то он боялся Фёдора до такой степени, что слова ему не мог сказать, то полностью забывался и позволял себе кричать на него и в чём-то упрекать. Лев склонялся к тому, чтобы списать такое бесконтрольное шатание на последствия длительного употребления дурмана.

- А что я сделал? - без особой заинтересованности задал ответный вопрос Фёдор. Попытка со стороны крысы выступить голосом совести и навязать ему чувство вины, которого у самого рыжего было в щедром избытке, не удалась. - Он умер быстро и почти безболезненно - это была милосердная смерть. К тому же, разве его душа не спаслась после этого?

Последние слова прозвучали невероятно странно, однако Фёдор произнёс их достаточно серьёзно. Действительно ли он в это верил? Может, да, а может, и нет. После всего случившегося его мировоззрение как будто дало круг, странным образом вернулось к самому началу, только теперь стало более... наполненным, если такое слово подходило.

- Да у тебя точно с головой не всё в порядке, - почти шёпотом, даже не пытаясь скрыть отчаяние в голосе, вынес вердикт Хопедайа, будто бы только сейчас в полной мере осознав весь ужас ситуации. На что крыс надеялся, когда так рьяно требовал ответа на свой вопрос? На то, что найдёт в нём объяснение, оправдание, утешение? Кто знает, в любом случае, он не нашёл ничего.

- Знаешь, я тебе даже завидую. Я ведь не могу так. Я ведь не такая ещё сволочь, Федя! - тут же в исступлении воскликнул грызун, ощутив внезапный прилив храбрости от того, что терять ему больше было нечего. - И жить так у меня тоже сил больше нет. Я знаешь, что сделаю? Я вот пойду и признаюсь во всём первому встречному, а потом другому первому встречному, и следующему. Пусть в меня плюнут, пусть последними словами честят, пусть убьют - всё равно лучше, чем молчать, чем когда всё это тебя само изнутри жрёт.

Последняя фраза - вот пойду и расскажу всем о твоём преступлении (а ну как дойдёт до твоих сопрайдовцев, что будешь делать?) - была одновременно и искренней, и нарочито провокативной. Хопедайе, кажется, наконец, надоело, что над ним всё время издеваются, а потому теперь он решил поиздеваться сам, заставить Фёдора понервничать. И, как ни странно, у него это получилось. В голове у льва промелькнуло - а ведь правда может, впадёт в очередную истерику и кому-нибудь всё растреплет для успокоения совести. После этой мысли исход диалога был предрешён.

"Ну, как хочешь".

Тяжёлая лапа резко бросилась вперёд и накрыла Хопедайю, прежде чем тот успел что-либо осознать. Придавленный крыс хрипло запищал от испуга и отчаянно засучил лапами по земле, мгновенно потеряв весь боевой запал, желая теперь только одного - вырваться на свободу. На мгновение хватка ослабла, давая ему призрачную надежду на спасение, но на деле лишь для того, чтобы лев смог схватить грызуна зубами и, оторвав от земли, крепко сжать челюсти. Раздался негромкий хруст маленьких костей, после чего Хопедайа прекратил последние отчаянные попытки сопротивления и безвольно обмяк. Почувствовав в пасти тёплый привкус свежей крови, черногривый разжал зубы, отчего рыжее тельце послушно выскользнуло в свободное падение и слабо шлёпнулось о землю.

Фёдор действовал без злобы или раздражения, наоборот, воспринимал свои действия как что-то правильное и закономерное. Хопедайа хотел искупить вину хотя бы ценой своей жизни, он же хотел, чтобы знание о проступках его юности ни в коем случае не стало достоянием общественности  - никогда ещё их интересы так сильно не совпадали. И теперь, когда крыс стал полностью свободен от своего прошлого, от мук совести и бесконечного самобичевания, от всего зла, которое творил сам и которому способствовал при жизни, кто посмеет сказать, что убийство не может быть милосердным?

Смерть вообще интересное явление. Будучи самым естественным и банальным процессом, необходимо присутствующим в этом мире от самого начала, она совершенно в него не вписывается, по одной только ей ведомой причине остервенело глодает его изнутри, уничтожает всю его грязь и мерзость, не сильно отличаясь при этом по сути своей от того, что так яростно сводит на нет. Фёдору отчасти нравилась эта странность, загадочная противоречивость слепой безумицы, однако гораздо больше ему нравилось то, что её можно было использовать как инструмент.

Съедать Хопедайю Фёдор не стал - уж сколько он ни возился с крысами, а за всю жизнь так ни одной и сожрал - лишь облизнул губы, избавляясь от попавшей на них крови, и продолжил прерванный путь домой. Чувство, подспудно зреющее в его душе после этого небольшого происшествия, более всего походило на то неизбежное облегчение, какое испытываешь, когда понимаешь, что все свидетели мертвы и теперь полную ответственность за строжайшую сохранность тайны несёшь только ты.

Морозный воздух начинал немного покалывать незащищённые тёплой гривой участки тела, в особенности касающиеся мёрзлой земли лапы, отчего короткая шерсть зябко распушалась, пытаясь согреть своего обладателя. Смеркалось. На горы неотвратимо надвигалась тихая тёмная ночь.

—→ Великий чертог

офф

Фамильяр мёртв

Отредактировано Федор (3 Май 2020 12:46:33)

+2


Вы здесь » Король Лев. Начало » Одинокая скала » Каменистое подножье