Страница загружается...

Король Лев. Начало

Объявление

Дней без происшествий: 0.
  • Новости
  • Сюжет
  • Погода
  • Лучшие
  • Реклама

Добро пожаловать на форумную ролевую игру по мотивам знаменитого мультфильма "Король Лев".

Наш проект существует вот уже 10 лет. За это время мы фактически полностью обыграли сюжет первой части трилогии, переиначив его на свой собственный лад. Основное отличие от оригинала заключается в том, что Симба потерял отца уже будучи подростком, но не был изгнан из родного королевства, а остался править под регентством своего коварного дяди. Однако в итоге Скар все-таки сумел дорваться до власти, и теперь Симба и его друзья вынуждены скрываться в Оазисе — до тех пор, пока не отыщут способ вернуться домой и свергнуть жестокого узурпатора...

Кем бы вы ни были — новичком в ролевых играх или вернувшимся после долгого отсутствия ветераном форума — мы рады видеть вас на нашем проекте. Не бойтесь писать в Гостевую или обращаться к администрации по ЛС — мы постараемся ответить на любой ваш вопрос.

FAQ — новичкам сюда!Аукцион персонажей

VIP-партнёры

photoshop: Renaissance

Время суток в игре:

Наша официальная группа ВКонтакте | Основной чат в Телеграм

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Одинокая скала » Великий чертог


Великий чертог

Сообщений 301 страница 330 из 333

1

http://sg.uploads.ru/LUxf3.png

Вход в логово надёжно скрыт с глаз посторонних острыми скалами – они щёрятся будто пики, встречая нежеланных гостей. Чтобы попасть внутрь, необходимо пройти по узкому каменному намосту, возвышающемуся над расщелиной. Узкий проход, рассчитанный на одного взрослого льва, ведёт вниз. Широкие ступени, созданные природой в недрах горы, спускаются в просторную пещеру с множеством ходов и углублений-пещер, где могут расположиться львиные семьи. Солнечные лучи пробиваются в трещины в потолке и большой проем в одной из стен, разрезая темноту светом и переломляясь в разбросанных тут и там небесно-голубых кристаллах.

Ближайшие локации

Каменистое подножье

Схема локации

https://sun9-9.userapi.com/-GjRGcYqmUAUyi8IU_cgFyNlh7bddbH7XeRuHQ/VnO_X0tSqw0.jpg


Первый пост в локации

Пометка для всех, кто в локации

Эльтэре и Луна находятся в другой части пещеры, поэтому наши группы пока что никак не взаимодействуют друг с другом (наша группа зашла с другого входа). Если кто-то изъявит желание изменить ситуацию – свяжитесь, дабы не возникло недоразумений.

<<< Каменистое подножье

Пещера под горой могла растянуться на мили, петляя узкими коридорами и лабиринтами. Узкий проход, рассчитанный на одного льва, вёл вниз. Спускаясь по ступенькам, созданным природой в недрах горы, Кову придирчиво осматривался и прислушивался. Он слышал шаги Люциана и Эвальда, но никакого другого шума не было. Логово казалось мрачным и неприветливым изнутри, оно щёрилось отрогами, как клыками страшного зверя, и поглощало их без надежды вернуться. Неприветливое место будто намеренно пыталось запугать львов и развернуть их назад – чужакам здесь не рады.
Одиночка стоял на своём. Он остановился недалеко от спуска в пещеру, не закрывая собой прохода, чтобы Люциан и Эвальд смогли спокойно поравняться с ним и осмотреться. Внутри было сухо и, что не менее важно, - отсутствовал снег. Место казалось вполне пригодным для жизни или временного пристанища. Лучи восходящего солнца пробивались в трещины на стенах, разрезая темноту светом. Мрачное подземелье превратилось в просторную пещеру с множеством ходов и углублений-пещер, где могли расположиться семьи. Их труды были оправданы – Айвор не подвёл его. Груз ответственности на плечах Траина стал легче, а его опасения отступали под натиском облегчения и радости. Они дома.
- Главное, чтобы этот дом не оказался с другими жителями, - подумал лев, продвигаясь дальше. Им наверняка не хватит и дня, чтобы изучить все ходы и пещеры, но основная – была свободна, как и закоулки рядом с ней.
Убедившись в том, что внутри никого нет и тени не скрывают недоброжелателей, Кову повернулся к выходу из пещеры, подал сигнал львицам снаружи, приглашая их с детьми войти. Они получили желанную возможность отдохнуть, согреться, не страдая от холода и колких объятий снега. Первостепенная задача была выполнена, но оставались другие. Мысли о том, что поблизости могут находиться другие львы или иные хищники – не давала одиночке покоя. Он был в ответственности за этих львов и должен был предпринять все меры предосторожности. Чужаки, чума, холод и голод – всё это наваливалось одно за другим, требуя к себе внимания. Пока основная масса их братства будет отдыхать в пещере, давая отдых телам, необходимо позаботиться о безопасности и пище.
- Я пойду, осмотрюсь снаружи. Заодно проверю, как далеко находятся стада животных, и есть ли что-то поблизости, - обратился он к старшим. – Полагаю, что лавина могла спугнуть травоядных, но будем надеяться на лучшее.
Это вполне обоснованное опасение. Как бы ни хотелось это признавать, но лютый холод, непривычным жителям тёплой или жгучей саванны, - причина, которая погонит стада дальше от источника опасности. Нетронутыми оставались плато со склоном и восточное подножье, через которые пролегал путь их братства. Возможно, что некоторые из травоядных спрятались переждать непредсказуемую стихию именно там. Стоило всё тщательно перепроверить, чтобы после выстраивать план действий и продумать все варианты.
- Вы пока отдыхайте. Айвор останется здесь. Он будет следить за входом и предупредит об опасности, если увидит чужаков поблизости.
Кову не хотел тянуть за собой других львов и львиц – все они устали. Измываться над самками и детьми – высшая степень наглости и его несостоятельности как лидера. Тянуть с собой самцов – подвергать опасности остальных. Их не так много, чтобы оставлять самок одних на попечительство тетеревятника, а Люциану и Эвальду нужны силы на тот случай, если эти земли окажутся не столь доброжелательны, как и их обитатели.
Один измотанный лев – лучше, чем трое. В особенности на тот случай, если им действительно понадобится защищать своих от чужаков. Кову не мог присоединиться к остальным и терпеливо ждать, когда тело перестанет ныть от продолжительного перехода и сумасшедшей гонки со снегом. Мысли не дадут покоя ни голове, ни лапам. Это лучший способ не тратить время на пустое и нагло дрыхнуть в пещере, когда хватает забот и проблем.
Предпринять все меры предосторожности и озаботиться пищей, а потом уже отдыхать. Выстроив для себя список первостепенных дел, Кову направился к выходу из пещеры, надеясь на то, что за время его отсутствия ничего не произойдёт.

>>> Долина горячих сердец

Очередь:

Малихар
Мария
Дэннис/Астрид
Иккинг/Ло/Хью
Сверр

Отдельные отыгрыши:

Хэмиш/Фредерик
Октавиан/Мунлайт

Отпись — трое суток.
Игроки вне очереди
пишут свободно!

Также в локации:

Хлоя, Луриан, Арон, Ридеваль и Иггрит (две неписи)

Отредактировано Котаго (27 Апр 2021 22:47:03)

+5

301

Чем дольше Хэм внимал рассказу Арона — тихому, немного сбивчивому, исполненному искренней душевной боли и сожаления, — тем мрачнее становилось его лицо и тем тяжелее он смотрел на молодого льва в ответ, сам, кажется, не вполне это осознавая. Хмурился и кривил губы, то и дело напряженно морщил переносицу, словом, всем своим видом выражал самое глубинное отвращение. Не к Арону, естественно, но к тому, что он только что услышал из его уст. Да уж... Эти Ходоки оказались на редкость мерзостными, жестокосердными ублюдками, таких он еще ни разу не встречал на своем веку. Содрать с кого-то шкуру... возможно даже, что живьем... а после носить ее на своих плечах, как ни в чем не бывало... Это даже звучало отвратительно. Не такие уж они были белые и пушистые, хах? В том смысле, что они не просто не брезговали марать лапы в чужой крови, но, как видно, находили в этом какое-то особенное, извращенное удовольствие. Не спроста, ох, не спроста Леди Шантэ казалась такой встревоженной. Еще бы! Ведь подобная незавидная участь угрожала всем и каждому в ее прайде. В том числе ей самой и ее детям. Теперь понятно было, почему она так настойчиво отговаривала их с Мерой и Дентом от вступления в Братство. Мудрая, рассудительная, а главное — самоотверженная львица, ставящая чужие интересы превыше своих собственных. Настоящая королева. В этот момент в Хэмише еще больше укрепилось и без того сильное уважение к Шантэ, а также искреннее и вполне объяснимое ей помочь. И не только ей одной! Теперь это, мягко говоря, было в его личных интересах.

Что ж... Информация, в принципе, казалась вполне исчерпывающей... на взгляд рядового льва, но только не для Хэмиша. Ему нужно было больше сведений. Больше фактов. Он не умел домысливать нужное, исходя из жалких доступных ему крупиц правды, как это виртуозно делал Шерлок, а потому твердо решил докопаться до истины — но позже. Сперва-наперво ему следовало разобраться с покалеченной лапой Арона. И очень хорошо, что последний дал согласие на столь, эээ, нетрадиционные методы лечения — предыдущий целитель, как видно, не рискнул прибегать к такому кардинальному способу вправления перелома. По правде сказать, если бы был чуточку расторопнее и вовремя вправил кость — лапу не пришлось бы ломать повторно. Но Хэм мысленно оправдал этот проступок банальной нехваткой врачебного опыта, или же откровенно плачевным состоянием самого Арона. Лев и вправду выглядел неважно... Может, поэтому никто и не рискнул заняться его лапой в полную, так сказать, силу. Но теперь ему стало гораздо лучше, а значит, они вполне могли бы пойти на такой риск.

Оставалось лишь втайне надеяться, что он сам все сделает правильно и не оставит бедолагу калекой на всю последующую жизнь.

От всех этих отрешенных размышлений Хэма отвлекло возвращение Фредерика — принесший воду подросток казался ужасно расстроенным тем, что пропустил жуткий рассказ Арона, зато Хэмиш и его молодая подруга лишь украдкой порадовались этому обстоятельству. Не за чем ему было слушать все это... и смотреть тоже — хотя по мнению голубоглазого, кому-то, столь сильно заинтересованному лекарским мастерством, было бы весьма полезно присутствовать при данной, кхм, процедуре. А вот Мер, по всей видимости, считала иначе. Потому что, едва утешив и приголубив бедолагу Арона (эх, сколько же в ней было искреннего тепла и сочувствия! а как ласково она к нему обращалась! Хэм невольно подзавис этому зрелищу, зачарованно и капельку ревниво наблюдая за действиями юной травницы), сразу же поспешила удалиться прочь, эдак ненавязчиво потянув Фреда следом за собой. Мудрое решение. И рассеянно ответивший на ее мимолетную ласку Хэмиш, в принципе, уже и сам будто ненароком загородил задницей проход в "лечебный отсек" — и как следствие самого Арона, не давая Фредерику толком рассмотреть происходящее... но затем вдруг спешно развернулся мордой вслед за Мериад и ее юным "экскурсоводом", запоздало сообразив, что ему все-таки может потребоваться чья-то помощь. И как он сразу об этом не задумался!

Постойте... Мера, — он эдак виновато окликнул серебристую львицу, вынудив ее замереть на полпути к основному залу Чертога, вопросительно оглянувшись на Хэма через плечо. — Пожалуй, Фреду все-таки лучше остаться здесь. Нужно, чтобы... — лев вдруг запнулся, а затем аккуратно понизил голос до выразительного шепота, так, чтобы Арон его не услышал: — Нужно, чтобы кто-нибудь помог мне держать бедолагу. Он может дернуться, пока я буду, кхм, чинить ему лапу, все-таки, это ужасно болезненная процедура. И еще неплохо было бы найти что-нибудь, что он мог бы взять в зубы, чтобы не сломать их друг о друга. Я думаю, Фредерик справится. А вот тебе лучше посмотреть, как там дети. Кажется, я уже слышу чей-то плач... — и Хэм выразительно вскинул одно круглое ухо поверх моря взъерошенной гривы, мол, ты только вслушайся в этот надрывный рев! Ну а Дента, понятное дело, сейчас даже слоновьим трубением не разбудишь. Завидев напряженное, до предела сомневающееся выражение на округлой мордашке Мериад, Хэмиш эдак виновато и подбадривающе улыбнулся ей в ответ. Ну же... не переживай так. Фред уже взрослый и самостоятельный парень, дотошливый такой. Ему будут полезны эти знания. — Все будет хорошо, мы справимся. Иди... — мягко "подтолкнул" лекарь свою подругу, вынуждая ее-таки удалиться прочь из коридора. Зато как бурно обрадовался оставшийся с Хэмом Фредерик! Сколько искреннего детского счастья и бешеного энтузиазма плескалось сейчас в его широко распахнутых изумрудно-зеленых глазах! Хэмиш аж хмыкнул украдкой в собственные мохнатые усы... и вдруг нарочито строго насупил кустистые брови, отчеканив передними лапами и высоко подняв голову, в чисто военной манере призывая Фредерика к спокойствию и послушанию.

А ну-ка, ровнясь! По стойке! — зычно рыкнул он вполголоса, уже без тени былой мягкости, по-мужицки сурово даже. И куда только девался тот вежливый, миролюбивый плюха? — Отставить шум и болтовню! Чужое здоровье — не шутки. Будешь действовать четко по моим инструкциям, не мешать, не отвлекать вопросами и внимательно запоминать каждое слово или действие. Ошибки в этом деле допускать нельзя. Слышал, что я просил найти для Арона? Какую-нибудь сухую палку или что-нибудь мягкое, чтобы не повредить пасть изнутри. Готовность — две минуты. Вольно! — "отпустив" ошалело клипающего зенками Фреда на поиски импровизированного кляпа, Хэмиш со скрытой ухмылкой (шустрый малец, однако ж!) повернулся обратно к Арону, окинув того долгим, задумчивым взглядом... а затем вдруг снова закопался мордой в свою "полевую аптечку", выискивая обезболивающее посильнее. Эх, скромны были их запасы... Ну, ничего не попишешь, придется довольствоваться одним только лишь базиликом. — Будет больно. Но ты не должен дергаться, — строго обратился Хэм теперь уже к лежавшему перед ним самцу, оставив свою сумку в покое. — И постарайся сдержать крик, иначе мы переполошим весь Чертог... Возьмешь в зубы то, что принесет тебе... Фред, — он удивленно моргнул, опустив взгляд на моментально нарисовавшегося у него под лапами Фредерика. Ничего себе у него скорость! — Молодец, — одобрительно кивнул Хэм своему маленькому помощнику. — Передай это Арону, а сам заберись ему на спину и ляг сверху, да постарайся закрепиться лапами по-надежнее, так, чтобы случайно его не оцарапать. Сделай так, чтобы его движения были максимально ограничены. Твоего веса должно хватить, чтобы не дать ему вскочить с постилки... "по крайней мере, я на это надеюсь", — уже мысленно закончил Хэм, скользнув взглядом по темному силуэту Фредерика, силясь определить, насколько вообще хватит его подростковых сил. Повезло, что Арон и сам отнюдь не здоровяк, и вдобавок ко всему был страшно слаб после затяжной болезни. Дождавшись, пока тот схватится зубами за притащенный Фредом кляп, а зеленоглазый юнец, в свою очередь, устроится на спине их нервозно взъерошившего загривок пациента, Хэмиш очень бережно и аккуратно подцепил лапой больную конечность льва, вытягивая ту на всю длину. Какое-то время понадобилось на то, чтобы уложить ту по-удобнее и примериться к последующему рывку, определяя точное место перелома... Кое-как разобравшись с этим, Хэм внимательно поглядел на Арона с Фредериком, проверяя, готовы ли они к предстоящей "пытке".

Ну... откладывать это дальше уже попросту не имело смысла.

Пробуем на счет "три", — быстро облизав пересохшие от волнения губы, старательно пряча собственную тревогу под маской типично лекарского, а то и военного хладнокровия, Хэмиш решительно накрыл лапой пострадавший участок кости. И да, он намеренно не стал уточнять, что с первого раза у них может ничего не получится. — Ну, приступаем. Раз... два... ТРИ!

+3

302

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"3","avatar":"/user/avatars/user3.jpg","name":"SickRogue"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user3.jpg SickRogue

Лоты "Базилик" и "Валерьяна" успешно применены и списаны с аккаунта Арона. Теперь он на 5 постов чувствует себя спокойнее и меньше страдает от боли в сломанной кости.

Хэмиш ломает лапу Арону

https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&amp;dice=2

Бросок
Бонус

Итог

2
1

3

Персонаж плохо справляется со своей задачей и вынужден предпринять новую попытку. Всего дается максимум три попытки.

Ноуп. Ничего не выходит. Как видно, Хэм слишком осторожничает и не прикладывает достаточной силы к действию. К счастью, съеденный Ароном базилик притупляет болевые ощущения, так что происходящее не кажется таким мучительным, как могло быть.

С лота "Талисман Удачи" Хэмиша списан 1 заряд.

+1

303

Огорчение моментально сменило радость на морде Фредерика: вот Арон говорит, что готов, если это необходимо, рассказать о Белых Ходоках ещё раз (в который? в сотый?), а уже буквально через секунду Мериад мягко, но настойчиво сообщает подростку, что тот ещё слишком мал, чтобы слушать такие вещи. Ну, знаете ли! Ему уже полтора года! Полтора!!! Честное слово, ну не рассказывал же Арон о расчленениях?! Или же?.. Как бы там ни было, гримаса оскорбления и обиды появилась на морде юного целителя буквально на пару секунд и тут же сменилась огорчением – никто, наверное, даже и не заметил этого мимолётного промелька негативных эмоций. Что ж, как бы там ни было, Мериад и Хэмиш были старшими, и судя по обеспокоенным выражениям их морд, там и правда было что-то такое, чего Фредерику пока было лучше не знать. Они ведь хотели как лучше, так?..

...ты ведь справишься, верно? – полностью погруженный в свои размышления о том, достоин он или не достоин, мал или не мал для того, чтобы знать всю правду о Ходоках, Фредерик услышал лишь конец фразы целительницы и, ничего не понимая, завертел головой по сторонам, глядя то на Мериад, то на Хэмиша. Справишься с чем? Что он пропустил? Вроде, никакой супер-важной информации никто не произносил! Они о чём-то договорились, пока он ходил за водой? Что здесь происходит, чёрт возьми? Что вы задумали?!

Ну... да. Ага, да, покажу! – поначалу Фредерик ответил на вопрос львицы как-то рассеянно, всё ещё пытаясь вникнуть в происходящее, но затем как-то оживился и даже проявил небольшую инициативу. – Так, с чего бы начать, хм-м... Наверное, сначала стоит показать, где можно набрать воды! Где хранятся травы Вам уже известно, а вот воду... она там... в пещере, что... – сделав несколько шагов вперёд, под огромные своды общего зала Великого чертога, юный целитель вдруг решил обернуться: мощное тело Хэмиша полностью перекрывало обзор подростку, так что он не мог увидеть, что за таинство собирался творить новый член их прайда. Из-за всего этого речь Фредерика была сбитой, с большим количеством пауз, да и сам подросток вновь выглядел слишком отрешённо от этого мира. Так, стоп! Хватит, дружище, соберись! – А пойдёмте, я просто покажу, где она находится! – с усилием заставив себя оторвать свой взгляд от светлого крупа Хэмиша (нет-нет, не в том плане, о котором вы могли бы подумать!), юнец потрусил вперёд Мериад, действительно искренне желая провести ей самую подробную и замечательную экскурсию по их логову. Арон сейчас в надёжных лапах, а он, Фредерик, может сослужить и другую полезную службу.

Не успели они, однако, пройти и половину коридора, как сзади послышалось неуверенное (?) «Постойте...» Да! Да, да, да! Фредерик как будто только этого и ждал: тут же остановившись, он развернулся и с живыми блеском в глазах внимательно начал слушать всё, что говорил Хэмиш – переполненный эмоциями подросток даже пасть приоткрыл от того, насколько был взбудоражен. Ну, совсем чуть-чуть приоткрыл, так, что лишь едва виднелись резцы. В какой-то момент Хэмиш понизил голос – Фредерик не смог даже предположить, по какой причине, – но странным было даже не это, а те слова, которые произнёс светлошкурый целитель. Чинить лапу?.. Нет, серьёзно, ребят, кто-нибудь вообще собирается сказать бедолаге-подростку, измученному этим вопросом, что за ужасные вещи вы запланировали сделать с Ароном?! Решив, что хватит с него загадок и теорий, не основанных ни на чём, Фредерик уже открыл было пасть, чтобы напрямую задать столь терзающий его вопрос, однако выражение морды Мериад заставило его отложить эту интригу на потом. Он всё равно узнает, что задумал Хэмиш, но чтобы это случилось, необходимо было уговорить львицу – судя по всему, она сомневалась, действительно ли подросток должен был присутствовать при том «нечто», что планировал сделать целитель.

Я смогу, – попытался он заверить львицу ещё до того, как её друг произнёс почти то же самое. – Пожалуйста! Я очень-очень хочу стать настоящим целителем. У нас их, в общем-то, нет... Ну, то есть, как я понял, есть Фёдор, но я его ещё ни разу не видел! В общем, учиться мне не у кого, так что я правда-правда был бы очень рад, если бы Вы позволили мне помочь Хэмишу! – пускай и невольно, но Фредерик всё-таки состроил такую умилительную мордочку, на которую только был способен. Уверивший Мериад в том, что всё будет хорошо, старший целитель, похоже, всё-таки окончательно подтолкнул львицу к правильному с точки зрения Фредерика решению. Во всяком случае, та несколько расслабилась (если подростку это, конечно, не показалось) и удалилась в общий зал. Ура! Так, что у нас там по лечению?

Спасибо! – как только Мериад отправилась к детям, Фредерик вскинул голову с сияющей на всю морду улыбкой и поглядел снизу вверх на Хэмиша. – Огромное Вам СПАСИБО, что дали мне такую возможность! Это действительно очень важно для меня и я... – договорить свой слишком бурный монолог он не успел – пришлось резко оборвать фразу на полуслове, будухнуться задницей на пол и, округлив зенки, непонимающе глядеть на старшего целителя, делая глазками хлоп-хлоп. Что ж, видимо, когда дело касалось серьёзного лечения, этот парень и сам становился слишком серьёзен... В любом случае, его резкая смена тона, да и поведения в целом, в первые секунды привели Фредерика в этакий шок – и куда только делся доброжелательная плюха Хэмиш?..

Однако уже спустя несколько секунд подросток пришёл в себя (целитель был прав – какое тут разводить кипишь, когда надо заниматься лечением!) и внимательно слушал старшего товарища, кивая головой в ответ на слова последнего – действовать по инструкциям, понял! Не мешать, не отвлекать, внимательно запоминать слова и действия – усёк!

Понял! – с живостью отозвавшись на просьбу Хэмиша найти палку или нечто подобное, Фредерик мигом развернулся и широкими прыжками помчался в сторону общего зала. На выходе из коридора он остановился и осмотрелся. Так, палка. Палка... Где вообще в чертоге можно было найти палку?.. Ища ответ на свой вопрос, подросток обвёл взглядом огромное помещение: вот Мериад и Шантэ крутятся вокруг львят (хотя скорее, конечно, львята крутились вокруг них), успокаивая белого малыша; а вот в том углу продолжал спать Рагне; а вон Октавиан, у которого на лопатках сидит его верный друг, ходит по пещере в поисках чего-то. В этот момент Фредерик заметил небольшую кучу костей в том месте, куда прайд складывал пойманную добычу, и среди этой кучи было несколько толстых, огромных берцовых костей – наверняка какого-нибудь буйвола, или гну, или кого-то другого, столь же гигантского и могучего. Обрадованный находкой (это, конечно, не палка, но на взгляд подростка Арон мог сломать палку пастью так же легко, как и эту кость... а может быть, кость всё-таки могла оказаться куда крепче!), Фредерик потрусил к куче и, пока перебирал её лапой в поисках самой толстой, огромной и крепкой кости, увидел так же пару чьих-то рогов. Уж они-то ещё покрепче будут, а? Схватив и кость, и рог, довольный юнец вернулся обратно в пещеру.

Вот! – радостно сообщил он, бросив под лапы Арону – а заодно и Хэмишу – свою находку. Старший целитель, похоже, не ожидал от него такой сообразительности – иначе отчего он так с небольшой паузой и удивлением произнёс имя подростка? О том, что на самом деле лекаря удивила скорость Фредерика, подросток даже и не подумал. Зато гордо выпятил грудь, стоило Хэмишу его похвалить. Кто молодец? Я молодец!

Понял, – коротко сообщил он после инструктажа лекаря и, повинуясь, подошёл к Арону. Встав с правой стороны ото льва, он перекинул свои левые лапы через его бок и буквально лёг сверху на пациента, этакой шкурой распластавшись на спине черногривого. Нет, ну а что? Как ему сказали – так он и сделал! Оно, конечно, было немного неудобно и просто до жути неловко, но другого варианта обездвижить Арона он не видел. На секунду Фред оторвал все четыре лапы от пола, проверяя, насколько крепко больной будет прижат в этом случае – ну, да, так вес Фредерика оказывал на него большее воздействие и лучше придавливал к полу... но, наверное, не стоило всё-таки поднимать лапы настолько высоко от земли – если его, подростка, веса будет недостаточно и Арон всё-таки сможет подняться на все четыре, юнец всё-таки не хотел оказаться этаким наездником на родео. – А что мы... тьфух... что мы собираемся делать? – отплевав посреди фразы чёрные волоски из гривы Арона, попавшие ему в пасть, Фредерик с интересом глянул из-за головы их пациента на Хэмиша. Слушайте, ну сколько можно уже, они вот-вот начнут оказывать помощь, а он до сих пор не подозревает, в чём вообще тут дело!

Ответом ему, правда, было молчание: сосредоточенный на чужой лапе Хэмиш, похоже, просто пропустил вопрос мимо ушей, а Арон... да чёрт его знает, почему ему не ответил Арон. Переживал, наверное. Всё это тут же моментально стало не важно, стоило только старшему лекарю дать сигнал. На его словах «Ну, приступаем» Фредерик перенёс вес своего тела, в общем-то, в само тело, расслабив лапы. Впрочем, он не стал убирать пальцы с пола, готовый в случае чего – если поймёт, что совсем не может держать Арона – дать дёру. Из-за позиции, в которой он сейчас находился, юнец не мог в полной мере видеть, что делает Хэмиш, мешала голова их пациента, однако за черногривой макушкой Арона юный целитель на секунду увидел поднявшуюся вдруг в воздух голову Хэмиша – погодите, он встал на лапы, чтобы...

Как только до Фредерика дошло, что именно Хэмиш собирался сделать, подросток ужаснулся. Это, должно быть, чертовски, чертовски больно! Естественно ему надо было держать Арона как можно крепче! И то ли у Фредерика это получилось, то ли черногривый обладал поистине титаническим терпением и высоким, высотой с сам Килиманджаро, болевым порогом – иначе почему он дёрнулся так слабо, что подросток едва ли это почувствовал? Не важно. Дело было сделано, поэтому обеспокоенный происходящим Фредерик тут же слез с Арона, лишь чудом в суматохе не запутавшись в собственных лапах и не пропахав носом землю, и резво подбежал к Хэмишу, во все глаза, расширенные от страха, глядя на лапу их пациента. Она вроде... не изменилась?

Что ж вы ничего мне не сказали! Да если бы я знал... Да я бы... Тогда бы... Я... Я... – всё ещё пребывая в лёгком шоке от происходящего и так и не придумав, что бы он тогда, Фредерик лишь несвязно что-то бормотал, жадно хватая ртом воздух. Нет, ну серьёзно, о таком вообще-то надо предупреждать! Но шок, в общем-то, прошёл относительно быстро, и уже меньше, чем через полминуты шоколадного окраса подросток более-менее спокойно глядел на лапу Арона. – Я, конечно, такого не ожидал. Но... у Вас ведь... не получилось, да? – он сделал небольшую паузу, задумавшись на секунду о том, стоит ли пугать Арона этим вопросом (бедняга, Фредерик хотя бы просто со стороны смотрел на этот ужас, а ему ещё и терпеть приходилось!), а затем перевёл вопросительный взгляд на Хэмиша. – Вы всё-таки решили сломать ему лапу, чтобы заново вправить перелом? – получив положительный ответ, Фредерик опустил голову и о чём-то задумался на несколько секунд, а затем вновь глянул на старшего целителя, готовый выдать очень длинный монолог, во время которого он лишь изредка кидал взгляды на Арона. – Мы можем попросить помочь Ньязи. Это моя подруга-мартышка, вы её видели рядом с Чакой. Когда мы вправляли вывихнутую челюсть Бейлфаеру, она очень здорово нам помогла! А потом, когда я пытался вправить перелом Чаке, у меня ничего не получилось, а она не только смогла это сделать, но и наложила к тому же шину – вы уже накладывали когда-нибудь шины на перелом? Вы даже не представляете, насколько это быстрее и удобнее, когда у тебя руки, а не лапы! Да, так я к чему... Может... Я, конечно, смогу удержать Арона на земле, но он ведь может резко отдёрнуть лапу от боли? Бейлфаер так делал, когда у нас не получилось в первого раза вправить вывих. Если хотите, я могу её попросить, чтобы она нам помогла: будет держать лапу. А то... Мне даже слушать было страшно, а Арону придётся это терпеть! Он ведь может в последний момент резко отдёрнуть лапу – теперь-то, зная, что его ждёт! В общем, лишняя подстраховка не помешает. Я так думаю...

+5

304

Луриан никак не мог отделаться от мысли, что этот малыш ему очень нравится.

Может быть, дело было не только в том, что детеныш чем-то похож характером на брата-близнеца, которого не хватало особенно сейчас. И, быть может, дело было и не в том, что Иккинг является крон-принцем и сыном уважаемой всеми леди Шантэ. Скорее даже, причина скрывалась в особенном обаянии этого малыша: конечно, он был нескладен и весьма тих, но эти милейшие глазки, этот испуганно-любопытный взгляд и робкая искренняя улыбка уж очень сильно зацепили молодого самца. Он даже терпеливо выждал несколько секунд (минут?), пока Иккинг не решится хоть на какой-нибудь ответ: неважно уже было, насколько он будет положительным или отрицательным.

Вот это по-нашему! — воскликнул самец довольно, когда детеныш все-таки согласился с тем, что пора перестать сидеть в стороне и нужно отправиться на поиски приключений: в данном случае на поиски друзей. Просьба малыша Луриана совершенно не смутила, хотя ему всегда казалось, что если у маленького льва есть покровитель в виде взрослого льва, то это только добавляет крутости и уважения в глазах окружающих. Но раз уж у Иккинга на такую ситуацию было иное виденье, то Лимон и это примет, найдет подход. — Без проблем, — согласно кивнул подросток, — я пойду позади тебя, сделаю вид, что просто иду... куда-нибудь! Так что не переживай, если понадобиться моя помощь, я тут как тут, — Луриан ободряюще улыбнулся, — ну! вперед!

И малыш действительно пошел. Сначала уверенным твердым шагом, однако по мере приближения его к компании других львят, скорость детеныша резко уменьшилась, а вся уверенность куда-то испарилась. Даже такому немножко валенку, как Луриан, было понятно, что несчастный ребенок снова поддается своему врожденному страху. С этим обязательно что-то надо делать! И внезапно молодому самцу захотелось потренировать детеныша, помочь ему как-то преодолеть собственные страхи. Ему казалось, что он нужен малышу. Особенно Луриан ощутил эту «нужность», когда Иккинг, совсем поникнув, оглянулся назад, но вместо упрека или разочарования самец задорно улыбнулся детенышу и жестом показал, что тот все делает правильно и пусть продолжает: кажется, малявку это немножко воодушевило. Так и добрались: Иккинг, медленно и робко, а Луриан, насвистывая себе что-то под нос и делая вид, что он просто тут мимо проходил и вообще никаких крон-принцев знать не знает.

Последний штрих: подросток остановился поодаль от компании львят и убедился, что Иккинг завел разговор сам. Конечно, его тихое приветствие мало кто услышал, поэтому стоило только львенку вновь растеряно оглянуться в сторону Лимона, как тот тут же подавал всяческие знаки, что все отлично и идет как по маслу. А уж когда одна из малышек разревелась в полный голос, и детеныш сам (!) отправился ее утешать, Луриан понял, что свою самую первую миссию он выполнил, и дальше Иккинг (возможно, с помощью леди Шантэ) справится самостоятельно.

И почти сразу же Луриан решил, что обязательно придет к своему новому маленькому другу немного позже, чтобы поинтересоваться, как прошло его знакомство с новыми членами прайда.

Однако с уходом Иккинга, к сожалению, обнаружился тот факт, что ему снова было нечем заняться. Луриан тяжко вздохнул и отправился ближе к выходу, поскольку еще не решил, хочет ли он патрулировать, охотиться или купаться, но вдруг заприметил в стороне Октавиана в компании сокола. Сразу в голове молодого самца вспыхнула цепочка ассоциативных событий: выступление леди Шантэ, на котором она сказала, что бравая группа охотников победили медведя, сам дух медведя, наверняка страшный и ужасный, и, непосредственно, Октавиан, который являлся едва ли не главным победителем в этой страшной и наверняка ужасно интересной битве. А раз он сидел в компании птицы, то это значило, что лев, вероятно, сейчас свободен, и можно расспросить у него подробнее обо всем случившемся.

Привет, Рифф, привет Октавиан! — бодро сказал Луриан, подскочив к самцу весело и шумно, — простите, что вмешиваюсь в ваш разговор. Надеюсь, я не помешал (о, безусловно, Луриан знал о правилах приличия, которым учила его матушка, но вспоминал об этих уроках все чаще только после ее ухода). Я слышал, что вы победили разъяренный дух медведя! Мои поздравления! — Луриан присел рядом, нетерпеливо елозя хвостом по полу, — Октавиан, а расскажи, как оно все прошло? А медведь большой был? Это был дух? А как духи выглядят? А его можно было пощупать? А что ему надо было вообще? — и тысячи других «почему»… берегись, несчастный молодой лев, ведь ты стал жертвой того, кто искренне желает стать воином и набраться опыта: да вот только где уж тут могла понадобиться настоящая сила?..

Отредактировано Луриан (3 Окт 2020 23:31:37)

+5

305

То и дело вытягивая шею поверх серовато-песочного загривка брата, Хлоя не отрывала своего любопытного взгляда от возни незнакомых львят и гадала про себя, чем же таким забавным они там все занимаются. Кажется, ловили кого-то, судя по их звонким, оживленным мявкам, из разряда “держи!”, “бежит!”, “поймал!”... да, все ее мысли были там, в самой гуще игры, однако в отличие от своих молочных сестер, которые с легкостью утопали знакомиться с их новой компашкой, серебристая самочка не желала демонстрировать навязчивость уже в первые минуты своего пребывания в чужом логове. Как-то это выглядело … ну, некрасиво, что ли. Тем не менее, ответ старшего братца придал самочке некоторого воодушевления, отчего она даже задорно вильнула хвостиком, явно обнадеженная более чем справедливым замечанием Хью. - Это было бы очень-очень здорово! - и в самом деле, можно просто подойти и хотя бы одним глазком взглянуть, кого юные сорванцы умудрились загнать в угол всей своей охотничьей ватагой. Здесь нет никакого проявления дерзости, верно? Спокойно, вежливо, почти незаметно… лишь бы “добыча” маленьких северян внезапно не обернулась безобразным пауком, иначе пробное знакомство Хлои с местными жителями тотчас же обернется паническим провалом, со сверкающими пятками и языком на плече… а бежать-то куда, спрашивается?

К счастью, никаких намеков на ближайших членистоногих не было, зато к взъерошенным, утомившимся после долгой дороги детенышам приблизилась большая красивая львица, нечаянно оборвав Хью на полуслове. При ее виде Хлоя инстинктивно прижала уши к затылку и, запрокинув мордочку кверху, зачарованно вытаращила глаза. Леди Шантэ. Леди Севера. Даже несмотря на столь холодный и важный статус, в этой серой самке не чувствовалось ни капельки той гордости и высокомерия, которые обычно присущи стереотипным царским персонам. Наоборот, весь стан Шантэ излучал лишь тепло и мягкость, да и пахла королева очень и очень вкусно. Прямо как мамочка.

- Здравствуйте, - смущенно повторила за Хью серебристая девчушка, также поспешив поклониться перед своей правительницей. Однако от волнения она произвела это неуклюже и слишком уж рьяно, едва не стукнувшись носом о каменистый пол пещеры. - Ваше Ве.. Вели...чичечиство, - спотыкаясь о столь сложное для нее слово, Хлоя легким движением лапки провела когтям по вздыбленной челке, пытаясь привести в божеский вид хотя бы свою завитушку. Мысленно она пожалела, что они предстали перед леди Севера во всей своей бродячей красе: голодные, грязные, с еще влажной от снега шерстью, да с непонятными прическами на головах. Практически с самого рождения львенка жаждала быть похожей на маму, которая в глазах Хлои всегда выглядела собрано и аккуратно, без единой соринки на серебристой шерсти. Ведь негоже таким изящным самкам шлепать по уши в грязи, верно? Вот и малышка пыталась хотя бы немного приблизиться к сосредоточенному облику Мериад, тщательно умываясь и расчесываясь после приемов пищи… если, конечно, вообще вспоминала об этом.

Пока Хью говорил, представляя властительнице себя и свою семью, Хлоя сидела и вежливо помалкивала, с затаенным интересом разглядывая северянку вблизи. “Она как тот снежный шар, который мы слепили недавно. Астрид еще обваляла его в грязи, воткнула в глаз палку и сказала, что это королева Севера… Точно!” - не удержавшись от тоненького хихиканья, серебристая львенка поспешила прикрыть свою улыбку, мгновенно стушевавшись за столь неуважительные ассоциации по отношению к этой доброй миледи. Заметила ли Шантэ или нет, только вот Хлое стало стыдно, и она как-то сразу вся поникла… ровно до того момента, пока не услышала еще чей-то тоненький голосок.

"Хм?"

Перед ней стоял львенок, с жуком в пасти. Удивительно рыжий и конопатый, точно подсолнух на восходе солнца (если бы самочка, конечно, вообще видела его), он как-то резко выбивался из общей палитры пещеры и ее жителей, где преобладали лишь холодные оттенки и цвета. Надо сказать, что столь завораживающий контраст произвел на Хлою неизгладимое впечатление, отчего она даже немного смутилась, не совсем, правда, осознав истинную причину. - Привет, - в свою очередь, поздоровалась и девчушка, продолжая тайком рассматривать ярко-рыжую шкурку Дэнниса. Какая-то она вся была… притягивающая что ли - во всяком случае, юной самочке еще не доводилось встречать подобный окрас за всю свою недолгую жизнь. Даже шкура папы Хэмиша была заметно бледнее и прозрачнее, чем у этого королевского юнца. - Ты… Ты всегда был таким вот… ну, оранжевым? - все-таки спросила Хлоя, после чего, окончательно осмелев, протянула вперед лапку, чтобы дотронуться до непослушного вихра на макушке рыжего самца. - Ух ты! И правда, настоящий!

+4

306

О...

Самка напряженно прижала уши к черепу, обернувшись на короткий возглас Хэмиша и с серьезным выражением морды выслушав его от начала и до конца. Ну... да, спорить она не стала, хоть ей и действительно не очень хотелось, чтобы столь юный, пускай хоть и активный, предприимчивый малыш, как Фредерик, наблюдал такую поистине ужасающую сцену, но Хэмиш был прав. Был прав как бывалый лекарь. Сама бы она ни за что не сумела выдержать такие... такие пытки пускай даже и пытали то по сути не ее. Меру не пугал вид крови, она не была неженкой, но смотреть как кто-то намеренно причиняет кому-то боль... В общем нет. Простите, но нет. Поэтому Маджи едва ли смогла бы нормально подержать Арона и это, очевидно, придется делать либо Фреду, либо, может быть, позвать Мунлайта, или кого-то из взрослых сильных самцов. И второе было бы куда более правильным решением на ее взгляд, но оспаривать Хэмиша самка не решилась, немного недовольно поджав тонкие губы и опустив взгляд в пол. Но почти сразу же резко подняла голову, встревоженно навострив кончики ушей. Плач? И вправду...

- Хорошо. Только... осторожнее все-таки, - тихо отозвалась львица, и быстрым шагом покинула укромный угол обустроенный под местный лазарет, поспешив на звуки громогласного детского рева. Ну... что тут скажешь, слава богу вроде ничего серьезного. Рядом с ее малышами уже стояла сама королева, а вокруг пускающей милые детские сопельки Ло собралась целая толпа утешителей. Ушиблась она что ли?

Уже куда более спокойно приблизившись к Шантэ и неловко улыбнувшись состроив глазки домиком - вы уж извините за этот бардак! - Мера быстро наклонилась к Ло, размашисто пройдясь языком по ее заплаканной курносой моське. А затем уселась рядом, позволив белой крохе облокотиться спиной о ее теплый, пахнущий молоком живот.

- Извините, моя королева, вижу кое-кто тут совсем не следит за львятами, - она выразительно покосилась в сторону беззаботно дрыхнущего раскинув лапы Дента, который явно не сильно парился о состоянии кабов. Видимо оставил следить за детенышами Кейси - шакалица тихонько, скромно пыталась приблизиться к детенышам, но видимо либо не успела, либо стеснялась царственной персоны Шантэ. - Хэмиш сейчас проводит сложную операцию для Арона, Фредерик ему помогает. Мои малыши вам не доставили больших хлопот? А то смотрю кое-кто тут расшалился, - она ловко подхватила лапой топорщащую загривок Астрид, подгребая ее тоже поближе к себе и, следовательно, к глухо шмыгающей сестренке. Бегло осмотревшись по сторонам и убедившись, что в целом все в порядке, Мериад тихо, успокоенно вздохнула. - Ваши, да? - она кивнула на Приблизившегося к Хлое Денниса и неуверенно жмущегося к полу Иккинга, задержав на последнем свой пристальный, яркий взгляд. - Ну прямо копия отца, - подметила Мер, а затем подняла взгляд на его замершую напротив спокойно наблюдающую за новенькой мать. - Я хорошо помню вашего супруга. Он бы гордился своими детьми. Они очень красивые, и наверняка вырастут смелыми и сильными защитниками Севера, - Мериад шевельнула пушистой кисточкой хвоста, пытаясь уследить за всеми сразу. Но пока кроме несчастно расплакавшейся Ло, она больше не видела каких-либо "тревожных звоночков".

- Я тут подумала, пока мой спутник занимается лечением Арона, я вроде бы как совсем не у дел... Львята уже накормлены, а вот львы наверное голодны, - резонно подметила самка, мягко переступив передними лапами. - Я хотела предложить отправиться на охоту. Давно уже не охотилась не разминалась. Этим занимался чаще всего Хэмиш, я не могла оставить детишек, особенно пока они были совсем маленькими. Но теперь они под надежной защитой и я могу быть спокойна за их сохранность. Может кто-то из ваших львиц согласится сходить со мной и раздобыть немного еды для прайда?

+5

307

Первым делом Октавиан решил заняться своим завтраком (который корректнее было бы назвать уже обедом). С истинно гурманским подходом лев избирательно выбирал кусок посвежее и посочнее, раз уж подвернулась такая возможность, а затем, прибрав его к себе, растягивая удовольствие, спокойно и размеренно сожрал его. Покончив с пищей, Октавиан вновь осмотрелся вокруг: он особо не представлял, чем себя занять в это время, с другой стороны, ему все еще надо было хотя бы увидеть новоприбывших. Но после плотного принятия пищи подниматься на лапы черношкурому так и не хотелось, поэтому он просто остался на своем месте, вновь тщательно отмываясь и выслушивая Риффа.

— ...и это в общем все, что я про них знаю. Точнее то, что слышал. Короче говоря, нас стало больше из-за еще одних беженцев. Эх... Последнее время похоже только они и пополняют прайд. И это при том, что границы закрыты. Не к добру все это идет, ох не к добру, — закончив эту фразу, сокол деловито съел последний кусочек собственной порции мяса.

— Ну, судя по тому, что ты рассказал, это вроде не плохие львы. Да и тем более вспомни о том, как мы оказались здесь. Если бы не милость Траина, то я так бы и остался лежать с раненым пузом посреди целого ничего.

— Это да, но и ты не забывай кое о чем. Львы приходят сюда не просто так: все знают, что здесь далеко не самые комфортные условия для жизни. И если среди всех мест выбирают именно это, то предыдущее должно быть гораздо хуже. И вот это вот "хуже" вскоре и до нас может докатиться.

— Это мы еще посмотрим.

— Пора бы уже увидеть: достаточно посмотреть на того... Как его... Арона. Что-то мне подсказывает, что его так "обработали" не от большой любви и взаимоуважения. Помяни мое слово, однажды... — но Рифф так и не закончил фразу, потому что в их разговор влетел Луриан.

— Привет, Рифф, привет Октавиан! Простите, что вмешиваюсь в ваш разговор. Надеюсь, я не помешал.

Октавиан повернулся к подростку, бегло осмотрев его. Все такой же бодрый, все такой же веселый, все такой же ярко желтый, как и всегда, несмотря на последние события. Лев широко улыбнулся ему, слегка качнув головой в его сторону:

— И тебе привет, Луриан... — но приветствие барда быстро утонуло в потоке вопросов, которые буквально лились из подростка. — Хе-хе, стой-стой, потише, — рассмеявшись, Октавиан кое-как вставил слово в ту секунду, когда Луриан решил перевести дух после череды вопросов. — Давай по одному вопросу за раз, хорошо?

— А вот и преданные фанаты уже пришли. И только попробуй теперь возразить, Окти, что ты не герой. — Рифф, вспорхнув с места, уселся вновь сверху на гриву льва.

— Может и герой, но все-таки я там был не один, — ответил черношкурый, подняв взгляд кверху. — Так что герои все же "мы" вместе.

— Хватит уже прибедняться, тут от тебя ответов ждут. Молодое поколение жаждет узнать всё из твоих уст, потрудись развлечь будущего бойца.

— Хех, и правда. Да, Луриан, мы действительно сразились с призраком Смауга. С огромным, бесплотным духом медведя. Представь себе, будто сгусток тумана сконцентрировался в образе какого-то животного... Вот примерно так и выглядят духи. Ты не можешь его "пощупать", ты будешь проходить сквозь него, словно там, где он стоит, ничего вовсе нет, но при этом будешь ощущать очень и очень неприятный холод по всей коже. как только коснешься его. С другой стороны и духи ничего не могут поделать с тобой, если только они не злые - тогда они могут попытаться проклясть тебя и ударить тебя им не удастся, — заметив, как молодой лев уже, развесив уши, внимает каждому сказанному слову, Октавиан с чуть большей каплей драматизма в голосе продолжил вещать. — Но обычно духи просто так не попадаются на глаза и не нападают на живых, но этот призрак был особенным. В конце концов это же был сам Смауг! Он, поглотив души львов из прайда Варга, мог сражаться с нами, словно он был из плоти и крови, но при этом он оставался духом, так что мы не могли ударить его в ответ. Мы, конечно, сначала попытались его остановить грубой силой...

— Пока он не раскидал вас, как котят по углам, — неожиданно влез в рассказ Рифф.

— Кхм, в общем мы быстро осознали, что его нельзя победить, накинувшись на него всей толпой. А теперь представь что бы было, если призрак Смауга оказался бы здесь? С его силой, гипнотизирующим взглядом и неуязвимостью он бы не оставил здесь никого в живых, пожрав души всех львов и став еще сильнее. Так что мы были обязаны его остановить там, где мы его встретили. И, увидев, что внутри Смауга мелькают души львов, я решил попробовать пробудить их внутри, чтобы они начали сражаться за свою свободу... И я решил сделать это лучшим способом, которым умею: песней! Это и вправду заставило души внутри Смауга пробудиться. Затем остальные подхватили мою идею, души прайда Варга начали биться внутри Смауга, пока не разодрали его дух на части изнутри.

— Мораль сей басни такова: сдох однажды, сдохнешь и второй раз, — заключил сокол.

— Это да, — Октавиан ухмыльнулся, услышав интерпретацию "морали" сокола по поводу всей этой истории. — Но более важный урок здесь заключается в том, что сила не всегда спрятана в могуществе. Смауг был могуч, сильнее всех нас по одиночке, но вместе мы смогли его побороть. Наша истинная сила в единстве, Луриан, запомни это. Мы - это Братство, и каждый из нас является его важной частью. Пока мы держимся вместе, нас ничто не способно сломить.

+3

308

Что ж, полнейший мрак снова начал постепенно накрывать Арона, да с такой интенсивностью, что казалось, в этот раз волна не оставит ни единого шанса остаться на том небольшом островке сознания, где находился свет. Вот точно, ещё немного и света в голове снова не станет. Кто знает, на сколько в этот раз, да и появится ли он ещё раз после этого... А всё дело в том, что воспоминания, последовавшие вскоре за рассказом о прошедших трагических событиях, вновь стали вырисовывать картинки перед глазами, словно всё это произошло вот только что. Наболевшие чувства вновь обострились, из-за чего Арон на время совсем выпал из реальности, так что за происходящим в реальном времени он не просто не следил, ему казалось, что этого всего не происходит! Лев прикрыл глаза на миг, который по его ощущениям растянулся на целую вечность...

Чёрногривый видел, как снова шёл рядом с Марком искать Клорекса, как они вдвоём проходили через самые различные испытания. Снова предстали перед глазами дебри с, мягко говоря, не самыми дружелюбными леопардами, где львиным особям просто повезло остаться в живых хотя бы ещё ненадолго. Ненадолго... Ох, если бы кто-нибудь мог знать, что произойдёт дальше! Вот, мозг Арона показывает в очередной раз смертельно красивые пейзажи края с таинственным белым песком. Если подумать, то эта долина с самого начала показала, что не очень хотела впускать чужаков на свою территорию. Ещё там тропа казалась слишком сложной и опасной, явно намекая о том, что точно не стоило туда идти. Всё окружение словно пыталось кричать о том, что нужно было остановиться, подумать ещё раз десять, а ещё лучше скорее повернуть назад. Но ведь разве те двое наивных придурков могли просто так взять, прислушаться к подсказкам природы и просто так уйти, когда они ещё не нашли пропавшего товарища. Вот они с Марком и шли туда, терпя все неудобства, прямо как в рассказах о каких-нибудь героях, правда закончилось всё далеко не так, как хотелось бы...

И вот почему такая красота той местности на самом деле оказалась смертельной в прямом смысле? Неужели это такая ловушка? Да, все слышали о том, что внешний вид может быть обманчивым, но это выражение всегда касалось живых существ и только... Или же не только? Хотя даже, возвращаясь к привычному смыслу этих слов, никак не получится увильнуть от происзошедшей там трагедии. Вот, перед глазами Арона вновь раскинулась огромная скала, которая уж точно должна была стать тревожным звоночком о том, что два придурка зашли точно не туда. Вот зачем было Клорексу идти аж туда? Не в его характере же было искать себе лишние приключения на задницу! Но кто об этом думал тогда?

Перед глазами вспышка, затем ещё одна... Вот, один чёрногривый лев вновь лежал на холодном снегу с переломанной лапой, вот второй бежит звать на помощь. Затем откуда-то появляются жуткие сцены, додуманные мозгом самостоятельно. Кто бы мог подумать, кто подсознание вообще способно прорисовать такие изощрённые сцены насилия с расчленёнкой, реками крови, небрежно разбросанными внутренностями... А ещё дикие вопли, плавно угасающие не то от потери голоса, не то от угасания самой жизни кричащего. И почему Арон ничего не слышал тогда? Ах да, он же был далеко... Слишком далеко. Да и что он мог сделать? Разве что умереть рядом. Хотя, кто сказал, что такой расклад был бы однозначно плохим? Все мучения бы закончились прямо там. Да, пришлось бы сначала испытать невыносимую физическую боль, но рано или поздно способость чувствовать что либо бы попросту отключилась. Как? По понятным причинам, лев этого не мог представить достоверно, но вот как мог, так и думал...

Ещё одна вспышка. Небольшая перемотка времени... И уже теперь взгляд уловил знакомые силуеты белоснежных монстров, принявших обличье львов. Да, это совершенно точно были чудовища, явившиеся прямиком из преисподней, чтобы поохотиться на невинные души простых смертных. Они же не забирают с собой души умерших? Или же павшие от смертоносных когтей и клыков обречены стать рабами этим тварям даже в ином мире? Не хотелось бы, чтобы так было... Конечно, никто не может этого проверить, пока сам не попадёт туда, но наверняка не может же Ахейю допустить этого! Все мучения Марка должны были завершиться там, в морозной долине, пропитавшейся его горячей кровью.

Вот уже очертания чудищ стали гораздо чётче, их можно было рассмотреть получше, хоть и не было никакого желания этого делать. Пожалуй, только им подобные охотно бы рассматривали такого страшилу с львиной шкурой на спине. Там же даже остатки крови несчастной жертвы были видны на белой шерсти его убийцы! Вновь Арон слышит собственный крик, ещё сильнее ощущает своё отчаяние, а там по его спине словно бегут чьи-то когти, больно впиваясь в кожу острием. Да и только ли в кожу? Нет, сразу в душу! Там наверняка уже образовалась некая кровоточащая рана, похожая на дыру, которая никак не хотела прекращать ныть.

А ведь всё это время тело Арона просто бессознательно выполняло всё, что от него требовали, пока само сознание где-то блуждало в дремучих джунглях воспоминаний и кошмаров, слившихся в один единый клубок, откуда прорастали колючки моральной боли. Вот, мысли уже начинали буквально гореть, когда в голове в очередной раз всё показывалось с той же отправной точки невозврата. Снова и снова глаза видели, откуда начали расти ноги у той боли, что его преследовала, во что превратилась та история, но с каждым разом правду было сложнее найти, ведь всё становилось таким затуманенным... Зубы крепко впились в рог, что лев сам же непроизвольно взял себе в рот, потому что ему нужно было это сделать. Он совершенно не замечал, что на него кто-то залез, да и вообще что с ним что-то делали. Больной находился здесь, но и не здесь одновременно. Взгляд вроде бы был не таким пустым, но чего-то точно не хватало, чтобы окружающие могли понимать, что тот точно мысленно присутствовал в этом месте. Но нет, разум всё блуждал, и блуждал... Он, как глупый детёныш какой-нибудь зебры, заплутавший в трёх пальмах, но вот вместо того, чтобы успокоиться, продолжал истощать свою нервную систему. И вообще будь его воля, он бы просто сел и горько заплакал, захлёбываясь в солёных слезах.

В реальном же времени львиное тело не выражало какой-то единой понятной эмоции, так что было трудно понять, что там с ним происходит, тем более, что на морду вряд ли кто сейчас обращал внимания. Оно и к лучшему, ведь и вопросов по этому поводу тоже не будет. А вот в подсознании жара всё никак не унималась. И кто сказал, что воспоминания, мысли не могут гореть? Мысли не горят? Они ещё как горят! Вы бы видели этот ад! Они так красиво горят, что если бы с той же силой можно было разжечь в реальной жизни такое пламя, то оно бы привлекло внимание очень многих живых существ. Почему? А потому что огонь пылал бы с огромной мощью, чаруя своей очаровательностью. Все же знают, что на огонь можно смотреть вечно, так ведь? Не зря так говорят. Ещё как не зря! Сучайный путник бы попросту потерял голову и застыл, любуясь тем, как же красиво горело бы это адское пламя.

Ещё мгновение - внезапно рассудок больного вернулся из странстования на своё положенное место, но, кажется, поздновато, так как определённо  Арон умудрился упустить из виду множество важного, что касалось напрямую его самого. На нем уже никто не лежал, лев-целитель и энергичный юнец находились совсем рядом, а зубы их пациента всё ещё покорно держали какой-то рог. Чёрногривый довольно быстро вспомнил, что с ним должны были делать, на что он согласился, но как-то не понял, была ли какая-то попытка что-то сделать. Переспросить об этом у льва не было смелости, так как он всё же понял, что на самом деле просто выпал из реальности на некоторое время, понятия не имея теперь, как восстановиться и заново приспособиться к жизни со всеми её проблемами, при этом не впадая в уныние снова и снова.

Что ж, пусть в голове и было какое-то странное месиво, но делать что-то нужно было. Арон осмелился приподнять голову, окинув блуждающим взглядом Хэмиша и Фредерика. Выпустив изо рта инородный предмет, лев едва слышно вздохнул, будто набираясь сил, чтобы что-то сказать, а затем нарушил собственное молчание:

А... Значит не получилось... Может... Стоит попробовать снова... Если такое вообще... возможно... Не щадите меня... Вы мне хуже точно... вряд ли сделаете... - эти слова могли прозвучать странно, словно их сказал какой-то мазахист, но если знать контекст, то вроде бы должно было всё быть предельно ясно. Арон допустил, что видимо уже они попытались один раз сломать его лапу заново, но не пытался вслушаться в разговор, что, кажется, происходил сейчас между ними.

"Вот же... Какого меня унесло вообще так далеко? Что со мной вообще происходит? Я же договорился уже с собой, но мой мозг будто издевается надо мной! Может я головой тронулся? Как мне успокоиться? Как? Что я ещё должен сделать?" - мысленно злился на себя больной, чувствуя огромное давление внутри себя, что легко могло в любой момент отправить на дно, пусть здесь и не было никакого глубокого водоема.

"Арон, насколько же ты жалок! Оставь ты это уже всё наконец! Какого ты не можешь взять себя в лапы? Не хватало ещё, чтобы ты новых ошибок себе прибавил! Что это за сопли? ААААА! Что я могу вообще сделать с этим всем? Где мне взять силы?!"

+4

309

Суета, которая образовалась в Чертоге с появлением новых членов разрастающегося прайда, только сильнее грела сердце леди севера. «Я ведь поступила верно, Траин?», — мысленно обращалась она к своему почившему супругу, который оставался для нее едва ли не самым главным советчиком в правлении. Она знала самца с детства, поэтому ей было не сложно спроецировать его поведение в той или иной ситуации: неосознанно кошка поступала так же, как поступил бы лорд на ее месте. И это было гарантией правильности и безошибочности.

Еще ни разу такой подход не давал осечки: теперь она гордо расположилась вокруг детворы, с хитрым прищуром рассматривая каждого новенького львенка. Если бы хранительница севера отказала семейству в принятии, то наверняка бы уменьшила шансы на выживание для этих львят. А эти милые колобки меха, — такие же, как и ее родные детеныши! — просто обязаны были выжить. И чувство верно выполненного долга и еще одних, возможно, спасенных жизней, придавало Шантэ спокойствия и уверенности. Но чем больше членов в прайде, тем сильнее ответственность…

Первым на вопрос леди севера ответил голубоглазый львенок со смешной завертушкой на лбу: он оказался таким воспитанным, что это не только впечатлило королеву, но даже удивило. Она мягко улыбнулась Хью, проследив взглядом за каждым львенком, которого представил детеныш: по крайней мере, теперь можно было понять, где чьи; об оговорках маленького джентльмена львица даже не задумалась, поскольку для нее было очевидным, что детеныши Дента были выкормлены Мериад, а потому они считают друг друга братьями и сестрами.

О-о-о! — важно протянула Шантэ на последнюю реплику Хью, — думаю, они будут только рады.

На вмешательство королевы отреагировали и другие детеныши. Следом за первым львенком в «диалог» вступила, кажется, Астрид: задорный светлый котенок, такой же шустрый и неугомонный, какой была и сама Шантэ в детстве. — Да, я их мама, — кивнула львица, приманивая маленькую охотницу хвостом и едва заметно щурясь от ее покусываний: у детенышей все-таки очень острые зубки! Но едва только королева успела опомниться, как неугомонная малышка уже тыкалась носом в бедра самки. Шантэ подумала, что Астрид голодна, но ответить на вопрос не успела: самочка уже вовсю донимала свою менее активную сестру, расшибла нежный носик, а потом тут же вскочила снова на лапы, только завидев Иккинга.

«Эта точно будет воительницей», — с усмешкой и одобрением подумала Шантэ. Как раз к тому времени к компании львят уже успели подбежать ее собственные дети. — Ох, сын, — с глубоким вздохом пробормотала самка, завидев во рту Дэнниса навозника, — их нельзя брать в пасть… впрочем, вы молодцы, что смогли поймать его, — уже тверже продолжила Шантэ. Объяснять детенышам, что жуки-навозники получили свое название не просто так, сейчас бесполезно (особенно, когда его уже измусолили в пасти вдоль и поперек): лучше уж, пожалуй, она когда-нибудь просто покажет их место обитания — это наверняка надолго отложиться в их памяти, чем простые слова. Гораздо важнее, что львята играют, охотятся и уже сейчас учатся сражаться, — это наши члены прайда, — пояснила молодая мама, — можешь показать им свою добычу, вдруг понравится? — и, конечно, сию же секунду замолчала, усмехнувшись от реакции сына на одну из маленьких львят — Хлою. Ту самую, что смешно говорила, глядела внимательно и была очень похожа на своего старшего братца: хотя бы своей завитушкой. Да, Шантэ все видела: и куда Дениска так засмотрелся — в том числе.

За маленьким лордом подоспел и Иккинг, что не могло не порадовать львицу. Её старший сын нередко проявлял только лишь робость (и в кого он такой уродился?), поэтому, когда львенок сам подошел к компании малышей и поздоровался с ними, Шантэ одобрительно улыбнулась. От ее взгляда, правда, не ускользнул Луриан, который стоял неподалеку и делал вид, что камни в Чертоге, которые он видит каждый божий день, очень увлекательные. Однако львица была благодарна молодому самцу за то, что он помог ее сыну стать немного увереннее. А плач маленькой сестренки Астрид, которая до этого выразила королеве свое восхищение новым домом, заставил Шантэ навострить уши: девочка ушиблась да настолько, что даже выступила кровь. Леди севера уже хотела было подняться, чтобы утешить львенка, но замерла, предоставив сделать это Иккингу и решив понаблюдать. Впрочем, «скорой помощи» в виде взрослой львицы не понадобилось, потому что как раз вовремя подошла Мериад, видимо, услышав плач.

Ничего страшного, — отмахнулась Шантэ, — уставшие самцы, что с них взять? — шутливо закатив глаза, сказала она, — не переживайте, ваши малыши чудесные и очень воспитанные. Мы уже познакомились, верно, Хью? — львица подмигнула котенку, а затем снова повернулась к Мериад: конечно, информация об Ароне была крайне важна для Леди севера. И она, мягко говоря, была совсем неутешительна. — Спасибо вам за помощь. Арон находился в таком состоянии почти сутки, и мы толком не могли ему ничем помочь — Самка задумчиво покачала головой. Она снова подумала о том ужасе, что удалось пережить льву, а потом вдруг невольно вспомнила о Мтонго: сколько времени прошло с тех пор, как он в последний раз был в Чертоге? Лев ушел на патруль и… не вернулся. Это было для него несвойственно. — А? Ах, извините,— львица едва заметно повела головой из стороны в сторону и кивнула с усталой улыбкой, — да, мои. Это Дэннис, а это — Иккинг, мой старший. — Мериад точно видела Лорда севера, раз подметила сходство детей с ним. И они действительно были похожи на своего отца. Каждый из них. Дэннис — улыбкой, хотя его голубые глаза напрямую намекали на его дедушку, — белого ходока, — а Иккинг — добрым взглядом, веснушками на носу и цветом шерсти. Сверр — такой же смелый, а Мария — заводила. Их малыши — продолжение родителей, и Шантэ очень надеялась, что Траин действительно гордился бы ими. И все же ее сердце разрывалось каждый раз, как она вспоминала о том, что ему не суждено было их увидеть. — Спасибо. Я верю, что они не подведут своего отца, — тихо добавила кошка и замолчала. Когда-нибудь ей придется рассказать львятам о Траине: пусть они знают, каким он был на самом деле и ровняются на него. А тем временем самка, убедившись, что со всеми львятами все в порядке, заговорила об охоте, чем очень обрадовала львицу: инициатива всегда приветствовалась.

Свежее мясо сейчас не помешает, — согласно кивнула Шантэ на слова Мериад, — учитывая, что сегодня вечером будет пир в честь победы над призраком Смауга — убитого некогда медведя, который жил тут задолго до нас, удачная охота только обрадует наших воинов. С собой можете взять Дис и и Уллу — они прекрасные охотницы, а за малышей не переживайте: за ними присмотрит Иггрит, наша няня. — Кошка повернулась в ту сторону, где в последний раз оставила львиц (там же они и лежали, о чем-то увлеченно беседуя) и тихо, призывно заурчала. Они незамедлительно подошли.
Здравствуйте! — поздоровалась молодая самка, — добро пожаловать! Я  — Дис.
Добрый вечер, — сдержаннее представилась другая, — мое имя — Улла.
Мериад хочет сходить на охоту. Ей нужна помощь.
О, это мы запросто, — задорно отозвалась Дис; Улла только кивнула, хоть и не без улыбки.
Покажите ей наши лучшие угодья, — отозвалась Шантэ, — я бы с радостью пошла с вами, но мне нужно проверить кое-что… Ммм… Никто из вас не видел Мтонго?
Нет, — удивленно покачала головой Улла, — кажется, он даже не ночевал сегодня в логове.
Ладно…, — львица на короткое время запнулась, но потом все же кивнула самкам, —  счастливой охоты!

Шантэ не стала отвлекать увлеченно заинтересованных друг в друге львят, оставив Иггрит за старшую. Сама же отправилась в сторону выхода из чертога, думая о том, куда мог подеваться глава патруля. Необходимо было проверить границы, хотя бы следа было бы достаточно.

Она волновалась не на шутку. В такое время, когда Ходоки уже серьезно заявили о себе, пропажа льва, пусть даже здорового, взрослого и сильного, не сулила ничего хорошего.

И думая об этом, Шантэ заприметила Дента, развалившегося недалеко от места, где копошились львята. В этот момент у нее проскочила мысль о том, что неплохо было бы заручиться поддержкой взрослого самца во время поисков Мтонго, а заодно показать ему владения и посмотреть, что он из себя представляет. Очень тихо, она изменила направление своего движения, чем не на шутку всполошила Кейси: спутница самца сию же минуту пихнула того в бок, мол, вставай, нечего тут ямку в полу пролеживать, когда в твою сторону сама Леди севера идет.

И раз уж лев разлепил глаза, потянулся и даже успел направить осмысленный взгляд в сторону Шантэ, то самка решила, что можно свои идеи легко воплотить в жизнь.

Как спалось? — спросила она, остановившись в нескольких шагах от Дента. Ей было неловко смотреть на него в упор из-за второй, изуродованной, половины его морды, но приходилось держаться: львица понимала, что встреться она с главными врагами своего прайда, можно было бы насмотреться и не такого. — У вас смелые девочки, — заметила кошка, — Астрид, например, погрызла мой хвост, — и будто бы в качестве доказательства Шантэ сместила его влево, помахав кисточкой туда-сюда. И только заметив осоловелый взгляд Дента (будто такой реакции и добивалась), самка засмеялась, — ничего, все нормально. Я уважаю таких маленьких воительниц. Сама в детстве была не хуже.

Отредактировано Шантэ (7 Ноя 2020 12:25:21)

+5

310

Удивительно, но такая суровая и грозная на вид Леди Севера оказалась очень простой в общении — почти как Мериад или Хэмиш. Даже Дент порой вел себя куда менее, эээ, приветливо, хоть ни разу не продемонстрировал малышне и легкого намека на враждебность. Оно и понятно: Дент, все-таки, самец и закоренелый одиночка, сдержанный, молчаливый и замкнутый; Шантэ же вела себя как самая обычная рядовая львица, спокойная и доброжелательная ко всем без исключения. Хью одновременно поразился и искренне обрадовался этому неожиданному открытию, и уж приготовился было задать королеве еще парочку вежливых вопросов в духе "а вы можете нас с ними познакомить?" или "а как их всех зовут", но не успел и рта раскрыть, как вперед уже вышла неугомонная воительница-Астрид, моментально приковавшая к себе внимание старшей самки. А затем и вовсе начавшая ловить и свирепо трепать зубами чужую кисточку, в который уже раз продемонстрировав всем вокруг, какие же они с Ло обе неугомонные засранки-хулиганки. В хорошем смысле этого слова, разумеется. К огромному облегчению Хью, Шантэ и тут показала себя очень спокойной и терпеливой, не став ругать его сестричек за их чересчур шумные игрища. Кажется, она даже нарочно шевелила хвостом, чтобы еще сильнее привлечь к нему внимание Астрид, и в дальнейшем стойко выдержала все укусы малышки — ну и ну!

Простите моих сестренок за весь этот шум, — так или иначе, вежливо извинился Хью перед королевой, усевшись на задние лапки и безостановочно крутя головой по сторонам, тщетно силясь углядеть за хаотичными перемещениями разыгравшихся девчонок. Ну что ты будешь с ними делать... Вон уже и Мали, бедного, на землю уронили своими бешеными прыжками! Но Хью уже по собственному опыту знал, что останавливать их сейчас бес-по-лез-но. Зашибут и не заметят! И все-таки, он чувствовал, что, как самый старший, просто обязан как-то их приструнить, хотя бы самую капельку. Не зря же Мериад оставила его за главного! — Астри, Ло, — смиренно воззвал он к затменному играми разуму малышек. — Ну перестаньте, вы так точно еще кого-нибудь сшибете! Или разбудите дядю Дента... — так и не добившись никакой внятной реакции, Хью украдкой тяжко вздохнул себе под нос... А затем с интересом повернул голову к тихонько приблизившемуся к их компании рыжему львенку. Ух ты какой! И вправду необычный! — Привет, — он тоже радостно поприветствовал клыкастого малыша в ответ, вполне искренне улыбнувшись ему со своего места. — Я Хью! А это Хлоя, моя сестра. И Малихар, мой брат. И эти две самочки тоже наши... сестры, — ну вот, приехали! Допрыгались, точнее.

Все как он и боялся с самого начала: они все-таки врезались!

Завидев, как смачно грохнулась Ло, Хью практически сразу поднялся со своего места, весь встревоженный и даже немного напуганный поднятым ею ревом. Как же сильно она ушиблась, раз так громко плакала! Эх, а ведь он говорил им перестать так носиться, кто бы его послушал! Но само собой, Хью не собирался говорить этого вслух. Он вообще не был склонен ко всякого рода бухтежу и строгим нотациям. Да, он предупреждал заранее о возможном негативном исходе, но что случилось — то уже случилось, и его вредное нытье над ухом ситуации точно не улучшит. Поэтому, львенок просто двинулся навстречу хнычущей сестренке, готовый крепко ее обнять, а заодно хорошенько облизать с ушей до хвоста, чтоб побыстрее успокоилась и не рыдала так надрывно, словно не лапку расцарапала, а как минимум потеряла ее всю целиком среди камней! Но почти сразу замер с удивленной миной, наблюдая за тем, как к белошкурой малышке подходит еще один незнакомый львенок и эдак стеснительно, до ужаса неуверенно пытается ее утешить... Ну, а уже в следующее мгновение рядом с Ло завертелась нарочито сердитая и грозная Астрид в режиме кровожадной защитницы, попробуй только подступить хоть на полшага! Окончательную (и жирную) точку в альтруистических мотивах Хьюши поставила невесть откуда вышедшая Мериад, как обычно самостоятельно разобравшаяся с возникшей проблемой. Чувствуя себя отчасти виноватым в том, что не уследил за младшенькими (хотя тут даже сама Леди Севера не уследила, ну упс!), Хью медленно, пристыженно подковылял к матери с другой стороны и тихонько шепнул ей исподтишка, подсказывая:

Она лапку поцарапала, мам, — и вновь скромненько умолк, больше никак не вмешиваясь в дальнейший разговор взрослых, а просто украдкой, бочком-бочком обошел их стороной, снова встав рядом с Хлоей и Дэннисом. Только лишь утвердительно кивнул в ответ на озорное подмигивание Шантэ, вновь улыбнувшись на ее полный тепла и затаенного веселья взгляд. Хорошая она была, все-таки... Ужасно ему нравилась. И сыновья у нее тоже казались очень спокойными и приятными львятами, с такими точно стоило подружиться! Дэннис и Иккинг, значит... Хью попытался было повнимательнее рассмотреть второго малыша, но тот уже заныкался куда-то за спину своей матери, довольно широкую, между прочим, явно чувствуя себя там в большей безопасности. Особенно если учесть, как подчеркнуто агрессивно встретила его Астрид. Надо будет сказать, что она это не со зла, а просто привыкла защищать свою более наивную и ранимую сестричку... Но позже. Сейчас взрослые явно что-то решали между собой, и ему, Хью, обязательно следовало их послушать. Не из праздного любопытства, а просто чтобы лучше понимать, что им с братом и сестрами делать дальше. Как выяснилось, Мериад хотела отправиться на охоту в компании двух местных львиц, а Леди Шантэ... ну, наверное, заняться своими собственными королевскими делами? Она тоже не могла вечно сидеть на одном месте и возиться с чужими львятами; вместо этого, нянькой назначили еще одну самку, Иггрит. Хью несколько раз повторил про себя это имя, чтобы лучшего его запомнить. Интересное какое... Необычное.

Здравствуйте, — как всегда вежливо поприветствовал он эту уже очень матерую, но добродушную на вид львицу, едва только она неспешной походкой приблизилась к их компании. — Я Хью, а это Малихар, Хлоя, Астрид и Ло. Мы тут новенькие, — кажется, скоро это уже войдет в привычку, такое вот быстрое представление себя самого и своих младших сиблингов. А скольких еще львов в этой пещере они не видели или банально не успели с ними познакомиться! Стоило заранее запастись терпением, которого у Хьюши, впрочем, всегда было хоть отбавляй. Как и желания заводить новых друзей и товарищей.

Здравствуй, Хью и... остальные, — Иггрит довольно быстро смекнула, что так легко ей всех этих имен не запомнить, но все равно очень тепло и дружелюбно заулыбалась новеньким в ответ. — Я — Иггрит, рада знакомству. Вы уже успели друг с другом познакомиться? — она вопросительно посмотрела на замерших в сторонке Дэнниса с Иккингом, ожидая их ответа. — А куда это подевались Мария и Сверр? Что-то я их не вижу...

Пояснение со-игрокам

Иггрит — непись прайда, матерая львица семи лет. Успела вырастить несколько помётов и готова всегда предложить свои умелые услуги няньки другим львицам прайда в воспитании и присмотре за детьми. Добродушная, с мягким характером. С нежностью и трепетом относится к детям.

+3

311

Да, не так-то просто это все было. Возможно, Хэм просто слишком осторожничал и прикладывал недостаточно усилий, ведь, несмотря на свою внешнюю уверенность, в глубине души лев и сам не хотел причинять Арону лишней боли. Потому и не смог сломать кость с первой попытки... Но это, на его взгляд, было куда лучше, чем если бы он, наоборот, переборщил с ударом или, к примеру, сломал кость где-нибудь совсем в другом месте. Осознав, что его тактика не сработала, Хэмиш тотчас убрал лапы прочь от чужой конечности, давая Арону возможность немного отдышаться и прийти в себя. Честно сказать, ему совсем не нравился внешний вид пациента. Он казался сейчас таким отрешенным и почти никак не отреагировал на травмирующие действия лекаря...

Зато у бедняги Фредерика глаза были чуть ли не на затылке!

С обалделым видом "скатившись" со спины Арона, подросток тотчас обрушился на Хэма с градом обескураженных и даже откровенно напуганных расспросов и восклицаний, вся суть которых сводилась примерно к "могли бы предупредить заранее, черт подери!!". Ну, его легко можно было понять. Но Хэмишу не хотелось, чтобы Фред запаниковал и тем самым хуже выполнил свою задачу. Он вообще рассчитывал сделать все максимально быстро и по-возможности так, чтобы подросток ничего толком не успел понять. Но увы... Теперь ему предстояло не только сделать вторую попытку, но еще и как-то успокоить Фредерика, чтобы тот вернулся на свое прежнее место и снова приготовился держать Арона за шкирку.

Тише, — не шибко сердитым, но достаточно строим голосом урезонил Хэм несчастного львенка, на секунду отвлекшись от странно-пристального разглядывания отсутствующей физиономии Арона, бросив короткий взгляд на своего взволнованно лепечущего помощника. К счастью, этого хватило, чтобы Фред более-менее успокоился и снова взял эмоции под контроль. Вот и отлично, вот и молодчина. — Да... не сработало, — со сдержанной, едва различимой досадой в голосе признал Хэмиш свой косяк, вновь переключив внимание на Арона, аккуратно подтолкнув рог обратно к чужой морде. — Возьми его обратно, сейчас будет второй заход. И скорее всего последний — у меня нет цели бесконечно мучить твой организм. Если не получится сейчас, то, боюсь, на этом мы и остановимся. Ему не вправили кость вовремя, — Хэм снова посмотрел на замершего подле него Фреда, утвердительно кивнув в ответ на его робкий уточняющий вопрос, — и она начала срастаться неправильно. Сейчас я пытаюсь это исправить, но число попыток у нас сильно ограничено. Если ничего не выйдет — наш пациент может навсегда остаться хромым, вот почему так важно сосредоточиться и крепко держать его на одном месте. Я не хотел, чтобы ты переволновался заранее, так что извини за это умалчивание... — лев умолк, на удивление внимательно слушая то, что начал говорить ему Фредерик, к собственному удивлению (и одобрению) заключая, что этот малец реально, простите, "шарит". Мозги у него и впрямь работали отлично, и Хэм находил предложенный им вариант вполне логичным. И что главное — удобным. Хоть у Арона сейчас был такой видок, будто он в самую последнюю очередь обращает внимание на адскую боль в собственной лапе — но об этом Хэмиш решил тактично промолчать, дабы не волновать Фредерика сверх меры. — Хорошо. Зови свою мартышку, пускай поможет, — легко, в общем-то, согласился бывший вояка с доводами Фредерика и сам чуть подвинулся в сторонку, терпеливо дожидаясь, пока тот обо всем договорился с пришедшим на его зов фамильяром. Надо же, такой юный, а уже умеет вправлять челюсти и пользуется услугами сразу двоих помощников-"санитаров"! Это и вправду казалось весьма находчивым и удобным. А малец был отнюдь не так прост... Все-таки он не зря разрешил ему остаться и принять посильное участие в происходящем. Держался он неплохо, несмотря на первый (и вполне ожидаемый) шок, схватывал новую информацию буквально налету и уже очень многое знал сам, как это выяснялось по ходу дела. Делился опытом и свежими идеями, помогая облегчить не только саму процедуру, но также состояние больного — а это, на взгляд Хэмиша, было самое важное. С таким усердием и неприкрытой тягой к знаниям, из мальчишки мог выйти если не первоклассный целитель, то как минимум отличный подсобник лекаря.

И все же, его подруга-мартышка не показалась Хэмишу достаточно сильным зверьком, в самом деле способным удержать чужую лапу от возможного резкого рывка. Но лев и эту мысль также решил оставить при себе, дабы не расстраивать Фредерика и саму Ньязи. Они ведь искренне хотели ему помочь! Пускай хотя бы попытается.

Здравствуй. Ньязи, верно? — миролюбиво обратился Хэм к пришедшей обезьянке, на пару мгновений опустив усатую морду примерно на один с ней уровень. — Рад знакомству и твоей помощи. Ты не могла бы как можно крепче держать лапу нашего пациента, вот здесь... На случай, если он вдруг дернется от боли. И лучше закрой глаза, перед тем, как я начну, — он не знал, успел ли Фредерик шепнуть мартышке о том, что именно они вдвоем собирались сделать с чужой конечностью, но также как и в случае с Фредом решил не говорить об этом заранее. Точнее, просто не вдаваться во все эти шокирующие детали. — Ему будет больно и тяжело от моих действий, он может даже рычать от боли. Главное не отпускай и ничего не бойся, договорились? Ну, приступим. Фредерик, будь добр, займи свою позицию, — он еще немного подождал, пока юнец послушно вскарабкается обратно на спину Арону, а сам Арон — возьмет свой "кляп" в зубы, как и было приказано. Ну, вроде бы все звери были на своих местах, морально подготовленные и до ужаса сосредоточенные. Хорошо...

Глубоко вздохнув, Хэмиш вновь занес лапы над местом перелома, на сей раз попытавшись воздействовать уже с куда большей физической силой — но в то же время предельно аккуратно, не желая переборщить и... ну вы понимаете, не сообразить Арону второй перелом вдобавок к первому.

Офф-топ

Действия обговорены. Ньязи с разрешения владельца оказывает посильную помощь, вместе с Фредериком это дает суммарный дополнительный бонус "+2" к броску (по одному с каждого персонажа) + бонус "+1" от Талисмана удачи Хэмиша.

+5

312

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"3","avatar":"/user/avatars/user3.jpg","name":"SickRogue"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user3.jpg SickRogue

Хэмиш ломает лапу Арону

https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&amp;dice=4

Бросок
Бонусы

Итог

4
1 + 1 + 1 = 3

6

Персонаж относительно успешно справляется со своей задачей.

Итак, совместными усилиями наша бравая команда лекарей действительно ломает кость, причем точнехонько в месте старого перелома! Арон получает закрытый перелом лапы с антибонусом "-2" на первые 15 постов и антибонусом "-1" на оставшиеся 15. К счастью, благодаря заранее принятому обезболивающему, у него есть еще 4 поста, в течение которых боль в конечности будет не такой сильной, какой могла бы быть.

Теперь Арону требуется оказать первую помощь по вправлению кости, иначе лапа будет заживать самостоятельно в течение 30 постов, и тогда персонаж навсегда останется хромым.

С лота "Талисман Удачи" Хэмиша списан 1 заряд.

0

313

Это хорошо, что Шантэ оказалась такой терпеливой самкой. К сожалению отпрыски Дента не были воспитаны так же хорошо, как Хьюша и его брат и сестра, так что с этой шумной парочкой хлопот явно не оберешься. Вон, едва только глазастая мордашка Астрид появилась поблизости, зазывающе улыбаясь сестрице, провоцируя львенку на безумные игрища, наворачивая круги рядом с королевой, маленькая воительница моментально обо всем позабыла, с хищным, игривым рычанием метнувшись следом за сестрой. Поймаю, поймаю, поймаю!

Бедные все вокруг, которым не посчастливилось оказаться на пути у бешеной парочки любимых деточек бати-Дента - досталось и Малихару, ни в чем не повинному, который едва ноги унес от расшалившихся самочек, и Деннису, который лишь удивленно, на пару мгновений отвлекся от милой ммм... беседы с Хлоей, когда ему через плечо буквально кубарем перелетела Алопекс. Сам Денисыч был парнишка крепкий, к тому же самец, по сравнению с небольшой Ло, которая вообще здесь была мельче всех (и бешенее), так что этот инцидент ему никакого дискомфорта не доставил... в отличии от самочки. Ден молча проводил белую взглядом, и уж было обернулся обратно к Хлое, чтобы продолжить знакомство...

Но уже спустя мгновение со стороны улетевшей куда-то за камушек самочки донесся такой пронзительный рев взахлеб, что тут уж переполошились буквально все! Еще бы, тут ребенок плачет!

Но, понятное дело, больше всех встревожилась Астрид - в это время егоза укатилась в противоположную от сестры сторону и теперь заливисто хохотала, сидя задницей на холодном полу пещеры, аж умилительно призажмурив свои нежно-лиловые зенки. Она моментально их распахнула, вскочила на все четыре, и решительно метнулась на зов... на плач собственной сестрицы, опережая уже осторожно приблизившегося к ней Икка. Ну простите ваше величество. Мы тут из деревни, манерам не обучены. Коротко оскалив на перетрухавшего Иккинга свои маленькие, но очень острые клычки, даже толком не разобравшись в чем дело, легко потеснила его задницей и мигом склонилась к хнычущему сиблингу, с любовным мурчанием обтершись мордочкой о ее просоленную пушистую белую щечку. Ну-ну все, успокойся. Астрид рядом. Сейчас и папу позовем, ты только скажи, кто тебя обидел.

На счастье Ло (и Иккинга, которому вон считай, досталось ни за что ни про что) на поляне появилась Мериад.

Их кормилица на чуть-чуть опередила Шантэ, которая уж собиралась сама разобраться с чужой травмой, и довольно быстро успокоила расплакавшуюся Ло. Ну а с нею успокоилась и Астри, все еще с легким, гортанным мурлыканьем обтершись о уже не такие худые бока сиблинга, после чего замерла рядом, молча вслушиваясь в разговор старших. Из всего сказанного Астрид успела понять, что Шантэ здешняя правительница... а все эти львята, гурьбой присоединившиеся ко всеобщему веселью - ее дети. Следовательно принцы и принцессы? Что... и этот?

Львенка с явно читаемым сомнением на потрепанной мордашке воззрилась на боясливо выглядывающего из-за лапы Шантэ Иккинга, не стесняясь вперившись ему в глаза. Такая маленькая, а уже взирала на юного самца с видом неподдельной иронии, дескать что из тебя, такого, да вырастет. Тоже мне будущий король пф!

Проводив взглядом Мериад, которая ушла в компании двух местных охотниц по делам, а затем Шантэ, отошедшую к ее собственному отцу, пытаясь пробудить его от "векового сна", Астрид с интересом уставилась на Иггрит. Новое лицо в их компании... и чего за ними нужно приглядывать, они же не маленькие какие. - Привет! - откликнулась она следом за Хью, простодушно поприветствовав львицу... а затем вновь вернула свое внимание к боязливо поджавшему хвост Иккингу. Отчего-то он ее заинтересовал. Хотя почему "отчего-то". Он же был царским отпрыском как-никак.

Поднявшись со своего места, качнув кисточкой хвоста перед носом Ло, самка решительно двинулась впред, деловито приблизившись вплотную к бедному, уж видать и не знающему куда себя девать юному принцу, глядя на него с достоинством и легким высокомерием сверху вниз.

- Так ты у нас, значит, будущий король этого места? А чего жмешься... Боишься? - хитро, с ехидной ухмылочкой поинтересовалась у юнца Астрид.

+4

314

В последние дни Дент позабыл, что значит спать по несколько часов, без просыпа. Вернее, что значит вообще спать. Кратковременные провалы в забытье не считались - они были необходимы лишь затем, чтобы окончательно не загонять свой, и без того изможденный организм. Панические поиски сбежавших девчонок, длинный и крайне трудный спуск в долину… удивительно, как бродяга вообще смог все это перенести и даже не сойти с ума от целой череды испытаний его подранной шкуры на прочность. Довел, выдержал. И теперь заслужил немного беззаботного отдыха, когда можно больше не думать о голоде и холодных сквозняках которые без конца угрожали хрупким жизням львят.

Седогривый самец пребывал даже не во сне, а в какой-то глубокой отключке, захваченный вязкой, бессознательной тьмой, где не было никаких пейзажей и образов. Его разум был избавлен от воспоминаний, от кошмаров и радостей, только сплошная липкая пелена Нечто, которая довольно быстро вобрала уставшее тело хищника в свою бесконечность. Если бы не его ребра, мерно вздымающиеся при дыхании, то со стороны могло бы показаться, будто бы в углу пещеры валяется чей-то труп, готовый к разложению. Дент ничего не слышал. Не слышал он веселой возни собственных детей, которые уже вовсю принялись завоевывать местных обитателей; не слышал маленькой трагедии Ло, оцарапавшую лапку; даже приближения королевы Севера он так и не услышал, лишь слегка наморщив переносицу и пошевелив усами на ее плавные шаги.

- Ваше Величество! - дремавшая, было, Кейси мгновенно встрепенулась, после чего подскочила на лапы и, стыдливо прижав уши к затылку, почтительно поклонилась царственной львице. - Мадам… Нет мне прощения, мне сказали наблюдать, а я все на свете проспала… Извините меня, мадам! Будьте милостивы, - виновато выпалила она, прежде чем рыжей стрелой юркнув к брюху томно посапывающего хозяина. - Сэр… Королева, сэр!

Ох… Разбудить Дента оказалось задачей не из легких. Бедной шакалице пришлось добрую минуту пихать лапой в широкую, основательно ободранную бочину самца, прежде чем тот в принципе зашевелился, недовольно обнажая клыки. - Что ты несешь, глупая! Какая, к черту, королева?... Где?... - пробормотал седогривый бродяга, с трудом моргая и ворочая отяжелевшим языком. Кое-как приоткрыв глаза в узкие щелочки, Дент все-таки заметил чьи-то мягкие серые лапы, которые выжидательно сидели напротив его носа. - Пря-амо здесь?... - самец едва сообразил, что столь высокопоставленная особа действительно находится перед ним, пока он тут широко зевает и смачно потягивается, тем самым окончательно уничтожая веру Шантэ в остатки хоть какого-то воспитания у приблудных цыган. - Э-э… Спалось? - несколько растерянно повторив вопрос, Дент перевернулся на локти, чтобы, наконец, подняться и хотя бы занять более сдержанную позу перед королевой Севера. - Лучше, чем когда либо, - честно признался двуликий странник, благодарно склонив свою лохматую голову. - Спасибо, леди Шантэ. Ты даже представить не можешь, как я тебе благодарен за спокойствие. Мои девочки… да, есть немного, - все еще пытаясь прийти в себя, Дент принялся лихорадочно озираться по сторонам, в поисках своих драгоценных львят. Заметив их бойкую парочку в общей кучке разношерстной детворы, седогривый бродяга издал продолжительный выдох облегчения. Пожалуй, стоит привыкать к тому, что они теперь растут не одни, и о них может еще кто-то позаботиться, кроме него самого. “Они в безопасности, в безопасности…” - лев скривил губы в полуулыбке, насколько ему позволила искалеченная половина морды, и снова повернулся к серебристой хозяйке нынешних территорий. - Боюсь, у меня совсем не было возможности заняться воспитанием моей юной Валькирии, леди Шантэ. Но искренне надеюсь, что после нее больше никому не придется потом отращивать себе новый хвост.

Что ж, жаловаться на жизнь больше не приходится, и Дент в кои-то веки почувствовал себя несколько расслабленно. Несмотря на все свое закоренелое отшельничество, он находил общество северной правительницы довольно-таки приятным… пока, во всяком случае. Шантэ еще ни разу не высказала свое “фе” на слишком уж деревенскую манеру общения самца с венценосными особами, словно бы не замечала легкую фамильярность и упрощенность, которые исходили от этого пестрого бугая. - Я с радостью составлю тебе компанию, Ваше Величество, - заявил он, едва только леди Севера озвучила свою просьбу. - Можешь во мне не сомневаться.

Он поднялся и направился к выходу, степенно покачивая хвостом. Верная Кейси засеменила рядом, стараясь не путаться под лапами у идущих львов. Дент лишь на мгновение замешкался, свернув к дочерям, которые уже вовсю резвились с остальными львятами. Доброжелательно кивнув их няньке, седогривый самец склонился и чувственно провел своим шершавым языком по двум светлым спинкам. - Батя уходит в дозор, девочки. Не заставляйте его волноваться, хорошо? - не сдерживаясь от охватившей его сердце нежности, бродяга с глухим урчанием обтерся щекой о родные тельца детенышей, с наслаждением вдыхая их молочные запахи. - Верю в ваши способности завоевать мир. Вы у меня самые отважные валькирии, - он тихо усмехнулся, после чего, вновь бросив на львят свой мягкий, пусть и несколько устрашающий из-за уродства взгляд, повернул свою голову к леди Севера. - Пойдем. Я полностью готов к любым битвам.

>>>Восточное подножье

Офф

Все действия обговорены и согласованы

+3

315

Пусть Хэмиш и попросил юнца немного утихомирить свои эмоции, Фредерик всё-таки замолчал не из-за этого. Да, старший целитель подтвердил, что у него не получилось сломать лапу их пациенту с первого раза, но и не это стало причиной ступора подростка, хотя казалось бы – представь себе, что сейчас придётся проделывать ту же операцию вновь, и всё, можно замирать аки статуя с открытой пастью. Но остудили пыл юного целителя всё-таки не эти события и слова, а скорее реакция Арона. В порыве собственных эмоций Фредерик даже не осознал, что бедняга практически не дёргался от боли (а если и дёргался – то куда слабее, чем должен бы был, даже с учётом съеденного обезболивающего), но вот пропустить слова черногривого в наступившей тишине было бы сложно.

«Что же... Что же он такое пережил, что ему не страшна даже такая боль?..» – Фредерик был весьма везучим парнишкой, до сих пор не ломавшим ни одной своей конечности, поэтому он, конечно, не мог представить в полной мере всю степень боли от перелома, однако юнец не был дураком и осознавал, что это, должно быть, очень больно. Ну, знаете, не мизинцем о камень удариться и даже наверняка не ухо чужим клыком проткнуть! И всё-таки для Арона даже такой степени боль казалась ничем по сравнению с пережитым. Будем честны: это пугало, и пугало до чёртиков. Только что едва ли не носившийся по пещере с пропеллером в заднице Фредерик теперь сидел и молча, ошарашенно глядел на Арона. Конечно, пропустившему всю интересную часть разговора взрослых юному целителю всё ещё хотелось узнать побольше информации о Белых Ходоках... однако теперь юнец задумался о том, действительно ли он этого хочет? Может, правильно они делают, что не рассказывают такие истории младшим членам Братства?.. Ему всё ещё было любопытно, но теперь ещё и жутко, едва ли не до дрожи страшно.

Однако все эти мысли промелькнули в голове подростка едва ли не за секунду, и как только Хэмиш вновь подал голос, Фредерик обратил всё своё внимание на старшего товарища. Да, хватит отвлекаться, надо сосредоточиться на работе! В прямом смысле навострив уши, Фредерик сидел перед целителем как примерный ученик: спина прямая, грудь вперёд, лапы прижаты друг к другу, в глазах – интерес. Каждый раз, ставя где-то у себя в голове очередную «галочку», Фредерик кивал в ответ на слова Хэмиша: да, понял, принял, запомнил! Запомнил, например, то, что с переломами лучше не затягивать. Конечно, если перед ним будет выбор, спасать сородича с распоротым брюхом или с переломом, то выбор очевиден... но да, чем скорее разберёшься со сломанными костями – тем лучше, суть уловил!

Если ничего не выйдет – наш пациент может навсегда остаться хромым, – стоило только Хэмишу произнести эти слова, как Фредерик «вышел» из своей позы статуи и чуть приосанился, одновременно с этим переступив с лапы на лапу. Он знал светлошкурого льва ещё не так долго, но только слепой не заметил бы, как этот добряк прихрамывает на переднюю лапу. «У вас это тоже из-за перелома?» – хотелось спросить юнцу, но он понимал, что сейчас не время и не место. Да и, честно говоря, было как-то неловко. Почему-то Фредерик был уверен в том, что его собеседник принимает свой недостаток как данность, но что если он наоборот, не любит об этом говорит и всячески делает вид, что никакой хромоты нет? И всё же надо будет потом задать ему этот вопрос. Но, без сомнения, не здесь и не сейчас.

Сейчас надо было полностью сосредоточиться на травме Арона, так что в следующую же секунду морда безгранично эмоционального подростка вновь изменилась: да! Получив одобрение на помощь со стороны подруги, Фредерик мигом вскочил, и с радостной улыбкой бросив Хэмишу что-то вроде «Я мигом! Спасибо!», посеменил из пещеры, в которой они находились, в Великий Чертог. Он бы помчался туда со всех лап, даже не сомневайтесь! Однако Братство было полно как маленьких львят, которых за последние сутки стало едва ли не вдвое больше, так и более пожилых членов прайда, так что не стоило устраивать тут этакое саванное ралли.

Ньязи! Эй, Ньязи, просыпайся! – он осторожно потыкал лапой в бок свернувшейся рядом с фенеком мартышки – та, к счастью, открыла глаза практически в ту же секунду, хотя и не сразу поняла, что происходит.

Что-то случилось? – подал голос Чака, пока их новая подруга приходила в себя ото сна. В отличие от неё, фенек продолжал лежать с закрытыми глазами, не желая открывать их после сна.

Да. Прости, что разбудил. Мы там разбираемся с переломом одного льва – ну, я и вон тот здоровяк, что недавно пришёл с этой компанией, – Чака нехотя приоткрыл один глаз, чтобы попытаться разглядеть светлую фигуру Хэмиша через петляющий коридор, что вёл в пещеру с Ароном, – и нам очень нужна твоя помощь, – эти слова уже, безусловно, были обращены к мартышке.

Справитесь без меня? Я бы поспал ещё-ё-о-о-о, – на конце фразы фенек широко зевнул, тем самым будто подтверждая свои слова.

Конечно, отдыхай! Ну что, пойдём? – получив короткое «Угу», Фредерик чуть наклонился, чтобы Ньязи забралась на его спину (так было привычнее) и направился обратно к Хэмишу и Арону, однако на середине пути он вдруг встал и попросил мартышку спуститься. Наверное, было бы неправильно не ввести её в курс дела? То есть, с одной стороны, конечно, знай Ньязи, что они сейчас будут ломать кости, а не «чинить» их, не факт, что она на такое согласится, но с другой – Фредерик совершенно не хотел, чтобы его подруга оказалась в той же ситуации, что и он сам. – Послушай, Ньязи, мы... не совсем будем лечить его...

Это как? – всё ещё заспанная мартышка протёрла глаза кулачками и вопросительно посмотрела на подростка.

Ну... В общем, там дело в том – во всяком случае, так это объясняет Хэмиш, – что кости на его лапе, ну, Арона, льва, которого мы лечим... Ох, – поняв, что мысли путаются, а вместе с ними путаются и слова, Фредерик сел, помотал головой, собираясь с мыслями, глубоко вдохнул и попробовал объяснить ещё раз. – В общем, у него была сломана лапа, и ему не вправили кость вовремя. Из-за этого она начала неправильно срастаться, и если бы мы сейчас оставили всё как есть, то она срослась бы неправильно, и он хромал бы до конца жизни. Но Хэмиш говорит, что у нас ещё есть возможность всё исправить – просто для этого надо сломать кость заново. Да-да, я знаю, звучит жутко! – он опередил мысли мартышки и, едва только она охнула от ужаса, готовая что-то сказать, как Фредерик заговорил более живо и скоро. – Но он сам на это согласился! Арон в смысле. Сказал, что не хочет оставаться хромым, поэтому, мол, давайте, ломайте! Я его держал, пока Хэмиш пытался сломать кость, но с первого раза у нас не получилось, и я предложил твою помощь.

Но я же не смогу...

Нет, ломать тебе ничего не придётся, – подросток оборвал подругу на середине фразы, чуть приподняв один уголок рта, – но тебе надо будет подержать его лапу. Ну, вдруг он ею дёрнет, и у нас снова ничего не получится, понимаешь? – он выдержал небольшую паузу, после чего задал главный вопрос. – Так ты... согласна? Я пойму, если откажешься!

Нет, – задумавшись буквально на пару секунд, Ньязи подняла на друга взгляд, полный уверенности. – Конечно, это всё звучит жутко, но мы разве не для этого стали целителями? Если этому Арону это и правда поможет и если он и правда сам на это согласился... Да, давай сделаем это!

«Вот это я понимаю!» – радостно-одобрительно улыбнувшись подруге в ответ, Фредерик в её компании вновь посеменил к пещере, чтобы уже через несколько мгновений – конечно, после того, как все со всеми познакомились и старший целитель раздал инструкции – вновь забраться на спину Арону, пытаясь прижимать того весом своего тела к земле.

Как только он вновь увидел поднявшуюся макушку Хэмиша, подросток тут же, как и в прошлый раз, оторвал лапы от земли (впрочем, снова не поднимая их слишком высоко – так, на всякий случай) и как можно сильнее прижался к черногривому, готовый к тому, что в любой момент может оказаться этаким наездником на разъярённом от боли быке. А вот Ньязи, в отличие от своего друга, была не готова к тому, что произошло. Нет, безусловно, она замечательно справилась со своей задачей – держа лапу Арона рядом с локтевым сгибом, она не позволила льву согнуть её или подвинуть куда-то в сторону, уклоняясь от удара... Но, чёрт возьми, никто её не предупреждал, что надо будет не просто держать лапу, но и глядеть, как прямо перед тобой встаёт на дыбы многокилограммовая – в пару сотен так точно! – туша льва, чтобы потом обрушить весь свой немалый вес в считанных сантиметрах от твоего крошечного тельца!!! Стоило только Хэмишу начать «падать», как Ньязи тут же зажмурила глаза, сжалась как могла и что было сил закричала от страха – но, отдать ей должное, лапу не отпустила!

А теперь представьте Фредерика, который не видел всего происходящего, но услышал крик своей подруги, а сразу после этого – треск костей. Сердце ушло в пятки подростка прежде, чем Арон издал сдержанный крик боли – даже этот звук не «изгнал» из головы юнца жуткие картины раздавленной огромной тушей и лежащей в собственной крови Ньязи. Моментально слетев со спины Арона (а заодно запнувшись о льва задней лапой и едва не пропахав пол носом), Фредерик буквально в одном прыжке оказался перед мордой их пациента – фух, живая!

Ты в порядке?! – в первую очередь поинтересовался он у подруги, не обращая внимания ни на остальных, ни на результаты их работы.

Да. Я просто не ожидала, что... Да. Да, я в порядке, – конечно, сердце бедной обезьянки колотилось как никогда ранее – от пережитого страха она даже «скатилась» по плечу Арона, осев на землю, и положила руку на левую сторону груди, пытаясь отдышаться. Но с ней, похоже, и правда всё было хорошо. Что же касалось лечебного перелома...

У нас... У вас ведь получилось на этот раз, да? – всё говорило о том, что да – и раздавшийся ранее хруст, и рык Арона, и гримаса боли на его морде, но Фредерик всё же решил уточнить. Так, на всякий случай – а что если ничего не вышло, но эта попытка просто оказался более болючая, чем предыдущая? Как только Хэмиш окончательно убедил подростка в успехе их операции, юный целитель неуверенно потоптался на месте, а потом решил: была не была. – А можно... Можно мне попробовать вправить кость? – он посмотрел сначала на старшего товарища, потому что, безусловно, в первую очередь решать должен был он, а затем перевёл взгляд на Арона – ну, а вдруг он не хочет быть этакой подопытной крысой для начинающего лекаря? Как он вообще, чёрт возьми, будет кого-то лечить, не имея опыта?

Слава предкам, оба льва согласились. Хэмиш, конечно, выказывал сомнение (во всяком случае, Фредерику так показалось по выражению морды нового члена их прайда), но всё-таки отошёл в сторону, дав добро. Юнец, подойдя к теперь уже сломанной лапе черногривого, начал как можно осторожнее щупать её, определяя, где находятся кости и как их лучше сместить, чтобы, так сказать, паззл сложился – от усердия малыш аж высунул язык, приняв донельзя смешной вид.

Может, поручишь это Ньязи? У неё вроде как это лучше получилось в прошлый раз, хах, – корпя над лапой Арона, Фредерик даже не заметил, как в пещере появился Чака, ковыляя на трёх целых лапах, пока четвёртая была болталась в шине. Не будь морда подростка покрыта шерстью, все бы увидели, как он залился краской – эй, хорош портить его репутацию! Ты там вроде спать собирался? Ну так и иди, спи! – Ладно, ладно, не злись, я шучу. Так вы, значит, и есть Хэмиш? – опустившись на землю (без одной временно не функционирующей лапы стоять было довольно-таки тяжело), фенек посмотрел на светлошкурого льва, а затем перевёл взгляд на несчастного пациента. – А вы – Арон? Меня зовут Чака. Я вроде как помогаю Фредерику. Обучаю его. Помнишь, как вправляются кости?

Подросток бросил быстрый взгляд на Хэмиша – и тут же вновь посмотрел на Чаку, вспоминая, что тот говорил ему и Ньязи несколько часов назад.

Сначала нащупать кости...

Угу. И сделать это надо очень аккуратно, – фенек бросил укорительно-подкалывающий взгляд на мартышку, которая невольно причинила ему боль, ощупывая лапу.

Да. Нащупать – и потом постараться соединиться их так, чтобы они шли прямой линией.

Именно. А в конце – наложить шину из палок, обмотанных лианой. Которых я что-то у вас не вижу, – Чака демонстративно оглядел пещеру. Ау, вы что, вправите кость и просто уйдёте, никак не закрепив её? Нафига ломали-то тогда?

Я принесу! – едва только вызвавшаяся Ньязи выскочила за пределы пещеры (а там, вероятнее всего, и за пределы Великого Чертога), Фредерик вновь вернулся к стоящей перед ним задаче. Он вновь начал аккуратно ощупывать лапу Арону, стараясь не причинять ему лишней боли и, когда подростку показалось, что он нашёл обе части сломанной кости, юнец постарался подвинуть обломки кости, соединяя их друг с другом. Оказывается, двигать что-то, что находилось под слоем кожи, мышц и жира было не так уж и просто! И всё же Фредерик надеялся, что его ждал успех – не хотелось бы ещё больше навредить и без того натерпевшемуся льву. Но ещё больше не хотелось ударить в грязь лицом перед Хэмишем и Чакой, куда больше него разбирающимися в лекарском деле.

Офф + Мастеру Игры

Все действия соигроков обговорены.

Пытаюсь вправить перелом. Применяю активное умение "Первая помощь", а также напоминаю про бонус "+2" от фамильяра-фенека – в данном случае он помогает советами/подсказками.

+3

316

- Ого, пир, - Мера слегка растерянно отвела уши назад, слушая то, что говорила ей Леди Севера. Но ведь тут столько львов... они вообще смогут наловить на целый ПИР горой? Она с легким сомнением осмотрелась по сторонам, оценивающим взглядом пробежавшись по количеству усатых морд новообретенных сопрайдовцев. Но спорить с королевой, Мериад, естественно, совсем не собиралась. Ну может у нее есть еще охотники ктож знает, пошлет сейчас тоже кабанчика к ужину ловить. Так что самка лишь понимающе улыбнулась, коротко кивнув, едва повернулась обратно к Шантэ. Как скажете, дескать...

Она молча воззрилась на неторопливо приблизившихся к мирно беседующим львицам еще парочку стройных хищниц - как выяснилось уже спустя мгновение полноценных охотниц, добытчиц прайда. - Здравствуйте, - скромно поприветствовала самок Мера, качнув бурой кисточкой хвоста и вновь дружелюбно, чуточку стеснительно улыбнулась, склонив голову на бок. - Спасибо большое,- вежливо откликнулась на радостные слова куда более говорливой (и молоденькой)Дис. Ее подруга, Улла, предпочитала с куда более сдержанным видом разглядывать пришлую чужачку. Может она ей не очень доверяла? Маджи, в принципе, хорошо бы ее поняла, если бы это было так. В ее родном прайде тоже с подозрением относились к новичкам, а то и испытательный срок им устраивали. Но Шантэ вовсе в этом не нуждалась... достаточно было того,по ее личному мнению, что они с Хэмишем помогли Арону.

Чем не благородный и достойный поступок, да?

Да и со всем по большей части приходилось справляться Хэмишу, она даже ему толком помочь не могла. На этой мысли Мер тихо, украдкой вздохнула, покосившись в сторону укромной пещерки, где ее светлогривый спутник "лечил" больного в компании с Фредериком. А точнее в дружной компании они ломали несчастному юнцу лапу второй раз. Дай бог у него получится и не придется подхватывать детей на ручки да бежать сломя голову под гневными взглядами прайда. Еще скажут, что они мучитель какие... но нет... Нет, вряд ли. Шантэ не похожа на такую самку, которая действует импульсивно и столь... жестоко что ли. Даже при том, что их семье угрожает крупная опасность в виде этих загадочных ходоков, живьем сдирающих шкуры со львов (бедный друг Арона), опасаясь за жизни новоприбывших, Шантэ никак не могла отправить их восвояси... тем более с маленькими детенышами.

Она понимала Меру как никто другой здесь.

Она сама была матерью.

На прощание слегка рассеянно мазнув языком по макушке Хлои, приглаживая ее встрепанный кокетливый хохолок, пока львенка беззаботно строила глазки королевскому сынишке (ишь!), Мериад коротко кивнула Дис и Улле, указав в сторону выхода из просторных пещер. Ну ведите что ли.

- У вас очень милые детишки, - весело подметила Улла, смешливо призажмурившись, быстро бросив короткий взгляд из-за плеча на продолжившую свою возню, теперь уже вокруг их новой нянечки малышню.

- Благодарю. Хм... и вы не боитесь вот так выходить? Этих э... ходоков? - со сдержанным любопытством поинтересовалась Мера у Дис - вторая охотница пошла вперед нее, а Мер пришлось замыкать процессию, аккуратно ступая по немного скользкому каменному порогу, смешно вытягивая шею и вращая чуть взъерошенными ушами.

- А куда деваться, есть то что-то надо, - лаконично откликнулась Дис, кажется даже не задумываясь о том, что вот де выйдешь из безопасных пещер и схватит тебя белый голубоглазый монстр, да порвет на лоскутки. Хоть и живое доказательство есть всей этой беды прайда северян... но правда, кушать то что-то надо! - Иди за нами, мы знаем короткую тропу. Не отставай. Пить хочешь? Мы к воде спустимся, я что-то от жажды прям помираю...

———-) Долина горячих сердец

+3

317

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"3","avatar":"/user/avatars/user3.jpg","name":"SickRogue"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user3.jpg SickRogue

Фредерик вправляет перелом Арону

https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&amp;dice=1

Бросок
Бонусы

Итог

1
2 + 2 = 4 → 3

4

Никакого эффекта.

К сожалению, Фреду не удается вправить перелом. У персонажа остается еще две попытки.

Откат умения "Первая помощь" — 3 поста!

На Арона все еще действует обезболивающее (осталось 4 поста).

+1

318

Малихар родился в маленькой пещерке, всю свою маленькую жизнь провел в компании всего двух львов и двух сверстников. Брата и сестры. Потом появился еще один взрослый лев, еще две львенки, но это не так страшно, Мали привык быстро к тому, что их стало больше. Он разве что дольше родных дулся на двух нежданно появившихся сестричек и наотрез отказывался таковых в них признавать - слишком часто перед внутренним взором мелькали те безобразные сцены, в которых Астрид и Ло просто так, безо всякой видимой причины, на них напали! И на Дента злился за то, что он отцу боль причинил, папа, конечно, скрывать все пытался, но Мали видел - впервые на его глазах кто-то кому-то причинил такую сильную боль. Подобное сложно забыть сходу, поэтому полуликий долго ассоциировался у него с тем, кто делает больно, громко рычит и скалит зубы. А потом как-то внезапно, как это обычно бывает, обнаружил, что играть с Астрид и Ло очень даже весело, что их можно кусать и тянуть за уши, не боясь обидеть или навредить. Почему-то во время игр с родными Мали часто боялся, что ненароком слишком сильно цапнет Хлою, и ей станет больно, ну а с Астрид опасаться нечего. Она сама кого угодно цапнет! Еще во время привалов он осознал, что одна грива, по которой удобно ползать и в которую приятно зарываться - хорошо, а две - лучше. Уж грива-то у Дента шикарная. Он тоже такую захотел. Двухцветную! И как-то сам собой стал забываться случай на равнинах, и Дент с его обезображенной мордой, Астрид с Ло стали казаться такой же знакомой, неотъемлемой частью жизни, как легкая хромота Хэмиша.

Словом, Малихару было хорошо в этой компании. Три льва, пятеро львят - и так уже большая семья, не находите? А тут Чертог! Огромная пещера с поблескивающими в жидком лунном свете стенами. За спинами щерились в оскале выступающие острые скалы, хоронящие вход от чужаков. Чтобы толком разглядеть темнеющий вдалеке потолок, приходится до боли задирать голову. Широченные, высоченные залы вместят сотни таких семей, как у него! Так казалось львенку, молчаливо, с чуть опущенными ушами, разглядывающего все вокруг. У Малихара захватило дух - от страха, восхищения и смутной тревоги. Слегка заторможено он обнюхивал пол (сколько незнакомцев тут прошло!), вслушивался в царящий вокруг гомон (как много чужих львов кругом!), беспрестанно водил хвостиком из стороны в сторону. Слишком. Много. Львов. Родители, перебросившись словом с другой львицей, явно важной и много чего тут решающей (Малихар особенно не следил за разговором), тоже отошли - Малихар бросил им вслед обреченный взгляд, но промолчал. Он же не маленький, чтобы мамку звать!

К хаосу потом добавилась беготня Ло и Астрид - Малихар чисто на инстинктах успел увернуться от одной львенке, как оказался сбит второю - и из-за напряжения он укусил ее вдогонку за хвост чувствительнее, чем обычно. В иное время он бы с удовольствием присоединился к этой возне, но сейчас не чувствовал себя пока в этой чужой пещере настолько свободно и беззаботно, чтобы играться. Потом его привлекс встревоженный писк Ло, сработавший для Мали не хуже красной тряпки для быка - он крутался, выпустил коготки и начал озираться в поисках врагов. Но Ло всего лишь поскользнулась, Мали дернулся было к ней, чтобы проверить, как дела, но тут чуть ли нос к носу не столкнулся с незнакомы львенком... Львенок! Кажется, Малихар только сейчас заметил, что, помимо взрослых львов, тут оказались и львята. В брюхе стало чуть-чуть поспокойнее, округлые, широкие уши львенка слегка приподнялись. Сразу полегчало, когда другого сверстника увидел!

И не одного! Их много тут, оказывается, все с любопытными мордашками, дружелюбные, располагающие к себе. Малихар даже и не замечал толком, что творится кругом - слишком его поглотило новое место, чужие львы, незнакомые запахи. Это все казалось таким необычным, непонятным. До сего дня жизнь ограничивалась пещеркой родителей да стиснутыми между горами каменными полянами, где они с братом и сестрой играли. Потом была бескрайняя равнина, подъем в горы, белая штуковина вокруг, которую взрослые назвали "снегом"... и самая большая пещера, наполненная неизвестными львами. Нелегко, когда впервые в жизни оказываешься в такой толпе! Вот и Мали, пытаясь осознать постигшую их перемену, отмалчивался, хмуро поглядывал по сторонам и наверняка произвел впечатление замкнутого львенка. Но это ничего, это пока он не откроет рот, не придет в себя и не начнет весело возиться с другими львятами. И сейчас чем больше времени он проводил в стенах Чертога и привыкал к новым львам, тем свободнее себя чувствовал. Они не враги. Они товарищи! Родители им доверяли, брат с сестрами им доверяли - на а он чем хуже Астрид и Ло, безо всяких стеснений носящихся по пещере и путавшихся в лапах львов, которых они едва знали?

Их отправили под присмотр к другой няньке, Мали скользнул по ней взглядом, отметил дружелюбную улыбку и мягкое выражение глаз, и совсем успокоился. В нем с новой силой вспыхнул интерес, а напряжение, как снег весной, сходило на нет и таяло, его голубые глазенки снова начали сверкать, мохнатые уши-локаторы встали торчком. И тем сильнее ему хотелось отправиться все тут исследовать. В конце концов, в таких огромных пещерах должны быть интересные места! Например, проход к подземным чудовищам!

- Здрасть, - сказал он подошедшей Игритт, уставившись во все глаза на рыжего львенка, Денниса, который стоял напротив Хлои. В его лапах... в его лапах был жук! Жуколюбитель! Малихар издал восторженное восклицание, не веря своей удаче. В этой пещере нашелся жуколюбитель! Наконец-то! Кто-то, кто по достоинству оценивает насекомых - жуков, пауков и прочих! Ура! - Ты жуков любишь, а? - весело затараторил Малихар. - Я тоже! Они такие классные, особенно пауки, чтобы кто ни говорил! Здесь есть пауки? Ой, что-то перед носом промелькнуло! - какая-то мушка подлетела слишком быстро к его носопырке, и Малихар от неожиданности пригнулся грудью к камню и прянул назад. Его задние лапы и круп врезались во что-то мягкое, теплое... Косматое. Мали проворно обернулся и встретился взглядом с ярко-бурой львенкой... такого приятного бурого окраса, сочного, не режущего глаз. Бархатистого такого. Малихар невольно засмотрелся, забыв даже повернуться к незнакомой малышке мордой. Он и стоял, чуть ли не тыча в ее носик растрепанной кисточкой хвоста.

- Здрасте, - выговорил Малихар с легкой улыбкой. - Я Мали... Малихар, - торопливо добавил он, испугавшись, что Хью снова начнет их представлять. А перед этой незнакомкой имя хотелось назвать самому.

+4

319

Жук был такой интересный, такой увлекательный. Веселее приключения в жизни Марии еще не было. Она уже собралась было помочь братьям в поимке этой добычи, как эта самая добыча убежала куда-то вглубь пещер. Оттуда веяло холодом и сыростью, и, если бы не странный шум со стороны входа в чертог, самочка была бы первой, кто ломанулся за навозником. Но разнокалиберные голоса отвлекли малышку от погони, и она повернулась ко входу и обомлела. Сначала зашла светлошкурая очень красивая львица (“она похожа на красивущий сугроб”), следом за ней зашел статный хромой лев со смешными усами, а потом и еще один, этот выглядел погрубее. Но Мари не стала всматриваться в морды взрослых, потому что за ними высыпались львята, как яблоки из корзины. Сначала львенка даже сосчитать их не смогла, так они мельтешили. Но потом все-таки смогла сосредоточиться и увидеть, что их было пять: три побольше и два поменьше. Те, что побольше, кажется, были ее ровесниками.

Из этой кутерьмы выделилось одно светлое, как та самая “львица-сугроб”, тельце и неуклюжей походкой принялось расхаживать по всему чертогу, то врезаясь в кого-то, то чуть не падая самостоятельно. Она умудрилась задеть Йапа, а потом и Иккинга, которые сидели в сторонке ото всех и мирно беседовали. Но тут же второй самец (морду которого Мария все еще видела лишь с одной, здоровой, стороны) подозвал ее обратно. Так малышка узнала, что этого львенка зовут Астрид.

Честно говоря, взрослых Мари слушала вполуха, ей было намного интересней разглядывать других детей, некоторые из которых жались к родителям, а другие с интересом разглядывали чертог. Но все-таки часть слов она услышать успела: что они здесь были раньше и видели Траина (тут львенка с завистливой грустью вздохнула, ведь ей такой возможности жизнь не предоставила), что у части львят есть мама и папа, а у другой части — только папа. И что “снеговика” звали Мериад, усатого — Хэммиш, а угрюмого — Дент. В принципе, разговоры про ходоков и лечение ран не очень интересовали сейчас Марию, поэтому она отвлеклась и обернулась, чтобы помочь Дэннису с жуком, но тот уже исчез где-то в недрах пещеры. Раздосадованно махнув лапой, она развернулась и почапала в сторону новоприбывших, что потихоньку стали расходиться по пещере.

Они были такие разные, но это не удивляло принцессу, ведь у них был Дэннис, который тоже выбивался из их коричневошкурой семьи. К ним подошла Шантэ, и Мари в кои-то веки решила не лезть в чужие разговоры. Она заметила, что Икки остался один, и решила подойти и подбодрить его сестринским пинком, но к нему уже подвалил Луриан, и пинать брата сразу перехотелось. Нужны ей нотации от этого большого желтопузика. Ну и пожалуйста, ну и не надо. Тогда все-таки придется влезать в мамин разговор. Ничего, она уже привыкла.

Подошла она почти одновременно с возникшим как из ниоткуда Дэннисом, который нес с собой навозника. Мари громко поздравила его и боднула головой в плечо. Вот он — добытчик! Правда мама почему-то сказала, что навозников в пасть брать нельзя, но кто вообще устанавливает эти “нельзя”? Вон, рыжий братец держит его прямо зубами и ничего, не ноет. Новоприбывшие девчонки стали беситься, и сначала ловкая Астрид перемахнула через кого-то из сиблингов и не очень грациозно приземлилась на нос, но сразу вскочила, как будто ничего и не было. А вот другая, из тех, что помладше, поцарапала лапу и не была такой стойкой. Громкий жалобный плач отражался от стен пещеры эхом, и Мари фыркнула так надменно, как будто не рыдала вчера вечером от того, что наступила на колючий камень.

Взрослые решили, что им пора на охоту, а это значило лишь одно — за ними присмотрит Игрит. Эту львицу Мари уже знала, она даже пару раз сидела с королевскими отпрысками, когда Шантэ нужна была минутка отдыха от писка. Тут-то принцесса наконец и узнала все имена. Потому что самый вежливый (его вежливости следовало бы кое-кому поучиться) из новеньких громко представил всех по очереди. Львенка зажмурилась, стараясь запомнить все-все имена, но поняла, что сразу это точно не получится.

— Вообще-то я тут! — несколько обиженно протянула Мари на вопрос няньки. — Привет, Хью, а я Мария. А это Иккинг, рыжий — Дэннис. Еще у нас есть темненький Сверр, но я не знаю, куда он там подевался. Э-э-й, Астрид, ничего он не жмется! Не обижай Икки!

Последнюю фразу львенка сказала, услышав ухмылку в голосе Астрид, которая ей решительно не понравилась. Да, минутой назад она сама хотела подопнуть братца за трусость, но какой-то там “валькирии” она этого не позволит, нет-нет! Если надо, она постоит за любого из своих братьев, даже если придется потом сидеть в углу наказанной. И, если бы не внезапный голос Дента за спиной, малышка пошла бы на защиту сиблинга. Но подошедший папа девчонок был слишком неожиданным, поэтому она развернулась и увидела его голову слишком близко к себе. Она наконец разглядела изуродованную часть его морды. Страшный шрам “украшал” половину его морды, изменяя привычную львиную внешность до неузнаваемости.

Мария замерла, не в силах пошевелиться. Он был очень страшный. Настолько страшный, что у нее не хватило сил даже убежать. Как олень на фары встречной машины малышка смотрела на отца Ло и Хлои и не могла поверить, что их мама вот так просто только что общалась с ним. Неизвестно, почему именно шрамированная морда так сильно напугала принцессу, но факт оставался фактом: она оцепенела. “Отмерла” она, когда в ее бок врезалось что-то теплое и мягкое и напугало так, что это точно услышали даже в самых дальних пещерах.

— А-а-а-а-а-а-а-а-а! — протяжно завизжала она. — Ты что делаешь-то! Да я, да ты, да…

Она развернулась и замахала лапами, пытаясь попасть по своему “обидчику”, которым оказался один из новеньких львят. Спасло от неминуемой погибели Малихара лишь одно: мушка, что заставила его упасть, вернулась и села прямо на его лоб. Мария отвлеклась, и, приказав ему не двигаться, размахнулась и шлепнула лапой прямо по его лбу. Мушка оказалась повержена, что Мария незамедлительно продемонстрировала, перевернув лапу подушечками вверх. Между ее пальцами красовалась небольшая, переливающаяся радугой муха, какую обычно можно увидеть на подтухшем мясе.

— Красивая, — протянула она, абсолютно не собираясь извиняться за побитого Малихара. — Хочешь — забирай.

Высший жест щедрости и примирения со стороны Марии, не иначе. Кому попало она мух не дарит.

+4

320

О такой ли жизни мечтал седогривый, стоило только догадываться, но в одном седой был уверен полностью: он нашел свой дом. Пускай в Северном Братстве сейчас было достаточно неспокойно, ведь гул и разговоры о приближении Белых Ходоков, которые до недавнего времени считалась сказочкой про львят, несли уже более серьезный характер. На удивление Мунлайт в эти сказки верил. Он видел и гигантских львов, и даже полностью белошкурых львов, но не на Севере, а далеко в своих краях, а судя по рассказам коренных жителей Севера, Ходоки были кровожадны, не знали ни капли жалости, ни к львятам, ни к пожилым сородичам. Для Муна в каком-то смысле это было дико, ведь хищник по природе не должен есть хищника. От этих мыслей у Муна побежали по спине мурашки. От томных мыслей его отвлек Гондор.

– Если ты так и будешь сидеть и ничего не делать, то будешь не членом прайда, а не важнее камешка снаружи, – негодовал филин, обращая внимание хозяина на себя. Мунлайт язвительно усмехнулся, посмотрев искоса на своего спутника, однако шутку придумать не успел. Краем уха Мун зацепился за разговор, находившихся неподалеку Луриана и Октавиана. Подросток расспрашивал у большого черного льва про духов и недавнюю битву Октавиана с духом огромного медведя Смауга. В глазах у седогривого загорелся огонек интереса, который также заметил и Гондор.

– Ну и чего ты сидишь, глазами хлопаешь, иди поговори. Вижу же, что тебе хочется послушать рассказ, ты же долбанный собиратель сплетен и историй,  Мунище, – правду говорят какой хозяин такой и питомец. Фамильяр и близкий друг Мунлайта был тем еще язливым засранцем, который не уступал хозяину в остром языке. 

– Ну не гунди, пернатый, – в конце-концов не выдержал седогривый и поднялся с нагретого места. Потянувшись и издав заманчивый зевок, Мун пару раз почмокал губами и облизнулся.  По лапам пробежала приятная дрожь, будто седой их сильно отлежал. Размяв лапы, Мун направился поближе к Луриану и Октавиану. Не доходя пары шагов от разговаривающих львов, Мун подал голос, дабы обратить на себя внимание.

– Я тут мельком услышал увлекательную историю. Извините, что врываюсь в ваш разговор, я тоже хотел бы послушать, если вы не против конечно, – Мун был еще тем седым засранцем, но в галантности и доброте предела не знал. Он только с виду был бородатым угрюмом, но на самом деле не представлял никакой угрозы для друзей. Сумасброд и балагур, не больше.

За время нахождения в братстве, Мун успел кое-кого приметить и даже накидать для себя отдельные черты характера каждого члена братства. Луриан показался Муну любознательным и генеративным подростком, которым найти приключение на пятую шерстяную точку, а Октавиан наоборот был более спокойный. Так или иначе, Мун подсел к ним, чтобы послушать рассказы, а может и определиться с дальнейшими планами на день.

Отредактировано Мунлайт (5 Янв 2021 00:00:33)

+3

321

Прошло уже приличное количество времени с тех самых пор, как Шантэ и Траин объявили себя правителями здешних земель, а леди севера по-прежнему не могла привыкнуть к официальному обращению к собственной персоне. Что здесь удивляться, если конунг Фаер всегда был со своими гвардейцами на одной волне, поскольку чуть ли не каждый из них приходился ему родственником.

Интересно, она когда-нибудь к этому привыкнет?

Именно по этой самой причине львица сильно смутилась, только заметив, что спутница Дента замельтешила, забегала вокруг нее, кланяясь в лапы и принося тысячу извинений, будто только что сотворила самые ужасные вещи. А ведь Шантэ всего лишь хотела аккуратно и ненавязчиво дождаться пробуждения уставшего самца. Она понимала, что Денту необходим отдых: суровые северные владения не любят, когда кто-то сидит на одном месте, потому что заморит либо холодом, либо голодом. В тепле чертога, в кругу спокойного женского хохота и мягких голосов, не было удивительным то, что самец забыл обо всем на свете и, наконец, позволил себе расслабиться. То же самое касалось и Кейси, которая наверняка была нянькой для прытких и юрких дочерей своего старшего спутника, а за такими в одиночку очень сложно уследить, оставаясь при этом абсолютно бодрой. Интересно, а как бы она справлялась с ними дальше, стань они чуточку старше?   

Ожидаемо было и то, что лев проснулся не сразу, совершая усердные попытки вытолкнуть себя из царства морфея, но Шантэ терпеливо ждала, пока самец осознает, что с ним происходит и чего от него хотят. Пока он, лежа перед самыми лапами Её Величества, бормотал что-то несвязное, в ее голове промелькнул вполне логичный вопрос: а почему, собственно, она на свою «маленькую прогулку» решилась позвать именно Дента? Вон, в другом углу пещеры лениво развалился бездельник Мунлайт — этот детина вполне бы подошел для того, чтобы сопроводить королеву чуть ли не к дороге праха. А самое главное было то, что самец уже давно жил в Братстве и ему можно было доверять. Шантэ, правда, за это совершенно не переживала: она умела постоять за себя, а еще неплохо разбиралась в зверях, с которыми ей доводилось сталкиваться. Дент пусть и был на морду, мягко говоря, непривлекателен, повадками и поведением расположил ее к себе сразу же (впрочем, как спокойная Мериад, внушающая исключительную безмятежность). Этой простотой и наивностью он невольно возвращал львицу в детство, когда гвардейцы Фаера, ее многочисленные дядюшки, баловали молодую принцессу и постоянно хохотали над ее прыткостью и ловкостью. Наверное, она могла бы вырасти настоящей валькирией и занять место своего отца, но судьба распорядилась иначе.

А еще Дент вселял доверие своим бесконечным трепетным поведением по отношению к дочерям, которых он начал искать сию же секунду, стоило только ему полностью раскрыть оба глаза. Снова очевидный вывод: как он замучился постоянно беспокоиться об их состоянии, раз снова принялся рассыпаться в благодарностях Шантэ, чем вновь ее смутил.

Не стоит, — покачала львица головой, искренне веря, что это спокойствие продлится еще долгое время и не будет никем нарушено. — Всё в порядке, девочки играют с другими львятами, — поспешила следом успокоить героя-отца львица, но он расслабился только после того, как сам убедился в этом. Невольно Шантэ подумала о том, что даже у нее материнский инстинкт не развит настолько сильно: она всегда спокойно оставляла львят в одиночестве, зная, что за ними кто-нибудь присмотрит; она никогда не носилась над ними, потому что старалась прививать самостоятельность и независимость. Но она была правительницей крупного прайда, поэтому ей и приходилось разрываться между воспитанием львят и выполнением своих прямых обязанностей. — Я бы, скорее, надеялась, на обратное, — хотела было пошутить самка, но вышло как-то слишком серьезно и сурово. Это все чертова пропажа Мтонго…

Вообще... я не хотела вас будить, простите, — все-таки извинилась львица за то, что не дала несчастному Денту нормально проспаться хотя бы до утра, — но искала себе спутника, который составил бы мне компанию. Вы показались мне надежным, — уже с усмешкой добавила она, — не желаете прогуляться со мной и осмотреть мои владения? — с долей шутливой фамильярности спросила кошка, на что, конечно, получила положительный ответ (попробуй тут, самой правительнице откажи!). 

…Но прежде чем уйти — ох, Шантэ очень удивилась этому! — Дент сначала подошел к своим любимым детям, предупредив их о том, что отлучится на некоторое время. Она смотрела на изуродованного израненного самца, с нежностью ласкавшегося с дочерьми, но видела Траина: О, Один, неужели он пирует все-таки в Вальгалле с тобой? И как бы сильно он любил и заботился о своих львятах, которых ему так и не суждено было увидеть…?

Я ненадолго уйду, — вмешалась и она в разговор собственных детенышей, пока ее новоиспеченный спутник общался со своими девочками, — не заставляйте тетю Иггрит переживать за вас, — строже добавила она, взлохматив милейшие чубы Марии и Дениски и лизнув в нос Иккинга и Сверра, — слушайтесь ее, а если я узнаю, что кто-то плохо себя вел… — львица обвела взглядом малышей, — надеру чьи-то мохнатые уши! — …и одним легким движением лапы Шантэ аккуратно уронила Сверра, когтями пощекотав его мохнатое пузо.

Ну, а после, кивнув Денту, вальяжно скользнула к выходу из чертога. За львицей едва заметной бесшумной тенью последовала Вёльва, контролируя окружение с воздуха.

Восточное подножье—→>>

Отредактировано Шантэ (5 Янв 2021 00:26:49)

+5

322

В какой-то момент, события начали сменять друг друга с такой скоростью и частотой, что Ло даже не успевала толком на них реагировать. Озадаченно примолкнув в ответ на жалостливое участие незнакомого львенка — смешного такого, нескладного, с большими каре-зелеными глазами — малышка вполне охотно позволила ему взяться за ее поврежденную лапку, благо, что сделал он это очень осторожно, не причинив ей лишней боли. А почему нет, собственно? Хоть кто-то подошел и пожалел ее несчастную болячку! В принципе, этого хватило, чтобы белошкурая самочка разом прекратила так громко реветь на всю пещеру, и вообще заметно подуспокоилась, лишь еще пару-тройку раз звучно всхлипнув и уронив несколько крупных, горючих слез напоследок, с растущим любопытством внимая робкому совету Иккинга. И подумаешь, что чужак какой-то, у Ло пока что вообще не было такого категоричного деления на "своих" и "чужих", как к примеру у ее ревнивой (и от того жутко недоверчивой!) сестрицы Астрид. Вот только, ответить ему львенка ничего толком не успела: рядом в мгновение ока вырос приземистый силуэт ее двойняшки, как всегда агрессивно бросившейся на защиту младшенькой, не разобравшись впопыхах, что эта самая защита ей вовсе и не требовалась даже; Ло уже открыла было пасть, желая успокоить Астрид, но вместо этого лишь сдавленно хихикнула в ответ на ее столь же пылкую, настойчивую ласку... А затем и вовсе громко расхохоталась, на этот раз от того, что подоспевшая на помощь Мериад с чувством провела языком чуть ли не по всему упитанному тельцу приемной дочери.

Ай-яй-яй-яй, щекотно-то как!!

Добродушно отпихнув от себя морду целительницы, Ло снова весело распищалась, забарахтавшись в длинном меху на животе Меры, куда та деловито "закатила" ее лапой. Такая вот Ло была из себя — смешливая, эмоциональная, легко сменяющая одну эмоцию на другую. Ветренная, короче. Только что ревела навзрыд, баюкая оцарапанную лапку, а теперь вот гогочет из-под пушистого брюха своей родительницы, обмениваясь хаотичными тычками и пинками с находившейся рядышком Астрид. С возрастом, конечно, это безудержное веселье слегка поутихнет, и Ло начнет вести себя гораздо более сдержанно, но прямо сейчас это была маленькая жизнерадостная хохотушка, нагло купающаяся в чужой ласке и всеобщем внимании. Причем у нее даже слезы не успели толком на щеках обсохнуть, а в носу по-прежнему было сыро и липко от набежавших в пылу рева соплей, но Ло лишь легкомысленно пошмыгала им на всю округу, вполне себе бодро утерев мордашку второй, здоровой лапкой... А затем вдруг снова затихла, словно бы запоздало вспомнив о чем-то, в задумчивости опустив взгляд на собственную кровоточащую (совсем немного) царапину. Чтобы, чуть помешкав, аккуратно и в то же время не шибко умеючи провести по ней язычком, как это посоветовал ей Иккинг. Хм, а ведь и вправду сработало! Кровь теперь уже совсем перестала сочиться. Вот только привкус во рту оставался до ужаса неприятный, но это вполне можно было перетерпеть. Умильно гримасничая (фукакаягадость), Ло тем не менее хорошенько вылизала свое саднящее запястье и уже затем села нормально, в кои-то веки не пытаясь никого пихнуть или кубарем откатиться в сторону, продолжив их с Астрид бешеную игру в догонялки.

Честно говоря... она жутко, просто невообразимо сильно устала! Истерический всплеск эмоций, связанный с банальным детским переизбытком впечатлений от прихода в новое место и знакомства с новыми соседями, наконец-то поутих, сменившись нарастающей сонливостью. И все ж таки, Ло пока еще держалась, с любопытством вертя туда-сюда ушастой головенкой, пытаясь одновременно вслушиваться в деловую беседу старших и уследить взглядом за целой толпой незнакомых львят. Ну, Иккинга она, положим, уже знала (вот только имени спросить не догадалась, да и не успела бы при всем желании), а вот Марию, Дэнниса и Сверра, кажется, видела впервые... И жуть как хотела поскорее с ними познакомиться. Со всеми разом, ага! Благо, что и взрослые быстро разбрелись по каким-то своим, взрослым делам, оставив всю эту малолетнюю ватагу под присмотром какой-то большой доброжелательной львицы. Честно, у Ло в голове уже образовалась настоящая мешанина из разных имен, и запомнить все этот здоровенный сноп информации пока что не представлялось возможным. Но она не смутилась этому, решив, что у нее еще будет время самой со всеми познакомиться. Вот например как воооон с тем застенчивым пупсиком, что первым примчался на ее безумный, исполненный вселенского страдания рев! Вот кто значит тут был самым милым и отзывчивым, вот с кем следовало задружиться в самую первую очередь! Правда, отвлекшаяся сперва на вежливое "драсьти" в адрес Иггрит, а затем на прощание с уходящей Мериад львенка даже с места ступить не успела, как ее сестра уже сама двинулась к Иккингу — на опережение, так сказать. Ло это, естественно, возмутило (мой фуфик!! в смысле, Иккинг! онаперваяегоувидела), и белобокая тотчас стремглав поскакала за старшей самочкой, в мгновение ока очутившись сбоку от Астрид, в свою очередь, наградив львенка широкой и чуточку неадекватной лыбой от уха до уха. Гыыы, приветики!

Что-ооо?! — возопила она едва ли не во весь голос, заслышав последнюю реплику сестры и тотчас бурно на нее среагировав. Аж отпихнула Астрид плечом и, простите, задницей, довольно упитанной между прочим, так что бедная голубоглазка аж слегка попятилась в сторону, в панике восстанавливая утраченное равновесие. Сама Ло пропихнулась ближе, чуть ли не вплотную к Икку, одарив его восторженным взглядом своих довольно жутковатых черно-желтых зенок. — Коро-ооль??!! Настоящий?!?! А как же тетя... то есть леди... леди Шан... Шаня? Шатя? — Ло вся сморщилась в изюм, какое-то время бестолку потратив на то, чтобы вспомнить полное имя королевы. А затем, сдавшись, вопросительно оглянулась на сестру, почему-то не догадавшись спросить об этом самого Иккинга. — Я забыла... А как зовут нашу Леди? — от разговора львят чуток подотвлек нежданно приблизившийся к троице Дент — весь такой смешной, встрепанный и заспанный до ужаса, с забавно "примятыми" после короткого, но глубокого сна усищами на здоровой стороне морды. Иккинг, кажется, весь обмер в его присутствии, а вот Ло, естественно, ни капельки не боялась этой стремной полуобгоревшей хари, с радостным мурчанием обтершись о нее на прощание. Еще бы... Любимый папка жеж! — Я тоже хочу охотиться... И в дозор хочу, — завистливо прошептала Ло на ухо сестре, с видом истинного ангелочка кивнув Денту в ответ на его теплые батины напутствия, провожая самца взглядом вплоть до самого выхода из Грота. Интересно, почему он взял с собой королеву, но не взял с собой родных дочерей? Ууу, изменщик коварный... — И мир завоевать, а что такое "мир"? — так и не добившись внятного ответа от Астрид (нашла у кого спрашивать), Ло снова живо огляделась по сторонам, выискивая взглядом всезнайку-Хью... Да так и подобралась вся, негодующе разворчавшись при виде того, как бессовестно вторая малышка (Мария, кто ж еще) шлепнула их названного брата лапой по мордам! И тут же был благополучно позабыт Иккинг и несчастный недообъясненный мир; угроза семье! нападение! код коричневый, повторяем, код коричневый!!

Ээээй! А ну не трогай его! — нарочито грозно мявкнула Ло, одним прыжком очутившись сбоку от здоровяка-Мали — даже в таком юном возрасте, тот уже заметно превосходил по размерам миниатюрную, худолапую (но толстопопую) Ло, однако все равно та без единого сомнения ринулась ему на выручку, воинственно потеснив Марию своей пушистой белоснежной грудкой. Ачуонакнемупристалатоже! Точно так же, как сама Мария горой стояла за лягушонка-Икки, так и сама Ло сиюминутно мчалась "спасать" своих сиблингов, пускай даже те вовсе не нуждались в ее защите. — И козявку свою забери, он сам таких жуков тебе поймает — уууу, закачаешься... Ой, какая интересная, — она вдруг резко отвлеклась от своего нарочито гопнического наезда, вытянув шею и с заблестевшими от восторга глазенками вылупившись на прибитую Марией мушку. — Мали, а таких ведь ты еще не ловил ни разу! Смотри как у нее крылышки переливаются!!

+5

323

Нет-нет, Луриану определенно нравилась компания Октавиана!

Он не отличался какой-то особой физической подготовкой, но при этом смог помочь победить огромного медведя, о котором тут едва ли не каждая птичка в свое время пела (до того, конечно, когда весть о реальной угрозе нашествия Белых Ходоков не достигла севера). Конечно, это вдохновляло Луриана тренироваться еще упорнее, чтобы стать таким же бравым воином и защищать собственный прайд от посягательств самых разных врагов!

Но еще больше молодому льву нравилась простота в общении с бардом. Он, впрочем, и не становился свидетелем, когда кто-то из знакомых задирал нос выше головы, но порою со старшими львами было тяжело находить общий язык. О, они любят поучать! Ты туда не ходи один, патрулируй только в этом месте, не вздумай нападать, никого не предупредив и бла-бла-бла. Но ведь он уже почти взрослый! Ему ведь уже скоро восемнадцать два года! Он знает, как нужно пользоваться клыками и когтями и куда бить, чтобы пустить недоброжелателю кровь в случае его неповиновения. Ну… чисто теоретически, конечно, но ведь он не совсем глуп и немощен!

И вот, когда он наберется опыта побольше из рассказов и из практических битв, то станет таким же героем, как Октавиан или столь же сильным и устрашающим, как… как Мунлайт, например! Лимончик приветливо улыбнулся самцу, который непринужденно подошел к беседующим львам.

О, здравствуй, Мунлайт. Конечно, я не против, — с воином было сложнее, ведь он старше Октавиана, но, тем не менее, никогда не фамильярничал с молодняком. Луриан тоже уважал самца за это.

Теперь у барда было целых два слушателя, так что он поспешил начать свой рассказ и, естественно, молодой самец, все еще романтизировавший едва ли не каждую битву, внимал истории старшего товарища так жадно, что нельзя было не заметить горящий от интереса и восторга взгляд, да нетерпеливо вздрагивающий кончик хвоста. О, немало легенд и рассказов о битвах юный самец слушал и от своего отца, когда тот еще жил в Братстве, и от других взрослых самцов, — но чтобы вот так, едва ли не перед его носом сражались с призраком, — с таким Луриан столкнулся впервые!

Да он вообще не верил во всякое такое! Слышал только от старой карги, что Белые Ходоки — это едва ли не призраки, сотканные из снежных ветров и льда, но верилось ему в это с большим трудом; оказывается, в словах Муулы была доля правды.

У-у-ух, не думал, конечно, Лимончик, что сражаться с призраками, похоже, еще сложнее, чем с живыми! Он поежился, когда Октавиан упомянул о душах львов, которых всосал (сожрал? впитал?) в себя враг. Юнец даже рот открыл от удивления, — оказывается-то, победить врага можно не только сильным ударом, клыками и когтями, но и песнями! — Ничего себе! — только и смог выпалить Луриан. Ему определенно нужно это запомнить… а что, вдруг Белые Ходоки действительно нематериальны и их тоже придется побеждать каким-нибудь нестандартным способом? И все же, что случилось там, в горах, где видели Люциана и его младшего сына в последний раз? Молодому самцу вдруг пришла грустная мысль в голову о том, что он даже не знает, умел ли его отец петь.

Только размышлять об этом было некогда, потому что Октавиан-то следить за потоком мыслей своего собеседника не мог и продолжал свой рассказ дальше. Луриан даже пытался представить все это у себя в голове в самых ярких красках. Духов он воображал, как самых обычных львов, только полупрозрачных. Интересно, так ли они выглядели на самом деле? Мысль катилась как-то сумбурно, едва только Лимончик успевал цепляться за отдельные предложения.

Но рассказ все же подошел к концу, и Луриан не смог сдержать улыбки от комментариев птицы. Мысль пернатого Октавиан перенаправил в другое русло.

«И все равно, как с маленьким!», — надувшись, подумал Луриан.

А я уж думал, ты сейчас начнешь мне рассказывать о том, что сила может быть не только физическая, но и духовная, — с легкой иронией отозвался Лимончик, впрочем, совершенно беззлобно, — но и о единстве забывает не стоит, — уже серьезнее кивнул он, оглянувшись на чертог.

Да… единство. Его семья, например, об этом очевидном факте не слышала, от того больнее было Луриану думать об этом.

Октавиан, а научи меня какой-нибудь песни, чтобы с ней идти в бой! — неожиданно попросил юнец. Судя по его уверенному и серьезному виду, он вовсе не шутил, — пожалуйста! — жалобнее уже попросил он, чтобы заведомо перекрыть любые пути отступления барда.

Песня обязательно должна помочь Луриану не утратить теплоты сердца и надежды на благополучный исход. Ведь именно она объединила бойцов против Смауга и помогла одержать победу.

+3

324

Она была такой... удивительной что ли.

Денис никогда не мог бы себе представить сочетание ярко-красного с  нежным, серебристо-серым, и однакож... вот оно! Стоит перед ним, большеглазое, любопытное, с большими смешными ушами и кокетливой, пышной челочкой, игривыми завитками спадающая ей на пухлую мордашку. И ей понравился его жук! Ну как его... не его, конечно, это жук Лани, которая куда-то запропастилась, он даже не понял куда, но поймал то он. Добытчик, охотник... Не зря его Мария так похвалила, наверное, хотя наверняка больше всех хотела бы  его поймать.

Обо всем этом он думал довольно отрешенно, лишь коротко дернув ухом в сторону - сейчас его вниманием почти целиком завладела новенькая в их большой дружной семейке... Но он малость э... подрастерялся, когда Хлоя в упор задала ему такой... странный вопрос. В смысле почему он оранжевый? Скосив ярко-голубые глаза куда-то вверх, когда львенка игриво коснулась его "кавказского" туго завитого вихра, обещающего в будущем превратиться в плотную, похожую на рыжее облако гриву. - Да вроде сколько я себя помню, - эдак растерянно откликнулся львенок, растерянно потерев щеку лапой. Вообще ему еще не приходило на ум, почему все его братья и сестры нормальных серо-бурых цветов и оттенков, а он бац и такой Антошка. Рыжий и конопатый, как приемыш какой-то ей богу. Но он пока маловат для таких более глубоких рассуждений на тему своей непохожести на остальных, так и не будем на этом зацикливаться.

- Хлоя...? - он перевел взгляд на дружелюбно обратившегося к нему Хью, ответив ему слегка рассеянной улыбкой, приобнажив чуть вылезающие за нижнюю губу клычки. Спасибо, приятно познакомиться Хью. Но все еще в центре внимания для него была она. Притягательно-большеглазая, с глазами цвета закатного солнца. - Очень красивое имя... а я...

Дениска ожидаемо запнулся, сначала с удивлением повернув голову на плачущую Ло, к которой из неоткуда подбежала львица очень похожая на Хлою... ах ну да, ее мама видимо, на их новую няню, которую к ним приставила мама,  а затем к этой сладкой парочке так и вовсе со стороны еще и прибился еще один... из новеньких. Малихар кажется. Все успели представиться, а Дениска только и делал, что рот открывал золотой рыбкой... уф. Он просто не успевал следить за происходящим вокруг.

Хорошо, что лучшим представителем всех и вся была Машка - Мария быстренько со всем сориентировалась, всех представила, в том числе и рыжего тормоза. Слава северным богам. Малец аж утвердительно кивнул, дескать да-да, это я, я Деннис, после чего вновь повернул мордочку к активно прыгающему вокруг Малихару. Вот жеж неугомонный, да, они бы с Машкой точно спелись, два таких непоседы. - Привет Малихар... Ну, на самом деле жук не совсем мой... не знаю люблю я жуков, - Денисыч задумчиво склонил голову на бок. - Но выглядит он интересно... мы еще не видели ничего такого. Насчет пауков не знаю... в пещерах их мало, - он выразительно обвел взглядом здешние хоромы... - И... э... ладно, - он удивленно моргнул, наблюдая за тем, как Малихар почти сразу отвлекся на навозную муху, и в итоге столкнулся задницей с недовольно фыркающей Мари.

Ну... о-окей...?

- Мама, ты уходишь? - приблизившаяся к львятам Шантэ мигом заставила все свое потомство ненадолго отвлечься от знакомств с новыми товарищами по играм и уделить небольшую долю ласки мамочке, провожая ее из чертога на прогулку. - Скоро вернешься? - он слегка призажмурился, когда здоровенная лапища взрослой львицы прочесала его непослушные вихры, прежде чем Леди Севера торжественно наказала Иггрит присматривать за всей этой разношерстной толпой маленьких "хвостиков". И глаз с них не спускай. - Хорошо мам, мы будем слушаться.

Странно, что Шантэ отправилась вон из пещеры в компании того странного льва, который до этого тихо-мирно дремал в пещере в сторонке. Тот здоровый. С жуткой "половинчатой" мордой. И как мама его не боится - удивительно. Его мама в принципе была самкой удивительной, в чем Денни никогда не сомневался. Но тут прямо... ух... Дениска бы не рискнул связываться с этим страшным самцом.

- Хм... - поглядев на Марию, которая уже во всю тусила вместе с Малихаром и еще одной небольшой беленькой самочкой... кажется Ло,  Дениска обернулся, с легким прищуром отметив, что, похоже, его старший братец попал... в небольшой конфдикт. Та-ак... - Иггрит, - он поднял взгляд на лениво усевшуюся в самой толпе львят самку. Та незамедлительно развернула к нему усатую морду - говори дитя! - Можно я покажу Хью и Хлое наши пещеры?

- Ммм... почему бы и нет, - согласно кивнула головой нянечка. - Только чтобы в сторону выхода даже не подползали.  Понятно?

- Ага... - кивнул Денис и деловито потопал вперед, на ходу обернувшись через плечо. - Хью, Хлоя... пошли, покажу наше логово! И с братом заодно познакомлю, - он уверенно направился в сторону трусовато жмущегося перед боевитой маленькой самкой Иккинга, ободряюще подпихнув его в бок. - Эй... Икк, у тебя все в порядке? Я Денис, привет, - добродушно улыбнулся он Астрид, которая эдак высокомерно воззрилась на него сквозь свою заметно отросшую, заползающую на глаз челку.

+3

325

Стыдно признаться, но бедный Хэм и сам чуть было не заорал низким брутальным гроулом, когда крепко зажмурившаяся Ньязи (страшнаблеать!!) издала еще один протяжный визг у него под ухом — да что ты будешь делать! К счастью, старшему самцу хватило выдержки, и он благополучно смолчал... Но вот мысленно все-таки выругался, да так "смачно" и крепко, как уже давно не позволял себе ругаться ни в чьем присутствии. А что вы хотели, он и сам находился сейчас в очень большом эмоциональном напряжении. Не каждый день ему доводилось осуществлять такие сложные и опасные манипуляции с чужим организмом! Обычно Хэмиш, наоборот, держался принципа "работает — не трогай", но текущая ситуация была совершенно иной. А тут еще его собственные помощники, как назло, орут фальцетом со страху, тем самым не хило так сбивая сосредоточенность льва!

Тяжело, короче.

—  Фредерик, — напряженным голосом окликнул парнишку Хэм, заметив краем глаза, как он кубарем скатился со спины Арона и бросился проверять, что там стряслось с его драгоценной мартышкой. Это было чертовски не вовремя... Ведь их пациент мог снова задергаться от боли, да так сильно, что навредил бы самому себе! Однако его строгая реплика едва ли была услышана: слишком уж был силен выплеск адреналина в кровь, что у самого Фреда, что у его перетрухавшей подруги. На их счастье, Арон отлично держался. Это было одновременно и хорошо, и плохо, ведь, как уже отметил про себя Хэмиш, обычно его пациенты едва-едва сносили свою боль, а этот странный самец будто бы совсем ее не замечал. Нет, ну какая-то реакция у него все-таки была, и это не могло не радовать, но в целом... Очевидно, его психологическое состояние и впрямь оставляло желать лучшего. С другой стороны, прямо сейчас у Хэма банально не было возможности сосредоточиться на чужих моральных терзаниях: в самую первую очередь, ему следовало в очередной раз ощупать чужую конечность и понять, что с ней делать дальше.

У нас... У вас ведь получилось на этот раз, да? — голубоглазый самец отозвался далеко не сразу, еще какое-то время с напряженной мордой, очень мягко и осторожно исследуя место перелома... И лишь затем позволил себе короткую, предельно облегченную и удовлетворенную улыбку.

...да. Все вышло в точности так, как я и планировал. Теперь нам нужно лишь заново соединить кости друг с другом... На этот раз правильно, а не так, как они сами срастались все это время. Ты огромный молодец, Арон, я поздравляю тебя, — Хэм улыбнулся еще шире прежнего, теперь уже обращаясь к медленно приходящему в себя патрульному. — Самое худшее уже позади. Но тебе нужно еще немного потерпеть, пока мы не закончим... — Хэмиш резко умолк, переключившись обратно на заговорившего с ним Фредерика. Его усатая морда при этом выразила отчетливое сомнение... Но лев не стал спорить, покорно отодвинувшись прочь и давая возможность Фреду заняться многострадальной лапой Арона.

В конце концов, почему бы и нет? Пускай пробует. Когда у него еще будет возможность научиться вправлять переломы... Особенно такие.

Хорошо. Но только одну попытку, — спокойно, но строго предупредил подростка Хэмиш. — Не будем испытывать терпение нашего подопечного, — он добродушно подмигнул несчастному Арону, а затем вновь переключил свое внимание на Фредерика и его товарищей. В первую очередь, конечно же, на устало подковылявшего к ним крохотного песчаного лиса, такого маленького по сравнению с самим Хэмишем, что тот, пожалуй, и не заметил бы его прихода вовсе, как бы фенек сам не привлек к себе внимание старшего целителя. Лев с хорошо читаемым на морде удивлением склонился голову вниз, разглядывая этого неожиданного, эээ... ментора? учителя? наставника Фреда, мысленно задаваясь вопросом, как же такому слабому на вид крохе раньше удавалось вправлять сломанные кости животным, быть может, в десятки и сотни раз крупнее его самого.

А с другой стороны — не зря же у него в учениках был большой и сильный лев? Пускай даже и подросток.

Здравствуй, Чака, рад знакомству, — уже вслух отозвался Хэм на вежливое представление лисенка, присаживаясь рядом с "постелью" Арона и краем глаза неусыпно наблюдая за последующими действиями Фредерика. В принципе, большего от него, пока что, и не требовалось: Чака как-то разом взял ситуацию под свой личный (и весьма бдительный) контроль, направляя заметно нервничающего Фреда советами и рекомендациями. Льву только и оставалось, что вдумчиво кивать им на фоне, скорее уж на чистом автомате, чем реально пытаясь играть роль молчаливого экзаменатора. И уж тем более он не пытался переключить на себя внимание Фреда: хватало и одного ценного советчика под боком, куда ж тут лезть еще и второму?

И лишь когда стало очевидно, что у Фредерика по каким-то причинам не вышло правильно соединить обломки кости друг с другом, несмотря на активную поддержку Чаки и Ньязи, Хэмиш неторопливо, но решительно поднялся со своего места и вновь оказался рядом с заметно приунывшим львенком, адресовав тому очередную свою невозмутимую, даже подчеркнуто ободряющую улыбку. Естественно, он и не думал смеяться, или там ворчать на тему того, что Фред весь из себя такой глупый неумеха. Наоборот, ему хотелось поощрить чужое стремление к знаниям и отважные попытки научиться чему-то новому, и это не взирая на всю сложность полученного Ароном перелома. Двойного перелома, черт возьми! Тут и более опытному лекарю становилось откровенно не по себе, просто от осознания всей тяжести предстоящей ему "процедуры", вдобавок еще и причиняющей сильнейшую боль пациенту... а этот подросток все равно продолжал упрямо сражаться за чужое здоровье, как бы страшно или нервно ему сейчас ни было. Это определенно заслуживало уважения.

— Не беда... Не вышло в этот раз — получится в следующий. Главное не опускать лапы, — уже вслух подбодрил Фреда Хэмиш, мягко и ненавязчиво тесня того прочь от Арона. — Посмотрим, удастся ли мне самому вправить кость с первой попытки... Случай очень нестандартный, тут и опытному лекарю впору схватиться за голову и созвать целое собрание других врачевателей. А ведь у нас как раз собралось четверо целителей на одного больного, — он тихо посмеялся в усы, искренне надеясь, что эта шутка поможет его "коллегам" хоть немного расслабиться и отвлечься от всяких унылых мыслей на тему собственной бесполезности. Да и бедняге Арону — тоже.

Но хватит уже разговоров! Заняв позицию скромно отступившего в сторонку Фреда, Хэмиш целиком и полностью сосредоточился на чужой лапе, уже гораздо более привычным и оттого уверенным движением (правильно, ведь теперь он уже вправлял кости, а не ломал их как какой-нибудь злостный мучитель и живодер!) попытавшись соединить обломки друг с другом.

ГМу

Умение "Первая помощь" + Талисман удачи

+2

326

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"3","avatar":"/user/avatars/user3.jpg","name":"SickRogue"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user3.jpg SickRogue

Хэмиш вправляет перелом Арону

https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&amp;dice=4

Бросок
Бонусы

Итог

4
1 + 2 = 3

6

Персонажу становится легче.

Все получается, славатегоспади

Кость благополучно вправлена, теперь ее просто нужно закрепить шиной (броска кубика не требуется).

У Арона остается 15 постов на выздоровление, из которых первые 5 постов действует антибонус "-2" на любые физические действия персонажа; далее антибонус "-1" на все оставшиеся посты вплоть до выздоровления.

Кроме того, в силу пропуска ходов Арона, время действия принятого им обезболивающего сокращается до 3 постов.

С Талисмана удачи Хэмиша списан 1 заряд. Откат умения "Первая помощь" — 3 поста.

+2

327

Действия Хэмиша обговорены с игроком.

Ей-богу, Фредерик уже готов был опустить лапы и завыть от отчаяния, понимая, что ни черта у него не получается. Он вновь и вновь пытался нащупать пальцами кости под толстым слоем кожи и мышц Арона, но каждый раз его цель в последний момент ускользала от него. Как же он будет в дальнейшем лечить сопрайдовцев, если не может справится даже с такой, казалось бы, простецкой задачей?..

Ободряющая улыбка старшего товарища, подошедшего ближе спустя несколько неудачных попыток Фредерика, честно говоря, нисколечко не ободрила подростка – уж извините за тавтологию. Стыдливо и разочарованно прижав уши к голове (свежепроколотое ухо при этом отдало слабой болью, и юный целитель едва заметно скривил морду), шоколадный подросток отошёл чуть в сторону, сев на землю и больше не глядя ни на Хэмиша, ни на лапу Арона – а зря. Как же ты собираешься учиться, если даже не смотришь, дружище?

Не беда... Не вышло в этот раз – получится в следующий, – в ответ на эти слова Фредерик лишь фыркнул и отвернул морду в сторону. Ну да, ну да... А кто ему доверит-то делать это в следующий раз? Однако Хэмишу всё-таки удалось найти такие слова, которые заставили подростка чуть взбодриться: – Случай очень нестандартный, тут и опытному лекарю впору схватиться за голову и созвать целое собрание других врачевателей, – ну, раз уж даже такой опытный целитель признаёт этот случай не самым ординарным... может, стоит тогда посмотреть? Фредерик не спешил подниматься со своего места, однако вернул свой взгляд на лапу Арона, внимательно наблюдая за действиями старшего лекаря. Как же здорово, легко и просто у того всё получалось! А что если дело в том, что он, Фредерик, пока что просто недостаточно вырос? Не набрал мышечной массы, так сказать, и у него просто не хватало силёнок соединить кости. Ну а что, звучало вполне логично, да ещё и ободряюще для него самого. Да, дело было определённо в этом. Вырастет, окрепнет – и всё у него получится, ага-ага!

А вот и я! – прямо перед тем, как Хэмиш начал проделывать свои манипуляции, в пещеру вбежала Ньязи с парой крепких палок и лианой наперевес. Уж откуда она их взяла, Фредерик задумываться не стал – теперь, как заворожённый, он уже стоял на всех четырёх и из-за плеча смотрел на манипуляции старшего товарища. Внешне Хэмиш делал всё точно так же, как и Фредерик, но в отличии от юнца, у более опытного лекаря всё-таки получилось вправить кости. Ну и здорово! Ну и хорошо! Чего это он раскис, в самом-то деле? Самым главным было то, что они всё-таки сумели помочь Арону, а Фредерик... Хэмиш прав: вся жизнь вперед, ещё научится!

Тебе чем-нибудь помочь? – стоило только светлошкурому льву закончить свою часть работы, как мартышка уже тут как тут стояла рядышком, готовая наложить шину. Подросток даже не пытался сделать это вместо неё: безусловно, практика нужна была и в этом, но бедняга-Арон и так настрадался, а маленькая юркая обезьянка с ловкими пальцами наложит шину куда быстрее льва-подростка, чьи лапы по сравнению с её собственными больше были похожи на ноги слона. Да и опыт у Ньязи как-никак уже имелся, в отличие от Фредерика.

Просто подержи их, – мартышка сделала небольшую паузу, примеряя, как лучше будет укрепить палками лапу, – вот так.

Промычав короткое «Угу» и кивнув головой, Фредерик опустился на землю и зажал лапами палки, из всех сил стараясь сделать так, чтобы они оставались точно в тех местах и в том положении, как их оставила мартышка. Пока же Ньязи обматывала лианой импровизированную шину, подросток погрузился в собственные мысли: он оказал первую помощь ещё одному пациенту (пусть и не в одиночку), а это ведь значило, что ему вновь придётся прокалывать ухо? А ведь боль от предыдущего прокола только-только начала проходить! Да и, в конце концов, если он собирается заниматься целительством до конца своих дней – хватит ли у него вообще места на ушах для такого? Нет, надо было придумать что-то другое... Может, взять кусок лианы и цеплять украшения на неё, а саму эту лиану повесить на шею? Ну да, а потом он эти «бусы» потеряет – и всё, пиши пропало... Что же делать?

Готово! – нарочито «показушно» побив ладонь о ладонь, будто отряхивая с них пыль, Ньязи критично осмотрела результаты своей работы: вроде держится крепко, но при этом затянуто не слишком сильно и не пережимает кровоток. Красота!

Хэмиш, также оценив работу мартышки, посоветовал Арону поспать, да и в принципе отдохнуть и набраться сил, после чего обратился к Фредерику с предложением покинуть их пациента. Юный лекарь согласился со своим старшим товарищем, однако на морде у него оставалось выражение тревоги – и Чака без проблем это считал, тут же попытавшись успокоить друга:

Мы с Ньязи останемся здесь и приглядим за ним. Не совсем же мы глупые! А если что случится – она тут же за вами прибежит. Да ведь? – фенек кинул взгляд на мартышку, и та активно закивала головой.

Конечно! Только... вы не уходите очень далеко, ладно? – Фредерик так и не понял, побоялась она ответственности или того, что Арон не успеет вовремя получить необходимую помощь, случись что, но всё-таки поспешил успокоить подругу.

Хорошо! Мы будем в общей пещере, – кивнув в сторону коридора, дескать, вот прям там нас и ищите, ага, подросток вместе со своим старшим товарищем направился к основной группе львов и львят, отдыхающих в Великом чертоге. По пути он вновь обратил внимание на хромоту старшего льва и крепко задумался о причине этого недуга. А что если именно полученная травма и впоследствии хромота и подтолкнули Хэмиша стать целителем? Как он вообще к этому пришёл? Вот он, Фредерик, понятно как: пошёл по стопам дяди, с детства видя в нём своего кумира. А Хэмиш? Но задавать свой вопрос юнец всё-таки не торопился. Пусть они и были знакомы уже несколько часов – и даже успели посотрудничать! – всё-таки светлошкурый лев ещё не настолько сблизился с подростком, чтобы рассказывать ему какие-то личные вещи. Зато мог послужить неплохим источником знаний о целительстве.

Арон вёл себя как-то странно, – задумчиво начал Фредерик. – Кажется, когда вы ломали кость, ему было не так уж и больно... Конечно, я знаю, как действуют базилик и валерьяна! Но ведь даже они не способны полностью притупить такую боль. Или я не прав? – он поднял морду и посмотрела прямо на Хэмиша в ожидании ответа, а получив его – задал следующий вопрос, что искренне интересовал и будоражил его. – Существует ли какая-нибудь трава, которая могла бы... м-м-м... приглушить душевную боль?

Отредактировано Маслахи (28 Фев 2021 18:19:22)

+2

328

Октавиан сразу и не заметил, что пока он рассказывал Луриану историю, к ним присоединился Мунлайт. Когда последний подал голос, бард повернулся к нему и, не прерывая рассказа, лишь кивнул головой. Льву немного льстило то, что его рассказом интересуется кто-то еще, но вида старался не подавать. Он все еще не считал себя каким-то "героем", но раз остальные видят его в нём, то бард не видел большого смысла их переубеждать.

Покончив с историей, Октавиан взглянул на "лимончика": Луриан был заряжен энергией и энтузиазмом от макушки до кончика хвоста. Нужный эффект  достигнут, чему черношкурый был очень рад. Теперь оставалось лишь направить эту энергию в нужное русло, впрочем, с этим справился и сам Луриан, попросив барда какой-нибудь песне. На секунду лев даже опешил: ему очень редко попадалась возможность кого-то учить — но быстро спохватился, когда слово взял Рифф:

— Песню говоришь? Это я могу. Кхе-кхе, — сокол нарочито прокашлялся, я затем надрывно завел свою песню, — Вот и помер дед Максим...

— Да и клюв заткнулся с ним! — Октавиан, громко и грозно шикнув, прервал Риффа. — Не слушай его, Луриан, он научит плохому.

— Ой, да ладно тебе, я в его возрасте и не такие стишки знал.

— И это основная причина, почему твои песни мы не будем учить.

— Ну, и пожалуйста, ну и не нужно, — Рифф распушился. — Вот когда появится призрак, который будет ненавидеть настоящее искусство, вы придете ко мне, а я отвернусь и скажу: "Нет"!

— В общем, Луриан, я не против тебя чему-нибудь научить, — Октавиан лениво потянулся, когда произносил эту фразу. — Но давай лучше этим займемся где-нибудь еще. Тут остальные отдыхают, не думаю, что все хотят слушать наши завывания, — черношкурый ухмыльнулся. — Да и в целом мне делать особо нечего, неплохо было бы размяться. Мун, кстати, хочешь присоединиться? — бард повернулся к здоровяку. — Может ты тоже пару-тройку каких-нибудь песен знаешь, м?

+2

329

Со-игрокам и модерам раздела

Объединяю Икка, Хью и Ло в один пост

Зря он полез... наверное?

Сложно было понять, что лучше, а что нет в такой ситуации — ведь события сменяли друг друга настолько быстро, стремительно даже, что Икк едва мог за ними уследить. Что точно было понятно, так это что львенок совершенно не привык к такой суматохе! А потому терялся в ней по максимуму, не успевая толком расстроиться или испугаться. Ему было неловко от того, что он вообще попытался встрять в чужие дела, со своей глупой, никому не нужной помощью. И в то же время обидно, что его добрый совет натолкнулся на такую агрессию со стороны злюки-Астрид, или как там звали эту маленькую воительницу? Складывалось впечатление, будто эта малышка не взлюбила его буквально с самого первого взгляда, а ведь сам Икки, наоборот, смотрел на нее почти что зачарованно. Не так, чтобы вот прям влюбленно-восхищенно, ннооо... что-то в ней было эдакое, необъяснимо-манящее и интригующее. Сколько отваги и грозности в одном маленьком пушистом флакончике! А сколько самомнения! Казалось, ей весь мир был ни по чем. Эта-то смелость и цепляла. Учитывая, что сам Иккинг был тем еще застенчивым трусишкой...

И львенку пришлось вдвойне туго с уходом его матери-королевы по делам! Особенно, когда Астрид и ее повеселевшая сестренка вдвоем принялись активно расспрашивать его о каких-то не вполне очевидных ему самому вещах. Вроде, там... правил местного престолонаследия, к примеру! Бедняга аж поневоле втянул голову в плечи, и не зная даже, что отвечать на такие странные, отчасти даже провокационные вопросы. Он банально растерялся услышанному.

Будущий коро... чего? — моргнув пару-тройку раз с предельно обескураженной миной, Карасик запоздало потряс головой в отрицательном жесте. — Я? Нет! Как я могу им стать...? И ничего я не боюсь... ну разве что совсем немного, — уже гораздо тише, так, чтобы его никто не расслышал, пробормотал Икк себе под нос, в растущем смятении опустив взгляд на каменный пол пещеры. К счастью, сестры уже отвлеклись от растерянно примолкнувшего наследника, оставив того молча сидеть в сторонке, размышляя над словами Астрид и Ло. Король. Почему король? Ну какой из него король? Явно какая-то ошибка. Королева — его мать, Шантэ. А до нее королем, в смысле, лордом, был отец Траин... Причем тут Иккинг вообще? Мама ведь никуда не денется. Ведь не денется же?

Это было довольно нехорошее, липкое чувство. Сомнение. Он часто сомневался прежде, но ЭТО сомнение было в разы хуже. Не просто сомнение, а настоящий страх ошибиться. Ошибиться в том, что его мама вечно будет рядом, красивая, сильная и такая надежная. Будучи самым болезненным и слабым в помете, Икк с раннего возраста держался... нет, хватался за нее с отчаянием плаксивой обезьянки, неприятно переживая любой, даже самый недолгий ее уход. А тут... Такие вопросы, простите, поднялись! Что, если она исчезнет? Она правда это может? И что тогда, кто-то другой станет править прайдом? Ну, логично. Но причем тут он, Иккинг? Он же совсем не годится на эту роль... Это потому, что он родился самым первым? Но ведь он гораздо слабее братьев и сестры! Может, они все тоже станут лордами, когда вырастут? Они будут править все вместе? Но мама, что тогда будет с их мамой?...

Пока львенок сидел на одном месте, буквально пришибленный сим нежданным откровением, Хью и Ло вовсю "развлекались" в стороне; легкомысленная Ло так и вовсе будто бы напрочь забыла о существовании НаСтОЯщЕгО ПрИнЦА, увлеченная пойманной Марией мушкой (или Малихар поймал? рожей, ага), а Хью... Хью с большим интересом отреагировал на радушное приглашение Дэнниса, охотно кивнув ему в ответ и вопросительно оглянувшись на сестренку, мол, а ты что об этом думаешь? Кажется, отличная мысль!

Да... Да, мы с удовольствием пойдем с тобой и осмотрим пещеры, — немного чопорно отозвался он вслух, снова переключив внимание на рыжегривого малыша, но голос его при этом звучал скорее тепло и воодушевленно, нежели хоть сколь-нибудь официозно. Он и правда был рад этой небольшой экскурсии про Гроту, тем более, что Иггрит тоже это одобрила. А раз взрослые разрешают... Ну вы поняли. Так что, голубоглазый самец весьма живо просеменил вглубь логова следом за Дэном, остановившись рядышком, когда тот уверенно притормозил возле Иккинга и Астрид, доброжелательно взирая на крон-принца из-под вьющегося хохолка своей потихоньку отрастающей челки.

Все хорошо, — тем временем, словно бы очнувшись, промямлил Иккинг Дэннису в ответ. Он все еще выглядел глубоко растерянным и сбитым с толку. — Астрид очень... милая, — он смущенно покосился на высокомерно взирающую на всех присутствующих самочку у себя под боком. Ух, какая же она... непростая. — Может... Может поиграем все вместе? — робко предложил львенок, чувствуя, что все-таки должен продолжить свои попытки задружиться с этими новенькими львятами. А иначе зачем он вообще подходил сюда и привлекал к себе лишнее внимание? Раз уж начал что-то — иди до победного конца! Ну, или до трагического, тут уж как повезет. — Или вы чем-то другим планировали заняться?

+3

330

Лимончик был, несомненно, рад рассказу темношкурого соплеменника. Мунлайт улыбнулся теплой улыбкой, которой одаривал некогда своих братьев. Октавиан так же поздоровался с седогривым и продолжил свой увлекательнейший рассказ. Гондор, примостившийся в лапах своего спутника, также с упоением слушал рассказ. Здесь кипела жизнь: были свои враги и истории, а главное были те, кто мог их рассказать. Мунлайту же в своей жизни похвастаться было особо нечем. Путешествие и жизнь в восточных равнинах с сухим климатом – это не очень увлекательно. Рассказ о семье тоже. Мун провалился на десять секунд в свои мысли, как из потока омута памяти его выдернула песенка фамильяра Октавиана.
— Песню говоришь? Это я могу. Кхе-кхе,вот и помер дед Максим... — Гондор глухо хохотнул, и Мунлайт хохотнул вместе с ним. Песни? Песни можно.
— Жаль, подмога не пришла, подкрепленья не прислали. Нас осталось только два, нас с тобою напаяли... Все братушки полегли, и с подмогою напряжено, но мы держим рубежи, мы сражаемся отважно, — затянул Мунлайт песенку под грустный мотив, однако был прерван Гондором.
— Ну и чего ты мутноту наводишь, седая твоя морда?! — негодовала птица, тыкая лапу седогривого крылом. Мунлайт усмехнулся.
— Нет, ну можно и повеселее, но я не ручаюсь, что эта песенка будет приличной, — Мунлайт расплылся в мерзкой, гадостной ухмылке, но запеть другую песенку он не успел. Октавиан продолжил обращение к Луриану, которое привлекло и внимание Муна.
— В общем, Луриан, я не против тебя чему-нибудь научить, — Октавиан лениво потянулся, когда произносил эту фразу. — Но давай лучше этим займемся где-нибудь еще. Тут остальные отдыхают, не думаю, что все хотят слушать наши завывания, да и в целом мне делать особо нечего, неплохо было бы размяться. Мун, кстати, хочешь присоединиться? — Мун встал и потянулся.
— О, песенки то я, конечно, знаю, да и не прочь был бы размяться, как говорится, а то осточертело сидеть на одном месте, скоро брюхом буду полы пещеры шлифовать, — пошутил седой и в доказательство своих слов пару раз стукнул раскрытой лапой себя по животу.
— Вон какой курдюк отрастил от хорошей жизни. Так куда мы говоришь, идем? — вопросительно вскинул бровь темношкурый, обращаясь сразу к Октавиану и Луриану. Компания, а тем более хорошая компания, никогда не была плохой идеей, а если такие прогулки выливались в ценный опыт - тем более. Мун покрутил по сторонам головой, высматривая Леди Шантэ, однако, не обнаружив Леди Севера успокоился. Значит, ближайшее время принадлежит только Муну, и никаких поручений не предвидится. Выбор места оставался за собеседниками, однако оптимальным решением было восточное подножье. Не раздумывая, Мунлайт с компанией двинулся именно туда

—-→ Восточное подножье

Отредактировано Мунлайт (24 Апр 2021 21:07:13)

+2


Вы здесь » Король Лев. Начало » Одинокая скала » Великий чертог