Страница загружается...

Король Лев. Начало

Объявление

Дней без происшествий: 0.
  • Новости
  • Сюжет
  • Погода
  • Лучшие
  • Реклама

Добро пожаловать на форумную ролевую игру по мотивам знаменитого мультфильма "Король Лев".

Наш проект существует вот уже 10 лет. За это время мы фактически полностью обыграли сюжет первой части трилогии, переиначив его на свой собственный лад. Основное отличие от оригинала заключается в том, что Симба потерял отца уже будучи подростком, но не был изгнан из родного королевства, а остался править под регентством своего коварного дяди. Однако в итоге Скар все-таки сумел дорваться до власти, и теперь Симба и его друзья вынуждены скрываться в Оазисе — до тех пор, пока не отыщут способ вернуться домой и свергнуть жестокого узурпатора...

Кем бы вы ни были — новичком в ролевых играх или вернувшимся после долгого отсутствия ветераном форума — мы рады видеть вас на нашем проекте. Не бойтесь писать в Гостевую или обращаться к администрации по ЛС — мы постараемся ответить на любой ваш вопрос.

FAQ — новичкам сюда!Аукцион персонажей

VIP-партнёры

photoshop: Renaissance

Время суток в игре:

Наша официальная группа ВКонтакте | Основной чат в Телеграм

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Одинокая скала » Великий чертог


Великий чертог

Сообщений 301 страница 312 из 312

1

http://sg.uploads.ru/LUxf3.png

Вход в логово надёжно скрыт с глаз посторонних острыми скалами – они щёрятся будто пики, встречая нежеланных гостей. Чтобы попасть внутрь, необходимо пройти по узкому каменному намосту, возвышающемуся над расщелиной. Узкий проход, рассчитанный на одного взрослого льва, ведёт вниз. Широкие ступени, созданные природой в недрах горы, спускаются в просторную пещеру с множеством ходов и углублений-пещер, где могут расположиться львиные семьи. Солнечные лучи пробиваются в трещины в потолке и большой проем в одной из стен, разрезая темноту светом и переломляясь в разбросанных тут и там небесно-голубых кристаллах.

Ближайшие локации

Каменистое подножье

Схема локации

https://sun9-9.userapi.com/-GjRGcYqmUAUyi8IU_cgFyNlh7bddbH7XeRuHQ/VnO_X0tSqw0.jpg


Первый пост в локации

Пометка для всех, кто в локации

Эльтэре и Луна находятся в другой части пещеры, поэтому наши группы пока что никак не взаимодействуют друг с другом (наша группа зашла с другого входа). Если кто-то изъявит желание изменить ситуацию – свяжитесь, дабы не возникло недоразумений.

<<< Каменистое подножье

Пещера под горой могла растянуться на мили, петляя узкими коридорами и лабиринтами. Узкий проход, рассчитанный на одного льва, вёл вниз. Спускаясь по ступенькам, созданным природой в недрах горы, Кову придирчиво осматривался и прислушивался. Он слышал шаги Люциана и Эвальда, но никакого другого шума не было. Логово казалось мрачным и неприветливым изнутри, оно щёрилось отрогами, как клыками страшного зверя, и поглощало их без надежды вернуться. Неприветливое место будто намеренно пыталось запугать львов и развернуть их назад – чужакам здесь не рады.
Одиночка стоял на своём. Он остановился недалеко от спуска в пещеру, не закрывая собой прохода, чтобы Люциан и Эвальд смогли спокойно поравняться с ним и осмотреться. Внутри было сухо и, что не менее важно, - отсутствовал снег. Место казалось вполне пригодным для жизни или временного пристанища. Лучи восходящего солнца пробивались в трещины на стенах, разрезая темноту светом. Мрачное подземелье превратилось в просторную пещеру с множеством ходов и углублений-пещер, где могли расположиться семьи. Их труды были оправданы – Айвор не подвёл его. Груз ответственности на плечах Траина стал легче, а его опасения отступали под натиском облегчения и радости. Они дома.
- Главное, чтобы этот дом не оказался с другими жителями, - подумал лев, продвигаясь дальше. Им наверняка не хватит и дня, чтобы изучить все ходы и пещеры, но основная – была свободна, как и закоулки рядом с ней.
Убедившись в том, что внутри никого нет и тени не скрывают недоброжелателей, Кову повернулся к выходу из пещеры, подал сигнал львицам снаружи, приглашая их с детьми войти. Они получили желанную возможность отдохнуть, согреться, не страдая от холода и колких объятий снега. Первостепенная задача была выполнена, но оставались другие. Мысли о том, что поблизости могут находиться другие львы или иные хищники – не давала одиночке покоя. Он был в ответственности за этих львов и должен был предпринять все меры предосторожности. Чужаки, чума, холод и голод – всё это наваливалось одно за другим, требуя к себе внимания. Пока основная масса их братства будет отдыхать в пещере, давая отдых телам, необходимо позаботиться о безопасности и пище.
- Я пойду, осмотрюсь снаружи. Заодно проверю, как далеко находятся стада животных, и есть ли что-то поблизости, - обратился он к старшим. – Полагаю, что лавина могла спугнуть травоядных, но будем надеяться на лучшее.
Это вполне обоснованное опасение. Как бы ни хотелось это признавать, но лютый холод, непривычным жителям тёплой или жгучей саванны, - причина, которая погонит стада дальше от источника опасности. Нетронутыми оставались плато со склоном и восточное подножье, через которые пролегал путь их братства. Возможно, что некоторые из травоядных спрятались переждать непредсказуемую стихию именно там. Стоило всё тщательно перепроверить, чтобы после выстраивать план действий и продумать все варианты.
- Вы пока отдыхайте. Айвор останется здесь. Он будет следить за входом и предупредит об опасности, если увидит чужаков поблизости.
Кову не хотел тянуть за собой других львов и львиц – все они устали. Измываться над самками и детьми – высшая степень наглости и его несостоятельности как лидера. Тянуть с собой самцов – подвергать опасности остальных. Их не так много, чтобы оставлять самок одних на попечительство тетеревятника, а Люциану и Эвальду нужны силы на тот случай, если эти земли окажутся не столь доброжелательны, как и их обитатели.
Один измотанный лев – лучше, чем трое. В особенности на тот случай, если им действительно понадобится защищать своих от чужаков. Кову не мог присоединиться к остальным и терпеливо ждать, когда тело перестанет ныть от продолжительного перехода и сумасшедшей гонки со снегом. Мысли не дадут покоя ни голове, ни лапам. Это лучший способ не тратить время на пустое и нагло дрыхнуть в пещере, когда хватает забот и проблем.
Предпринять все меры предосторожности и озаботиться пищей, а потом уже отдыхать. Выстроив для себя список первостепенных дел, Кову направился к выходу из пещеры, надеясь на то, что за время его отсутствия ничего не произойдёт.

>>> Долина горячих сердец

Первая очередь:

Арон
Хэмиш
Фредерик

Вторая очередь:

Астрид
Иккинг
Дэннис
Ло
Хлоя
Хью (+ непись Иггрит)

Отдельные отыгрыши:

Дент/Шантэ
Мериад/неписи Улла и Дис
Октавиан/Луриан
Малихар/Мария
Сверр/Мастер Игры

Отпись — трое суток.
Игроки вне очереди
пишут свободно!

Также в локации:

Мунлайт, Йап, Ридеваль (NPC)

Отредактировано Кову (29 Ноя 2016 14:33:34)

+5

301

Чем дольше Хэм внимал рассказу Арона — тихому, немного сбивчивому, исполненному искренней душевной боли и сожаления, — тем мрачнее становилось его лицо и тем тяжелее он смотрел на молодого льва в ответ, сам, кажется, не вполне это осознавая. Хмурился и кривил губы, то и дело напряженно морщил переносицу, словом, всем своим видом выражал самое глубинное отвращение. Не к Арону, естественно, но к тому, что он только что услышал из его уст. Да уж... Эти Ходоки оказались на редкость мерзостными, жестокосердными ублюдками, таких он еще ни разу не встречал на своем веку. Содрать с кого-то шкуру... возможно даже, что живьем... а после носить ее на своих плечах, как ни в чем не бывало... Это даже звучало отвратительно. Не такие уж они были белые и пушистые, хах? В том смысле, что они не просто не брезговали марать лапы в чужой крови, но, как видно, находили в этом какое-то особенное, извращенное удовольствие. Не спроста, ох, не спроста Леди Шантэ казалась такой встревоженной. Еще бы! Ведь подобная незавидная участь угрожала всем и каждому в ее прайде. В том числе ей самой и ее детям. Теперь понятно было, почему она так настойчиво отговаривала их с Мерой и Дентом от вступления в Братство. Мудрая, рассудительная, а главное — самоотверженная львица, ставящая чужие интересы превыше своих собственных. Настоящая королева. В этот момент в Хэмише еще больше укрепилось и без того сильное уважение к Шантэ, а также искреннее и вполне объяснимое ей помочь. И не только ей одной! Теперь это, мягко говоря, было в его личных интересах.

Что ж... Информация, в принципе, казалась вполне исчерпывающей... на взгляд рядового льва, но только не для Хэмиша. Ему нужно было больше сведений. Больше фактов. Он не умел домысливать нужное, исходя из жалких доступных ему крупиц правды, как это виртуозно делал Шерлок, а потому твердо решил докопаться до истины — но позже. Сперва-наперво ему следовало разобраться с покалеченной лапой Арона. И очень хорошо, что последний дал согласие на столь, эээ, нетрадиционные методы лечения — предыдущий целитель, как видно, не рискнул прибегать к такому кардинальному способу вправления перелома. По правде сказать, если бы был чуточку расторопнее и вовремя вправил кость — лапу не пришлось бы ломать повторно. Но Хэм мысленно оправдал этот проступок банальной нехваткой врачебного опыта, или же откровенно плачевным состоянием самого Арона. Лев и вправду выглядел неважно... Может, поэтому никто и не рискнул заняться его лапой в полную, так сказать, силу. Но теперь ему стало гораздо лучше, а значит, они вполне могли бы пойти на такой риск.

Оставалось лишь втайне надеяться, что он сам все сделает правильно и не оставит бедолагу калекой на всю последующую жизнь.

От всех этих отрешенных размышлений Хэма отвлекло возвращение Фредерика — принесший воду подросток казался ужасно расстроенным тем, что пропустил жуткий рассказ Арона, зато Хэмиш и его молодая подруга лишь украдкой порадовались этому обстоятельству. Не за чем ему было слушать все это... и смотреть тоже — хотя по мнению голубоглазого, кому-то, столь сильно заинтересованному лекарским мастерством, было бы весьма полезно присутствовать при данной, кхм, процедуре. А вот Мер, по всей видимости, считала иначе. Потому что, едва утешив и приголубив бедолагу Арона (эх, сколько же в ней было искреннего тепла и сочувствия! а как ласково она к нему обращалась! Хэм невольно подзавис этому зрелищу, зачарованно и капельку ревниво наблюдая за действиями юной травницы), сразу же поспешила удалиться прочь, эдак ненавязчиво потянув Фреда следом за собой. Мудрое решение. И рассеянно ответивший на ее мимолетную ласку Хэмиш, в принципе, уже и сам будто ненароком загородил задницей проход в "лечебный отсек" — и как следствие самого Арона, не давая Фредерику толком рассмотреть происходящее... но затем вдруг спешно развернулся мордой вслед за Мериад и ее юным "экскурсоводом", запоздало сообразив, что ему все-таки может потребоваться чья-то помощь. И как он сразу об этом не задумался!

Постойте... Мера, — он эдак виновато окликнул серебристую львицу, вынудив ее замереть на полпути к основному залу Чертога, вопросительно оглянувшись на Хэма через плечо. — Пожалуй, Фреду все-таки лучше остаться здесь. Нужно, чтобы... — лев вдруг запнулся, а затем аккуратно понизил голос до выразительного шепота, так, чтобы Арон его не услышал: — Нужно, чтобы кто-нибудь помог мне держать бедолагу. Он может дернуться, пока я буду, кхм, чинить ему лапу, все-таки, это ужасно болезненная процедура. И еще неплохо было бы найти что-нибудь, что он мог бы взять в зубы, чтобы не сломать их друг о друга. Я думаю, Фредерик справится. А вот тебе лучше посмотреть, как там дети. Кажется, я уже слышу чей-то плач... — и Хэм выразительно вскинул одно круглое ухо поверх моря взъерошенной гривы, мол, ты только вслушайся в этот надрывный рев! Ну а Дента, понятное дело, сейчас даже слоновьим трубением не разбудишь. Завидев напряженное, до предела сомневающееся выражение на округлой мордашке Мериад, Хэмиш эдак виновато и подбадривающе улыбнулся ей в ответ. Ну же... не переживай так. Фред уже взрослый и самостоятельный парень, дотошливый такой. Ему будут полезны эти знания. — Все будет хорошо, мы справимся. Иди... — мягко "подтолкнул" лекарь свою подругу, вынуждая ее-таки удалиться прочь из коридора. Зато как бурно обрадовался оставшийся с Хэмом Фредерик! Сколько искреннего детского счастья и бешеного энтузиазма плескалось сейчас в его широко распахнутых изумрудно-зеленых глазах! Хэмиш аж хмыкнул украдкой в собственные мохнатые усы... и вдруг нарочито строго насупил кустистые брови, отчеканив передними лапами и высоко подняв голову, в чисто военной манере призывая Фредерика к спокойствию и послушанию.

А ну-ка, ровнясь! По стойке! — зычно рыкнул он вполголоса, уже без тени былой мягкости, по-мужицки сурово даже. И куда только девался тот вежливый, миролюбивый плюха? — Отставить шум и болтовню! Чужое здоровье — не шутки. Будешь действовать четко по моим инструкциям, не мешать, не отвлекать вопросами и внимательно запоминать каждое слово или действие. Ошибки в этом деле допускать нельзя. Слышал, что я просил найти для Арона? Какую-нибудь сухую палку или что-нибудь мягкое, чтобы не повредить пасть изнутри. Готовность — две минуты. Вольно! — "отпустив" ошалело клипающего зенками Фреда на поиски импровизированного кляпа, Хэмиш со скрытой ухмылкой (шустрый малец, однако ж!) повернулся обратно к Арону, окинув того долгим, задумчивым взглядом... а затем вдруг снова закопался мордой в свою "полевую аптечку", выискивая обезболивающее посильнее. Эх, скромны были их запасы... Ну, ничего не попишешь, придется довольствоваться одним только лишь базиликом. — Будет больно. Но ты не должен дергаться, — строго обратился Хэм теперь уже к лежавшему перед ним самцу, оставив свою сумку в покое. — И постарайся сдержать крик, иначе мы переполошим весь Чертог... Возьмешь в зубы то, что принесет тебе... Фред, — он удивленно моргнул, опустив взгляд на моментально нарисовавшегося у него под лапами Фредерика. Ничего себе у него скорость! — Молодец, — одобрительно кивнул Хэм своему маленькому помощнику. — Передай это Арону, а сам заберись ему на спину и ляг сверху, да постарайся закрепиться лапами по-надежнее, так, чтобы случайно его не оцарапать. Сделай так, чтобы его движения были максимально ограничены. Твоего веса должно хватить, чтобы не дать ему вскочить с постилки... "по крайней мере, я на это надеюсь", — уже мысленно закончил Хэм, скользнув взглядом по темному силуэту Фредерика, силясь определить, насколько вообще хватит его подростковых сил. Повезло, что Арон и сам отнюдь не здоровяк, и вдобавок ко всему был страшно слаб после затяжной болезни. Дождавшись, пока тот схватится зубами за притащенный Фредом кляп, а зеленоглазый юнец, в свою очередь, устроится на спине их нервозно взъерошившего загривок пациента, Хэмиш очень бережно и аккуратно подцепил лапой больную конечность льва, вытягивая ту на всю длину. Какое-то время понадобилось на то, чтобы уложить ту по-удобнее и примериться к последующему рывку, определяя точное место перелома... Кое-как разобравшись с этим, Хэм внимательно поглядел на Арона с Фредериком, проверяя, готовы ли они к предстоящей "пытке".

Ну... откладывать это дальше уже попросту не имело смысла.

Пробуем на счет "три", — быстро облизав пересохшие от волнения губы, старательно пряча собственную тревогу под маской типично лекарского, а то и военного хладнокровия, Хэмиш решительно накрыл лапой пострадавший участок кости. И да, он намеренно не стал уточнять, что с первого раза у них может ничего не получится. — Ну, приступаем. Раз... два... ТРИ!

+3

302

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"3","avatar":"/user/avatars/user3.jpg","name":"SickRogue"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user3.jpg SickRogue

Лоты "Базилик" и "Валерьяна" успешно применены и списаны с аккаунта Арона. Теперь он на 5 постов чувствует себя спокойнее и меньше страдает от боли в сломанной кости.

Хэмиш ломает лапу Арону

https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&amp;dice=2

Бросок
Бонус

Итог

2
1

3

Персонаж плохо справляется со своей задачей и вынужден предпринять новую попытку. Всего дается максимум три попытки.

Ноуп. Ничего не выходит. Как видно, Хэм слишком осторожничает и не прикладывает достаточной силы к действию. К счастью, съеденный Ароном базилик притупляет болевые ощущения, так что происходящее не кажется таким мучительным, как могло быть.

С лота "Талисман Удачи" Хэмиша списан 1 заряд.

+1

303

Огорчение моментально сменило радость на морде Фредерика: вот Арон говорит, что готов, если это необходимо, рассказать о Белых Ходоках ещё раз (в который? в сотый?), а уже буквально через секунду Мериад мягко, но настойчиво сообщает подростку, что тот ещё слишком мал, чтобы слушать такие вещи. Ну, знаете ли! Ему уже полтора года! Полтора!!! Честное слово, ну не рассказывал же Арон о расчленениях?! Или же?.. Как бы там ни было, гримаса оскорбления и обиды появилась на морде юного целителя буквально на пару секунд и тут же сменилась огорчением – никто, наверное, даже и не заметил этого мимолётного промелька негативных эмоций. Что ж, как бы там ни было, Мериад и Хэмиш были старшими, и судя по обеспокоенным выражениям их морд, там и правда было что-то такое, чего Фредерику пока было лучше не знать. Они ведь хотели как лучше, так?..

...ты ведь справишься, верно? – полностью погруженный в свои размышления о том, достоин он или не достоин, мал или не мал для того, чтобы знать всю правду о Ходоках, Фредерик услышал лишь конец фразы целительницы и, ничего не понимая, завертел головой по сторонам, глядя то на Мериад, то на Хэмиша. Справишься с чем? Что он пропустил? Вроде, никакой супер-важной информации никто не произносил! Они о чём-то договорились, пока он ходил за водой? Что здесь происходит, чёрт возьми? Что вы задумали?!

Ну... да. Ага, да, покажу! – поначалу Фредерик ответил на вопрос львицы как-то рассеянно, всё ещё пытаясь вникнуть в происходящее, но затем как-то оживился и даже проявил небольшую инициативу. – Так, с чего бы начать, хм-м... Наверное, сначала стоит показать, где можно набрать воды! Где хранятся травы Вам уже известно, а вот воду... она там... в пещере, что... – сделав несколько шагов вперёд, под огромные своды общего зала Великого чертога, юный целитель вдруг решил обернуться: мощное тело Хэмиша полностью перекрывало обзор подростку, так что он не мог увидеть, что за таинство собирался творить новый член их прайда. Из-за всего этого речь Фредерика была сбитой, с большим количеством пауз, да и сам подросток вновь выглядел слишком отрешённо от этого мира. Так, стоп! Хватит, дружище, соберись! – А пойдёмте, я просто покажу, где она находится! – с усилием заставив себя оторвать свой взгляд от светлого крупа Хэмиша (нет-нет, не в том плане, о котором вы могли бы подумать!), юнец потрусил вперёд Мериад, действительно искренне желая провести ей самую подробную и замечательную экскурсию по их логову. Арон сейчас в надёжных лапах, а он, Фредерик, может сослужить и другую полезную службу.

Не успели они, однако, пройти и половину коридора, как сзади послышалось неуверенное (?) «Постойте...» Да! Да, да, да! Фредерик как будто только этого и ждал: тут же остановившись, он развернулся и с живыми блеском в глазах внимательно начал слушать всё, что говорил Хэмиш – переполненный эмоциями подросток даже пасть приоткрыл от того, насколько был взбудоражен. Ну, совсем чуть-чуть приоткрыл, так, что лишь едва виднелись резцы. В какой-то момент Хэмиш понизил голос – Фредерик не смог даже предположить, по какой причине, – но странным было даже не это, а те слова, которые произнёс светлошкурый целитель. Чинить лапу?.. Нет, серьёзно, ребят, кто-нибудь вообще собирается сказать бедолаге-подростку, измученному этим вопросом, что за ужасные вещи вы запланировали сделать с Ароном?! Решив, что хватит с него загадок и теорий, не основанных ни на чём, Фредерик уже открыл было пасть, чтобы напрямую задать столь терзающий его вопрос, однако выражение морды Мериад заставило его отложить эту интригу на потом. Он всё равно узнает, что задумал Хэмиш, но чтобы это случилось, необходимо было уговорить львицу – судя по всему, она сомневалась, действительно ли подросток должен был присутствовать при том «нечто», что планировал сделать целитель.

Я смогу, – попытался он заверить львицу ещё до того, как её друг произнёс почти то же самое. – Пожалуйста! Я очень-очень хочу стать настоящим целителем. У нас их, в общем-то, нет... Ну, то есть, как я понял, есть Фёдор, но я его ещё ни разу не видел! В общем, учиться мне не у кого, так что я правда-правда был бы очень рад, если бы Вы позволили мне помочь Хэмишу! – пускай и невольно, но Фредерик всё-таки состроил такую умилительную мордочку, на которую только был способен. Уверивший Мериад в том, что всё будет хорошо, старший целитель, похоже, всё-таки окончательно подтолкнул львицу к правильному с точки зрения Фредерика решению. Во всяком случае, та несколько расслабилась (если подростку это, конечно, не показалось) и удалилась в общий зал. Ура! Так, что у нас там по лечению?

Спасибо! – как только Мериад отправилась к детям, Фредерик вскинул голову с сияющей на всю морду улыбкой и поглядел снизу вверх на Хэмиша. – Огромное Вам СПАСИБО, что дали мне такую возможность! Это действительно очень важно для меня и я... – договорить свой слишком бурный монолог он не успел – пришлось резко оборвать фразу на полуслове, будухнуться задницей на пол и, округлив зенки, непонимающе глядеть на старшего целителя, делая глазками хлоп-хлоп. Что ж, видимо, когда дело касалось серьёзного лечения, этот парень и сам становился слишком серьёзен... В любом случае, его резкая смена тона, да и поведения в целом, в первые секунды привели Фредерика в этакий шок – и куда только делся доброжелательная плюха Хэмиш?..

Однако уже спустя несколько секунд подросток пришёл в себя (целитель был прав – какое тут разводить кипишь, когда надо заниматься лечением!) и внимательно слушал старшего товарища, кивая головой в ответ на слова последнего – действовать по инструкциям, понял! Не мешать, не отвлекать, внимательно запоминать слова и действия – усёк!

Понял! – с живостью отозвавшись на просьбу Хэмиша найти палку или нечто подобное, Фредерик мигом развернулся и широкими прыжками помчался в сторону общего зала. На выходе из коридора он остановился и осмотрелся. Так, палка. Палка... Где вообще в чертоге можно было найти палку?.. Ища ответ на свой вопрос, подросток обвёл взглядом огромное помещение: вот Мериад и Шантэ крутятся вокруг львят (хотя скорее, конечно, львята крутились вокруг них), успокаивая белого малыша; а вот в том углу продолжал спать Рагне; а вон Октавиан, у которого на лопатках сидит его верный друг, ходит по пещере в поисках чего-то. В этот момент Фредерик заметил небольшую кучу костей в том месте, куда прайд складывал пойманную добычу, и среди этой кучи было несколько толстых, огромных берцовых костей – наверняка какого-нибудь буйвола, или гну, или кого-то другого, столь же гигантского и могучего. Обрадованный находкой (это, конечно, не палка, но на взгляд подростка Арон мог сломать палку пастью так же легко, как и эту кость... а может быть, кость всё-таки могла оказаться куда крепче!), Фредерик потрусил к куче и, пока перебирал её лапой в поисках самой толстой, огромной и крепкой кости, увидел так же пару чьих-то рогов. Уж они-то ещё покрепче будут, а? Схватив и кость, и рог, довольный юнец вернулся обратно в пещеру.

Вот! – радостно сообщил он, бросив под лапы Арону – а заодно и Хэмишу – свою находку. Старший целитель, похоже, не ожидал от него такой сообразительности – иначе отчего он так с небольшой паузой и удивлением произнёс имя подростка? О том, что на самом деле лекаря удивила скорость Фредерика, подросток даже и не подумал. Зато гордо выпятил грудь, стоило Хэмишу его похвалить. Кто молодец? Я молодец!

Понял, – коротко сообщил он после инструктажа лекаря и, повинуясь, подошёл к Арону. Встав с правой стороны ото льва, он перекинул свои левые лапы через его бок и буквально лёг сверху на пациента, этакой шкурой распластавшись на спине черногривого. Нет, ну а что? Как ему сказали – так он и сделал! Оно, конечно, было немного неудобно и просто до жути неловко, но другого варианта обездвижить Арона он не видел. На секунду Фред оторвал все четыре лапы от пола, проверяя, насколько крепко больной будет прижат в этом случае – ну, да, так вес Фредерика оказывал на него большее воздействие и лучше придавливал к полу... но, наверное, не стоило всё-таки поднимать лапы настолько высоко от земли – если его, подростка, веса будет недостаточно и Арон всё-таки сможет подняться на все четыре, юнец всё-таки не хотел оказаться этаким наездником на родео. – А что мы... тьфух... что мы собираемся делать? – отплевав посреди фразы чёрные волоски из гривы Арона, попавшие ему в пасть, Фредерик с интересом глянул из-за головы их пациента на Хэмиша. Слушайте, ну сколько можно уже, они вот-вот начнут оказывать помощь, а он до сих пор не подозревает, в чём вообще тут дело!

Ответом ему, правда, было молчание: сосредоточенный на чужой лапе Хэмиш, похоже, просто пропустил вопрос мимо ушей, а Арон... да чёрт его знает, почему ему не ответил Арон. Переживал, наверное. Всё это тут же моментально стало не важно, стоило только старшему лекарю дать сигнал. На его словах «Ну, приступаем» Фредерик перенёс вес своего тела, в общем-то, в само тело, расслабив лапы. Впрочем, он не стал убирать пальцы с пола, готовый в случае чего – если поймёт, что совсем не может держать Арона – дать дёру. Из-за позиции, в которой он сейчас находился, юнец не мог в полной мере видеть, что делает Хэмиш, мешала голова их пациента, однако за черногривой макушкой Арона юный целитель на секунду увидел поднявшуюся вдруг в воздух голову Хэмиша – погодите, он встал на лапы, чтобы...

Как только до Фредерика дошло, что именно Хэмиш собирался сделать, подросток ужаснулся. Это, должно быть, чертовски, чертовски больно! Естественно ему надо было держать Арона как можно крепче! И то ли у Фредерика это получилось, то ли черногривый обладал поистине титаническим терпением и высоким, высотой с сам Килиманджаро, болевым порогом – иначе почему он дёрнулся так слабо, что подросток едва ли это почувствовал? Не важно. Дело было сделано, поэтому обеспокоенный происходящим Фредерик тут же слез с Арона, лишь чудом в суматохе не запутавшись в собственных лапах и не пропахав носом землю, и резво подбежал к Хэмишу, во все глаза, расширенные от страха, глядя на лапу их пациента. Она вроде... не изменилась?

Что ж вы ничего мне не сказали! Да если бы я знал... Да я бы... Тогда бы... Я... Я... – всё ещё пребывая в лёгком шоке от происходящего и так и не придумав, что бы он тогда, Фредерик лишь несвязно что-то бормотал, жадно хватая ртом воздух. Нет, ну серьёзно, о таком вообще-то надо предупреждать! Но шок, в общем-то, прошёл относительно быстро, и уже меньше, чем через полминуты шоколадного окраса подросток более-менее спокойно глядел на лапу Арона. – Я, конечно, такого не ожидал. Но... у Вас ведь... не получилось, да? – он сделал небольшую паузу, задумавшись на секунду о том, стоит ли пугать Арона этим вопросом (бедняга, Фредерик хотя бы просто со стороны смотрел на этот ужас, а ему ещё и терпеть приходилось!), а затем перевёл вопросительный взгляд на Хэмиша. – Вы всё-таки решили сломать ему лапу, чтобы заново вправить перелом? – получив положительный ответ, Фредерик опустил голову и о чём-то задумался на несколько секунд, а затем вновь глянул на старшего целителя, готовый выдать очень длинный монолог, во время которого он лишь изредка кидал взгляды на Арона. – Мы можем попросить помочь Ньязи. Это моя подруга-мартышка, вы её видели рядом с Чакой. Когда мы вправляли вывихнутую челюсть Бейлфаеру, она очень здорово нам помогла! А потом, когда я пытался вправить перелом Чаке, у меня ничего не получилось, а она не только смогла это сделать, но и наложила к тому же шину – вы уже накладывали когда-нибудь шины на перелом? Вы даже не представляете, насколько это быстрее и удобнее, когда у тебя руки, а не лапы! Да, так я к чему... Может... Я, конечно, смогу удержать Арона на земле, но он ведь может резко отдёрнуть лапу от боли? Бейлфаер так делал, когда у нас не получилось в первого раза вправить вывих. Если хотите, я могу её попросить, чтобы она нам помогла: будет держать лапу. А то... Мне даже слушать было страшно, а Арону придётся это терпеть! Он ведь может в последний момент резко отдёрнуть лапу – теперь-то, зная, что его ждёт! В общем, лишняя подстраховка не помешает. Я так думаю...

+5

304

Луриан никак не мог отделаться от мысли, что этот малыш ему очень нравится.

Может быть, дело было не только в том, что детеныш чем-то похож характером на брата-близнеца, которого не хватало особенно сейчас. И, быть может, дело было и не в том, что Иккинг является крон-принцем и сыном уважаемой всеми леди Шантэ. Скорее даже, причина скрывалась в особенном обаянии этого малыша: конечно, он был нескладен и весьма тих, но эти милейшие глазки, этот испуганно-любопытный взгляд и робкая искренняя улыбка уж очень сильно зацепили молодого самца. Он даже терпеливо выждал несколько секунд (минут?), пока Иккинг не решится хоть на какой-нибудь ответ: неважно уже было, насколько он будет положительным или отрицательным.

Вот это по-нашему! — воскликнул самец довольно, когда детеныш все-таки согласился с тем, что пора перестать сидеть в стороне и нужно отправиться на поиски приключений: в данном случае на поиски друзей. Просьба малыша Луриана совершенно не смутила, хотя ему всегда казалось, что если у маленького льва есть покровитель в виде взрослого льва, то это только добавляет крутости и уважения в глазах окружающих. Но раз уж у Иккинга на такую ситуацию было иное виденье, то Лимон и это примет, найдет подход. — Без проблем, — согласно кивнул подросток, — я пойду позади тебя, сделаю вид, что просто иду... куда-нибудь! Так что не переживай, если понадобиться моя помощь, я тут как тут, — Луриан ободряюще улыбнулся, — ну! вперед!

И малыш действительно пошел. Сначала уверенным твердым шагом, однако по мере приближения его к компании других львят, скорость детеныша резко уменьшилась, а вся уверенность куда-то испарилась. Даже такому немножко валенку, как Луриан, было понятно, что несчастный ребенок снова поддается своему врожденному страху. С этим обязательно что-то надо делать! И внезапно молодому самцу захотелось потренировать детеныша, помочь ему как-то преодолеть собственные страхи. Ему казалось, что он нужен малышу. Особенно Луриан ощутил эту «нужность», когда Иккинг, совсем поникнув, оглянулся назад, но вместо упрека или разочарования самец задорно улыбнулся детенышу и жестом показал, что тот все делает правильно и пусть продолжает: кажется, малявку это немножко воодушевило. Так и добрались: Иккинг, медленно и робко, а Луриан, насвистывая себе что-то под нос и делая вид, что он просто тут мимо проходил и вообще никаких крон-принцев знать не знает.

Последний штрих: подросток остановился поодаль от компании львят и убедился, что Иккинг завел разговор сам. Конечно, его тихое приветствие мало кто услышал, поэтому стоило только львенку вновь растеряно оглянуться в сторону Лимона, как тот тут же подавал всяческие знаки, что все отлично и идет как по маслу. А уж когда одна из малышек разревелась в полный голос, и детеныш сам (!) отправился ее утешать, Луриан понял, что свою самую первую миссию он выполнил, и дальше Иккинг (возможно, с помощью леди Шантэ) справится самостоятельно.

И почти сразу же Луриан решил, что обязательно придет к своему новому маленькому другу немного позже, чтобы поинтересоваться, как прошло его знакомство с новыми членами прайда.

Однако с уходом Иккинга, к сожалению, обнаружился тот факт, что ему снова было нечем заняться. Луриан тяжко вздохнул и отправился ближе к выходу, поскольку еще не решил, хочет ли он патрулировать, охотиться или купаться, но вдруг заприметил в стороне Октавиана в компании сокола. Сразу в голове молодого самца вспыхнула цепочка ассоциативных событий: выступление леди Шантэ, на котором она сказала, что бравая группа охотников победили медведя, сам дух медведя, наверняка страшный и ужасный, и, непосредственно, Октавиан, который являлся едва ли не главным победителем в этой страшной и наверняка ужасно интересной битве. А раз он сидел в компании птицы, то это значило, что лев, вероятно, сейчас свободен, и можно расспросить у него подробнее обо всем случившемся.

Привет, Рифф, привет Октавиан! — бодро сказал Луриан, подскочив к самцу весело и шумно, — простите, что вмешиваюсь в ваш разговор. Надеюсь, я не помешал (о, безусловно, Луриан знал о правилах приличия, которым учила его матушка, но вспоминал об этих уроках все чаще только после ее ухода). Я слышал, что вы победили разъяренный дух медведя! Мои поздравления! — Луриан присел рядом, нетерпеливо елозя хвостом по полу, — Октавиан, а расскажи, как оно все прошло? А медведь большой был? Это был дух? А как духи выглядят? А его можно было пощупать? А что ему надо было вообще? — и тысячи других «почему»… берегись, несчастный молодой лев, ведь ты стал жертвой того, кто искренне желает стать воином и набраться опыта: да вот только где уж тут могла понадобиться настоящая сила?..

Отредактировано Луриан (3 Окт 2020 23:31:37)

+5

305

То и дело вытягивая шею поверх серовато-песочного загривка брата, Хлоя не отрывала своего любопытного взгляда от возни незнакомых львят и гадала про себя, чем же таким забавным они там все занимаются. Кажется, ловили кого-то, судя по их звонким, оживленным мявкам, из разряда “держи!”, “бежит!”, “поймал!”... да, все ее мысли были там, в самой гуще игры, однако в отличие от своих молочных сестер, которые с легкостью утопали знакомиться с их новой компашкой, серебристая самочка не желала демонстрировать навязчивость уже в первые минуты своего пребывания в чужом логове. Как-то это выглядело … ну, некрасиво, что ли. Тем не менее, ответ старшего братца придал самочке некоторого воодушевления, отчего она даже задорно вильнула хвостиком, явно обнадеженная более чем справедливым замечанием Хью. - Это было бы очень-очень здорово! - и в самом деле, можно просто подойти и хотя бы одним глазком взглянуть, кого юные сорванцы умудрились загнать в угол всей своей охотничьей ватагой. Здесь нет никакого проявления дерзости, верно? Спокойно, вежливо, почти незаметно… лишь бы “добыча” маленьких северян внезапно не обернулась безобразным пауком, иначе пробное знакомство Хлои с местными жителями тотчас же обернется паническим провалом, со сверкающими пятками и языком на плече… а бежать-то куда, спрашивается?

К счастью, никаких намеков на ближайших членистоногих не было, зато к взъерошенным, утомившимся после долгой дороги детенышам приблизилась большая красивая львица, нечаянно оборвав Хью на полуслове. При ее виде Хлоя инстинктивно прижала уши к затылку и, запрокинув мордочку кверху, зачарованно вытаращила глаза. Леди Шантэ. Леди Севера. Даже несмотря на столь холодный и важный статус, в этой серой самке не чувствовалось ни капельки той гордости и высокомерия, которые обычно присущи стереотипным царским персонам. Наоборот, весь стан Шантэ излучал лишь тепло и мягкость, да и пахла королева очень и очень вкусно. Прямо как мамочка.

- Здравствуйте, - смущенно повторила за Хью серебристая девчушка, также поспешив поклониться перед своей правительницей. Однако от волнения она произвела это неуклюже и слишком уж рьяно, едва не стукнувшись носом о каменистый пол пещеры. - Ваше Ве.. Вели...чичечиство, - спотыкаясь о столь сложное для нее слово, Хлоя легким движением лапки провела когтям по вздыбленной челке, пытаясь привести в божеский вид хотя бы свою завитушку. Мысленно она пожалела, что они предстали перед леди Севера во всей своей бродячей красе: голодные, грязные, с еще влажной от снега шерстью, да с непонятными прическами на головах. Практически с самого рождения львенка жаждала быть похожей на маму, которая в глазах Хлои всегда выглядела собрано и аккуратно, без единой соринки на серебристой шерсти. Ведь негоже таким изящным самкам шлепать по уши в грязи, верно? Вот и малышка пыталась хотя бы немного приблизиться к сосредоточенному облику Мериад, тщательно умываясь и расчесываясь после приемов пищи… если, конечно, вообще вспоминала об этом.

Пока Хью говорил, представляя властительнице себя и свою семью, Хлоя сидела и вежливо помалкивала, с затаенным интересом разглядывая северянку вблизи. “Она как тот снежный шар, который мы слепили недавно. Астрид еще обваляла его в грязи, воткнула в глаз палку и сказала, что это королева Севера… Точно!” - не удержавшись от тоненького хихиканья, серебристая львенка поспешила прикрыть свою улыбку, мгновенно стушевавшись за столь неуважительные ассоциации по отношению к этой доброй миледи. Заметила ли Шантэ или нет, только вот Хлое стало стыдно, и она как-то сразу вся поникла… ровно до того момента, пока не услышала еще чей-то тоненький голосок.

"Хм?"

Перед ней стоял львенок, с жуком в пасти. Удивительно рыжий и конопатый, точно подсолнух на восходе солнца (если бы самочка, конечно, вообще видела его), он как-то резко выбивался из общей палитры пещеры и ее жителей, где преобладали лишь холодные оттенки и цвета. Надо сказать, что столь завораживающий контраст произвел на Хлою неизгладимое впечатление, отчего она даже немного смутилась, не совсем, правда, осознав истинную причину. - Привет, - в свою очередь, поздоровалась и девчушка, продолжая тайком рассматривать ярко-рыжую шкурку Дэнниса. Какая-то она вся была… притягивающая что ли - во всяком случае, юной самочке еще не доводилось встречать подобный окрас за всю свою недолгую жизнь. Даже шкура папы Хэмиша была заметно бледнее и прозрачнее, чем у этого королевского юнца. - Ты… Ты всегда был таким вот… ну, оранжевым? - все-таки спросила Хлоя, после чего, окончательно осмелев, протянула вперед лапку, чтобы дотронуться до непослушного вихра на макушке рыжего самца. - Ух ты! И правда, настоящий!

+4

306

О...

Самка напряженно прижала уши к черепу, обернувшись на короткий возглас Хэмиша и с серьезным выражением морды выслушав его от начала и до конца. Ну... да, спорить она не стала, хоть ей и действительно не очень хотелось, чтобы столь юный, пускай хоть и активный, предприимчивый малыш, как Фредерик, наблюдал такую поистине ужасающую сцену, но Хэмиш был прав. Был прав как бывалый лекарь. Сама бы она ни за что не сумела выдержать такие... такие пытки пускай даже и пытали то по сути не ее. Меру не пугал вид крови, она не была неженкой, но смотреть как кто-то намеренно причиняет кому-то боль... В общем нет. Простите, но нет. Поэтому Маджи едва ли смогла бы нормально подержать Арона и это, очевидно, придется делать либо Фреду, либо, может быть, позвать Мунлайта, или кого-то из взрослых сильных самцов. И второе было бы куда более правильным решением на ее взгляд, но оспаривать Хэмиша самка не решилась, немного недовольно поджав тонкие губы и опустив взгляд в пол. Но почти сразу же резко подняла голову, встревоженно навострив кончики ушей. Плач? И вправду...

- Хорошо. Только... осторожнее все-таки, - тихо отозвалась львица, и быстрым шагом покинула укромный угол обустроенный под местный лазарет, поспешив на звуки громогласного детского рева. Ну... что тут скажешь, слава богу вроде ничего серьезного. Рядом с ее малышами уже стояла сама королева, а вокруг пускающей милые детские сопельки Ло собралась целая толпа утешителей. Ушиблась она что ли?

Уже куда более спокойно приблизившись к Шантэ и неловко улыбнувшись состроив глазки домиком - вы уж извините за этот бардак! - Мера быстро наклонилась к Ло, размашисто пройдясь языком по ее заплаканной курносой моське. А затем уселась рядом, позволив белой крохе облокотиться спиной о ее теплый, пахнущий молоком живот.

- Извините, моя королева, вижу кое-кто тут совсем не следит за львятами, - она выразительно покосилась в сторону беззаботно дрыхнущего раскинув лапы Дента, который явно не сильно парился о состоянии кабов. Видимо оставил следить за детенышами Кейси - шакалица тихонько, скромно пыталась приблизиться к детенышам, но видимо либо не успела, либо стеснялась царственной персоны Шантэ. - Хэмиш сейчас проводит сложную операцию для Арона, Фредерик ему помогает. Мои малыши вам не доставили больших хлопот? А то смотрю кое-кто тут расшалился, - она ловко подхватила лапой топорщащую загривок Астрид, подгребая ее тоже поближе к себе и, следовательно, к глухо шмыгающей сестренке. Бегло осмотревшись по сторонам и убедившись, что в целом все в порядке, Мериад тихо, успокоенно вздохнула. - Ваши, да? - она кивнула на Приблизившегося к Хлое Денниса и неуверенно жмущегося к полу Иккинга, задержав на последнем свой пристальный, яркий взгляд. - Ну прямо копия отца, - подметила Мер, а затем подняла взгляд на его замершую напротив спокойно наблюдающую за новенькой мать. - Я хорошо помню вашего супруга. Он бы гордился своими детьми. Они очень красивые, и наверняка вырастут смелыми и сильными защитниками Севера, - Мериад шевельнула пушистой кисточкой хвоста, пытаясь уследить за всеми сразу. Но пока кроме несчастно расплакавшейся Ло, она больше не видела каких-либо "тревожных звоночков".

- Я тут подумала, пока мой спутник занимается лечением Арона, я вроде бы как совсем не у дел... Львята уже накормлены, а вот львы наверное голодны, - резонно подметила самка, мягко переступив передними лапами. - Я хотела предложить отправиться на охоту. Давно уже не охотилась не разминалась. Этим занимался чаще всего Хэмиш, я не могла оставить детишек, особенно пока они были совсем маленькими. Но теперь они под надежной защитой и я могу быть спокойна за их сохранность. Может кто-то из ваших львиц согласится сходить со мной и раздобыть немного еды для прайда?

+5

307

Первым делом Октавиан решил заняться своим завтраком (который корректнее было бы назвать уже обедом). С истинно гурманским подходом лев избирательно выбирал кусок посвежее и посочнее, раз уж подвернулась такая возможность, а затем, прибрав его к себе, растягивая удовольствие, спокойно и размеренно сожрал его. Покончив с пищей, Октавиан вновь осмотрелся вокруг: он особо не представлял, чем себя занять в это время, с другой стороны, ему все еще надо было хотя бы увидеть новоприбывших. Но после плотного принятия пищи подниматься на лапы черношкурому так и не хотелось, поэтому он просто остался на своем месте, вновь тщательно отмываясь и выслушивая Риффа.

— ...и это в общем все, что я про них знаю. Точнее то, что слышал. Короче говоря, нас стало больше из-за еще одних беженцев. Эх... Последнее время похоже только они и пополняют прайд. И это при том, что границы закрыты. Не к добру все это идет, ох не к добру, — закончив эту фразу, сокол деловито съел последний кусочек собственной порции мяса.

— Ну, судя по тому, что ты рассказал, это вроде не плохие львы. Да и тем более вспомни о том, как мы оказались здесь. Если бы не милость Траина, то я так бы и остался лежать с раненым пузом посреди целого ничего.

— Это да, но и ты не забывай кое о чем. Львы приходят сюда не просто так: все знают, что здесь далеко не самые комфортные условия для жизни. И если среди всех мест выбирают именно это, то предыдущее должно быть гораздо хуже. И вот это вот "хуже" вскоре и до нас может докатиться.

— Это мы еще посмотрим.

— Пора бы уже увидеть: достаточно посмотреть на того... Как его... Арона. Что-то мне подсказывает, что его так "обработали" не от большой любви и взаимоуважения. Помяни мое слово, однажды... — но Рифф так и не закончил фразу, потому что в их разговор влетел Луриан.

— Привет, Рифф, привет Октавиан! Простите, что вмешиваюсь в ваш разговор. Надеюсь, я не помешал.

Октавиан повернулся к подростку, бегло осмотрев его. Все такой же бодрый, все такой же веселый, все такой же ярко желтый, как и всегда, несмотря на последние события. Лев широко улыбнулся ему, слегка качнув головой в его сторону:

— И тебе привет, Луриан... — но приветствие барда быстро утонуло в потоке вопросов, которые буквально лились из подростка. — Хе-хе, стой-стой, потише, — рассмеявшись, Октавиан кое-как вставил слово в ту секунду, когда Луриан решил перевести дух после череды вопросов. — Давай по одному вопросу за раз, хорошо?

— А вот и преданные фанаты уже пришли. И только попробуй теперь возразить, Окти, что ты не герой. — Рифф, вспорхнув с места, уселся вновь сверху на гриву льва.

— Может и герой, но все-таки я там был не один, — ответил черношкурый, подняв взгляд кверху. — Так что герои все же "мы" вместе.

— Хватит уже прибедняться, тут от тебя ответов ждут. Молодое поколение жаждет узнать всё из твоих уст, потрудись развлечь будущего бойца.

— Хех, и правда. Да, Луриан, мы действительно сразились с призраком Смауга. С огромным, бесплотным духом медведя. Представь себе, будто сгусток тумана сконцентрировался в образе какого-то животного... Вот примерно так и выглядят духи. Ты не можешь его "пощупать", ты будешь проходить сквозь него, словно там, где он стоит, ничего вовсе нет, но при этом будешь ощущать очень и очень неприятный холод по всей коже. как только коснешься его. С другой стороны и духи ничего не могут поделать с тобой, если только они не злые - тогда они могут попытаться проклясть тебя и ударить тебя им не удастся, — заметив, как молодой лев уже, развесив уши, внимает каждому сказанному слову, Октавиан с чуть большей каплей драматизма в голосе продолжил вещать. — Но обычно духи просто так не попадаются на глаза и не нападают на живых, но этот призрак был особенным. В конце концов это же был сам Смауг! Он, поглотив души львов из прайда Варга, мог сражаться с нами, словно он был из плоти и крови, но при этом он оставался духом, так что мы не могли ударить его в ответ. Мы, конечно, сначала попытались его остановить грубой силой...

— Пока он не раскидал вас, как котят по углам, — неожиданно влез в рассказ Рифф.

— Кхм, в общем мы быстро осознали, что его нельзя победить, накинувшись на него всей толпой. А теперь представь что бы было, если призрак Смауга оказался бы здесь? С его силой, гипнотизирующим взглядом и неуязвимостью он бы не оставил здесь никого в живых, пожрав души всех львов и став еще сильнее. Так что мы были обязаны его остановить там, где мы его встретили. И, увидев, что внутри Смауга мелькают души львов, я решил попробовать пробудить их внутри, чтобы они начали сражаться за свою свободу... И я решил сделать это лучшим способом, которым умею: песней! Это и вправду заставило души внутри Смауга пробудиться. Затем остальные подхватили мою идею, души прайда Варга начали биться внутри Смауга, пока не разодрали его дух на части изнутри.

— Мораль сей басни такова: сдох однажды, сдохнешь и второй раз, — заключил сокол.

— Это да, — Октавиан ухмыльнулся, услышав интерпретацию "морали" сокола по поводу всей этой истории. — Но более важный урок здесь заключается в том, что сила не всегда спрятана в могуществе. Смауг был могуч, сильнее всех нас по одиночке, но вместе мы смогли его побороть. Наша истинная сила в единстве, Луриан, запомни это. Мы - это Братство, и каждый из нас является его важной частью. Пока мы держимся вместе, нас ничто не способно сломить.

+3

308

Что ж, полнейший мрак снова начал постепенно накрывать Арона, да с такой интенсивностью, что казалось, в этот раз волна не оставит ни единого шанса остаться на том небольшом островке сознания, где находился свет. Вот точно, ещё немного и света в голове снова не станет. Кто знает, на сколько в этот раз, да и появится ли он ещё раз после этого... А всё дело в том, что воспоминания, последовавшие вскоре за рассказом о прошедших трагических событиях, вновь стали вырисовывать картинки перед глазами, словно всё это произошло вот только что. Наболевшие чувства вновь обострились, из-за чего Арон на время совсем выпал из реальности, так что за происходящим в реальном времени он не просто не следил, ему казалось, что этого всего не происходит! Лев прикрыл глаза на миг, который по его ощущениям растянулся на целую вечность...

Чёрногривый видел, как снова шёл рядом с Марком искать Клорекса, как они вдвоём проходили через самые различные испытания. Снова предстали перед глазами дебри с, мягко говоря, не самыми дружелюбными леопардами, где львиным особям просто повезло остаться в живых хотя бы ещё ненадолго. Ненадолго... Ох, если бы кто-нибудь мог знать, что произойдёт дальше! Вот, мозг Арона показывает в очередной раз смертельно красивые пейзажи края с таинственным белым песком. Если подумать, то эта долина с самого начала показала, что не очень хотела впускать чужаков на свою территорию. Ещё там тропа казалась слишком сложной и опасной, явно намекая о том, что точно не стоило туда идти. Всё окружение словно пыталось кричать о том, что нужно было остановиться, подумать ещё раз десять, а ещё лучше скорее повернуть назад. Но ведь разве те двое наивных придурков могли просто так взять, прислушаться к подсказкам природы и просто так уйти, когда они ещё не нашли пропавшего товарища. Вот они с Марком и шли туда, терпя все неудобства, прямо как в рассказах о каких-нибудь героях, правда закончилось всё далеко не так, как хотелось бы...

И вот почему такая красота той местности на самом деле оказалась смертельной в прямом смысле? Неужели это такая ловушка? Да, все слышали о том, что внешний вид может быть обманчивым, но это выражение всегда касалось живых существ и только... Или же не только? Хотя даже, возвращаясь к привычному смыслу этих слов, никак не получится увильнуть от происзошедшей там трагедии. Вот, перед глазами Арона вновь раскинулась огромная скала, которая уж точно должна была стать тревожным звоночком о том, что два придурка зашли точно не туда. Вот зачем было Клорексу идти аж туда? Не в его характере же было искать себе лишние приключения на задницу! Но кто об этом думал тогда?

Перед глазами вспышка, затем ещё одна... Вот, один чёрногривый лев вновь лежал на холодном снегу с переломанной лапой, вот второй бежит звать на помощь. Затем откуда-то появляются жуткие сцены, додуманные мозгом самостоятельно. Кто бы мог подумать, кто подсознание вообще способно прорисовать такие изощрённые сцены насилия с расчленёнкой, реками крови, небрежно разбросанными внутренностями... А ещё дикие вопли, плавно угасающие не то от потери голоса, не то от угасания самой жизни кричащего. И почему Арон ничего не слышал тогда? Ах да, он же был далеко... Слишком далеко. Да и что он мог сделать? Разве что умереть рядом. Хотя, кто сказал, что такой расклад был бы однозначно плохим? Все мучения бы закончились прямо там. Да, пришлось бы сначала испытать невыносимую физическую боль, но рано или поздно способость чувствовать что либо бы попросту отключилась. Как? По понятным причинам, лев этого не мог представить достоверно, но вот как мог, так и думал...

Ещё одна вспышка. Небольшая перемотка времени... И уже теперь взгляд уловил знакомые силуеты белоснежных монстров, принявших обличье львов. Да, это совершенно точно были чудовища, явившиеся прямиком из преисподней, чтобы поохотиться на невинные души простых смертных. Они же не забирают с собой души умерших? Или же павшие от смертоносных когтей и клыков обречены стать рабами этим тварям даже в ином мире? Не хотелось бы, чтобы так было... Конечно, никто не может этого проверить, пока сам не попадёт туда, но наверняка не может же Ахейю допустить этого! Все мучения Марка должны были завершиться там, в морозной долине, пропитавшейся его горячей кровью.

Вот уже очертания чудищ стали гораздо чётче, их можно было рассмотреть получше, хоть и не было никакого желания этого делать. Пожалуй, только им подобные охотно бы рассматривали такого страшилу с львиной шкурой на спине. Там же даже остатки крови несчастной жертвы были видны на белой шерсти его убийцы! Вновь Арон слышит собственный крик, ещё сильнее ощущает своё отчаяние, а там по его спине словно бегут чьи-то когти, больно впиваясь в кожу острием. Да и только ли в кожу? Нет, сразу в душу! Там наверняка уже образовалась некая кровоточащая рана, похожая на дыру, которая никак не хотела прекращать ныть.

А ведь всё это время тело Арона просто бессознательно выполняло всё, что от него требовали, пока само сознание где-то блуждало в дремучих джунглях воспоминаний и кошмаров, слившихся в один единый клубок, откуда прорастали колючки моральной боли. Вот, мысли уже начинали буквально гореть, когда в голове в очередной раз всё показывалось с той же отправной точки невозврата. Снова и снова глаза видели, откуда начали расти ноги у той боли, что его преследовала, во что превратилась та история, но с каждым разом правду было сложнее найти, ведь всё становилось таким затуманенным... Зубы крепко впились в рог, что лев сам же непроизвольно взял себе в рот, потому что ему нужно было это сделать. Он совершенно не замечал, что на него кто-то залез, да и вообще что с ним что-то делали. Больной находился здесь, но и не здесь одновременно. Взгляд вроде бы был не таким пустым, но чего-то точно не хватало, чтобы окружающие могли понимать, что тот точно мысленно присутствовал в этом месте. Но нет, разум всё блуждал, и блуждал... Он, как глупый детёныш какой-нибудь зебры, заплутавший в трёх пальмах, но вот вместо того, чтобы успокоиться, продолжал истощать свою нервную систему. И вообще будь его воля, он бы просто сел и горько заплакал, захлёбываясь в солёных слезах.

В реальном же времени львиное тело не выражало какой-то единой понятной эмоции, так что было трудно понять, что там с ним происходит, тем более, что на морду вряд ли кто сейчас обращал внимания. Оно и к лучшему, ведь и вопросов по этому поводу тоже не будет. А вот в подсознании жара всё никак не унималась. И кто сказал, что воспоминания, мысли не могут гореть? Мысли не горят? Они ещё как горят! Вы бы видели этот ад! Они так красиво горят, что если бы с той же силой можно было разжечь в реальной жизни такое пламя, то оно бы привлекло внимание очень многих живых существ. Почему? А потому что огонь пылал бы с огромной мощью, чаруя своей очаровательностью. Все же знают, что на огонь можно смотреть вечно, так ведь? Не зря так говорят. Ещё как не зря! Сучайный путник бы попросту потерял голову и застыл, любуясь тем, как же красиво горело бы это адское пламя.

Ещё мгновение - внезапно рассудок больного вернулся из странстования на своё положенное место, но, кажется, поздновато, так как определённо  Арон умудрился упустить из виду множество важного, что касалось напрямую его самого. На нем уже никто не лежал, лев-целитель и энергичный юнец находились совсем рядом, а зубы их пациента всё ещё покорно держали какой-то рог. Чёрногривый довольно быстро вспомнил, что с ним должны были делать, на что он согласился, но как-то не понял, была ли какая-то попытка что-то сделать. Переспросить об этом у льва не было смелости, так как он всё же понял, что на самом деле просто выпал из реальности на некоторое время, понятия не имея теперь, как восстановиться и заново приспособиться к жизни со всеми её проблемами, при этом не впадая в уныние снова и снова.

Что ж, пусть в голове и было какое-то странное месиво, но делать что-то нужно было. Арон осмелился приподнять голову, окинув блуждающим взглядом Хэмиша и Фредерика. Выпустив изо рта инородный предмет, лев едва слышно вздохнул, будто набираясь сил, чтобы что-то сказать, а затем нарушил собственное молчание:

А... Значит не получилось... Может... Стоит попробовать снова... Если такое вообще... возможно... Не щадите меня... Вы мне хуже точно... вряд ли сделаете... - эти слова могли прозвучать странно, словно их сказал какой-то мазахист, но если знать контекст, то вроде бы должно было всё быть предельно ясно. Арон допустил, что видимо уже они попытались один раз сломать его лапу заново, но не пытался вслушаться в разговор, что, кажется, происходил сейчас между ними.

"Вот же... Какого меня унесло вообще так далеко? Что со мной вообще происходит? Я же договорился уже с собой, но мой мозг будто издевается надо мной! Может я головой тронулся? Как мне успокоиться? Как? Что я ещё должен сделать?" - мысленно злился на себя больной, чувствуя огромное давление внутри себя, что легко могло в любой момент отправить на дно, пусть здесь и не было никакого глубокого водоема.

"Арон, насколько же ты жалок! Оставь ты это уже всё наконец! Какого ты не можешь взять себя в лапы? Не хватало ещё, чтобы ты новых ошибок себе прибавил! Что это за сопли? ААААА! Что я могу вообще сделать с этим всем? Где мне взять силы?!"

+4

309

Суета, которая образовалась в Чертоге с появлением новых членов разрастающегося прайда, только сильнее грела сердце леди севера. «Я ведь поступила верно, Траин?», — мысленно обращалась она к своему почившему супругу, который оставался для нее едва ли не самым главным советчиком в правлении. Она знала самца с детства, поэтому ей было не сложно спроецировать его поведение в той или иной ситуации: неосознанно кошка поступала так же, как поступил бы лорд на ее месте. И это было гарантией правильности и безошибочности.

Еще ни разу такой подход не давал осечки: теперь она гордо расположилась вокруг детворы, с хитрым прищуром рассматривая каждого новенького львенка. Если бы хранительница севера отказала семейству в принятии, то наверняка бы уменьшила шансы на выживание для этих львят. А эти милые колобки меха, — такие же, как и ее родные детеныши! — просто обязаны были выжить. И чувство верно выполненного долга и еще одних, возможно, спасенных жизней, придавало Шантэ спокойствия и уверенности. Но чем больше членов в прайде, тем сильнее ответственность…

Первым на вопрос леди севера ответил голубоглазый львенок со смешной завертушкой на лбу: он оказался таким воспитанным, что это не только впечатлило королеву, но даже удивило. Она мягко улыбнулась Хью, проследив взглядом за каждым львенком, которого представил детеныш: по крайней мере, теперь можно было понять, где чьи; об оговорках маленького джентльмена львица даже не задумалась, поскольку для нее было очевидным, что детеныши Дента были выкормлены Мериад, а потому они считают друг друга братьями и сестрами.

О-о-о! — важно протянула Шантэ на последнюю реплику Хью, — думаю, они будут только рады.

На вмешательство королевы отреагировали и другие детеныши. Следом за первым львенком в «диалог» вступила, кажется, Астрид: задорный светлый котенок, такой же шустрый и неугомонный, какой была и сама Шантэ в детстве. — Да, я их мама, — кивнула львица, приманивая маленькую охотницу хвостом и едва заметно щурясь от ее покусываний: у детенышей все-таки очень острые зубки! Но едва только королева успела опомниться, как неугомонная малышка уже тыкалась носом в бедра самки. Шантэ подумала, что Астрид голодна, но ответить на вопрос не успела: самочка уже вовсю донимала свою менее активную сестру, расшибла нежный носик, а потом тут же вскочила снова на лапы, только завидев Иккинга.

«Эта точно будет воительницей», — с усмешкой и одобрением подумала Шантэ. Как раз к тому времени к компании львят уже успели подбежать ее собственные дети. — Ох, сын, — с глубоким вздохом пробормотала самка, завидев во рту Дэнниса навозника, — их нельзя брать в пасть… впрочем, вы молодцы, что смогли поймать его, — уже тверже продолжила Шантэ. Объяснять детенышам, что жуки-навозники получили свое название не просто так, сейчас бесполезно (особенно, когда его уже измусолили в пасти вдоль и поперек): лучше уж, пожалуй, она когда-нибудь просто покажет их место обитания — это наверняка надолго отложиться в их памяти, чем простые слова. Гораздо важнее, что львята играют, охотятся и уже сейчас учатся сражаться, — это наши члены прайда, — пояснила молодая мама, — можешь показать им свою добычу, вдруг понравится? — и, конечно, сию же секунду замолчала, усмехнувшись от реакции сына на одну из маленьких львят — Хлою. Ту самую, что смешно говорила, глядела внимательно и была очень похожа на своего старшего братца: хотя бы своей завитушкой. Да, Шантэ все видела: и куда Дениска так засмотрелся — в том числе.

За маленьким лордом подоспел и Иккинг, что не могло не порадовать львицу. Её старший сын нередко проявлял только лишь робость (и в кого он такой уродился?), поэтому, когда львенок сам подошел к компании малышей и поздоровался с ними, Шантэ одобрительно улыбнулась. От ее взгляда, правда, не ускользнул Луриан, который стоял неподалеку и делал вид, что камни в Чертоге, которые он видит каждый божий день, очень увлекательные. Однако львица была благодарна молодому самцу за то, что он помог ее сыну стать немного увереннее. А плач маленькой сестренки Астрид, которая до этого выразила королеве свое восхищение новым домом, заставил Шантэ навострить уши: девочка ушиблась да настолько, что даже выступила кровь. Леди севера уже хотела было подняться, чтобы утешить львенка, но замерла, предоставив сделать это Иккингу и решив понаблюдать. Впрочем, «скорой помощи» в виде взрослой львицы не понадобилось, потому что как раз вовремя подошла Мериад, видимо, услышав плач.

Ничего страшного, — отмахнулась Шантэ, — уставшие самцы, что с них взять? — шутливо закатив глаза, сказала она, — не переживайте, ваши малыши чудесные и очень воспитанные. Мы уже познакомились, верно, Хью? — львица подмигнула котенку, а затем снова повернулась к Мериад: конечно, информация об Ароне была крайне важна для Леди севера. И она, мягко говоря, была совсем неутешительна. — Спасибо вам за помощь. Арон находился в таком состоянии почти сутки, и мы толком не могли ему ничем помочь — Самка задумчиво покачала головой. Она снова подумала о том ужасе, что удалось пережить льву, а потом вдруг невольно вспомнила о Мтонго: сколько времени прошло с тех пор, как он в последний раз был в Чертоге? Лев ушел на патруль и… не вернулся. Это было для него несвойственно. — А? Ах, извините,— львица едва заметно повела головой из стороны в сторону и кивнула с усталой улыбкой, — да, мои. Это Дэннис, а это — Иккинг, мой старший. — Мериад точно видела Лорда севера, раз подметила сходство детей с ним. И они действительно были похожи на своего отца. Каждый из них. Дэннис — улыбкой, хотя его голубые глаза напрямую намекали на его дедушку, — белого ходока, — а Иккинг — добрым взглядом, веснушками на носу и цветом шерсти. Сверр — такой же смелый, а Мария — заводила. Их малыши — продолжение родителей, и Шантэ очень надеялась, что Траин действительно гордился бы ими. И все же ее сердце разрывалось каждый раз, как она вспоминала о том, что ему не суждено было их увидеть. — Спасибо. Я верю, что они не подведут своего отца, — тихо добавила кошка и замолчала. Когда-нибудь ей придется рассказать львятам о Траине: пусть они знают, каким он был на самом деле и ровняются на него. А тем временем самка, убедившись, что со всеми львятами все в порядке, заговорила об охоте, чем очень обрадовала львицу: инициатива всегда приветствовалась.

Свежее мясо сейчас не помешает, — согласно кивнула Шантэ на слова Мериад, — учитывая, что сегодня вечером будет пир в честь победы над призраком Смауга — убитого некогда медведя, который жил тут задолго до нас, удачная охота только обрадует наших воинов. С собой можете взять Дис и и Уллу — они прекрасные охотницы, а за малышей не переживайте: за ними присмотрит Иггрит, наша няня. — Кошка повернулась в ту сторону, где в последний раз оставила львиц (там же они и лежали, о чем-то увлеченно беседуя) и тихо, призывно заурчала. Они незамедлительно подошли.
Здравствуйте! — поздоровалась молодая самка, — добро пожаловать! Я  — Дис.
Добрый вечер, — сдержаннее представилась другая, — мое имя — Улла.
Мериад хочет сходить на охоту. Ей нужна помощь.
О, это мы запросто, — задорно отозвалась Дис; Улла только кивнула, хоть и не без улыбки.
Покажите ей наши лучшие угодья, — отозвалась Шантэ, — я бы с радостью пошла с вами, но мне нужно проверить кое-что… Ммм… Никто из вас не видел Мтонго?
Нет, — удивленно покачала головой Улла, — кажется, он даже не ночевал сегодня в логове.
Ладно…, — львица на короткое время запнулась, но потом все же кивнула самкам, —  счастливой охоты!

Шантэ не стала отвлекать увлеченно заинтересованных друг в друге львят, оставив Иггрит за старшую. Сама же отправилась в сторону выхода из чертога, думая о том, куда мог подеваться глава патруля. Необходимо было проверить границы, хотя бы следа было бы достаточно.

Она волновалась не на шутку. В такое время, когда Ходоки уже серьезно заявили о себе, пропажа льва, пусть даже здорового, взрослого и сильного, не сулила ничего хорошего.

И думая об этом, Шантэ заприметила Дента, развалившегося недалеко от места, где копошились львята. В этот момент у нее проскочила мысль о том, что неплохо было бы заручиться поддержкой взрослого самца во время поисков Мтонго, а заодно показать ему владения и посмотреть, что он из себя представляет. Очень тихо, она изменила направление своего движения, чем не на шутку всполошила Кейси: спутница самца сию же минуту пихнула того в бок, мол, вставай, нечего тут ямку в полу пролеживать, когда в твою сторону сама Леди севера идет.

И раз уж лев разлепил глаза, потянулся и даже успел направить осмысленный взгляд в сторону Шантэ, то самка решила, что можно свои идеи легко воплотить в жизнь.

Как спалось? — спросила она, остановившись в нескольких шагах от Дента. Ей было неловко смотреть на него в упор из-за второй, изуродованной, половины его морды, но приходилось держаться: львица понимала, что встреться она с главными врагами своего прайда, можно было бы насмотреться и не такого. — У вас смелые девочки, — заметила кошка, — Астрид, например, погрызла мой хвост, — и будто бы в качестве доказательства Шантэ сместила его влево, помахав кисточкой туда-сюда. И только заметив осоловелый взгляд Дента (будто такой реакции и добивалась), самка засмеялась, — ничего, все нормально. Я уважаю таких маленьких воительниц. Сама в детстве была не хуже.

Отредактировано Шантэ (7 Ноя 2020 12:25:21)

+5

310

Удивительно, но такая суровая и грозная на вид Леди Севера оказалась очень простой в общении — почти как Мериад или Хэмиш. Даже Дент порой вел себя куда менее, эээ, приветливо, хоть ни разу не продемонстрировал малышне и легкого намека на враждебность. Оно и понятно: Дент, все-таки, самец и закоренелый одиночка, сдержанный, молчаливый и замкнутый; Шантэ же вела себя как самая обычная рядовая львица, спокойная и доброжелательная ко всем без исключения. Хью одновременно поразился и искренне обрадовался этому неожиданному открытию, и уж приготовился было задать королеве еще парочку вежливых вопросов в духе "а вы можете нас с ними познакомить?" или "а как их всех зовут", но не успел и рта раскрыть, как вперед уже вышла неугомонная воительница-Астрид, моментально приковавшая к себе внимание старшей самки. А затем и вовсе начавшая ловить и свирепо трепать зубами чужую кисточку, в который уже раз продемонстрировав всем вокруг, какие же они с Ло обе неугомонные засранки-хулиганки. В хорошем смысле этого слова, разумеется. К огромному облегчению Хью, Шантэ и тут показала себя очень спокойной и терпеливой, не став ругать его сестричек за их чересчур шумные игрища. Кажется, она даже нарочно шевелила хвостом, чтобы еще сильнее привлечь к нему внимание Астрид, и в дальнейшем стойко выдержала все укусы малышки — ну и ну!

Простите моих сестренок за весь этот шум, — так или иначе, вежливо извинился Хью перед королевой, усевшись на задние лапки и безостановочно крутя головой по сторонам, тщетно силясь углядеть за хаотичными перемещениями разыгравшихся девчонок. Ну что ты будешь с ними делать... Вон уже и Мали, бедного, на землю уронили своими бешеными прыжками! Но Хью уже по собственному опыту знал, что останавливать их сейчас бес-по-лез-но. Зашибут и не заметят! И все-таки, он чувствовал, что, как самый старший, просто обязан как-то их приструнить, хотя бы самую капельку. Не зря же Мериад оставила его за главного! — Астри, Ло, — смиренно воззвал он к затменному играми разуму малышек. — Ну перестаньте, вы так точно еще кого-нибудь сшибете! Или разбудите дядю Дента... — так и не добившись никакой внятной реакции, Хью украдкой тяжко вздохнул себе под нос... А затем с интересом повернул голову к тихонько приблизившемуся к их компании рыжему львенку. Ух ты какой! И вправду необычный! — Привет, — он тоже радостно поприветствовал клыкастого малыша в ответ, вполне искренне улыбнувшись ему со своего места. — Я Хью! А это Хлоя, моя сестра. И Малихар, мой брат. И эти две самочки тоже наши... сестры, — ну вот, приехали! Допрыгались, точнее.

Все как он и боялся с самого начала: они все-таки врезались!

Завидев, как смачно грохнулась Ло, Хью практически сразу поднялся со своего места, весь встревоженный и даже немного напуганный поднятым ею ревом. Как же сильно она ушиблась, раз так громко плакала! Эх, а ведь он говорил им перестать так носиться, кто бы его послушал! Но само собой, Хью не собирался говорить этого вслух. Он вообще не был склонен ко всякого рода бухтежу и строгим нотациям. Да, он предупреждал заранее о возможном негативном исходе, но что случилось — то уже случилось, и его вредное нытье над ухом ситуации точно не улучшит. Поэтому, львенок просто двинулся навстречу хнычущей сестренке, готовый крепко ее обнять, а заодно хорошенько облизать с ушей до хвоста, чтоб побыстрее успокоилась и не рыдала так надрывно, словно не лапку расцарапала, а как минимум потеряла ее всю целиком среди камней! Но почти сразу замер с удивленной миной, наблюдая за тем, как к белошкурой малышке подходит еще один незнакомый львенок и эдак стеснительно, до ужаса неуверенно пытается ее утешить... Ну, а уже в следующее мгновение рядом с Ло завертелась нарочито сердитая и грозная Астрид в режиме кровожадной защитницы, попробуй только подступить хоть на полшага! Окончательную (и жирную) точку в альтруистических мотивах Хьюши поставила невесть откуда вышедшая Мериад, как обычно самостоятельно разобравшаяся с возникшей проблемой. Чувствуя себя отчасти виноватым в том, что не уследил за младшенькими (хотя тут даже сама Леди Севера не уследила, ну упс!), Хью медленно, пристыженно подковылял к матери с другой стороны и тихонько шепнул ей исподтишка, подсказывая:

Она лапку поцарапала, мам, — и вновь скромненько умолк, больше никак не вмешиваясь в дальнейший разговор взрослых, а просто украдкой, бочком-бочком обошел их стороной, снова встав рядом с Хлоей и Дэннисом. Только лишь утвердительно кивнул в ответ на озорное подмигивание Шантэ, вновь улыбнувшись на ее полный тепла и затаенного веселья взгляд. Хорошая она была, все-таки... Ужасно ему нравилась. И сыновья у нее тоже казались очень спокойными и приятными львятами, с такими точно стоило подружиться! Дэннис и Иккинг, значит... Хью попытался было повнимательнее рассмотреть второго малыша, но тот уже заныкался куда-то за спину своей матери, довольно широкую, между прочим, явно чувствуя себя там в большей безопасности. Особенно если учесть, как подчеркнуто агрессивно встретила его Астрид. Надо будет сказать, что она это не со зла, а просто привыкла защищать свою более наивную и ранимую сестричку... Но позже. Сейчас взрослые явно что-то решали между собой, и ему, Хью, обязательно следовало их послушать. Не из праздного любопытства, а просто чтобы лучше понимать, что им с братом и сестрами делать дальше. Как выяснилось, Мериад хотела отправиться на охоту в компании двух местных львиц, а Леди Шантэ... ну, наверное, заняться своими собственными королевскими делами? Она тоже не могла вечно сидеть на одном месте и возиться с чужими львятами; вместо этого, нянькой назначили еще одну самку, Иггрит. Хью несколько раз повторил про себя это имя, чтобы лучшего его запомнить. Интересное какое... Необычное.

Здравствуйте, — как всегда вежливо поприветствовал он эту уже очень матерую, но добродушную на вид львицу, едва только она неспешной походкой приблизилась к их компании. — Я Хью, а это Малихар, Хлоя, Астрид и Ло. Мы тут новенькие, — кажется, скоро это уже войдет в привычку, такое вот быстрое представление себя самого и своих младших сиблингов. А скольких еще львов в этой пещере они не видели или банально не успели с ними познакомиться! Стоило заранее запастись терпением, которого у Хьюши, впрочем, всегда было хоть отбавляй. Как и желания заводить новых друзей и товарищей.

Здравствуй, Хью и... остальные, — Иггрит довольно быстро смекнула, что так легко ей всех этих имен не запомнить, но все равно очень тепло и дружелюбно заулыбалась новеньким в ответ. — Я — Иггрит, рада знакомству. Вы уже успели друг с другом познакомиться? — она вопросительно посмотрела на замерших в сторонке Дэнниса с Иккингом, ожидая их ответа. — А куда это подевались Мария и Сверр? Что-то я их не вижу...

Пояснение со-игрокам

Иггрит — непись прайда, матерая львица семи лет. Успела вырастить несколько помётов и готова всегда предложить свои умелые услуги няньки другим львицам прайда в воспитании и присмотре за детьми. Добродушная, с мягким характером. С нежностью и трепетом относится к детям.

+3

311

Да, не так-то просто это все было. Возможно, Хэм просто слишком осторожничал и прикладывал недостаточно усилий, ведь, несмотря на свою внешнюю уверенность, в глубине души лев и сам не хотел причинять Арону лишней боли. Потому и не смог сломать кость с первой попытки... Но это, на его взгляд, было куда лучше, чем если бы он, наоборот, переборщил с ударом или, к примеру, сломал кость где-нибудь совсем в другом месте. Осознав, что его тактика не сработала, Хэмиш тотчас убрал лапы прочь от чужой конечности, давая Арону возможность немного отдышаться и прийти в себя. Честно сказать, ему совсем не нравился внешний вид пациента. Он казался сейчас таким отрешенным и почти никак не отреагировал на травмирующие действия лекаря...

Зато у бедняги Фредерика глаза были чуть ли не на затылке!

С обалделым видом "скатившись" со спины Арона, подросток тотчас обрушился на Хэма с градом обескураженных и даже откровенно напуганных расспросов и восклицаний, вся суть которых сводилась примерно к "могли бы предупредить заранее, черт подери!!". Ну, его легко можно было понять. Но Хэмишу не хотелось, чтобы Фред запаниковал и тем самым хуже выполнил свою задачу. Он вообще рассчитывал сделать все максимально быстро и по-возможности так, чтобы подросток ничего толком не успел понять. Но увы... Теперь ему предстояло не только сделать вторую попытку, но еще и как-то успокоить Фредерика, чтобы тот вернулся на свое прежнее место и снова приготовился держать Арона за шкирку.

Тише, — не шибко сердитым, но достаточно строим голосом урезонил Хэм несчастного львенка, на секунду отвлекшись от странно-пристального разглядывания отсутствующей физиономии Арона, бросив короткий взгляд на своего взволнованно лепечущего помощника. К счастью, этого хватило, чтобы Фред более-менее успокоился и снова взял эмоции под контроль. Вот и отлично, вот и молодчина. — Да... не сработало, — со сдержанной, едва различимой досадой в голосе признал Хэмиш свой косяк, вновь переключив внимание на Арона, аккуратно подтолкнув рог обратно к чужой морде. — Возьми его обратно, сейчас будет второй заход. И скорее всего последний — у меня нет цели бесконечно мучить твой организм. Если не получится сейчас, то, боюсь, на этом мы и остановимся. Ему не вправили кость вовремя, — Хэм снова посмотрел на замершего подле него Фреда, утвердительно кивнув в ответ на его робкий уточняющий вопрос, — и она начала срастаться неправильно. Сейчас я пытаюсь это исправить, но число попыток у нас сильно ограничено. Если ничего не выйдет — наш пациент может навсегда остаться хромым, вот почему так важно сосредоточиться и крепко держать его на одном месте. Я не хотел, чтобы ты переволновался заранее, так что извини за это умалчивание... — лев умолк, на удивление внимательно слушая то, что начал говорить ему Фредерик, к собственному удивлению (и одобрению) заключая, что этот малец реально, простите, "шарит". Мозги у него и впрямь работали отлично, и Хэм находил предложенный им вариант вполне логичным. И что главное — удобным. Хоть у Арона сейчас был такой видок, будто он в самую последнюю очередь обращает внимание на адскую боль в собственной лапе — но об этом Хэмиш решил тактично промолчать, дабы не волновать Фредерика сверх меры. — Хорошо. Зови свою мартышку, пускай поможет, — легко, в общем-то, согласился бывший вояка с доводами Фредерика и сам чуть подвинулся в сторонку, терпеливо дожидаясь, пока тот обо всем договорился с пришедшим на его зов фамильяром. Надо же, такой юный, а уже умеет вправлять челюсти и пользуется услугами сразу двоих помощников-"санитаров"! Это и вправду казалось весьма находчивым и удобным. А малец был отнюдь не так прост... Все-таки он не зря разрешил ему остаться и принять посильное участие в происходящем. Держался он неплохо, несмотря на первый (и вполне ожидаемый) шок, схватывал новую информацию буквально налету и уже очень многое знал сам, как это выяснялось по ходу дела. Делился опытом и свежими идеями, помогая облегчить не только саму процедуру, но также состояние больного — а это, на взгляд Хэмиша, было самое важное. С таким усердием и неприкрытой тягой к знаниям, из мальчишки мог выйти если не первоклассный целитель, то как минимум отличный подсобник лекаря.

И все же, его подруга-мартышка не показалась Хэмишу достаточно сильным зверьком, в самом деле способным удержать чужую лапу от возможного резкого рывка. Но лев и эту мысль также решил оставить при себе, дабы не расстраивать Фредерика и саму Ньязи. Они ведь искренне хотели ему помочь! Пускай хотя бы попытается.

Здравствуй. Ньязи, верно? — миролюбиво обратился Хэм к пришедшей обезьянке, на пару мгновений опустив усатую морду примерно на один с ней уровень. — Рад знакомству и твоей помощи. Ты не могла бы как можно крепче держать лапу нашего пациента, вот здесь... На случай, если он вдруг дернется от боли. И лучше закрой глаза, перед тем, как я начну, — он не знал, успел ли Фредерик шепнуть мартышке о том, что именно они вдвоем собирались сделать с чужой конечностью, но также как и в случае с Фредом решил не говорить об этом заранее. Точнее, просто не вдаваться во все эти шокирующие детали. — Ему будет больно и тяжело от моих действий, он может даже рычать от боли. Главное не отпускай и ничего не бойся, договорились? Ну, приступим. Фредерик, будь добр, займи свою позицию, — он еще немного подождал, пока юнец послушно вскарабкается обратно на спину Арону, а сам Арон — возьмет свой "кляп" в зубы, как и было приказано. Ну, вроде бы все звери были на своих местах, морально подготовленные и до ужаса сосредоточенные. Хорошо...

Глубоко вздохнув, Хэмиш вновь занес лапы над местом перелома, на сей раз попытавшись воздействовать уже с куда большей физической силой — но в то же время предельно аккуратно, не желая переборщить и... ну вы понимаете, не сообразить Арону второй перелом вдобавок к первому.

Офф-топ

Действия обговорены. Ньязи с разрешения владельца оказывает посильную помощь, вместе с Фредериком это дает суммарный дополнительный бонус "+2" к броску (по одному с каждого персонажа) + бонус "+1" от Талисмана удачи Хэмиша.

+4

312

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"3","avatar":"/user/avatars/user3.jpg","name":"SickRogue"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user3.jpg SickRogue

Хэмиш ломает лапу Арону

https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&amp;dice=4

Бросок
Бонусы

Итог

4
1 + 1 + 1 = 3

6

Персонаж относительно успешно справляется со своей задачей.

Итак, совместными усилиями наша бравая команда лекарей действительно ломает кость, причем точнехонько в месте старого перелома! Арон получает закрытый перелом лапы с антибонусом "-2" на первые 15 постов и антибонусом "-1" на оставшиеся 15. К счастью, благодаря заранее принятому обезболивающему, у него есть еще 4 поста, в течение которых боль в конечности будет не такой сильной, какой могла бы быть.

Теперь Арону требуется оказать первую помощь по вправлению кости, иначе лапа будет заживать самостоятельно в течение 30 постов, и тогда персонаж навсегда останется хромым.

С лота "Талисман Удачи" Хэмиша списан 1 заряд.

0


Вы здесь » Король Лев. Начало » Одинокая скала » Великий чертог