Страница загружается...

Король Лев. Начало

Объявление

Дней без происшествий: 0.
  • Новости
  • Сюжет
  • Погода
  • Лучшие
  • Реклама

Добро пожаловать на форумную ролевую игру по мотивам знаменитого мультфильма "Король Лев".

Наш проект существует вот уже 10 лет. За это время мы фактически полностью обыграли сюжет первой части трилогии, переиначив его на свой собственный лад. Основное отличие от оригинала заключается в том, что Симба потерял отца уже будучи подростком, но не был изгнан из родного королевства, а остался править под регентством своего коварного дяди. Однако в итоге Скар все-таки сумел дорваться до власти, и теперь Симба и его друзья вынуждены скрываться в Оазисе — до тех пор, пока не отыщут способ вернуться домой и свергнуть жестокого узурпатора...

Кем бы вы ни были — новичком в ролевых играх или вернувшимся после долгого отсутствия ветераном форума — мы рады видеть вас на нашем проекте. Не бойтесь писать в Гостевую или обращаться к администрации по ЛС — мы постараемся ответить на любой ваш вопрос.

FAQ — новичкам сюда!Аукцион персонажей

VIP-партнёры

photoshop: Renaissance

Время суток в игре:

Наша официальная группа ВКонтакте | Основной чат в Телеграм

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Небесное плато » Скалистый навес


Скалистый навес

Сообщений 61 страница 79 из 79

1

http://s0.uploads.ru/zyXNT.png

Крытое место вблизи водопада Хару с близким доступом к воде. Сам навес служит защитой не только от жаркого солнца в дневное время суток, но и от различного рода осадков. Место является слегка углубленным, но и близко не стоит с так называемыми пещерами. Камень приятно холодит лапы и успокаивает после долгих походов по горам.

Список ближайших локаций

soon

0

61

В пещере становилось как-то малолюдно и тихо. Львице больно наскучило все время валяться, в то время как другие куда-то уходили, с кем-то разговаривали и что-то вытворяли. Она даже завидовала маленьким львятам, у которых похоже веселье было в самом разгаре.

Шумно вздохнув, Мафдет потянулась и размяла лапы. Ощущение не из приятных, знаете ли. Она бросила остальным что-то вроде «я пойду прогуляюсь» и направилась к выходу из пещеры. Так как первые недели она чувствовала себя плохо, то никуда особо и не ходила. Паник пролетел у нее над головой и спикировал на мохнатую грудь львицы.

- Месяцы идут, а привычки все не меняются, - она тепло посмотрела мышонку в глаза и ускорила шаг, намереваясь подойти к воде.

А воздух стал гораздо чище. Хорошо, что я уже достаточно поправилась для того, чтобы самостоятельно прогуливаться по территории моего нового дома. А вот монохромных товарищей я видела мало, эх. Такое ощущение, будто конец путешествия нас совсем разделил.

Кофейная присела на краю берега и внимательно всматривалась в воду, словно пыталась что-то прочесть. Перед глазами мелькали различные картины из прошлого, заставляя ее произвольно вздыхать. Вроде и хотелось найти кого-то, с кем можно было бы поделиться этим, но где вот найти такого товарища? Она мало с кем общалась из банды, будучи последнее время замкнутой в себе. Все выглядели какими-то сплоченными и дружными, даже ворчали шутливо друг на друга.
Львица наклонилась и сделала пару глотков. Холодная жидкость мигом прогнала все депрессивные мысли. Зеленоглазая улыбнулась, глядя на небо. Оно было усыпано россыпью звезд. Что и сказать, Мафдет всегда любила смотреть на звезды и представлять жизнь, которая там была. А ночью и погода была хороша, поэтому львица решила пройтись перед сном. Она повертела головой, выбирая место, откуда бы могла хорошенько рассмотреть владения Шенью и его жены. Взгляд ее упал на вершину плато. Мафдет не стала медлить и решительно направилась туда.

->Вершина плато

0

62

–→ Водопад Хару
Двое путников шли без особых приключений. Неспешно идя до назначенного места, крокут и лев стали свидетелями того, как первые ленивые лучи начинали просачиваться сквозь толщу свинцовых облаков, некогда поливавших земли саванны. Игривые лучики начали постепенно прогревать насытившуюся землю, ветер стихал, а на смену ему пришла лёгкая туманная дымка, немного затруднявшая обзор.

Ещё пара неспешных шагов и двое хищников скользнули в углубление, похожее на неполноценную пещерку. Кусуди тихо посмеялся и плюхнулся около стенки, перекатываясь с одного бока на другой, пытаясь обсушиться. Пыль, которая была сухой из-за навеса, быстро намокла и налипла на шерсть, но, кажется, кудрявого это никак не смущало. Он лежал на спине, откинув голову назад и тем самым следя за львом, и махал лапами, пытаясь высушить шерсть и на них.

- Никогда не любил купаться, - поделился Кусуди, вновь переворачиваясь на живот. - Сначала мокро, а потом ходишь, сыро и холодно! Бррр!

Рассказав то, что он имеет на уме в данный момент, крокут решил оглядеть своё укрытие получше. Чуть ли не у самых лап плескалась обеспокоенная водопадом река, лучи солнца, отражаемые от её буйной поверхности, бегали по каменным стенам, создавая разные причудливые узоры, на которые можно было любоваться вечно. Но Кусуди привлекло кое-что другое, кое-что, что заставило кудрявого взволновано оглядеться по сторонам.

- Эй! Смотри, кажется тут был кто-то до нас! - позвав спутника сказал Кусуди.

И вправду, совсем недалеко от них лежала недоеденная тушка какого-то травоядного. "Ох, ещё больше львов? Этого мне ещё не хватало!" - пронеслось в голове кудрявого. Осталось надеяться, что хозяин не придёт слишком скоро и у крокута будет время обсохнуть как следует.

Отредактировано Кусуди (11 Апр 2019 16:37:21)

0

63

-водопад хару-
Укрытие оказалось менее удобное, чем ты мог ожидать. Углубление в скале было минимальное, и лишь немного прикрывало от ветра. Зато навес давал неплохую защиту от дождя, но тот вряд ли сейчас соберется. А вот вода здесь плескалась практически у самого уступа. А от водопада поднимался небольшой туман. От чего тебе показалось, что в укрытии более холоднее в отличии от той небольшой поляны. По шерсти даже прошли небольшие мурашки . Но так или иначе мокрому явно будет спокойнее в сырости, чем под холодным ветром. Самец упал в пыль и начал валяться, пытаясь высушиться. Ты невольно скривился. Уж лучше мокрая и чистая шерсть, чем хруст песка на зубах после каждого умывания.

Пока рыжий увлеченно себя пачкал ты подошел к воде, смотря ра свое отражение. Все как-то слишком сейчас навалилось. Может всё-таки стоит остаться здесь еще на пару дней? Постоянно спать и жрать ту волшебную траву?
нет, это вряд ли мне поможет
Ты сделал пару глотков, случайно наступив немного лапой в воду.
- Никогда не любил купаться, - вдруг подал голос кудрявый, вновь переворачиваясь на живот. - Сначала мокро, а потом ходишь, сыро и холодно! Бррр!

Ты на пару минут завис, пытаясь осознать сказанное гиеном. Мысли перебивали друг друга. Чтоб не выглядеть совсем идиотом, ты прошел мимо рыжего и упал на единственное сухое место.
- А я всегда любил воду, сколько себя помню. Постоянно лез в любую лужу и играл под дождеи - начал ты, когда поднятая тобой пыль прекратила кружиться - мне более отвратен хруст песка на зубах.

С этими словами ты уронил голову на свои черные лапы, мрачно смотря на каменные стены. Лучи света задорно играли на каменных сводах отражаясь то ли от воды то ли исходя от самого солнца. Делать совершенно ничего не хотелось, в том числе и спать.  Ты ведь не найдешь то, что ищешь. Никогда. Хотелось выть, царапать все когтями и разорвать что нибудь пушистое. Но делать такое на чужой территории было весьма опасно. Да и травник явно выпишет тебе слишком сильные травки или же во все сбежит, сочтя сумасшедшим.

Эй! Смотри, кажется тут был кто-то до нас! позвав спутника сказал крокут.

Ты внимательно вгляделся туда, куда показывал собеседник. А увидев, тут же сам немного заволновался.  Видимо на нервах ты совсем забыл об осторожности. И даже не подумал принюхаться и изучить территорию. Одного  дело аккуратно жить здесь. Другое найти чужую добычу, да еще и весьма свежую. Мало ли в каком настроении будет хозяин сия пиршества. Хорошо, хоть рыжий имел инстинкт самосохранения. Другие гиены могли вполне наброситься на оставленную дичь, наплевав на все остальное.
- Будем надеяться, что хозяин не скоро явится за этим. - ты завалился на бок, встречаясь взглядом с собеседником - если хочешь, то можешь идти. Я слишком устал, чтоб опять бежать. Но в обиду тебя не дам, если уж запахнет жареным.

Отредактировано Пшат (23 Апр 2019 20:04:12)

0

64

Вода. Кто вообще любит находиться в воде? Для сравнительно невысокого самца гиены, который и плавать то толком не умел, одна волна могла стать губительной. Там, где лев стоял по подбородок в воде, крокут запросто мог захлебнуться. Кусуди даже чихнул в ответ на это. Ну, не совсем в ответ, он просто чихнул, но тем самым мысленно поставил жирную точку в разговоре о купании.

Что касается той тушки, ну, оба хищника заметно напряглись. Хоть они и не видели хозяина этого место где-то неподалёку, пока были снаружи, но вероятность того, что он скоро вернётся, всё же была высока. Крокут положил голову на передние лапы, выглядывая на очищающееся небо. Тучки лениво расползались в разные стороны, растворяясь в синеве и оставляя лишь маленькие сероватые кусочки, как напоминание о себе. Лёгкий туман, поднимаясь над водой, стоял неподвижно, и выглядел так, словно облака, вытесненные с небесной глади тучами, обиженные решили переждать их ухода здесь. Крокут тихо посмеялся своим мыслям, сдувая с морды подсыхающий локон гривы, который уже начал виться, создавая привычные кудряшки. Как бы сильно он не любил их, но они очень мешали. Лезли в глаза, уши, неприятно щекотали морду и нос, словно бы жили своей отдельной жизнью.

Кусуди вновь перевернулся на спину, смотря на льва. Грива причудливыми волнам раскидалась по земле и выглядела невероятно забавно со стороны. А сверху так вообще. Кусуди прям таки и напоминал льва с неприятными чертами морды.

- Тебя, кстати, как звать? - поинтересовался рыжий. - Ну, я в случай если придётся поминать тебя добрым словом, мало ли какой лев сюда придёт, а может и два! Тогда нам обоим кердык!

Крокут посмеялся скрипуче и вздохнул. Это будет очень не смешно, если окажется правдой.

0

65

Ты разделял напряжение гиены. Последнее чего хотелось этим не добрым утром, это новой стычки. Однако действовать , чтоб ее избежать ты не хотел. В стиле все в лапах судьбы и пронесет не пронесет. Смотря на поднимающиеся от воды столбы пара и изредка сверкающую чешую рыб, ты немного успокоился.

Кажется, крокут чувствовал себя вполне себе нормально в твоем обществе. Он уже не смотрел на тебя с подозрениями и даже пару раз подставил беззащитный живот, пока валялся в пыли. Тебе почему-то все это казалось немного странным. Вот так просто берут и доверяют тебе, не самому уж и благородному льву. Который предавал десятки, ради доверия одной. Ты лениво поскреб лапой  с выпущенными когтями пол, словно пытался заглушить мерзким звуком не менее мерзкие мысли. От поднятой тобой пыли собеседник два раза чихнул, а ты лишь лениво на него взглянул не найдя в себе сил для вежливости. Все как-то было не важно что ли. Хотелось опять идти, опять искать, хоть чего нибудь добиться.
Того, что будет радовать. Может какой нибудь талисман себе сделать?

Ты слышал об умельцах, что изготавливали талисманы со всякими защитными силами. Но в твоем понимании талисман был скорее оберегом души и эмоций, чем полезным хмю оружием? Да и где б найти такого персонажа, что за так свояет тебе украшение? Разве что если судьба занесёт.
Ты повернул ухо в сторону крокута, который хоть начал сам заводить темы для разговора. А ещё он продолжал все так же странно валяться, поглядывая на тебя.
Мог бы и сразу сам представиться.

Я Пшат. Или Элеагнус - сказал ты, приподнимая голову и смотря на собеседника - Можешь написать это на моей могиле. Самого то как звать?

0

66

—-→ возвращение после перерыва

Рыжая чувствовала себя... одинокой. Она не так долго жила среди себе подобных, да и, скажем честно, не слишком-то хотела присоединяться к Шенью и его товарищам, но разве могла она отказаться, раз уж ей сделали такое любезное предложение, приправив его не слишком тонким намеком на то, что может приключиться, вздумай она отказаться?.. Тем не менее, самка успела перезнакомиться со всеми львами здесь, и привыкла к общению с ними.

Тем более странным было то, что они, большая группа львов, настоящий прайд по количеству, вдруг безропотно решили уступить эти места гиенам, откочевав за плато, куда-то подальше отсюда. Можно было попробовать оправдать эти действия тем, что они не хотели рисковать жизнями львиц и детей... Будь Мэриан одна, она бы поступила точно так же: в одиночку с гиенами особо не посоперничаешь, к тому же, самка была хрупкой и изящной, а стало быть, боец из нее был, прямо скажем, так себе. Но остальные, крупные, сильные львы, с широкими когтистыми лапами — почему... Ай, ладно.
В общем, ушли. Рыжая сперва двинулась было с ними, а затем, будто невзначай, отстала. Плато ей нравилось куда больше, а идти неизвестно куда в горы не хотелось. Самка предпочитала равнины, а здесь охота была хороша, ну а гиены... Одна львица не так бросается в глаза, как целый прайд, и до сих пор львице удавалось избежать встречи с ними. Много ли ей нужно? Она быстро охотилась, проводила время, как хотела, а высокая трава всегда вовремя скрывала ее из виду.

Рассвет уже позолотил водопад, и Мэриан неожиданно ощутила легкую печаль и тоску по ушедшим отсюда львам. Сейчас было бы неплохо перекинуться словом с хоть какой-нибудь живой душой; Хорнет же, улетев на охоту еще прошлым вечером, до сих пор не вернулся.
Подходя к навесу, рыжая внимательно осмотрелась. Вода была беспокойна, как и всегда. Шум водопада заглушал ее мягкие шаги. Почему-то гиены никогда не появлялись здесь, и самка чувствовала себя в безопасности. Она шла по кромке воды, так что озеро приятно охлаждало ее уставшие за ночь лапы. Не сразу и не без труда, но львица преодолела боязнь воды, появившуюся у нее после того, как она умудрилась свалиться в водопад. Конечно, повторять этот ценный опыт она не желала, но могла, по крайней мере, переплыть небольшую речушку или зайти в воду, чтобы освежиться — держась, впрочем, не слишком глубоко.

Однако, уже почти добравшись до укрытия, она напряглась, нюхая влажный воздух. Не сразу она увидела, что под навесом были двое, и лишь подобравшись ближе, разглядела их силуэты в тени. И если первый был вполне привычен с виду, то, рассмотрев второго, рыжая издала глухой изумленный рык. Кого она не ожидала здесь увидеть, так это гиену.

0

67

<... Вершина плато

Дорога не заняла у нас очень много времени. Довольно скоро мы — я, Траппер и Призрак — спустились с вершины по тому склону, что был более пологим и двинулись неровной вереницей вдоль стены к водопаду. Доходить прямиком до него самого не было необходимости, присмотренное мое укрытия находилось восточнее и, следовательно, ближе к нам.

Сильва в конце-концов спустилась к нам, вниз, и уселась с гордым видом мне на спину. Добычи под навесом едва ли хватило на всех (хотя я голода не испытывал), но птица явно рассчитывала на свою долю после той игры в информатора, что она устроила на вершине. Зря что ли предупреждала меня и о приближении Эвана, и о приближении паломника?

Правда вот о том, чтоб навес окажется далеко не пустым, она предупредить не успела. Под стеной рассвет еще не успел так разойтись, да еще и туман стоял довольно густой. В общем говоря, тут острое зрение орлицы было бесполезно, но зато мои собственные чувства еще имели смысл. Из-за чего стоило нам уже начать подходить в сторону заветного укрытия, как я настороженно принюхался.

Впереди... там есть кто-то, — я снова втянул носом воздух, пытаясь понять, кого же именно я учуял, — чтобы вы понимали, до вашего прихода я уже целую неделю ни с кем особо не контактировал... Только гиен по окрестностям гонял. Так что можете называть этих пришельцев чужаками.

Атропос... — неуверенно подала голос Сильва, замечая наползающую на мое лицо улыбку. — Может попробуете сначала с ними поговорить?

Поговорим, — кивнул я, — лишних врагов тут нам наживать пока нет смысла. Еще не до конца ясно насколько мы тут останемся.

Стоило ли мне делать вид, что мои намерения изначально были мирными?.. Я совершенно точно не пытался позерствовать перед старой подругой, просто прекрасно осознавал, как бы мне не хотелось поскорее увидеть способности паломника в деле, сейчас было гораздо более благоразумно ни в какие стычки не встревать. Только если нас не будут провоцировать.

Так что под навес мы зашли открыто. Не скрываясь, не пытаясь подкрасться. К чужакам приблизились три зверя, не желающие драки, но и дающие понять своим видом, что спрашивать ни у кого разрешение на присутствие здесь они не собираются.

Доброго вам утра, — я начал говорить, параллельно окидывая всех присутствующих взглядом. — Я — хозяин этой добычи и тут находится мой привал.

Дальше пояснять, я думаю, смысла не было. Да и чужаки, которыми оказался львица, лев и гиена, дураками, судя по всему, не были. Вряд ли вид группы из хищников, обвешанных чужими черепами, мог натолкнуть на желание что-то сказать поперек.

Что же касается тебя... — я отдельно перевел взгляд на крокута, что валялся в песке, неподалеку от красношкурого кота. — За эту неделю я уже убил не мало твоих сородичей, что пытались предъявить свои права на это плато. Если тебе дорога жизнь, то уходи прямо сейчас. Эта часть территорий будет для вас закрыта до тех самых пор, пока я и мои воины находимся здесь.

Оффтоп

Под навес зашли персонажи: Атропос, Эван, Филипп. Последний временно не будет отписываться, из-за чего его действия будут описывать в наших с Эваном постах. Ксав разрешение на это дал.

+1

68

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"72","avatar":"/user/avatars/u72","name":"HeathyWolf"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/u72 HeathyWolf

Дальнейший порядок отписи: Кусуди, Пшат, Мэриан, Атропос.

● Персонажи Филипп и Эван могут в любой момент очереди присоединиться к отыгрышу, т.к. подразумевается, что их персонажи уже в локации!
● Игроки, чьи персонажи не упомянуты в очереди, отписываются свободно.
● Отписи упомянутых в очереди игроков ждем не дольше трех суток!

0

69

Беседа стала более приятной и мнее напрягающей. Ты позволил себе расслабиться и уронил голову, переведя взгляд зеленых глаз с собеседника на стену. Вода бликами отражалась на стене, рисуя причудливые узоры. Ты довольно наблюдал за этим, пытаясь в неряшливых силуэтах узнать знакомые формы. Снаружи послышались шаги и ты навострил уши, повернув голову к стороне входа. Под навесом весьма неожиданно появилась рыжая львица. Ты сам не замечая за собой улыбнулся во всю пасть, отряхивая лимонную гриву от песка. После стольких месяцев было приятно увидеть наконец-таки сородича, а не очередную гиену или другое не больно приятное тебе животное. К слову, рыжая была еще более не рада видеть гиен чем ты. Из ее пасти раздалось грозное рычание в сторону крокута. Ты хотел было осадить даму, но не успел. Утро решило быть весьма щедрым на сюрпризы и на собеседников. В пещеру зашла глупа львов, и твое сердечко оборвалось.

Если львица являлась одиночкой, то зашедшая компания, судя по запаху, являлась хозяевами территории. Ты уже достаточно давно изучил их запах, и не сомневался, что они изучили твой. Если, конечно, придавали этому значение.
Вот и закончился отдых у водопада. 
Деваться уже было не куда. Так что ты решил внимательно изучить незнакомцев, которые столь долгое время предоставляли тебе тот или иной кров. Двое львов были явно старше и крупнее тебя. Самым огромным являлся черный лев с зелеными глазами, скорее всего он был главным в этой компании. Ты невольно почувствовал себя букашкой, в его присутствии или как минимум гиеной. Проведя только времени в обществе мелких животных ты не вольно привык чувствовать себя великаном, что смотрит на всех свысока. И сейчас ситуация явно вызывала некоторые неудобства. Вошедшие были весьма интересно обвешаны различными чужими черепами, что добавляло им некого шарма. А вот опасности эти побрякушки у тебя никакой не вызывали. Ты любил подобную символику, и сейчас лишь завистливо восхищался трофеями, подумывая когда-нибудь раздобыть себе похожие. Особенно, тебе понравилось украшение у серого льва. Скелет на хвосте - весьма интересная задумка, не только красиво, но еще и в бою может помочь.
Доброго вам утра, — Завел разговор черный — Я — хозяин этой добычи и тут находится мой привал.

Собственно, твои мысли подтвердились. И пока ты раздумывал что бы такое ответить, черный лев не добро уставился на гиену, валявшуюся рядом с тобой и дал понять, что его тут не жалуют. К сожалению или к счастью, но твой новый и уже явно прошлый знакомый поспешил удалиться.  Ты огорченно проводил его взглядом, хоть и понимал что с его стороны это было самым разумным решением. Если его клан действительно в последнее время совершает набеги на эти земли, то черному весьма выгодно уменьшить численность врагов.
- А кто нибудь разбирается в травах? - ты сам не ожидал, что ляпнешь подобную глупость.
Похоже расстройство о том, что единственная душевная помощь только что от тебя свалила, было выше здравого разума да и любого разума вообще.

- Прошу прощения - ты прокашлялся, отводя взгляд - Я Пшат.
Пока ты пытался вырулить из неловкой ситуации, к навесу подлетела желтая птичка. Она деловито устроилась рядом с тобой, и поглядывала на всех остальных с явным интересом. Где Сумрачная пропадала все это время ты не знал. И видеть ее был сейчас очень не рад. Эту ситуацию желтая будет припоминать тебе до конца дней. Или пока ты ее не съешь, сложно сказать что хуже.

Отредактировано Пшат (24 Июн 2019 20:24:20)

+1

70

Горбя спину и медленно отступая, рыжая на всякий случай не сводила взгляда с гиены. Лев, даже крупный и незнакомый, не внушал ей ужаса, но вид пятнистого зверя, раскинувшегося в неприличной близости от сородича, да еще так фривольно, показывая всем окружающим незащищенный живот, вызывал оторопь. Пару недель назад Мэриан не обратила бы на это особого внимания и даже, наверно, вежливо поздоровалась, но нападения на ее прайд заставили ее пересмотреть свое мнение, и теперь львица, хоть и не собиралась бросаться в атаку, видела в гиене не более чем врага, которого следовало прогнать — или отступить самой.

Ее взлохмаченную макушку обдало потоком теплого воздуха, отчего на душе сразу же стало легче. На плечо самки — долгожданный, и как всегда, вовремя, — с негромким клекотом приземлился сокол, потянулся к уху, сообщая о приближении еще одной группы львов.
Они были уже близко. Рыжая невольно сделала несколько шагов назад, зайдя почти по колено в воду; зато так она могла видеть их всех — и чужаков, привольно расположившихся под навесом, и новых пришельцев, коих было трое, и, к немалому облегчению самки, все были львами.
Их главарь — это, несомненно, был он, уж очень уверенно держался, следуя впереди остальных и по-хозяйски оглядываясь. Крупный, ничуть не мельче того же Шенью, он был похож даже внешне — такой же темношкурый, разве что глаза его горели зеленым огнем, а шкура была обвешана таким количеством украшений, что позавидовала бы любая обезьяна. Мэриан не сдержала мягкой улыбки, опуская глаза и размышляя о том, сколько же шума производят все эти побрякушки во время охоты или боя. Непохоже было, будто все это хоть как-то мешает льву двигаться, и, тем не менее, видеть такое было странно.

Остальные двое ему под стать: увешаны чужими черепами, которые придают им жуткий и странный вид... У обладателя темно-серой шкуры поперек морды были нарисованы три чуть неровные белесые полосы, и вкупе с черепом леопарда, который как набалдашник мотылялся на кончике его хвоста и общей весьма отталкивающей внешностью — самец был высоконог и весьма поджар, — не внушало доверия.
Нет, эти львы Мэриан совершенно не нравились, и раз уж здесь их привал и их дичь — что ж, она будет рада оказаться подальше отсюда.
И все же нет худа без добра. Заявив свои права на территорию, черношкурый заодно весьма доходчиво объяснил крокуту, при появлении чужаков сразу подобравшемуся, что ему здесь не рады — действительно доходчиво, потому что спустя несколько секунд пятнистого и след простыл. Самка проследила путь его отступления, мысленно отметив это, чтобы пойти другим путем.

— Меня зовут Мэриан, и я не претендую ни на дичь, ни на это место, — негромко проговорила она; рыжая без страха, но довольно быстро взглянула на предводителя этих странных львов и, мягко шлепая лапами по воде, принялась обходить их, намереваясь уйти, когда вопрос, заданный лежавшим  под навесом львом, достиг ее ушей.
Самка качнула хвостом, остановилась, обернув морду к Пшату и навострив круглые ушки.
— Возможно, я могу помочь. Что тебе нужно? — осведомилась она, неволько скашивая глаза на темношкурую троицу, от которой шерсть на загривке так и вставала дыбом.

+2

71

→ Вершина плато

Неуверенно и одиноко - так выглядел Призрак, пока медленно плелся где-то позади процессии, состоявшей из Атропоса и Траппера, пока те вели его в сторону предполагаемого логова. Его нового дома. Интересная смена пейзажа получается. В каких только местах не побывал лев за столь мало лет своей жизни. Его путь начался в бескрайней саванне, за которой следовали долгие тянущиеся годы в непролазных джунглях под надзором одного леопарда. А когда Филипп вырос и пришла пора покинуть гнездышко названного отца - потому что его не стало - Оджомо пришлось пуститься в путь и позабыть на время о таком концепте как дом. Он видел много полей и равнин, даже пересек горный хребет и побывал в полуживых зарослях где-то на севере, но в конечном счете путь его обрывался здесь, на безликом плато, усеянном в недрах, как говорил Атропос, сетью пещер. Интересная смена пейзажа получается, - думалось Призраку, пока его лапы вяло поднимались одна за другой, нехотя следуя за своими новыми сожителями.

Вдалеке слышался шум, природы которого Призрак еще не знал. Он даже не знал, с чем можно было бы его сравнить, а от того в самце разыгралось любопытство. Его уши игриво шевелились, улавливая каждый звук, что, впрочем, сделать было несложно, учитывая громкость шума, и он даже удосужил поднять голову и попытаться заглянуть за широкую спину Атропоса, важно шагавшего впереди вереницы львов, однако что-либо разглядеть ему так и не удалось. Тогда Призрак лишь пожал плечами и вновь уткнулся взглядом в пол, наблюдая за тем, как мелкие камушки под лапами перекатываются под влиянием его шагов.

Долго идти не пришлось. и уже вскоре отряд оказался под навесом, где было гораздо прохладнее, чем на открытом поле плато. Призрак вдохнул местного воздуха, и вместе с сыростью и прохладой почувствовал запахи других зверей, настолько разных, что лев даже растерялся. Теперь-то слова пернатого спутника Атропоса имели всякий смысл. Призрак бросил отрешенный взгляд на обитателей места, и среди них были не только львы. Впрочем, для Филиппа это было не так важно, пока под навесом вместе с ним не было леопардов. Слишком неприятные бы были воспоминания, которые бы наверняка наложились на реальность. И кто знает, как бы тогда повел себя Оджомо.

И хотя если Филиппу было плевать на гиену, что отдыхала подле других львов, Атропос был явно недоволен, и на его реплику, обращенную крокуту, Призрак от чего-то сам среагировал как на угрозу. Его шерсть встала дыбом в некоторых местах, а по позвоночнику прошлись мурашки, и чтобы успокоиться самцу пришлось сделать глубокий вдох. Вот уж чего меньше всего сейчас хотелось Филиппу, так это кровопролития. Он не сомневался в том, что ни Атропос, ни Траппер не пощадят кого-либо из присутствующих.

К счастью, никто из незнакомцев не проявлял глупостей, и все вели себя довольно смирно, явно понимая, что перечить этим двум бугаям не стоит. Но что самое ужасное, и чего Филипп не до конца осознавал, так это то, что его причисляли к этой шайке. Он был воином, как сказал Атропос, точно таким же как он сам или Траппер. И если те внушали страх своей сильной, то недоверие к Призраку явно шло от его внешности.

Все это время Филипп загадочно молчал, не проронил ни звука, лишь призрачным взглядом наблюдал за действиями каждого из присутствующих . Он не претендовал на эти земли как Атропос, хотя ему наверное и стоило бы, а от того весть о том, что одному из здешних нужна помощь с травами, в хорошем смысле этого слова взволновала Призрака. Рыжая самка, Мэриан, красивое имя, предложила свою помощь, и невольно Филипп потянулся вперед, вытягивая шею и едва ли не поднимаясь на цыпочки в попытке рассмотреть, что она будет делать с этим Пшатом, если это его имя. Признаться, Филипп чуть не сказал тому "будь здоров", когда тот вроде бы представился. Ему было интересно, ведь Оджомо и сам кое-что знал о травах и даже был готов помочь. Призрак не заметил, как сделал пару уверенных шагов вперед, даже позабыв, в какой компании он сюда явился и совершенно не думая о том, как могли бы воспринять такой жест остальные. В контексте происходящего его дружелюбие скорее смахивало на агрессию.

Отредактировано Филипп (13 Июл 2019 16:34:43)

+3

72

Я внимательно проследил за тем, как крокут торопливо удалился после произнесенного мною предупреждения. Лишь когда я убедился для себя, что он не завернул никуда за угол и не подслушивает, я снова вернулся взглядом к остальным присутствующим и выслушал уже их.

Самка выглядела совершенно обыкновенно. Разве что ярко-рыжая шкура невыгодно выделяла ее на фоне серых и мокрых камней. Но где-нибудь в пестро-желтой саванне ей подобный окрас мог бы даже помочь. Но зато, по крайней мере мне так показалось на первый взгляд, умом она обладала довольно гибким и сообразительным. Она благоразумно сторонилась нашего отряда, засобиравшись к выходу буквально сразу же после гиены.

Красношкурый же лев, пусть и напрягся после нашего появления, но уходить никуда не собирался. Напротив: представился и даже решил о чем-то спросить.

"Ты серьезно желаешь получить помощи именно у нас?" — я невольно усмехнулся.

Меня веселила то ли его глупость и опрометчивость, то ли смелость, граничащая с безрассудством. Особенно ситуация начала становиться все интереснее и интереснее, когда вперед выступил Призрак. При этом он не проронил и слова, но судя по его виду явно был заинтересован именно словами про травы.

"Тоже травник, а?" — выяснить во всех подробностях то, чем именно занимался всю жизнь новобранец, я еще не успел. А от того не предпринял никаких действий, позволяя ему сделать с чужаком то, что сам пожелает нужным.

Вы можете находиться на территории плато сколько пожелаете, сомневаюсь, что мы впятером на таких территориях будем пересекаться очень часто. Но под навес заходить я вам не советую. Настоятельно.

Я посмотрел на этого самого Пшата, наблюдая за его реакцией на эти слова. Вне зависимости от того, что именно им руководило, безрассудство или смелость, это предупреждение уж точно проигнорировать будет сложно.
Сильва же, прекрасно понимающая, что это было последним словесным предупреждением, спрыгнула с моей спины и пролетела вперед. Она обогнала Призрака, приземлившись прямо перед мордой желтогривого льва.
Ее яркие глаза на мгновение вспыхнули и посмотрели на льва даже с какой-то мольбой. Мол, уходи. Лучше проси помощи у той львицы. Не строй из себя идиота.

Меня же подобное ее отчаяние лишь еще сильнее позабавило: Сильва, спустя столько лет скитания, видимо совсем позабыла манеру моего поведения и все продолжала ожидать с моей стороны каких-то злодейств. А от того только интереснее было наблюдать за ее реакцией на следующую мою фразу:

Вы можете просить поддержки в бою, если наткнетесь на гиен. Но не более того. А теперь — ступайте.

+3

73

Вершина плато←

Холодная каменистая поверхность приятно охладила лапы после ходьбы по нагретым солнцем склонам.

По дороге Эван изредка поглядывал на новенького из-за плеча. Он не боялся, что Призрак сбежит. Просто отчего-то этот лев вызывал в нём интерес - столь редкий для него. За свою жизнь Траппер повидал немало разных львов, безжалостных убийц и головорезов, тех, у которых абсолютно не было какого-либо чувства морали, но у которых была единая цель - служение Отцу Охоты, во имя которого они могли вершить любые зверства. Призрак был не таким. Он казался откровенно чужим в их с Атропосом компании. Чужим, даже несмотря на свою жутковатую внешность и череп леопарда, украшавший его хвост.

“Тут потребуется много работы.”

И не то что бы Эван собирался играть роль няньки для новенького. О нет, на такое он точно никогда не подпишется. Но ведь никто не запрещал следить за ним, правда? Кто знает, что таится на душе у этого тихони. Ему ещё предстоит показать себя.

Наконец, Атропос привёл группу к своему тайнику. Эван без особого интереса взглянул на троицу, к своему несчастью забредшую сюда. Великан остановился и несколько раз впустил и выпустил когти. Он был бы не прочь поразмяться. Впрочем, Атропос был не из тех, кто творил кровопролитие ради кровопролития. То было лишь пустой тратой ресурса. А эти звери и сами понимали, что с такими жуткими типами лучше не связываться. Крокут так вообще оказался самым умным и сразу покинул навес.

Львы же вот не спешили уходить. Когда самец со светлой гривой задал вопрос про травы, Эван молча вскинул бровь. В его глазах такое поведение граничило с глупостью.

Но кажется новенький так не думал. Траппер не отрываясь наблюдал за действиями Филиппа. В глазах Призрака горел интерес, а Эван и сам глядел на льва как на диковинку. Любопытный, всё же, малый. Непростой. И не уж-то в травах разбирается? И вот смешной, даже не осознаёт, какого страха нагоняет на чужаков. Лев усмехнулся, но то было почти незаметно под маской.

Ещё интереснее стало, когда пташка Атропоса вспорхнула со спины хозяина, чтобы приземлиться между Пшатом и Филппом. Эван прекрасно понимал, что если чужаки не продолжат ломать комедию, из-под этого навеса они могут уже и не выйти.

+2

74

Ты выдохнул, осознавая какую глупость сморозил и сколько лишнего внимания привлек. Аж шерсть дыбом встала, а на по шкуре пробежались мурашки. Право, сейчас если это компания узнает, что тебе нужны травки для успокоения души - просто на смех поднимут. И убивать не нужно будет. Ладно, так или иначе правильным вариантом будет принять предложение рыжей львицы. Иначе она уйдет без тебя оставив в компании недоброжелательных скелетоносцев. Ты легко улыбнулся, когда серый лев услышав о травах посмотрел на тебя. Но ответить ему ничего не решился, решение уже было принято.  Хотелось сказать что-то вроде, крутой хвост, но ты вовремя одумался. И так дров наломал.

Слово взял огромный черный самец, Ничего нового или удивительного он для тебя не сказал. Не считая того, что хозяев территории всего пять. Но это объясняло, почему тебя за столько времени никто не прогонял с насиженного места. Да и раз уж так пошло, то и уходить ты с него не горел желанием. Как минимум есть какая никакая защита и уверенность в том, что тебе не намнут филейную часть за вторжение. Можно будет где-то обосноваться, пока судьба подкинет более приличный дом. Неожиданно твои раздумья прервала птица, сопровождающая черного льва. Она остановилась рядом с тобой и странно - моляще посмотрела в глаза. Ты повернул голову на бок и так замер, с прикусаным языком пытаясь понять, что от тебя хочет пташка. За то Сумрачная не отличалась сообразительностью и простотой характера.
- Отвали от него, чего вылупилась ? - выдала желтая пташка, нахально прячась от большой птице в твоей гриве.

Ты аж рыкнул от возмущения, прикрывая лапой гриву и злобно смотря на птичку.
Прошу за нее прощения. - пробормотал ты, не позволяя Сумрачной раскрыть клюв еще раз - На счет гиен буду иметь ввиду, спасибо.
С этими словами ты прошел к выходу, предварительно вытряхнув нахальную птицу из гривы. Остановившись на входе и внимательно глянув на рыжую львицу.
Я буду благодарен за помощь, ты знаешь куда можно отправиться? - ты легко улыбнулся рыжей.

0

75

Рыжая изумленно моргнула, сдерживая вполне естественное в этой ситуации желание съежиться, чтобы стать как можно меньше и незаметнее. На миг ей показалось, что Пшат вовсе никуда не собирается уходить — во всяком случае, к тому моменту, когда Мэриан уже практически выбралась из-под навеса, все еще продолжая осторожничать и не приближаясь к новым владельцам территории ближе, чем это было необходимо, желтогривый все еще продолжал оставаться на месте, и вид у него был, как показалось самке, весьма невозмутимый.

На миг остановившись, львица обернулась к Атропосу, немало удивленная его словами. Бывало, что ее просто выставляли с занятой территории, быстро, грубо и эффективно; прошлые владельцы плато поступили куда более изобретательно: Мэриан была практически вынуждена присоединиться к ним, не желая проверять, что могут сделать с ней в случае отказа. Этот же черногривый гигант, возвышавшийся даже над своими немалых размеров спутниками, вовсе не спешил выставлять пришельцев за границы своих владений, позволив им оставаться на территории и охотиться, запретив лишь приближаться к навесу. Что ж, рыжая и не собиралась искушать судьбу: хотя обвешанные побрякушками львы продолжали смешить ее, у самки хватало ума скрывать улыбку и благоразумно молчать, навострив ушки. Атропос говорил о пятерых — стало быть, их действительно лишь трое, и это впрямь могло означать, что на огромных просторах плато места хватит всем; тем более, что львица будет стараться держаться подальше от них и их логова.

— Спасибо, — учтиво склонив голову, вежливо и мягко проговорила рыжая; ей хотелось заверить львов, что беспокоить их она не будет, но все дальнейшие слова показались излишними: договорив, черногривый словно потерял к ней всякий интерес — так, будто не сомневался в том, что его распоряжения будут выполнены.
Сказать по правде, Мэриан почувствовала себя немного обиженной: кому же приятно, когда ты так незначительна, что тебя даже не удостоили внимания? С другой, стороны, от этих внимания лучше и вовсе избежать. Какими бы забавными и смешными они ни казались в своих рисунках и черепах, львица прекрасно понимала, что ее черепушка тоже может оказаться неплохим украшением.

Тем временем Пшат все же выбрался из-под навеса, переругиваясь по пути с крохотной птичкой, которая, кажется, вела себя не по размеру дерзко. Рыжая не сдержала усмешки, невольно вспомнив Хорнета.
— Так что же ты хочешь излечить? — направляясь к пологому склону, ведущему на вершину плато, она притормозила, поджидая самца, и вопросительно склонила голову, став похожей на любопытствующую собаку, — я не великий лекарь, сразу скажу. Но немного разбираюсь.
Она повела носом, пытаясь уловить запах крови — возможно, лев скрывал рану, не желая показывать ее в присутствии незнакомцев.
— Эта дорога ведет наверх. На плато. Там есть все, что нужно для жизни льву-одиночке, — она чуть приподняла губы, не сдерживая улыбки; не было сомнений в том, что Пшат, как и она, не принадлежит никакому прайду.

—→ Вершина плато

0

76

Филипп не сводил взгляда призрачных глаз с яркогривого Пшата, однако тот не спешил смотреть на него в ответ. Тот лишь мельком бросил ответный взгляд, ненадолго зацепившийся на его хвосте, но вскоре от Призрака вновь отвернулись. Естественно он был разочарован - морда Филиппа прекрасно выражала это чувство. Хмурые брови и скептицизм затмили отстраненность, и более лев не выглядел таким безразличным, когда наблюдал за Пшатом и Мэриан, движущимися в сторону выхода. Он был настолько сосредоточен, что совершенно не заметил, как единственный крокут в пещере поспешно удалился.

В это время Атропос диктовал чужакам правила поведения на плато, и Филипп, как и те двое, внимательно его слушал. Он все никак не мог отделаться от ощущения, что и сам находится не в своей тарелке, и что ему следовало бы проследовать за остальными. Однако те так и не думали, они о нем вовсе не думали, и Филипп искренне не мог понять, почему. Ему так не хотелось мириться с мыслью, что результатом всех его злоключений окажется именно эта жизнь - культистов, убийц и кровавых охотников. Взгляд, полный отчаяния и глубокой грусти, более не обиженный и не завистливый, поднялся, чтобы осмотреть своих новых друзей, свою семью. Атропос и Траппер совершенно не походили ни на кого, из тех, с кем Призраку приходилось иметь дело. Разве что Азаров прекрасно бы вписался в их компашку. И если подумать, то, может, именно ему было уготовлено место среди последователей отца охоты? Просто Филипп слишком рано разрушил его план и сорвался. Может, будь он чуть сдержаннее и менее любопытным, он бы и сам оказался на месте черного леопарда, когда тот упивался бы сейчас всей этой неловкой ситуацией под навесом?

В тот момент, когда Призраку показалось, что один из них, Траппер, вот-вот обернется, и их взгляды ненароком пересекутся, Филипп поспешил отвернуться, вновь переключаясь на Пшата и Мэриан, что застряли в проходе и все никак не могли покинуть территорию. Однако, как ему показалось, то была лишь небольшая задержка, и вскоре Призрак уже мог со спокойной душой (настолько, насколько она могла быть у него сейчас спокойна), продвинуться вглубь навеса, чтобы пригреть себе место. Здесь было все так же недружелюбно: сыро, прохладно и совершенно не уютно. И все же местная тьма успокаивала - было видно, как снаружи во всю греет и слепит солнце, главный враг Филиппа. Удивительно, но он уже начинает искать плюсы в этом всем.

Место выбрал себе самец где-то в самом углу навеса, там, где было меньше всего света, и откуда он походил просто на большой валун, что всегда и должен был здесь находиться. Ему нравилось сливаться с окружением, быть невидимым, незаметным. Быть может, в скором времени о нем и вовсе позабудут, и тогда Филипп вновь будет путешествовать сам по себе. Еще долгое время Призрак лежал на месте, погрязнув в мыслях о прошлом и будущем в попытках сбежать от настоящего. Однако оно каждый раз напоминало о себе: то Атропос хмыкнет, общаясь со своей птицей, то тяжелая поступь Траппера глухим звуком отзовется в голове льва. Не говоря уже о бряцанье костей, клыков и когтей, что украшали всех присутствующих. А теперь еще и Колокол дал о себе знать, издав протяжный и ленивый, но звонкий крик, который будто отражал внутреннее ощущение Филиппа - настороженную расслабленность. Одним глазом Призрак глянул на пернатого спутника, что решил пригреться у него между лапой и гривой, после чего медленно, но верно лев стал проваливаться в сонную негу, то и дело шевеля ушами, да периодически вздымая голову при улавливании очередного подозрительного шороха.

Ему ничего не снилось. И это был дурной знак.

Персонаж спит.

+1

77

—————→Вершина плато

офф

все действия обговорены

За всю дорогу Ривия не вымолвила ни слова.

Преследуя выстроившийся цепочкой клан словно одинокая тень, она не отрывала взгляда от примятой множеством лап травы, стараясь наступать ровно след в след по углубленным ямкам в мягкой почве. Над сгорбленными плечами повисла мнимая тишина, прерываемая изредким бормотанием отдельно взятых особ. Вожак их не слышала - голова Вожака была заполнена сотней роющихся мыслей, сожалений, невысказанных слов и непринятых решений. Понятие самого "Рая" становилось настолько эфемерным, что Ривия никак не могла ухватиться за саму его суть, саму мысль о его существовании, не желая верить, что это лишь ее глупые попытки в недосягаемую мечту. Какая же это мечта, если они видели чудеснейшее место на планете своими глазами? Ах да, точно.. их прогнали с него столь быстро, сколь клановцы ступили на "занятую" территорию. Действительно, мечта, предпророченная сниться Ривии в будущих кошмарах. Одна лишь ноющая щека, на которой красовался след от удара, была намного более реальной, чем сны.

Все ли она сделала правильно? Не распалять бродяг и покинуть плато было единственным, что пришло северянке на ум в ту же секунду, как щека коснулась твердой поверхности земли. К сожалению, она прекрасно видела, что это решение одобрили не все. Далеко не все.

Львица подняла голову, зацепившись на нескладные движения своего помощника, ковыляющего чуть впереди. Прикли досталось не меньше, чем ей, а то и сильнее - тело Вариса ходило ходуном, не предвещая ничего хорошего. Слегка прибавив темпу, Рив вырвалась вперед, нагнала подругу и легонько боднула ее плечом в плечо, останавливая взгляд потухших, таафеитовых очей на таких же блеклых и расфокусированных травяных.

- Как ты? Все в порядке?

- Нет, совсем нет... Чувство, будто я подставила всех... Всех нас.. - то, как густобровая моментально сжалась в комок, словно закрывшись от осуждения всего мира, не могло не задеть Вожака. Это чувство было ей слишком, слишком хорошо знакомо. Но если Ривия могла проглотить собственные обиды и скрыть многие душевные негодования, то Прикли выглядела так, словно сейчас рухнет прямо в пыль, обвившись хвостом, и врастет в землю, оставшись вечным напоминанием о нескончаемой дороге. Это заставило самку медленно выдохнуть, усиленно подбирая нужные, как ей казалось, слова:

- Знаешь...Я знаю, что ты хотела защитить меня и всех нас, отомстить за это оскорбление, но иногда... Нужно оценить ситуацию трезво, а не на горячую голову, понимаешь? - Ривия уловила знакомые нотки осознания, сверкнувшие в глазах Вариса. - Я тоже хочу защитить вас всех. Ты не представляешь, как сильно. Именно поэтому я промолчала и увела клан, чтобы никто не развязал драку. Иногда бездействие - лучший вариант, чтобы спасти кого-то другого.

Прикли задумалась, казалось бы, всего на несколько минут, но в душе Рив за это время успела пройти настоящая буря. Ей никогда раннее не приходилось говорить ничего подобного, не приходилось искать ошибки в чужих действиях и расставлять приоритеты, рассказывая, как и когда лучше поступить. Она и сама-то всегда действовала лишь по наитию да глухим комплексам глубоко в голове, как ей вообще нужно было обьяснить вальсирующие внутри эмоции?

— Впредь я буду думать... Я буду стараться изо всех сил и также вести клан к тёплому свету, а не к пустой темноте. - негромкий тцок, вырывающий Вожака из глубин размышлений. — Больше такого не повторится. Никогда.

Пятнистая львица кивает, слегка жмурясь с легкой улыбкой в ответ на столь правильные слова помощницы, после чего пропускает ее вперед, позволяя себе вновь вернуться в конец цепи. Впереди еще много лиг, а Ривия не была уверена, не преследуют ли их нахальные бродяги, выслеживая по пятам. Ужасно...

***

Мариэль с Федором отделились от отряда внезапно и, казалось бы, спонтанно. Когда персиковая травница подошла к Вожаку и попросила у нее разрешения на сбор столь нужных в этот момент трав - Рив не повелась. С ума все, что ли, посходили, какие травы, когда воздух в легких был сперт из-за постоянного напряжения и ощущения неминуемой опасности? Но Мари умела быть настойчивой, а когда ей особенно этого хотелось - еще и уверенной в словах и действиях. Пары фраз о том, что Кли не помешало бы адекватное лечение - и у лидера не осталось никаких аргументов. Федя отправился следом, казалось, по приколу - его позвали, он и пошел. Он не был бойцом, отчего не принес бы клану особую пользу в случае нападения, но именно поэтому Ривия переживала за шаманку еще больше, чем за себя.

Если честно, оставшись без двух самых, практически, уравновешенных и приподнятых духом внешне и внутренне участников клана, Рив, откровенно говоря, заметно приуныла. Теперь под ее чутким руководством и зоркой слежкой к предполагаемому месту отдыха направлялись Вальтергиус, спокойно вышагивающий без грамма жалоб или претензий, Рудфельд, который, казалось, словно только что выпол из термитника - настолько взбудораженным и странным был весь его облик, Прикли, заметно присмиревшая и пышущая уверенностью, Курт, напоминающий легкий листочек, плавно следующий согласно бурному течению реки и Джеро - все такой же нахальный, дерзкий и недовольный. А чем, собственно говоря, он был недоволен?

Место для отдыха было замечательным. Прохлада, сочившаяся даже из камней, так и манила к себе, притягивая, словно магнитом, Ривию аж пробрала дрожь, едва только подушечки ее пальцев коснулись мелкой насыпи. И вид здесь был не менее красив, чем на вершине.. Похоже, это заметили все - клан быстро рассредоточился вокруг, заняв приглянувшиеся места. Вожак проводила взглядом Прикли, надеясь, что долгожданный отдых успокоит ее нервы и приведет состояние в полный (боевой) порядок, а после обернулась в разные стороны, пристально ища своего ненаглядного спутника. Хм, где же сверкнут светлые угольки глазниц, где же запахнет неприкрытой агрессией? Ах, вот же он.

- Надеюсь, пока я буду разговаривать с Куртом, ты не свалишь за моей спиной к тем бродягам? - издевательски медленно, растягивая нотки, она усмехнулась ему в спину. Было что-то такое... Что-то странное и непонятное в этих перепалках. Ривия всегда проигрывала - в словесных спорах она была далеко не мастак, предпочитая дело и острые когти вперемешку с клыками. Джеро, впрочем, тоже.. Отчего постоянные изощренные баталии становились только интереснее. Буквально полчаса назад едкий смешок чуть ли не вывел лидера из себя, а сейчас она уподобляется одному из своих воинов, пародируя его манеру в мельчайших деталях.

Ответ не заставил себя долго ждать.

- К общему сожалению я не настолько глуп, чтобы в одиночку идти на то стадо баранов, но ЕСЛИ БЫ мозг нашего Вожака варил правильно, мы бы сейчас не были здесь.

- Правильно, мы были бы в полной ж*пе, спасибо за такую информативную аудиенцию!

- В полной заднице мы сейчас, всегда пожалуйста, обращайся.

Львица задержала дыхание, медленно выпуская пар чуть ли не из ушей. Джеро даже не посмотрел в ее сторону, всем своим видом выражая полнейшую скуку. Стало быть, разочарован, что его не выпустили бодаться против тех бродяг, от которых всему клану пришлось позорно убегать, оборачиваясь на каждом шагу. Но что с этим могла сделать Рив? В далеких мечтах, конечно, она бы с радостью посмотрела на подобный спарринг, если бы Джеро не принадлежал к ее наспех сколоченной семье, а существовал рядом, скажем, как простой одиночка. Но теперь они были союзниками - а значит, она несла за него полную ответственность, как и за всех остальных, и не собиралась подставлять остальную, адекватную часть клана под раздачу лишь из-за нереализованных амбиций горячливого самца.

Северянка присела, отворачиваясь от оппонента, и подняла передние лапы, чтобы растереть виски. Голова не раскалывалась, но нужно было чем-то занять себя до прихода Мари и Федора, а рядом, как назло, не было ничего, в чем Вожак могла бы принять участие. Хотя...

- Курт, подойди ко мне, пожалуйста, нужно... нужно поговорить.

+1

78

офф

все действия обговорены

Переход с Вершины плато

Мысли в голове вертелись словно рой пчёл, чей улей разворошили. Эмоции сменяли друг друга быстро, и Курт не знал как себя чувствовать. Страх от встречи с бродягами, разочарование от того, что пришлось оставить плато, беспокойство о том, что их могут преследовать и кто-то кроме Ривии и Прикли может пострадать, и многие другие чувства. А ко всему этому ещё и снова прибавляется усталость, ведь передохнуть на плато они особо не смогли, их сразу же настигли бандиты, так что после того как львы снова пустились в путь уставшие лапы дали о себе знать.

Хотелось просто упасть и больше никуда не идти, забыть про поиски "рая", не думать о всех тех бродягах которых они встретили на своём пути, что ещё могут встретиться, просто забыть обо всём. И пока они остановились, была недолгая возможность отдохнуть и постараться не думать о тех тревогах, что грызли всех изнутри.

Найдя хорошее место на прохладных камнях, и подальше от других львов Курт заметил удалившихся Федю с Мари. Он предположил что они отправились за травами, ведь чуть раньше они подошли к Ривии, скорее всего спрашивая разрешения на то чтобы уйти. Подростку казалось немного небезопасным дать им идти куда-то, когда где-то рядом были бродяги, но похоже Ривия всё же отпустить их. Всё таки если они оставили плато, то бродягам незачем было следовать за ними, так что вряд-ли с этими двумя могло что-то случиться. Ведь так?

Курт, подойди ко мне пожалуйста, нужно...нужно поговорить, – слышит он голос вожака. Он поднимает голову, немного наклоняя её. Что Ривия хотела?
Подросток поднимается и медленно подходит к львице, немного беспокоясь. Просьба о разговоре звучала так, будто сейчас она скажет о чьей то смерти. По крайне мере такие ассоциации были у подростка от слов львицы.

Да? Ты что-то хотела? – он садиться рядом, ожидая ответа от львицы.

Ты не мог бы сходить на охоту? Фёдор ушёл с Мари, а кроме тебя обратиться особо больше не к кому. Главное не влипни никуда, и если на кого-то наткнёшься то сразу беги обратно, хорошо? – после просьбы сходить на охоту подросток немного расслабился. Он кивает головой и поднимается с земли и думает в какую сторону лучше пойти.

––» Неприступная стена

Отредактировано Курт (5 Окт 2021 12:04:38)

+1

79

——————> Вершина Плато

Тихо... Так тихо львы ещё никогда не шли. До этого момента в их путешествиях всегда присутствовали какие-то смешки, разговоры, шутки, возможно даже уставшие жалобы, но чтобы полная тишина... Казалось, все замкнулись в себе и размышляют только о своём. Словно всё остальное перестало существовать. Лишь  шуршание листвы, травы, да гул ветра сопровождали клан. Впрочем, в итоге эти шумы всё равно уходили на задний фон, посему на них просто перестали обращать внимание. Тяжкая атмосфера давила на всех, прижимала к земле и вынуждала, сгорбившись, волочить лапы вперёд. Куда-то в неизвестное направление...

Они потерпели поражение.

Прикли шла ближе к концу вереницы, частенько спотыкаясь и морщась от тупой ноющей боли. Да, прилетело ей знатно. Любое неловкое движение — тело тут же дергалось от резкой боли. Лапы ныли от гнусной усталости, шерсть была покрыта неопрятными колтунами, в коих кроме шерсти смешались различные травинки, да листики. Хозяйка же, глядя себе под лапы, могла лишь монотонно двигаться, перекручивая всё произошедшее у себя в голове. Сейчас в душе было как будто пусто. Словно все накапливаемые эмоции, будь то радость, то злость были выплеснуты на ветер и сейчас восстановиться просто напросто не могли. Змеино-зелёные узковатые глаза, что до сего момента мигали некой дерзинкой и были наполнены энергией, сейчас походили на затухшие, словно стеклянные овалы, устало прикрытые веками. Да уж, видок, мягко говоря, потрёпанный.

Прикли в очередной раз спотыкается, из-за чего издаёт короткий «ах». Подобное спотыкание действовала на львицу, как будильник. Резкий звонок, дабы та совсем не ушла в себя и следила за происходящим хоть немного. После чего полностью из омута сомнений и размышлений её выводила боль. Казалось, что на её теле, под рыжей потрепанной шерстью, красовалось огромное пятно синяка, окружённое мелкими другими. Впрочем, стиснув челюсти, можно было это нытьё в ушибленной спине и лапах перетерпеть. Да, вполне. Кли не будет тормозить отряд лишь из-за своей грубой оплошности. Если бы она держала свои эмоции под контролем и рассчитывала свою силу, то, быть может, сейчас всё было бы лучше. Но вся эта перепалка произошла настолько быстро и неожиданно, что в голове остались лишь самые запоминающиеся отрывки, которые крутились и крутились, словно кто-то поставил их на повтор. А смрад тех самцов всё ещё сидел в носу львицы, вынуждая ту переодически кашлять.

Из состояния прострации её выводит голос, столь знакомый, мягкий, звучащий с ноткой тревоги и переживания:
— Как ты? Всё в порядке?

Плечи Кли подрагивают, её очи бегают по темному коричневому телу самки и ненадолго останавливаются на различных пятнышках, узорах. Всё таки, рыжеватая не совсем хотела говорить о гложущих её тревогах, которые буквально пожирали её изнутри, заставляя потеряться во времени и пространстве. Хотелось бы ответить, мол всё хорошо, но противоположные фразы сами вылетели из уст...
— Нет, совсем нет... — Прикли делает приличную паузу, ещё раз обдумывая своё желание высказать все, что таится у неё на душе. — Чувство, словно я подставила всех... Всех нас.

Слова из её пасти звучали приглушенно, в конце они вообще были сглотнуты. Видно, что самка держится изо всех сил, дабы не расплакаться здесь и сейчас.

- Знаешь...Я знаю, что ты хотела защитить меня и всех нас, отомстить за это оскорбление, но иногда... Нужно оценить ситуацию трезво, а не на горячую голову, понимаешь?

Прикли моргает. Да, всё верно... Сейчас Ривия начинает мягко объяснять то, чего так искала в своей голове обладательница зелёных очей.

— Я тоже хочу защитить вас всех. Ты не представляешь, как сильно. Именно поэтому я промолчала и увела клан, чтобы никто не развязал драку. Иногда бездействие - лучший вариант, чтобы спасти кого-то другого.

Варис резко поднимает голову, впиваясь глазами в спокойные, понимающие глаза вожака, после чего та опускает уши. Такая простая, но такая верная и точная истина... Слова каштановой заставляют наполниться осознанием, собрать весь пазл в своей голове и понять свою ошибку. А после осознания приходит и чувство вины, которое самка, нахмурив кустистые брови, сейчас хотела вывести в искреннее извинение и уверенное обещание, которого она будет придерживаться .
— Впредь я буду думать... Буду стараться изо всех сил и также вести клан к тёплому свет, а не к пустой темноте. —цокнув, Прикли слегка морщит переносицу, выказывая свою недовольство по поводу своей оплошности. — Больше такого не повторится. Никогда.

Да, верно. Пусть вся эта ситуация послужит Прикли ценным уроком, из которого она сделает свои выводы и сможет исправиться, став достойным варисом.

+2


Вы здесь » Король Лев. Начало » Небесное плато » Скалистый навес