Страница загружается...

Король Лев. Начало

Объявление

Дней без происшествий: 0.
  • Новости
  • Сюжет
  • Погода
  • Лучшие
  • Реклама

Добро пожаловать на форумную ролевую игру по мотивам знаменитого мультфильма "Король Лев".

Наш проект существует вот уже 10 лет. За это время мы фактически полностью обыграли сюжет первой части трилогии, переиначив его на свой собственный лад. Основное отличие от оригинала заключается в том, что Симба потерял отца уже будучи подростком, но не был изгнан из родного королевства, а остался править под регентством своего коварного дяди. Однако в итоге Скар все-таки сумел дорваться до власти, и теперь Симба и его друзья вынуждены скрываться в Оазисе — до тех пор, пока не отыщут способ вернуться домой и свергнуть жестокого узурпатора...

Кем бы вы ни были — новичком в ролевых играх или вернувшимся после долгого отсутствия ветераном форума — мы рады видеть вас на нашем проекте. Не бойтесь писать в Гостевую или обращаться к администрации по ЛС — мы постараемся ответить на любой ваш вопрос.

FAQ — новичкам сюда!Аукцион персонажей

VIP-партнёры

photoshop: Renaissance

Время суток в игре:

Наша официальная группа ВКонтакте | Основной чат в Телеграм

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Земли Гордости » Бескрайние луга


Бескрайние луга

Сообщений 61 страница 72 из 72

1

http://s9.uploads.ru/7XA5j.png

Саванна кажется бесконечной. Куда ни кинь взгляд, всюду колышущаяся от малейшего ветерка трава. Это место идеально для охоты... или было таковым, до прихода засухи. Сейчас здесь почти не осталось крупных стад, да и мелкие животные тоже начали миграцию в более плодородные края.

1. Любой персонаж, пришедший в данную локацию, получает бонус "+1" к охоте и поиску целебных трав.

2. Иногда  здесь разгуливает беспокойный дух взрослой львицы. Бледной тенью она ходит по Бескрайним лугам и ищет своего львенка, который после ее смерти остался без матери. По ночам над лугами можно услышать ее встревоженный голос.

3. Доступные травы для поиска: Базилик, Валерьяна, Маи-Шаса, Столетник, Костерост, Адиантум, Цикорий, Одуванчик, Шалфей, Дурман, Мелисса, Мята, Мартиния, Алоэ (требуется бросок кубика).

*ссылка на старую локацию.

Очередь:

Наил
Делмар
Маслахи

Отпись — трое суток.
Игроки вне очереди
пишут свободно!

0

61

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"74","avatar":"/user/avatars/user74.png","name":"FrolJoker "}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user74.png FrolJoker

Ниа отвлекает гиен

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=6

Бросок

Итог

6

6

Персонаж относительно успешно справляется со своей задачей.

Удивительно, как один сокол сумел переключить внимание троих гиен на себя, да еще и не попасться им в зубы! Пока пятнистые падальщицы пытаются поймать и ощипать дерзкую птицу, у Маслахи появился реальный шанс свалить прочь подобру-поздорову. Если конечно, он не вздумает мять булки и где-то задерживаться.

- Ах ты! - презрительно плюнув себе под лапы, Тофу метнула на одиночку хмурый, не предвещающий ничего хорошего взгляд. Старшая крокута как-то не ожидала, что тяжело раненный лев, которого, по идее, должно нехило так шатать от обильной потери крови, все-таки сумеет отразить ее бросок. Да еще с такой силой, что гиене пришлось отскочить от него аж на несколько шагов, лишь бестолково схватив зубами пустоту. Ого! - Самый умный нашелся, да? - по крайней мере, освободилась Парм, которая в последний момент умудрилась выкатиться из-под гривастого корпуса Маслахи, тем самым вынудив того вновь оказаться в меньшинстве. - Что теперь скажешь, кошачье мясо?

Отряхнув свою пятнистую шкуру от пыли и грязи, Парм вдруг отрывисто, по-гиеньему глумливо расхохоталась. Она уже предвкушала во всех красках, с каким наслаждением будет грызть сухожилия этого светлошкурого бедолаги, когда доберется, наконец, до его рваного горла и разом покончит со страданиями льва. А то, что он даже в таком незавидном состоянии умудрился слегка помять падальщицу… ну что ж, жить все хотят, верно? Да и столь неожиданное сопротивление добавляло колорита к убийству нарушителей границ. Кстати…

- Тот белый… Он такой был хорошенький, - демонстративно хлюпая носом и не прекращая что-то жевать, Чедди подвалила к своим товаркам, виновато опустив голову к самой земле. Как-то крокута не думала, что его молодой организм окажется таким хрупким, не приспособленным к настоящим дракам. -  Я всего лишь хотела поближе с ним познакомиться… Очень-очень поближе… Что, этого теперь жрем? - звучно хрустнув раздробленными костями, она с явным аппетитом сомкнула челюсти, чтобы проглотить останки чужой конечности, на которой кое-где еще виднелись ошметки белой шерсти. А затем издевательски запела, то и дело кровожадно косясь на Маслахи:

- И настал тот момент,
Что врагов вроде бы нет...

- Он тогда Смерть позвал,
С ней играть он стал! - с удовольствием подхватив мотив, Парм начала осторожно приближаться к оставшемуся в живых чужаку, стараясь держать на виду его мощные лапы. Главное успеть вовремя среагировать, в случае очередного сопротивления с его стороны. - Кис-кис-кис…

- Да хорош свои певческие жопы чесать, идиотки! - гаркнула Тофу, окончательно потеряв всякое терпение. - Выносите его н*х*р! - … и вдруг перед ее самым носом что-то внезапно пролетело. Что-то очень быстрое и стремительное, отчего старшая самка неожиданно встала как вкопанная. - Это еще что такое?

- Попугай? - предположила Парм, также заинтересовано уставившись в небо и напрочь позабыв о своей инквизиторской миссии. - Ты когда-нибудь видела попугаев? Они меня бесят! - злобно разинув слюнявую пасть, она подпрыгнула на месте, пытаясь уцепиться за вновь пролетевшего мимо ее морды сокола. Мимо, Ро`каш его дери!

- Дай его мне, я поймаю! - но и Чедди настигла неудача, зато она со всей дури куснула по лохматому горбу старшей крокуты, тем самым вынудив ее взвыть не своим голосом. - Упс… Я нечаянно.

Однако было уже поздно. Основательно раззадоренная проделками дерзкого сокола, Тофу разъярилась не на шутку и, свирепо сверкнув зенками, бросилась на обеих самок, желая как следует проучить их. Чтоб пчелок старших уважали, а не хряпали тут, кого попало! Не то, чтобы между гиенами завязалась сколь серьезная потасовка, однако их разборки, пусть даже и в воспитательных целях, вполне могли бы сыграть кому-то на лапу, верно?

Итоги:

Маслахи: благодаря партизанскому движению Ниа, получил отличный шанс сбежать из гиеньего Алькатраса (антибонус "-2"), сохраняется риск болевого шока (1 пост до броска шестигранника) , 18 постов до обморока (пассивное умение "Живучесть"). Также держит под матрацем "Огненный покровитель" и "Кувырок через голову", откат умений "Блок" и "Обездвиживание" - 2 поста.

Гилберт: мертв.

Парм: Цела, занята разборкой с Чедди и Тофу

Чедди: Цела, перекусила чужой лапой, получает люлей от Тофу. Откат умения "Мощные челюсти" - 2 поста.

Тофу: Цела, разъярена гадкой птицей и тупизной своих товарок, популярно объясняет правила поведения.

+2

62

Краем глаза заметив, как мальчишка бесстрашно загородил собой свою подружку, Нур еле подавила гаденький смешок в его сторону. Ишь ты, герой-любовник нашёлся! Подержите мои забродившие фрукты, сейчас расплачусь. Прям Крокунео и Гиенетта, не иначе. Впрочем, чтобы лишний раз не провоцировать тех, с кем она только что волей Великой Матери (Ро’Каш, ну ёб*ный карась, ну нормально же общались!) оказалась в одной лодке, самка сделала вид, что не заметила этого героического поступка и начала с кислой рожей выслушивать имена их невольных соучастников. Придётся работать сообща, чтобы не нахвататься новых проблем и головных болей. В противном случае, наша большая мамочка Шензи, переживая за непослушных маленьких заговорщиков, может оторвать эту самую головушку. Ну, чтобы не болела.

Ладно, отойдём от темы любовников. Пусть любятся, как хотят, а она сюда за делом пришла. Списочек, надо сказать, вышел на порядок лучше, чем она предполагала. Стич не выдаст Лило даже под страхом пытки: слишком крепки отношения супругов, чтобы трещать направо и налево, подставляя друг друга, чтобы самим спастись. Да и что-то подсказывало Нур, что общая тайна их скорее сплотила, чем вынудила сомневаться друг в друге. Дживе молод и, вероятно, ещё не так умён, чтобы играть в политические игры. Кимийа… А вот этот молчаливый тип вызывал у Нур много сомнений. Ранее у неё не было особого желания вникать в историю пришедших гиен, и впервые она пожалела, что не пошевелила булками вовремя. Этот мрачный типок был молчалив и неприметен, так что на такого без должного опыта хрен подумаешь, что он может тебе вцепиться в спину. Но уже не раз Нур убеждалась, что любители помалкивать слишком много думают и больнее всего кусают. Тот же самый Скар сидел на жопе ровно несколько лет, скрупулезно вынашивая план, а теперь он греет кости на троне. Кто знает, что стоит за этим образом немой тени?

Кажется ему, – с клыкастой усмешкой хмыкнула Нур, – когда кажется, молиться надо! Кимийу держите в поле зрения, он меня напря…

Гиена резко умолкла, навострив уши. Её привлекли чужие вопли, в которых она отчётливо распознала голоса своих соратниц. Час от часу не легче, Ро’Каш её дери. – Рядом, – раздражённо рыкнула пятнистая, тут же сорвавшись с места. Нур как-то даже не задумывалась, как со стороны обидно могут звучать её коман… кхм, простите, просьбы. Главное, что это куда короче, чем “ой извините-простите, пройдёмте, пожалуйста, за мной”. Добрались они до места происшествия довольно быстро, но прежде чем встревать в перепалку, желтоглазая притормозила и осмотрелась, чтоб понять, в чём, собственно, дело. И лучше бы она этого не видела. Какой-то левый мужик уносит тело подростка, явно знакомого Нур, пока её соратницы срутся друг с другом. Картина, бл*ть, маслом. Жаль вот только, что Нур она пришлась совсем не по вкусу.

Тело надо забрать. Уведите льва, когда получится, – негромко произнесла самка на ухо Делмару, после чего сделала несколько бодрых шагов навстречу соклановцам, – так бл*ть, а ну разошлись! Какого чёрта п*зд*к не дышит?! Мозги совсем протухли?

Самка намеренно орала и плевалась слюной во все стороны, чтобы точно не остаться незамеченной. Впрочем, и сквернословила при каждом удобном случае тоже неспроста: когда быкуешь на быдло, бесполезно взывать к крупицам разума при помощи витиеватых речей и красивых слов. Тебя попросту не поймут. Да и не сказать, что Нур была мастером слова и самым крутым оратором на саванне, чтобы разрулить всё это в спокойном тоне. – Шензи их прополоскает, как следует, когда Скар придёт разбираться, какого х*ра львят из его прайда убивают! Тофу, ну еб*ный ты бл*ть, ну ты где была в этот момент?! Ты – взрослая баба, по натуре победительница, красотка, но так получилось, что ты сама себя в могилу сводишь. Труп прятать теперь, мать твою, ухёб*ныйтыврот, – уже почти скороговоркой начала лепетать разъярённая гиена, дико выпучив глаза и наиболее живо представляя, как именно за гриву их по земле будет катать Шензи, когда ей настучит по башке бывший союзник. – Чё делать теперь?! Это ж этот… – самка на пару мгновений замялась, пытаясь вспомнить имя подростка, которого от силы пару-тройку раз видела среди львиц прайда, – Гиалурон иликакеготамбл*ть! Вот и помер дед Максим, с*ка!

+5

63

Наил слушала, как Делмар перечислял остальных “заговорщиков”, и с каждым именем сердце потихоньку переползало в сторону пяток. Ро’Каш, ведь каждый из них может что-то сказать Шензи. Даже не специально! Случайно проболтаться! Не зря же говорят, что секрет, который знают трое — знает весь мир. А тут не просто на весь мир, еще на парочку соседних хватит таких знающих!

Нур, правда, как будто слегка успокоилась, услышав эти имена. Ее последующая усмешка была, как обычно у Нур, клыкастой, но уже какой-то беззлобной, что ли. Правда, что именно Кимийя делает с крокутой они так и не узнали, потому что та оборвалась на полуслове, к чем-то прислушиваясь. Наил последовала ее примеру и тоже навострила уши, мало ли что. А вдруг Шензи вернулась?! Но нет, до нее доносились голоса, явно гиение, потому что знакомые, хотя Наил не смогла бы вспомнить их имена. Крокута дернулась, когда Нур вдруг рявкнула на них, но, кинув беглый взгляд в сторону Делмара, то ли ища поддержки, то ли наоборот просящий не спорить с ней (она и сама не очень понимала, чего хотела сейчас, кроме как залезть в какую-нибудь дыру и там остаться), засеменила следом за Нур, слегка прижимаясь брюхом к земле, чтобы ее пышная шевелюра, не дай Ро’Каш, не показалась из-за травы.

Ушли они не далеко и уже вскоре Наил пришлось резко дернуться чуть вбок, чтобы не впечататься носом прямо под хвост Нур. Осторожно крокута выглянула из-за спины старшей и тут же вжалась в землю. Сквозь траву она условно могла разглядеть трех гиен клана, кажется, их звали Тофу, Чудди и… Прам? Или Парм? Ох, надо больше общаться с сородичами по клану, хотя бы имена запомнить. Но они все такие… страшные. Гиены собачились между собой, словно какие-то шакалы, а тем временем Наил краем глаза заметила вроде как львиную фигуру, нырнувшую в траву, явно пытающуюся сбежать от гиен. По земле за ним тянулся кровавый след, и Наил едва сдержала удивленно-испуганный писк.

“Тело?” Наил испугалась еще сильнее, услышав указания Нур. Какое тело?! Тут кого-то убили?! Она не заметила никакого тела… Хотя… Силуэт льва был каким-то странноватым, но она подумала, что это из-за того, что она заметила его лишь краем глаза, сквозь траву, когда тот убегал…

Наил вжалась брюхом в землю, когда Нур вдруг вышла из травы к дерущимся гиенам. Не дай Ро’Каш, они их заметят! Самке потребовалась где-то полминуты, чтобы выйти из охватившего ее оцепенения, но, на самом деле, им же это на лапу. К тому моменту Нур уже разошлась пламенем по сухостою, брызжа слюной и рассыпая обсценной лексикой направо и налево. Честно говоря, это была даже как-то… завораживающе. Наил никогда бы так не смогла, поэтому все, что ей оставалось — это поблагодарить Ро’Каш за бессовестный язык старшей крокуты и помолиться, чтобы ей удалось как следует отвлечь трех гиен.

Аккуратно, все еще вжимаясь в землю, Наил по-пластунски поползла приме-е-ерно в сторону, куда, как ей показалось, нырнул странный силуэт льва, правда, делала она это, обходя гиен и кроющую их трехэтажным матом Нур по внушительной дуге, надеясь перехватить льва подальше от места происшествия. Она не рисковала оборачиваться, поэтому оставалось лишь надеяться, что Делмар последовал за ней.

Наконец, когда оры Нур уже были значительно тише, но все же доносились до ушей самки, сквозь стебли сухой травы она заметила тот самый львиный силуэт и, наконец, поняла почему он показался таким странным. На спине у одного льва, лежал другой, белый, с виду подросток. Из места, где раньше у бедняги была левая лапа, ручьем лилась кровь. Наил скривилась. Ему можно было бы посочувствовать, только вот, с такой раной уже некому сочувствовать. Умер парень, только тело и закапывай, как отметила Нур.

Наил тихонечко прочистила горло и, с приглушенным “пссст!” высунула мордочку из травы где-то сбоку от самца.

— Идем с… Тише! Не бойся, — поторопилась успокоить переполошившегося льва крокута. Да, наверное, вот так вот вылезать было не самым удачным решением, но с другой стороны, а какой вариант у нее оставался? — Мы помочь хотим! Я немного разбираюсь в лечебных травах…

офф:

Применяю "Благословение" на Нур на дипломатию :P

+3

64

Кажется (помолимся все-таки попозже) старшая крокута действительно не собиралась вредить этой парочке. Напротив, она была на их стороне. Видимо страх перед матриархом был силен у всех, даже у такой наглой и беспардонной самки, как Нур. Делмар напряг все свои воспоминания о Кимийи и понял, что почти ничего о нем не знает. Молчаливый самец действительно не внушал доверия только потому что был слишком скрытным. Светлошкурый кивнул и даже собрался что-то ответить, но собеседница резко оборвала свою фразу и прислушалась.

Мысли у них с подругой сходились, потому как Мар испуганно вслушался, пытаясь распознать голос Шензи. Но матриарха слышно не было. Зато звучали какие-то странные песни да окрики. Три женских гиеньих голоса отчетливо доносились до них. Честно говоря, Делмар не смог определить, кому они принадлежат. Если в лица он узнавал хотя бы половину клана, то эти скрипуче-писклявые голоса сливались у него в единую какафонию. Он как-то оборванно вздохнул и посмотрел на Наил, ища… да кто его знает чего. Над ухом раздался приказ Нур, и гиены, снова переглянувшись, решили не спорить.

Последовав примеру подруги, Мар прижался пузом к сухой земле и пополз, стараясь не издавать звуков и вообще “не палиться”. Меньше всего ему сейчас хотелось разборок с другими клановцами. Пусть уж Нур разруливает ситуацию. А они постоят в сторонке. Чуть не врезавшись прямо в задницу их самоизбранной командирши, Делмар остановился, чтобы послушать, что она ему скажет.

— ТРУП? — зашипел он в ухо Наил, когда вторая самка выскочила на поле брани. — Сколько можно?

Столько отчаяния в его еле слышном шепоте было, столько… усталости, что ли? Не успели они разгрести предыдущую ситуацию с буйволами, как вот те на, убили подростка. Из прайда, наверняка из прайда. Главное не показываться, пожалуйста, главное, чтобы их тут не увидели. Не надо вплетать их в это. Хотя что уж там, вплели. Помогать льву прятать труп сородича? Отличная идея, да, просто великолепная. Хотелось спрятать голову в песок, как страус, но ведь тогда пятая точка останется на виду, а это… ну не нужно.

Мысленно поблагодарив Нур за громкий отборнейший мат, Мар попятился и медленно развернулся, следуя за подругой. Пока он впадал в мини-истерику, умничка Наил умудрилась отследить, куда ушел лев. В воздухе стойко пахло кровью, причем в основном львиной. Кажется, самец был ранен, поэтому быстро уйти он не мог. Вскоре, когда Нур с провинившимися самками осталась прилично позади, они разглядели в траве взрослого льва, на спине которого безжизненно болтался подросток. Делмар увидел его закатившиеся глаза, неестесственно открытую пасть и, самое главное, огромную рану. И, если у Наил это вызвало лишь небольшое отторжение, то крокута чуть не вырвало. Он тяжело задышал, отворачиваясь. Ну не привык Мар к таким сценам, он и погибших в бою не видел до прихода сюда. Да, в родном клане умирали старики, но все это было куда более мирно и эстетично, чем кровавое месиво, представшее перед глазами гиен.

— Мы не желаем тебе зла, — справившись с комом в горле сказал он. — Мы правда хотим тебе помочь.

Глупое заявление после того, что случилось с подростком лишь несколько минут назад. Но что еще поделать? Хоть как-то выманить отсюда льва надо было. Не дай звезды узнает Шензи, захочет избавиться от свидетеля… В общем, увести его надо было подальше.

+4

65

Попугай! Нет, вы только вдумайтесь: его назвали ПОПУГАЕМ! Ниа-Мачо, конечно же, осознавал, что для кого-то он, возможно, не был похож на сокола-сапсана: более коричневый окрас вместо серого, небольшие размеры... но не настолько ведь он отличался, чтобы перепутать его с, чёрт возьми, попугаем!!! Небывалая гордость и жуткая обида взяла верх над молодым соколом, отчего его атаки, если эти действия можно было так назвать, стали чаще и стремительнее.

У вас что, помутилось зрение из-за вашей собственной вони? – Ниа в очередной раз спикировал вниз, пролетев в считанных миллиметрах от раскрытой гиеньей пасти, изо всех сил стараясь отвлечь на себя внимание падальщиков, чтобы его друг вместе с приятелем (или кем Маслахи приходился этот белый незнакомец) смогли сбежать. – Если я попугай, то вы – трупные черви, ха! – впрочем, его неизвестно насколько удачная шутка осталась без внимания: стоило одной из гиен промахнуться и сомкнуть челюсти на горбе своей товарки, как падальщицы тут же потеряли всякий интерес к сапсану и начали выяснять отношения между собой, превратившись в этакий пыльный шар, сквозь который лишь изредка можно было разглядеть летающие клоки шерсти.

«Отлично!» – успешно справившись со своей основной задачей, Ниа-Мачо собрался уже последовать за своим другом, которому всё-таки удалось скрыться, однако не успел сокол сориентироваться, в какую же сторону убежал Маслахи, как на поле недавней битвы появилась ещё одна гиена. Она не спешила догонять скрывшегося одиночку, а потому и сокол решил не спешить сообщать приятелю об опасности: приземлившись на толстую ветвь одного из росших неподалёку деревьев и скрывшись в листве, Ниа начал прислушиваться к разговору гиену. Быть обнаруженным он не боялся – медленно рассеивающийся туман, конечно, не позволял ему видеть картину внизу целиком, но гиенам приходилось ещё сложнее: вряд ли они догадаются поднять голову, чтобы найти сапсана, а если и додумаются до этого, то едва ли смогут увидеть что-нибудь дальше метра от себя. Так, так, так, значит этот белый подросток – член здешнего прайда? Интересно...

***

Маслахи, тем временем, не без труда закинув неподвижного Гилберта себе на спину, обернулся: сокол как раз пикировал вниз, и все трое падальщиков сгруппировались, готовые атаковать Ниа-Мачо. «Спасибо, дружище. Держись!» – нечего и говорить, одиночка переживал за сапсана как за родного, но сейчас песочному в первую очередь надо было думать о спасении собственной жизни. А в пре-первую очередь – о том, что надо унести покалеченного подростка как можно дальше от опасности. Нырнув в плотные заросли мёртвой травы, Маслахи со всех лап помчался в сторону границ – так быстро, насколько это помогало ему серьёзное ранение в шею. Одиночка не думал о том, что за ним тянется след из цветочных лепестков, застрявших в гриве, по которому отряд может его нагнать. Потом он, безусловно, будет сокрушаться, что подарок Флоры оказался таким недолговечным, но сейчас в голове льва крутилась только одна мысль: бежать! Скорее! Как можно дальше!

Упадок сил настиг его довольно скоро. Маслахи и не подумал о том, что из-за раны и дополнительного веса на своей спине выдохнется так скоро. В панике обернувшись назад, он, впрочем, не увидел ни сокола, ни гиен. Что ему надо было думать? Радоваться, что он сумел убежать на достаточное расстояние, чтобы поле битвы оказалось далеко позади, или горевать из-за гибели друга? Не важно... До границы он так и не добрался, а значит всё ещё находился в опасности.

Сейчас, дружище, – одиночка глядел в землю и тяжело, с хрипами дышал, но продолжал идти вперёд, хотя едва переставлял лапы, – скоро доберёмся до границ – а там что-нибудь... кх-х... что-нибудь придумаем, – эх, знал бы ты, что твой дружище уже несколько минут как мёртв!

Услыхав позади себя тихое «Псс-с-сть!», Маслахи резко развернулся (в очередной раз почувствовав при этом острую боль в разодранном горле) и пригнулся к земле с испуганным «Кто здесь?!». Он был здесь чужаком и оттого обязан был видеть во всём опасность. Вот только сумеет ли он дать достойный отпор этой опасности и не сгнить на чужой земле? Стоило очередной гиене показаться в его поле зрения, как одиночка тут же оскалил клыки и предупредительно зарычал:

Пошла прочь! – но, вот неудача, крокута была здесь не одна. С одной он, может, ещё и мог бы справиться. Если бы удача была на его стороне. – Не подходите ко мне! – ему хотелось ещё добавить, что он готов мирно покинуть чужие земли, однако практика показала, что это бессмысленно. Гиены понимают только язык битвы. Что ж, если им так угодно...

Мы помочь хотим! Я немного разбираюсь в лечебных травах...

...а? Нахмурив брови, Маслахи переводил взгляд с одной гиены на другую, не расслабляясь ни на минуту и пребывая в тяжёлых раздумьях. Зачем вам это? Это какая-то очередная уловка? Попытка заставить чувствовать Маслахи себя в безопасности, чтобы затем растерзать его на кучу маленьких песочного окраса одиночек? Однако второй крокут повторил слова своей товарки и, судя по тому, как он трясся от страха... Может, стоило рискнуть?

Хорошо, – поколебавшись какое-то время, Маслахи перестал щериться и чуть распрямился. – Но помогите в первую очередь ему. Он вроде из вашего прайда... клана... с ваших земель, – как можно аккуратнее опустив тело Гилберта на землю, сам Маслахи сделал несколько шагов назад, подальше от гиен, готовый в случае опасности дать дёру. – Ваши дружки оторвали ему лапу, как видите. Я попытался помочь, – резко прервав фразу, Маслахи пошатнулся от резко возникшего головокружения и едва не завалился на бок – перебирая лапами, он с трудом, но всё-таки сумел сохранить равновесие. Опустив голову и увидев натёкшую под собой лужу крови, одиночка зажмурился, постоял так пару секунд и, почувствовав себя чуть лучше (насколько «лучше» ему могло стать в его-то состоянии), вновь поднял голову и обратился к гиенам. – Я попытался помочь и залепил рану грязью. Крови, вроде, стало меньше... Ему надо дать Маи-Шасу. Знаешь, как она выглядит? – последний вопрос был адресован Наил. Конечно знает, коль разбирается в травах! Но лучше было перестраховаться.

+2

66

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"74","avatar":"/user/avatars/user74.png","name":"FrolJoker "}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user74.png FrolJoker

Маслахи испытывает болевой шок

https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=3

Бросок

Итог

3

3

Успех! Благодаря крепкому организму Маслахи, болевой шок так и не развился.

Ввиду успешного побега Маслахи и фактического окончания боя, у нарушителя теперь присутствует "волчий билет" риск заражения крови, которое следует из соответствующей темы "О лекарях, ядах и целебных травах"
(осталось 3 поста до броска шестигранника).

+1

67

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"74","avatar":"/user/avatars/user74.png","name":"FrolJoker "}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user74.png FrolJoker

Тоф, что называется, лупила без разбора, и в бровь и в глаз. Вот, прикусила чувствительную лопасть уха Чедди, отчего та взвыла не своим голосом и, скорее от обиды прищелкнув клыками, остановилась и принялась лихорадочно трясти косматой башкой, дабы хоть немного заглушить боль. Досталось и Парм: старшая самка, пихнув ее своей тушкой, немедленно вцепилась в бочину, заставив подопечную скулить и буквально танцевать на месте. - Утихли обе, долбо*ебки! - рявкнула крокута и встала напротив, грозно сверкнув глазами и оскалив свою слюнявую пасть. - Что вы так взвились из-за какой-то, бл*ть, пташки?!

- Между прочим, ты первая начала! - пробубнила в ответ Чедди, все еще нервно встряхивая голову с кровоточащим ухом. Она смотрела на главу отряда с затаившейся ненавистью, но тем не менее, не рисковала вновь накинуться на нее. Как ни крути, а уж авторитета у матерой все еще хватало. - Я всего лишь хотела поймать попугая! А потом попугать попугать попугая!

- Да-да, - вторила ей и Парм, после чего глумливо ухмыльнулась, проведя языком вдоль губ. - Но зато мы расправились с нарушителями границ! Шензи будет довольна!

- Не думаю… - мгновенно посуровела Тоф, а затем перевела взгляд на еще одну гиену, которая, оказывается, вот уже несколько минут стояла, пытаясь достучаться до пустых чердаков дерущихся падальщиц. - Итак, Нур… ты сказала, это был п*зд*к из прайда Скара?

Не то, чтобы у главы патрульного отряда поджилки затряслись, едва только она осознала, кого ее подопечные только что прикончили. Да и вообще, видит Ро` Каш, они вовсе не обязаны различать всех этих драных кошек, их задача территории обходить, а не допросы устраивать с целью выяснить, кто к какому прайду принадлежит, верно? Пусть сами, бл*ть, за своими подростками следят!

Тем не менее, ситуация выходила пренеприятнейшая, и даже Тофу своими куцыми мозгами это понимала. Уж неизвестно, что там в свое время пела черногривому монарху Шензи, а только вряд ли они со смехом, под кокосовые стопки хорошего хмеля разрешили друг у друга вырезать собственных подчиненных. Как бы Скару не было наплевать на тех, за кого он, якобы, должен быть в ответе, убийство подростка могло спровоцировать довольно-таки серьезный конфликт между львами и гиенами, учитывая, что их "мир" и так уже вовсю трещал по всем многочисленным швам.

- Так иди и прячь этот гребанный труп, раз вызвалась, - мрачно буркнула главная самка, хлестнув хвостом-метелкой по своим тощим бедрам. - Мы вообще не при делах, мы прогоняли чужака! А этому белесому болвану следовало быть гораздо осмотрительней! Идемте… дуры дырявые, - почувствовал огромный ком досады,который немедленно встал поперек горла, Тофу резко развернулась на задних лапах и побрела в сторону Кладбища, сделавшись мрачнее тучи. Надо все рассказать Шензи, пока львы первыми не обнаружили пропажу этого сосунка… Как-то так, не задалось, да.

- Адьос, детка! - издевательски гыгыкнула Парм на прощание, после чего, пихнув свою товарку покусанным боком, завыла, призывая ту немедленно подхватить мотив.

- ...И ничто парнишку не разбудит,
Гром не в силах парня разбудить!
Мальчик больше жить уже не будет,
Он не знает, что такое жить!
Он не знает, что такое жить!

>>>Кладбище слонов

+4

68

Нур сложно назвать гением. Но в этот момент она чувствовала себя просто вершиной творения природы. Пытаешься доораться до них, связки себе рвёшь, а они только и рады грызть друг друга. Вот угораздило ж её родиться в такой компании, ну в самом деле! В какой-то момент Нур захотелось даже присоединиться к этой вакханалии, и оставить свой след в истории, так сказать. Может, почесывая старые шрамы, они будут вспоминать, что не надо при каждом удобном случае кидаться на своего же соклановца? Да и размяться тоже, честно говоря, хотелось... Благо, Тоф заметила свою соратницу раньше, чем она всё-таки решилась с разбегу прыгнуть в это месиво с радостным криком. А что? Её дело – отвлечь и дать своим юным товарищам увести этого подранного льва, да забрать тело подростка. А это чем не отвлекающий манёвр? Вряд ли троица будет думать о том, куда делся одиночка, пока они будут продолжать кусать друг друга везде, куда дотянутся.

«Ну блин», — горестно подумалось темношкурой, когда её всё-таки заметили. Так, стоп, не отвлекаемся! Выразительно пучим глаза, недовольно поднимаем хвост и театрально морщим моську. Актриса натуральная, ну вы только посмотрите, как старается.

Чава-какава, бейба, — в ответ буркнула желтоглазая, провожая взглядом поющую троицу. Оставалось надеяться, что у них хватит мозгов не рассказывать Шензи о случившемся хотя бы ради сохранения собственной шкуры. Ну или по крайней мере они не упомянут в своём рассказе саму Нур. Уж слишком часто её имя мелькает в историях о львах... Убедившись, что главные певицы всея саванны достаточно далеко, пятнистая снова шмыгнула в кусты, пытаясь по запаху отыскать одиночку и двух любовничков. Грязь, грязь, пыль, трава, кровь и трава... Ага. Кажется, оно.

Тьфу, бл*ть, с пьяным Людочкой проще договориться, ну чессс слово, — бурчала темношкурая, выскальзывая к своим знакомым. Кажется, все в сборе. И немного шокированный одиночка, и двое перепуганных до усрачки соклановца, и трупецкий. Самка окинула собравшуюся компанию чуток уставшим взором, остановившись на белошкуром подростке. Эк тебя потрепало, друже! Пятнистая засеменила к его телу, совершенно игнорируя реакцию одиночки, после чего смачно тыкнулась носом в плечо бедолаги. Ноль реакции. Выждав пару секунд, напряжённо глядя на морду подростка в ожидании хоть какого-то движения, Нур уже мягче пихнула его мордой туда же, снова вперившись взглядом в кошачью моську. Не-а, не повезло, не фортануло.

А пацанчик-то реально умер, — вслух озвучила подтвердившуюся догадку самка, после чего устало плюхнулась на зад. Была надежда, что сейчас-то он очухается, его убедят, что на самом деле его спасали от... да от чего угодно, хоть от второго пришествия, только бы клану снова не досталось! Но, как видно, Ро“Каш решила наказать клан за все пригрешения гиен, как состоящих в нём, так и просто странствующих туда-сюда. Тоже мне, нашла козла отпущения.

Димон, поможешь мне копать, — несколько секунд помолчав, хмуро выдала гиена, — Наил, ты там давай поторопись. Хотя... с такими ранами этот доходяга вряд ли проживёт и пару дней.

Темношкурая задумчиво уставилась на одиночку, и, пытаясь сообразить, несколько раз смачно чесанула задней лапой по уху, чуть не прибавив себе новых шрамов. Зато голова заработала. Нур не любит Шензи. Уважает, как бойца, конечно, но уже давно не готова лезть в любое пекло за своим матриархом просто потому что та так приказала. Ещё больше Нур ненавидит Скара, и будь её воля, давно бы по-тихому загрызла эту тощую задницу где-нибудь неподалёку от скалы, пока его полоумная жёнушка не видит. А кто ещё терпеть не может королька? Правильно – добрая половина его же прайда. С матёрыми проще договориться, потому что в своё время, когда гиенам только-только позволили бродить по землям прайда, Нур проявила не просто терпимость, а даже порой принимала участие в одиночных охотах забавы ради, перемывала косточки Скару и его пятнистой союзнице, да изредка притаскивала зверушку какую для закуски. Но сейчас все эти старушенции слишком ослабели и напуганы после тирании братца прошлого короля, а потому вряд ли впишутся в какую-нибудь сделку, побоявшись лишний раз рискнуть итак уже изрядно потрёпанной шкурой. Молодые же ещё полны сил, а кипящую в глазах ненависть гиена могла рассмотреть издалека. Вот только договориться будет сложнее. Но был ли у них всех выбор?

Де...зодорант, лучше сам иди закопай. Ой, да ну, не делай такую моську! Тело травоядных же тащишь? Тащишь. Косточки грызёшь на кладбище? Да сто пудово. А ты уверен, что все они исключительно принадлежат сдохшим травоядным? То-то же. Наил, намажь этого додика так, шоб перебить его запах. И спрячьтесь. Я попробую привести помощь. Если вернусь подранная и злая – лучше уведите его с глаз моих долой, пока я его не сожрала. Если до утра не вернусь, то... — Нур на несколько мгновений замолчала, пытаясь придумать, как бы подать это мягче. Никогда не знаешь, кто и в какой момент решит свернуть тебе шею, чтоб под лапами не мешалась, так что с этой мыслью гиена как-то уже давно смирилась. Но глядя в эти наивные круглые глаза новеньких... Не, слишком мягкотелые. Не похоже, что они в восторге от неё, но что-то подсказывало Нур, что даже её смерть они воспримут близко к сердцу. — Ну, одиночку за границы, сами грязью обмажьтесь и как будто не приделах. Ясно? Прелестно.

Не дав своим товарищам время на протесты, Нур поднялась с нагретого местечка, прошла пару шагов подальше от кровищи и трав, и хорошенечко впечаталась в землю, при этом оставаясь на задних лапах. Оттопырив зад, самка протащила себя пару метров, чтобы перебить все чужие запахи ароматом пыли и грязи. Во, так прямо совсем другая гиена! Встав на все четыре и хорошенько отряхнувшись, чтобы избавиться от лишней грязи, темношкурая бодрой рысцой двинулась к скале, надеясь отыскать кого-нибудь из молодёжи именно там.

===========> Церемониальный утес

+3

69

Одиночка отнесся к их предложению подозрительно, конечно же, чего еще тут можно было ожидать? Его только что подрали их соклановцы, с чего ему думать, что другие гиены отнесутся к нему лучше? Может, они пришли, чтобы его добить и станцевать на костях? Но то ли его собственная мощная рана на шее, то ли подросток у него на спине вынудили самца согласиться принять помощь двух крокутов. Наил проводила опускаемое на землю тело Гилберта сочувственным взглядом.

– Я попытался помочь и залепил рану грязью. Крови, вроде, стало меньше... Ему надо дать Маи-Шасу. Знаешь, как она выглядит? 

Наил молча кивнула, но не поспешила на поиски травы вместо этого подойдя к бездыханному подростку. То, что парень не дышал, в принципе, было видно и так, но крокута все равно приложилась ухом к груди Гилберта, подставила лапу под нос, больше, чтобы потом было легче убедить взрослого льва в том, что она и так видела, нежели для какой-либо реальной диагностики.

— Я боюсь, Маи-Шаса ему уже не поможет, — тихо прошептала она, поворачиваясь к песочному льву. — Он… того… — она нервно сглотнула переводя взгляд на Гилберта и назад на самца. — Умер.

Ледяными когтями это слово легло на плечи крокуты, даром, что это было и так понятно сразу, как подросток появился в поле зрения, но почему-то в такие вещи всегда ощущаются по-другому, когда про них говоришь вслух. Тяжелее. Неизбежнее. Реальнее.

Но одиночка тихонечко рассмеялся, подумал, что Наил пошутила. Крокута сделала шажочек назад, пропуская его к телу. Момент, когда осознание наконец ударило самца обухом по голове был очевиден и не заставил себя долго ждать. Шутка ли, сердце подростка остановилось, так что уже даже кровь текла ленивой струйкой вместо того, чтобы фонтанировать, как было бы положено при таком ранении. Одиночка как-то ошарашено упал на пятую точку, уставившись на подростка. Наил подошла к нему и сочувственно погладила лапой по предплечью.

— К-как тебя зовут? — попыталась она отвлечь его, но самец впал в прострацию и даже не обратил внимания на ее вопрос. Ладно. Ничего страшного. Может, потом скажет. Лучше ей заняться его раной, ему-то еще помочь можно. Наил отошла на пару шажков и принялась вертеть головой, раскрыв пасть в попытке получше разобрать местные запахи, насколько их вообще можно было разобрать за стоящей вонью крови, страха и смерти.

— Я поищу травы, — прошептала она, подойдя к Делмару вплотную. — Посмотри за ним. Н-на всякий случай, — нервно сглотнула она. Что мог из себя представлять этот “всякий случай” Наил не знала и не очень хотела узнавать, если честно. Просто ей показалось, что оставлять льва без присмотра не стоит. Она покрутилась сначала совсем неподалеку, всегда стараясь держать одиночку хотя бы на периферии своего поля зрения, но вскоре ей пришлось чуть-чуть углубиться в траву. К счастью, не очень далеко.

Ее поиски увенчались частичным успехом, когда Наил уткнулась носом в очень характерный кустик с мелкими колючечками на по краям его сочных листьев. Алоэ. То, что надо. Сорвав сразу весь кустик, крокута потрусила назад и разложила листья перед одиночкой так, чтобы он четко видел, что она собирается ему дать. Она надеялась, что так ей удастся немного успокоить его, а то вдруг он еще решит, что она хочет отравить его по-тихому? Ро’Каш, а вдруг он реально так подумает? Вдруг он в травах вообще не бум-бум, ну, кроме Маи-Шасы, раз он про нее сказал.

— Э-это Алоэ, — мягко произнесла она, заглядывая снизу вверх в львиные глаза, пытаясь обратить на себя его внимание. — Ее сок обеззараживает, я нанесу его на рану, чтобы тебе не стало совсем худо от грязи, которая могла туда попасть, ладно?

Получив вялое согласие в виде кивка, — но хоть что-то, уже лучше, чем полная кататония, в которую, казалось было, впал самец, — Наил принялась аккуратно сцеживать сок растения на кровоточащую рану.

— О-она должна защитить от заражения… Но я не нашла Маи-Шасы, а она…

Ее слова оборвались на внезапном появлении Нур из травы, как всегда сопровождаемой отборной руганью.

— Все нормально, она поможет! Честно! — поспешила успокоить встрепенувшегося одиночку Наил. Кажется, получилось, по крайней мере, каких-то еще резких движений не последовало. Нур в своей бесцеремонной манере потыкала труп Гилберта и в очередной раз подтвердила то, что все собравшиеся тут и так уже уяснили.

— Он Делмар, — почти неслышно пискнула Наил, когда старшая крокута в очередной раз — специально она что ли это делает? — исковеркала имя ее друга. Но к указаниям Нур прислушалась, хотя, если честно, не очень знала чем ей измазать… “додика”… видимо, она имела ввиду одиночку. Что это за слово такое? Нур постоянно пользуется таким количеством экзотических слов, значения которых были для Наил тайной покрытой мраком. Надо как-нибудь расспросить что ли…

Взгляд упал прямо ей под лапы на остатки алоэ. В принципе… у нее довольно сильный запах, может сойти. Крокута макнула лапу в зеленоватую мякоть с соком, которой уже образовалась небольшая лужица.

— Ты… не против, если я тебя немного испачкаю? — спросила она, демонстрируя лапу, измазанную соком алоэ, мол, не бойся, не говном собираюсь мазать, а вот этим, волне приятный запах.

офф:

лот "алоэ" применен и снят с профиля

Отредактировано Наил (27 Авг 2020 19:14:07)

+3

70

Что она делает?.. Кивнув в ответ льву – видимо, сообщая, что да, я знаю, как выглядит Маи-Шаса, – гиена, тем не менее, не поспешила на её поиски, а вместо этого медленно, как будто неуверенно двинулась к лежащему на земле Гилберту. Ау, мадам, времени мало! Часики тикают – ему надо остановить кровь, иначе он умрёт! Ты вообще слышала, что сказал тебе одиночка? Ему, чёрт возьми, оторвали лапу! Лапу!!! Ты помогать собираешься или...

Что ты делаешь? – наконец, не сумев удержать в себе этот изначально риторический вопрос, Маслахи всё-таки сделал шаг вперёд – не то угрожающе, не то в попытках поближе разглядеть, чем таким занята гиена. Приложила ухо к груди, подставила лапу к носу... – Слушай, если всё это шутки для тебя, и ты не собираешься ему помогать, то я сам возьму и...

Я боюсь, Маи-Шаса ему уже не поможет, – чего?.. – Он того... Умер.

Шокированный этой новостью, Маслахи на какое-то время замер в той позе, в которой остался стоять, непонимающе глядя на гиен. Ты, верно, шутишь, да? Ха-ха, да, клёвая шутка, я оценил. Ну, так ты найдёшь лечебные цветы или мне вновь взваливать беднягу себе на спину и самостоятельно спасать чужую жизнь? Но самка, кажется, не шутила – во всяком случае, вид у неё был искренне скорбный и расстроенный.

Да не может такого быть, – нервно хихикнув, Маслахи с ухмылкой на морде покачал головой. – Ты что-то путаешь. Он же вот только что был жив! Не мог же он за две секунды умереть, да? – однако что-то внутри одиночки вкупе с выражением морды гиены подсказывали: мог. Ещё как мог. А мог умереть и раньше, пока ты ещё нёс его на собственных плечах. Ухмылка тут же слетела с губ, а пасть льва приоткрылась – он какое-то время переводил взгляд с Гилберта – тела Гилберта? – на гиену и обратно, пока, наконец, не решился сам подойти поближе к подростку. Тот выглядел спящим или упавшим в обморок – спокойное выражение морды, закрытые глаза и... не вздымающиеся бока. – Да не может этого быть... – все ещё не веря происходящему, Маслахи обошёл тело подростка кругом, потыкал его лапой в бок, обошёл ещё раз, уже в другую сторону, а затем, подражая Наил, опустился на землю и приложил ухо к белоснежной груди – тишина. – Эй, – пребывая в шоке и всё ещё не принимая реальность, Маслахи вновь начал толкать Гилберта, будто в попытках разбудить его, – малец, хорош! Это не смешно уже. Давай, ты здорово всех нас напугал, молодец! А теперь вставай, слышишь? – но бедняга, конечно, уже никого не и слышал и не мог встать. – Как же... как же так?.. – пробормотав эти слова едва ли не себе под нос, Маслахи лишь ошарашенно плюхнулся задницей на землю, глядя на тело подростка как в пустоту.

Всё дальнейшее происходило как в тумане. Маленькую гиенью лапку, сочувственно лёгшую ему на плечо, одиночка практически не почувствовал; «Маслахи», – ответил он на вопрос Наил, как думал, вслух, но на самом деле лишь про себя, снаружи оставаясь всё таким же отрешённым от мира; не заметил даже временного ухода самки, отправившейся на поиски лечебных трав, не говоря уже о том, чтобы как-то реагировать на слова или действия её друга, что остался приглядывать за здоровяком. Бедняга всё ещё пытался уложить в своей голове произошедшее – и не мог. Конечно, он видел смерть, и не единожды, но вы и сами понимаете, что одно дело – убить свою добычу, чтобы выжить, и совсем другое – увидеть такую смерть. Глядеть на погибшего сородича, убитого, по сути, ни за что. Где-то далеко, в глубине памяти всплывали образы матери, погибшей при пожаре ещё целых полтора года назад, но и тогда она выглядела не так жутко. Надышавшаяся дыма, погибшей она ничем не отличалась от себя живой. Гилберт же... отсутствие оторванной конечности, что осталась лежать где-то там, сильно раздражала глаз – Маслахи как мог старался не смотреть на это место. Как будто бедному подростку сегодня выпало быть убитым травоядным, в то время как отряд гиен представлял из себя хищников, решивших оторвать кусок добычи, чтобы спрятать его на чёрный день.

Тем не менее возвращение Наил Маслахи заметил – светлошкурая гиена разложила перед одиночкой небольшие стебли странной травы, которую он видел впервые, с небольшим заиканием сообщив, что трава называется Алоэ. Не слышавший до сих пор хотя бы созвучного названия, в другой ситуации песочный, наверное, поостерёгся бы принимать незнакомое ему лекарство, тем более от гиены (хотя эти двое, кажется, и правда не представляли угрозы...). Ну, не стал бы рычать и подозревать всех подряд в попытках его убить, но во всяком случае уточнил бы несколько раз, а точно ли это, как бишь его там? алоэ? точно ли это алоэ ему поможет. Однако шок ещё не отпустил льва полностью, поэтому он, доверившись Наил, лишь кивнул в знак согласия, а затем задрал морду к небу, тем самым открывая гиене лучший доступ к своей ране. В затянутое туманом, едва пропускающим солнечный свет, небо.

Берегись! – призыв Ниа-Мачо, что казался едва заметным пятном на серо-голубом фоне, раздался неожиданно – Маслахи сначала вскочил на лапы, продолжая глядеть вверх (Наил повезло: она в этот момент только-только закончила обработку раны), а затем и опустил взгляд вниз – на колышущуюся траву, откуда не замедлила выскочить очередная гиена. Тут же напрягшись всем телом, Маслахи чуть припал к земле и ощерился, готовый не то атаковать крокуту, не то драпать со всех лап – в его состоянии, конечно, новые битвы сейчас были ни к чему. И, даже несмотря на то, что светлошкурая самка заверила здоровяка, что новоприбывшая – якобы их друг, одиночка, тем не менее, расслабился отнюдь не сразу.

Своя или чужая, такта ей точно было не занимать. Одно только упоминание про «пацанчика» чего стоило! Ну, да, Гилберт не был их, гиен, сородичем, но он так же не был и какой-нибудь пресловутой зеброй или антилопой – можно было немного побольше такта проявить, а? А доходяга! Это он-то – и доходяга?! Очнись, пятнистое ты чучело, да он в два раза крупнее тебя! Ему хватит одного удара лапы, чтобы переломить твой самонадеянный хребет! Не в его нынешнем состоянии, конечно... но всё-таки! В общем, всё то недолгое время, что новоприбывшая гиена провела в их компании, Маслахи стоял напряжённый, недовольный и ожидающий подвоха. Возможно, в каких-то аспектах крокута была и права – например, действительно имело смысл замаскировать его запах, если он планировал задержаться в чужих землях, получая помощь от этих гиен (ха! вот ведь как бывает!) – однако она была настолько грубой, самоуверенной и жутко противной, что... что... ух, да как таких только земля носит!

Конечно, – с недовольным тоном, всё ещё не отошедший от эмоций и нахмурено глядя вслед Нур, пробормотал Маслахи в ответ Наил. Бедняга могла счесть, что он чем-то зол конкретно на неё – но нет, хотя одиночка и не поспешил извиниться. Теперь все его мысли были заняты ушедшей гиеной, отчего он даже не замечал собственной грубости в адрес существ, которые, между прочим, оказывали ему помощь!

Я смотрю, у тебя тут всё схвачено? – спустившийся, наконец, с небес сапсан присел на валун, неподалёку от которого стояли все трое. Он не видел момент ранения друга и в эти первые секунды не знал, куда именно ранен лев, но тот факт, что под ним скопилась уже целая лужица крови, а гиены, как и сам Маслахи, похоже, не были настроены враждебно, – всё это вкупе давало понять, что одиночка находится в безопасности.

Да. На... ил? И Делмар? – он вопросительно поглядел на гиен – вроде, так к самке обратилась её темношкурая подруга и вроде так Наил поправила её? – Они мне помогли. Кстати... – выражение морды Маслахи вдруг сменилось, став более серьёзным, как будто до него только сейчас дошла вся суть положения, в котором он находился. – Может, мне стоит всё-таки покинуть ваши земли? Как быстро нас... о-ох... – будто в подтверждение тому, что не стоит сейчас куда-то идти одному, лев снова пошатнулся, поддавшись жуткому головокружению: потеря крови, знаете ли, не проходит без последствий! – Так вот, – продолжил он, едва придя в себя, – как скоро нас обнаружат? Стоит ли Ниа, – он кивнул на сокола, – подстраховать нас сверху? Сдаётся мне, вас тоже не погладят по головке, если обнаружат, что вы помогаете льву, да ещё и одиночке, хах.

+5

71

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"74","avatar":"/user/avatars/user74.png","name":"FrolJoker "}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user74.png FrolJoker

Окропив кровоточащую рану Маслахи целебным соком алоэ, Наил избавляет своего волосатого пациента от риска заражения крови

0

72

В посте описываются действия Наил, Тамы и ее фамильяра Линданы

Получив согласие льва, Наил принялась размазывать алоэ по ране на его шее, стараясь охватить всю поверхность. Последнее, что сейчас нужно было бедняге — схлопотать инфекцию поверх всего прочего. Она чуть-чуть отстранилась, когда одиночка попытался встать, и тут же в протестующем жесте замахала лапками. Лев шатался и было очевидно, что если он сделает сейчас шаг, то не пойдет, а покатится.

— Куда ты? Кровь же! Я-я-я еще не нашла маи-шасы, чтобы ее остановить! Подожди, погоди… — затараторила она, начиная нервно озираться по сторонам в поисках заветных красных пятен лепестков, но серовато-кремовую землю и траву разбавляли только коричневые пятна высыхающей крови. — Не погладят, — грустно согласилась она, повернувшись к нему назад, — но сам ты сейчас никуда не дойдешь, — виновато сказала она, будто это из-за нее у льва на шее зияла огромная дыра. — Нам нужно подождать, Нур обещала привести помощь…

Если бы только Наил еще знала откуда крокута возьмет эту помощь. Она точно не позовет никого из других гиен, это самоубийство. Неужели она пойдет к львам прайда? Но они же тоже их ненавидят. Но с другой стороны, помощь-то нужна тоже льву… Пусть и не из прайда.

— Н-н-наверное можно, чтобы Ни… Ниа? — неуверенно переспросила она, оборачиваясь к соколу, — посмотрел сверху. Но… Я-я не знаю кого Нур позовет… Хотя точно не гиен! Это наверняка! — выпалила она, будто пытаясь успокоить и себя и других. — А среди львов… — она замялась, уткнувшись взглядом в землю, — я не знаю кто хороший, а кто нет. Ну, кроме к-к-королевской семьи. Мы-мы здесь относительно недавно… и со львами не общаемся. Они нас не любят…

— Есть за что, — раздался незнакомый голос откуда-то сверху, и Наил чуть не подпрыгнула от неожиданности. Она повернулась к его источнику и увидела крупную соколицу, приземляющуюся прямо посреди их импровизированной палаты первой помощи, неподалеку от останков подростка. — Линдана, — видимо, представилась птица, — помощь сейчас будет, — она кивнула одиночке, бросила по пристальному взгляду на Наил с Делмаром, и только после этого повернулась к трупу. У Наил от ее взгляда мурашки стройным маршем побежали по спине, будто ее чем-то пронзили насквозь и осмотрели какова она изнутри.

— Н-н-наил, — только и смогла промямлить в ответ крокута.

— Дана? — послышался еще один женский голос, но его обладательница уже не спустилась к ним с небес, а вылезла из сухой травы: статная львица кремового цвет с сосредоточенным и воинственным выражением на морде, которую та тут же ощерила, оголяя огромные клыки, стоило ей обратить взгляд своих кроваво-красных глаз на двух крокутов. Наил пискнула и вжалась головой в плечи.

— Тише! — прозвучал резкий голос соколицы, и Наил рискнула приоткрыть один глаз. Ой, лучше бы не открывала, теперь львов стало двое! Рядом с самкой, словно гриб вырос такой же устрашающий самец. — Я видела с неба, как они помогали.

Кажется, слова соколицы — Линданы? — возымели эффект, по крайней мере, самка прятала клыки, а самец, кажется, не стал их и показывать вообще. Но на всякий случай крокута принялась энергично кивать головой, что в какой-то момент стало слышно похрустывание шеи.

Но ярко-красные глаза самки, все еще с подозрением бегавшие по ним, ее все равно пугали, и Наил старалась дышать как можно тише, пока та не отвернулась к одиночке.

— Тоджо, — бросила львица через плечо, видимо, собираясь сказать что-то своему партнеру, но на кой-то черт тут дернуло и Наил.

— У нас нет Маи-Шасы! — выпалила крокута под изумленные взгляды окружающих и тут же смущенно заткнула рот лапой, размазывая остатки алоэ по морде. — Но я помазала алоэ, — куда тише пробормотала она уткнувшись взглядом в землю, которую ковыряла когтями, пытаясь немного унять свои нервы.

Ро’Каш, вот когда надо молчать, ее вдруг прорывает, как плотину, а когда говорить надо, и слова осилить не может!

+1


Вы здесь » Король Лев. Начало » Земли Гордости » Бескрайние луга