Страница загружается...

Король Лев. Начало

Объявление

Дней без происшествий: 0.
  • Новости
  • Сюжет
  • Погода
  • Лучшие
  • Реклама

Добро пожаловать на форумную ролевую игру по мотивам знаменитого мультфильма "Король Лев".

Наш проект существует вот уже 10 лет. За это время мы фактически полностью обыграли сюжет первой части трилогии, переиначив его на свой собственный лад. Основное отличие от оригинала заключается в том, что Симба потерял отца уже будучи подростком, но не был изгнан из родного королевства, а остался править под регентством своего коварного дяди. Однако в итоге Скар все-таки сумел дорваться до власти, и теперь Симба и его друзья вынуждены скрываться в Оазисе — до тех пор, пока не отыщут способ вернуться домой и свергнуть жестокого узурпатора...

Кем бы вы ни были — новичком в ролевых играх или вернувшимся после долгого отсутствия ветераном форума — мы рады видеть вас на нашем проекте. Не бойтесь писать в Гостевую или обращаться к администрации по ЛС — мы постараемся ответить на любой ваш вопрос.

FAQ — новичкам сюда!Аукцион персонажей

VIP-партнёры

photoshop: Renaissance За гранью реальности

Время суток в игре:

Наша официальная группа ВКонтакте | Основной чат в Телеграм

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Предгорья » Высохшее русло


Высохшее русло

Сообщений 181 страница 202 из 202

1

http://sg.uploads.ru/0eqtD.png

Некогда здесь протекала небольшая река, но она ушла под землю еще до наступления засухи. Теперь это неглубокая, но широкая трещина в земле, в которой почти ничего не растет — слишком уж грубая и сухая почва.

Ближайшие локации

[formatgic=sidewindow]

Очередь:

Эвелин
Деметрий
Мастер Игры

Отпись — трое суток.
Игроки вне очереди
пишут свободно!

[/formatgic]

0

181

Джунгли——→>>

- Пап, смотри-смотри, а что это?
И этот львенок еще твердил, что никогда больше из пещеры не выйдет. Ага, щас!
Луриан крутился возле Люциана почти все дорогу, то нюхая цветы, то травы, то указывая на переливающегося жука, то чуть ли не падая на спину, пока закидывал голову наверх и рассматривал пролетавших мимо птиц. Сейчас же его взору попалась маленькая змейка, которая показав всем язык, поспешила скрыться от лишних глаз в земляной норке. Львенок неожиданно насупился, выпучил глаза и посмотрел на отца, явно обидевшись на этакую нахалку.
- Оно мне язык показало! Ты видел?
Даже после того, как семейство подошло к холмам, неугомонный сорванец пытался подбить своего брата совершать какие-нибудь смелые или отчаянные поступки, но Луис был непреклонен, очевидно, побаиваясь внешнего мира, но, конечно, не подавая виду. Но Луриан-то понимал, что братишка боится! Зато он не боится, он самый смелый, о чем львенок не забывал доказывать Мирай, хватая при ней какого-нибудь насекомого, будь то бабочка, жучок или паучок, а потом ложа ей в лапы для дальнейшего осмотра. Особенно, его привлекали насекомые с ярким окрасом, но один раз мама завидев то, на кого ее сын охотится, резко вдруг заворчала на него и сказала, чтобы таких привлекательных существ он больше не трогал. Львенка, конечно, это обижало, ведь он почти убил этого нарушителя спокойствия, но мама не переставая твердила "они ядовиты, они ядовиты". Будто его это пугает, ха!
Когда львята уже уже подошли к высохшему руслу, глаза львенка моментально загорелись. Еще бы, ведь здесь было сто-о-о-олько грязи! Юный повелитель червяков и жуков не мог не воспользоваться таким большим преимуществом, а потому с разбегу плюхнулся в жижу возле берегов разлившегося русла, катаясь в ней и довольно высовывая язык. Чудесное времяпрепровождение! И почему родители раньше не показывали ему такие великолепные места? Он настолько проникся этим важным занятием, что совершенно позабыл о том, что мама может увидеть и всыпать по первое число. А ему и повезло - Элика и не могла увидеть, потому что разговаривала в это время с Мирай. И неизвестно сколько бы еще "купался" львенок в луже мокрой земли и песка, если бы в нескольких метрах от себя не увидел червяка. Он был скользкий, грязный, но при этом очень-очень толстый; просто настоящая находка для львенка! Луриан на радостях соскочил со своей лужи, сделав вид, что отряхнулся и сбросил с себя капельки воды, тут же подбежал к Луису, толкнув легонько того в плечо, а затем шепнув ему на ухо.
- Смотри, что я нашел. Сейчас что-то будет! - Он показал брату этого червяка, заговорческим тоном продолжив, - обещаю, будет весело.
Луриан с особым трепетом и любовью оглядел свою находку. Он понюхал ее, хихикнул, а затем подхватил этого червяка, стараясь при этом не раздавить его (благо опыт уже показал Луриану, что почти все насекомые очень хрупки и превратить их в лепешку не составляет труда даже ему). По хитрой улыбке львенка можно было легко догадаться, что он что-то задумал.
И правда! Малыш медленно подошел к Маргери, которая, наверно, старательно выбирала сухое место, чтобы поставить туда свою "королевскую" лапку. Луриан обернулся на своего брата, подмигнул ему, а затем наскочил на свою сестру, весело вереща и укладывая червя прямо на голову малышке. Месть за сегодняшнее вынесение мозга успешно завершена!
С громким визгом львенок дал деру, показывая сестре язык, а потом обогнал всех взрослых и мать. Ах, как же ему нравилось жить, как нравился ему этот новый мир!

——-→>>Западные берега реки Зимбабве

+2

182

Настоящие герои не падают с деревьев, сынок.
Люциан падал, и в тот момент ему казалось, что это быстрое и кратковременное унижение, которое не потянется за ним, как лиановое клеймо. Как круто ошибался отец семейства. Элика удружила. Плата за кусты и новый отпуск в трёхмесячное пузатое путешествие? Самки.
- Маргери! Луриан! – серый нахмурился, бросив взгляд на детей. – Оба пошли впереди меня! И чтобы я вас двоих видел!
Квест «Доведи отца». Mission Complete!
Самец шумно выдохнул. Слишком.много.детей. Он привык управляться с одним ребёнком. Гилдерой в этом плане напоминал шкодливого Луриана, но он был один и не задавал такого жару родителям, пока в жизни их семейства не появилась Фэйбул. После него Рен порадовала его фантастической четвёркой, за которой он не следил, но смутно помнил характеры детёнышей из погибшего помёта. Анастасия, его дочь.. Смотря на Маргери, он видел в ней её. Такую же принцессу, которая пытается всем заправлять, не снимая короны с три. Учитывая тот факт, что подобная черта в характере проклюнулась у его детей дважды, а изменилась при этом самка, которая ему их родила… Неутешительное известие для папаши – косяк его. Он попытался вспомнить себя в её возрасте. Тоже был такой пафосной и коронованной занозой в заднице у отца и матери?
Чего ещё ожидать от «коронованного».
Мысленно усмехнувшись, он окинул взглядом остальных детей. Все они проделали большой путь. Это для него и Элики расстояние не столь значительное. Им не привыкать прочёсывать одну территорию за другой, чтобы раздобыть еду или выбрать новое логово, где их дети будут в безопасности. Наличие Гаррета на спине у Элики, как и его кривляния..
Держи себя в лапах.
- Я всё вижу, Гарет, - не оборачиваясь, бросил самец и припал к земле рядом с детьми. Пора дать им немного отдохнуть, но остановку они сделают немного позже, когда доберётся до нужной точки в выбранном маршруте. – Давай, влезай на спину. Я тебя покатаю немного, - обратился он к Луису и бросил взгляд на окликнувшего его Луриана.
Он отвлёкся от сына на несколько секунд, чтобы помочь другому, и что он увидел? Его сын резвится в компании змеи!
Да твою мать, Луриан!
- Видел-видел, - шумно выдохнул лев.  К его счастью змея не проявляла агрессии и предпочла скрыться быстрее, чем детёныш решит потыкать её лапой или куснуть, играючи. – Это змея, сынок, а змеи ядовитые. Не дразни её, иначе она тебя укусит.
Как объяснить ребёнку, что укус змеи может обернуться ему смертью, и так, чтобы не напугать его снова? Хватило рассказов Гаррета с его крокодилами. Разбавить налаженную обстановку змеиными повестями о маленьком львёнке, который покинул пещеру и умер?
Сын не разделял стремлений отца к тихой и спокойной жизни. Пользуясь случаем, когда родители были заняты остальной малышнёй, сорванец щедро выкупался в грязи, отбив у отца желание нести комок грязи в пасти или у себя на спине.
- Лу-ри-ан.. – протянул Люциан, хмуро смотря на сына. Отмывать его сейчас – бесполезно. Через несколько шагов он снова выпачкается, хуже прежнего, поспевай только присматривать за ним, но он нашёл отличный повод вывести из себя Маргери и спровоцировать её на возобновление потасовок. Предчувствуя это, лев поспешно перехватил дочь за холку и оторвал её от земли с намерением нести её до тех пор, пока она не успокоится, и мысленно чертыхаться, сдерживая себя, чтобы не дать кому-то по грязной заднице.

——-→>>Западные берега реки Зимбабве

+4

183

Джунгли-—–→>>

Сколько они уже шли? Час? Два? День? Нет, ну последнее – это слишком много, было бы заметно. А солнце вовсю палило светлую спинку львенка, значит, путь был не так долог, как думал Луис. Но светлый стал, порядком, уставать от такой жары. Даже не столько от переставления лап ежесекундно, сколько от солнца, которое уже порядком нагрело маленькую спинку. Пока их путь проходил через джунгли, это вообще не ощущалось, но сейчас…
По дороге до русла деть не слишком любопытствовал насчет многих вещей, окружавших их всех, в силу своей трусости, да и выглядели эти вещи для Луи страшновато, так сказать. Ну, а если и случалось заглядеться на какой-нибудь цветок, там, или ящерку, то львенок обязательно спрашивал, в отличие от Луриана, что это за штука такая, полезная она или вредная, можно её трогать или нет… А то вдруг эта самая ящерка или цветок, как только к ним приблизишься, откусят тебе нос, да так быстро, что и пикнуть не успеешь? Так как Луис не хотел, чтобы его маленький темненький носик оттяпала такая штука, то он спрашивал про нее, дабы понять – остерегаться этого или оно безобидное. И, разумеется, держался рядом с родителями, чтобы чувствовать себя в безопасности. В общем, был послушным мальчиком.
…Чего нельзя сказать о его брате, который всю дорогу купался в грязи и был счастлив, если находил какого-нибудь жука или паука. Ну, или еще какую-нибудь живность, которая была совсем не по сердцу бедному трусишке Луису. Вот и сейчас старший брат, как всегда, по уши грязный, подошел к Лу и толкнул в плечо и зашептал на ухо:
- Смотри, что я нашел. Сейчас что-то будет! – а потом продолжил фразу еще тише и очень даже хитро, - обещаю, будет весело, - докончил Лури и еще хитрее (хотя казалось бы) оглядел свой «трофей», а затем… понюхал его! Понюхал!!!
Это был толстый и грязный червяк. Толстый. Грязный. Червяк. Червяк! ЧЕРВЯК, ВАШУ МАТЬ!!11!1
- Убери от меня эту гадость! Фу, какой противный! Убери его от меня!
Увидев эдакую скользкую, грязную, толстую мерзость, младший брат тут же шарахнулся в сторону. Он же просто терпеть не мог этих скользких тварей! Да и вообще, любых тварей, которые ползали, летали или висели на чем-нибудь, как, например, пауки. Таких в джунглях на каждом шагу полно.
Сразу побежал к ближайшему идущему, то бишь, к отцу. Мама шагала впереди с Гаретом на спине, неся в зубах Мирай, поэтому совершенно, кажется, ничего не замечала. Да и папа был ближе, плюс он был сильнее и имел басистый голос, который точно смог бы вразумить Луриана.
- Папа! Скажи Луриану, чтобы не показывал мне то, что он находит! Это фу! Противно даже смотреть! – Ну, ясное дело, малыш испугался. От одного вида этой шевелящейся в лапе брата твари тошнить начинало. Отвратительно. И как только Луриан умудряется их брать и куда-то нести, если на это даже смотреть тошно?
Не успел Луис наябедничать папе, как увидел, что старший братец подкрадывается к Маргери вместе с червяком. Время мстить, е-хе-хе!
- Маргери! Луриан сейчас поло...
Поздно. Этот хулиган уже шлепнул червяка на голову сестре. Надо было внимательнее следить за ним! Если бы Лу ябедничать не побежал, заметил бы! В следующий раз надо сначала следить за братом, а потом уже докладывать родителям. Так будет больше шансов оставить Гери чистой, как она любит.
- Лу-ри-ан… - раздалось над головой светлого.
Вот да. Давай, папа, а то чё они. Так и уши друг другу пообдирать недолго. Никто же этого не хочет, правда?
Серый успел подхватить сестру, пока она, в порыве бешенства, не откусила Луриану голову. Луис лишь грустно посмотрел на них двоих: сначала на бешеную Маргери, которая изо всех сил пыталась вырваться и надрать задницу (да-да, именно так) своему брату (честно говоря, не будь Луи таким безобидным и трусливым, сам бы это сделал, но, увы, его послушание не давало совершать что-то плохое); и на Луриана, который был, похоже, доволен своей пакостью, даже несмотря на то, что отец совершенно спокойно мог в любую минуту дать ему по его мелкой, но уже такой засранской заднице.
- Интересно, они когда-нибудь перестанут?
Львенок при этой мысли лишь тихонько, но грустно вздохнул и вновь зашагал рядом с отцом, смотря то себе под лапы, то изредка по сторонам. Ему очень хотелось, чтобы Луриан и Маргери перестали ссориться и цапаться из-за каждой мелочи. Этого хотелось всем, но только не этим двоим.

——-→>>Западные берега реки Зимбабве

+3

184

Джунгли-—–→>>

История серой львички начинает развиваться в более интересном русле. Далеко позади осталась родная пещерка, а вместе с ней и беззаботное ничегонеделание днями напролёт. Впереди лежит путь к далёким северным землям. Там же Мирай давно ожидают новые знакомства и приключения, многие из которых окажутся судьбоносными. Но прежде нужно хотя бы осилить дорогу. Это ведь отнюдь не так просто, как кажется на первый взгляд.
Голубоглазая малютка еле передвигала лапками. Если раньше усталость как-то скрашивали красоты джунглей, то здесь особо не на что было засматриваться. Луриан, само собой, на этот счёт был другого мнения. Счастливый львёнок с солнечно-яркой кисточкой на хвосте резво прыгал по лужам и валялся в грязи.  Мина Мирай стала ещё кислее, когда она взглянула на расшалившегося братика. Раньше она никогда не завидовала своему старшему (и, соответственно, самому крепенькому) сиблингу, однако теперь ей стало досадно, что она сейчас не может вот также валять дурака. 
Последние несколько минут маленькая принцесса шла, низко опустив голову. Ни одна трещина на земле или камень не остался без её внимания. А потому, увидев прямо перед собой небольшую лужицу, она не могла ею не заинтересоваться.
- Хм… оттуда точно не вылезет крокодил? Нет, лужица слишком маленькая для этого зеленого гиганта.
Всмотревшись в мутную водную гладь, львичка уставилась на собственное отражение. Она ожидала узреть чуть ли не воплощение стати и царственности в миниатюре, а увидела ушастенькую худышку с вытянутой мордочкой. Серая была в недоумении как минимум.  Потому как на принцессу она казалась самой себе совсем не похожей.
- Я думала, что намного симпатичнее,- наконец заключила голубоглазая и больше к раздумьям о своём внешнем облике предпочла никогда не возвращаться. Ибо уход в эту тему принёс бы гораздо больше проблем, чем реальной пользы.
Стремясь хоть как-то отвлечься от тоскливых мыслей, Мирай в очередной раз окинула взглядом простирающийся перед ней однообразный пейзаж. И не смогла удержаться от комментария, который давно вертелся у неё на языке.
- Ну и ну! Всю зелень как языком слизали! Безобразие и бескультурье.
Понятное дело, что всё это было сказано тем самым спокойным и деловитым тоном, который воспроизвести в принципе могла только Мирай.
- Детка, ты не устала? Давай, я понесу тебя?- заботливо предложила свою помощь мама и тут же взяла своего детёныша за шкирку, после чего продолжила путь.
- Немножечко…ой, мама, а я не тяжелая? Тебе не трудно меня будет нести? Мне показалось, что у меня одни только уши весят килограмма два, когда я их в первый раз увидела.
Серая малютка благодарно улыбнулась матери за своевременно оказанную помощь. Оторвавшись от земли, Мирай сразу же почувствовала ощутимое облегчение. Некоторое время ей предстоит как следует набираться новых сил и восстанавливаться после довольно долгой дороги.
- Тебе удобно? А мне всегда казалось, что львятам больно, когда их так несут,- полюбопытствовал Гарри.
Маленькую принцесску поначалу всерьёз озадачил вопрос гривета. Она в упор не понимала того, как естественный процесс переноски детёнышей из одного места в другое может быть болезненным.
- Ничуточки не больно, дядя Гарет! Наоборот как-то спокойно становится и очень уютно. А как мамы-обезьяны носят своих деток, если не так?
Тем временем конфликт между Маргери и Лурианом обострялся. Закончилось всё тем, что братик заботливо украсил пушистую голову сестры толстым скользким червяком. Под музыкальное сопровождение из криков и писка, конечно же. А когда Гери вознамерилась отвесить маленькому задире люлей, то тут уж и Мирай испуганно взвизгнула, не на шутку встревожившись за старшего из своих сиблингов. Папа тут же поспешил разнять воюющих детишек, однако серая львичка ещё минуты три не могла прийти в себя после увиденного.
Раньше она никогда не встревала в споры Луриана и Маргери, хоть ей было жутко неприятно наблюдать за их перепалками. В этой ситуации Мирай решила попытаться повлиять на братика, который, как ей казалось, первый перегнул палку.
- Луриан, тебе лучше извиниться перед Маргери за червяка. Она ведь так их не любит, а ты ими швыряться в неё вздумал! Нехорошо.

——-→>>Западные берега реки Зимбабве

+2

185

Джунгли-——→>>

И всё-таки… Мир за пределами логова был прекрасен. И хотя Маргери многого о нём ещё не знала, но стремилась черпать знания из уст матери и отца, только бы знать как можно больше. Она в отличие от старшего братца, который всегда и везде находил для себя приключения сам, сначала пыталась разведать всё у родителей, а потом уже самой свой маленький нос с любопытством засовывать. Мало ли что там? Вдруг и носа не останется. А он такой красивый!
Заметив, как сестрица рассматривает своё отражение в луже, Гери не удержалась от соблазна лишний раз собой полюбоваться. До этого такой возможности у малышки не было. Да и откуда бы ей взяться, если мира внешнего не видели, а жажду отлично утоляло материнское молоко?
- Что интересного нашла, Мирай? – отделившись немного от родителей, малышка присела рядом с сестрой, любовавшейся собой. Она не удержалась и от возможности покрутиться перед лужей, рассматривая себя то с одной стороны, то с другой. Лишний раз пригладила чёлку, чтобы всё было, как водится, идеально и прекрасно. – Очаровательна, - на придыхании выдала она себе оценку, поднимаясь с земли. Гордо вскинув нос и прикрыв глаза, она горделивой походкой, со вздёрнутым вверх хвостом, направилась следом за родителями. Она и раньше считала себя принцессой распрекрасной, а сейчас так тем более. Какую там себе дала оценку Мирай, она не расслышала. Могла бы, но только зачем ей это, когда нарциссизм медленно, но верно, зарождается в ней?
Ох уж эти старшие братья. На секунду отвернись, как тут же сделают какую-нибудь пакость! Маргери аккуратно продвигалась дальше, выбирая если не сухие клочки земли, то хотя бы не откровенную грязь. Подолгу она, брезгливо приподняв лапу, примерялась, куда ей эту самую лапу поставить. А всё ради чистоты!
- Мамочка, а нам ещё долго идти? – она не обернулась, чтобы взглянуть на Элику, которая шла немного позади них, замыкая детсадовскую цепочку, - была слишком занята попытками выбрать чистую дорогу и максимально уменьшить объём работы по чистке детей для матери. Тут и Луриана с грязевыми ваннами хватит обоим родителям на три года вперёд.
Она слышала голос Луиса. Брат был чем-то недоволен, но Герри была слишком занята своей чистоплотностью, чтобы обратить внимание на то, что же так взволновало её сиблинга. А зря. Иначе бы могла вовремя отреагировать на выходку братца и избежать своей плачевной червяковой участи.
- Маргери! Луриан сейчас поло...
- Что такое? – немного недовольно буркнула малышка, даже не глянув в сторону брата, разве что чуть мордочку к нему повернула. – Я выбираю дорогу! – о да. Именно это занятие она считала ну крайней важным, но вот незадачка.. Весь её выбор закончился, когда на голову что-то шмякнулось.
Маргери не сразу сообразила, что произошло и что это такое за искусственное украшение на ней. Сначала она почувствовала неприятное шевеление, а потом этот что-то чуть соскользнуло с её головы, прорезав собой чёлку. Прямо перед её глазами, расширившимися от изумления (да какого там изумления! У неё был самый настоящий шок!), болтался червь! Самый настоящий червь!!!
Что было силы, малышка взвизгнула, забила лапами по земле и затрусила головой, пытаясь скинуть с себя эту мерзопакость. Червь упал быстро, но Маргери ещё стабильно какое-то время била лапками по земле, отчего грязь, которую она так старательно пыталась обойти до этого, расплёскивалась грязными брызгами, и порядком успела заляпать малышку.
Когда она уже пришла в себя, чтобы устроить брату самую настоящую взбучку, заставив его червяка проглотить, вмешался Люциан. Очень кстати для Луриана, но не для обиженной до глубины чистой души Герри. Маргери билась в пасти отца и всё пыталась высвободиться, чтобы кому-то навалять не как истинная леди, но с чувством пылкой любовницы, которая застала своего любовника с другой женщиной. Поняв, что её попытки высвободиться не подарят ей шанс свести счёты, она, давясь своей злостью и не находя слов, что было силы, закричала во всё горло, что её, кажется, могли бы услышать на другом краю саванны.
- ЛУРИАН!!!!!!!

——-→>>Западные берега реки Зимбабве

+2

186

Холмы.

- Как? – поглядел леопард на Иннокентия, которой болтался в зубах у Такэды. Картина была странной, но не смешной: хоть самец был еще подростком, но наверняка ему было обидно вот так вот болтаться в пасти льва, иногда доставая лапами до земли. Все же Такэда был тоже не самым большим львом и от того нести Кешу ему было неудобно – приходилось все время задирать голову, чтоб не волочить его по земле, а от этого начинала болеть шея, да и обзор был никудышный. Манга вздохнул, и бросив взгляд назад, набегу, понял, что патрульные за ними не погнались. То ли еще не осознали, что Такэда унес, то ли не считали Иннокентия важной особой. В любом случае это был хороший знак: хотя бы одной проблемой стало меньше.
- Без понятия. Призраки сказали так… - наконец, отозвался он. А что еще сказать? Тем временем Така перешел на вялую рысь, а затем, когда впереди показалось русло высохшей реки и вовсе на шаг. Он остановился и осторожно разжал челюсти, опуская тушку Кеши на землю:
- Манга прав, призрак выбрал именно тебя. – лев отдышался и осмотрелся: оставаться здесь, на земле Фаера было по-прежнему крайне опасно. В любой момент их снова могли заметить патрульные, и если Иннокентий в этот момент решит убежать, то они с Мангой его не остановят. Так что во первых надо было убедить подростка в том, что ему просто необходимо пойти со львом, а во вторых поскорее убраться отсюда. 
- Видишь ли, я и сам плохо понимаю, в чем дело. – совершенно спокойно начал перевирать факты черный, одновременно с разговором кивнув на реку и двинувшись к ней. Он надеялся что гиена последует за ним в процессе разговора, и если уж не увлечется возложенной на его хрупкие плечи миссией, то в конце концов окажется там, откуда возвращаться будет уже поздно. Точка не возврата. Черному нужно было во что бы то ни стало ее достичь.
- В пустоши я встретил призрака, который попросил разыскать тебя. – рассказывать о том, что дух гиены которая бродит около каменной гряды считает себя отцом Кеши он не стал. Мало ли чего не так? А вдруг все же этот не тот Иннокентий, и вообще, на деле выяснится, что дух не его отец? Чего раньше времени морочить голову подростку? Ну, по крайней мере это он припас для Манги, хотя, пока леопард не возмущался, не хотел говорить это нелепое объяснение. Просто второе было еще хуже. Решил мертвецу сделать приятно. Така слегка нахмурил лоб. Как то все получалось не в его сторону: призраку приятно, Мисаве, вроде, тоже приятно. Он покосился на Мангу, который о том как нашел матерую львицу, ничего толком не рассказал. Но морда полосатого выглядела предательски довольной. Такэда старался не думать о том, что там между ними произошло, но в голову как всегда ничего кроме пошлятины не лезло, а это вызывало у черного льва сейчас одно только раздражение. Он покосился на Мангу. Леопард демонстративно отвернулся, будто бы это его и не касалось. То ли решил не лезть в разговор. А то ли махнул лапой на то какую Такэда нес по его мнению ахинею.
- Сначала я и сам себе не поверил. – он улыбнулся подростку, поглядев на него – река была уже близко и зелень травы уступила место засохшей глине и свежим побегам, пробивающимся через нее: - Но потом начали происходить такие вещи, которые никак иначе как чудесами не назовешь. И тогда я понял, что все что случилось – не сон, и я должен выполнять свое обещание. - он сделал паузу, помолчав и бросив последний взгляд на земли прайда. Их догонял приятель Кеши и Такэда уже морально готовился к тому, что услышит не мало интересного в свой адрес. А ведь этого мелкого даже побить было нельзя – все же он приятель Иннокентия, а тот если и не сможет вступиться за него, то точно нажалуется своему призрачному папаше.
Какой силой обладают призраки, он понятия не имел, однако. последние несколько дней проведенные сначала в поисках Иши. потом Мисавы, а потом и Кеши дали понять – потусторонний мир не сказка и не миф и властью над живыми обладает достаточной, чтоб если не убить кого-то, то сделать его жизнь невыносимой.
- Что дальше? Не знаю. – он кивнул на засохшую поверхность реки и первым спустился с крутого берега: - Он мне не сказал… Может быть ты будущий шаман и должен спасти саванну от неведомого ранее мора, убивающего все живое. – Такэда и понятия не имел о чуме. Слышал, что по саванне зараза какая-то распространяется, и все. А проверить слухи, да выудить по этому поводу побольше информации, так и не удосужился. Маршруты его проходили как-то вдали от мест массового заражения, и на горы трупов лев так и не насмотрелся. Хотя, конечно, вряд ли вид умирающих в муках кошек, обрадовал бы черного. Особенно самок. Особенно молодых самок. Особенно молодых и красивых самок. А так. Такэда был лишен всех этих черных мыслей и преспокойно занимался всякой ерундой, вместо спасения мира. Наивно пологая. Что еще есть время уложить всех самок на траву, со всеми вытекающими. Однако, надо было ставить точку во всем этом представлении и спустившись на дно реки лев, сделав серьезную морду, сказал:
- И еще одно, самое главное. От того, попадешь ли ты на место, зависит и моя жизнь. -  он замолчал, позволяя Кеше переварить услышанное, а затем добавил. как бы ставя ту самую незабвенную и очень важную для гиены точку не возврата: - а я очень люблю жить. Так что прости. И пойдем, время не ждет.

Каменная пустошь.

Отредактировано Takeda (22 Янв 2017 22:23:31)

0

187

—→

-То есть, - выслушав довольно неубедительные ответы больших кошек, сделал вывод Кеша, - К вам явился дух, который сказал притащить меня, потому что от этого зависит в том числе и ваша жизнь?
Теперь, когда его отпустили, он слегка подсапывал и обиженно зыркал из-подо лба Но продолжал идти возле киднеперов - во всяком случае, это куда безопасней, чем пытаться в одиночку (Леопольд пока что не дохромал до путешественников) сбежать.
С каждый произнесённым словом незнакомца Иннокентий больше задумывался, в своём ли тот уме. Нет, конечно, Кеша знал, что бывают духи, которые что-то не закончили в своей жизни, и они ищут тех, кто закончил бы их дела из мира живых, но причём к этой всей кутерьме он? Не в жертву же его будут приносить. Правда?
Сохраняя неловкое молчание после своего риторического вопроса, гиена невольно копировал некоторые повадки идущего рядом льва - и когда тот оглянулся, проверяя "хвост", Кеша сделал то же самое, не без радости обнаружив выходящего из зарослей шакала. Видимо, его спутники очень спешили, поэтому Кеша лишь головой махнул, дескать "догоняй, со мной всё хорошо".  Леопольд, если что-то и сказал, то этого не было слышно.
- Предположим...я вам поверю. - сказал подросток после небольшой паузы. И вновь замолчал, переваривая слова о предназначении.
В самом деле о таком он мог только мечтать. То, что он вызвался отыскивать колючий цветок совсем не значило, что он СМОЖЕТ это сделать. Но очень хотелось, если честно. И шаманом стать хотелось. Самым настоящим. Чтобы помогать. Хотя порой крокут задумывался о том, что было бы неплохо на некоторых натравить божий гнев.
- Я понял, - несколько недовольно  кивнул Кеша, убыстряя шажки. Вообще он отлично понимал льва - жить-то хочется всем, даже самым маленьким и странным животным. И если жизнь одного зависит от второго, почему второй должен быть против (если, конечно, это не предполагает поедание второго. Но мы же не такие, да?)
- Как вас зовут-то? - с нескрываемым уже скептисом спросил гиена,  уже идя наравне с лапами льва, чтобы тот не подгонял подростка. Для Кеши это ускорение выглядело каким-то оскорблением. И пусть шаг льва - это несколько шагов самого Иннокентия, он не позволит себя подпихивать и торопить. Он и сам прекрасно быстро ходит.
—→ Каменистая пустошь

+1

188

—-→ Холмы

Несмотря на то, что Урс всерьез опасался встретить чужаков, пока что все было тихо и мирно. Возможно, те четверо были единственной группой, решившейся пробраться вглубь территории прайда в надежде поживиться там. Им это почти удалось... Однако же, теперь из этой компании остался лишь один, да и тот ушел хромым и искусанным до такой степени, что едва волочил ноги. Белый не особо этим гордиться: сказать по правде, нечем было. По большому счету, он наделал ошибок, и если бы не чудом встреченная им Исгерд и вовремя подоспевший Рагнар, перевес сил бы бы вовсе не в его сторону. Но даже с ними он чуть было все не испортил, провозившись со своим противником дольше всех и чуть было не позволив ему себя прикончить.
Последнего, к счастью, не случилось — самец, хоть и с трудом, справился, и это, кажется, было его единственное достижение, если можно считать достижением убийство другого льва.
Впрочем, совесть белого тоже не мучила. За Хазиру он убил бы и десяток львов, и уж теперь, наученный опытом, он будет знать, как действовать.
Тем временем тропка, едва приметная в пыли, вела их вдоль Птичьей долины, пока они не достигли сухого русла. Урс остановился, принюхиваясь. Ему нравилось это место: речушка, вытекавшая их долины, в этом месте делала крутой поворот — самцу было неизвестно, что заставило ее так резко сменить направление, — а ее старое русло, неглубокий каньон с сухими берегами и дном, на котором до сих пор ничего не росло, уходило в сторону Зимбабве. Лишь закаменевшие илистые отложения на дне говорили о том, что когда-то здесь протекала пусть небольшая, но полноводная речка.
— Этот путь ведет как раз к границам с прайдом Скара, — отметил лев, обращаясь к своему спутнику, и решительно пошел вдоль сухого русла, не спускаясь вниз, однако бдительно приглядываясь, нет ли там, внизу, свежих следов.
На миг он приостановился, почуяв Такэду. Да, относительно недавний запах принадлежал, несомненно, черногривому. А ведь Урс и думать забыл о нем, и о его просьбе вызнать, где у чужаков логово — тоже. Теперь уже и узнавать не у кого. Да и стоит ли? Белогривый догадывался весьма смутно, и все же сообразительности его хватило, чтобы понять: черный был таким же чужаком, как и те четверо. Пусть куда более мирным, но все же он бродил по чужой территории — зачем?
Впрочем, от благородного порыва надрать нарушителю задницу Урса удерживало одно простое обстоятельство: Такэда, судя по запаху, уже благополучно покинул территорию прайда, уйдя в сторону пустошей — по крайней мере, след его, сопровождаемый острым запахом леопарда (на миг белый даже насторожился — уж не Шанго ли это?) и почти неразличимым гиеньим душком, вел на другой берег русла.
Самец двумя прыжками перемахнул через сухой ил, чтобы убедиться в этом, а затем, запачкав пылью брюхо, вернулся обратно.
— Старый знакомый, — то ли с восхищением, то ли с брезгливостью пояснил он ожидавшему его Элвину, — ушел... Ну и к лучшему.
Он энергично встряхнулся.
— Так вот, если пойдем вперед, скоро доберемся до Зимбабве, — вернулся он к прежней теме, — прайд Скара будет как раз на противоположном берегу. Но гиен, если ветер дует оттуда, можно учуять и через реку.

+1

189

Урс похоже был погружен в собственные мысли, пропустив мимо ушей вопрос юного льва. Но оно и к лучшему. Элвин сам предложил вместе разведать обстановку на границе, а потому не хотел выглядеть трусливым подростком.
Песочный ни на шаг не отставал от белогривого, словно ребенок, который боится потерять мамку. Хищники прошли не так долго, однако, местность отчетливо сменилась. На холмах тебя окружает высокая зелёная трава, чего не скажешь о месте, куда тропинка ведет к границам чужого прайда. Здесь ничего не было, лишь "голые" камни. Юнец почувствовал себя весьма неуютно, его никогда подобные места не интересовали.
На какое-то мгновение Урс остановился, хотя было понятно почему. Подросток уловил запах незнакомого для него хищника, и по всей видимости чужак совсем недавно покинул русло. Белогривый тем временем тщательно изучил запах, ненадолго отлучившись от юнца. Вернувшись, малому показалось, что усатый даже рад уходу знакомому. Однако, вскоре он продолжил:
— прайд Скара будет как раз на противоположном берегу. Но гиен, если ветер дует оттуда, можно учуять и через реку.

- По-моему оттуда и без ветра можно их учуять. - на миг позабыв, что он не рассказывал Урсу о своих вылазках к границам прайда. Усатый вспомнил ту дерзкую львицу, точнее как она пыталась прогнать его оттуда. Будь он матерым, решительности в самке бы убавилось. И как тут забудешь встречу с гиенами, после них всё тело ныло. Благо ушибы и ссадины практически прошли, а шерстка скрыла следы драки. Произошло сие событие как раз у реки Зимбабве, куда львы сейчас направлялись. Юный хищник лишь надеялся, что ещё одна встреча с пятнистыми не случится.

- Когда вырасту, я тоже хочу приносить пользу прайду. Правда ещё не решил, кем хочу стать. - решил сменить тему юнец. У каждого свой выбор. Кто-то становится воином, для другого шпионаж придется больше по душе. Песочный всё же склонялся к первому варианту, он сам по себе парень с характером. Ему нравится мериться силами с другими, гонять падальщиков. И так как у юнца нет опытного наставника, он самостоятельно оттачивает навыки.

0

190

Стоило выветриться запаху Такэды, как белый почти сразу же его позабыл. Ушел и ушел, черт с ним. Особой пользы он не принес, зато не причинил и вреда. Куда больше его беспокоило то, что пустоши пахли уже не одним львом, не парой. Что они там забыли, в этой неприветливой глуши? Урс пару раз заходил туда, но потрескавшаяся сухая почва и отсутствие стад кого хочешь заставят повернуть обратно. По слухам, следовало пересечь пустошь, чтобы добраться до охотничьих угодий, достаточно сносных, чтобы прокормить пару десятков голодных ртов — но кому оно нужно, если прямо под боком у тебя прекрасные пологие холмы, среди которых можно отыскать полноводную реку и тучные стада?..
— Ага, воняют они знатно, когда собираются толпой, — без особой злобы, но ехидно поддакнул самец и, склонив голову, изучил открывшийся ему вид.
Сухое русло привело их к кладбищу слонов — к счастью, между ним и дорогой, по которой следовали львы, было немалое расстояние, но оттуда тянуло сырым душком и гиенами, а здоровенные черепа и бивни было видно даже с территории Фаера. Неприветливое, хмурое место. Вряд ли это было единственное место для упокоения крупных животных: Урс ни разу не видел, чтобы слоны из стада, что поселилось на холмах у реки, ходили сюда, зато пару раз находил их умершими, в окружении безутешной родни. Оставалось только гадать, как попали сюда те животные, чьи черепа теперь горами высились на Кладбище — судя по их размерам, они могли добраться сюда лишь собственными ногами.
Пахло оттуда соответствующе. Несмотря на то, что солнце уже было почти в зените, над кладбищем курился какой-то противного вида дымок, обволакивающий белеющие кости и придавая им потусторонний вид. Гиен, впрочем, видно не было. Их, должно быть, здесь и не осталось, все ушли на территорию Скара.
Что ж, там хотя бы черепа грудами не высятся.
Еще несколько минут ходьбы — и впереди показалась Зимбабве, а подобравшись к реке поближе, Урс повернул вниз по течению. Теперь они находились между двумя рукавами реки, в огромном треугольнике, который образовывали эти самые рукава; с третьей стороны, позади, было старое русло. Там, ниже по течению, рукава сольются в один, а затем разойдутся вновь — и так неоднократно; на островках, которые образовывала река, зеленели деревья и кустарники — там был совершенно другой мир, и крупные животные туда не заглядывали. Урсу порой было интересно, но он не решался пускаться вплавь — и не без причины. Ближайшее к неторопливо идущим львам бревно показалось самцу странно чешуйчатым; он обошел его стороной, и, лишь удалившись на расстояние пары десятков метров, оглянувшись, заметил, что "бревно" медленно и лениво уползает в воду.
— О, ты можешь стать кем угодно. Поговори с Фаером или Рагнаром, если до сих пор не определился — думаю, они тебе подскажут, — поразмыслив, после недолгой паузы лев все же ответил на слова Элвина; в его случае все было куда проще — такой здоровенной зверюге вряд ли можно заниматься чем-то, кроме патрулирования границ.
О, нет, он ведь еще мог охотиться — но делал это больше для собственного развлечения, чтобы не терять форму, а заодно и чтобы похвалиться перед Хазирой своими возможностями. Вот, мол, какой я — не только сильный, но все еще проворный и ловкий. Пусть даже газели легко обставляли белогривого, буквально пролетая меж его лап. Урс предпочитал добычу покрупнее.

0

191

Дорога от холмов до реки Зимбабве заняла немалое количество времени, песочный с интересом поглядывал на неизведанные ему места, точнее, до которых он ещё не успел добраться. Юный лев предпочитал в одиночку изучать местные достопримечательности, но этот раз стал исключением. Напросившись на патруль одному из жителей прайда, самец мог более менее быть спокойным, что в случае опасности, белогривый не оставит подростка в беде. Да и он сам готов прийти на помощь, если таковая потребуется. Элвин не считает себя трусом, зачастую даже переоценивает собственные силы, за что получает; однако, иногда нужно снимать короны с головы, и перестать думать о том, что ты всесильный, если противник вдвое больше. Поэтому, вдвоём патрулировать не так страшно.
Разговорившись про гиен, путь львов пролегал мимо слоновьего кладбища, и запах ощущался несколько сильнее обычного. Издалека можно было заметить различных размеров черепов, весьма пугающее зрелище. Замедлив ход, песочный прищурив янтарные глаза, стал всматриваться вглубь на редкость неприятного места, словно пытаясь что-то разглядеть. Но долго задерживаться не стал, и вскоре вновь присоединился к спутнику, к тому же гиен он так и не увидел. Покинув русло, хищники добрались до реки Зимбабве, а юнец сразу же узнал эту местность. Элвин прекрасно помнит, как повстречал здесь одну юную львицу, ну и конечно же именно тут их застала парочка падальщиков. Отбиться от крокутов удалось с трудом, раны конечно же зажили, но песочный точно не забудет, как по собственной глупости пересек чужие владения, едва не став жертвой патрульных. Самец озадаченно посмотрел на небольшую речушку, прежде чем отправиться за Урсом.

- Да, я обязательно поговорю с кем-нибудь из них, - не сразу отозвался малый, размышляя о последних событиях. Кроме выяснения будущих планов, его не менее интересовали чужие земли, где немалое количество гиен сейчас проживают именно там. Как же другие львы терпят подобное соседство? Им же все приходиться делить с падальщиками.

- А что ты знаешь о истории прайда Скара? - если белогривый владеет этой информацией, и немного приоткроет завесу тайны о загадочных территориях, что же на самом деле произошло.

+1

192

офф

Самец помолчал некоторое время, прежде чем ответить. Их патруль был преисполнен молчания: белый то и дело отвлекался, чтобы пометить какой-нибудь подозрительный участок границы или принюхаться к долетевшему издалека запаху. А запахов было много... очень много. Кроме несомненного присутствия других львов на пустошах, Урс отметил еще передвижение стад. Запахи отдельных животных, конечно, он не запоминал: на землях Фаера, как и за пределами его территории, стад было великое множество, и знать все из них было просто нереально. Впрочем, он научился различать виды животных по запаху еще когда был маленьким. Зука научила его. Это было необходимо — особенно когда твоя шкура так светла, что лучше прятаться в траве до последнего, не показывая даже кончика хвоста.
Теперь, распознав по запаху довольно большое стадо гну, недавно проследовавшее на территории Фаера, Урс был благодарен гепардице за эту науку.
— Я знаю немного, — наконец, коротко, но веско обронил белогривый прежде, чем вновь умолкнуть: на сей раз его внимание привлекли капли крови на почве, и он внимательно изучил их, а затем, как-то брезгливо сморщившись, переступил, стараясь не задевать следы лапами.
Кровь принадлежала хищной кошке, но мелкой, куда мельче льва; однако запах другого хищника был неприятен для восприятия Урса.
— Я был совсем мал, когда старый король Муфаса умер. А может быть, это случилось еще до моего рождения, — равнодушно проговорил он; он никогда не видел лично ни одного члена королевской семьи, а потому не интересовался ни ими, ни их судьбой, — но засуха, как говорят, началась еще при его жизни. Дичи и так было мало, ну а новый король пустил на земли прайда гиен, и это только усугубило ситуацию, как я понимаю.
Самец на миг мельком глянул на небо, будто ожидая увидеть там королей прошлого, в которых он, впрочем, не особо-то и верил. Он никогда не задумывался о том, были ли у Муфасы дети. Конечно же были, наверняка, что за король без наследника? И уж тем более никогда белому не приходило в голову, что с ними стало. Хотя, учитывая количество гиен на территории, самец был почти уверен: где-нибудь там, в их желудках, и покоятся дети покойного короля.
— Так вот, вроде бы именно там я и появился на свет. Хотя я уже не помню, где прошли первые месяцы моей жизни, — продолжал свой рассказ лев; кажется, сейчас он сказал больше слов, чем за десяток последних дней: все, что он ранее делал — это дрался, охотился, и спаривался; слова приходили будто сами по себе, и почему-то рассказывать все это Элвину было так легко, будто юнец был создан специально для того, чтобы с приоткрытым ртом слушать весь этот поток сознания, — второй раз я был там около года назад. Не знал о гиенах, и они застали меня врасплох. Пришлось преподать мне урок, хотя, — он легкомысленно хмыкнул, — скорее, они мне урок преподали.
Он как-то мечтательно воззрился в сторону границ с прайдом Скара. Каким молодым он тогда был... и совершенно беспечным. Ему повезло, что помощь неожиданно оказавшегося рядом молодого льва подоспела вовремя — иначе щеголял бы сейчас белый откушенным хвостом как минимум.

0

193

Юный лев внимательно слушал белогривого спутника о загадочном прайде. Кажется, мальцу удалось разговорить самца, а посему не перебивал того. Одно было непонятно подростку, для чего новый король пустил на свои владения гиен? Крокуты всегда пользовались дурной славой и являлись серьезными соперниками для крупных кошек. Никто, будучи в здравом уме, не пустит свору падальщиков. Песочный уже давно пытался изучить историю прайда Скара, и конечно же ему интересно узнавать новую информацию. А Урс вдобавок, тонкими нитями связан со своим прошлым домом. Юнец замедлил ход, постоянно оборачиваясь в сторону реки Зимбабве. Элвину единожды удалось в одиночку переступить границы, но дальше он бы не решился идти, слишком безрассудный поступок. Усатый вновь взглянул на белогривого, похоже он настолько увлекся рассказом, что не заметил того, как малой постоянно озирался на пройденный путь.

- А ещё я слышал про наследника Муфасы, возможно это и вымысел, не знаю.. - добавил песочный, до конца выслушав Урса. Хотя юнец не верил в пропавшего сына, иначе зачем принцу бежать от обязанностей, передавать в чужие лапы трон. Вспомнив про гиен, самец презрительно фыркнул. Он никогда не был любимцем судьбы, однако, каждый раз участвуя в драках с крокутами, каким-то непостижимым образом, льву всегда удавалось избегать не только переломы, но и вовремя уберечь шею от клыков противника. Конечно так будет не всегда, фортуна очень изменчивая. Элвин ещё слишком молод, иногда ему проще сделать ноги, чем принять бой.

- Урс, у тебя наверняка хороший боевой опыт. Может ты научишь меня каким-нибудь приемам? - навыки пригодятся юному хищнику в жизни. Песочный не считал свою просьбу странной, в его возрасте необходим опытный наставник, а белогривый весьма подходит на данную роль. Правда русло не то место, где стоит обучаться.

- Куда мы кстати сейчас направляемся? - не унимался малец, а вдруг они дойдут до поляны, уж там точно можно разгуляться.

Отредактировано Элвин (22 Июн 2017 15:05:34)

0

194

офф

Белый равнодушно качнул головой. Он слыхом не слыхивал о наследнике Муфасы. Вообще о детях королевской четы не имел ни малейшего понятия — и уж тем более, ни сном ни духом не ведал о том, что Симба все-таки жив, хоть и чертовски далеко от родного дома. В его мире все было более-менее стабильно и спокойно, по крайней мере, с тех пор, как они с Рагнаром и Исгерд догнали и растерзали ту четверку нарушителей.
Ну, растерзали, конечно, все-таки сильно сказано, но чем больше проходило с этого происшествия времени, тем увереннее белый думал про себя "мы растерзали", будто сам завалил не менее чем двоих из них.
— Никогда о нем не слышал, — отозвался самец.
Он с неожиданным интересом воззрился на своего спутника. Урсу всегда казалось, что он вот только-только пришел в прайд; однако же, он жил здесь уже второй год. Срок немалый, почти треть его короткой жизни, и так уже переполненной острыми ощущениями, побегами и покушениями на его шкурку. Сперва ему все казалось, что все идет не так, как нужно: хотя лев устал от вынужденного одиночества, — а будучи неумелым охотником, еще и отощал, удивительно, что при этом все-таки умудрился вымахать крупнее, чем ему бы полагалось, — он все-таки дичился прайда, по большей части оттого, что был единственным белошкурым львом в нем, и, к тому же, одинокая жизнь не прошла даром, и порой ему было тяжело оттого, что в логове сидит чертова куча общительных львов. Но остальные будто бы и не замечали, что он от них отличается, отнеслись вполне дружелюбно, и если юнец порой и огрызался — лапой у виска крутили, а то и подзатыльник поддавали, как равному, чего уж там. Дело обычное. А там и шкурка немножко пообтрепалась, потемнела, стала уже почти бежевой. А может, просто Урс перестал обращать на это внимание и наконец-то принял себя таким, какой есть.
Так вот, о чем это мы.
Он помнил Элвина, хоть и смутно, еще львенком. Они, трое пришельцев, появились в прайде примерно в то же время, что и Урс. Чуть раньше или позже, не так важно; первое время светлошкурый все равно будто бы в облаках парил, одновременно раздраженный тем, что ежедневно окружен малознакомыми львами и обрадованный тем, что все-таки не одинок, — трудно было всех упомнить, он патрульных-то, с которыми вместе обходил границы, через раз путал. А тут детеныши. Мать их, однако, он встречал, но в ту пору ограничивался лишь вежливым приветствием — как со всеми остальными. Потом, понятное дело, все его мысли поглотила Хазира. Даже сейчас, вспоминая о ней, самец чувствовал, как разливается где-то внизу живота непрошеное мучительное тепло. В общем, момент, когда Элвин остался без матери, Урс как-то упустил.
Он уже открыл было пасть, чтобы расспросить его о том, откуда родом он и его семья, но как раз в этот момент подросток задал новый вопрос, введя белошкурого в ступор.
— Ну... — самец замешкался, не желая лгать, но все же в конце концов сказал правду, — на самом деле опыт у меня не слишком велик. Рагнар отметил меня лишь потому, что я справился с одним противником, но это, по большому счету, случайность. Меня никто не обучал, и я больше занимался патрулированием... а иногда охотой.
Он мотнул головой, показывая, что услышал новый вопрос.
— Скоро мы выйдем к реке, — он демонстративно втянул воздух: тот стал более влажным, значит, Зимбабве близко, — пройдем немного вдоль нее. Западнее пяти камней должен пройти еще один патруль, поэтому туда идти смысла нет.
—→ Западные берега реки Зимбабве

Отредактировано Урс (23 Июн 2017 23:15:07)

0

195

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"38","avatar":"/user/avatars/user38.png","name":"Mephi-san"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user38.png Mephi-san

Что-то странное творится на востоке: небо над видимой частью вулкана Килиманджаро затянуто странными, темно-фиолетовыми облаками, отдаленно напоминающими грозовые тучи. Создается впечатление, будто огромная гора ожила и начала чадить дымом. Слышен едва различимый, мерный гул, а также рокот мелькающих в облаках раскатов голубоватых молний — зрелище, безусловно, очень красивое и завораживающее, моментально привлекающее к себе внимание. Вода в реках, лужах и озерах ведет себя странно: на ее поверхности заметна мелкая, волнующаяся рябь, будто от легкого порыва ветра или слабого трясения почвы.

0

196

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"3","avatar":"/user/avatars/user3.jpg","name":"SickRogue"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user3.jpg SickRogue

На востоке вспыхивает ослепительное багряное зарево, отчего в саванне на несколько мгновений становится светло как днем. Спустя считанные мгновения земля содрогается, как перепуганная зебра, вода во всех водоёмах начинает ходить ходуном, а с возвышений скатываются камни — как мелкие, так и покрупнее. Поначалу все это происходит в жуткой тишине, но затем с запада доносится дикий, оглушительный грохот, настолько громкий, что он заглушает все и вся. Постепенно интенсивность этого звука начинает затихать, но его отдельные раскаты, глухие и зловещие, время от времени по-прежнему долетают до ушей местных обитателей. Стихает и дрожь земли. Обвалы прекращаются, а, со временем, проходит и волнение на воде. Небо в восточной его части заволакивает странными, зловещими тучами, сквозь которое по-прежнему пробивается странное и жуткое зарево — а снизу их озаряют красные огненные всполохи. Кажется, подножье Килиманджаро, а также все его окрестности, охвачены страшным пожаром.

0

197

—-) Поле костей

По правде говоря резво трусившая вперед львица, как-то не особо надеялась, что ее спутники так и останутся следовать за ее красной, малость покоцанной тушей, даже не думая, чтобы просто пойти своей дорогой.

Она притормозила на полпути, обернулась, с удивлением, но молча, приподняв тонкие брови и дождавшись, когда самцы с нею поравняются. Экие бодигуарды, вы посмотрите на них.

Эва изучающим, пристальным взглядом прошлась сначала по здоровому, на ее взгляд, Деметрию, который был непривычно высоким, выше всех львов, которых она видела. Гигант, может? Уж кто их знает. Еще эта грива. Огромная, пышная, целый стог сена, не меньше! Казалось в такую нырнешь - и поминай как звали, вряд ли вообще оттуда выберешься. Светлая... со странным оттенком на концах. Это что... седина? Почему он в таком возрасте и седой? Вроде бы на вид никаких явных отклонений нет, которые мешали бы ему жить, или охотиться. Сильные лапы, крепкое тело. Худоват правда, но обычно самцы-одиночки никогда не могли похвастаться упитанным брюшком, чай некому таскать пожрать, все самому приходится добывать, а с охотой у самцов, обычно, увы, туго. Внезапно Деметрий повернул к ней свою, как обычно, добродушно, эдак приторно улыбающуюся морду, кажется, заметив, что его персона привлекла таки внимание огненной львицы. Некоторое время мирно топающие львы молча пялились друг на друга, при этом Эвелин даже не думала стеснительно отворачиваться, а наоборот, горделиво приподняла подбородок кверху, безо всякого стеснения разглядывая непривычно яркую радужку. Небо не небо, вода не вода, а непонятный, ядовито-лазурный цвет глаз, неестественный для нее какой-то. Шевельнув ушами Эв отвернулась, предоставив Диме пялиться дальше теперь уже на ее взъерошенный затылок.

Он был дико, ну просто ОЧЕНЬ странным...

В противовес второму ее спасителю, который в принципе ничем особым не отличался. Эвелин со сдержанным интересом поразглядывала и его статную фигуру. Простой светлый окрас, огненная грива, средней густоты. Спокойная и добрая, простая усатая морда. Вся его необычность, по мнению палладинши, заключалась только в том, что он немой. С другой стороны, порой пустая болтовня очень мешает жить и немой товарищ - это лучшее, что могла бы послать тебе судьба. Спасение, ей богу.

- Меня зовут Эвелин. Можно просто Эва, рада знакомству, - наконец, соизволила представиться своим спутникам воительница, так и степенно, неторопливо топая где-то посередке между крепкими мужскими телами. Конечно едва ли у нее проявилось хоть сколько-то доверия к этой странной парочке, но теперь уже, после того, как ее выдернули точно пробку из бутылки, было как-то неприлично оставаться не названной. Ну не удавиться же она, если имя скажет, верно? Все равно ведь... - Вам, наверное, по своим делам пора, а я вас и так задержала, - как всегда вежливо, горделиво подметила красношкурая, эдак чинно кивнув головой. В самом деле, ну не пойдут же они жизнерадостной компашкой в закат. Наверняка им есть чем заняться, кроме как пасти бедовый зад этой барышни.

- Тебя как хоть зовут? Имя одного своего спасителя я уже знаю. Прежде чем мы расстанемся, хотелось бы узнать и твое, - томно прикрыв веки и все с той же невообразимо надменной и гордой мордой, обратилась Эвелин к "немому". Правда уж хрен его знает, как он "назовется", но уйти не узнав имени было как-то ну... надо же как-то помянуть того, кто ей помог, она такие вещи ценила.

+2

198

Кладбище слонов >>>


Несмотря на то, что Дему, по сути, так и не удалось воплотить в жизнь свои планы, касающиеся более подробного изучения Кладбища Слонов, он все равно выглядел чертовски довольным — что наверняка казалось очень странным, лицезреть за стороны эту широкую, радостную лыбу от уха до уха, как если бы они только что выиграли целую слоновью тушу в лотерею, но никак не улепетывали, сверкая пятками, от толпы голодных падальщиков! Голубоглазый аж тихонько мурлыкал что-то себе под нос, весь преисполненный этого загадочного довольства, бодро задрав хвост к постепенно светлеющим небесам и едва ли не пританцовывающей походкой следуя куда-то за решительно топающей впереди Эвелин, периодически заботливо оглядываясь на их молчаливого товарища: ты еще с нами, приятель? В какой-то момент, вся троица поравнялась друг с другом и продолжила путь уже плечом к плечу, обмениваясь внимательными, изучающими взглядами; особенно "старалась" красношкурая львица, очутившаяся ровно по центру от обоих самцов и теперь поочередно зыркающая на них снизу вверх, с угрюмой настороженностью щуря свои яркие синющие глаза. Наверное, решала про себя, стоит ли им двоим доверять и вообще... почему они все еще не разбежались в разные стороны, по какой причине держатся рядом? В глазах самого Деметрия, эта ситуация не являлась сколь-нибудь странной или подозрительной. В конце концов, они только что пережили совместное приключение, довольно увлекательное, между прочим! После такого было бы как минимум невежливо вот так просто бросить своих спутников на середине пути... куда-то... очевидно, в более тихое и безопасное место. Уж Дем точно не планировал молча "сливаться" в неизвестном направлении, наоборот, ему пришлась по душе эта до крайности необычная компания. Пускай не очень, ээ, словоохотливая, учитывая немоту чужака и подчеркнутую холодность самки, но, безусловно, очень ему интересная! Так что, Деметрий вполне спокойно выдержал на себе этот нарочито-грозный, раздевающий чуть ли не до костей взгляд Эвы, в стиле "даже не пытайся меня обмануть, я таких насквозь вижу!", вполне миролюбиво улыбаясь ей в ответ — ну, спокойно, дорогая... В конце концов, они с рыжиком только что спасли тебе жизнь! Уж это ли не признак того, что они настроены как минимум доброжелательно?

И все-таки, она была забавная. Столько гордости и нарочитой спеси во взгляде, словах, движениях... А ведь по виду это была еще совсем молоденькая, не шибко проученная жизнью львица. Ладно бы, какая-нибудь матерая самка, возрастом эдак втрое старше его самого! Может, она была королевских кровей? Это как минимум объяснило бы причину такой напыщенной манеры поведения; с другой же, возникал логичный вопрос, какого черта наша дражайшая принцесса прогуливалась по Кладбищу Слонов? Словом, все это не на шутку его заинтриговало.

Ну да, мое имя вы уже оба слышали, — дождавшись скупого представления со стороны их спутницы, все таким же невозмутимо-дружелюбным тоном отозвался Деметрий, как и Эвелин, плавно переводя взгляд на ступающего поодаль одиночку. — А вот наш товарищ, увы, вряд ли сможет полноценно представится, — новая располагающая улыбка была адресована теперь уже рыжегривому самцу, прямиком поверх взъерошенного затылка Эвы. Мол, ты уж извини, говорю как есть. Без обид, так сказать. — Но, может, он сможет намекнуть нам, откуда он пришел и как нам следует к нему обращаться? Удобства ради, — тут Деметрий вдруг притормозил, вставая точно посреди пустынного, заваленного камнями русла, по которому они брели уже минут десять-пятнадцать, тем самым вынуждая остановиться и оставшуюся парочку. Вроде бы ничего особенного — но, в то же время, этот лев словно бы ненароком взял управление ситуацией в свои собственные лапы, не давая Эвелин возможности ими поруководить. Как она, должно быть, уже привыкла это делать — вон как важно держится! — Не думаю, что это удачная затея — так быстро разбегаться в разные стороны, оказавшись где-то в самом центре чужих владений, — как ни в чем не бывало продолжил Дем, разворачиваясь полукругом и глубоко вдыхая местный, наполненный сыростью воздух. Размытая почва под его лапами непривлекательно чавкнула, но льва это, кажется, ни капельки не смущало. — Насколько мне известно, эти владения принадлежат большому львиному прайду, живущему у подножья гор... Правда, в последнее время я что-то не замечал большого оживления на границах. Так или иначе, лично я бы предпочел встретиться с местным патрулем не в одиночку, а как минимум в компании вас двоих. Как считаете? Может, имеет смысл и дальше держаться бок о бок, до тех пор, пока мы не выйдем на нейтральные земли, — он вновь развернулся в сторону Эвы и Немого, с предельно расслабленным и безмятежным видом переводя взгляд с одной взъерошенной морды на другую и обратно. Доселе паривший где-то на высоте Корвус, между делом, с глухим карком уселся на вершину ближайшего каменного нагромождения, некогда являвшегося берегом глубокой и полноводной реки, и мрачно воззрился на чужаков с высоты своего "насеста", пока что храня гробовое (и довольно-таки неуютное) молчание.

+2

199

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"94","avatar":"/user/avatars/user94.png","name":"Hatty_Hattington"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user94.png Hatty_Hattington

→ Поле Костей (316)

Песчаный продолжал следовать за красношкурой львицей и Деметрием, все дальше удаляясь от гиеньих земель. Как только они покинули территорию слоновьего кладбища, рыжегривый выдохнул с облегчением: перспектива быть растерзанным на части сворой падальщиков резко исчезла. Иногда поглядывая на своих спутников, лев почти все время их побега был погружен в свои мысли, пытаясь придумать, что же ему делать дальше. Часть своего задания он выполнил, но все же...

Когда вся троица сбавила ход, песчаный начал активно озираться по сторонам, периодически посматривая на небо. Краем уха он слушал, как переговариваются его спутники, но участия в этом разговоре он не принимал: все его внимание было сосредоточено на небольшом пятнышке на небе, которое очень быстро приближалось к нему. А когда ему удалось рассмотреть его получше, то лев резко остановился, и развернулся к нему.

По мере того, как оно приближалось, у пятнышка можно было рассмотреть крылья, а вскоре и все тело. Сокол резко спикировал вниз, затормозил и зацепился своими когтями за ближайший валун. Песчаный радостно побежал к нему. Сокол, пристально смотря на льва, поприветствовал его:

— Хм, неплохо, у тебя все же получилось проскочить мимо гиен. Мои поздравления.

Лев гордо выпятил свою грудь, довольно уселся прямо перед соколом.

— Так, хорошо, а кто эти двое? Они плохие? — шепотом поинтересовался птиц.

Песчаный отрицательно помахал головой, а затем поднял лапу и начал очерчивать в воздухе ею круг перед собой.

— Хм, они друзья? — продолжал допытываться сокол.

Рыжегривый на секунду остановился, покачав лапой в разные стороны, а после продолжил "чертить" круг.

— Ты их знаешь? — сокол продолжал допрос.

Лев покачал головой, все еще продолжая свое круговое движение.

— Ты их встретил недавно?

Песчаный остановился и кивнул, а затем указал лапой в сторону слоновьего кладбища.

— Ясно. А тебе удалось там найти...

Лев виновато покачал головой.

— Ладно, это было бы в любом случае слишком большой удачей для тебя. Придется искать тебе его где-нибудь еще... Эй, а вы чего там стоите? Одиннадцатый говорит, что вы не плохие ребята, а значит вам нечего стесняться. Как дела, народ?

Сокол вспорхнул и уселся на голову Одиннадцатого. Пройдясь взглядом по львам и ворону, он своим спокойным тоном продолжил вещать:

— Да, мне кажется, что этот "говорливый" господин не сообщил вам своего имени. Не то, чтобы он совсем не мог этого сделать, но даже я не могу раскрыть его настоящее имя. Таковы правила, верно, Одиннадцатый?

Лев покорно кивнул.

— Все верно. В присутствии незнакомцев не называть своего настоящего имени, если только вы не доверяете им. Впрочем, оно вам все равно не понадобится, ведь Одиннадцатый должен дальше идти и заниматься своими делами. Посвящение ждет, а впереди еще финальное испытание. Нет, ты, конечно, можешь побыть с ними недолго, но чем дольше ты тратишь время на всякую ерунду, тем дольше не сможешь вернутся обратно.

Одиннадцатый, посмотрев на своих спутников, лишь пожал плечами с тоской на лице. Ему хотелось побыть немного в их компании, они казались достаточно надежными львами. Но он понимал, что сокол прав: ему нужно закончить свои дела, и тогда он сможет вернуться домой. Однако внезапная мысль резко озарила его. Пошевелив головой, стараясь привлечь внимание птицы, он указал лапой на Эвелин и Деметрия, а после указав на себя, а после начал активно крутить лапой, в очередной раз выписывая круг.

— Ч-что ты хочешь? Вместе с ним остать... Так, ты хочешь, чтобы они тебе помогли?

Рыжегривый активно начал качать головой. Сокол, секунду поразмыслив, ответил:

— Правила не запрещают помощи извне, если ты сможешь с ними договорится. Хе-хе, если ты убедишь их помочь тебе, то я не буду против. Мне самому уже надоело все это.

Одиннадцатый вопросительно уставился на пару львов, ожидая их ответ. Он не ждал чуда, но надеялся, что они хотя бы попытаются его "выслушать". Впрочем он еще не знал, как ему убедить их последовать за ним, но попытка явно стоила того.

+2

200

Эва примолкла, эдак иронично приподняв брови, когда "блондинчик" вдруг резко дал по тормозам, оказавшись чуть впереди их скромной процессии и эдак живенько отозвался, мол... а давайте мы не будем разбредаться, господа? Нам же так хорошо, такой дружной компанией! Остановившись вместе со всеми, красная скептично поморщила переносицу, в который раз пристально разглядывая этот "стог сена с лапами", пытаясь банально понять, что у этого эксцентрика на уме. Такой счастливый и бодренький, словно как минимум исполнил свою давнюю мечту, а не встретил каких-то случайных попутчиков, да еще так прилично рискнув своей собственной "ванильной" шкурой.

Тем не менее она его спокойно выслушала, мысленно сделав пометку, дескать, ага... Во-первых тут некогда шнырял местный прайд, который, вот уж наверняка, терпеть не может чужаков, а во-вторых... этот Деметрий не принадлежит ни к одному соседнему прайду, и вообще какой-то до ужаса странный, мутный (хоть и симпатичный) одиночка, который шныряет по окраинам территорий. Сразу возникали следующие вопросы: зачем и почему? На неприткнувшегося никуда потеряшку он отнюдь не похож. Вполне себе такой самоуверенный и деловой самец, который точно знает, чего он хочет от этой жизни, и вполне доволен своей бродячей судьбой.

Хотя с другой стороны, чего она так на этом светлошкуром здоровяке зациклилась? Все равно еще немного погуляют вместе, да разойдутся как в море корабли.

Ну что тут скажешь - уж больно он был со всех сторон чудной. Таких самка еще в своем коротком путешествии точно не наблюдала.

- Ты хочешь подраться с патрульными, или просто пытаешься еще немного насладиться нашим незабываемым обществом? - тем не менее не сдержала легкого, чисто девичьего кокетства самка, взирая на Диму снизу вверх, сквозь пряди своей колючей, вишневой челки. А после двинулась дальше, грациозной пантерой, почти ползком обогнув светлого, и вновь спокойно развернувшись к своим спутникам спиной, намереваясь продолжить путь. Куда уж там вела эта каменистая дорога.

Правда далеко она не ушла, едва ли сделав еще пару шагов вдоль высоких гранитных стен, так же как и остальные обратив внимание на стремительно приближающуюся к ним птицу, которая стрелой спикировала с небес, вынудив паладиншу аккуратно посторониться, уступая место для посадки. Это еще что за товарищ?

Эвлин развернулась обратно, перегородив, считай, своим туловищем путь, с любопытным видом склонив голову на бок и развесив крупные, косматые уши. Из "разговора", стало понятно, что эта птица каким-то образом связана с их молчаливым товарищем. Может фамильяр. Да нет, не похоже. Вроде бы...

Послушно приблизившись на дружеский оклик пернатого, Эва неторопливо вернулась обратно к рыжегривому и заинтриговано хлопающему яркими, голубыми глазками Деметрию, уж и сама заинтересованно прислушиваясь к чужой речи, лениво покачивая темной кисточкой хвоста. Посвящение? Финал? Испытание? - Одиннадцатый? - эдак недоверчиво переспросила у песочного львица, вновь удивленно приподняв широкие брови. Странное имя. И судя по тому, что сказал сокол, не совсем настоящее. Это его какой-то номер... что ли? - Я у тебя в долгу за помощь и конечно же с радостью помогу в ответ, - негромко, как обычно нарочито чинно ответила Эвелин, коротко кивнув головой. - Не знаю правда, как наш косматый друг, ему вот вроде ни в чем помогать не надо, насколько я понимаю, - она повернула голову к Диме. А затем, смерив его очередным "выдержанным" взглядом, вновь обернулась к Одиннадцатому и восседающему у него на голове птаху. - Что нужно делать? Каковы правила? 

Отредактировано Эвелин (20 Июл 2020 03:36:35)

+3

201

Нет, милая, с патрульными я драться не хочу, — все таким же расслабленным и безмятежным, отчасти даже шутливым тоном отозвался Дем на провокационный вопрос Эвелин, добродушно растягивая уголки губ в разные стороны и щуря свои пронзительно-голубые глаза. Внимание его оставалось прикованным к гибкому силуэту львицы, которая вдруг ни с того, ни с сего решила-таки сбросить с себя эту холодную, чопорную маску и повести себя капельку... приземленнее, что ли? По крайней мере, теперь в ее словах и поведении проглядывали вполне естественные нотки чистейшего девичьего кокетства. Надо сказать, такая резкая перемена в характере сдержанной (и не шибко-то общительной, как казалось до этого) самки была столь же внезапной, сколь и откровенно приятной. Ни секунды не отводя от Эвы своего заинтригованного взгляда, Деметрий плавно развернул морду ей вслед, теперь уже без капли стеснения рассматривая соблазнительные контуры чужого тела, его манящие изгибы и округлости. А что? Она сама подставляла себя под изучающие очи самца. — Для этого я и предложил нам всем держаться вместе. Когда чужаков трое вместо одного, это поневоле располагает к ведению мирных переговоров... в большинстве случаев, — он умолк, точно так же, как и невозмутимо "проплывшая" мимо него Эвелин, задрав голову кверху и со сдержанным любопытством пронаблюдав за появлением нового действующего лица в обличье небольшого сокола. А вот сокол, наоборот, успешно их проигнорировал, с ходу завязав "беседу" с их немым знакомым. Который, кажется, был чертовски рад появлению этой странной говорливой птахи — вон, как живо окликался на ее суровые расспросы, тряс гривой и всячески жестикулировал. Настоящая пантомима!

И снова Дем на какое-то время будто бы напрочь позабыл о присутствии красношкурой воительницы, подобно ей самой живо навострив уши и безо всякого смущения "грея" их на чужом разговоре... если это можно было так назвать. В конце концов, о нем же самом и вели речь! Имел, так сказать, право.

Так-так-так...

День добрый... Начнем пожалуй с того, что мое имя — Деметрий, а эту прелестную барышню зовут Эвелин, — как всегда учтиво откликнулся самец, дождавшись, когда пернатый закончит выяснять, кто есть кто, представив себя самого и заодно — замершую чуть поодаль львицу. Уж коли та не спешила называть соколу собственное имя... Может, конечно, у нее тоже были какие-то свои негласные правила, запрещавшие банальную вежливость, но Дем-то об этом не знал, хе-хе. — К слову, вы могли бы уточнить все детали случившегося у нас, если это важно. Это значительно облегчило бы вам дело, уважаемый... уважаемая? — он с легким сомнением скользнул взглядом по миниатюрному птичьему силуэту, чем вызвал короткий, раздосадованный карк Корвуса. Столько, блин, времени с птицами общаешься, а пол определять так и не научился, балда. — Ах да, а это мой спутник и верный товарищ Корвус, — запоздало представил ворона Дем, с улыбкой подняв к нему свою усатую морду. — Он у нас тоже не шибко разговорчивый, вы уж не обижайтесь... — он замолк, с растущим интересом наблюдая за воодушевленными кривляниями Одиннадцатого. Ишь, как оживился-то! Помощь ему нужна, значит. Испытание... посвящение... Все это, стоило признать, звучало до крайности интригующе. Настолько, что вон даже сама Эва заинтересовалась! И практически сразу же согласилась помочь, отчего-то коротко, словно бы оценивающе зыркнув на спокойно давящего лыбу Деметрия. Что такое, красавица? Уже поневоле задумываешься о том, будет ли он в этом участвовать? Весьма разительная перемена, по сравнению с тем, как Эвелин настойчиво прогоняла льва прочь от себя, ну тогда, на Кладбище! Вот уже и ведет себя чуточку иначе, хоть и старается прикрыть это напускным равнодушием. Привыкает, поди, к его присутствию. Вон, уже задается вопросом, собирается ли он разделить сию необычную инициативу, из разряда "сделай то, не знаю что, поди туда — незнаюкуда"...

А почему бы и не составить им компанию, собственно? Это вполне укладывалось в его планы. Не он ли сам, в конце концов, предложил Эве и Одиннадцатому держаться вместе!

"Наш косматый друг" очень даже не против остаться и подсобить по мелочи, — Деметрий снова хитро прищурился, отвечая львице своей неизменной улыбкой во всю ширину пасти, а затем вновь перевел взгляд на сокола и его хозяина... товарища... сопартийца... кем уж там они друг другу приходились? — Да, расскажите чуть подробнее об этом вашем испытании. Полагаю, мы принесем чуть больше пользы, если будем лучше представлять, что именно от нас двоих требуется.

+2

202

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"94","avatar":"/user/avatars/user94.png","name":"Hatty_Hattington"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user94.png Hatty_Hattington

Сокол хитро осматривал красношкурую львицу и лохматого самца вместе с его другом вороном, пока они представлялись и уже заочно соглашались помочь Одиннадцатому с его делом. Но как только речь зашла о деталях, сокол на секунду устремил взгляд на макушку рыжегривого, а затем повернулся к слушателям.

— Правило имени распространяется и на меня тоже, но в несколько иной форме. Я мог бы сказать его, но, сказать честно, мы с вами знакомы недостаточно долго, чтобы я мог назвать его. Так что можете называть меня... Хм... Наблюдатель. Впрочем, вам незачем запоминать его, потому что вряд ли вы меня вскоре увидите. И да, я самец, — сокол повернул свою голову в сторону Деметрия, хитро ухмыляясь. — И, как вы могли догадаться по имени, я наблюдаю за Одиннадцатым во время его Посвящения на тот случай, если он окажется в ситуации, когда ему потребуется помощь, он полностью провалится или будет убит. По сути моя задача известить других, если с ним что-то станется, чтобы они не оставались в неведении.

Наблюдатель еще раз покосился на Одиннадцатого, на что тот утвердительно кивнул.

— Видите? Все именно так. Я никак не могу помогать ему с его заданием, а также рассказывать о важных конкретных вещах, связанных с Посвящением, его личностью, принадлежностью и прочими вещами, которые хоть как-то могут повлиять на его безопасность и проведение Посвящения в своем корне. Но поскольку правила не запрещают получать помощь извне, то я могу рассказать вам о базовых вещах, связанных с Посвящением.

Сказав эти слова, сокол серьезно уставился на Деметрия и Эвелин, словно говорил сейчас не с огромными кошками, а с маленькими птенцами, которые готовились к своему первому полету.

— Итак, начнем, — начал свое объяснение Наблюдатель. — Для Одиннадцатого Посвящение - это своего рода ритуал, который позволит ему... Хм... Как бы правильно это выразить... Стать частью прайда, если можно так сказать. Для вас это не важно, это важно только для него самого. Главное, что ему необходимо проявить себя, добыв некоторые... Предметы и с их помощью получить благословение духа. Некоторые вещи ему уже удалось найти, и дух их принял, но нужно добыть их все. Этим он сейчас и занимается, пока выполняет некоторые другие задачи, которые не связаны напрямую с его Посвящением. И вас они также не должны касаться, — в этот момент он слегка цапнул песчаного лапой за ухо. — Правила очень простые: сперва находится какой-то определенный предмет, затем Одиннадцатый проводит небольшой и простой ритуал подношения и, если дух принимает предмет, то все хорошо и Одиннадцатый приближается на шаг ближе к окончанию Посвящения. Если нет, то он продолжает искать предмет дальше. При этом совершенно неважно, каким образом он добудет этот предмет, что по сути и является основной идеей Посвящения. Поэтому и принимается помощь других, ведь это тоже удобный способ добыть предмет, верно?

Наблюдатель замолк и, вспорхнув крыльями, устремился ввысь, оставив львов одних.

— И это все, что я могу вам рассказать. Остальное пояснять будет Одиннадцатый, — сокол громко расхохотался, взлетая все выше и выше, — Если вы, конечно, согласитесь ему помогать. И да, не забывайте: я вижу всё, — после этих слов Наблюдатель спешно улетел в сторону и вскоре его практически невозможно было рассмотреть.

Рыжегривый, проводив взглядом птицу, вопросительно посмотрел в глаза Эвелин и Деметрия, ожидая их решения.

+2


Вы здесь » Король Лев. Начало » Предгорья » Высохшее русло