Страница загружается...

Король Лев. Начало

Объявление

Дней без происшествий: 0.
  • Новости
  • Сюжет
  • Погода
  • Лучшие
  • Реклама

Добро пожаловать на форумную ролевую игру по мотивам знаменитого мультфильма "Король Лев".

Наш проект существует вот уже 10 лет. За это время мы фактически полностью обыграли сюжет первой части трилогии, переиначив его на свой собственный лад. Основное отличие от оригинала заключается в том, что Симба потерял отца уже будучи подростком, но не был изгнан из родного королевства, а остался править под регентством своего коварного дяди. Однако в итоге Скар все-таки сумел дорваться до власти, и теперь Симба и его друзья вынуждены скрываться в Оазисе — до тех пор, пока не отыщут способ вернуться домой и свергнуть жестокого узурпатора...

Кем бы вы ни были — новичком в ролевых играх или вернувшимся после долгого отсутствия ветераном форума — мы рады видеть вас на нашем проекте. Не бойтесь писать в Гостевую или обращаться к администрации по ЛС — мы постараемся ответить на любой ваш вопрос.

FAQ — новичкам сюда!Аукцион персонажей

VIP-партнёры

photoshop: Renaissance За гранью реальности

Время суток в игре:

Наша официальная группа ВКонтакте | Основной чат в Телеграм

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Скала Прайда » Церемониальный утес


Церемониальный утес

Сообщений 481 страница 494 из 494

1

http://sg.uploads.ru/bwkLX.png

Все важные церемонии происходят здесь. Длинный утес вздымается к небу, а под ним заросшая травой поляна, на которой любят играть львята. Сбоку начинается каменное нагромождение, подобно ступеням ведущее к площадке перед королевской пещерой.

*ссылка на устаревшую локацию - Церемониальный утес

[formatgic=sidewindow]

Очередь:

Кула
Санкар
Скар
Тама
Тоджо
Малка

Отпись — трое суток.
Игроки вне очереди
пишут свободно!

[/formatgic]

0

481

В ответ на заданный вопрос Гиза лишь состроила какую-то невнятную полуулыбку, будто ответить словами для неё было бы слишком неловко. Взгляд её по мере сил старался выглядеть подбадривающим. В целом, всё её лицо как будто выражало мысль наподобие: "Ну ты же и сам всё понимаешь. От меня ничего не зависит, ждать будем столько, сколько понадобиться на то, чтобы Зира пришла в лучшее состояние духа". В чём была проблема высказать то же самое, только вслух, было неясно. Гилберт не обладал фантастической проницательностью, но догадаться, что на данный момент хоть требуй, хоть не требуй, всё равно ничего не произойдёт, ему особого труда не составило. Ну что ж, на нет и суда нет, остаётся только сидеть на месте и наслаждаться тем, как холодные дождевые капли стучат тебе по голове, спине и бокам, медленно превращая твою пушистую детскую шёрстку в спутанный мокрый кусок меха. Прелестно.

Ледяной душ смыл со львёнка последние остатки сна - спать уже не хотелось, хотелось просто попасть куда-нибудь, где тепло и сухо. Детёныш начал зябнуть, недовольный из-за этого, а ещё из-за того, что его вполне резонные требования были проигнорированы, он злобно косился на старшую львицу и про себя бормотал в её адрес все известные ему ругательства и проклятия. Тот факт, что вины Гизы в происходящем не было вовсе, его нисколько не смущал - а на кого же тогда ему срывать злость? Не на Зиру же? Зира шишка важная, и может себе позволить арендовать целую пещеру для семейных разборок, что не вызывает никакого диссонанса, так как совершенно не расходится с важнейшей максимой, усвоенной Гилом ещё в детстве - кто сильнее, тот и прав. К тому же королева не существовала в его сознании как непосредственная причина того, что сейчас он торчит на улице под дождём, всё-таки она всё время находилась где-то в стороне, и, кто знает, если бы она не стала так громко орать, он бы, возможно, и вовсе не заметил её присутствия. В довершение ко всему, Зиру ругать попросту страшно, пусть даже и про себя. То ли дело Гиза, которая самолично вытолкала его из грота, а сейчас сидит и контролирует, чтобы он ни в коем случае не попал обратно - да, для его же блага, ну и что с того, всё равно ведь неприятно здесь торчать!

Недовольно размахивая хвостом из стороны в сторону, Гилберт, которому такое невероятно увлекательное занятие как сидение на месте и верчение головой во все стороны опротивело чуть ли не до дрожи в лапах, уже было начал перебирать в голове варианты, чтобы такого сделать, чтобы что-нибудь да начало происходить, как вдруг услышал за своей спиной тихую фразу:

- Можем гулять.

Белый львёнок развернулся (давно пора, кажется, всё интересное происходит только за его спиной), чтобы посмотреть на того, кто это сказал. Фраза принадлежала новичку, не так давно присоединившемуся к прайду, после того, как Мхиту выловил его из реки и решил оставить необычный улов себе. Пока что в его памяти серый отложился как не особенно интересный львёнок, всех дичащийся и странно, как будто с натугой разговаривающий, отчего и не рассматривался всерьёз как потенциальный товарищ для игр. По крайней мере, до этого момента.

Сначала Гилберт не понял значения предложения, так как сказано оно было уж очень странным тоном. "Гулять? Да, пожалуй... можем. Нам не запрещают". Поэтому первое время он просто молча смотрел на своего нежданного собеседника, окидывая его изучающим взглядом, как будто повернулся и забыл зачем. Но спустя пару секунд до Гила всё-таки дошло, что имелось ввиду, тогда он медленно расплылся в хитрой, заговорщической улыбке и с иронией спросил:

- Что, только вступил в наш прайд, а уже не терпится свалить отсюда?

Параллельно он покосился в сторону Гизы. Казалось, взрослая львица не заметила их разговора, или заметила, но пропустила мимо ушей, считая, что никакой важной информации в нём не содержится, а значит, можно не прислушиваться. Что ж, зря, очень зря с её стороны, кто знает, что ещё из этого может выйти?

- Да ладно, я ж тебя не осуждаю. Меня и самого достало. Торчим здесь, как пни, - продолжал львёнок более приглушённым, сдержанным тоном, теперь уже опасаясь непрошенного внимания со стороны сиделки. В голове у него начал созревать план действий. Ух, серый чертёнок, ты даже и не представляешь, как вовремя ему подвернулся! - Могу составить тебе компанию.

Отредактировано Гилберт (14 Мар 2019 19:31:11)

+1

482

Разговоры и тон собеседника насторожил Мора (а что только его не настораживало в этой жизни-то?).  То ли игриво, то ли серьёзно, то ли с предъявой? Конечно, в масштабах прайда подросток и вправду прожил не так много времени, но достаточно для того, чтобы считаться "своим". Это "обвинение" Мор проглотил, словно горькую траву, но запомнил — запомнил, чтобы потом, в случае надобности, быстро извлечь из памяти.

Но следующая же фраза должна была успокоить начавшего возбухать, как маленькая грозовая тучка, самца. Раз их ощущения от этого места совпадают, почему бы и не... сбежать? Да кто им указ? На Гизу Мор легко мог наплевать, как и на, в принципе, всех остальных членов прайда. Кроме короля, королевы и Мхиту. Последний и вовсе показался седому гарантом если не неприкосновенности, то удачливости и избегания особых головомоек. Наверняка самец бы понял, как неприятно, даже мерзко сидеть одним под дождём, в том время как кто-то выясняет отношения или укладывает собственного дитёнка спать. Как будто им не хочется или они менее заслужили место под покровом скал.

Как говорится, сами напросились. Задор и запал внутри седого разгорались крайне медленно, но после горели долго, грея душу и тело много позже совершившегося действа. Мельком глянув вниз, в зияющую темнотой пропасть, в которую, если захочешь, стоит всего лишь пару шагов сделать, Мор затравленно улыбнулся и вперил жёлтый звериный взгляд в Гилберта.

Вниз? — предложил он снова, на этот раз куда более однозначно. наверх, на вершину утёса, забраться вряд ли получилось в такую погоду и такими силами, а вот подножие хранило наверняка огромное количество секретов, которые вовсю раскрывались лишь в такие, отвратительно холодные и мокрые ночи. Оглянувшись, подросток убедился, что взрослые за ними не смотрят, а потому, мгновенно оказавшись близко к львёнку, заговорщицки прошептал:

Не боишься?

И сам тут же сделал шаг по направлению к спуску. Если паренёк настолько смел, как и наглы его слова, то их ожидает крайне весёлое приключение

0

483

—→ Королевская пещера

Из пещеры все еще доносился гневный голос королевы; она изливала свои чувства, не особенно стесняясь того, что кто-то услышит. Шу по стеночке прокрался на опустевший утес и замер, ощутив шкурой холодные капли дождя. Это был не тот ливень, что щедро поливал земли прайда раньше, но все равно вода, сыплющаяся с неба, была холодной и противной.
С большим удовольствием подросток посидел бы в сухой и теплой пещере, но кто ж ему даст? Как раз в этот момент за спиной раздался очередной гневный выкрик, и, поджав задницу, юнец поспешно прошел дальше на утес, чтобы его уж точно не было видно изнутри.

Гиза сочувственно глянула на него. Она сидела неподалеку рядом с еще двумя львятами, одним из которых был Мор; имени другого Шу припомнить не мог. Их светлые шкуры так и светились, несмотря на кромешную темноту, разгоняемую лишь слабым светом луны, едва-едва просвечивающей через пелену туч.
— Ненавижу дождь, — шепотом проговорил подросток, обращаясь больше к самому себе; странно, но к королеве, голос которой все еще был слышен из пещеры, он не испытывал ненависти, или, по крайней мере, пока еще не отдавал себе в этом отчета.
Подойдя к краю утеса, он сперва вперил было взгляд куда-то вниз, гадая, где сейчас Эпеси и остальные охотницы. Лучше бы он пошел с ними, чем сидеть здесь. В саванне было куда интереснее, и взрослеющего самца тянуло туда как магнитом.

— Эй! — опомнился он, услышав, что остальные львята уже собираются спуститься вниз, — можно и мне с вами?
Бросив быстрый взгляд на мигом встрепенувшуюся Гизу, он заискивающе улыбнулся ей. Ну просто чудо-мальчик, не доставит никаких хлопот.
— Мы совсем недалеко, здесь рядышком будем, — почти искренне заверил он львицу.

+1

484

- Я - боюсь? - насмешливо, растягивая слова протянул Гилберт, вопрошая своего собеседника таким тоном, как будто тот ляпнул какую-то несусветную глупость вроде "Правда ли, что небо зелёное?", и теперь его первейший долг - высмеять недалёкую наивность львёнка и снисходительно, с позиции мудрого учителя поведать некую всем очевидную истину. - Да я ничего не боюсь. Это меня все боятся.

Нельзя было так просто взять и не прихвастнуть в конце, ни-ни. Конечно, было понятно, что "меня все боятся" в отношении малявки, у которой ещё и грива-то полноценно не начала пробиваться, это очень сильно сказано, но соответствие слов реальному положению дел было не столь важно, сколь важна была правильная подача себя. Как говорится, сам себя не похвалишь - никто не похвалит, стоит только начать распространяться о том, какой ты классный, замечательный и вообще молодец, как окружающие обязательно подумают: "Хм, а в этом что-то есть".

Новоявленный товарищ по приключениям провокативно сделал шаг вперёд, как бы поддразнивая Гила и провоцируя его поскорее начать движение - если и вправду не трусишь, так пошли. Это был вызов, определённо. Не способный вынести чужого сомнения в собственных способностях, Гилберт тут же, как пружинка, которую долго оттягивали, а теперь, наконец, отпустили, сорвался с места и в два скачка обогнал старшего приятеля. Хитро прищурив глаза и нахально хмыкнув ему едва ли не в лицо, белый торопливой, но бесшумной рысцой, стараясь не привлечь внимания Гизы, уже было бодро заспешил навстречу ночи, навстречу всем тайнам и опасностям, которые она хранит, в предвкушении необыкновенного веселья, как вдруг за его спиной раздался оглушающе-громкий на контрасте с только что царившей полной тишиной, голос:

- Эй! Можно и мне с вами?

Львёнка полоснуло ощущение, похожее на то, как будто кто-то провёл ему по спине и затылку ледяными когтями. Он резко оглянулся через плечо, явно паникуя из-за очевидного срыва тайной ночной вылазки.

"Что за идиот это сейчас сказал?!"

"Идиотом", как выяснилось, оказался Шу, тоже очередной прайдовский приёмыш (как же их всё-таки любят здесь), по габаритам настоящий громила, которого трудно было забыть и уж совсем невозможно не заметить. И почему именно сейчас он вознамерился всё испортить? Теперь уж Гиза, естественно, заметила подозрительное движение у спуска со Скалы. Ну вот, прощайте, приключения, здравствуй, сидение на заднице ровно, мы же так скучали. Оставалось лишь с тоской по упущенной возможности прижать уши к голове и ожидать скорейшего несправедливого выговора.

К большому удивлению Гилберта, львица с неохотой, но всё же дала своё согласие на то, что они все вместе покинут Скалу Прайда, наверняка руководствуясь тем, что под присмотром наполовину взрослого и вроде бы ответственного старшего подростка они не попадут в неприятности, тем более, если отойдут недалеко. То есть, фактически, они оба оказываются под присмотром. Ну ещё чего не хватало, как будто они сами не способны о себе позаботиться! И в чём теперь смысл "сверхсекретной ночной вылазки"? Просто погулять с кем-то большим и ответственным они могут себе позволить и в любое другое время.

Когда медно-бурый лев подошёл поближе, Гилберт, будучи всё ещё зол на него из-за этой выходки, сурово насупился и серьёзно сказал:

- У нас здесь тайное мероприятие, ясно? Нечего вопить.

И, не удостоив подростка окончательного вердикта - можно ли ему присоединиться к отряду или нет, деловито заскользил вниз по склону, уже не боясь произвести лишний шум, что было как раз кстати - мелкие камешки посыпались из-под лап градом. Ха, интересно было бы провернуть спуск без привлечения лишнего внимания... Да, интересно. Вот нашёлся же такой дурак, который всё испортил. Теперь в прогулке было гораздо меньше прелести, так как с неё был безжалостно сдёрнут ореол дерзновения и недозволенности, зато нервы были взвинчены на ура - разочарование и досада, казалось, кипели в крови львёнка и только подстёгивали его на дальнейшие активные действия. Что же касается дурака, то на самом деле никто не был бы против, если бы он присоединился, только пусть не вздумает командовать.

—–→ Восточные берега реки Зимбабве

Отредактировано Гилберт (20 Мар 2019 19:10:58)

0

485

—————————- с обхода границ и путешествия с Вальгаллой —————————————–

Ты даже и не заметил, как вечер сменился ночью. Казалось, только еще недавно было утро. Оставалось надеется, что Скара не больно волновал вопрос, где- же ты все это время нес патруль. Впрочем, те территории где ты находился уже давно никто не проверял. В явно рассказе будет что описать в полной красе. Да так, что никаких вопросов не должно будет остаться. Ты медленно брел к утесу, прокручивая в голове весе прошедшие сутки. Они как минимум был хоть немного насыщен небольшим приключением. А не только постоянными патрулями и отчетами. С перерывами на жалкий перекус. Ты остановился перед самим склоном и посмотрел назад. Туда, где оставил своего нового друга и надежды на то, что он не станет чьим-то перекусом. В полях, кажется было тихо, даже слишком тихо. Ты лениво посмотрел на склон, а затем упал рядом с ближайшим камнем. Судя по отсутствию некоторых личностей Скара не было на месте. А если и есть, то он явно спит, а не ждет твоего задержавшегося до глубокой ночи отчета. Ты скрутился по удобнее и решил, что лучше все доставить утром, так или иначе все равно завтра опять выходить в патруль.

Спустя каких-то пару минут, ты уже провалился в сон. Сновидения были спутанными и весьма странными. Там и тут плескалась вода, а ты пытался спасти из нее гору, просто гору песчаных котов. Ты изнервничался так, что коты начали менять свои окраски. Из нежного цвета сахары, они неожиданно стали приобретать оттенки джунглей. Зеленые, фиолетовые, синее. Все эти маленькие плывущие по реке коты мелькали подобно радуге. Ты уже прекратил все попытки спасти всех и каждого из этих странных радужных созданий. А потом и вовсе бросился бежать, подальше от реки, подальше от котов. И совершенно случайно вбежал в стадо непонятно откуда взявшихся розовых слонов. Пришлось вилять у них под лапами, однако один все же наступил на тебя.

Ты проснулся, чуть было не вскакивая на лапы, пытаясь прогнать от себя мерзкие цветные облики животных. Пару раз моргнув, ты принялся умываться, и на одном из заходов так и застыл: с высунутым языком и поднятой лапой. А потом и вовсе просто укусил себя за нее, пытаясь убедиться, что не спишь. На горизонте к скале в уверенном темпе шел слон. Да-да самый настоящий слон и к твоей радости он хотя бы был не розовым. Не считая лучей рассвета, что окрашивали его спину. Только по приближению, ты уже смог разглядеть, что слон несет в хоботе какую-то львицу. С далека было сложно понять, кто это был. А рядом со слоном шел Скар и прихрамывал Малка.

+1

486

Большой баобаб >>>


Как бы ни чертыхался (мысленно, разумеется) правитель в самом начале пути, раздраженно вышагивая во главе их скромной процессии, то и дело недовольно помахивая угольно-черной кисточкой хвоста перед самой мордой огорченного Малки, но к тому моменту, когда они все-таки дошли до подножья Скалы, это дурное настроение отчасти развеялось. Да, они потратили зазря кучу времени — и едва не убили при этом бедняжку Таму, кхм, но тут уж львица сама была виновата, — но зато эта старая, мерзкая, сумасшедшая и вездесущая обезьяна, наконец, покинула земли прайда, а это, вне всяких сомнений, было очень хорошей новостью в глазах Скара, ведь он терпеть не мог этого седовласого чудака. Да что уж там, он всей душой его ненавидел, еще с поры далекой, беззаботной юности, когда у Таки еще даже грива на груди не отросла — кажется, Рафики уже тогда был старым и дряхлым, как сам мир, но несмотря на это без устали доставал юного принца своей эксцентричной болтовней и при каждом удобном случае втыкал ему палки в колеса! Палку, точнее. Так что, его уход (или смерть, черт его разберет, этого древнего бабуина) был как нельзя кстати... И плевать, что прайд остался без толкового лекаря: найдут другого в скором времени, еще лучше прежнего. В конце концов, так уж ли это сложно, дать кому-то обезболивающую траву да покрепче замотать рану лианами? Да с этим любой дурак справится. Так что, Скар почти совсем не тревожился по этому поводу, и в целом уже не так сильно кипятился на тему откровенно идиотской выходки Тамы, великодушно простив львице ее неудачу. О том, что это он сам был прямо повинен в ее неудачном падении с баобаба, лев не то, чтобы не задумывался, скорее уж, просто уперто игнорировал и отгонял эту мысль подальше, ни в коем случае не признавая собственной вины в случившемся. Ну да, возможно, не стоило просить Таму карабкаться на это дурацкое дерево, и так понятно было, что Рафики наверху нет... Но надо же было как-то проверить, не помер ли он там среди своих зелий и лечебных трав! Хотя какая, в сущности, разница... ну помер бы и помер, зато, вроде как, и хоронить не пришлось бы... Но если бы он повел себя настолько равнодушно, молодые львы наверняка упрекнули бы его в излишней черствости.

"Что не сделаешь ради хорошей репутации," — этак даже снисходительно покосился Скар на своих притихший спутников поверх плеча, проверяя, в каком они там состоянии. Ну, Малка, вроде бы, неплохо держался, а вот на Таму было больно смотреть, даже несмотря на то, что ее всю дорогу нес слон — вся взъерошенная, разбитая, с опухшей в месте недавнего перелома лапой... Ах, Тама, Тама, вот что бывает, когда не прислушиваешься к советам старших! И ты, Малка, в следующий раз десять раз подумаешь, прежде, чем так открыто наплевать на слова своего монарха! Скар надеялся, что случившееся послужит им обоим хорошим уроком на будущее и, как минимум, научит слушаться его приказов. Подчиняться им. Ведь теперь они оба понимали, к чему может привести излишняя инициатива. Ведь очевидно же, что если бы они поступили в точности так, как это подсказывал им Скар, ничего подобного не случилось бы вовсе... Черногривый украдкой тяжко вздохнул себе в усы — нет, конечно же, он не был столь глуп или наивен, ожидая от этой парочки немедленной работы над ошибками и последующего за ней слепого повиновения, он именно что просто надеялся на это. Все же, эти львы поначалу казались ему довольно... разумными, хоть последние события буквально кричали ему об обратном. Из них мог бы выйти неплохой толк, если бы ему только удалось правильно их обработать.

Боюсь, вы оба выбрали не самое удачное время для таких серьезных увечий, — в конце концов, Скар первым нарушил царившую между ними тремя (четырьмя, если считать и слона тоже) глубокую, до невозможности тяжелую и мрачную тишину, в задумчивости приподняв бородатую морду над травой. Вокруг светало... Под лапами медленно клубился густой молочный туман, но небо оставалось ясным и чистым — впервые за уже очень долгий период времени. Даже черная громада Скалы уже не казалась такой унылой и зловещей на его фоне. — Теперь, когда Рафики исчез, кому-то другому придется осмотреть ваши раны. Надеюсь, Тама, ты не в обиде за те слова у баобаба. Разумеется, я вовсе не считаю тебя лишней или бесполезной, и уж тем более обузой для прайда. Я просто переживаю за твое состояние. Но мы тебя обязательно выходим, не волнуйся. Кажется, кто-то из вас упоминал о лекаре в прайде? Тоджо, кажется... Будем надеяться, он сейчас в пещере с остальными львами, — говоря это, Скар продолжал неторопливо приближаться к их логову, шаг за шагом сокращая оставшееся расстояние, пока, наконец, их компания не достигла нижних каменных "ступеней", ведущих к подножью Утеса. Однако даже тогда король не стал останавливаться, а как ни в чем не бывало двинулся дальше, прыжками вознося себя все выше и выше по обрывистому склону — о том, как подниматься вверх раненному Малке и сопровождавшему его слону, он естественно даже не задумался. Но и полностью забывать об их присутствии Скар не стал: вместо этого, самец предпочел призывно рявкнуть во всю свою хриплоголосую пасть, рассчитывая привлечь кого-нибудь из подданных на Скале. Кажется, он уже видел силуэт одного из них... Правда, внизу, в тени Утеса, а не наверху. Что ж, отлично, он-то им и поможет.

Санкар, — властно проскрипел Така, обращаясь к патрульному. — Помоги Малке взобраться наверх. И осторожнее с его лапой — он ранен, — монарх снова повернул морду к Утесу, раздраженно высматривая на них других львов. Ну, и куда же все запропастились, черт подери? Скар снова зарычал, на сей раз уже громче, настойчиво "выманивая" спящих охотниц из пещеры.

+4

487

Королевская пещера —>

Варнинг.

Пост пишется от лица двух персонажей: Куоритча и Нюки. Сие согласовано со всеми, но уведомляю отдельно.

Нюка, несмотря на общий свой довольно чахлый вид, кажется, действительно был рад "телохранителю". То, что при этом испытывает сам охранник, интересовало членов королевского семейства в минус первую очередь. Буквально окрылённым сознанием собственной важности, Нюка вышагивал по влажным камням утёсы, задирая лапы едва ли не до ушей (причём то попеременно, то несколько сразу) и с явным разочарованием смотрел на туман, окутавший земли прайда.

Я бы на твоём месте держался от края подальше, камни скользкие, — Куоритч лапой несвойственно мягко отодвинул Нюку подальше от обрыва и сел, старательно имитируя статую.

Почему тут всё в таком тумане именно тогда, когда я вышел, — обиженный, львёнок задавал риторические вопросы, не удосуживаясь даже дать ответить, и перебивал сам себя. Он демонстративно развернулся от края, сел прямо перед Куоритчем, который вперился взглядом в тучи, и, смотря тому ровно под подбородок, спросил, — А куда ушла мама с Мхиту?

Решать свои королевские дела, до которым мы с тобой ещё не доросли.

Но я взрослый!

Взрослый, но эти вопросы очень скучные. Кто что сколько ел, кто где сколько спал, сколько антилоп надо поймать, сколько бегемотов надо пощадить, каких газелей можно есть, а каких нельзя. Скукота, Нюка, скукота, — говорил Полковник максимально безэмоционально, стараясь даже не косить взглядом в сторону кружащегося вокруг него львёнка, который надеялся сделать хоть что-то, чтобы заставить собственного телохранителя заинтересоваться и опустить взгляд. А если уж голову опустит, так это вообще будет победа!

Почему мама решает их с Мхиту, а не с папой?

Король устал и отдыхает. Ты ведь и представить себе не можешь, как утомительно — целый день решать вопросы, — Куо хмыкнул, вспоминая, как Скар в последнее время "уставал" (одна такая усталость всё мельтешила вокруг). И вообще не его дело было, что там Зира решала к Мхиту. Тут у Полковника скорее возникал вопрос не почему их решают, а как и не придётся ли потом кого-то из этого дуэта спасать. Зная обоих, Куоритч, честно говоря, ставил на Зиру больше, чем на Мхиту, хотя отказывать другу в поддержке вовсе не собирался. Но, увы, всё-таки Зира была старше и опытнее, и эта сила была важнее физической.

Наверно, ты прав, — подвергать такие уверенные слова своего охранника сомнению Нюка не стал, и бросив тщетные попытки привлечь его внимание, просто наступил тому на кисточку хвоста, — Поиграй со мной! Зачем-то же ты со мной сидишь!

Охраняю вашу высоческую попу от ненужных приключений, — Куоритч невозмутимо хвост отобрал, шлёпнув Нюку им же по боку, и закатил глаза, пока никто того не видел, — Для игр у тебя есть товарищи более подходящего размера и возраста.

Они все глупые, зануды и малявки, — очевидно, гонором Нюка пошёл в отца, а настойчивостью — в мать, поскольку мгновенно очутился между лапами у Куоритча и поймал одну из них своими мелкими лапками, — А ты взрослый. И мой личный. Значит, ты делаешь то, что хочу я!

Поправка: я делаю то, что мне скажешь ты, если это не идёт в разрез со словами твоих родителей, — Куо наконец-таки посмотрел вниз, чтобы не затоптать Нюку во время отбирания своей же лапы, — И твоя безопасность стоит на первом месте. Поэтому я бы на твоём месте поспал, пока есть такая возможность. Или поел.

Не хочу, — упрямился принц, перекатываясь с боку на бок от карающей лапищи, — А почему ты ешь после меня, Куоритч?

Потому что если умру я, это будет не такая уж и сильная потеря для прайда, а если умрёшь ты — будет катастрофа, — конечно, тут уж Полковник преувеличивал, но последствия от потери детёнышей он едва ли ощутил не на собственной шкуре, поэтому повторения такой ситуации не желал. Сколько бы Скар не видел в Нюке заморыша, Нюка был его сыном, его и Зиры. Вроде как даже по любви зачатым, хотя кто их там разберёт. Должен был же быть из него хот какой-то толк!

Умирать? Разве львы умеют умирать?

Куоритч на мгновение замер, понимая, что, наверно, затронул тему, которую не стоило говорить при столь мелком львёнке. Конечно, хищники-то со смертью сталкивались при каждой трапезе, но ведь не собственной.

Все умеют, Нюка. И в мои обязанности входить сделать так, чтобы с тобой это случилось как можно позже, в идеале — к глубокой старости тебя и меня.

Даже старше Шаэрти?

Возможно, даже старше Шаэрти. Хотя, судя по твоей бабушке, она переживёт нас с тобой вместе взятых, я уверен.

Бороться Нюке быстро надоело, поэтому он просто завалился на лапы Куоритчу и смотрел в густой туман. Полковник же, сдавшись, тоже лёг, ограничивая движения принца и смотря в этот же туман, но в другую точку. Удивительное единодушие, впрочем, ничуть не делало атмосферу веселее для принца. Потому как вопросов у него становилось всё больше. А терпения у Куоритча — меньше.

А у тебя есть дети?

Нет, Нюка, я пока подобным себя не обременил, у меня ведь есть ты.

Не... чего?

Не задумывался об этом. А вот ты подумай — разве мог бы я преданно служить королевской семье, если бы отвлекался на свою? — Куоритчу, честно говоря, если в глубине души и хотелось когда-нибудь иметь нормальную (и это было важно) семью, то уж точно не так, чтобы по одному приказу пришлось бы покинуть её в любой момент. А поскольку такого рода послаблений не предвиделось, Полковник в принципе не планировал ничего.

Скучно, — и было непонятно, это ли отношение Нюки к семейному положению Куоритча, то ли к общей ситуации вокруг, — Когда мама вернётся?

Когда ей надо — тогда и вернётся. Я же не предсказатель, как Рафики. Сиди смирно и будь умницей, мама тебя похвалит за послушание, — даже манипулировать львёнком можно было прямо и топорно, особым умом и сообразительностью он, по крайней мере пока, не отличался, — Потом она наверняка возьмёт тебя с собой, — и тем облегчит участь бесправной няньки, которому детский лепет откровенно надоел. Но ведь Нюку заткнуть себе дороже. Проще просто потерпеть. Позволить этому юному "дарованию" использовать себя во всех качествах — груши для битья, камня для точки когтей, скалы для покорения. Лишь бы не ныл и не нудел.

+3

488

——–→>>> Большой баобаб

Чем ближе становилась Скала Предков, тем сильнее Таме хотелось, чтобы земля под их лапами раскрылась и всех поглотила. Ее, этого слона, Скара, мать его за ногу (да простит ее королева Уру)… Ну, разве что, пусть Малка бы уцелел. Он тут не при делах особо. Львица страдальчески возвела глаза к уже светлевшему небу. Когда она в последний раз спала? Неизвестно еще когда теперь сможет. Ей предстоит выслушивать обеспокоенное квохтание Тоджо (в двойном объеме). И старческое ворчание Линданы (если она не решит плюнуть на все, когда поймет, что их нет у пруда, бедная птица). Мало того, что из-за нее поранился Малка, так и себя покалечила. Как бы ей хотелось, чтобы все от нее просто отстали. Можно перемотать время вперед на несколько дней? Нет? Тьфу…

— Боюсь, вы оба выбрали не самое удачное время для таких серьезных увечий, — вдруг заговорил Скар и все, что могла сделать львица — это закатить глаза, пока он не смотрел в ее сторону. А что, бывает самое удачное время для серьезных увечий? Что ж вы ей не сказали-то, она бы обязательно отложила все дела, все повстанческие планы, быстренько сломала бы себе лапу в это самое удачное время и все! Выполнила свою квоту, пошла дальше строить планы по свержению зажравшихся монархов!

Вместо того, чтобы как-то среагировать на слова Скара (да и не похоже, чтобы он ждал ответа, если честно) Тама принялась аккуратненько тыкать пальцем в опухшую лапу. Львица приглушенно зашипела от крайне неприятной, но, надо сказать, терпимой боли. И ткнула еще раз. На этот раз ей удалось не издать ни звука, только скривиться. Прогресс!

К моменту, когда они подошли к самой Скале Тама уже отлично представляла себе где, как и от чего у нее болит, а слон опасливо косил глазом на полоумную львицу, которая, кажется, только и хочет, что проблем себе побольше доставить. Тот остановился только у самого подножья, когда стало понятно, что дальше он уже не сможет идти, даже, если бы и хотел, а он явно не хочет. Одно счастье, особенно для Тамы, что, кажется, на Скале сейчас практически никого не было. Что, кстати, странно, даже если львицы заняты охотой, обычно тут часто ошиваются какие-то гиены, но сейчас даже их было не видать. Будто у всех резко появилась куча неотложных дел. Это настораживало.

— Поставь меня на землю, пожалуйста, — попросила Тама, переведя взгляд с беспечно ускакавшего на утес Скара на слона. Тот что-то промычал, но хоботом аккуратно спустил Таму на одну из “ступеней” Скалы. — Спасибо. И… извини за… за все вот это вот, — сказала она делая здоровой лапой неопределенный жест, который должен был обозначать всю сложившуюся ситуацию в целом: от импровизированного похода к Скале Предков до потенциальных царапин на слоновьей проплешине. Тот снова что-то неопределенно пробурчал, махнул своими лопухами и, кинув слегка опасливый взгляд на Малку, потихоньку отчалил назад к своему стаду. Тама скривилась, представляя, что бедняге  скорее всего придется опять переться через всю саванну назад к баобабу.

— Я бы помогла, — сказала она все еще слегка хромающему Малке, который тоже начал медленно карабкаться на утес, — но у меня лапки, — сказала она со слегка сардонической улыбочкой поболтав опухшей лапой.

Отредактировано Tama (28 Май 2020 14:39:57)

+3

489

Водопады Зулу>>> Бескрайние луга>>> Церемониальный утес

То и дело запрокидывая голову наверх, чтобы не потерять их пернатого проводника, Тоджо бдительно следил за походкой Кулы, вместе с тем прикидывая в уме, на сколько времени хватит травяных припарок, которыми он залепил рану львицы. Охотница ступала довольно ровно и практически не морщась при ходьбе, однако рыжегривому птичнику этого было мало. Ну зачем она вообще пошла, спрашивается? Что он, сам не сумеет Малку залатать, чай, не бездарь какой, верно? Но с другой стороны, Тоджо не смог бы оставить травмированную подругу одну, пусть даже и под чьим-нибудь присмотром. Нет уж, лучше держаться всем вместе, к тому же, рано или поздно им все равно пришлось бы возвращаться обратно на Скалу.

- Ты их видишь? - крикнул в небо светлошкурый самец, пытаясь не выронить из пасти ни единого целебного кустика, однако Дана не удостоила его ответом: взмахнув крыльями, она стремительно полетела вперед, пока, наконец, не скрылась из глаз. Разумеется, Тоджо ничуть не обеспокоила мысль, что они, возможно, потеряли своего провожатого - все его друзья с самого детства знали эти земли, как свои пять когтей; а уж сколько раз он сам стаптывал лапы, отрабатывая свои патрульные маршруты… и не сосчитать! Другое дело, что рыжего няня несколько тревожило довольно-таки немалое расстояние до пруда, хотя Кула не подавала никаких признаков усталости или хотя бы малейшего недомогания. “Она потрясающе мужественная! - подумал Тоджо, с немым восхищением оглядев бурую самку. - И красивая… Почему я не замечал этого раньше?” - Кула вообще словно бы преобразилась в его голубых глазах, сделалась как-то… красивее, что ли. По крайней мере, раньше Тоджо даже в голову не приходилось думать об охотнице в каком-то ином ключе, большем, чем просто дружеском. - Осторожней! - машинально подставив свое крепкое плечо, светлошкурый самец с успехом предотвратил падение Кулы, хотя и выронил свой лечебный букетик изо рта. Кажется, она споткнулась о какой-то камешек? - Все в порядке? - как-то он не ожидал, что глаза львицы, такие прекрасные и тягучие, как пальмовое масло, окажутся так близко от морды мигом покрасневшего под шерстью льва. - П-прости… Я больше так не буду, - пробормотал Тоджо, неуклюже оправдываясь словно маленький ребенок. - Ты как?

Ох, кажется не время сейчас для сердечных признаний, пока они все стоят на пороге войны… К тому же, вернулась Дана с вестями одна хуже другой. Пернатая подруга Тамы не нашла их раненых друзей у обещанного пруда, зато там обнаружились Зира и Мхиту. Вот уж кого Тоджо ожидал узреть меньше всего… да еще в таком странном составе. Удивленно вскинув брови, рыжегривый птичник повернулся к бурой охотнице. - Как ты думаешь, что Зира и Мхиту задумали? Мне казалось, королева ненавидит Мхиту, - грузно усевшись подле Кулы, птичий нянь не без удовольствия зевнул во всю пасть, невольно ощущая, что успел изрядно вымотаться всеми этими переживаниями за друзей. Как же ему хотелось вернуться в то беззаботное время, когда они были еще маленькими глупыми львятами… Интересно, с какого момента все пошло наперекосяк? Сразу после смерти Муфасы или уже много позже?...

Наконец-то, удача! Как оказалось, Малка каким-то чудом умудрился доковылять до Скалы Предков, и теперь ждет помощи там, в их родном логове. Оставалось надеяться, что такая дальняя дорога не вышла их приятелю боком, и поврежденную лапу удастся сохранить. Хотя Тоджо и считал себя весьма неплохим лекарем, однако сотворить чудо не сумеет даже он, если все вдруг окажется не так, как ему рассказала Дана. - Поспешим, Кула. Сможешь? - он боялся лишний раз ускорять свою избранницу, но и время, отпущенное для конечности Малки, неумолимо таяло. Рафики-то нет…

Остаток дороги до Скалы львы преодолели куда быстрее, чем рассчитывал птичий нянь. Однако с каждым шагом по мере приближения к дому, добродушное сердце Тоджо наполнялось каким-то необъяснимым беспокойством. Понятное дело, он слишком переживал за их общего друга, просто… здесь было еще что-то. Впрочем, это “что-то” рыжегривый увидел, едва только в поле его зрения появились знакомые очертания каменистой россыпи. У подножия было слишком уж много львов… включая отходившего прочь слона и Скара. Скар, понимаете?

На секунду голубоглазый птичник даже опешил, не решаясь подходить к монарху. Складывалось ощущение, что этот надменный костлявый старикан все это время следил за ними и теперь все-все знает. Однако деваться было все равно некуда, ведь, в свою очередь, их с Кулой тоже уже заметили и даже позвали.

- Ох… - только и смог пробормотать Тоджо, едва только узрел своих друзей в столь плачевном состоянии. - Что произошло, Ваше величество?

+3

490

Оффтоп.

В посте описываются дейставия Куоритча и Нюки по взаимному согласованию с администрацией. Всё под контролем.

-→ После отсутствия откуда-то с земель прайда.

Килему было...одиноко?

Он привык по жизни обитать одиночкой, ни от кого не зависеть и делать то, что душе угодно. Так было и при жизни в семье, в прайде или скитаниях. Оставляя любую привязанность, он всегда получал удовольствие, когда его просто не трогали.

Но сейчас такое уединение...тяготило?

Никогда бы ему в голову не пришло, что на восьмом году жизни его захватит хандра. Разве для этого он прошёл миллионы шагов по миру, встретил тысячи животных, узнал и познал много нового?

Да нет, всё было очень просто. Он банально, бесповоротно и второй раз в жизни влюбился. Причём в одну и ту же львицу. Всё также недосягаемую, всё так же недоступную. И всё также он бросал её, ведомый чем-то более важным для себя. А важным ли?

Рассуждать о том, какой он всё-таки дурак, Килем предпочитал в одиночестве: собственное бессилие раздражало до жути, а ехидные комментарии Камо грозили перерасти в драку. Поэтому леопард в очередной раз слинял, уберегая собственный позвоночник от тяжёлой лапы, а Килем... Килем бесцельно слонялся по землям прайда. Нет, он, конечно, приносил собой пользу, гоняя редких гиен с поста на пост и пугая их раздражённым рыком, но, откровенно говоря, он давно уже не был тем авторитетом, за что его уважали в прайде.

И даже тот факт, что его собственный сын был личным телохранителем кого-то там из королевской семьи. Никакого уважения к родственным связям!

С Куоритчем Килем предпочитал не встречаться, но, поднявшись на скалу, как-то глупо проворонил наличие там ещё одной серой тушки, по которой то и дело, как блоха, скакала мелкая бурая. Прямо семейная идиллия, если бы хоть кто-то из них троих знал, что это такое.

Ты теперь за няньку? – не скрывая сарказма, почти выплюнул Килем, с вязкой ухмылкой выливая словесный яд, – Понизили в должности?

Тебя забыл спросить, – Куоритч даже не обернулся, и оттого вмазать ему захотелось ещё больше. Ну а херли-то одному страдать?

Всю жизнь будешь с чужими детьми возиться? – Килем хотел было уйти вглубь пещеры, чтобы переждать ненастную и явно не располагающую к очередным прогулкам погоду, как в спину ударили прицельно и точно.

Я хотя бы не бросаю их.

С рыком Килем развернулся, намереваясь выплеснуть накопившуюся бурю эмоций на Куоритча, который, казалось, только этого и ждал, когда между ними внезапно оказался Нюка. И не то, чтобы Килема смущало то, что Нюка львёнок. Куда больше напрягало то, что он сын Скара, а язык за зубами у него пока не держится, и о драке узнают все вокруг в считанные минуты. Тот, кажется, и сам уже предвкушал, не понимая, что находится ровно на пути, и что его, в случае чего, просто спихнули бы подальше, если не убили в пылу драки.

Не очень изящно затормозив, Килем обдал Куоритча и Нюку потоком сырого пещерного воздуха и замер, гипнотизируя глаза напротив, такие же голубые, как и у него.

К Куоритчу, наверно, Килем не чувствовал и сотой доли того, что хотя бы пытался имитировать Куоритч в отношении Нюки.

Поговорим потом, – проиграв даже ещё неначатую битву, Килем удалился к ближайшему своду пещеры, продолжая следить за происходящим.

Куоритч, он хотел на тебя напасть? – донёсся до Килема писклявый голос Нюки, – Почему?

Не думай об этом, Нюка. Когда-нибудь отец тебе об этом расскажет, – в умении завуалировать мысли Куоритчу можно было поаплодировать, – С Килемом я потом поговорю, чтобы он не пугал тебя.

Но я не испугался!

Значит, ты очень храбрый.

Боги, какие телячьи нежности. Килем демонстративно громко сымитировал рвоту и, прищурился, буквально чувствуя волны ненависти, которые Куоритч в его сторону умудрялся демонстрировать даже спиной.

Но даже эта стычка не дала ответа на вопрос: какого чёрта он так хандрит?

+2

491

→ Большой баобаб (970)

Малка аккуратно ковылял за слоном, стараясь лишний раз не напрягать укушенную лапу. Она уже давно не болела, но проверять ее на стойкость пестрогривому не хотелось. Мало ли рана обратно откроется или еще того хуже. Для Тоджо и без дополнительных ран со стороны Малки будет большим сюрпризом узнать, что Тама умудрилась на ровном месте себе лапу сломать. А все из-за этого костлявого пердуна, чтоб ему пусто было. Еще и идет такой, будто не виноват совсем. Малке сильно хотелось отгрызть ему его хвост, чтобы не размахивал перед ним. Но все же большая часть его внимания была сосредоточена не на Скаре, а на Таме. Малка всю дорогу следил за тем, чтобы она случайно не соскользнула с хобота и вообще чувствовала себя более-менее комфортно. Лев все еще чувствовал себя виноватым за случившееся, да и даже начал чувствовать себя отчасти виноватым и перед слоном. Тем более ему тоже досталось, причем от всех сразу.

— Боюсь, вы оба выбрали не самое удачное время для таких серьезных увечий, — невозмутимо произнес Скар.

"Да что вы говорите, король Долбозвон, а мы-то сами и не догадались! Извините за эту оплошность - слишком торопимся Ваше Засратое Величество свергнуть с трона. В следующий раз будем калечить себя вовремя," — саркастично выругался про себя Малка, гневно сверля взглядом затылок Скара.

Вскоре вся процессия добралась до Утеса. Малка сильно надеялся, что Линдана каким-то чудом догадалась привести Тоджо и Кулу не к пруду, а обратно к Скале. Ему было в общем-то уже все равно на свое состояние: лишь бы кто смог заняться Тамой и дать ей трав, выправить лапу или что там еще для этого делается. Скар тем временем, совершенно забив на своих спутников, полез наверх. Пестрогривый особо и не ждал никакой помощи от правителя, да не шибко и хотел ее получить: лучше уж самостоятельно помучится, чем потом быть в долгу перед ним. Слон тем временем уже отпустил Таму на одну из "ступенек" и уже собрался уйти, как лев попрощался с ним:

— Извини, что наорал. Просто... Ну, сам понимаешь...

Слон, недобро посмотрев на Малку, молча поплелся обратно. Малка, пожав плечами в ответ, начал постепенно взбираться на Утес по камням. Раненая лапа, конечно ограничивала его в движении, но все было не так плохо, как ему казалось на первый взгляд.

— Я бы помогла, но у меня лапки, — пошутила Тама, находясь на несколько "ступеней" выше, помахав своей сломанной лапой.

— Хм, какое совпадение, у меня тоже! — решив не остаться в стороне, ответил Малка, вытянув вперед свою укушенную лапу. — Но мне кажется, что ваш случай более тяжелый, срочно обратитесь к специалисту по лапкам, — постепенно забираясь все выше, Малка, наконец, поравнялся с Тамой, — Как себя чувствуешь? — обеспокоенно спросил лев.

Услышав ответ, Малка начал вертеть мордой в разные стороны, надеясь отыскать Кулу и Тоджо, но поблизости их нигде не было: значит они еще не вернулись. Но не успев сказать об этом Таме, он заметил, как на горизонте замаячили их силуэты ведомые Линданой, которые быстро приближались к Утесу. Как только они добрались поближе, пестрогривый приветственно махнул им лапой. Теперь, когда Тоджо тут, оставалось лишь надеяться, что он сможет быстро помочь Таме, и все будет в порядке. А дальше... Придумают они все вместе, что им делать дальше.

+5

492

Водопады Зулу ———-→
Адреналин от переживаний за друга заглушил боль раны, поэтому Кула довольно бодро скакала за птицей, добродушно отмахиваясь от опекающего каждый ее шаг друга. Она была уверена, что Тоджо нервничает зря, что на ее боку просто царапина. Ну и что, что на ней никак не образуется корочка, а кровь периодически начинает сочиться снова. В конце концов, это же не откушенная крокодилом лапа, как у Малки! Да и идти до него довольно долго, если она будет беречься, до раненого друга они доберутся к вечеру.

Линдана улетела проверить на месте ли Малка с Тамой, поэтому ее спутники слегка сбавили ход, чтобы не вылететь на место раньше нее. Опасно сейчас было без предупреждения врываться куда-либо. Пруд был уже в нескольких минутах ходьбы, когда Кула занервничала от долгого отсутствия Даны и, всматриваясь в туманную даль, не заметила колючий камень у себя под лапой. Лапа подкосилась, и с громким “ай” львица полетела на землю, но ее падение остановило сильное плечо Тоджо. Его морда оказалась так близко, жаркое взволнованое дыхание окатило щеку львицы, она смущенно отвела взгляд.

— Все хорошо, — ответила она, отступая на шаг. — Спасибо, что поймал. Надо больше под лапы смотреть.

Кажется, в своих чувствах Кула разбиралась немного (совсем чуточку) больше, чем ее голубоглазый друг. Потому что до нее “доперло” еще в пещере, что лев ей не безразличен. Все это путешествие он был рядом, на расстоянии вытянутой лапы, готовый в любую секунду броситься на помощь. И самка была абсолютно солидарна с ним в этих порывах. Она рванула бы к Тоджо, наплевав на все его предупреждения, за что потом получила бы по шапке.

— Мхиту? — подняла бровь Кула, приземляясь рядом с другом. — Это как-то даже подозрительно. Хотя что сейчас не подозрительно.

Львица вздохнула, перебирая все политические события последних лет. Давненько у них не было спокойных времен со стабильным правителем и его приближенными. Хотелось уже хоть какой-то стабильности, но надежда на нее все больше растворялась в тумане сомнений. Только уверенность в себе и в друзьях добавляла самке хоть какой-то твердой почвы под лапами.

Вернулась Линдана и сказала, что обнаружила Малку у скалы. Кула вскочила (снова излишне резко) и, кивнув другу, поспешила за ним. До скалы они добирались в приличном темпе, но львица не давала себе поблажек и бежала наравне с Тоджо. Когда они, наконец, добрались до подножья, она изрядно устала, но волновало ее не это. Перед ними на скалу пытались забраться Малка с прокушенной лапой, Тама с лапой в два раза больше, чем полагается, а чуть поодаль был и Скар. “Что? Скар? Какого тут вообще происходит? Что у Тамы с лапой?”, — ей пришлось перебороть себя и лишь поздороваться с королем, стараясь не подавать виду, что ей хочется быстрее помочь друзьям, а не раздавать почести направо и налево. Она лишь смотрела на Таму ОЧЕНЬ выразительным взглядом. Еще немного, и она прожгла бы взглядом дырку на лбу подруги. Уж не терпелось Куле узнать, что здесь творится.

+4

493

Ты все еще не верил своим глазам, но понимал, что картина открывшаяся перед тобой реальна. Слон нес раненую львицу, рядом хромал Малка и их возглавлял Скар. По приближении короля к утесу, ты вскочил на лапы. Кажется, с отчетом придется чуть чуть подождать. А оно и к лучшему, все равно докладывать особо не о чем. Все хорошо, все спокойно. Точнее, все так же печально и ужасно голодно.
Санкар, — властно проскрипел Така, обращаясь к патрульному. — Помоги Малке взобраться наверх. И осторожнее с его лапой — он ранен, — монарх снова повернул морду к Утесу.
Ты учтиво кивнул и без слов направился к пострадавшим. В отличии от Скара, все они были значительно шокированы происходящим. Спрашивать что-то было не в твои приоритетах. Сначала дело, потом уже вопросы. Ты был уверен, что вопросы появятся сегодня у всех. Так к чему лишний раз напрягать голосовые связки, если ты и так все узнаешь? Слон опустил раненую львицу и та встала рядом с Малкой. Пестрогривый лев получил не такие сильные ранения. И кажется, твоя помощь ему не требовалась. Это было бы просто даже не учтиво по отношению к самому Малке. В подобные моменты ты всегда вспоминал о чувствах самоуважения и гордости. Но что-что, а львице помощь однозначно не помешает. Ты подошел к Таме, внимательно заглянув в глаза.
- Позволь мне помочь? - твой голос стал более мягким, чем прежде.
Вопрос был задан чисто из вежливости. Чтоб показать, что ты все еще уважаешь ее, как личность. Пока король показывал совершенно обратное отношение. После этих слов ты начал помогать Таме взбираться на утес, стараясь не тревожить раненную лапу.
"Похоже на перелом. Хреново"
Конечно в прайде было много дружеских группировок. Но еды однозначно не становилось больше, а Скар все безумнее. Возможно даже безумнее, чем ты сам. Если львица не восстановится, она станет серьезной обузой. Чего нынешний король явно не потерпит.
"Интересно, а он может запретить ее кормить или ему будет все равно?"
В первое время, естественно будут помогать друзья и родные. Но как долго это продлиться в подобных условиях? Ты не раз видел, как серьезно раненые львы так или иначе встречали свою смерть. Их бросали родственники, друзья. Они не могли из года в год тянуть на себе особь, которая не способна сама добыть себе пропитание. Ты тряхнул головой отгоняя тяжелые мысли и переключив все свое внимание на львицу. На призывы Скара начали собираться львы. Многие из них, как и ты были удивленны произошедшим. А вслед за этим последовал град вопросов, все как ты и предсказывал. Все как везде.

Отредактировано Санкар (15 Июл 2020 23:38:56)

+4

494

Офф-топ

Все действия обговорены (на самом деле нифига, но Килем подыграет если чу xD)

Увы и ах, но Скар так и не дождался ни одной из младших охотниц — как видно, те отлучились куда-то полным составом. Вполне возможно, что на очередную охоту, решив воспользоваться устоявшейся в саванне прохладой. Зато вместо львиц навстречу Скару едва ли не пулей вылетел малыш-Нюка: улыбающийся, взъерошенный и неумытый, он на радостях аж перекувыркнулся через одну ступеньку и шлепнулся точно под лапы отцу, неловко при этом хихикнув. У-уупс! Скар едва сдержался от того, чтобы не возвести очи к небесам на пару с тяжким, раздосадованным вздохом. Ох уж эти львята... Никогда не смотрят себе под лапы.

Аккуратнее, Нюка, — он аккуратно "подхватил" сына когтистой лапой под тощее брюшко, в очередной раз с недовольством отметив, до чего тот легкий, практически невесомый, и поставил его обратно на все четыре лапки. — Ты не ушибся? Где твоя мама? — ответ Нюки неприятно удивил монарха, заставив его со сдержанным удивлением приподнять свои тонкие черные брови. Зиры уже так давно не было на Скале? — Кто же смотрел за тобой все это время? — прежде, чем Нюка успел ему это объяснить, лев уже сам зацепил краем глаза возникшие поодаль рослые львиные силуэты, принадлежавшие сразу двум его близким соратникам. Скар поневоле задержал свой взгляд на потрепанном (слабо сказано!), обожженном Килеме, по достоинству оценив его застарелые ожоги. В принципе, не так уж сложно было отгадать, где именно тот их заработал... Вопрос был в другом: какого дьявола он там забыл? Впрочем, и тут долго думать не пришлось.  — Только не говори, что ты ходил к вулкану проведать свою дражайщую возлюбленную, — Скар аж выразительно покривил уголком рта, даже не скрывая от товарища своего глубокого скепсиса. Нашел же, о ком беспокоиться! Как бы сильно он не жаждал обладать Сараби, стоило ли оно того? Так сильно рисковать собственной шкурой ради какой-то глупой самки... еще и не первой свежести, простите. Когда она, конечно, была чуть ли не первой красавицей прайда, и молодой Скар сам невольно на нее заглядывался, но больше из банальной зависти брату, которому, как обычно, перепал самый крупный и сочный кусок. Но былое очарование уже давно спало, и на своем веку Така успел переспать с таким большим количеством львиц, что уже сам потерял счет этим интрижкам, а главное — не видел ровным счетом никакого смысла или причины, по которой Килем столь отчаянно добивался внимания бывшей королевы. Впрочем, замечание черногривого было скорее риторическим, и от дальнейшего разговора со старым приятелем льва отвлек громкий, взволнованный вопрос Тоджо: молодой самец, очевидно, только-только подошел к друзьям и теперь с огромной тревогой осматривал покалеченные лапы Тамы с Малкой. Да уж... еще одна бедовая парочка злоключенцев, без слез не взглянешь.

Случилось то, чего бы не произошло вовсе, будь у твоих товарищей хоть капля уважения и внимание к советам короля, — проворчал Скар, нехотя отворачиваясь от Куоритча с Килемом и вновь оценивающе скользнув взглядом по сгорбленному силуэту львицы. — Мы ходили проведать старика Рафики, в надежде, что тот залечит рану Малки. Наш юный герой спас Таму от крокодила... но увы, как и я сам, не смог уберечь ее от падения с дерева. Теперь им обоим требуется твоя помощь. Раз уж Рафики теперь шляется неизвестно где, наплевав на свои обязанности перед прайдом, — на этих словах, лев презрительно сморщил переносицу. Чертов старикан... Как у него вообще это получалось, доставлять Скару столько головной боли даже в свое отсутствие? — ...то кому-то теперь придется взять на себя роль лекаря. Полагаю, из всех львов прайда, ты лучше всех остальных подходишь на эту роль, — он эдак оценивающе пробежался по всей фигуре Тоджо, по его взъерошенной, смешно торчащей в разные стороны гриве. Ну... выбор-то у них невелик. — Посмотрим, удастся ли тебе залечить эти травмы... Если справишься, назначу тебя новым шаманом прайда. Или целителем, неважно, — Скар эдак равнодушно махнул лапой в воздухе, мол, не царское это дело, разбираться в этой вашей терминологии.

+4


Вы здесь » Король Лев. Начало » Скала Прайда » Церемониальный утес