Страница загружается...

Король Лев. Начало

Объявление

Дней без происшествий: 0.
  • Новости
  • Сюжет
  • Погода
  • Лучшие
  • Реклама

Добро пожаловать на форумную ролевую игру по мотивам знаменитого мультфильма "Король Лев".

Наш проект существует вот уже 10 лет. За это время мы фактически полностью обыграли сюжет первой части трилогии, переиначив его на свой собственный лад. Основное отличие от оригинала заключается в том, что Симба потерял отца уже будучи подростком, но не был изгнан из родного королевства, а остался править под регентством своего коварного дяди. Однако в итоге Скар все-таки сумел дорваться до власти, и теперь Симба и его друзья вынуждены скрываться в Оазисе — до тех пор, пока не отыщут способ вернуться домой и свергнуть жестокого узурпатора...

Кем бы вы ни были — новичком в ролевых играх или вернувшимся после долгого отсутствия ветераном форума — мы рады видеть вас на нашем проекте. Не бойтесь писать в Гостевую или обращаться к администрации по ЛС — мы постараемся ответить на любой ваш вопрос.

FAQ — новичкам сюда!Аукцион персонажей

VIP-партнёры

photoshop: Renaissance

Время суток в игре:

Наша официальная группа ВКонтакте | Основной чат в Телеграм

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Скала Прайда » Церемониальный утес


Церемониальный утес

Сообщений 511 страница 525 из 525

1

http://sg.uploads.ru/bwkLX.png

Все важные церемонии происходят здесь. Длинный утес вздымается к небу, а под ним заросшая травой поляна, на которой любят играть львята. Сбоку начинается каменное нагромождение, подобно ступеням ведущее к площадке перед королевской пещерой.

*ссылка на устаревшую локацию - Церемониальный утес

Очередь:

Шензи
Сарафина (+неписи-львы)
Санкар
Скар

В локации:

Килем; Куоритч; Натируфф, куча безымянных гиен, Кула, Малка

Отпись — трое суток.
Игроки вне очереди
пишут свободно!

Отредактировано Шайена (6 Фев 2021 23:11:43)

0

511

——→Пастбища

Натируфф с максимально напускной беспечностью бежала к Церемониальному утесу. Уже на подходе она заметила очень активное мероприятие вокруг монарха. Львица постаралась выровнять дыхание и неспешно забралась ко всем на утесе. Она держалась чуть поодаль и с большим интересом разглядывала общающихся старейшин прайда, которых, видимо, все же пощадили. Несмотря на то, что старшие охотницы выглядели максимально униженно, Нати сумела разглядеть огонек надежды в их глазах. Пусть она и не успела поддержать близких в этот трудный час, она пересеклась взглядами со своими наставницами и мимолетно им улыбнулась, будто бы докладывая, что миссия выполнена успешно.

Натируфф могла представить, что несколько минут назад испытывали охотницы. Побитые голодом и засухой, некогда сильные и свирепые львицы должны были покориться какому-то бестолковому черногривому льву, который даже не способен поддерживать хоть сколько-то комфортную жизнь для всех в ЕГО прайде! Или он думает, что если так и продолжит бесцеремонно изничтожать остатки добычи, все его подданные будут в порядке? А если погибнут вообще все? Кем он будет править? Король ничего?

Юная охотница насупилась, мысли роились в голове. Ей было обидно, что львицам, которые растили ее, пришлось прогнуться, но выхода не было. Уже сейчас Нати четко осознавала, что порой надо наступить на горло своей гордости, чтобы достичь более значимых высот. Пусть эта битва интересов проиграна, но война еще не окончена! И победа точно будет за честью и справедливостью…

Молодая львица совсем уж было задумалась, но ее привели в чувство внезапные вздохи толпы и украдкой услышанные слова о "теле". Натируфф встрепенулась и широко раскрыла глаза. Какое тело? Неужели?.. Но охотница рано запаниковала. Во время обхода территорий был найден погибший лев. Охотница хотела вздохнуть с облегчением, но пристыдила себя и помотала головой.

"Как ты так можешь?! Погиб львенок, а ты!.." — Нати царапнула камень когтями и приблизилась к скорбящим. Ее глаза наполнились слезами при виде растерзанного тела.

Львица приблизилась к старейшинами и молча коснулась кисточкой своего хвоста Сарафину, Двалу и Наанду, а затем боднула каждую из них в плечо. Она чувствовала их боль и отчаянье. Практически не осталось львят, а тут происходит такое горе! Ужасно, когда уходят дети. Особенно, если так мучительно и страшно. Орешек молча склонила голову и бессильно уселась возле Сафи. Казалось бы, все шло, как по маслу и сегодня Скар дал разрешение на охоту, но теперь тут же настигают такие ужасные известия…

— Мир словно не хочет, чтобы мы расслаблялись и радовались…, — еле слышно пробубнила Натируфф и печально взглянула на Сафи, словно пытаясь прочитать ее мысли.

+3

512

Кладбище Слонов>>>

Конечно же, Шензи была не шибко довольна известием о смерти белобрысого подростка из королевского прайда. Хотя она сильно сомневалась, что Скар вообще помнит поголовье собственного семейства, куда уж там до неких безликих юнцов, который вдруг решил так неудачно выслужиться перед монархом. Тем не менее, факт есть факт: ее гиены растерзали молодого патрульного внутри Земель Гордости. Да это же открытый вызов к междоусобной войне, бл*ть! И неизвестно, как отреагирует сам Скар, а только сборище его сумасшедших бабенок вполне способно поднять настоящую бучу, требуя немедленной расправы над пятнистыми убийцами львиных детей и подростков. Если они, конечно, обо всем узнают…

“Только у этих поющих членоносок не хватило мозгов просто сожрать труп мальчишки,” - полная мрачной досады, Шензи с чувством плюнула кость куда-то в сторону, а затем и вовсе шандарахнула лапой по небольшой кучке останков, которые она все пыталась пережевать. Кусок совершенно не лез в горло, несмотря на противно бурлящий желудок и вязкую слюну в пасти, то и дело скапливающуюся на языке. Мда… дожили, называется. Она перевернулась на другой, еще не примятый бок, после чего уложила свою патлатую башку на вытянутые лапы. Подремать что ли, авось, и мысли яснее станут?

- А-ы-вврх! - внезапно раздался возмущенный восклик Эда, в чей пустой затылок и прилетела злополучная кость, слегка поцарапав гиенью шкуру своей острой частью. Он немедленно завращал глазами и завертел головой, пытаясь уличить своего обидчика, как в поле его зрения вдруг попался Банзай, который валялся здесь же и лениво щелкал челюстями, выкусывая комки слипшейся грязи промеж пальцев. - Э… Р-раау! - Эд не стал разбираться в предполагаемой вине собрата, зато резко вскочил на лапы и, распахнув во всю ширь свою мясорубку, с чувством хряпнул того за ляжку. - Аррррх!

- Ты что делаешь, придурок?! - пятнистый самец взвыл не своим голосом, подскочив аж до самого неба от охватившей его боли. - Совсем страх потерял, да? - конечно же он ответил. Порывисто бросив всю свою тушку на Эда, крокут сомкнул клыки в области горбатого загривка последнего, после чего без особой жалости пригвоздил того к земле. Однако туповатый падальщик изловчился и довольно шустро вытек из хватки Банзая, с гоповатым гыгыканьем укусив того еще и за предплечье. Завязалась увлеченная потасовка, где оба крокута, разъяренно рыча и разбрызгивая по всей поляне кровь с соплями, нещадно норовили надрать друг другу блохастые задницы.

Но Шензи, краем глаза заметив очередную склоку приятелей, лишь кисло поморщилась, предпочтя не растрачивать свои натянутые нервы на разрешение столь бестолкового конфликта. Они и так периодически отрывались друг на дружке, чего зря рвать глотку, вновь громыхнув на все Кладбище свое трубное “БЫСТРО ВСЕ ЗАТКНУЛИСЬ!” Чай, не щенки уже, верно? Разберутся как-нибудь.

Главная самка неторопливо села и, задумчиво почесавшись за ухом, поднялась на все четыре лапы. С тех пор, как она озвучила свой гениальный план всеобщего завоевания, гиены бесстрашно шныряли за пределами Земель, с особым усердием складывая добытое пропитание в клановые закрома и не забывая докладывать о пограничной обстановке с тамошними хозяевами территорий. Шензи более, чем все устраивало, хотя и рискованность таких вот дерзких налетов пятнистого воинства на соседей увеличивалась с каждой их новой вылазкой. Как ни крути, а ударная сила клана была отнюдь не бесконечной, чтобы матриарх могла всякий раз с легкостью отправлять на убой своих вечно глумящихся подопечных. Да и сами патрульные безбожно наглели, окончательно прекратив разбираться, кому стоит сгрызть его лохматый скальп, а кого лучше обойти стороной, почтительно поджимая огрызки собственных хвостов. Ну и вот, пожалуйста. Допелись.

- Госпожа Шензи, госпожа Шензи! - внезапно донеслось до нее робкое поскуливание молодой гиеночки, которая примчалась словно бы ниоткуда и аж вся затрепетала под тяжелым взглядом наследницы Ро`Каш. - Его Величество послал за вами. Срочно, госпожа!

- О, отлично! А я-то думала, как скоротать мне эту ср*ную ночку-то! - она хихикнула, зычно прищелкнув передними клыками. - А тут эвона как! Сам требует, а! Поди, его тощая жопа совсем заскучала без меня, ха-ха! - крокута могла только догадываться о причинах, которые сподвигли Скара вызвать из ночи кладбищенского матриарха, однако мысленно она была готова к любому, даже самому унылому разговору. Пустыми иллюзиями Шензи себя не тешила, наверняка же монарху, наконец, кто-то стуканул о борзых делишках пятнистых собирателей тухлятины, и теперь лев собрался как следует пропесочить распоясавшихся гиен. "Да-да, конечно! Как прикажешь, мой повелитель," - главная самка едва не расхохоталась во всю глотку, живо представив себе в расписных красках вероятную оперу, которую ей придется, в таком случае, спеть Скару. А затем виновато откланяться, утечь за занавес... и продолжить свою теневую тактику быстрого захвата еще не занятых земель, за пределами границ. А вот не надо было ее злить!

***

Удивительное дело. Целое собрание, вы только гляньте на этих кумушек! Не спеша перебирая лапами и издевательски скалясь, Шензи поднималась по каменистым ступеням к черногривому правителю. Охотницы глядели на крокуту с застывшей в ясных глазах ненавистью, однако гиене было совершенно плевать на их царские мнения. Она просто семенила вперед, то и дело оглядывая столпившихся львиц и сгорая от желания залиться измывающимся хохотом на всю Скалу.  - Че вылупилась, старушенция? - растянув толстые губы в оскале, Шензи поравнялась с Сарафиной, одной из бывших возлюбленных короля. - Все пытаешься рассмотреть во мне мозги? О, поверь, их гораздо больше, чем у тебя, милая! В этом можешь не сомневаться, - поднявшись к Скару, матриарх вся застыла в немом вопросе, довольно быстро сориентировавшись в развернувшейся перед ней ситуации. Конечно же, сложно было не заметить окровавленный труп белоснежного подростка, и отметить у себя в голове, что сей мальчишка и есть "тот самый", которого за каким-то х*ром так быстро откопали. Хотя чему она, спрашивается, удивляется? Это ж один из дуболомов семейства Санкар, как обычно, постаравшийся на славу и нашедший тело, кишки, стопку трупных мошек и опарышей... ладно, шутка была, шутка. Тем не менее, Шензи люто ненавидела  патрульного, который своей непроницаемой и крайне исполнительной харей внушал ей скорее отвращение, чем реальный страх потрепанной гиены против здоровенного бойца. Когда-нибудь дочь Ро`Каш с превеликим удовольствием сомкнет свои страшные клыки под его омерзительной челюстью... 

Итак, стервятники не успели растаскать молодое мясцо по саванне, и тушку альбиноса быстро обнаружили. Неприятно, конечно, а отчитываться все равно придется. Значит, лучшая сейчас тактика - изобразить плохо вменяемого идиота, который даже в упор не видит перед собой мертвого подростка. Уж в этом-то Шензи неплохо так преуспела.

- Это самое... Че звали-то?

+5

513

Потайной грот ———-→

От напряжения и волнениях покалывало в лапах. Двое повстанцев двигались быстро, но довольно бесшумно, чтобы никто не заподозрил, откуда они вышли. Последнее, чего сейчас хотела Кула — дать другим обнаружить их грот и двух гиен, что притащились за чужаком. В конце концов, привлекать внимание к кому-либо из повстанцев сейчас было худшей идеей. Потому что, когда они дошли до утеса, худшие опасения львов подтвердились.

“На ковре” у Скара красовалась матриарх гиеньего клана с кладбища слонов, поодаль стоял обеспокоенный Санкар, а охотницы выли наперебой, требуя справедливости. Понятно было одно — они нашли труп Гилберта, который, конечно же, никто не прятал. Впрочем, нашли бы его в любом случае. Когда Кула прошла чуть дальше, она увидела тело и ахнула, отводя глаза. Зрелище было чудовищным: его не просто убили, его растерзали. Бедный подросток был полностью залит запекшейся кровью, а на месте лапы зияла огромная рана.

— Это чудовищно, — пробормотала она на ухо Малки. — Это не просто убийство, над ним надругались.

Говорила она достаточно тихо, чтобы никто не услышал, уж тем более Шензи. Но гиена была занята другим. Сначала она сказала что-то язвительно-оскорбительное (ну, от нее только этого и ожидаешь) Сарафине, но та не удостоила ее ответом. И правильно, еще вступать в какие-то споры с ней, уж львица выше этого. Да и гиену ждал более серьезный разговор, нежели пререкания с одной из охотниц, пусть и старших.

— Как думаешь, как они отмажутся? — спросила Кула у друга. — Такое сложно просто забыть. Скару придется разбираться.

Сидели они чуть поодаль от остальных, не в толпе, поэтому львица довольно открыто общалась с Малкой, хотя и вполголоса. То, что они присутствовали на этом внеочередном собрании должно было сыграть им на лапу. Скар их видел, значит на них не должно было упасть подозрение. А вот как Шензи оправдает своих прихвостней… Вопрос оставался открытым.

+5

514

В пору позлорадствовать тому, что Сарафина и ее подруги успели услышать (и увидеть), прежде чем его царское величество, наконец, обратил внимание на их смиренные персоны, замершие перед королем в немом ожидании его вердикта. Поссорились? Надо же... а так мило общались, пока компания старших охотниц не приблизилась вплотную. Наанда аж украдочкой изобразила надменную, торжествующую ухмылочку, за спиной у драматично опустившей голову к земле Сафи, но быстро стерла с морды эту злодейскую усмешку, вновь ткнувшись носом куда-то в серый камень. Не дай бог Скар заметит этот торжествующий блеск в глазах сопрайдовцев - так вам и надо, семейка недокоролевская! Да и Сарафина, наверняка, такого поведения не одобрила бы.

А ведь она реально не одобрила, да и не обратила особо внимания на короткую склоку между супругами. Теперь все ее мысли крутились не вокруг них, не вокруг ее бывшего любовника и отчаянно липнувшей к нему Зиры - она слегка хмурилась, сосредоточившись исключительно на собственном прошении, чувствуя, как что-то ломается в груди и с треском падает. Летит в пропасть прямо со скалы, вот прям отсюда, разбиваясь об острые, шероховатые выступы. Это была ее гордость. Ее собственная, и всех тех, кто остался с той поры, когда их семья, большая и дружная процветала, земли были изобильными, а на душе было легко и спокойно. Сейчас тревоги нарастали, голод множился и тучи сгущались. Сгущались над всем прайдом и даже над Скаром, хоть он и понятия об этом не имел, наивно полагая, что у него все под контролем. Его дети умирают, будучи совсем молодыми, голодают все, не смотря на то, что первый кусок идет в пасть правителю - даже Скар был голоден и чувствовал, понимал это. Понимал, что без помощи сопрайдовцев ему не обойтись.

Он не был глуп и наивен. Не был так же и молод, спонтанен, как это присуще молодой борзой крови, когда предпринимают крайне необдуманные и сомнительные решения.

Сарафина молча повела ушами, коротко взглянув снизу вверх на надменную, худую морду матерого самца, прежде чем вновь молчаливо опустить взгляд себе под лапы - она уже поняла, что Зира и ее охотницы вернулись на этот раз ни с чем, что, в принципе, не удивительно. Теперь уже...

Скар и сам должен был, вероятнее всего, проявить снисхождение к ее охотничьей группе, чуть позже, возможно не сегодня и не завтра... Но когда он сам переступит через свою гордость, сменится слишком много ночей - кто тогда еще умрет от голода, в их и без того обессиленном от потерь-лишений прайде? Нет, лучше будет, если Сарафина и ее девочки первые это сделают, пока их семья не понесла еще больше потерь из-за чужого эгоизма... будь это ее собственное нежелание признавать диктатуру Скара и его методы правления, или сам Скар и его корона, за которую он так боится.

Хватит уже.

Довольно.

Она устала.

Они все от этого устали.

Разумеется ни Наанда, ни Двала не испытывали ни капли желания лебезить перед "этим выскочкой", и его надменное "ну так уж и быть", только каким-то чудом не вызвало у старших самок рвотный позыв, и они лишь сильнее сгорбились и отвернулись, не желая огорчать невозмутимую предводительницу. Ух... больно то как делать вид, что это они тут главные злодеи, а не этот узколобый хмырь.

Светлошкурая самка слегка настороженно, но покорно подняла голову, следуя уверенному нажиму когтистой лапы, пристально вглядываясь в хищные, зеленущие глаза бывшего партнера, с легким отчаянием немо пытаясь разглядеть в них капельку разумности и осознания своей собственной ошибки. Пускай вслух ты этого не скажешь, но подумай! Просто подумай, Така... что ты творишь.

Нет, разумеется ничего подобного она в них не увидела. Кроме зашкаливающего торжествующего эго, не смотря на максимально бесстрастную мину.

Что ж.

Главное он сказал. Можно расходиться, лишь бы не чувствовать себя и дальше беззастенчиво плавающей в луже из, извините, слоновьего дерьма, не иначе. - Спасибо, Скар, - тихо, стараясь, чтобы это не звучало слишком сухо или зло, пробормотала матерая, уже отворачиваясь, избегая этих прикосновений чужой когтистой лапы, чтобы обратиться к остальным... да так и замерла с поднятой лапой, тревожно вскинув голову. Следом, одна за другой, подняли шокированные взгляды и остальные члены "старой" части прайда, в тихом ужасе взирая на то, как к этому скромному собранию приближается один из патрульных... Вернее Санкар уже остановился, положив на голый участок земли, с которого буквально схлынули остальные львы, словно испуганно бросившись врассыпную, хладный труп некогда такого идеально-белого, всем хорошо знакомого юнца. Ныне превратившегося в едва знакомую мешанину из крови, выдранных шматов мяса, с просвечивающими мышцами. Одной лапы кажется так и вовсе не хватало. Если бы не знакомый запах, слабо пробивающийся сквозь железистый, тяжелый аромат спекшейся крови, едва ли в этой драной груде шкур и костей, можно было угадать Гилберта.

В голове стало как-то то ужаса пусто...

Шумный, капельку надменный, уверенный в своей непобедимости, готовый надрать гриву всему миру и любому встречному.

Малыш Гилберт...

Сафи молчала, кажется глубоко подавленная и шокированная подобным явлением, не в силах отвести взор от этой непривлекательной груды, на которой омерзительно ползало несколько насекомых... то ли жуков, то ли сороконожек, с такого расстояния не видно.

Зато подали голос остальные.

- Какой кошмар, - Наанда аж села на землю, шокированно покачав головой. - Еще один... как же так? Как же так, Сафи?

- Гилберт! - в голосе Двалы прорезался чуть ли не плачь - эта самка всегда переживала за чужих детей, как за своих собственных. Особенно за молодняк прайда. Особенно за молодняк, которого безжалостно разорвали чертовы гиены! - Это все те пятнистые твари! - буквально рявкнула в голос львица, с ожесточенным видом повернув искаженную в гневе морду к невозмутимому Скару. - Это все твои решения к этому привели! Гиены убили Гилберта!

- Шшш... Двала замолчи, - оправившись от шока, глава охотниц резко повернулась к подруге, смерив ее строгим взглядом - тихо! Это ужасная трагедия, но еще не хватало им сейчас опять сцепиться с королем в глупой склоке и лишиться всего того, чего они только что добились! - Успокойся! Слышишь? - Двала прижала уши к голове, вздрагивая и утирая морду сгибом лапы, после чего драматично уткнулась в плечо сестры.

Господи Ахейю, что же происходит.

Отчасти рассеянно ответив на нежную поддержку приблизившейся Натируфф, боднув ее в ответ, Сарафина с легкой тревогой оглядела юную львицу с головы до лап. Пожалуй, она была немного беспечна, попросив Нат убрать остатки их трапезы, уйдя вперед. После того, что эти пятнистые твари сделали с Гилбертом. - Попробуй успокоить Двалу... и не отходи больше никуда, хорошо? - тихо шепнула юной самочке львица... после чего вновь выпрямилась, с довольно сумрачным видом.

Скар позвал Шензи. Неужели он сделает, наконец, то, что следовало сделать еще много лун назад?

Появление пятнистой падальщицы Сарафина встретила с молчаливой... иронией скажем так, ничуть не принимая резкие слова матриарха всерьез. Пф... конечно, они ведь не станут опускаться до такого уровня, чтобы обращать внимание на раскрывших свою помойную пасть гиен. Вот жеж наглая. Ее подчиненные, если не она сама лично, задрали точно козленка юного члена прайда ИХ короля, и она еще имеет наглость делать вид, что все в порядке и она вообще здесь совершенно не причем!

- Убить мало, - прошипела Наанда откуда-то из-под локтя главы охотниц.

Отредактировано Сарафина (12 Янв 2021 21:41:31)

+5

515

Ты какое-то время с интересом наблюдал за сложившийся обстановкой. Напряжение, кажется можно было откусывать сочными кусками. Все чувства прайда слова стали осязаемыми. По львицам прошел испуганный шепоток, а затем все его члены уставились на безжизненное белое тело. Ты хмыкнул, смотря на хвост Гилберта. Пожалуй, это единственное, что осталось не тронутым в этой жесткой расправе. Многие явно оказались шокированы произошедшим, даже на морде Скара промелькнуло изумление. Он прервал свой недовольный рык и некоторое время пялился на неподвижный труп. Ты готов был поспорить на ногу зебры, что сейчас вожака прайде одолевали самые негативные чувства.

Следы гиен? Ты точно в этом уверен? — кисло уточнил Скар уже вслух, выдержав долгую, утомленную паузу.
Ты переступил с лапы на лапу и хмуро кивнул, окидывая взглядом поляну. Кто-то просто прибывал в шоке, а с других сторон уже потянулись возмущенные выкрики и шепотки. Ты не был уверен, что за собеседование прервал, но кажется теперь его исход мог быть обречен на провал. Придя ты чуть позже или раньше, такое столпотворения можно было избежать. А так же более мягко замять ситуацию, нежели когда она гнилым комочком лежит у всех на глазах. Некоторые львицы начали выходить из себя,  требовали расправы над надоевшими всем гиенами. Гиены пытались мямлить, что ничего не знают, и вообще во всем виноваты вон стервятники, засуха. Вообщем кто угодно, но не они. Скар же пытался выйти из столь неприятной ситуации, которую ты принес.

Ты ведь нашел его у границ, не так ли? Не удивительно, что ты учуял запах гиен, они ведь денно и нощно патрулируют окрестности, — он раздраженно встряхнул гривой, одним лишь только взглядом призывая Санкара к молчанию.
Пытаться считать своих подчиненных идиотами, не способными различить запах и следы зубов - не самый лучший выход, ну явно же. С другой стороны ты решил сам стать этим самым идиотом, и сделал вид что во все не понял никаких намеков черногривого вожака.  Даже для пущей убедительности пару раз глупо моргнул. На свой страх и риск, конечно. Но терять тебе особо было нечего, находясь в толпе разъяренных львиц.
- Других запахов там не было, - этой фразой ты убивал все предположения, что Гилберта мог убить кто-то чужой.
Страсти накалялись. Одна из львиц вышла из себя и накинулась с обвинениями на Скара, Сарафина же пыталась успокоить панику, среди своих охотниц.
"Весело, весело"

Кажется, теперь уже можно было раскрыть некоторые карты. Ну или просто сказать свой взгляд, на всю эту сложившуюся ситуацию. Что Скар возможно сможет использовать себе в небольшой плюс.
- А я считаю, что стоит спросить и с тех, кто его воспитывал. Ну или точнее предпринимал попытки это сделать, - ты встал и поднял голос, и обращался прежде всего к Сарафине с ее подчиненными. - Когда этот белыш был меньше возрастом, я наткнулся на него одного. И у него не было никакого понятия о самосохранении, поведении и иерархии. Он открыто на меня огрызался, бросался и можно сказать провоцировал. При таком воспитании даже в обычной обстановке шанс на выживание уменьшается. А сейчас исход совершенно логичен.
Закончив ты опять сел, уставившись на хвост Гилберта. Было что-то в нем подозрительно манящее. Теперь твой интерес к ситуации практически стремился к нулю. Не важно было и то, как другие примут твои слова. Сложно сказать, как к тебе относились в прайде, но как к одному из прихвостней Скара уж точно. Против короля ты не шел, и недовольства какие-то никогда не высказывал. Но стоило задуматься, что будь на твоем месте лев с мозгами, как у подопечных Шензи, то Гилберт рисковал умереть еще тогда. Не от убийства, так от неосторожности при жесткой трепке, на которую он напрашивался. Да может ты и сам спокойно отправил мальца на тот свет, будь ситуация немного иной. Кто знает?

Во время на скалу и явилась частично виновница всего этого торжества Шензи. Стоит сказать, что сделала гиена это достаточно оперативно.
- Удачки - Успел тихо ляпнуть ты пятнистой, пока она проходила мимо тебя.
Зачем это сделал? Да черт его знает. Скорее всего просто так, при этом улыбаясь во всю пасть. Словно ничего такого плохого и не случилось. А что она пришла еще и сразу негатив льет? Его и так тут достаточно. Пятнистая решила сделать тоже самое, что недавно сделал ты. Прикинулась идиоткой. Такой, которая даже труп не заметила, что валялся у всех на виду и привлекал всеобщее внимание. Чем вызвала лишь еще больше негодования и новый недовольный рокот среди львиц.

Отредактировано Санкар (20 Янв 2021 23:05:47)

+3

516

Тишина, — пока что еще не очень громко, но уже достаточно хмуро (плохой это знак) проворчал Скар в ответ на поднявшийся в толпе гомон. Давно прошли уж те времена, когда он мягко и терпеливо приговаривал свое фирменное "тише, тише".  — Сарафина, успокой свою... подругу, —  Така еще не успел закончить своей реплики, как львица уже сама принялась напряженно шикать на обезумевшую с горя и ненависти Двалу, тем самым заслужив его короткий, будто бы даже одобряющий кивок — ну, хоть у кого-то в этом прайде еще сохранялось какое-то подобие мозгов в черепной коробке. Чертов Санкар... Чертов Гилберт, чертовы гиены, чертовы вообще все! Как же он устал изо дня в день разгребать чужое д*рьмо! Казалось, только покончишь с одной проблемой, как на ее месте тотчас возникают две новые. А то и больше... — Дождемся Шензи и во всем разберемся. А пока что... — он неторопливым шагом спустился ниже, с хорошо заметным на морде отвращением и брезгливостью втянув в себя запах убитого подростка.

Уффф... Все-то приходится делать самому.

В таком случае, почему я достаточно ясно ощущаю на нем запах постороннего льва? — выпрямившись, Скар холодно оглянулся на Санкара, одарив того прямо-таки уничтожающим взглядом из-под томно прикрытых век. — Принюхайтесь хорошенько... Мне кажется, ситуация предельно ясна. Но, ради всеобщей уверенности, опросим матриарха, — и король все с той же безучастной мордой отошел прочь от хладного, обескровленного трупа, предоставляя львицам и всем другим возможность самостоятельно его осмотреть и, при желании, обнюхать, дабы реально удостовериться в словах черногривца. И правда... К огромному (и, само собой, тщательно замаскированному) облегчению Скара, от мертвого Гилберта довольно явственно разило запахом одиночки — не будь этого запаха, у Сарафины и ее охотниц появился бы реальный повод требовать от Скара принятия куда более строгих и решительных мер по отношению к Шензи и ее прихвостням, что непременно бы вызвало морю возмущения с их стороны, а так... Ну что он мог поделать? Он издал достаточно ясный и четкий запрет:  ни шагу к границам королевства и тем более никакого общения с чужаками; а Гилберт, судя по словам Санкара, был тем еще непослушным дьяволенком. Получается, эта трагедия только лишь в очередной раз подтверждала и без того железную правоту Скара.

Вернувшись на свое прежнее место, лев с предельно утомленной мордой разложил свои ноющие кости на мшистых камнях, да так и замер в хладнокровном ожидании, покуда на эту импровизированную "сцену" не поднялась Шензи собственной персоной. И конечно же, гиена старательно лупила свои зенки буквально куда угодно, включая даже тощую задницу Санкара, кроме лежащего едва ли не под самым ее носом трупешника. Скар едва сдержался от выразительного фэйспалма когтистой лапой: да, его пятнистая соратница никогда не отличалась развитым актерским мастерством, но в данный момент все эти ее глупые ужимки и кривляния стоили как минимум "Золотой малины".

"За какого идиота ты меня принимаешь, разреши спросить на чистоту?"

Будь так добра, опусти взгляд ниже, — с подчеркнутой вежливость обратился лев к Шензи, мысленно призвав на помощь все свое хваленое терпение. — Что, по-твоему, ты перед собой видишь? — он лениво простер лапу к распростертом на земле подростку, над которым уже с гулким жужжанием потихоньку начинали виться мухи. — Мой патрульный обнаружил этого бедолагу, Гилберта, на границах земель прайда. Как видишь, ему оторвало лапу. По словам Санкара, вокруг было множество гиеньих следов. Кроме того, мы ощутили запах льва-одиночки на его шкуре. Не хочу бросаться слепыми обвинениями в адрес тебя и твоих подданных, но я был бы рад услышать какое-то внятное объяснение случившемуся.

+9

517

→ Потайной грот (23)

Выбравшись из укрытия, Малка и Кула быстро поспешили к Утесу, стараясь не привлекать лишнего внимания: и без этого проблемы наваливались одна за одной с каждой секундой. Пестрогривый всю дорогу чувствовал неприятное свербящее ощущение в затылке, что лишь усиливало и без того сильное чувство тревоги и переживания. Даже без их личного присутствия на Скале было ясно, что добром все это явно не кончится. И самое ужасное, что сейчас ни он сам, ни кто-то еще из повстанцев не сможет что-либо поделать, лишь наблюдать за происходящим и надеяться на лучшее.

Вскоре парочка оказалась у Утеса, где повсюду толпились охотницы, вместе со Скаром, Санкаром и уже прибывающей к ним Шензи. Малка до последнего надеялся, что все это сборище образовалось по иной причине, но одного взгляда на мертвое тело подростка хватило понять, что эти надежды были тщетными. Пестрогривый долго готовился к тому, чтобы изобразить искреннее удивление от известия о том, что Гилберт погиб, но в итоге, узрев то, что стало с его лапой, изображать льву ничего не пришлось: удивленное и скривившееся в ужасе и отвращении выражение на морде выстроилось само собой. Не в силах совладать с увиденным, Малка отвел взгляд.

— Если они настолько не испытывали жалости к одному подростку, то страшно представить, что они думают о нас, — лев шепнул в ответ Куле. — Если так подумать, то на месте Гилберта мог быть вообще кто-угодно...

Тем временем ситуация лишь накалялась. Кто-то уже начал кидаться обвинениями, поэтому в дело включился и сам Скар, который толкнул в массу охотниц "улику" о том, что от тела Гилберта четко ощущается запах стороннего льва. К этому моменту уже и сама Шензи оказалась чуть ли не перед телом подростка, и, как ни в чем не бывало, начала свое "шоу". Малка не сомневался, что ей уже успели сболтнуть про убийство паренька, а это значило, что Шензи явно пришла сюда во всеоружии своего мастерства ухода от ответов и ответственности.

— Не знаю, — еле слышно ответил Куле Малка. — Но скорее всего они оба будут напирать на то, что это сделал "пришлый" лев, а не гиены Шензи. Если Скар сейчас повесит все это дело на Шензи, то я даже представить не могу, во что это может вылиться.

Лев тем временем вместе с подругой встали поодаль от толпы так, чтобы их было видно. Им все еще нужно было свидетельство того, что они были тут всё время, а их присутствие во время этого собрания лишь поддержит их легенду. Но неприятное чувство в затылке, преследовавшее его все это время, так никуда и не делось, но изменило свою форму, превратившись в ощущение беспомощности. Малка знал правду, которую приходилось утаивать от всех присутствующих. Глубоко в душе ему хотелось бы наказать тех гиен, что посмели лишить жизни подростка, но он понимал, что даже вывали всю эту правду сейчас, он не сделает никому ничего лучше. И, к его сожалению, скорее всего в итоге совместными стараниями Скара и Шензи смерть Гилберта окажется попросту бессмысленной и не отомщенной. Все, что он мог сейчас делать, это лишь наблюдать за ними, надеясь, что все обернется в лучшее русло.

+4

518

Главное в умении валять ваньку - не перестараться. Не перевести тонкий налет идиотизма в откровенный глум, когда любое твое последующее слово будет разбито о всеобщее неверие, а то и ярость.

Шензи прекрасно понимала, что если она вдруг где-то случайно проколется, ей в одиночку не выстоять против целого прайда - никакой Скар не сумеет остановить разъяренных кумушек от возмездия. Смерть от львиных клыков в планы крокуты не входила, поэтому она, сохраняя максимально легкомысленную мину на роже, с предельным старанием пучила зенки в своего короля, ожидая его речей.

- Будь так добра… - заговорил, наконец, черногривый самец, указывая гиене на погибшего юнца. Подавив в себе туповатую, отчасти надменную ухмылку, Шензи послушно склонила морду и пару-тройку секунд молчаливо пялилась на труп, словно бы реально не догоняла, зачем ей это все показывают. Ну что вы, сами не можете разобраться, что к чему? Дернув округлыми ушами на последние слова Скара, матриарх зловеще покосилась на собравшихся львиц, которые так и ждали от нее сокрушительного падения в попытках оправдать действия своих подопечных.

“Х*р вам!" - подумала пятнистая падальщица, после чего подошла к останкам практически вплотную и тщательно принюхалась. Кроме подгнившей плоти и терпкого кладбищенского смрада, всегда сопровождавший шкуры ее подопечных, Шензи с легкостью отличила шлейф абсолютно незнакомого, не принадлежащего ни одному местному льву запах. - Нарушитель, - небрежно бросила самка, закончив свои исследования и вновь развернувшись мордой к королю. Без особого стеснения почесала выпирающие ребра, согнала своей жесткой метелкой назойливых мух… Конечно же, она специально испытывала всеобщее терпение в отместку на презрение, которое никто даже не подумал скрывать. Мерзкие облезлые кошки… фу! Еще и тупые вдобавок, раз уже не в состоянии учуять чужаков на собственных территориях, но зато всегда готовые толсто намекнуть на причастность гиен к расчленению подростков. - Следы гиен…  и че? Мои патрульные постоянно прочесывают границы наших земель, -  Шензи сделала акцент на слове “наших”, предоставив остальным львицам перекоситься своими усатыми физиономиями от столь вопиющей дерзости, - конечно же, они наследили везде, где только можно, у всех ср*ных рубежей Прайдленда. А доказательства-то есть, что их пятнистые жопы были там в момент убийства, а? Или все ваши намеки - пшик, рев в пустоту? - матриарх вопросительно взглянула на Санкара, а затем на короля ожидая от последнего ответной реакции. - Бьюсь об заклад, что это сделал чужак… да-да, тот самый, которым сейчас отдает с трупика вашего драгоценного сопляка. И если он еще находится где-то здесь, ему си-и-ильно не поздоровится!

+4

519

- Придержи язык! - моментально оскалила клыки Наанда на довольно наглое заявление Санкара. - Ты вообще тут на птичьих правах чужак, так что заткнись и не лезь в наши...

- Наанда! - уже куда грозно, непривычно повысив голос обратилась к подруге Сарафина, смерив ту осуждающим и крайне недовольным взглядом. Разумеется Сафи самой очень не нравился ни сам Санкар, ни то что он говорил по отношению к охотницам. Да, они воспитывали Гилберта, как могли, но его своенравие, а так же сам тот факт, что ни одна из них не была ему матерью (а следовательно какие-то чужие тетки, указывают еще тут!), все это составляло одну большую проблему... а Сарафине забот хватало и без капризных львят, к сожалению. Теперь она сожалела, что не смогла уделить Гилберту чуть больше внимания... но это отнюдь не умаляет того, что с ним сотворили эти зубастые твари. Эта Шензи и ее подопечные... Скар привлек к защите границ гиен, и они обязывались ЗАЩИЩАТЬ прайдовских львов, а не съедать их при первой удобной возможности!

В общем это был уже не первый, но на этот раз довольно явный эм... косяк, со стороны системы управления их нового правителя. Скар был очень умным самцом, в этом львица не сомневалась, но прибегать к помощи не самых эээ... сообразительных созданий саванны, было, при всем ее уважении к Скару, довольно глупым поступком. Конечно так считала большая часть прайда... вернее той части, что от него осталась, но Сарафина предпочитала не опираться на других, а довольствоваться своим личным мнением.

С презрением во взгляде, тем не менее сохраняя сумрачное молчание, Сарафина проследила за передвижением Санкара, омерзительно-довольно улыбающегося во всю пасть, словно это он сам убил Гилберта и теперь дико этому рад, старшая охотница вновь обратила все свое внимание на замерших подле трехлапого остывшего тела Скара и его пятнистую прислужницу, мигом позабыв о присутствии льва, который хоть и давно примкнул к прайду, но все равно оставался для нее и ее спутниц чужаком.

Таким же, как и тот, который оставил свои следы на шкурке Гилберта.

Если его убил чужак - то смысл в тих чертовых гиенах ошивающихся везде где только можно и сожравших все, что можно и нельзя? А если это сделали они сами... то тем более. На этой мысли самка в очередной раз крайне выразительно оглядела равнодушно таращащуюся на мертвеца крокуту с головы до лап. - Тогда как твои патрульные такое допустили, Шензи? Это мог быть и не подросток, а кто-то из взрослых охотниц Зиры, например, кто угодно из наших соплеменников... Шензи в любом случае должна ответить за это недоразумение, как лидер клана, - с нажимом произнесла Сарафина... а затем, коротко махнув кисточкой хвоста остальным львицам, - Стойте здесь, - бесстрашно отделилась от группы, вплотную приблизившись к бедолаге-Гилберту, обойдя лениво почесывающуюся пятнистую падальщицу и склонила светлую морду к заляпанному кровью,  грязному трупу, уже сама тщательно его обнюхав и спокойно осмотрев со всех сторон. Она должна была убедиться...

- Почему у него нет лапы... Ему ее оторвали? Это должен быть очень крупный и сильный лев. Или отгрызли? Для гиены это не составит труда... - она выразительно приподняла тонкие брови. Я не на что не намекаю, но давайте вспомним про мощные гиеньи челюсти? - Где эта часть трупа? Скар... - она выпрямилась. - Прости меня, но я считаю, что тут нужно тщательное расследование. Если чужак убил Гилберта и ему "не поздоровится", - Сарафина повернулась к Шензи. - То тогда твои подопечные уже должны были его поймать и привести... или убить... В любом случае доложить об этом?

Отредактировано Сарафина (9 Май 2021 20:49:13)

+4

520

Поумерь свой пыл, Сарафина, — утомленным голосом осадил Скар свою бывшую подругу. Сам король все это время с такой же безэмоциональной мордой лежал на камнях чуть поодаль, больше не желая не то, что даже подходить к трупу, а даже просто чувствовать его запах. Это ни с чем не сравнимое амбрэ, смесь "аромата" гниющей плоти и вони гиен, а также какого-то вшивого, ни капельки не интересного ему одиночки.... Фу. — Ты сама знаешь, как велики территории нашего королевства. Никакой патруль не может находиться в нескольких местах одновременно. К тому же, как бы жестоко не звучали слова Санкара, но этому... несчастному юнцу просто не следовало соваться на границы без ведома старших. Он прекрасно знал наши законы, а также должен был ясно представлять опасность, исходящую от чужаков. Особенно от незнакомых львов-одиночек, — тут Скар выдержал многозначительную паузу, как бы недвусмысленно намекая на старую трагедию с участием Симбы и Рико. По официальной версии, их тоже атаковал одиночка, а то и несколько... Никто так и не выяснил подробностей случившегося, да и не смог бы при всем своем желании — подсобники Скара неплохо замели следы. Так, по крайней мере, считал сам правителя, пребывая в святом неведении относительно предательства Мхиту и остальных участников заговора. А как еще это можно было назвать? Самое настоящее предательство, ведь они мало того, что провалили задание, так еще и обманули своего лидера. Короля. Если бы только Скар знал правду! Тогда бедного Мхиту уже давно не было бы в живых.

Но сейчас речь шла совсем не об этом. Ему нужно было как-то сгладить... нет, хорошенько притоптать лапами эту грязную ситуацию с убийством Гилберта. Опять пачкаться, опять марать лапы... Но ничего не поделаешь, сейчас ему совершенно не к месту обострившийся конфликт между прайдом и кланом Шензи. Хотя в глубине души Скар был почти на 100% уверен в том, что его давняя соратница так или иначе причастна к трагедии на границах, он все равно не планировал вступать с ней в прямую конфронтацию. На дурачка Гилберта ему было плевать, а вот на свою собственную шкуру — нет! И на корону тоже, и на свое амплуа жесткого, но разумного и хладнокровного правителя. Хотелось бы сохранить и то, и другое, и третье, а не играть роль безвольной марионетки, а то и всеобщей груши для битья, вынужденной терпеть разозленные тычки со всех сторон. Спасибо, натерпелся уже в свое время.

Я думаю, ты права, — ко всеобщему удивлению, покладисто отозвался Скар на последующую реплику Сарафины, спокойно взглянув на нее со своего места. — Кем бы ни был убийца, его в любом случае необходимо поймать и подвергнуть самому жесткому наказанию. К сожалению, мы уже потеряли довольно приличное количество времени, но у нас все еще есть шанс его выследить, — он нарочно извернул разговор таким образом, чтобы не акцентировать внимания слушателей на последних словах Саффи, мол, почему вы до сих пор не доложили нам о случившемся? В итоге казалось так, будто Скар все еще был убежден в том, что он сказал несколькими минутами ранее: гиеньи патрули физически не могут обеспечивать надежную охрану королевства на каждом сантиметре границы, и он вполне допускает, что они могли быть банально не в курсе нападения... Но при этом полностью согласен с предложением старшей охотницы и готов приложить все необходимые усилия к дальнейшему расследованию. Мол, да-да, дорогая, все как ты скажешь. По его разумению, это должно было снизить градус накала страстей и хотя бы отчасти удовлетворить жажду справедливой мести со стороны взрастивших Гилберта охотниц. — Шензи, как твой король, я требую, что ты немедленно собрала отряд и лично отправилась на поиски этого мерзавца. Отыщите его во что бы то ни стало и притащите к Скале... — на этих словах, Скар ненадолго задержал свой взгляд на выпученных глазах молчаливо слушавшей его гиены, делая молчаливый акцент на слове "притащите". Не приведите, не пригоните. Притащите. Со стороны вроде бы не так уж и сильно режущее слух выражение, но при этом довольно однозначное. Плевать кого вы там завалите... В самом скоро времени у них должен быть труп льва-одиночки, который можно спокойно выдать за поверженного убийцу. И это, #$@#, в ваших же личных интересах! — ...а уж далее мы проведем над ним суд и вынесем справедливый приговор. Отправляйся прямо сейчас.

Дождавшись, пока гиена сухо кивнет ему в ответ и двинется прочь, якобы спеша выполнить приказ, Скар снова с неохотой поднялся на лапы и опустил взгляд на безжизненное тело Гилберта.

Еще одна ужасная, непоправимая утрата... Я глубоко сочувствую вашему горю, — он неспешным шагом приблизился к Сарафине и ее львицам, вдруг нежданно потершись гривой о щеку Наанды. — Мне правда жаль. Клянусь, я сделаю все возможное, чтобы это исправить... Но прямо сейчас нам нужно похоронить бедного Гилберта. Он уже, кажется, начинает потихоньку разлагаться. Подготовьте могилу и разыщите Тоджо — теперь он выполняет обязанности королевского шамана...

Интересно, кто это сказал, — до боли знакомый скрипучий голос буквально заставил Скара поперхнуться собственной репликой, с вытянутой, нет, реально перекосившейся от гнева и изумления рожей уставясь на невесть откуда возникшего у подножья утеса Рафики. Старик выглядел сильно уставшим и запыленным, как если бы в одиночку преодолел по-настоящему огромное расстояние... Но даже это не могло уменьшить яркого блеска его темных, не по-львиному умных глаз. И этот чертов бренькающий на ходу посох... Живо вскарабкавшись вверх по обрывистым каменным ступеням, Рафики быстрым шагом приблизился к мертвому Гилу и трепетно накрыл ладонью его окровавленную, встрепанную гриву, ничуть не брезгуя и не кривя носа от отвратительной вони — и все это под хоровой (радостный и изумленный!) вскрик местных львиц!

Рафики!

О, Айхею! Как хорошо, что ты вернулся!

Глупый старик, — негромко процедил Скар сквозь плотно сомкнутые зубы, с огромным трудом удерживаясь от громкого, разъяренного рычания. Ух, какое бешенство сейчас клокотало у него в груди! — Где ты пропадал все это время?! Мы думали, ты умер или сбежал из королевства, предав его жителей... и своего правителя.

Не переживай, Така, — легкомысленным тоном протянул Рафики в ответ, на мгновение подняв взгляд на сдержанно скалящегося монарха. — Я бы в жизни не предал своего короля... Как и настоящий король в жизни бы не оставил свое царство, — он хитро покосился на Сарафину, как бы подтверждая тем самым удачу поисков сами-знаете-кого... но затем снова сосредоточил свое внимание на разгневанном черногривце, успокаивающе протянув тому свободную ладонь. — Мне пришлось отлучиться на время, на свою родину, Травяную Стену... Возникли проблемы в моей семье, очень большие проблемы. Но я решил их и сразу же вернулся. Нужно кое-что посерьезнее болезни и даже самой смерти, чтобы старик Рафики навечно покинул Земли Гордости. Прошу простить меня, о мудрый король Така, — он склонился в насмешливом поклоне, бесстрашно подставляя седую голову под потенциальный удар когтистой львиной лапы.

МОЕ ИМЯ СКАР! — в кои-то веки не сдержавшись, агрессивно рявкнул самец аж на всю округу, колыхнув дыханием длинную шевелюру мандрила и, кажется, даже слегка ее заплевав... но быстро спохватился, коротко и зло зыркнув в сторону обрадованных львиц. — Что ж... Не сказать, что я рад твоему возвращению, или что готов так легко и быстро простить тебе этот уход без моего личного ведома... Но ты вернулся как нельзя вовремя. Займись похоронами. И да, старик... Это будет твое последнее задание на службе у прайда. Мы больше не нуждаемся в твоих услугах, — он резко отвернулся, взметнув прядями собственной угольно-черной гривы, разъяренным шагом проходя мимо громко охнувших самок. В смысле последнее?! В смысле больше не нуждаемся?!! — МОЛЧАТЬ, — гаркнул он уже на моментально притихших львиц. Очевидно, терпение короля было на исходе. — Это королевский приказ. Новый шаман и лекарь прайда — Тоджо, и точка. Сарафина, — не глядя бросил он себе за спину, рассерженно дернув кисточкой хвоста из стороны в сторону, паралелльно этому спускаясь куда-то в черную тень под утесом. — Есть разговор. Наедине. Иди за мной, сейчас же.

+4

521

Старшая львица покорно замолчала, бдительно слушая то, что говорил возлегающий на своем любимом местечке Скар.

Чтож... их королю, очевидно, все равно на судьбу какого-то юнца, и он, как не старался (хотя старался ли), но скрыть своего безразличия и лени у него не получалось. Видимо все это ему очень надоело. Вечно недовольные "придворные" сопрайдовцы, ропчущие на любое его решение. Истеричная королева, непокорная молодежь... его можно было понять. Но все проблемы королевства Скар решал исключительно через свое "не хочу" с привкусом необоснованной тирании. Может потому что он действительно не хотел разгребать все типичные дела настоящего правителя, именно поэтому их мир так стремительно рушился?  Скоро, наверное, от прайдленда останется только лишь одно напоминание заполненное гиенами - если оно не станет их королевством в итоге. Все соседи будут смотреть на эти уничтоженные голодом и разрухой земли с ужасом и презрением. Они уже были примерно на границе подобного. Хуже, наверное, пришлось только тем, кто жили на склонах проснувшегося Килиманджаро. Какие слабые отмазки... Велики их территории...

Да шагу ступить нельзя на этих территориях, чтобы не напороться на пятнистых падальщиков!

Сафи слушала хмуро сведя брови на переносице, но молчала, не рискнув встревать в чужой монолог и вообще прерывать короля в момент его "величественной речи" со слабыми потугами успокоить тихо сходящую с ума толпу.

Вывернулся же.

Дескать ах какая досада, какое упущение! Но все... все, а раньше надо было! Теперь ищи-свищи этих негодяев унесших жизнь бедного юнца! Все это вообще так и не было похоже на должное расследование зверского преступления, свидетелями которого все они здесь были. Сарафина аналогично с черношкурым правителем устремила тяжелый взгляд на молчаливо хлопающую на все это ресничками Шензи. Опрометчивый наказ, за которым, опять же, сарафина чувствовала некий подвох. Знала она Скара слишком хорошо и слишком давно. Знала, что когда он чего-то хочет, например трона, он из кожи вон вылезет, чтобы это достать. А он опять посылает своих прожорливых прихвостней которые УЖЕ не справились. Кого они к Скале притащат? Бедного чужака, ненароком проходящего мимо запретных границ? Ну вестимо... А она то ожидала, что Скар не поленится и хоть какой-то ну... план расследования убийства набросает что ли? Того же Санкара как следует допросить, еще несколько персон назначить выяснить обстоятельства трагедии, хоть имитацию бурной деятельности устроит, в конце-концов!

Но нет...

Он посылает гиен.

И все.

Самка с трагичным и обреченным видом плавно уселась на землю, тяжко, устало вздохнув, даже не заметив того, как король выразил свое сожаление, не преминув подластиться к львицам с театрально-печальной мордой, томно опустив тяжелые веки. Ее собственный взгляд был устремлен исключительно на хладный труп бедолаги Гилберта. Головой Фина понимала, что в этой ситуации что она, что ее спутницы - бессильны. Им нужно смирится со своей гордыней и признать, что это и их вина тоже, и просто предоставить все Скару, который очень быстро постарается замять эту ситуацию. А с другой ее сердце кричало у нее в груди. Протестовало, она злилась и поражалась чужому равнодушию, отказываясь  верить в происходящее.

У них ничего не осталось. Ни веры, ни сил чтобы во что-то верить...

Она отрешенно таращилась на мертвеца и думала... что может хорошо, что Налы больше здесь нет... почему-то она с содроганием представила себе, что на месте несчастного могла быть ее собственная любимая девочка.

Из омута странных, хаотичных мыслей, ее буквально вытащил до боли знакомый голос, раздавшийся точно гром среди ясного неба, перебив что-то там вещающего для остальных темногривого короля, вынудив всех разом если не повернуть морды в направлении заявившегося на скалу Рафики, то поддержать старого бабуина радостным возгласом! Сафи и сама торопливо встала, развернувшись навстречу к шустро взобравшемуся на утес бабуину, сделав несколько растерянных шажков в его сторону. Рафики... как кусочек того столь дорогого всем им прошлого. Видишь, что с нами происходит? Как все плохо, с каждым днем... Как тебя долго не было, старый друг... Дай Ахейю у него с собой хорошие новости!

И все же зря он так сердил сейчас Скара своим не к месту чудаковатым и шутливым поведением - последний был уже на грани срыва, и расправа не замедлила себя ждать...

- Что... - одними губами молвила Сарафина, на мгновение прижав уши к черепу.

Он... прогоняет Рафики?!

- Да, Скар, - покорно и крайне шокировано откликнулась на приказную фразу темногривого, сердито брошенную через плечо. Охотницы моментально столпились вокруг Рафики за ее спиной, вопрошая старца, что как же он так их бросит одних, и что без него от прайда вообще ничего не останется.  Разгуделись точно пчелы в большом древесном улье, пока их предводительница спешила догнать сердито топающего по спуску вниз короля, разгневанно зыркающего своими яркими, зелеными глазами. Нагнав льва торопливой рысцой, высоко поднимая лопатки, Фина замерла рядом с ним, вопросительно глядя на эту утонченную морду бывшего возлюбленного. - Скар... прости меня за дерзость, но ты не думаешь, что Тоджо... немного юн для такого? Он не знает и трети тех знаний, что есть у Рафики, он не выдержит такой ответственности, как мне кажется, - осторожно, явно боясь нарваться на очередную грубость со стороны Скара, произнесла Фина, все так же напряженно прижимая уши к голове. - Может позволишь Рафики найти себе... заместителя, например? Пожалуйста...

Отредактировано Сарафина (10 Май 2021 00:20:50)

+5

522

Матриарх сидела на своей блохастой жопе ровно, ничем не выдавая свое истинное отношение к сложившемуся недоразумению. Соорудив на серой роже наглую, отчасти туповатую гримасу, она всматривалась в зеленые глаза Скара, демонстративно игнорируя возмущения других охотниц. Ей было совершенно плевать, что эти высокомерные кумушки думают о гиеньих методах патрулирования и охраны границ, хотя подозрительность Сарафины, которая так некстати принялась задавать слишком неудобные вопросы, заставила крокуту несколько поднапрячься. Вот с какого ср*ного стервятника она сует нос не в свое дело?! Кто такой вообще был этот Гилберт, раз над ним теперь скулит и стенает целый гребанный прайд?

- Что-то не припомню момента, когда дала согласие отчитываться еще и перед тобой, - сквозь зубы процедила Шензи, метнув на принюхивающуюся львицу взгляд, полный слепой ненависти. - С чужаком, убивающим ваших драгоценных Гилбертов, я разберусь сама, без твоего участия, - хотелось бы добавить нечто оскорбительное в адрес светлошкурой охотницы, однако пятнистая падальщица благоразумно сдержалась. Как бы ей ни хотелось чем-нибудь заткнуть Сарафину и ее "расследование",  а только гиена сейчас явно не в том положении, чтобы катить баллоны на собравшихся кошек. Да еще и при Скаре.

Кстати, о последнем. Его Дражайшее Величество все-таки соизволило вмешаться в нарастающее напряжение, неожиданно приняв сторону патрульных, которые, якобы, не уследили за проникновением агрессивных чужаков на территории королевских земель. Да-да, абсолютно верно, мой белый господин! Ну кто ж знал, что одиночка затаился где-то в кустах, пока мимо проходили дозорные? Пять минут назад никого ещё не было в окрестностях!

Ловя каждое слово царя, Шензи согласно кивала, всеми силами стараясь его умаслить и хотя бы отчасти перекинуть подозрение кошек на несчастного бродягу. Неприятностей в Клане и так уже было предостаточно, чтобы отвечать еще за чрезмерное усердие собственных дозорных, которые в принципе не отличали малознакомых львов друг от друга. Статус: враг проник на базу, запускаем систему уничтожения! Да и сама Шензи, доведись ей повстречать обоих нарушителей границ, не стала бы долго разбираться кто, что и почем. Ну разве что дала бы идиотам мизерный шанс на пару слов оправданий.

Скар лениво толкал речь, следуя своей излюбленной политике "и вашим, и нашим". Не сказать, что он звучал сильно убедительно, скорее размазывал те немногие улики, которые остались на теле Гилберта и могли бы указать на его реальных убийц. Уже за это Шензи была благодарна монарху, хотя и отчетливо осознавала, что этот старый змей просто не собирается копошиться в очередном д*рьме и марать свои чистые лапки. Вполне в его стиле, когда непременно должен испачкаться кто-то другой. Да и пес с ним вшивый, в конце-то концов. Гиений клан не такие снобы, как все эти брезгливые охотницы, его не пугает даже самая грязная и бессовестная работенка. Найти злодея и притащить прямо сюда? Запросто! И плевать, что тот... ну, первый нарушитель границ, УЖЕ наверняка где-то истек кровью, и по факту дело было завершено. Не проблема, будет вам новое мясо, которое по итогу окажется совершенно ни при чем, но вы собственными когтями растерзаете несчастного мимокрокодила за смерть своего тупого подростка, таким образом увязнув в грязи похлеще даже самого свалявшегося падальщика...

Размышляя над подобной перспективой, Шензи гнусно хихикнула и с чувством облизнулась, предвкусив сочную расправу над абсолютно не виноватой жертвой. Уж ее дозорные позаботятся о том, чтобы справедливость восторжествовала в ближайшие дни, она лично проследит за восстановлением ее хрупкого баланса. Пха-ха-ха! Хотелось бы триумфально заржать во всю глотку, однако театр одного актера все еще продолжался, и матриарх позволила себе только хриплое гыгыканье, которое всегда можно было списать на отвратительные манеры всех пятнистых мародеров. Тем лучше для нее, верно? Пусть охотницы продолжают наивно верить, что гиена - это всего лишь кусок безмозглой биомассы, не способный даже на простые умозаключения. Отчасти так оно, конечно, и было, но… сие утверждение явно не относилось к самой Шензи. Скар и не догадывался, какие крамольные мысли сейчас роились в челкастой башке его кладбищенской подопечной, продолжая требовать от неё беспрекословного подчинения.

- Будет сделано, - коротко бросила матриарх, едва ли не завиляв своей жесткой метелкой хвоста от переизбытка верности. Ну точно хозяйская собачонка, аж самой тошно! Демонстративно развернувшись к кумушкам своей пятнистой задницей и клацнув челюстями на прощание, Шензи неспешно спустилась со Скалы и затрусила прочь, в сторону своего пристанища. Ей необходимо было все обдумать и составить четкий план действий, понятный даже ее туповатым соклановцам.

>>>Кладбище слонов

Отредактировано Devas (30 Май 2021 18:44:09)

+2

523

На скале начался переполох. Труп Гилберта лежал посередине утеса, ужасающе притягивая к себе взгляды. Зияющая рана не давала покоя Куле, и она то и дело возвращалась к нему, не в силах отвернуться. Бедный-бедный подросток, у него была вся жизнь впереди. Но кто-то прервал ее, и Кула подозревала гиен. Кто еще способен на такое убийство? Да, это могли быть залетные одиночки, но как они прошли сквозь патрули падальщиков? Нет, в невиновности шайки Шензи она очень сомневалась.

Малка выразил то же самое предположение, а его фраза про жалость заставила Кулу похолодеть. Действительно, что гиенам взять и убить их толпой, если они узнают, какие настроения несет за собой группа повстанцев? Им нужно было быть максимально аккуратным, потому что их ошибки никто прощать не станет. Ни Скару, ни Шензи нет никакого дела до них. Но это продлится ровно до того момента, когда кто-то из повстанцев “спалится”. И тогда все, тогда им не сдобровать.

В толпе охотниц кто-то громко закричал. Это была Двала, она всегда очень переживала за сопрайдовцев. Любящая и понимающая, она отнеслась к зверскому убийству Гилберта, как отнеслись они все. Но ей единственной хватило смелости (или глупости?) закричать об этом на всю округу. Сарафина тотчас бросилась ее успокаивать, чтобы не навлечь гнев Скара, но давалось это с трудом. Двала была безутешна.

Пока все напряженно ждали Шензи, король подошел к трупу белобрысого подростка и обнюхал его. Почти сразу Скар вынес вердикт: он чувствует на нем запах другого льва. Вздох негодования вырвался из ноздрей Кулы, она фыркнула так громко, что сама испугалась того, что правитель заметит. Но он был слишком занят, чтобы обращать на какие-то там звуки в толпе. Успокоившись, львица поняла, что Скар не врет: он чувствовал запах, да. Запах Маслахи, льва, который с безумными глазами пытался найти хоть какую-то помощь уже почившему подростку. “О, Айхею, надеюсь Тоджо удалось его увести без следов”, — пронеслось в голове у львицы. Не хватало, чтобы и его нашли и разорвали гиены. Пускай одиночка был сильнее погибшего подростка, что он может сделать против толпы гиен? Оставалось надеяться на то, что он уже далеко отсюда.

Пришедшая Шензи, конечно же, подыграла королю. В своей обычной грубой манере она рассказала свою версию, совпавшую с версией Скара о чужаке. Ну конечно, как иначе?

— Тогда как твои патрульные такое допустили, Шензи? — резонно заметила Сарафина.

Она наседала на матриарха гиен, требуя ответов, требуя тщательного расследования. Кула сделала шаг вперед и кивнула, давая понять, что соглашается с ней, но потом быстро отступила обратно. Не время перечить королю и привлекать внимание. Но как можно спокойно реагировать на такую вопиющую несправедливость? Она с трудом держалась, чтобы не встать рядом с Финой и не начать ей вторить.

Скар, на удивление, согласился с охотницей, и Кула тут же пожалела об этом. Он приказал найти и выследить чужака по запаху, а это значило, что его запах может привести в их грот. Надежда на то, что запах уже стерся или смешался с запахами повстанцев, была велика, но гарантии было никакой. До их логова Маслахи шел без всякой маскировки, а значит… значит, что если кто-то начнет расследовать это дело всерьез, может случиться что-то непоправимое.

Все эти разговоры прервал скрипучий голос старого мандрила. Рафики вернулся на скалу и сразу же умудрился раздражить Скара. Впрочем, ничего нового: мудрый шаман всегда был слишком невозмутим и говорил то, что думает. Совсем не под стать нынешнему королю. Но в тот день это зашло слишком далеко. Скар вынес удививший всех указ: мандрил более не является лекарем его прайда, его должность переходит Тоджо.

— Что? — не удержалась Кула. — Рафики! Но так нельзя.

Но Скар ее не услышал. Он уже ушел общаться с Сарафиной наедине, оставив все возмущенные возгласы без ответа. Ошарашенная, Кула посмотрела на своего друга-повстанца, но сказать ничего не смогла. Да, Тоджо был отличным лекарем, но сейчас эта должность казалась странной. Конечно же король не знал о деятельности повстанцев, но Рафики не был еще немощным и дряхлым. Никто не ожидал, что он перестанет быть главным лекарем вот так.

— Не переживай, дитя, — сказал Рафики, подошедший к ним. — Значит так суждено. Звезды предначертали это событие.

Он казался таким спокойным, таким… Как всегда. Его посох шуршал и постукивал с каждым движением, от него веяло каким-то умиротворением. Даже сейчас. Мандрил поочередно поздоровался со всеми охотницами и с тяжелой болью в глазах посмотрел на Гилберта, так и лежавшего тряпичной куклой на холодном камне. Попросив львиц поднять его кому-нибудь на спину, Рафики подошел поближе к Куле и Малке и бесцеремонно пододвинул их морды руками к себе.

— Он идет, — зашептал он в самые их уши. — Настоящий король скоро прибудет. И он не один. Будьте готовы. И я привел вам еще одного союзника.

И, загадочно улыбнувшись, Рафики показал куда-то в сторону грота, а потом развернулся и ушел к охотницам для того, чтобы организовать похороны, как и приказал Скар. Ни пояснений, ни времени для вопросов. Кула хотела догнать его и спросить про брата, жив ли он, что с ним. Но мандрил был уже полностью увлечен общением с львицами, будто позабыв, какую новость он только что принес.

— Малка! — срываясь на громкий шепот воскликнула она в ухо другу. — Он же говорил… да! Нам нужно срочно вернуться обратно в грот. Рассказать все. Обсудить.

Задыхаясь от радости, но стараясь не выдать себя, она подскочила на лапы и практически побежала в сторону их логова. Ей не терпелось рассказать обо всем Тоджо, больше всего на свете Куле хотелось разделить свою радость именно с ним. И рассказать ему о его новой должности, конечно же…

По дороге в грот она увидела мелькнувшую ярко-рыжую шерсть и услышала тихий зов. Она подошла поближе, и перед ней предстал небольшой волк с ярко-рыжим окрасом. Он представился, его звали Мичи, и он был другом Налы. Именно о нем говорил Рафики, поэтому Кула сразу доверилась ему.

— Мичи, давай поговорим там, где это безопасно, — предложила она. — Я покажу.

И, не дожидаясь ответа, она поманила волка за собой, ведя прямиком в тайный грот.

——————→ Потайной грот

Отредактировано Котаго (18 Авг 2021 19:33:57)

+3

524

Ожидать от гиен благородства мог только тот, кто видел в Скаре справедливого и мудрого правителя. Конечно, смерть Гилберта не дело лап и зубов гиен, а то что вокруг трупа недвусмысленно оставлено куча отпечатков собачьих лап — так это еще семь дней назад появилось. Честно-честно. И те, кто натоптал, давно из патрульных выписаны, отправлены на заслуженную пенсию и вообще ни при делах.

И о покойном Гилберте Шензи беспокоится настолько же, насколько львы и львицы.

Конечно.

Разумеется.

Дайте мне приз за предсказание века

Скару было не выгодно и дальше разжигать пламя ненависти, полыхавшее между гиенами и львицами, но он был самым настоящим дураком, если не замечал, что Шензи разве что не трясет от омерзения в сторону кошачьих. И не то что бы Малка не испытывал в ее сторону такие же ответные чувства, но не спешил скалиться в сторону блохастой шавки, хмуро смотря на то, что осталось от несчастного Гилберта и стараясь не особо погружаться в размышления о происходящей трагикомедии. Если раз за разом прокручивать идею о том, что стае гиен по одной только команде Скара — или Шензи, или просто потому что большинство из них внезапно ебанулось — ничего не стоит разорвать пару-тройку даже взрослых львов, можно впасть в уныние.

У Малки не было времени унывать, как и на то, чтобы нормально скорбеть о Гилберте — «храни Айхею его душу». Теперь молодому льву стоило сделать все, чтобы смерть подростка стала последней — ну, из львиных смертей. Жизнь гиен — большинства из них — для Малки не значила примерно ничего. Как и жизнь Скара.

Мрачное настроение Малки скрасил внезапно появившийся Рафики. «Дождались! Вернулся!» — гривастый резко выпрямился, качнув кисточками на ушах, и ткнул лапой Кулу, мол, смотри! Конечно, той не надо было указывать на вернувшегося мандрила, но Малка был слишком рад хоть чему-то хорошему в этот тяжелый день.

Но так как Скар все еще был королем, не спешившим принимать здравые решения, радовать своих верных поданных — «а таких уж и верных?» — он не стал, омрачив радость снятием Рафики, глубоко уважаемого во всем королевстве лекаря, с его заслуженного годами поста. Такое решение, разумеется, не сыскало особого восторга, но Малка не стал возмущаться громко и во всеуслышанье, сначала с потрясением смотря вслед «мудрому» правителю, а затем и вовсе предоставив разбираться поспешивший следом за черногривым Сарафине.

Он… он вообще так может? Серьезно? Просто взять и сказать, что Рафики теперь не лекарь и ему тут не рады? — вопросы Малки, обращенные Куле, были риторическими.

Конечно, Скар все может.

Но его вседозволенность продлится недолго.

Рафики подошел к ним, и Малка, уже было готовый объяснить старику, как неправ их король и что слепо следовать приказам Скара уже не представляется возможным, оказался прерван его мудрыми, успокаивающими словами, унявшими яростную бурю, тревожащую душу льва с цветастой гривой.

Миллионы извинений перед Тоджо, но тому еще было далеко до такого мастерства лечить умы других одними лишь словами.

А уж какую весть им передал Рафики… Малка по-глупому слишком счастливо улыбнулся, согретый надеждой. Какая тьма бы не царила сейчас, накрывая и ближайшее будущее, совсем скоро она будет развеяно солнцем. Которое обязательно взойдёт для нового — настоящего — короля.

Тоджо будет особо счастлив, что его без спросу швырнули на замену Рафики, — кивнул Малка на желание Кулы поскорее вернуться к остальным повстанцем да поведать им счастливые и не очень новости. Тем более что в их рядах прибыло — Рафики привел с собой союзника, которому можно было доверять, не подвергая авторитет мудрого старца сомнению. Их команда становилась все более разношерстной и разнообразной — и грех на это жаловаться. Они все еще были в меньшинстве, если говорить о количестве, но это означало лишь то, что брать нужно было умом, а не силой. Скар тоже не мог похвастаться мускулами, но зато надежно прикрывал свой зад десятками гиен, оказавшись достаточно умным и хитрым — а главное подлым — чтобы завоевать среди вонючих падальщиков какой-никакой, а авторитет.

Гиены были значимой проблемой, и, уступив Куле ведущую позицию по пути к их потайному местечку, Малка старательно размышлял над тем, как эту проблему можно было устранить.

—> Потайной грот

Отредактировано Малка (1 Окт 2021 06:26:11)

+5

525

Едва только лапы крон-принца коснулись теплого камня, а атмосфера вокруг сгустилась, сдавила легкие, гулом различных диалогов пробралась в плотно прижатые к гриве уши – Мхиту поморщился, неловко оглядывая раненных и спешившую к ним подмогу. Что, Айхею их побери, успело произойти за время его отсутствия? Не одно, так другое накатывало, словно цунами, лижущее оголенные нервы сопрайдовцев. Им удастся хоть ненадолго выбить спокойное время в своей жизни? Какой ценой? Или чьей?

Любопытство воевало вместе с усталостью. Прищуренный взгляд зеленых глаз проблуждал по скале, перелетая с одной гривастой макушки на другую, и встретился со своим двойником, чей хозяин чинно восседал чуть поодаль. Мхиту занес одну лапу, собираясь подойти и поприветствовать отца, но не успел – его спутница метнулась вперед, перво-наперво пройдясь ласковыми словами по взьерошенному малышу, счастливо улыбающемуся у лап Скара, а после обратив внимание и на мужа. Наследник замер, не зная, стоит ли нарушать столь семейную идиллию, хотя, судя по выражению морды короля, его личное пространство было нарушено давно и бесповоротно. Светлошкурый слегка кивнул ему, после чего вернулся в исходную позицию и тяжело опустился на камень, плотно обвив хвостом лапы.

Нюка радовался Зире, но его горящие восторгом глаза, обращенные на мать, заставили Мхиту вздрогнуть. Произошедшее недоразумение на охоте могло окончиться катастрофически, и сегодняшний день крон-принц бы не скрасил хорошими новостями (которых, впрочем, все равно не было), а вконец испортил, как и жизнь маленького братца. Несмотря на взаимную неприязнь, искрившуюся раннее между Мхиту и Зирой, тот вовсе не желал ей смерти и не смог бы уйти так же хладнокровно, как в ее фантазиях. Хотя бы даже из-за этого малыша. Он передернул плечами, избавляясь от навязчивых представлений подобной картины и не замечая, как супружеская чета успела всласть переругаться из-за обоюдных проколов.

Из раздумий его вывел лишь голос матери, негромко прозвучавший позади. Мхиту обернулся, чувствуя, как губы растягиваются в улыбке - после тяжелого дня встретить члена своей семьи было сродни чему-то сказочному. Хотелось поделиться новостями, узнать, в ответ, о ее собственных делах, но улыбка на вытянутой морде померкла так же быстро, как и появилась. Что-то было не так.. В походке Сарафины чувствовалось напряжение, уверенность, что-то сложное, словно она шла с каким-то тяжелым на сердце грузом. И, видят великие короли прошлого, лев удивился бы сильнее, если бы это было простое донесение о какой-то очередной наглости гиен.

- Мам… - Мхиту шикнул, когда львица закончила говорить. Это была разумная просьба, и еще более разумным был ответ отца, разрешающего охоту всему отряду Сарафины. В голодные времена каждый, кто знал слово «загон» и умел быстро двигаться, был на вес золота. На собственной шкуре денно и нощно Мхиту понимал, как это сложно, особенно без своей команды. Поистине лотерея, игра со смертью и судьбой. И, чтобы удача была на их стороне, им нужно было как можно больше козырей в рукавах.

И вновь разговор прервали, не дав тому подойти к логическому концу. Мхиту страдальчески закатил глаза к небу – он уже ничерта не понимал, путался во всем, что слышал и не успевал осмыслить ни одно событие. Хотелось просто заставить всех замолчать и остановиться, хотя бы на минутку, чтобы привести разваливающиеся мозги в пригодное для дискуссий состояние, а не бороться со сном, накатывающим ежесекундно. Пересиливая нахлынувшее раздражение, наследник обернулся и замер.

Повод был веский. И он лежал, изуродованный, распластанный прямо на камнях, собравший шокированные взгляды со всех концов скалы. Лев почувствовал, как в горле образовывается ком – он знал того, кому принадлежало мертвое тело. К дикому, неописуемому сожалению.

Пораженные голоса наперебой обвиняли гиен, ведь их смрадом несло от останков за версту. Мхиту сморщил переносицу, подобрав под себя лапы и встав с места – хотел присоединиться к опознаванию инородных душков, но не успел. Обьявление о чужаке, потенциальном убийце, вернуло его в воспоминания событий давних лет, где точно также была убита и изуродована одна из охотниц прайда. Тогда ее нашел именно Мхиту, но ни тогда, ни сейчас он не гордился этой находкой. Разница между Гилбертом и той львицей была лишь в том, что Гилберта приманила граница, а, вполне вероятно, что и незнакомый лев остался за пределами земель прайда. Кто, скажите на милость, по доброй воле сунется на территорию, пропахшую гиенами и с уходящими стадами? Ради чего?

Услышав про Тоджо, лев даже не задумался, не остановился спросить, когда и как его успели назначить шаманом – всего лишь сделал шаг по направлению, в котором вышеуказанный переместился со своими друзьями. И, возможно, он бы так и ушел рыскать по пещерам, исполняя приказ отца, если бы не взволнованный шум со спины, знаменующий о чем-то более важном.

Снова.

- Да что на этот-то ра-…. – Мхиту захлопнул пасть, не веря своим глазам. Рафики! Целый! Живой! Стоял в окружении львиц, как ни в чем не бывало, и пререкался со Скаром, застывшим в таком же недоумении, как и его сын. Этот день что, решил стать самым живым и наполненным событиями за весь последний год? И как вообще можно позволить себе радоваться, когда извечный целитель прайда стоит над трупом их бывшего участника, оглаживая окровавленную гриву? 

Новость о том, что возвращение Рафики ничерта не принесло ему былых привилегий, оказалась встречена Мхиту скептически.  Недавняя попытка птичника залатать свою подругу была, конечно, проведена вовремя и отважно, но неприкрытое волнение, сквозившее изо всех щелей, можно было разглядеть невооруженным глазом. Это Таме еще повезло, что она могла подождать и рассчитывать на вторую, а то и третью попытку, но ведь будут ситуации, в которых нельзя рисковать ни временем, ни знаниями? А учиться на своих ошибках в их положении было непозволительно. Зеленоглазный хотел бы поделиться мыслями со Скаром, высказать ему другие варианты, пришедшие на ум, но личное время короля было отнято.

Не дожидаясь, пока родители скроются из виду, Мхиту рывком сорвался с места, едва не закачавшись от резкого движения, и потрусил следом за ними, аккуратно расставляя конечности по шероховатому камню. Дыхание сбилось от сдерживаемых эмоций и льву пришлось замедлиться, чтобы не предстать перед Скаром в настолько уставшем ключе. Когда-нибудь… когда-нибудь он сможет отдохнуть, а сейчас должен прервать отца и попробовать преподнести ему нужность Рафики в ином виде.

До пушистых ушей донеслись обрывки монолога матери, вселившие в охотника уверенность в том, что его собственные мысли не были глупыми и настолько безнадежными, как они звучали в его голове. Поравнявшись с Сарафиной и аккуратно обойдя ее со стороны, Мхиту легонько прошелся щекой по плечу львицы, заменяя любые слова подобным приветственным жестом. Он тут же поднял голову, отдавая все внимание королю, с которым также не успел переброситься ни одной фразой раннее.

- Отец, я... - он вновь кашлянул, надеясь, что его грубое вмешательство в их приватный диалог Скар сможет ему простить. Гнев оного, как уже было печально известно, мог вспыхнуть от любого неуважения, даже от членов собственной семьи. - Я извиняюсь, что отвлекаю и прерываю вас, но, на самом деле, я бы хотел согласиться с матерью. Несмотря на поступки Рафики в прошлом, он - наш единственный вариант. Во всяком случае.. он мог бы стать наставником Тоджо, ты так не считаешь? - Мхиту облизнулся, чувствуя, как пересыхает на языке. - Обучить его всему, что он знает сам, а дальше... А дальше его судьба зависит от тебя.

Отредактировано Мхиту (1 Окт 2021 16:54:50)

+7


Вы здесь » Король Лев. Начало » Скала Прайда » Церемониальный утес