Страница загружается...
X

АААААА!!! ПРОГОЛОСУЙ ЗА НАААААС!!!!

И не забывай, что, голосуя, ты можешь получить баллы!

Король Лев. Начало

Объявление

Количество дней без происшествий: 0 дней 0 месяцев 0 лет



Представляем вниманию гостей действующий на форуме Аукцион персонажей!

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов Волшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Восточная низина » Верхнее течение реки Лузангва


Верхнее течение реки Лузангва

Сообщений 1 страница 30 из 56

1

http://sf.uploads.ru/oOhBq.png

Довольно крупная река берет свое начало где-то в Дебрях и протекает сквозь Низину. Она служит важной водной артерией для засушливых и скудных земель к югу от вулкана Килиманджаро.


Доступные травы для поиска: Базилик, Валерьяна, Костерост, Адиантум, Одуванчик, Шалфей, Мелисса, Мята (требуется бросок кубика).

0

2

Начало игры <------

Прекрасное зрелище! Сквозь сухую, с редкой растительностью, словно отражающую солнечный свет землю, извилистой голубой лентой пробегала река  Лузангва, сияя в свете дня. Чистое, безоблачное небо, чистая река, в которую так и хотелось нырнуть и... гоняющиеся в 3-4 метрах от неё юная львица и маленький сурикат, разрушающие прекрасную картину тучей пыли, поднимаемой в воздух. Что может быть лучше, а?!
Рыжеватая шерсть, светящаяся на солнце против песчаной, сливающейся с пылью! Кто же победит и уйдёт отсюда?! Это мы узнаем не скоро, так как юная львица похожим на светило взглядом выискивала бедное создание, не способное в сией местности просто зарыться, тем более, когда рядом охотница-одиночка. Хищница ускорялась, гналась, в конце концов прыжками догоняла жертву, а зверёк извивался, проскакивал под самкой, в конце концов покусывал оказывавшиеся совсем рядом лапы неумёхи чтобы сбежать. А погоня всё продолжалась и продолжалась, продолжалась и продолжалась... а пыль всё охватывала округу и охватывала... так могло бы продолжаться вечно, но мучительная жара и выносливость кого-то из них да должны свалить раньше.
И вот, наконец, поступление новой пыли в воздух прекратилось. Но в таком круговороте выяснить победителя почти невозможно. Около минуты в воздухе ещё вертелись пылинки, а после взору представала измученная, улёгшаяся на спине львица. Немного левее лежало бездыханное тело суриката, на котором появилось глубокое ранение.
А произошло вот что: неумелая охотница потеряв равновесие, почти свалилась и почти дала добыче сбежать, но под конец сурикат совершил ошибку, замедлив ход. Возможно, дело в неопытности, возможно - в усталости и потере сознания. Но охотница смогла с замахом ударить по горлу жертвы лапой, лишив ту возможности сбежать и выжить.
Отдышавшись, Усу поднялась и поплелась к телу погибшего противника, которое достаточно быстро оказалось в её желудке. Кости суриката так и остались лежать тут, хоть это очень сильно нервировало львицу. Но поделать с этим она ничего не могла, по причине чего она постаралась доплестись до реки, у который прямо таки свалилась, не дойдя пары шагов.
"Я не могу... " - мысленно простонала юная неудачница, которой, похоже, было просто необходимо хотя бы минуточку вздремнуть. Да, после побега ей и раньше приходилось охотиться на подобную дичь, и ей тоже попадались способные к побегу зверьки, но вашу ж мать, как можно так долго носиться за сурикатом?!
Львица вновь поддалась воспоминаниям о прайде, об охоте в группе... и о Великой Засухе, и о смерти Симбы с братом...
-А что если всё так и останется? Что если я останусь, а ничего не изменится? Какой мне был смысл бежать? Но возвращаться теперь страшно... чтоб Скара загрызли... Погодите, о чём я?!.. Скар - нынешний глава прайда, если его загрызут... а станет ли лучше?.. наследника то хорошего нет...- размышляла вслух Малышка, всё не находя себе возможности порадоваться хорошему обеду. После обеда должен следовать хороший сон, но Усу не давала себе заснуть, всё отвлекаясь на прошлое и тёмное будущее. - Как было бы хорошо, если бы на месте Скара был тот же Симба... мне было бы куда без страха вернуться... - голосом готовым сорваться прошептала львёнок, слегка отодвигаясь от вод реки и непроизвольно погружаясь в глубины мира снов...

Отредактировано Усутра (14 Июн 2014 10:28:38)

0

3

-----) Откуда-то с территории прайда Скара.
Юнка бойко перебирала лапами, временами резко останавливаясь и обнюхивая землю.
Она не в первый раз так далеко уходила от земли Клана. Ну, что же сделать, если сердце полосатой не может быть равнодушным к чужой беде? То беременной Иси нужно принести обезбаливающих коней, то маленькой Яни нужно принести камешек, который переливается на солнце, то принести хоть какое-нибудь мясо старому Баку, которого третий раз отогнали от общей трапезы... а где ты все это найдешь в сухих, бесплодных землях Скара?
Сегодня полосатая выдвинулась в путь ради щенка по имени Кина. Та постоянно плакала с тех пор, как потеряла мать, не смотря ни на что. И у Заси блеснула, может глупая, но неожиданная идея: нужно было принести цветы. Бедные дети, вынужденные расти в таких сухих и голодных местах, никогда и не видели цветущих растений и не верили тому, что когда-то земли Прайдленда были цветущими и зелеными. Может, Кина тогда и успокоится, воспряв надеждой.
А где могли расти цветы? Полосатая терпеливо оббегала все оставшиеся водные источники вокруг, но ничего не обнаружила. Вода была испорченной, да и берега зачастую были потоптаны львами и гиенами, приходившими испить хоть несколько глотков ценной жидкости. Поэтому Засе пришлось уйти достаточно далеко.
Увидев реку Лузангва, она воспряла надеждой. И начала терпеливо идти по берегу, ища цветущие и желательно красивые растения.
Она почти спряталась в густой сухой траве, оставляя на видноте только бойкие рыжие кисточки. И яркие апельсиновые шерстинки, бойко "подпрыгивая" среди хащи, сразу привлекали внимание и заставляли улыбнуться: юнка, видимо, очень тщательно все обыскивала, не давая себе отдыха.
Брела, брела, искала... и учуяла львиный запах. Полосатая беспокойно прижала длинные уши, готовясь к бегу, но вскоре увидела и причину беспокойства: молодая львица, видимо подросток,  лежала на животе с измученной, исказившей болью и печалью, миной и что-то про себя шептала.
Зверек, гораздо меньший по росту даже за львицу-подростка, не мешкая, убежал бы. Гиена бы расхохоталась от такого положения извечного соперника и не постыдилась бы ее обсмеять.
Но Зася... Это Зася.
Забыв про свой испуг, юнка бойко подбежала к лежащей. Испуганно обнюхав спину и убедившись, что от нее не пахнет никакими болезнями, деловито уселась напротив морды подростка так, чтобы та ее видела, и беспокойно заговорила:
- Что-то случилось, милая? - она испуганными желтыми глазищами посмотрела в глаза подростка, пытаясь понять ее состояние, а потом подняла тощую лапу и ласково погладила львицу возле уха.
Она не видела в ней ни врага, ни опасности. Видела только напуганного, усталого, чем-то опечаленого ребенка, который нуждался в помощи.
- Тссс. Все хорошо.
Наверное, это забавно выглядело со стороны: полосатая гиена, которая куда меньше даже пятнистой гиены, пытается успокоить львицу, которая одним движением лапы может переломать ей хребет.
- Все будет хорошо, все плохое ушло. - Она склонила голову, рассматривая подростка. - Что за беда случилась с тобой?

+1

4

Для многих сейчас эта ситуация показалась бы минимум странной. Но теперь, попробуем объяснить состояние Малышки, которая уже было хотела закрыть глаза и вздремнуть, а тут... во-первых: львица хоть и подросток, но уже была вынуждена жить с гиенами, но всё же немного опасалась их. Во-вторых: Усу - страшно трусливое создание. Попробуйте представить, что трусливое создание успокаивает гиена. Что произойдёт? Ну, если не ор, так дикий шок точно.  Ну, что же, вернёмся к делу.
Усутра, хоть и могла ударить, отскочить и т.п., но в таком напуганном состоянии дурья башка готова прямо таки сейчас же заорать на всю округу. Хотя, нет, на всю округу не выйдет. Сейчас перед мордочкой охотницы-неудачницы распологались жёлтые глаза, не выражающие ничего злобного. Ну, какое нам до этого дело? Сейчас, может произойти что угодно, в том числе и весьма печальный исход для кого-то из присутствующих. Предположительно для измотанной и испуганной львицы.
- Что-то случилось, милая?- так-с, сейчас у Малышки действительно будет нервный срыв. Только что гиена назвала львицу милой. В каком смысле Усу милая? В голове подростка пробегала куча неприятных мыслей, основой которых была попытка понять, кого гиены считают милыми. Осознание так и не пришло, но Усутра упорно продолжила молча обдумывать...
-Тсс. Всё хорошо. Всё будет хорошо, всё плохое ушло. Что за беда с тобой случилась? - всё, к ужину не ждите. Юная истеричка уже вошла в состояние отчужденности, готовности к чему угодно, а тут... Ну и что ей отвечать? Что она сбежала от прайда, потому что ей там было слишком жутко, на данный момент ей слишком жутко оставаться одной, возвращаться она боится, наследника нет, победа над Скаром принесёт только разрушение прайду, в котором не присутствует настоящий правитель, а тут её размышления прерывает из ниоткуда взявшаяся гиена? Лети, логика, только возвращайся к ужину!
-Ты меня не съешь? - настороженно пробубнила Усу, явно не способная к сражению на данный момент. Да не только к сражению, к попытке здраво оценить ситуацию!

+1

5

Зася смотрела на подростка без злобы, без агрессии, с любопытством... и внезапными угрызениями совести.
Нет, ну кто просил гиену лезть-то? Лежала себе львица, никого не трогала, а тут внезапно какая-то полосатая прицепилась: кто, что, когда? Неудивительно, что та вместо успокоения только впала в еще большую панику. Это было видно по глазам, такого же цвета, как и у Заси: зрачки сузились, взгляд напуганный...
Поэтому юнка, пылая стыдом, резво скочила и затараторила:
- Нет-нет-нет, я тебя напугала? Побеспокоила? - она прижала тощую переднюю лапу к груди и горестно добавила:
- Прости меня, пожайлуста. Я думала, что тебе нужна помощь.
Она была готова квозь землю провалится. Все слова казались бредом и пустыми оправдываниями. Ну что подросток может о ней подумать? Конечно же, ничего хорошего.
Помогла, называется.
Тихий, неуверенный голос перебил ее самоистерзания:
-Ты меня не съешь?
Некоторое время гиена несколько шокированно смотрела на львицу... а потом неожиданно даже для себя - с облегчением звонко, по-девичьи весело и беззаботно расхохоталась.
- Не, ну ты даешь! - хрюкая от смеха, протянула полосатая. - Ты что, думала, что я тебя сьесть хочу?
Новый взрыв смеха перепугал сверчков в траве.
- Я выгляжу такой храброй охотницей на львов? - Икнула, пытаясь представить себя храбро завалившей здоровенного, как слон, охранника Скара - Скайварпа, и не сдержалась от порывов хохота.
Встряхнув буйной рыжей гривой, Зася наконец-то упокоилась, хотя глаза продолжали слезится от смеха, и несколько обеспокоенно посмотрела на львицу:
- Я тебя не обидела?
Потом, несколько поразмыслив, с серьезной миной подала лапу:
- Засилия он де Монн ре ди Канн и прочие-прочие титулы. - опять не сдержала хрюкания от смеха. Но вскоре добавила:
- Но вообще Засей зовут.

Отредактировано Зася (18 Июн 2014 22:33:35)

+1

6

- Нет-нет-нет, я тебя напугала? Побеспокоила?- ну, что же, а Малышка упорно хранила напуганное молчание. Хотя в глазах такого яркого страха уже не было, зато подозрения выше крыши! Ну что же, теперь вглядываемся во внешнее обличье собеседницы. Хм... Вроде обычная гиена, правда с огромными ушами и гривой, также неухоженной, как и шерсть у Усу. - Прости меня, пожалуйста. Я думала, что тебе нужна помощь. - фух, всего лишь помощь. С ней ничего не собирались делать. Ни вести к Скару, ни к прайду, ни есть... Стоп. Помощь? Сейчас гиена предлагала помощь? И как на это реагировать? Воспринимать себя настолько беспомощной, доказывать, что это не так или попросить о помощи? А может вообще сбежать? Не, сбежать уже не выйдет.. А после вопроса львицы гиена смотрела шокировано, а потом... расхохоталась. Так дико, так заразительно, что вместо того, чтобы начать смущаться или пугаться львица сама тихо хихикнула.
- Не, ну ты даешь! Ты что, думала, что я тебя съесть хочу? Я выгляжу такой храброй охотницей на львов? - сначала львица смутилась и "спрятала голову в плечи", но стоило гиене вновь расхохотаться как Малышка сама уже в голос засмеялась. Громко засмеялась, а под конец, вдохнула и по странному выдохнула. Ну, как по странному. Просто выдохнула таким голосом, что шанс возобновить смехотворное состояние был очень велик.
- Я тебя не обидела? - что же, разумный вопрос. Очень разумный, особенно если мыслить здраво, не строя глупые предположения о возможной неудаче.
- Совсем нет... я... Вам... благодарна... - очень тихо и стараясь не потревожить... хотя кого тут можно тревожить? Львица вновь не смогла побороть свою стеснительность.
- Засилия он де Монн ре ди Канн и прочие-прочие титулы. Но вообще Засей зовут, - эм, погодите! Такое имя запомнить не выйдет! Оно слишком длинное!
"Засилия од не Канн де ри Монн...?Что...?" - пытаясь запомнить мыслила львица, прежде чем в ответ подать лапу и назваться:
- Усутра. Часто зовут... Малышкой... - с недовольной миной проговорила львица, всё не имея возможности найти другую тему. Ну, какую тему тут найти? Так-с, ладно, уже хорошо что Усу вытащили из состояния паники.

0

7

---------------------Нижнее течение реки Лузангва

Атем не очень спешила. Она никогда не любила суету, и прекрасно понимала, что её мать - если она жива и действительно в саванне - даже не подозревает о том, что её младшая дочь выжила и теперь ищет с ней встречи. Прошло около полутора лет с тех пор, как они виделись в последний раз - перед тем страшным днём, когда погиб Эрроу, и если отец не явился Шайке во сне, как нередко являлся самой Атем, то спешить действительно некуда. Она столько ждала - сможет подождать и ещё. Кроме того, пустой желудок вовсе не способствовал высокой скорости передвижения, да и спать до сих пор хотелось - Терир ведь не дала Тем выспаться, разбудив её слишком звонкой для ночного времени песней.

Кстати, о Терир. Анавьохе обернулась к спутнице и невольно слегка улыбнулась. Надо же, первая же львица, встреченная серой после перехода через пустыню, оказалась настолько непохожей на неё саму и настолько живой и весёлой, что спокойная и серьёзная Атем почти мгновенно прониклась к ней симпатией - особенно после того, как узнала о том, что они почти идентичны в одном - обе они начали новую жизнь после смерти кого-то близкого. Допытываться и узнавать сейчас что-то у Теи не было никакого смысла - Тем вовсе не хотелось, чтобы только более или менее оправившаяся львица снова поникла, не шло это ей совсем. Зато, если бы Терир захотела узнать что-то от самой Атем, она могла бы спрашивать свободно - среброглазую это уже не задевало.

- Если хочешь узнать что-то, можешь спросить, - негромко сообщила Атем, поглядывая на блестящую в лучах утреннего солнца кромку воды. Гуляющие по небу громадные облака временами скрывали светило, но потом уходили - туда, вглубь саванны. Где-то очень далеко посверкивали молнии - похоже, собиралась страшная гроза, однако даже она не могла послужить тем, что заставило бы Атем остановиться и не следовать дальше.
Есть цель - значит, надо идти.

Мягкие лапы беззвучно и размеренно взрыхляли песок.

---------------------Южное озеро.

0

8

Нижнее течение реки Лузангва---→

- «To infinity and beyond!*»

Путь обещал быть необыкновенным и достаточно долгим, а в глазах Терир он и вовсе походил на шаг в бесконечность, таящую в себе много нового и интересного. Разве что дорога могла показаться несколько знакомой, да территория, к которой шли львицы, Теи раньше приходилось видеть. Только данный факт мог развеять дикий запас энергии, словно у заведённой игрушки, с которой тыквенная одиночка тянулась вперёд, к чему-то удивительному, о чём она, конечно, никогда не судила с плохой стороны, ожидая лишь счастье и радость от «новой жизни», начавшейся так внезапно с появлением в старой Атем.
Погода не портила ощущения прекрасного, и даже в этой неприятной сухости можно было найти свои плюсы. Терир с некоторым любопытством направляла взор на сгущавшиеся вдалеке тучи, которые означали приход дождей. К подобной роскоши, как ливень, рыжая львица не привыкла, несмотря на то, что в джунглях, где она жила, всегда сохранялась влажность, и недостаток воды не ощущался.  После той жары, которую приходилось терпеть в период засухи, Теи могла лишь благодарить Айхею, возвращавшего в саванну дожди. Удивительно, но Терир верила в львиного бога, хотя узнала о нём не в самую детскую пору, а лишь спустя год после своего рождения, и не от своего отца, который не был приверженцем веры и не считал божество реальным, как и духов, призраков и прочее.
Проходили они с Атем расстояние достаточно медленно, быть может потому, что Терир не хотела убегать далеко вперёд, потому старалась придерживаться неспешной скорости ходьбы, которую выбрала её серая подруга. Впрочем, Теи нередко забывала об этом, успевая несколько уклоняться от маршрута, отвлекаясь на нечто, не стоящее внимания многих других обитателей саванны, не важно, будь то красивый камень на дороге или необычная птичка в небе.
И всё же любопытство одолевало Терир. Ей хотелось спрашивать ответы на те вопросы, которые не давали ей покоя. Рыжая львица без страха шла вперёд, не пытаясь допытываться, куда они идут и зачем, но всё же сия информация казалась тыквенной особе немаловажной. Так почему же она до сих пор не знает? Просто, Терир не хотелось оглядываться назад, в прошлое, даже, если это было чужим прошлым. Кто знает, может, Атем огорчится в душе, хотя Теи слабо в это верила.
- Если хочешь узнать что-то, можешь спросить, - после этих слов рыжая львица постыдилась, неловко опустив взор к земле. Неужели, на её морде написано недоумение или желание задать вопрос? Кто знает, но, кажется, её новая подруга хорошо разбиралась в чужих эмоциях.
- Зачем мы идём туда? В этом есть какой-нибудь смысл или, может, ориентир был выбран случайным образом? – Терир даже  и не думала, что Атем выберет что-нибудь случайным образом, как обычно это делала Теи, но исключать подобного варианта ей не хотелось.

----->Южное озеро

0

9

---- начало игры —--

Ветролес облегчённо выдохнул. Наконец, он нашёл подходящее место, чтобы задержаться на пару дней, привести себя в порядок, немного отъесться и собраться с мыслями.
Путь был долгим и изматывающим. Всё время своего путешествия на север волк старался держаться берегов океана или реки. Пока что ему это вполне удавалось, однако в какой-то момент Ветролес был вынужден углубиться в материк - эта дорога привела его в песчаные дюны, где он изрядно поплутал. Несколько дней он даже еле плёлся, истощённый палящим солнцем, сухим и жестоким ветром и голодом: охота у Ветролеса не складывалась, редкие ящерки выглядели как откровение свыше.
Но судьба была благосклонна к молодому волку. Река Лузангва вывела его на плодородные равнины: пусть последние и выглядели потрёпанными после бушешавшей в этих краях засухи, но сейчас Круг Жизни вновь начал брать своё и природа постепенно оправлялась от катаклизма.
Пожухлая сухая трава неприятно колола подушечки лап Ветролеса, хотя за год странствий они и огрубели, и даже успели покрыться следами от дорожных ран. Но волк своим чувствительным носом чуял ветер перемен: в воздухе ощутимо веяло озоном, река полнилась и журчала, а могучий силуэт Килиманджаро был окутан тяжёлыми грозовыми тучами. Похоже, где на северо-западе вскоре разразится настоящий шторм.
Ветролес встряхнулся, сбрасывая со шкуры набившиеся в шерсть пыль и песок, и принялся старательно вылизываться. Этим он не занимался уже целых пять дней, в течение которых стремился преодолеть побыстрее пределы пустыни, а грязь дороги вызывала усталость и боль в мышцах.
Кроме прочего, волк был голоден. Несколько случайных термитов не в счёт: Ветролес чувствовал себя обезвоженным, а раскинувшаяся перед ним равнина сулила несколько солидных термитников. Впрочем, и крупная яшерица, и гнездо случайной птицы тоже вполне подойдут.
Хотя волк сейчас и стремился найти простое уединенное место для отдыха, он ни разу не забыл о своей настоящей цели - поиске священного древа. Чутье и беспокойные сны подсказывали, что Морума уже близко к цели - кроме того, во время перехода южной Лузангвы волчонок видел смутные очертания крупного древа, напоминающего не то акацию, не то баобаб. Впрочем, тогда он твердо решил, что это мираж бесплодных земель.
Неподалёку от реки Ветролес нашёл подходящее место и принялся рыть ямку, которая на ближайшие дни станет его домом. В этом месте было неспокойно: до волка доносились отголоски чьих-то разговоров, он даже прокрался поближе, чтобы рассмотреть, что могло потревожить его покой. Очередная мигрень накатила на Ветролеса, потому сейчас он хотел только лишь покоя, а в перспективе - удачной охоты, но проверить будущее место ночлежки не помешало бы.
Кажется, сквозь высокую траву он видел львицу и гиену. И, вопреки здравому смыслу и всем законам Южных земель, с которых он прошёл, было невозможно видеть их вместе, не сражающимися друг с другом. Волк вздохнул и потёр переносицу.

Как же мне надоели эти мигрени... такое ощущение, что голова сейчас треснет пополам, - Ветролес досадливо фыркнул и позволил себе прилечь на минутку. - Похоже, у меня опять начались галлюцинации. Мерещится всякое... надеюсь, в этих землях не очень много гиен или львов. Если бы не мигрени, я бы конечно задал им пороху, но с такой головой как сейчас я бы наверное даже убежать не смог. Лапы совершенно не слушаются... нужно срочно найти что-нибудь поесть, когда голову немного отпустит... - волк рассеянно зажевал высокую травинку, пытаясь привести себя в чувство. Как жаль, что большинство местных трав ему незнакомы: Ветролес отчаянно боялся отравиться, но в родных краях он всегда снимал мигрени целебной полынью. Похоже, теперь придется придумывать что-то другое.

- О духи предков, - пробормотал волк, глядя на неспокойное небо. - Я так давно не получал от вас знак... я так устал в своих скитаниях. Я даже не знаю, есть ли в этих землях волхвы, - так на его родине звали шаманов, - которые подсказали бы мне путь...

Волк заполз в недоделанную ямку и свернулся калачиком. Весь его вид выражал невыносимое напряжение: впрочем, Ветролес знал, что рано или поздно мигрень уйдет, а вместе с ней - и странные видения о львах и гиенах, болтающих словно старые друзья.

====> Облачные степи

Отредактировано Ветролес (22 Авг 2014 18:23:49)

+2

10

Самоуверенность нередко играет со смельчаками злую шутку, заставляя идти на неоправданный риск. Быть может продолжительная жара или недостаток опыта сыграли свою роль, кто знает, но одному молодому самцу африканского карликового буйвола приходилось сейчас расплачиваться за собственный скверный характер, почти полное отсутствие стадного чувства и осторожности, присущей данному роду зверей. Он отстал от стада, а также, к своему же горю, не осознавал, насколько опасной может быть подобное положение вещей. Впрочем, не стоит полагать, будто бедолага оказался на краю пропасти, готовый вот-вот стать жертвой. Хотя сей буйвол являлся своего рода тугодумом, молодость текла в его крови, а потому самец готов был бесстрашно встретить неприятность, если таковая появится на горизонте. Его размер в сравнении с большинством африканских буйволов было незначительным, но в родном стаде среди юных особей он являлся крупным и сильным самцом.
Медленно и достаточно лениво ступая по земле, буйвол начал приближаться к берегу реки Лузангва, не обращая внимания на едва различимые звуки где-то далеко за спиной. Он неспешно опустил голову, пытаясь утолить жажду после продолжительной жары. Лишь изредка самец прекращал пить, гневно мыча и хлеща себя кисточкой хвоста по спине, пытаясь отогнать назойливых насекомых.

0

11

----→ Песчаные дюны
Дорога была трудна и утомительна, но вскоре перед глазами льва открылась необычайно красивая картина - река, полная воды, о которой спутники мечтали ближайшие часа два. Тут было по приятному прохладно, ничто не напоминало о том, откуда они буквально только что вышли - о пустыне, этом аде на землях саванны. Но теперь им не грозил жар песков, а реальная вода  открывала только новые перспективы. Наконец-таки утолить жажду по полной...
Стоило льву подойти к краю берега, как из-под его лапы вылетело пару комячков земли. Фрэнсис не обратил на них внимания, обернувшись к Нире. Львица, кажется, при виде нормальной, чистой воды в огромном количестве даже повеселела, хотя об этом Фрэнсис только догадывался - морда львицы осталась неизменной. Он дал ей первой подойти к воде и хотел было отойти на пару шагов, чтобы тоже попить, как земля под их лапами с тихим "шурх" ехала в реку. Лев, явно не ожидавший такого подвоха, с плеском упал в воду. Пытаясь найти опору для задних лап, он взбаламутил воду. Лапы упорно проваливались куда-то вниз, в песок. Фыркая и оплевываясь, самец недовольно вертел головой в поисках выхода на берег, пытаясь держаться на плаву с помощью передних лап. Краем глаза он видел, что и  Ниры не все прекрасно в плане плаванья. Быстро оценив ситуацию, Фрэнсис решил слегка рискнуть.
Он весил больше Ниры, поэтому если он попытается забраться на берег, земля может снова под ним провалиться. Если же первой почву опробует Нира, и земля выдержит, тогда Фрэнсис попробует выбраться сам. Джентльменское начало иногда вставало у Фрэнсиса в позу "мю", намекая на свое существование, как сейчас, но обычно это продолжалось недолго.
- Лезь наверх, - сказал он между глотками воздуха и отплевываний воды, кое-как подплыв к Нире. Он подставил плечо, чтобы она могла опереться на него. Есть вариант, что львица либо откажется, либо, использовав возможность, утопит Фрэнсиса. Что же, мы и не в таком выживали, если что - Иоку будет действовать.
Самец мысленно поблагодарил всех богов за то, что этот внутренний тиран не начал сыпать гадостями  в и без него гадкой ситуации.
Как хорошо, что вода теплая.

0

12

------→ Песчаные дюны

К полудню силы Ниры начали постепенно восстанавливаться, несмотря на заметный недостаток сна прошедшей ночью, связанный с чередой событий, которые леопона вспоминала с некоторым отвращением. Хотя переход сказался на полукровке не лучшим образом, сейчас она чувствовала себя заметно бодрее, как если бы имела возможность окунуться в сновидения на пару-тройку часов. Удивительно, но такой эффект оказала на львицу обыкновенная вода, которая показалась Нире чуть ли не целебнее любого лекарственного настоя из трав. После перехода через пустыню, организм взрослой самки ощущал недостаток жидкости, дело доходило до полного обезвоживания, однако сейчас всё постепенно начинало вставать на свои места. Нира мысленно нередко вспоминала нелестным словом своего отца, наделившего её генами леопарда, которые совершенно не помогали выживать в жаркой саванне в период засухи. За последний несколько часов она вспомнила своего родителя больше раз, чем за всю свою прошедшую жизнь. Конечно, Нира не могла знать, каким её отец был, однако одно то, что он бросил семью ещё до рождения детёнышей, сейчас стало причиной такого ярого недовольства. С другой стороны, подобные мысли быстро сошли на нет из-за того, что более актуальные проблемы выходили на первый план, вытесняя все менее важное. Первым делом Нира решила воспользоваться шансом и напиться воды в ближайшей реке, рядом с которой как раз проходили сейчас полукровка и её спутник. Нира оторвала взгляд от земли и, повернув голову, взглянула на Фрэнсиса. Леопона была уверена, что на этот раз их мысли, несомненно, совпали. Она сделала несколько шагов навстречу быстрому потоку воды.
Только сейчас полукровка заметила, насколько резко обрывался берег в этом месте. Река же, как почудилось Нире, была достаточно глубока в этом месте, а противоположный берег находился метрах в четырёх от того места, где сейчас стояла леопона. Но желание напиться оказалось сильнее. Нира начала подходить как можно ближе к краю, не обратив внимания на то, что Фрэнсис движется прямо за ней. Однако, когда земля начала уходить из-под лап, полукровка успела резко обернуться и с негодованием посмотреть на льва прежде, чем упасть в воду, погрузившись в неё с головой. Леопона почувствовала нехватку воздуха и начала проталкивать своё тело к поверхности, двигая поочерёдно передними лапами. Нира не умела хорошо плавать, однако силы ей хватило на то, чтобы вынырнуть и добыть глоток воздуха. Откашлявшись и восполнив недостаток кислорода, леопона начала думать, как выбраться на берег. В этот самый момент она заметила Фрэнсиса, который тоже оказался в воде и сейчас пытался доплыть до Ниры. Полукровка краем глаза заметила, что мастерством пловца её знакомый тоже не обладает.
- Лезь наверх, - вполне разумное решение, однако достаточно тяжёлое в исполнении. Леопона не видела никаких выступов, за которые можно бы было ухватиться, чтобы потом подтянуться и вылезти из воды. Нира нехотя оперлась на плечо Фрэнсиса и, вытянувшись, насколько ей позволяла ситуация, попыталась зацепиться когтями хоть за что-нибудь. Когда это ей удалось, леопона, бросив в сторону льва короткое «прости», поставила на его плечо одну из задних лап, стараясь при этом не заехать ему по морде и не утопить. Ещё несколько быстрых и ловких движений позволили Нире втащить себя на берег. Облегчённо выдохнув, леопона пришла к выводу, что гены полукровки изредка бывают полезны. Сейчас дело оставалось за малым -  вытащить из реки Фрэнсиса. На мгновение Нира даже подумала оставить его там, но чувство, которое леопона быстро распознала, как совесть, не позволило ей сомневаться в правильности данного поступка. В конце концов, она умеет отдавать долг.
- Давай лапу, я помогу тебе выбраться, - сказала Нира холодно, вновь наклонившись с берега к реке.

+2

13

Перспектив не было. Ну, конечно, кроме перспективы умереть, захлебнувшись теплой водичкой. Но она не радовала. Отфыркиваясь изо всех сил, лев пытался держаться на плаву и как только у него начало это получатся, беда пришла, откуда не ждали. Вернее, ждали, но не такой силы. Плечо, на которое оперлась Нира, было неидеальным, но все же каким-то твердым постаментом для нее. Сила равна противосиле, и стоило львице подняться на берег, как Фрэнсис окунулся в воду с головой. Шерсть залепила глаза, но, благо, через нее было хоть что-то видно. Лев едва не открыл пасть, но в последний момент успел от чего-то оттолкнуться там, на дне, и его голова снова оказалась над водой.
-Дурак! - обреченно пронеслось в голове и Фрэнсис едва не хлебнул воды вновь - только Иоку сейчас не хватало! Самец судорожно пытался зацепиться когтями за обрывистый берег, но каждый раз в воду лишь падали комья земли, попадая в глаза. Где-то вдалеке через воду, которая залилась в уши, лев услышал голос львицы. Кажется, она не собиралась его бросать. Ну...или просто отдает долг. Фрэнсис увидел ее, склонившуюся к нему.
Если она кульнется вслед за тобой обратно...- начал было демон, но Фрэнсис тряхнул головой, сбивая мысли. Не о том сейчас думать надо.
Он не думал, что будет, если он реально потянет самку за собой. Ну, как не думал... Он отпустит лапы, чтобы его смыло. Не хватало только что спасенной обратно лезть. И тут даже не благородство, а чистый расчет - если он выберется, она будет ох как недовольна.
Самец с усилием, но достал из воды лапу и, оставаясь в таком шатком состоянии, протянул ее к Нире. Что же, с ними будет удача и еще кто-нибудь.
Фрэнсис приготовился: как только он почувствует, что Нира его тянет, он оттолкнется лапами от дна. И если ничто его там держать не будет, то вполне вероятно, он сможет выбраться. Или хотя бы большая часть тела окажется там, наверху, на берегу, а задние лапы найдут опору. Какой-нибудь камешек побольше, твердый кусок песка, еще что-то...

0

14

Упрекала ли себя Нира за желание помочь этому льву выбраться из воды, ставя собственную жизнь под угрозу гибели среди быстрых речных потоков? О да, и ещё как. Каждая подобная мысль выводила леопону из себя, как если бы она совершала самую большую глупость в жизни, и всё же она не отошла от намерения вытащить Фрэнсиса из воды. Пожалуй, этот тип перестал её раздражать, а это уже кое-что. К тому же, он в буквальном смысле помог ей дотащиться до чертового Побережья, которые находились уже в заведомой близости от их местонахождения, потому Нира считала нужным хотя бы отплатить ему, чтобы не чувствовать тяжесть долга. Тем более, у леопоны в последнее время было не так много приятных собеседников, потому каждый сейчас казался на вес золото, хотя Ниры и не чувствовала склонности к долгим беседам.
Беда заключалась лишь в том, что вытащить Фрэнсиса на берег оказалось не так просто. Конечно, самка достаточно ловко смогла пригнуться к земле, опустив свои лапы в ту сторону, где едва держался на поверхности лев. Ему оставалось только успеть ухватиться и молиться Айхею, чтобы Нире хватило сил поднять из воды нечто, больше её собственного веса. Леопона же была не в лучшем состоянии после недавнего непредвиденного купания, однако она собрала всю оставшуюся в душе волю и, взяв Фрэнсиса за лапу, которую он ей протянул, начала тащить его к берегу, упираясь задними лапами в землю рядом с обрывом, чтобы ни в коем случае не свалиться обратно, в воду. Некоторое время идея казалась неосуществимой, но, похоже, Фрэнсис догадался оттолкнуться от дна и теперь был ближе к спасительному выступу. Нира понимала, что лев уже достаточно близко, чтобы попробовать ухватить его зубами, что казалось леопоне куда более эффективным, нежели пытаться продолжать тащить самца лапой. Конечно, следы на его шкуре останутся, может, даже повреждения образуются, но это всё равно лучше, чем потонуть и отойти в иной мир. Так решила Нира и, резко отпустив лапу льва, вцепилась в его клыками в его… кажется, это оказалось плечо. Как бы то ни было, почувствовав крепкую опору, теперь уже состоящую из четырёх лап, леопона смогла с удвоенной силой потянуть Фрэнсиса к берегу. Наконец, когда самец оказался рядом с ней, в безопасности и достаточно далеко от реки, Нира разжала челюсти и, громко выдохнув, повалилась пятой точкой на траву. Выглядела она измотанной и раздражённой, с шерсти всё ещё стекала вода. Она быстро взглянула на Фрэнсиса, убедившись, что тот ещё жив, а значит и цел. Не было нужды что-либо говорить, потому Нира, сохраняя молчание, нехотя поднялась и прошла несколько шагов вдоль берега. Неожиданно, леопона резко остановилась, задрав свою голову к небу. В её взоре отразилась тревога, когда она заметила крупного грифа, держащего курс прямо туда, где находились Фрэнсис с Нирой. Темношкурая одиночка едва сдержала глухой рык, когда птица приземлилась недалеко от неё, выгнув свою голую шею и посмотрев на хищницу единственным здоровым глазом:
- Ты задерживаешься! – неприятно гаркнул гриф, едва сдержав ухмылку, которую можно было различить лишь только по тому, как дрогнули перья рядом с клювом - Многие уже давно прибыли на место, Ворон, командиры рвут и мечут, а ты даже не торопишься.
- Я делаю всё, что возможно, но до Побережий путь неблизкий, - заметила леопона с недовольством, подходя ближе к грифу, - Плевать, что думают командиры, сам Пингвин уже на месте?
- Полагаю, положительный ответ тебя огорчит, дорогуша, - усмехнулся гриф, расправив крылья и вновь поднявшись в воздух, - Время дорого, Ворон, а Пингвин не любит растрачиваться на таких, как ты.
Нира смотрела пернатому падальщику вслед, пока тот не скрылся из вида, после чего вернулась туда, где находился Фрэнсис. Леопона невольно помрачнела после разговора с грифом, однако птица была права – ей нужно поторапливаться.
-Неважно выглядишь, - наконец сказала Нира льву, - Оставайся здесь, а я пока схожу на разведку к ближайшим территориям. Если меня долго не будет, отправляйся следом. Думаю, до Побережий недалеко, но стоит изучить близлежащие земли прежде, чем пойти на встречу с боссом.
С этими словами Нира отправилась вперёд, взяв за основной ориентир реку Лузангва.

---→ Нижнее течение реки Лузангва

+2

15

Нира всё-таки решила помочь. Когда их лапы соприкоснулись, Фрэнсис перенёс все свои силы в задние лапы, чтобы оттолкнуться при первой возможности. Вот Нира потянула Фрэнсиса за собой, и лев резко выпрыгнул, как бы наваливаясь на песчаный берег. В то же мгновение его лапа осталась в одиночестве, а клыки самки сошлись на плече. Рыкнув от неожиданности, он освободившейся лапой оттолкнулся, помогая себе и Нире доставать себя из воды. Неужто...получилось? Кажется, и под задними, и под передними лапами теперь  была земля, и Фрэнсис выдохнул спокойно. С него почти ручьями текла вода, сил не осталось, да и мерзкое ощущение воды во рту не оставляло. Он ещё раз откашлялся, выплёвывая остатки воды и водорослей.
Где-то сверху недовольно загавкал гриф Пингвина и Фрэнсис понял: их вынужденная остановка никого не волнует и всех бесит. Даже не их, а Ниры. Посему она верно заметила, ему стоило полежать и вернутся в нормальное состояние, а ей пора бежать.
- Я, - начал он, но чуть было захлебнулся порцией воды из глубин желудка, - догоню.
Он поднялся лишь когда после ухода Ниры прошло не менее получаса. Вода наконец перестала выливаться из нутра, зато вместо воды решил подать голос Дракон.
- Наглоталсся? Лежи теперь и подыхай, тварюга.
Резкий толчок где-то в районе груди буквально подкинул Фрэнсиса. Он просто отключился на мгновение, а затем вернулся в сознание. Потемнело, на небе сверкала луна и звёзды.
- Эк я полежал, - произнёс захвативший власть над телом Иоку, - Идем, падаль.
Лев сделал шаг и поморщился - львица прокусила шкуру на плече. За время "отдыха" на месте раны образовалась корка, которая раздражала.
- Шкуру покоцала, ссссука. Ну, хоть кто-то на тебя позарился...Ехехех.
Сарказм Дракона был вообще не в тему, но запертому Фрэнсису уже ничего не оставалось делать, как покорно сидеть и молчать. Ему нужно было поднакопить сил, чтобы побороть Дракона и вылезть наружу. А пока...Пока, когда нет никого поблизости, пусть этот псих поуправляет телом, выносливости у него хватает.
---->Облачные степи

Отредактировано Фрэнсис (23 Мар 2015 20:33:21)

0

16

[начало]
Увы, но Шуджа ещё слишком молод и не может заботиться о четырех ртах, которые остались на его плечах. Да, самец кажется мощным и сильным для своего возраста, но Шуша неопытен, а какой тут смысл в длинной гриве и остром взгляде, если ты не можешь даже нормальную добычу поймать, не будучи замеченным кем-то из стада? Увы, но выкормить совсем юных детенышей самец не мог, из-за чего принял решение подыскать им другую семью. Но разве так просто найти хоть кого-то, кто согласится принять к себе четыре лишних рта, да ещё и в такое время? Эх, Шуша, думаешь устройство мелких в прайд было хорошим решением? А черт тебя разберет, светлогривый дурак с глупой и нереалистичной целью.
Самец перекатился к живота на спину и прикрыл глаза, наслаждаясь окончившимся дождем. Шкура у самца была мокрая насквозь, но особого дискомфорта светлый не ощущал, ибо было как-то глубоко плевать на всё это, ибо мысли были забиты более тяжкими думами. Какой смысл заботиться о сухости шерсти, если где-то, возможно, до сих пор живы родители и сиблинги? Именно, смысла нет, но поиски должны продолжиться.
- Эх, и что мне теперь прикажете делать? - - едва-едва слышно хмыкнул лев, хмурясь. Шуджа чуть приоткрыл зеленые глаза и фыркнул, отплевываясь от капель воды, решивших заползти в нос. Не лучшее чувства, но пройдет, не стоит беспокоиться, ибо Шуша - не месячный львенок, который может утопнуть от пары капель.
Да, Шуджа - беззаботный и несколько наглый парень, но это не значит, что он не может быть серьезным. Сейчас ему одиноко и тяжело, он никогда не бродил так далеко от семьи, никогда не разлучался так надолго с близкими и никогда не отдавал братьев и сестре другим львам, прося их уберечь малыше. Достаточно ли причин для одинокой депрессии желания найти хоть какие-то ответы. А сейчас Шуша один, можно и подумать для приличия.

+1

17

Южное озеро--------->cюды

Желанный ливень окончился, оставив Шезара промокшим до нитки. Его маленькая подруга снова устроилась в гриве молодого льва, предоставив ему бонус в виде лишнего веса. А Шиза все бежал и бежал, не видя конца своему пути, пока не выплеснул все душевное беспокойство и боль через физические усилия, и в итоге остался совсем изнеможен. Глубоким дыханием через рот и неровным, громким пульсом выражался протест организма на такую большую перебежку. Теперь льва снова клонило в сон, лапы были уставшими и немного болели, а желудок подавал знать о своей пустоте таким громким урчанием, что, казалось, это Шезар рычит себе под нос какие-то ругательства.

Только теперь самец прояснил взор и оглянулся, не переставая жадно дышать, высунув язык. Лунным и звездным серебряным светом освещалась протянутая далеко на юго-восток река, вдоль которой подросток и несся все это время, просто отключив зрение, не замечая ровно ничего. Шерсть его была уже не мокрой, а лишь влажной, благодаря теплому ветерку. Неподалеку от него находилась светлая, большая фигура, но запах от этого существа  перебивал аромат мокрой почвы. Услышать что-либо Шез не смог, ибо шум реки заглушал все остальные звуки, так что вот так, издалека, черногривый никак не смог бы определить, что за фрукт катается по влажной от дождика траве. Была не была, подумал лев, начавший приходить в себя. Ему уже не было тоскливо, поэтому новое знакомство весьма приветствовалось. Но еще кашерней было бы, если бы впереди оказалась антилопа или зебра, отбившаяся от стада, ведь голод все еще мучил темношерстного самца.

Он стал медленно приближаться к силуэту, не делая никаких усилий к тому, чтоб остаться незамеченным - он слишком устал для этого, да и природа сама не даст просто так его обнаружить по запаху или на слух. Чем ближе он подходил, тем отчетливей различал молодого, примерно одного возраста с собой, льва. Его мощный стан был прижат к земле - сейчас он беззащитен, словно младенец. Но никакой выгоды от этого Шиз не получал. Он обдумал возможные последствия нового знакомства и, не желая снова улепетывать, лишь дружелюбно муркнул настолько громко, чтобы незнакомец услышал:

- Шезар заметил, что ты здесь один, но одинок ли, как и он?

0

18

---→ Прибрежные джунгли
По дороге к реке между львами стояло неловкое молчание, от которого Шерифу становилось не по себе. Может, Винсенту этого сейчас и требовалось, но Джек вот ощущал себя лишним в таком случае. К тому же, он ощущал вину за недавно сказанные резкие слова по отношению к Доброму Копу, который обычно вел себя с Джеком очень по-дружески.
- Ладно тебе дуться. Лучше расскажи что-нибудь. Веселенькое, в твоем духе. А то даже никакого желания нет играть в кошки-мышки с этими Мастерами, когда ты в пасть воды набрал. - пожаловался лев. У него не было совершенно никакого желания мириться с унылыми выходками Винсента. А тот факт, что, возможно, некоторое время придется принимать решение своими мозгами, которые, кстати, не слишком предрасположены к мудрости или логике, даже немного пугал старика.
Львы, наконец, дошли до реки, после чего пустились в ход вдоль нее.
- Если мышки здесь есть, то скорее всего, они будут возле реки. Все только к воде и тянутся. Вода - это жизнь, сынок, запомни. Ты можешь не жрать неделями, но без воды ты много не протянешь. Высохнешь и помрешь, это я тебе гарантирую. - таковы были слова льва, когда он объяснил, почему нужно идти именно так, как предложил он, а не по-другому. И да, под мышками он имел в виду никого иного, как Мастеров.
Шериф сам прекрасно помнил, какую великую ценность представлял этот источник питья и прохлады в его родных местах. За территории рядом с водой убивали, строили козни и с помощью особых стратегий захватывали власть, вторили перевороты... Жизнь там никогда не была скучной, все выживали как могли. И сам Джек когда-то подобное проворачивал, но это было очень давно. Он был очень молод и очень горяч, в нем было столько энтузиазма, сколько сейчас в юном Винсенте. Лев повернул голову в сторону своего черношкурого напарника и скривил морду, словно отрицая собственные мысли. Пожалуй, да. Сейчас в нем не было вообще ни капельки энтузиазма, поэтому не слишком удачное вышло сравнение.
Напарники еще некоторое время шли вдоль реки, не разговаривая, а Винсент все был в том же печальном расположении духа. Тогда Шериф решил остановиться и развернулся к своему другу.
- Так дело не пойдет, надо тебя как-то прибодрить. Может, ты хочешь поохотиться? Или давай подеремся, - тут Джек по-дружески толкнул Винсента в плечо, а на лице льва была видна ухмылка, - Поднимешь свой боевой дух, когда отлупасишь старика.
В это же время льву пришла в голову еще одна идея о том, как можно было бы отвлечься. На некотором расстоянии от них находилось одинокое дерево с длинными ветками, именно в ту сторону Шериф и указал лапой, когда предложил еще одно занятие своему напарнику:
- Ну или давай, кто быстрее добежит до того дерева. Ну же, Винс. Давай, кто последний, тот будет жрать кору того дерева!
Занятие было не самым приятным и вряд ли бы Винсент захочет этим заниматься, на это Шериф и надеялся.. Он считал, что дух соперничества, а также желание победить пробудит Злого Копа, и тогда можно будет более основательно заняться поисками Мастеров. А если и не пробудит, то хотя бы легкая пробежка хоть немного взбодрит Добряка, может быть, тот увидит, что Джек в настроении на какие-то активные действия и перестанет грустить. Не то чтобы лев был каким-то альтруистом, который без доли корысти хотел поднять настроение друга, только потому что он его друг.
Просто старику уже осточертела нагнетающая обстановка вокруг и нарастающая депрессия.

Но что поступило в ответ?
- За кого ты меня держишь? Я твой командир, а не дитя малое! Хватит валять дурака.
Кажется, очнулся. Никогда еще Шериф не ощущал одновременно и такой радости, и злости по отношению к Винсенту. Можно было бы даже поспорить, у кого из этих двоих раздвоение личности проявляется более явно. Парадокс заключался в том, что вроде как в груди Джека запела гордость, правда делала она это тихонечко, а вроде и гнев захлестнул льва с головы до хвоста. Особенно сейчас его бесила наглость своего напарника.
Как он посмел! Я же фактически его вырастил. Неужели те три года, что мы проводили вместе он считал всего лишь работой?! - лев был действительно возмущен.
Конечно, порой действия Шерифа вряд ли можно было назвать опекой, но если подумать, он никогда за те три года, что был знаком с Винсентом не желал ему зла. Мальчишка стал ему кем-то вроде младшего брата, или даже сына... Но Винсент же, по-видимому, этого не всегда понимал. Не понимал он и таких заботливых актов со стороны Джека. Попыток развеселить его, поиграть, отвлечь от дел насущих. Хоть раз бы этот юнец по собственной воле занялся с Шерифом чем-то кроме работы...
На лице самца появился оскал. И он вовсе был недобр. В глазах же Шерифа появились оттенки красного, которые появлялись лишь тогда, когда он испытывал искренний девственный гнев. И сейчас Коп явно перегибал палку своим нахальным поведением и проявлением неуважения в глазах Шерифа.
- Знаешь, что?! Надоело сюсюкаться с тобой. Няньчиться как с ребенком. Тебе не нравится, что я пытаюсь хоть что-то поделать с твоими заскоками?! И ЭТО ТАК ТЫ ПЛАТИШЬ ЗА МОЮ ДОБРОТУ? - голос Шерифа становился все более громогласным с каждым звуком, что он издавал. Его одолевала буйная злость, с которой самец, к сожалению, не мог ничего поделать. В данный момент он не понимал, что делает, не понимал, к чему может привести его недовольство. А самое главное, все произошло едва ли не на пустом месте.
- ТРИ ГОДА ДЛЯ ТЕБЯ БЫЛИ РАБОТОЙ, В ТО ВРЕМЯ КАК Я ПРИВЫКАЛ ТО К ТВОЕЙ НЕЖНОЙ РАНИМОЙ ДУШОНКЕ, ТО К ВНЕЗАПНЫМ НАЧАЛЬСТВЕННЫМ ТОНАМ. - Шериф даже не дал ему шанса хоть что-то сказать. - Несносный упрямец. Я устал от тебя и твоих выходок. Я устал от того что ты, ВЗРОСЛЫЙ ЛЕВ, не можешь совладать с собой. Взять себя в лапы не так уж и сложно. Подумай об этом.
Кто бы говорил.
Однако Шериф был непреклонен. Он был намного упрямее и несноснее того Винсента, которого он сейчас описал. Но разве его это волнует? Он знал, что он был прав. Любой в приступе такой ярости превращается в несущееся стадо, которое не видит преград на пути. Не сказав более ничего, лев резко развернулся и отправился прочь от Копа, оставляя его одного. В последний раз кинув взор назад, он заметил, как темная фигура льва также удаляется от него. Ни капли сожаления не промелькнуло в его голове. Лишь полная уверенность в своих действиях.
---→ Южное озеро

Отредактировано Шериф (8 Июл 2015 20:52:35)

+1

19

< Нижнее течение реки Лузангва

Лев и львица бодрой рысью шествовали вдоль реки, все выше поднимаясь по главной водной артерии засушливых земель, служившей главным спасением для местных обитателей. Когда-то Азуре и сама пробовала здесь ужиться, но излишне открытая местность создавала самке много дискомфорта, и та без раздумий ушла в тропики. Сей поход был первым, заставившим львицу с глазами цвета моря покинуть насиженное место за прилично долгое время. Главное, что бы не пришлось об этом крепко пожалеть.
Парочка добиралась до своей цели молча и, кажется, это устраивало их обоих. Иногда Азуре давала короткие комментарии относительно местности, которую они пересекали, после чего вновь задумчиво замолкала, погружаясь в свои, никому неизвестные думы. В те минуты взгляд львицы становился чужим, отстраненным и... тоскливым?
Их путь был долог и извилист. Мышцы приятно забились и прогрелись, что было лишь на пользу предстоящей охоте, где хищникам следовало быть быстрее и проворнее потенциального завтрака. Азуре давно не охотилась на крупную добычу, довольствуясь мелкими грызунами и подношениями благодарных ее талантам. А ведь когда-то она была одной из лучших подрастающих охотниц своего племени, вопреки всем ожиданиям. Проклятая сестрица и тут наступала на пятки, да не будет мира праху ее.
- Я рада твоей компании, чужестранец, - неожиданно призналась львица, вглядываясь куда-то вдаль. Кажется, она хотела сказать что-то еще, как вдруг сбавила темп и нахмурилась, а после стремительно бросилась вперед, оставляя своего спутника за спиной. Приметив небольшую возвышенность, Азуре взобралась на вершину и обернулась на Ашера, демонстрируя торжествующую ухмылку. - Пришли.
У подножия холма, резко ныряющего вниз, лежал долгожданный водопой, искрясь в лучах лениво выползающего на небосвод солнца. Несмотря на раннее утро, живности у единственного источника воды было предостаточно. Здесь были и размеренные жирафы, и резвые импалы, и крикливые цесарки, важно разгуливающие по мелководью.
- А вот и зебры, - довольно сообщила серебряная, приметив мирно пасущееся стадо полосатых, ни сном ни духом не промышляющих о приближении голодных хищников. - Идем, испортим им прекрасное утро.
С этими словами львица резво припустила вниз по пологому склону, врезаясь грудью в высокую сочную траву.

+1

20

Нижнее течение реки Лузангва --→

Прогулка выдалась довольно длинной, и к концу ее в животе Ашера уже порядком урчало, что совершенно не
вязалось с общим принятым образом и обескураживало молодого льва. Присутствие Азуре совершенно не напрягало, Аш чувствовал, как потихоньку отступают тревоги прошлого и он возвращается к жизни.
А цепкий взгляд умелого охотника уже рыскал по раскинувшимся угодьям, оценива обстановку. Признание львицы заставило обернуться в ее сторону, на губы Ашерати скользнула чуть самодовольная, но вместе с тем довольно приятная улыбка. Он кивнул:
- Взаимно, - и вновь вернулся к оценке ситуации. Да, полосатый обед пасся совсем неподалеку, ни сном ни духом не подозревающий, что два голодных льва уже положили на них глаз. Хорошо еще, что вышли с подветренной стороны. А дальше все привычно и выверенно, как по часам.
Одна из зебр паслась чуть в стороне от стада, а когда табун двигался чуть в сторону, прихрамывая, следовала за ними. Ашер кивнул Азуре:
- Та, что справа, - чуть слышно произнес лев и мотнул мордой, чтобы львица, обходила полосатых парнокопытных с другой стороны. Одной жертвы вполне должно было хватить им на двоих. В конце концов, подкрепившись и набрав сил, можно будет поискать еще что-нибудь. Взять в клещи, защать и уничтожить. Холодок пробежал вдоль позвоночника, лев предвкушал охоту, которую так любил всем сердцем.
Припав к земле, Ашерати двинулся в сторону стада. Аккуратно ступая, лев внимательно следил за тем, чтобы случайно не наступить на предательскую веточку или не пнуть камень. Сокрытый высокой травой, лев двигался бесшумно, отслеживая направление ветра и реакцию животных. Когда же до цели оставалось всего ничего, черногривый резко рванулся с места, взрыв когтями землю. Сильные лапы бросили вперед гибкое тело. Сократив в одно мгновение оставшееся расстояние, Ашер кинулся на полосатую добычу с намерением воткнуть в нее когти и по возможности повалить на землю тяжестью собственного веса.

0

21

Начало

Утро начиналось идеально! И да, это действительно так и в словах вовсе нет даже малейшей доли сарказма. Монти проснулся и лениво потянувшись направился к выходу из своего укрытия. Это была небольшая нора, заброшенная по мнению самого суриката - земляной белкой. Уж очень похоже на их построение норы. И поверьте, за годы жизни когда тебя учат только искусству рыть, Монти научился отличать какое именно животное сделала данное убежище. Может это конечно и бесполезный талант, это как посмотреть. Сейчас это не так важно. Монти встал на задние лапы и внимательно осмотрелся по сторонам. Хищников не было, значит нечего переживать. Сурикат умылся и понял, что для полного счастья ему нужно попить немного воды. Поэтому Монти направился к реке, которую недавно видел. Будь он в более плохом расположении духа, то явно бы пожаловался на сложное название, которое не просто выговорить. Но, сейчас сурикату даже оно нравилось. Лузангва - есть в этом что-то захватывающее! Поскольку видел реку Монти при ночном свете, то разглядеть полностью местность не успел. И даже было интересно. У такого названия обязательно должно быть что-то особенное.
Когда сурикат пришел к реке, то действительно на некоторое время замер и просто с открытым ртом смотрел по сторонам. Здесь была зеленая трава, скалы, а по всей территории простилалась река, которая при лучах солнца отсвечивала красивыми цветами. Пожалуй можно будет остановиться тут на пару деньков. Местность-то действительно очень клевая. Особо спешить Монти не куда. Здесь в этих землях у него практически нет знакомых. В глубине души Монти конечно надеется, что это не такая большая проблема. В этом огромном мире есть много других трудностей. А уж заговорить с кем-то и подружиться не составит труда. Конечно проблема только в том, что тут в основном крупные хищники, которые скорее постараются тебя сожрать или раздавить нежели чем попытаться узнать тебя. Монти никогда не забудет, когда случайно врезался в копыто какого-то крупного травоядного и тот пытался его задавить. Пришлось использовать всю свою силу, ловкость и смекалку. Как Монти остался в живых, известно разве что только его создателю. Везение отворачивается от него в обыденных ситуациях, но поворачивается обратно когда его жизнь висит на волоске от смерти. Как-то так. Странно и не понятно.
Задумавшись сурикат простоял слишком долго и о том, что пора бы подойти к реке ему напомнила жажда. В горле пересохло и казалось, что Монти сейчас не сможет даже и слова нормально выговорить. Или хотя бы будет говорить охрипшим голосом. Как назло вчера, когда нашел много вкусных жуков и поужинал, то попался ему единственный какой-то уж слишком противный на вкус. Заесть его было нечем, а отправляться за новой едой было как-то лениво. И вот теперь во рту стоял этот противный привкус того жука. Пожалуй до этого из-за радости Монти не замечал этого. А сейчас вот обратил внимание. Может это конечно самовнушение и не вкусно было только первые пару секунд, но это не меняет сути дела. Монти поспешил к реке. Во время своего неудачного побега, Монти как обычно не заметил препятствия. Это был не большой камень, о который сурикат хорошенько ударился лапой и споткнувшись покатился чуть дальше, оставляя царапины от более мелких камней. Когда его небольшое путешествие закончилось, то Монти уже с недовольной миной поднялся и постарался отряхнуть свою шерсть от пыли. Что-то проворчав о своем везении, сурикат все же продолжил свой путь к реке. Дойдя он посмотрел на свое отражение и невольно ухмыльнуся комичности ситуации. Шерсть его выглядела еще более растрепанной, пыль Монти убрал не со всей шерсти, а челка была пожалуй самым веселым из общего вида. Челка топорщилась вверх и на ней так же был приличный слой пыли. А вроде не так много прокатился. Ухмыльнувшись подумал сурикат. Теперь ему остался не только неряшливый вид, но еще и легкая боль в лапе. Сказать, что это было удивительно и следовало ожидать какой-то огромной мега эпичной реакции с взрывом эмоций, вовсе нельзя. Монти привык к своей жизни. И если раньше для него все действительно было уж слишком раздражающе. То теперь сурикат просто смирился. "Ну ладно, что поделать. Все, как обычно". С этими мыслями Монти наконец-то наклонился к воде и начал не спеша пить. И тут же его преследует новое разочарование. Вода каким-то образом попала в нос и сурикат был вынужден закашлять сильно. От этого процесс принятия прохладной водички, уже не был таким веселым. Когда Монти наконец-то откашлялся, сурикат постарался быть еще более осторожным, поскольку не смотря на все, жажда его все еще преследовала. И на этот раз пожалуй происшествий не было. Монти решил устроиться здесь неподалеку от воды и просто посидеть ничего не делая. Чуть не упав в воду, Монти сумел удержаться и все-таки уселся. Теперь можно было спокойно вздохнуть. И все-таки тут действительно красиво. Сделал заключение Монти.

Отредактировано Монти (16 Сен 2015 23:09:00)

0

22

-----------------------------Прибрежные джунгли
«Да что они оба о себе возомнили? Кто они такие, чтобы мне перечить? Твою мать, попадитесь вы только мне оба в ближайшие пару часов…»
Лев ненадолго закрыл глаза и представил, как одним мощным укусом челюстей переламывает позвоночник хилой самке и роняет её на песок. Она ещё жива, но обездвижена, и хотя её смазливая мордашка перекошена от боли, зрелище доставляет хищнику мрачное удовлетворение. А этот щенок? Где он там? Готто недовольно обернулся, хотя и так знал, что увидит позади себя – ничего. Винсент не упустил бы шанса промыть хозяину мозги по поводу его бестактного, агрессивного и абсолютно безнравственного поведения. Он довёл шакала до злости, и в такие моменты Грач чувствовал себя как-то сконфуженно, потому что его подопечный менялся на глазах. Где привычная молчаливость, где повседневное смирение и готовность подчиняться? На самом деле, лев знал, чувствовал, что в Винсенте есть сила, какая-то внутренняя сила, которой он не может противостоять. Они оба были прекрасно осведомлены о последствиях их схватки, если черногривый вдруг выйдет из себя. Но в то же время… этого не произошло ещё не разу. И волк не боялся хозяина. По-настоящему – никогда. И Готто уважал его за это, хоть даже самому себе никогда бы в этом не признался.
И всё же сейчас его радовало то обстоятельство, что он остался наедине с собой и своими мыслями. В одиночестве льву всегда удавалось быстрее прийти в себя и расставить сбившиеся чувства по полочкам. Но он зол, ох, как же он зол! Настолько, что не заметил, когда шакал благоразумно решил отстать.
«Ну и чёрт с ним».
Самец не знал, куда идёт таким бодрым шагом, взрывая землю когтями, что аж лапы сводит, он не обращал особого внимания на смену окружающего ландшафта, но когда лёгкий ветерок донёс влажный запах воды, серый вдруг тряхнул головой и остановился.
«Куда же я забрёл…»
Впереди серебристой змеёй маячит река. Это добрый знак. Вода… Грач непроизвольно облизнул сухие губы сухим языком. Ему хочется пить. Вообще-то ему уже достаточно давно хочется пить. Начав движение с мощного рывка, лев сразу перешёл на бег, огромным прыжками покрывая расстояние между собой и вожделённым водоёмом. Резко затормозив уже у самой воды, он без особой осторожности, нагребая полные когти земли, неловко сполз по пологому склону и принялся жадно пить, думая, что в последний раз воду видел совсем в другом виде. Да, она была солёная и бескрайняя. Это было так красиво – сидя на скале под лучами закатного солнца, глядеть куда-то за горизонт под крики чаек. Приятная картина и возможность утоления жажды слегка успокоили Грача. Он медленно выпрямился, роняя сверкающие капли, и взглянул в небо.
«Светает. Ночь кончилась».
Выбравшись на травку, самец как следует потянулся и зевнул, попутно размышляя, в чём ещё его организм так нуждается сейчас, но, похоже, всё было вполне в порядке. Странные звуки привлекли его внимание, звуки, доносящиеся выше по течению, и Готто тихо двинулся в том направлении. Он шёл и никак не мог сообразить, на что это похоже. Какие-то плески, какие-то чихи.
«Может, у кого-то припадок? Надо бы помочь».
Припадочным оказался сурикат. Едва завидев его, желтоглазый застыл, чувствуя, как в рот натекает слюна. Он был не настолько голодным, но какой дурак упустит возможность подкрепиться?
Зверёк закончил пить…
«Может, он утопиться пытался?»
…и отошёл от воды, где прямо на месте сел – надо же, спиной ко льву, какая удача! – и затих. Практически перестав дышать, Готто подполз ещё ближе, внутренне ликуя от возможности поразмяться и поразвлечься, и прыгнул. Один большой, ловкий и точный прыжок – и сурикат оказался прижат передними лапами хищника!
- Привет, - промурлыкал лев с какими-то кровожадными нотками, - будешь моим завтраком?

0

23

Ничего не происходило. Словно время остановилось на некоторое время. Лишь изредка были слышны крики птиц или же какой-нибудь листок сорвавшийся с дерева пролетал мимо. Монти нравилась эта умиротворенная атмосфера, которая не приносила в его жизнь ничего для него неожиданного. Пожалуй только из-за этого сурикат совершенно расслабился, переставая обращать внимание на посторонние звуки или запахи. За свою собственную невнимательность в скором времени Монти поплатится. В сложившейся дальше ситуации не было ничего не обычного. Судьба вновь напомнила, что мирно и хорошо ничего быть не может. Это же жизнь Монти, в ней обязательно есть что-то неординарное. Кстати говоря о неординарном. Монти в считанные секунды услышал какой-то шорох и резко обернувшись, уже ничего не успел сделать. Сурикат был прижат к земле довольно крупным львом. Твою ж мать, опять я влип. Констатировал факт Монти и теперь он лишь смотрел на крупного льва, который явно наслаждался ситуацией. Понятное дело, что суриката хотели сожрать. Об этом даже соответствовали его слова. Монти конечно был напуган, но эта ситуация так же его несколько забавляла. Может это прозвучит странно. Но, когда каждый день на тебя сваливается куча проблем, то порой уже перестаешь чему-то удивляться. Важнее всего было как-то выйти из это ситуации, чтобы его не сожрали. Монти попытался выбраться из лап хищника, но сделать это было не возможно. Поэтому спустя пару секунд сурикат прекратил свои попытки. Состроив недовольную мину, наш герой сказал:
- Ага, вот сидел здесь и думал, как бы дождаться такого льва, чтобы быть ему закуской. Это же такая честь.
Может язвить сейчас не самый лучший вариант и Монти сожрут совсем скоро, но раз уж смерть скоро придет, так устроим её весело. Почему бы и нет. Может в момент когда лев поймет, что вот он сурикат здесь и никуда не уйдет, попытается его сожрать, то расслабится, вот тогда-то Монти и воспользуется данной ситуацией. А пока приходится лишь возмущаться.
- И вообще, раз ты такой огромный, значит позволено обижать таких, как я. Посмотрел бы я на тебя, будь ты таким, как я, когда практически каждый пытается либо сожрать тебя либо раздавить.

Отредактировано Монти (19 Сен 2015 18:35:27)

0

24

Готто с каким-то садистским наслаждением наблюдал, как несчастный сурикат пытается вырваться из его цепкой хватки. Лев даже не стал выпускать когти, лишь придавил к земле, лишая подвижности. Зверёк довольно быстро понял, что так дела не делаются, и замер, а хищник тем временем занимал себя рассматриванием «закуски». Ничего особенного, обычный сурикат. Разве что рыжий хохолок пыльной шерсти на макушке.
- Ага, вот сидел здесь и думал, как бы дождаться такого льва, чтобы быть ему закуской. Это же такая честь.
- Ещё какая, - недобро осклабился Грач, мрачно сводя брови к переносице.
Еда оказалась болтливая. По мнению желтоглазого, даже чересчур. Обычно он не позволял так никому с собой разговаривать. Последний из подобных наглецов отделался подбитым глазом и порванным ухом, если память не изменяет…
«Может, первым выгрызть ему язык?»
- И вообще, раз ты такой огромный, значит позволено обижать таких, как я. Посмотрел бы я на тебя, будь ты таким, как я, когда практически каждый пытается либо сожрать тебя либо раздавить.
Для полноты картины не хватало только активной жестикуляции, но, к счастью, движения суриката были скованы.
«И почему я его ещё до сих пор не сожрал?»
Готто понял, что если сейчас поддержит разговор, то это окончательно отобьёт ему аппетит. Но, в конце концов, голоден он не был, а этот малой, может, и развеселит его на время. Чем только не приходится развлекаться!
- Увы, кроха, но дела обстоят так: я – больше и сильнее, а ты – нет. Иначе быть не может, это не моя прихоть, а природы, - лев фыркнул. – И ничто, даже твои разглагольствования о справедливости и её отсутствии не помешает мне съесть тебя прямо сейчас.
«А то больно уж ты наглый, малявка».
С этими словами серый распахнул пасть и наклонил голову, имитируя готовность проглотить незадачливого суриката. Должно быть, бедолаге в этот момент и вправду жутко, когда весь его обзор закрывает широкая пасть, до неприличия полная зубов. Представив нечто подобное в соотношении со своими размерами, самец внутренне содрогнулся.
«Надо же, запудрит голову всякая мелочь, и думай теперь непонятно о чём. Какой кошмар».
Настроение Грача, к слову сказать, даже несколько улучшилось, что удивительно. Может, этот день будет не таким уж поганым.

0

25

Слушал ли Монти речь льва? Признаться честно нет. Сейчас сурикат лишь думал о своей жалкой жизни, которая постоянно посылает ему что-то новое. И если бы это новое было хорошим, то Монти бы точно не стал жаловаться. А так, сегодня вот его собирается сожрать лев и ничего с этим не поделаешь. Неужели вот она пришла его смерть? После стольких долгих лет того, как ему удалось избежать опасности, удача отвернулась от него в трудную минуту. Ведь он не жалуется, когда она отворачивается от него при падении в очередную яму, при столкновении с ногой огромного носорога. Пусть помогает ему в те моменты, когда жизнь его висит на волоске, вот прямо как сейчас. Но, все казалось действительно ужасно. Лев прекратил болтать и время словно остановилось. Сурикат замер и даже практически не дышал. Не двигался. Замер так же, как и время. А потом все резко закрутилось в бешенном темпе. Лев резко раскрыл пасть и направился на маленькое тельце суриката. Ну вот и все. Пришла моя смерть. Монти закрыл глаза и был готов встретиться со своей судьбой. Вряд ли что-то могло ему помочь в данный момент. Разве что если откуда-то взялось стадо антилоп, которое бы бежало на льва и тому бы пришлось оставить суриката, дабы спасаться. Или же какой-нибудь огромный фрукт не оторвался, да не ударил ему по голове. Но, это все было из раздела фантастики. И много мыслей на это не оставалось. Вся жизнь пронеслась перед глазами суриката. Монти вспомнил свою семью, как они рыли тоннели, дабы спрятаться от хищников. Тогда подростку хотелось свободы. А сейчас он понимает, что тоннель является спасением. Хищники не достанут его. Не смогут поймать. И сейчас бы наличие рядом тоннеля ему бы не помешала. Но, ничего не было. И Монти лишь сделал по его мнению последний вздох и замер не открывая глаза. От страха ему казалось, что его крохотное сердце действительно перестало биться в его маленькой груди. Монти ждал, когда его уже сожрут и все это закончится. Ожидание было долгим, словно все снова замерло вместе с ним. А когда сурикат все-таки открыл глаза то понял, что ничего не происходит. Лев то ли решил пошутить, еще поиграть с бедным сурикатом, то ли что-то себе надумал. Монти попытался что-то сказать, но не было сил. Тело суриката все еще его не слушалось. Лишь через некоторое время к нему вернулась способность двигаться. Монти дрожал от страха и пытался понять, чего же тянет лев. Ему уже удалось его запугать практически до смерти. Так почему остановился. Монти посмотрел на льва и сказал:
- Не ешь меня.
Голос суриката дрожал от страха. Малютке действительно не хотелось умирать. Жизнь ведь прекрасна, Монти еще столько нужно повидать. И если удача поможет ему сейчас, то он правда перестанет жаловаться на все то, что плохого происходит в его жизни. Ведь по сравнению со смертью все эти неуклюжие происшествия просто ничто. Нужно ценить жизнь. Понимаешь это лишь только тогда, когда твоя жизнь действительно в самой настоящей опасности. Монти не знал что делать, у него больше не было сил говорить. Ему оставалось лишь ждать, что там в очередной раз придет в голову этому крупному хищнику.

0

26

----→ Облачные степи

Хотя сначала расстояние казалось львице огромным, пересекла его она, кажется, за считанные минуты. Или же время летело так быстро потому, что ей было интересно? Роща, в которой остались Фалька и Рудо, даже не заметившие отсутствия дочери, быстро осталась позади и истаяла на горизонте. Впереди по правую лапу показалась еще одна роща, поменьше; но Освин не удостоила ее даже взглядом, предпочитая бежать по ровной земле.
В дороге самка несколько раз останавливалась, то поддразнивая Вирро, то обмениваясь с ним парой ничего не значащих шуточек. Настроение у обоих было отличное; физическая форма львов вполне позволяла мчаться вперед, время от времени делая короткие передышки.
— Все, не могу больше, — наконец, смеясь, объявила Освин, когда лапы ее после очередной перебежки заныли, намекая, что пора бы и передохнуть, да и вообще — львы, вроде как, по 20 часов в сутки спят, а не шарятся по саванне без определенной цели, — давай найдем какой-нибудь ручей.
Навострив уши, она потешно склонила голову. Описав круг над львами, на плечо самки приземлилась Гильфи.
— Всего шагах в ста отсюда река, — клекотнула она, что, видимо, обозначало скептическое фырканье.
— Даааа? — картинно изумилась львица, успевшая услышать шум воды (а запах влаги оба льва наверняка почуяли задолго до того), — надо же! Надо посмотреть.
Впрочем, бегом она уже не пустилась. Все-таки расстояние они с Вирро преодолели немалое, и Ос, хоть и была молода, немного устала. К тому же, трава здесь была довольно высокая, мягкая, и идти по ней было одно удовольствие. Из-под лап то и дело вылетали потревоженные насекомые, пару раз самка спугнула диких горлиц, воркующих в ветвях кустарника. Гильфи было погналась за одной из них, но быстро отстала и передумала: ее привычной дичью были зверьки помельче; к тому же, она всегда могла рассчитывать на часть добычи львов.
— Огоооо! — зачарованно протянула самка, выйдя на пригорок, с которого во всем великолепии открывался вид на реку.
Она была не очень широкой, но для Освин, ни разу в жизни не видевшей такое количество воды, Лузангва была все равно что море для романтика. Рядом с ее первым логовом, на Килиманджаро, не было вообще никакой воды; взрослые были вынуждены спускаться вниз к ближайшему ручью, в то время как львята первые несколько месяцев вполне обходились материнским молоком. В роще, где они жили сейчас, дело обстояло немного лучше: ручей там был. Конечно, совсем маленький, кое-где он скрывался под корнями деревьев, зато в паре мест, где почва была каменистой, разливался небольшим озарцом, — скорее, даже лужицей пару метров в диаметре. Разве что пальцы лап замочить.
Может быть, именно поэтому львица воды не боялась. Или... нет, постойте. Самка тревожно раздула ноздри, но в итоге после минутного замешательства решила, что река не представляет для нее опасности. Вроде бы, она не собирается выходить из русла.
— Хочу посмотреть поближе, — с энтузиазмом заявила Ос, скачками спускаясь вниз, к воде.

+1

27

=========) облачные степи
Рощица скрылась за горизонтом удивительно быстро, учитывая, что Вирро провел всю ночь в томительном исступлении и догадках, а не болен ли он страшной болезнью. Но сейчас лапы легко несли его вперед, из травы рассыпались в разные стороны насекомые, степь словно сама мчалась им невстречу, спеша поделиться своими красотами. Вирро с веселыми фырками отвечал на дразники Освин, один раз пихнул в бок лапой во время остановок, обменивался первыми, пришедшими на ум шуточками, а глаза его горели невероятно ярким, задорным блеском.
Вскоре Освин замедлила  шаг. Вирро немедленно пристроился рядом, лукаво поглядывая на маленькую львицу. Он и сам несколько устал - шутка ли, так давно не есть! - однако счел необходимым поддразнить Освин:
- Что, неужто уже выдохлась? А вот мне никакой ручей не нужен, я... - он облизнул пересохшие губы. - Как этот... верблюд. Могу неделями без воды обходиться! По крайней мере, мне однажды снилось такое...
Над головами кружил совенок и очень кстати сообщил о том, что неподалеку река.
- Блеск! - подпрыгнул Вирро. Он обожал воду и готов был уже пуститься бегом, но Освин стремления этого не разделяла. Пришлось идти пешком, причем с морды Вирро не сходило выражение шутливой насмешки. Трава была мягкая и приятная на ощупь. Как здорово, что засуха не добралась до этих мест! Иначе пришлось бы шагать по колким травинкам, так и норовящим застрять между когтями. Вскоре впереди что-то блеснуло матовым блеском. Вирро и сам замер, подобно Освин, зачарованно глядящей на великолепную картину, открывшуюся им с холма.
Река, блестящая серебряным блеском, лениво петляла, уходя куда-то за видневшиеся вдали горы. Вирро готов был покляться, что чуял неповторимый, прекрасный запах свежей, чистой воды, куда можно окунуть морду целиком, не боясь, что стукнешься подбородком о илистое дно. С тех пор, как он познакомился с семейством Освин, то удовлетворялся мелкими ручейками, текшими неподалеку от логова. Но теперь, видя реку во всем ее великолепии, он поражался, как это долгое время обходился без того, чтобы не поплескаться там вдоволь, смыть со шкуры пыль и грязь...
— Хочу посмотреть поближе, - и Освин первая затрусила к реке.
- Читаешь мои мысли! - откликнулся Вирро и последовал за ней. Кое-какие животные, находясь на почтительном расстоянии друг от друга, чинно утоляли жажду. Хм, интересно, а здесь есть крокодилы? Вирро потрогал воду лапой, а затем, убедившись, что ничто не будоражит поверхность реки изнутри, сунул туда морду, а напившись вдоволь, опустил туда все четыре лапы. В этом месте Вода едва доходила ему до щиколоток.
- Что за удовольствие... - блаженно прикрыл он глаза. - Эй, лезь сюда, попробуй. Ты ведь уже и так...
Вирро вдруг проворно плеснул в Освин водой.
- ... мокрая, - закончил он.

0

28

Черт... вблизи река была все-таки жуткой. Нет, не настолько, чтобы бежать без оглядки, но все же у самки, впервые благоговейно приблизившейся к такому количеству воды, шерсть на загривке и спине встала дыбом. Пожалуй, это было единственное, что по-настоящему выдавало ее чувства. Все остальное при желании можно было списать на радостное возбуждение — и то, как она, пробежав несколько десятков метров, вдруг затормозила, перейдя на неторопливую рысь, и то, как она, затаив дыхание, смотрела на волны, отражавшие свет солнца... Внимание Освин привлекли даже животные, утолявшие жажду тут же, неподалеку. Она внимательно смотрела, как с их мягких мохнатых губ капает вода; как они порой тревожно оглядываются и, конечно, уже заметили приближение парочки львов; как, неторопливо ступая, заходят в воду по колено, тревожно раздувая при этом ноздри. К счастью, львица не имела ни малейшего понятия, кто может жить в этой воде, иначе не подошла бы к ней ни за какие коврижки.
Вирро был смелее. Самка позволила ему себя обогнать и некоторое время внимательно смотрела, как тот осторожно мочит лапу. Ох. Надо бы и ей попробовать.
На вкус было приятно. Прохладно так. Лапы, впрочем, львица предусмотрительно держала подальше от воды, стараясь даже пальцы не замочить. Песок у самого берега и так был влажным, легко продавливался, так что за львами остались две четкие цепочки следов.
— Что за удовольствие... — мечтательно проговорил Вирро, вступая в воду всеми четырьмя лапами, —  Эй, лезь сюда, попробуй. Ты ведь уже и так... — быстрым взмахом лапы он взметнул в воздух тучу брызг, немедленно осевших на шерсти львицы, — ... мокрая, — жизнерадостно закончил он.
— Фу! — Освин, поставив дыбом хвост, метнулась в сторону от воды, заставив пару зебр отступить на несколько метров, — она мокрая! — недовольно пожаловалась она, встряхиваясь.
Ощущение и впрямь было не из приятных. Прежде Ос никогда не мочила шкуру. Разве что мать ее вылизывала. Родившись в разгар засухи, к моменту, когда наконец пошел дождь, самка благополучно жила в рощице, где обосновалась ее семья. Деревья давали достаточную защиту, и выходить на открытое место, когда с неба невероятным образом падает вода, у львицы не было ни малейшего желания. Тот факт, что кто-то может добровольно мочить свою шерсть, казался ей дикостью.
Впрочем, Вирро ведь выглядел довольным. Помявшись немного, самка боязливо приблизилась к кромке воды, осторожно трогая ее лапой и готовясь отпрыгнуть в случае новой атаки. Время от времени она поглядывала на друга, то ли следя, чтобы он снова ее не обрызгал, то ли предупреждая, чтобы даже не думал творить ничего подобного.
На песчаном дне мелькали солнечные зайчики. С ними вода казалась не такой уж страшной. Увлекшись наблюдением за их передвижениями, Ос машинально попыталась прихлопнуть один лапой, намочила ее, брезгливо вытащила и отряхнула... но тут же снова попыталась прихлопнуть еще один — с тем же результатом. Насупившись — чертовы зайцы никак не хотели ловиться — она недовольно фыркнула.

0

29

Освин шарахнулась, словно Вирро в нее запустил зажженной палкой. Молодой лев усмехнулся, склонив голову набок. Он только сейчас понял, что приятельница в жизни не видела столько воды сразу и, конечно же, утоляла жажду во всяких мелких ручейках.
- Естественно, мокрая, - кивнул он. - На то она и вода. В жаркое время без нее никуда!
Заметив подозрительный, предупреждающий взгляд Освин - мол, не вздумай брызгаться - Вирро приподнял бровь, мучимый одной озорной мыслью. Но вид маленькой львицы красноречиво говорил о том, что пусть лучше мысль останется в голове. Тем более, что Освин так и не попробовала залезть в воду, а торчала у берега, смотря на мутноватые, взбаламученные лапами Вирро речные воды.
Плескаться ее совсем не тянуло, а злить ее Вирро хотел в последнюю очередь. Поэтому он, хмыкнув снисходительно, наклонился и принялся лакать. На прочих животных он почти не обращал внимания. Они были слишком большие, чтобы попытаться завалить их в одиночку - вон, неподалеку, например, стояла парочка молодых жирафов, несколько газелей. Все они порой настороженно прядали ушами в сторону львов, но, судя по запаху, не слишком волновались. Львы редко нападали возле водопоя, а здесь и вовсе не было крупных хищников, так что добыча шастала непуганая, спокойная. Нет, у водопоя обычно нападают другие создание, чешуйчатые такие, зубастые... Вирро вскинул голову и огляделся - картинка, возникшая в мозгу, была настолько яркой и красочной, что он почти ожидал увидеть рядом с собой клыкастую крокодилью пасть. Лучше, наверное, еще подвинутся к бережку, он же не знает, много ли тут крокодилов и водятся ли они здесь вообще... А около берега, даже если водятся, он точно сумеет быстро их увидеть. Там, где вода едва достигает до щиколоток, подобраться незаметно ни один крокодил не сможет! И вообще он вряд ли сюда полезет.
Внимание его привлек громкий плюх. Освин хлопнула лапой по воде, потрясла, снова хлопнула, и на ее морде застыло недовольное, насупившееся выражение.
- Чем это ты занимаешься? - со смешком поинтересовался Вирро и глянул на воду пред мордой Освин. - Там же ничего нет. Или решила освоить рыбалку?
Он подошел поближе, помахивая мокрым хвостом. С брюха и морды тоже капала вода.
- Я как-то хотел, - признался он. - Но ничего не вышло... Чего ты мнешься у берега, м?

0

30

К счастью, Вирро все-таки хватило благоразумия не затаскивать подругу в воду. Иначе, пожалуй, она могла бы попросту испугаться и наотрез отказаться снова подходить туда. Но он спокойно принялся пить, при этом бесстрашно стоя в воде и всем видом демонстрируя, что в этом нет ничего страшного.
— Нет, — чуть обиженно протянула львица в ответ на заданный ей вопрос, — тут солнечные зайчики. Красивые.
Вздохнув, — понятно было и так, что поймать их нереально, но охотничьи инстинкты утверждали обратное, — самка, наконец, успокоилась окончательно и решилась напиться.
Вода оказалась приятной и на вкус. Было немного странно ощущать ее: на поверхности она была отчетливо теплее, чем у дна. Лапы были в мягкой прохладе, губы чувствовали тепло — на солнце вода нагревалась довольно быстро.
Наверно, чем глубже, тем холоднее. Освин нервно передернула плечами. Она с трудом представляла себе, что творится там, на глубине. У берега вода была прозрачной — даже когда Вирро зашел по брюхо, она продолжала видеть его лапы, хоть и в завихрениях поднятого им песка и ила. Дальше было видно не так много, а через несколько метров все темнело... там начиналась такая жуткая зеленоватая чернота, что смотреть было страшно. Соваться туда было не только страшно, но порой еще и опасно... К счастью, Ос понятия не имела о существовании крокодилов, а потому до сих пор не выскочила из реки в холодном поту от ужаса.
— Не хочу заходить дальше, — продолжала она, поднимая голову и внимательно глядя на друга; подбородок и горло ее потемнели от пропитавшей шерсть влаги, — я никогда не видела столько воды сразу. Откуда она берется?
Самка недоуменно глянула в ту сторону, откуда текла река; у самого горизонта русло делало плавный поворот, скрываясь за пологим холмом, и теперь львица была заинтригована не на шутку: там ли начинается течение? И если да, откуда там берется столько воды? Или исток где-то еще дальше, в горах? А там откуда вода берется? В общем, только то, что в случае самовольного ухода ей наверняка грозит трепка от родителей (или, хуже того, очередная нудная нотация о том, как они беспокоятся, — и исключительно поэтому они сердятся на нее и вынуждены наказать... ну вы понимаете, вся вот эта чушь от любящих, но невыносимо скучных предков) останавливало ее от исследования лежащих перед ней земель.
Впрочем, это, наверно, все же было не за горами. Ос росла, и близился день, когда она будет достаточно самостоятельной для этого. Нет, уйти ей не хотелось. Вернее, хотелось, но... хотелось уйти не навсегда. Иметь возможность в любой момент вернуться домой. Если он будет, этот дом. Для Освин домом до сих пор был склон Килиманджаро, даже несмотря на то, что она чуть не погибла там. Степи тоже ей нравились, но считать домом рощицу в сотню деревьев? Пф.
Мысли львицы устремились к тем дням, когда она (они! ведь их было трое!) была еще маленьким львенком. А затем и к родителям. Что они там сказали по поводу детей? Хорошо, если у них будут еще дети. В первый момент Ос неприятно кольнула ревность — она уже привыкла быть единственной дочерью, — но это быстро прошло. Она снова будет не одна, разве может быть что-то лучше этого?
Речь, конечно, шла не об одиночестве. Фалька и Рудо почти никогда не оставляли ее одну; к тому же, был Вирро, по какой-то причине выносивший компанию юной самки с невероятным терпением. Но все равно Освин порой скучала по погибшим брату и сестре; новые львята, конечно, не заменят их, но все же сгладят потерю, особенно для взрослых — при всей своей эгоистичности Ос не была слепой, а потому отлично видела, что родителям нелегко дались первые месяцы после потери. Да и сейчас иногда их глаза становились странно пустыми; порой они умолкали чуть ли не на середине фразы, понимающе переглядывась.
...Тряхнув головой, задумавшаяся было самка снова обернулась к Вирро. Наверно, впервые за все время, что он был с ними, львица обратила внимание на то, что он довольно симпатичен. Ей, конечно, было рановато интересоваться самцами, но это не значило, что она совсем ими не интересуется. Учитывая недавно поступившую информацию о львятах — а Ос отлично знала, чем должны заняться родители, чтобы это случилось, — самка невольно примеряла происходящее на себя. У нее ведь тоже когда-нибудь будут дети. Наверно...

0


Вы здесь » Король Лев. Начало » Восточная низина » Верхнее течение реки Лузангва