Страница загружается...
X

АААААА!!! ПРОГОЛОСУЙ ЗА НАААААС!!!!

И не забывай, что, голосуя, ты можешь получить баллы!

Король Лев. Начало

Объявление

Количество дней без происшествий: 0 дней 0 месяцев 0 лет
  • Новости
  • Сюжет
  • Погода
  • Лучшие
  • Реклама

Добро пожаловать на форумную ролевую игру по мотивам знаменитого мультфильма "Король Лев".

Наш проект существует вот уже 9 лет. За это время мы фактически полностью обыграли сюжет первой части трилогии, переиначив его на свой собственный лад. Основное отличие от оригинала заключается в том, что Симба потерял отца уже будучи подростком, но не был изгнан из родного королевства, а остался править под регентством своего коварного дяди. Однако в итоге Скар все-таки сумел дорваться до власти, и теперь Симба и его младший брат вынуждены скрываться в Оазисе — до тех пор, пока не отыщут способ вернуться домой и свергнуть жестокого узурпатора...

Кем бы вы ни были — новичком в ролевых играх или вернувшимся после долгого отсутствия ветераном форума — мы рады видеть вас на нашем проекте. Не бойтесь писать в Гостевую или обращаться к администрации по ЛС — мы постараемся ответить на любой ваш вопрос.

FAQ — новичкам сюда!Навигатор по форуму

VIP-партнёры

За гранью реальности
  • 22.10 Форум празднует девятилетие! И, заодно, установку нового дизайна в 3 вариантах.
  • 25.08 Поздравляем наших дорогих Котаго и Фаера с бракосочетанием!
  • 20.03 Пока наш техадмин в поту и мыле проводит апгрейд всплывающего окошка с информацией о персонаже, примите участие в аттракционе невиданной щедрости!
  • 05.12 Сегодня в 21:00 по Мск на проекте стартует традиционная новогодняя лотерея!
  • 04.12 На форуме ужесточается проверка игровых постов на соблюдение правил оформления прямой речи и мыслей персонажа!
  • 21.10 Приглашаем всех принять участие в бесплатной лотерее, посвященной восьмой годовщине нашего проекта!
  • 12.10 Администрация объявляет срочный набор на вакансии модератора и Мастеров Игры!
  • 02.10 На проекте стартовали сразу два традиционных мегаконкурса — "Лучший пост" и "Лучший отыгрыш", приуроченные к грядущей годовщине нашего форума!
  • 28.09 Теперь у игроков, зарегистрированных на сайте Единого Аккаунта, появилась возможность отправлять игровые посты за любых своих персонажей, не выходя из основного аккаунта на форуме!
  • 27.09 Готов к запуску новый эпичный квест "Конец прайда Нари", основанный на грядущем извержении вулкана Килиманджаро!
  • 26.09 На форуме обновились значения бросков мастерских кубиков на охоту и бой!
  • 06.09 Мы наконец-то что-то здесь написали!

Основной сюжетЛетописи Земель Прайда

Неудивительно, что позорное изгнание Сараби с Земель Гордости послужило последней каплей в чаше терпения группы оставшихся молодых львов — закадычных друзей детства Симбы и Налы. Некоторые из них настолько возмущены решением Скара, что даже осмеливаются подумать о бунте, невзирая на общий упадок духа. Более того, королевский шаман Рафики дает довольно туманную подсказку, указывающую на грядущие перемены. Воодушевленные хищники окончательно решают действовать против Скара, однако прежде, чем выступать в открытую, Малка, Тама, Кула и прочие решают провести тайную разведку среди оставшихся на землях травоядных. Увы, согласившихся присоединиться к будущим повстанцам слонов и носорогов все еще недостаточно для полноценного восстания; вдобавок, группа заговорщиков нигде не может без риска собраться, чтобы обсудить планы – повсюду шныряют гиены и беспринципные охотницы королевы Зиры.

Пока недовольная молодежь ныкается по темным углам, в королевской пещере, наконец-то рождается долгожданный сын Скара. Изначально детеныш выглядит довольно хилым и болезненным, но, вопреки первому впечатлению, Зира ощущает свое материнское счастье и искренне верит, что новорожденный Нюка станет достойным преемником своего отца. Однако подрастающий львенок крепче не становится, зато в нем активно зреет мания величия и убежденность в своем королевском предназначении, о котором ему постоянно талдычит мать. Выбежав из родительского логова на прогулку, Нюка случайно сталкивается с группой будущих повстанцев и решает продемонстрировать им свое величество. Внезапно скала под лапами принца крошится, и малыш кубарем катится по склону вниз. Не на шутку встревоженные львы немедленно бросаются на помощь Нюке, которого вскоре обнаруживают в скрытой под землей пещере. Всеобщими усилиями хищники разбирают вход в потайной грот, где и находят несчастного принца, целого и почти невредимого. Сарафина вызывается вернуть его обратно матери, но Нюка страшно боится ее гнева. Львенок буквально умоляет собравшихся повстанцев не выдавать грозной королеве его оплошность. Остальные клятвенно обещают молчать, а то и вообще завалить эту пещеру, чтобы больше никто не пострадал. Разумеется, место никто уничтожать не собирался, и после маскировки так удачно подвернувшегося грота инициативная Тама решает пойти на риск и попросить помощи у крокодилов. Не сильно воодушевленный упрямой подругой, Малка все же соглашается составить ей компанию в столь сомнительной затее.

В Клане также зреет недовольство. Матриарх Шензи, жутко раздраженная фактом, что Скару откровенно плевать на нужды ее стаи, лично идет к нему на поклон и требует от него хоть каких-то действий. Но черногривый узурпатор вновь изворачивается, свалив всю вину на охотниц бывшего прайда Муфасы и попытавшись обнадежить крокуту новыми пополнениями среди рядов львиц Зиры. Шензи такой расклад все еще не устраивает, и она уходит с аудиенции крайне разочарованной… чтобы внезапно наткнуться на группу незнакомых гиен, которые, в свою очередь, желают присоединиться к Клану. Через непродолжительное время матриарх решает провести всеобщее собрание, куда является еще несколько пятнистых чужаков, также жаждущих влиться в состав своры падальщиков. Основная задача, которая стоит перед изголодавшимися гиенами: что делать с безнаказанностью в край оборзевших львов?

Тем временем, король-изгнанник, весь погруженный в свои невеселые думы, постепенно засыпает в Укромном логове. Вскоре его находит Нала, и между молодыми львами возникает долгожданный разговор по душам. Но к своему ужасу, самка внезапно обнаруживает, что она больше не узнает «своего» Симбу, каким он когда-то был. Этот лев ослеплен жаждой мести и едва ли не поднимает свою тяжелую лапу на подругу за ее же беспокойство. К счастью, он сумел вовремя сдержаться. Крайне разочарованная неспортивным поведением самца, Нала только подтверждает его сходство с кровожадным дядей. Окончательно разгневанный Симба пытается прогнать молодую львицу, однако все-таки не выдерживает общего накала и в итоге уходит сам.

Время суток в игре: вечер (октябрь 2018 — декабрь 2018)

Земли Гордости Вечернее солнце с трудом пробивается сквозь темную пелену облаков, однако тепла приносит мало. Воздух по-прежнему пропитан запахом гари. Дождя нет — вместо него на землю медленно опускаются редкие и тяжелые хлопья вулканического пепла. Речные русла буквально забиты обгоревшими трупами, принесенными сюда со стороны вулкана. На берегах Зубери и Северного озера наблюдаются огромные толпы беженцев, также пришедших сюда с земель бывшего прайда Нари.

Килиманджаро Вулкан, к огромному счастью, начал затухать, оставляя после себя пустынную, загубленную пожаром местность. Местами все еще что-то тлеет и горит, среди выжженных остовов деревьев можно найти дочерна обгоревшие трупы, а с неба густо валит темный вулканический пепел, постепенно засыпая собой всю округу. Дышать тяжело, так как воздух полон дыма и ядовитых испарений. Реки постепенно остывают, но вода в них все еще бурлит, а берега окутаны густым молочным туманом.

Предгорья В облаках наблюдаются небольшие просветы, но, несмотря на это, в округе начинает стремительно темнеть. Ливень продолжает бушевать, без поддержки ветра превратившись просто в стену холодной, мерзкой воды.

Внешние земли Вечер не приносит с собой ни теплоты, ни спокойствия. Мусора возле реки стало меньше, но к воде по-прежнему почти невозможно подойти. В воздухе появляются неприятные запахи гниющих тел.

Кладбище слонов Сильный холодный ливень не прекращается, размывая землю до отвратительной чавкающей жижи. Невозможно пройти и не запачкаться по самое брюхо.

Западное королевство Небо почти чистое. Тучи разошлись, открывая небо яркому заходящему солнцу. От дождя остались лишь мокрая трава и большие лужи.

Восточная низина Туман сгустился до непроглядной густой пелены. Температура опускается. Ночью, вероятней всего, будет гроза.

Непроходимые Дебри Небо полностью просветлело, изредка где-то можно увидеть лениво проплывающую тучку. Свежо.

Побережье океана Заходящее солнце продолжает прогревать землю. Вода успокоилась и затихла, ветра нет. Вокруг тишина и долгожданная благодать.

Небесное плато Облака постепенно рассеиваются, ночь будет светлой, хоть и прохладной. Иногда с порывами сильного ветра ощущается запах гари.

Северные владения Погода не меняется, по-прежнему слегка прохладно. Правда, на небе начинают появляться облака. Ночью будет легкий снегопад.

Морийский хребет Тучи продолжают затягивать вечернее небо, но намека на дождь пока что нет, он может начаться только к утру. Ветер стихает.

Края вечной зимы Небо полностью чистое, нет ни единого облачка. Стало холодать, разбушевался ветер, поднимая верхний слой белоснежного снега и закручивая его в крохотных вихрях.

Великая пустыня Температура медленно стала опускаться. Раскаленный днем песок отдает последнее тепло, становясь мерзким по ощущениям и холодным. Ветра нет.

Южный кряж На небе появилось несколько дождливых тучек. Накрапывает теплый дождик, но ветра нет и к ночи он полностью прекратиться.

Таинственный оазис Перьевые облака медленно плывут по небу. Вечереет, погода не меняется — так же тепло и ясно.

Наша рекламаВаша рекламаОбмен баннерамиПартнерство

Форумы-партнеры нашего проекта

Волки: демонический лес

TMNT: ShellShock Сайрон: Осколки всевластия

Hogwarts and the Game with the Death=

Представляем вниманию гостей действующий на форуме Аукцион персонажей!

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов Волшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Восточная низина » Облачные степи


Облачные степи

Сообщений 1 страница 30 из 452

1

http://sf.uploads.ru/BVPFR.png

Бескрайнее, поросшее травой и кустарником пространство, служащее домом и пастбищем для великого множества разнообразного зверья, начиная огромными слонами и заканчивая пугливыми грызунами. Здесь пока что нет никаких прайдов или кланов, эти земли совершенно свободны, а значит, здесь можно спокойно жить и охотиться, не боясь встречи с другими крупными хищниками.


1. Любой персонаж, пришедший в данную локацию, получает бонус "+2" к охоте и поиску целебных трав.

2. Доступные травы для поиска: Базилик, Валерьяна, Забродившие фрукты, Кофейные зерна, Маи-Шаса, Костерост, Адиантум, Сердецей, Цикорий, Одуванчик, Мелисса, Мята (требуется бросок кубика).

Ближайшие локации

Южное озеро
Река Лузангва

0

2

Итак, начнем-с.
Полдень. Степь прекрасное место для прогулки. Здесь прохладно, трава немного пожухла, но это не трагедия. В этом месте пасутся стада травоядных. В общем, Клорекс выбрал прекрасное место для прогулки.
Настроение было отличное, но хотелось встретить кого-нибудь из своих собратьев, может даже и подраться. Это было необходимо, потому что Клор постепенно начал скучать в одиночестве, да и последнее время не подобраться к территории Прайда Скара. Сейчас там все кишит гиенами, но они стали делать вылазки за территорию, что в общем-то усложняло жизнь одиночки, который жил не далеко от границы прайда. Да уж, наверное, гиены самые противные животные из всех, хотя, может есть и приличные?
Хорошо хоть тут нет никаких прайдов, и пока Рекс тут один. Просто если вдруг, в этом прекрасном месте образуется прайд, придется уходить от сюда, а он совсем недавно устроился в этих местах.
У Клорекса было предчувствие, что сегодня должно было что-то случиться, что-то, что изменит его жизнь, что-то очень хорошее. Лев привык доверять своему голосу, вот и в этот раз он его слушал. Но почему-то он рассчитывал на то, что объявятся его родители, что в общем-то было бы прекрасно.
Ветер играл с гривой льва, а солнце создавало блеск на шкуре. В любом случае, если солнце светит на тебя не переставая, тебе становится жарко, так же и Клорексу. Он решил найти тень, но поблизости ее не было. Тогда лев лег в траву и глубоко вздохнул. Тут он мог отдохнуть, сейчас ему было хорошо, а главное не было никого, кто бы мог помешать ему, но он глубоко заблуждался. Ибо здесь было много травоядных животных, а они, в лучшем случае могли привлечь внимание львов, в худшем гиен.

Офф

Я первооткрыватель xD

0

3

Из сплошной зелени отчетливо выделялся один стройный силуэт. Львица бежала со всех ног, настолько быстро, насколько только могла, играя с самой собой на перегонки... Быстрый ветер постоянно трепал падающую на глаза челку, но та быстро слетала и не сильно мешала. Да, Утаму снова отдалась своим мыслям. Казалось, вот она сейчас убегает от своих собственных проблем, оставляя их далеко позади себя. Но нет, на нее снова набрасываются воспоминания сегодняшнего дня, окутывая ее голову новыми тревогами и раздумьями... Да, Скайварп, Скар, гиеныш и парочку не слишком приятных слов в ее адрес. При этом Скар абсолютно ничего не сделал, чтобы хоть немного "защитить" свою охотницу. Видимо, он забыл, что очень немногие относятся к нему более менее искренно... Ну что же,  у него может стать на одну капризную львицу больше.
"Скайварп не умеет оценивать одним взглядом... Естественно, "львица не может противостоять такому страшному дяде как он!"... Глупости, Скай.... Следующий раз мы с тобой встретимся, но уже не в мирной беседе, а в поединке. Я вся в предвкушении, лев... " - смелые мысли, не правда ли? Но они абсолютно оправданы.
Она снова отбилась от этих тревог! Она победила, но лишь в одном раунде... Таких будет еще много. Но надо наслаждаться свободной минутой, которую она имеет сейчас. как приятно ходить по лезвию ножа, когда кровь бьет в ушах. Та приятно снова чувствовать опасность! О да, пусть шлют погоню, пусть поднимают патрули, пусть наймут головореза... пусть делают хоть что-то: надо же как-то повеселиться.
Лишь сейчас она резко затормозила. Затрудненное дыхание после очень долгого бега в максимальном темпе не позволяло продолжить эту тренировку. Зато теперь ее привлекло нечто другое... Когда она в очередной раз глубоко вдохнула, ее ноздри защекотал незнакомый запах... кажется, крупное животное... лев? Было бы неплохо, если бы так. На мордашке появилась озорная улыбка, а необычайно светлые изумрудного цвета глаза превратились в две довольно узкие полосочки.
Лапы сами понесли ее вперед, бесшумно ступая по земле подушечками. Все тело инстинктивно напряглось. Она все ближе подкрадывалась к Клорексу...

0

4

Все время пока лев лежал, он был начеку. Все таки, он лежит где-то среди степи, и что ему, просто лечь спать? Нет, это слишком опасно. К томе же в воздухе почувствовался резкий запах незнакомой львицы. Вот оно... Клорекс поводил ушами, было понятно, что она подкрадывается к нему. Тогда лев подпустив ее максимально близко, но настолько, чтобы, не много отбежав и сделав прыжок, оказаться позади нее. Странно, что львица не подумала о таком повороте событий. Когда же Утаму оказалось спереди, лев нацепил ехидную улыбочку. Ну да, теперь то он повеселиться, можно будет ее достать и обидеть, это же забавно, давно он так не развлекался. Несмотря на то, что львица была младше его почти на 2 года, он все равно решил не отступать.
- Ну здравствуй. Плохая из тебя охотница, я тебя за километр слышал. На самом же деле нет, он услышал ее в последний момент, просто у него была хорошая реакция. Клор решил, что таким образом не сможет обидеть львицу, нужно было действовать по другому.
- Хм... А где твоя мамочка? Что ты тут делаешь одна? - Лев скорчил испуганную морду, было довольно забавно посмеяться над молодой львицей. Но он потерял свой навык издеваться над другими, поэтому это не звучало прям уж так обидно, хотя он думал совсем по другому. На морде Рекса вновь за красовалась ехидная улыбка. Он осмотрел Утаму, она была красивая, и львица понравилась Клору, что довольно удивительно. Но из-за этого, он не собирался отставать от нее. Возможно, она ответит ему колким словом и будет забавно, хоть кто-то ему ответит, а может убежит и расплачится. Почему-то Клорекс верил больше во второй вариант, но разве можно обидеться на то, что какой-то незнакомец старше тебя в два раза, обозвал тебя маленькой? Честно, даже смешно как-то. Клор довольно большой лев, но достает маленькую львицу, хотя разумнее будет назвать ее "львичкой".

0

5

Ну естественно! Когда же Утаму обходилась без колкого слова?
- Я тебе не львенок, "старикашка"! - львица преспокойно повернулась к льву, медленно уселась напротив него. Казалось, внезапный провал в охоте за Клорексом ее ничуть не взволновал. Наоборот, так даже интереснее... В изумрудных глазах плясала издевательская ухмылка, на морде появилось примерно тоже самое. Она осмотрела его  с ног до головы оценивающим взглядом. - А охотиться на тебя я и не собиралась - ты крупный, но костлявый. А я люблю, когда побольше мяса и чтоб пожилистей.  - после она поднесла свою светлую морду чуть ближе к своему собеседнику и продолжила - Люблю, когда побольше крови.
Она никогда не упустит своей возможности ответить издевательством на издевательство. И плевать на то, что сейчас он мог вцепиться в нее и распороть брюхо, ей нечего терять. У нее у самой есть голова не плечах, которую она прекрасно использует в подобных ситуациях. А даже если и случится непоправимое.... Да, жить хочется, но никто не станет ее оплакивать. Некому.
Верно, кому была нужна подобная бунтарка в прайде? Да и в семье? Вот потому она и научилась наслаждаться даже этими ненавистными взглядами в ее сторону. Это еще один толчок к тому, чтобы быть на одну голову выше остальных... выше всех. Она не стремится завоевать их уважение, она не пытается все время выпендриваться. Она будет такой, какая она есть, она будет оставляться слегка жестокой и мрачной...... ей это по вкусу.

0

6

Ух ты, кажется, Клорекс не на ту напал. Лев даже не ожидал, что она тоже будет ему отвечать. Да, она завоевала его симпатию, ему вообще нравятся такие львицы, которые могут ответить. Он стал смотреть на нее абсолютно по другому. Теперь оставалось лишь ответить ей что-нибудь, но когда она подошла по ближе... Это было слишком. Клор воспользовался тем, что львица стояла максимально близко. Лев протянул морду немного вперед, так, что его губы находились около уха львицы и шепотом произнес. - А я смотрю ты бунтарка, да?  Мне нравятся такие.
Да, теперь пришло время поклеить львицу, уж больно понравилась эта дерзкая малолетка льву. Может, он ей тоже понравился? Но почему-то лев по этому поводу ни капельки не переживал, ему было все равно. Самое важное было то, что она ему нравится. - И откуда же ты сбежала? - уже отстранившись спросил лев. Конечно, Рекс не особо то хотел дальше продолжать дискуссию. Если бы Клорекс наблюдал картину со стороны, то назвал бы ее "встретились два одиночества". Но ведь и вправду, они были очень похожи по характеру, лев никогда не встречал таких львиц. Она ему и внешне нравится, и по характеру. Клор сразу понял, что встретил кого надо, но он не вспомнил про свое предчувствие, думая, что это все лишь совпадение. Почему совпадение? Потому что в судьбу он не верил, он верил лишь в череду совпадений, которые с решениями создают жизнь и воспоминания.
Все это время лев не переставал пялиться на львицу, что выглядело довольно подозрительно. Или она решит, что он маньяк, или поймет, что она ему понравилась. Конечно, лучше второй вариант.

0

7

Мысль о том, что она могла ему понравится, довольно быстро посетила ее светлую голову. Теперь оставалось все правильно сделать: оставаться брутальной дамой (видимо, именно из-за такого поведения она ему и приглянулась). Да, возможно и было легкомысленно падать в объятия первого встречного льва, но как хотелось поскорее почувствовать себя любимой, ощутить чье-то крепкое плечо рядом. это было бы как нельзя кстати, но для начала - немного поиграем, как же ведь без этого?
- Ты не поверишь, но эта горе-охотница сбежала из огромного гадюшника, наполненного гиенами-мутантами. - ее глаза внимательно следили за мордой Клорекса, чье теплое дыхание опаляло ее загривок. 
Было действительно приятно ловить этот многозначисленый взгляд льва на себе. Но другой вопрос уже был насколько серьезно это его увлечение Утаму - может это просто окажется мимолетный роман, который не отложится в памяти обоих?
А какая разница? Даже если что-то и будет, главное насладиться этим....
"Ну что же, лев, поиграем?" - во взгляде стали плясать заманчивые искорки.

0

8

Похоже, это было то самое чувство, когда ты начинаешь влюбляться не зная хорошо львицу. Он не знал о том, что она любит, о том, что ей нравится, но он не собирался сейчас уходить. Интересно, что она сейчас чувствует? Сейчас вся степь была в их распоряжении, на них никто не смотрел, они могли вести себя как дети, но вместо этого оба ведут себя, как серьезные люди. Клорексу сейчас хотелось рвануть с ней куда-нибудь, провести время вместе. Но тут ответ львицы разбудил его от мечтаний.
- Так значит, ты из Прайда Скара? А чего не убежишь от туда? Там гиен много. - Клор отвел глаза. - Если тебя кто-нибудь обидел, можешь мне сказать, я задам им трепки. Рекс заглянул в глаза львицы. Они, они были прекрасны. Ее выражение морды, ее челка, ее тело. Лев смотрел на нее, не отводя глаз. Скорее всего, Утаму давно поняла, что она понравилась льву. Клорекс резко вспомнил, что не знает ее имя. - А как тебя зовут?
Конечно, Клору было ужасно интересно имя львицы, которая ему очень нравится. Знаете, иногда говорят, что первый взгляд обманчив, так и есть. Когда Рекс только ее увидел, он решил, что она маленькая львица, которая поссорилась с родителями и сбежала сюда, но оказывается нет. Они подходили друг другу, но они не знакомы и часа, точнее вообще не знакомы, лев даже не знает как ее зовут, а это не есть хорошо. У нее, наверное, прекрасное имя. Лев все так же не отводил взгляд от львицы, в ее глазах появились искорки. Но что это значило, лев так и не понял. Он просто продолжал смотреть на львицу, ожидая ответа на его вопрос. Он бы позвал ее с собой, но в прайде у нее много знакомых и друзей, да и знакомы они едва, так что, он не будет этого делать.

0

9

Сбежать? Обидеть? Э нет, даже если ее там и станут  серьезно "обижать", то она никогда не сбежит. Утаму всегда будет встречать опасность лицом к лицу, она не станет прятаться. Прячутся лишь трусы, нельзя же себя так позорить перед врагами!
- Ты довольно проницателен, я живу действительно там. Каким образом догадался? По запаху? Неужели этот противный запах уже и в меня впитался? - в этих словах послышались легкие нотки какой-то странной грусти, но они быстро испарились. Она снова подняла глаза на Клорекса, к ним снова вернулся прежний блеск. Бархатный голос продолжал шептать - А имя мое - Утаму. Рада знакомству, лев.
При последних словах ее хвост, заигрывая, прошелся по боку льва. Да, она умела соблазнять. Наверняка поэтому ее называют не только "змеей", но и "сладостью". Бесспорно, для Утаму подходили оба этих прозвища... На первый взгляд она всегда казалась хрупкой, сладкой девочкой, а внутри у нее таилась ядовитая змеюка, которую львица не побоится выпустить наружу.
  "Ну что же, может представишься?" - мысленно уже просила львица. Даже над Змеей иногда овладевало любопытство и жажда новых знакомств и новых отношений. И плевать, что за отношения: враг, новый друг, жертва -всему будем рады.

Отредактировано Утаму (7 Дек 2013 18:29:02)

0

10

Утаму, тройное замечание. Подробности в спецтеме "Замечания и предупреждения".

+2

11

Да, эта львица будоражит льва, он просто хочет, чтобы она осталась рядом. Нет, он догадался не по запаху, потому что она пришла со стороны владений Скара, но да... К ней уже пристал этот странный запах прайда. Но он то не мог ей так сказать, так что сказал он совсем другое. - Вовсе нет, ты пахнешь прелестно. Клорекс все так же продолжал глазеть на львицу, что уже, наверное, начало ее смущать, а может наоборот, настораживать. - Утаму, красивое имя. Шепотом произнес лев. - Думаю, мне тоже стоит представиться, чтобы ты могла называть меня по имени, а не просто, лев. Клор был доволен собой. Нет, ну а почему бы и нет? Ведь он решил, что произвел впечатление на львицу, которая ему понравилась. Разве нельзя этим гордиться? В любом случае, он понял, что если бы ей было скучно, львица бы давно ушла, оставив его один на один со своими раздумьями. Думаю, он бы сильно не расстроился. - Мне зовут Клорекс, но ты можешь называть меня как хочешь. Лев улыбнулся. Сегодня была все таки прекрасная погода для такого интересного знакомства. Конечно, лев даже и не подозревал, что сегодня он встретит львицу, которая ему очень сильно понравится. Да и вообще это большая редкость, встретить львицу, которая понравится Клору. Он вроде бы уже и такой взрослый, но все же, он никогда никого не встречал, и, возможно, никого не встретит. - А ты гуляешь? Я бы мог составить тебе компанию. Такой ненавязчивый намек на прогулку. Будем надеяться, что он ей тоже понравился, в противном случае придется топать домой и, как всегда, лежать в одиночестве. Хотя Рекс не мог пожаловаться на свою жизнь, ведь у него было все прекрасно. -  И давно ты живешь в Прайде Скара? Льву действительно было интересен ответ на этот вопрос.

0

12

Прелестно пахнет? А вот лично львица давно стала бояться, что к ее шерсти прилип этот мерзкий аромат падали, от которого за километр шарахаются. Или ей и вправду до сих пор удавалось содержать себя в порядке, или он ей льстит, так сказать, пытается завладеть ее вниманием. Надеется, что за пару комплиментов она к нему на шею броситься? Не так все просто, лев.
- Хм, Клорекс... Рада знакомству, лев, - когда он сказал про "красивое имя" львицы (кстати,примерно в тот же момент она поймала на себе пристальный взгляд Клорекса), Утаму невольно отвела взгляд в сторону. "Соберись, тупица! " Слегка нахмурив брови, она мысленно упрекнула себя и снова повернула морду ко льву.
- Думаешь, я заблужусь одна? Нет необходимости за меня волноваться. - естественно, в душе она очень даже не против была прогуляться с таким самцом. Но ведь это Утаму! Она должна быть перед ним неприступной, он должен ее желать... - Можно сказать, не очень давно. Я там не родилась, по крови я одиночка. Меня заставили оказаться в Прайде Скара некоторые обстоятельства. Но это не мешает меня выходить за территорию Прайда незамеченной. Там я никогда не чувствовала себя родной - правила, законы, подчинение - это все не мое. Не думаю, что я смогу кому-то когда-то подчиняться и искренне признавать его своим лидером, скажем так.
Ее хвост стал нервно дергаться из стороны в сторону, поднимая в воздух полупрозрачные облачка пыли.
- Я не рождена для того, чтобы быть подчиненной кому-то, - тем временем продолжала львица, углубившись в свои мысли и находясь будто в каком-то трансе. - Такой уж я рождена - с безграничной жаждой приключений, лидерства и... - она замолкла, не находя нужных слов, чтобы продолжить. Только сейчас она как бы очнулась: она поняла, что могла сболтнуть лишнего, потому слегка вопросительно уставила на Клорекса, ожидая его ответа.

Прости, что я только сейчас отписалась http://s3.uploads.ru/7LJIM.gif

0

13

Да уж, эту львицу невозможно понять. Она то подпускает его ближе, то вновь отталкивает, делая вид, что он даже не сделал ей комплимента. Хотя, разве можно назвать комплиментом то, что он сказал? Может, в какой-то степени и можно, но это звучало слишком глупо. Так, теперь осталось как-нибудь выкрутится, чтобы не было заметно, что льву стало не по себе. "Рада знакомству, лев." Она что, всегда так будет меня называть? Львица немного занервничала, и Клорекс решил, что это он что-то не то сказал. Так, теперь надо бы выкрутиться из этой не приятной ситуации. Так, впервые Клор не знал, что сказать львице, которая ему приглянулась. Блин, будто из головы убежали все слова, будто он первый раз общался с самками, но ведь это не так. Так все, соберись тряпка, нам не надо косяков.
- Нет, я вовсе не имел это ввиду, я думаю, ты прекрасно справишься совсем и в одиночку, просто, я хотел бы составить тебе компанию, ну, если ты не против. Рекс вновь заглянул в глаза львицы, ну еж больно они ему нравились, да и сама Утаму была прекрасна. - Я не рождена для того, чтобы быть подчиненной кому-то
Мой девочка - пронеслось в голове у льва, но он сразу сделал такой вид, будто его ничего не смутило и не обрадовало. Похоже, львица решила, что сболтнула лишнего, но Клорекс так не думал. Лев так же заметил, что Утаму вопросительно смотрела на льва, ожидая его ответа, но Клор не знал, что ответить, поэтому лишь перебирал в голове все слова. - Мне нравятся такие. Так ты не против прогуляться вместе? Теперь нужно действовать осторожно, потому что Утаму уже показала, что ей не нравится, когда ее опекают. Теперь я буду спрашивать у нее все или же приглашать, ибо она может обидеться.

0

14

====> Лавовые озера

Матуи и сам уже не надеялся, что сокол отыщет их. По крайней мере, пока оба льва не покинут эти страшные лавовые озёра, где оба только что чуть не сгинули. Вот чудеса, огненная вода, а если в ней утонешь, то не останется никаких следов твоего пребывания на этой земле, ни одного подпалённого волоска - всё сгорит, всё сгинет. Но к чёрту пессиместичные мысли! Они живы, пусть чудом и коллективной работой, но всё же оба остались целы... более или менее. Остальное уже было совершенно не важно. Даже всё ещё адско болящие лапы Матуи. Когда они ступили на мягкую траву вместо твёрдой раскалённой земли, из-под которой так или иначе прорывался горячий пар, румяня до хрустящей корочки кровь, стало намного лучше. Да и в траве, шелестя и утопая чуть ли не по самые плечи, то, как Матуи прихрамывал, было уже не так и заметно.
И Матуи шёл снова молча. После всех этих потрясений было как-то неуютно. Он посмеялся, распереживался и, что ж, его эмоциональный запас на этом иссяк на год вперёд. И снова на его морде поселилось то ли угрюмое, то ли безучастное выражение морды, а когда он топорщил усы или кривил губы из-за лезущей в морду высокой травы, он, казалось, даже скалился и пребывал, как и прежде, в скверном расположении духа. Но он перед Фургалом выложил все свои козыри. Всё что он мог, он рыжему подростку сказал и показал, дальше уже всё зависит от смекалки подростка. Но Матуи очень надеялся, что тот поймёт, что Матуи просто всегда с такой злобной рожей ходит, это его нейтральное выражение морды. Что он пусть грубый и агрессивный, но просто у  него такой темперамент, порой его "Ах ты драный склийзкий кусок обезьянньего дерьма" переводится просто как "хэй, друг". К этому сложно, но возможно привыкнуть, на что Матуи, да и Сарен - его сокол, надеялись всем сердцем, всей душой.
- Ну, чего сразу внукам... - буркнул Матуи. Для него даже женитьба была ограничением его свободы, что ему не просто не нравилось, его это пугало.
- Любому зеваке какого встретим расскажи, у них у всех челюсти повыпадают, - усмехнувшись, закончил он, снова встряхивая чрезмерно лохматой гривой. С недавних пор у Матуи начала отрастать бородка... но он и так пушистый, так заметит он это, скорее всего, только когда та уже по объёмам с его гриву будет. Да уж, тестостерона в нём на два бы лохматых льва хватило.
- А вообще, куда бы тебе хотелось пойти? Не то чтобы любой каприз сгодится, но если пошлём Сарена на разведку, он может подсказать где тут что неподалёку есть, могли бы заглянуть. Ты то, наверное, в своём прайде ничего не видел, хм? - снова Матуи был рад упомянуть, что жизнь в прайде это полный отстой. И не уставал придумывать для этого причин. После этого он вдруг совсем остановился, хоть шёл и без того не очень быстро, явно наслаждаясь прогулкой и/или страдая от раны в лапе. Принюхался и прищурился как-то не по-хорошему.
- Хэй, шкет, как думаешь... тут травоядных много? - протянул он почти заговорчески, намекая так, что только самый тупой не поймёт, что вот тут уже шансов найти дичь и удачно её поймать гораздо больше. Они и так голодные, да ещё и после всех этих приключений желудок просто сводило в голодных конвульсиях. А Матуи и так не самый приятный собеседник, а уж голодный так вообще страшный. И Фургал знает это не по наслышке. Конечно, вторая попытка, особенно после их последней, немного пугает и напрягает обоих. Но голод не тётка...

***
Однако, охота закончилась совсем не так, как ожидалось. Все трое правда старались, но снова добыча ушла у них из-под лап. И то ли Матуи вспомнил, какой он жестокий, то ли просто накопилось в нём после лавовых озёр и очередной, второй за день, неудачи, но он сорвался. Он наорал на Фургала и даже на Сарена. И не просто накричал, он даже попытался их ударить. Матуи с рыком кинулся на рыжего подростка, но сокол вовремя вмешался. ему было это тяжело, но он попытался выцарапать белому льву глаза. Когда веко и пол морды обожгло тонкими кровавыми бороздами от птичьих когтей, Матуи просто развернулся и ушёл. он послал эту парочку нахрен и пошёл в противоположном направлении, туда, буквально, откуда они пришли...
- Ох, такого ещё не бывало... - Саре сел на спину Фургала и закрыл крыльями клюв, который был весь в крови его товарища. На мгновение он подумал, что должен догнать льва, но остался, опуская плечи.
- Фургал, я надеюсь, ты не против. Не против, если я... останусь с тобой? - ещё дрожащим голосом спросил сокол, заглядывая подростку в глаза.

====> Гнилая Река

ОФФ

ОФФ: Сокол переходит персонажу Furgal

Отредактировано Матуи (7 Мар 2014 23:25:21)

+2

15

---->Лавовые озера

Кажется, все-таки Фургал умудрился обжечься. Не так уж и сильно - лишь кончик хвоста начал саднить спустя некоторое время в пути. Должно быть, раньше подросток просто не замечал этой боли, ведь куда сильнее болели лапы, к тому же, обоим львам настолько хотелось убраться подальше из опасного места, что они лап под собой не чуяли, пока неслись по равнине, застланной серовато-багровым туманом испарений.
Теперь же рыжий время от времени нервно подергивал хвостом.
Матуи, выговорившись, долгое время шел молча, и если бы не тот факт, что Фургал держался на шаг позади, то он непременно отметил бы мрачное выражение морды самца. Впрочем, сейчас это вряд ли отпугнуло бы подростка. Слишком уж страшным оказались те минуты, когда рыжий висел, чувствуя животом близость лавы, которая вот-вот доберется до его тела. Молодой лев невольно жался к своему спутнику, не отставая ни на шаг.
Наконец, Матуи снова заговорил, заставив Фургала еще прибавить шагу и поравняться с белогривым, заглядывая тому в морду.
- Куда? - львенок даже удивился, что его мнения спросили. Он-то, кроме родной саванны, конечно, успел повидать земель, но, скажем честно, не так уж и много, - не знаю. Мне все равно, лишь бы не обратно в лаву, - он нервно хохотнул, - куда лапы несут, туда и пойдем.
Лапы, к слову, несли не так уж и хорошо: лапы болели у обоих. Правда, Фургал упрямо переставлял их снова и снова, лишь иногда морщась, когда становилось совсем уж невыносимо. Не мог же он показать свою слабость.
- Я покидал пределы саванны много раз, но так далеко никогда не уходил, - объяснил он своему спутнику, в очередной раз поморщившись и припав на передние лапы, - чаще всего ошивался у Килиманджаро. Правда, с тех пор, как там поселился прайд, там стало чересчур неспокойно.
Рыжий сделал короткую паузу, не зная, стоит ли напоминать Матуи об их первой встрече, и все-таки продолжил говорить.
- Как раз в тот день, когда мы с тобой встретились, перед этим, на меня напал один из прайда. Правда, это был почти еще львенок. Не знаю, как он надеялся со мной справиться.
Он передернул плечами. Не самое приятное воспоминание. Неожиданная агрессия того львенка, как там его звали, до сих пор ранила Фургала, который по сути своей был доброжелателен ко всем вокруг и будто бы полностью лишен агрессии.
Тем временем Матуи сменил тему, выразительно принюхавшись. Вслед за ним подросток поднял морду и втянул воздух приоткрытой пастью, полуприкрыв глаза.
- Похоже, что много, - спустя пару секунд отозвался он, без труда угадав, на что намекает белогривый.
Лишь бы только эта охота не закончилась так же, как прошлая. Хотя Фургал и старался не думать об этом, невольно шерсть на его загривке встала дыбом. Как львенок ни старался, ему не удавалось этого скрыть. Смущенный, он снова ожесточенно засопел и наконец уловил запах каких-то животных.
- В той стороне кто-то есть, это точно, - стараясь говорить спокойным тоном, произнес он.

---→ Южное озеро

Отредактировано Furgal (27 Мар 2014 00:01:28)

+1

16

>>Начало<<
Чёртова засуха. Она буквально вынуждала обитателей саванны спасать свои шкуры посредством миграций (в случае травоядных) или ленивого образа жизни, пережиданием пика жары в тени. Хотя было ли в тени легче, спорный вопрос. Хищники ровно также, как если бы находились под солнцепеком, лежали, высовывая из пасти языки и тяжело дыша; их запылившиеся бока вздымались и опускались так часто, что создавалось впечатление, будто они только что занимались активной физической деятельностью, хотя в большинстве своем хозяева саванны лежали на месте не менее часа.
И Бруно ничего против подобного образа жизни, в общем-то, не имел. После раннего пробуждения, когда солнце настойчиво начинает пробиваться сквозь щели меж веками и, кроме того, нагревать почву до невозможности, следовала короткая прогулка до воды и обратно, а там уж и дрёма; где-то в полдень нужно было подкрепиться, а затем и поспать основательно; и только к вечеру, когда небесное светило уже потихоньку смещалось к горизонту, бурогривый с переменным успехом разлеплял свои зенки и шёл, от балды, куда вздумается. Он привык двигаться вдоль границ смежных прайдов, которых в последнее время стало чересчур много. Лишь в случае необходимости он заходил на земли прайдов, да и тогда старался не отходить от спасительных границ. Каждый новоявленный король спешил заявить как о своих правах на эти земли, так и о многочисленных правилах и запретах случайно забредшим или ищущим пропитание одиночкам. Бруно побывал на территориях всех трех прайдов и остался, мягко говоря, недоволен.
Последний прайд, в котором лев побывал, принадлежал некоему Нари. Но до его сердца - то есть логова - Бруно дойти не успел: его прогнал патрульный. Ну, как, прогнал... Паршивец бы в любом случае не ушёл просто так, но в этот раз кости легли так, что он с лихвой отхватил тумаков. Патрульный, видимо, попался не в духе, да только Бруно-то от этого не легче: едва запекшаяся его рана от зубов гиены вновь открылась и теперь кровоточила, оставляя пятна на том месте, где некогда был нарисован талисман боя; на щеке теперь светились красным царапины от чужих когтей; в уголке рта была порвана губа. Да и в целом Бруно был изрядно помят. Он чувствовал, как мышцы при каждом шаге отзываются ноющей болью , как сворачивается и корчится, с негодованием вопя и кряхтя, его голодный желудок.
Бурогривый шёл рысью, по привычке предоставив нижней челюсти пребывать в свободном полёте. Его раненое плечо не слишком мешало спешной ходьбе, но периодически давало о себе знать вспышками колющей боли. И вот, после очередного такого напоминания вместо того, чтобы, как раньше, собрав всю волю в кулак, идти дальше, Бруно взвыл нечеловеческим голосом и рухнул на правый бок, предоставляя наконец-таки плечу левой лапы оказаться в спокойствии. Он оставался неподвижным в течение какого-то времени...
...И только серые глаза влажно блестели из-под упавших в разные стороны прядей гривы, бегая из стороны в сторону.

+1

17

Начало игры

Это путешествие не было похоже на все остальные. Сепфора скиталась по незнакомым землям большую часть своей жизни, нигде надолго не задерживаясь; подушечки ее лап уже давно покрылись жесткими мозолями, а организм привык к долгим голодовкам; тем не менее, в этот раз она не просто устала — она откровенно замоталась. Мару приходилось еще сложнее, но он, по крайней мере, мог спрятаться от палящих солнечных лучей в густой тени под брюхом своей хозяйки. Сепф не возражала: она знала, что лис не отличается крепким здоровьем. Пару раз они были вынуждены остановиться на привал в редкой тени одиноко растущих деревьев, но теперь, когда близились сумерки, идти становилось гораздо легче. В вечернем воздухе медленно разливалась прохлада, и Сепфора глубоко вдыхала ее во всю глубину своих легких, отрешенно размышляя о том, повезет ли ей на охоте этой ночью.
Мне кажется, я вижу что-то, — совершенно неожиданно подал голосок Мару. Сепф поневоле отвлеклась от собственных мыслей, скосив взгляд вниз: она не могла видеть своего фамильяра, но, судя по удлинившейся тени фенека, тот смотрел куда-то в сторону. Полукровка с любопытством повернула голову в примерно том же направлении, пытаясь понять, о чем говорит ее приятель. Пускай и не сразу, но Сепфоре удалось разглядеть темную, подозрительно крупную тушу какого-то зверя, лежавшую примерно в сотне метров от шаманки и ее молчаливого спутника. Самка сощурила свои сочные, янтарно-желтые глаза, пытаясь понять с кем — или чем — они имеют дело.
Больше похоже на чей-то труп, — мурлыкнула она наконец, почти сразу же потеряв интерес к неизвестному объекту. Она не любила падаль, пускай ей и приходилось пробовать оную время от времени, по вполне понятно причинам. Тем не менее, полукровка развернулась и медленным шагом двинулась прямиком к мертвой (?) туше. Сколько раз они с Мару вырывали раненных и тяжело больных зверей из когтей смерти, точно также подходя к кажущемуся совершенно дохлым телу и неожиданно обнаруживая в нем едва уловимые признаки жизни... Кто знал, что им попадется на сей раз.
Догадка полукровки оказалась верна — еще не успев приблизиться к Бруно на достаточное расстояние, она уже поняла, что он все еще жив... и, кажется, отнюдь не спешит отбрасывать когти и отправляться на небеса к звездным предкам. Тем не менее, зоркий взгляд знахарки вмиг подметил, что дыхание у самца нездоровое, да и сам он лежит не в самой удобной позе... А когда до раненного оставался всего десяток шагов, Сепфора едва ли не хохотнула в голос от простого, но в то же время довольно неожиданного осознания.
Верно, старушка-судьба решила в очередной раз посмеяться над бедными скитальцами, вот уже в который раз сведя их на просторах бескрайней саванны, да еще и при одних и тех же обстоятельствах!
Хихикнув, Сепфора игриво переглянулась с Мару — тот уже и сам ухмылялся во всю пасть, в свою очередь, узнав незнакомца. Подойдя к Бруно вплотную, Сепфора критично оглядела его грязное, израненное тело; улыбка на ее лице сменилась сосредоточенным, но спокойным выражением, присущим всем опытным лекарям. Убедившись, что травмы Бруно не смертельны, полукровка наклонилась к самой морде льва, одним аккуратным движением смахнув частично прикрывающие ее пряди. Бруно при этом открылась довольно зловещая картина: внушительных размеров рогатый череп, в темных глазницах которого ярко пылают два желтых огонька.
Каков дурак, — низким, грудным голосом шепнула Сепф, заглядывая в глаза самца и насмешливо щуря при этом свои собственные. — Никак не можешь придумать лучшего повода для встречи.

+4

18

Долго ли самец пролежал на месте, неизвестно. Он отказался от попыток встать и идти дальше, чтобы отдохнуть и набраться сил. Да и, спрашивается, куда ему было идти? Никакой особой цели не то что не было, даже не маячило на горизонте. Поэтому, с каким-то нездоровым удовольствием, похожим на сонное состояние после анестезии, самец полностью предался своей усталости. Он отрешенно переводил взгляд с одного объекта на другой, особо не зацикливаясь ни на одном. Сначала он, как мог, щурился и пытался разглядеть отдельные волосинки в кудрявых прядях своей гривы, что так неаккуратно упали ему на морду и закрыли практически весь обзор. Но это развлечение ему скоро надоело: пряди были так близко, что вместо нечетких пятен разглядеть что-то ещё было невозможно.
Теперь он, взрослый и крупный самец, казалось бы, по-своему умудренный опытом, лежал и со скуки разглядывал пыль, которая поднималась с земли вместе с дуновениями ветра. Но спустя несколько минут от этого занятия Бруно отвлек голос, быстро прозвучавший и тут же оборвавшийся. Его порванное ухо, на четверть показывавшееся среди густой гривы, нервно дёрнулось в сторону; однако одиночка, как ни напрягал слух, не мог больше ничего услышать. Он уже со спокойной иронией думал о своем сумасшествии, не желая даже головы повернуть и проверить, как в это время ему в нос ударил знакомый и уже успевший врезаться в память запах.
"Да ладно?!" - мысль, словно молнией его поразившая, заставила сердце запнуться и забиться с большей скоростью.
Запах, казавшийся таким сладким и манящим, словно обволакивал свою жертву и притуплял её разум, пресекая все попытки вызволения из плена дурмана. И Бруно, в данной ситуации оказавшись в роли жертвы, не противился подобному действию и даже упивался любимым запахом, ожидая появления в своем поле зрения его обладателя.
Паршивец предвкушал радость встречи и... и не только встречи с Сепфорой, уже чувствуя нараставшее напряжение внизу живота.
Но когда Сепфора мягкими прикосновениями лапы скользнула по его морде, убрав с неё скатавшиеся пряди и тем самым вызвав целый поток импульсов, пробежавших по телу самца от области её прикосновений к конечностям, она открыла Бруно довольно пугающую - особенно на первый взгляд - картину. Увидев вместо ожидаемой привлекательной мордахи Сепфоры огромный череп буйвола, в черных глазницах которого сверкали кошачьи глазки, Бруно с отдаленным сожалением понял, что весь его настрой от неоправданного ожидания куда-то исчез. Зато появилось игривое настроение, такое, какое появляется у львят при виде новой игрушки.
— Каков дурак, - манерно шепнула полукровка, с лукавым прищуром вглядываясь в глаза самца. — Никак не можешь придумать лучшего повода для встречи.
Бруно перевернулся на спину, глядя на Сепфору с её же выражением.
- Зато он ещё ни разу не подводил, - заметил Паршивец, усмехнувшись. Он провел загнутым когтем по скуле неестественно белого черепа и нарочито задумчиво протянул, - Наверное, тяжелый, идти сложно... Это из-за него ты заставила меня так долго ждать? Я уж боялся, что подохну тут, а ты и не узнаешь.
И, заметив тут же крутившегося знакомого фенека, Бруно кивнул ему:
- Мару!

Отредактировано Бруно (21 Янв 2014 14:47:45)

+3

19

Полукровка слегка отступила от раненного, едва тот с хулиганской ухмылкой перекатился на спину — огромная когтистая лапища с неожиданной легкостью прикоснулась к выбеленному солнцем черепу... Жаль, Сепф не могла ощутить этого нежного касания. Наклонившись, травница аккуратно стащила импровизированный шлем с головы и оставила его лежать в сухой траве, примерно в полуметре от себя. Выглядывающий из-за пятнистого бока хозяйки Мару приветственно кивнул, едва услышав свое имя из чужих уст — лис тоже был рад увидеть старого знакомого, пускай и знал, что теперь он, скорее всего, станет третьим лишним в этой живописной компании.
Ты не представляешь, насколько он тяжелый, — тем временем, устало вздохнула Сепфора, впрочем, сохраняя насмешливую улыбку на черных губах. Ее зрачки сузились, почти утонув в золотистом море радужки, когда она повторно взглянула на сочащийся кровью след от клыков. — ...но идти в нем не сложнее, чем с гиеньим укусом на плече, — заметила леопоница, склоняясь чуть ниже и придирчиво рассматривая рану. Мару тем временем сорвался с места и в мгновение ока скрылся из виду: лис знал, какие травы нужны для лечения подобных укусов, и незамедлительно отправился на их поиски. А пока он рыскал по округе, Сепфора начала с того, что мягким, но требовательным нажимом лапы заставила Бруно перевернуться обратно на здоровый бок.
Терпи, — мурлыкнула она прежде, чем ее горячий, жесткий как наждак язык коснулся воспаленных краев раны. Больно? Ну, разумеется, а как же вы хотели. К счастью, полукровка делала это уже далеко не в первый раз, так что не прошло и минуты, как вся грязь, пыль и гной, скопившиеся в ране, были благополучно вычищены. Вынырнувший из травы Мару весьма кстати поднес Сепфоре найденное им лекарство, и самка, не тратя времени даром, тщательно разжевала то до состояния прогорклой зеленоватой кашицы. Еще нескольких размашистых, но предельно точных взмахов языка хватило, чтобы равномерно распределить жижу по всей поверхности раны. Оставив плечо Бруно в покое, Сепф приступила к обработке оставшихся ссадин и нарывов. С ними все было гораздо проще — хотя бы потому, что они были гораздо безобиднее и свежее полученного львом укуса. К тому времени, как шаманка закончился все лечебные процедуры, дневное светило уже коснулось расплавленным краем темной полосы горизонта; на саванну медленно надвигались сумерки. Это хорошо — не придется искать укрытия от палящих солнечных лучей... Львица выпрямилась, утомленно поведя затекшими плечами, и аккуратно прилегла рядом с Бруно. Улыбка все еще не сходила с ее лица.
Проголодался?

Офф-топ

Лот "Маи-Шаса" применен. Теперь у Бруно остается примерно 10 постов на полное выздоровление.

+2

20

С хитрой ухмылкой наблюдая, как Сепфора снимает с себя шлем, Бруно едва ли не облизывался. В этот момент он больше всего был похож на довольного домашнего кота, смотрящего на хозяйскую сметану и уже знающего, как будет её добывать. Тем временем солнце неумолимо катилось к полоске горизонта, и когда полукровка выпрямилась после того, как оставила череп травоядного где-то в стороне, самец увидел четкие очертания её тела на фоне оранжево-красного неба. Там, где череп соприкасался с головой и отчасти шеей, шерсть была немного взъерошена.
— Ты не представляешь, насколько он тяжелый, - игриво ответила она; тем не менее, её взгляд уже был прикован к кровоточившей ране на плече Бруно. Он наблюдал за ней, терпеливо ожидая вердикта. — ...но идти в нем не сложнее, чем с гиеньим укусом на плече.
Пятнистая наклонилась к раненому, чтобы лучше разглядеть укус, а тот тем временем пытался незаметно вдохнуть побольше воздуха, пропитанного её запахом. Краем глаза бурогривый заметил, как быстро шмыгнул куда-то Мару, оставив его и Сепф вдвоем. Лев изогнул одну бровь в такт заигравшей в голове мысли. В то же время Сепфора мягко, но настойчиво заставила Бруно перевернуться на здоровый бок. Лев вернулся в исходное положение, повинуясь этой нежной лапе.
— Терпи, - донеслось до ушей Паршивца мелодичное мурлыканье, совершенно не вязавшееся с тем ощущением, что пронзило Бруно в следующий момент. Острая боль, распространявшаяся от больного плеча по всему телу, заставила льва зажмуриться. Бруно оскалился и сдавленно зарычал, но не дернулся и позволил Сепфоре закончить начатое. К счастью, она была умелым и способным лекарем, поэтому его мучение не продлилось долго. Несмотря на то, что рана все еще саднила, выглядела она гораздо лучше, чем раньше. Сдвинутые на переносице кустистые брови самца расслабленно поползли вверх, но он не разжимал челюстей, так как предчувствовал, что за этим последует. И правда, действия Сепф не обманули его ожиданий: следующие несколько движений, с помощью которых она распределила лекарство по поверхности раны, вновь заставили Бруно поежиться. По его спине побежали неприятные мурашки.
Последовавшая за этой неприятной процедурой обработка мелких ссадин и порезов показалась самцу не то что сносной, но была даже в радость. Он сам подставлял Сепфоре свою морду, наслаждаясь её мягкими прикосновениями и топорща от этого усы.
- Спасибо, - с благодарностью сказал Бруно, обращаясь одновременно и к Сепфоре, и к её фенеку. Он не был щедр на подобные слова, потому и ограничился одним "спасибо", должно быть, выражавшим целый спектр его чувств. После он устало положил голову на землю.
— Проголодался? - с улыбкой спросила полукровка, расположившись рядом с ним. Тот кивнул, хохотнув:
- Тебе об этом мой желудок сказал?
Он не сводил своих холодно-серых глаз с её - золотистых и хитрых - и тоже улыбался. Но несмотря на голод, хищник не хотел, чтобы она уходила.
- Давай так полежим ещё немного? Лучше расскажи, куда ты шла, прежде чем я так эгоистично тебя отвлек.

+3

21

Килиманджаро >

Не то в насмешку над убитыми горем родителями, не то из жалости к ним же, но дальнейший путь сквозь территории Прайда Нари прошел без каких-либо эксцессов. Фалька, Рудо и их единственный выживший детеныш благополучно миновали границы, не встретив никого из местных львов, и уже спустя час или два вышли за пределы чужих владений. Никакой особой радости, впрочем, супруги не испытывали: слишком уж сильна боль неожиданной потери. Никто из путников не подавал ни единого звука: все шли молча, сосредоточенно уставясь под лапы совершенно пустыми, ничего не выражающими взглядами. Освин, кажется, задремала — Рудо не мог сказать точно, а останавливаться и проверять казалось ему делом совершенно лишним и бессмысленным. Хотя, конечно, глава семейства предпочел бы, чтобы его маленькая дочь поскорее забылась глубоким сном и как можно скорее восстановилась после такого сильного потрясения. Ведь Освин, по сути, была на несколько долгих часов погребена заживо под толщей земли и камней, и лишь крохотная щелочка, ведущая на поверхность, позволяла ей дышать все это время. В противном случае, малышка почти сразу же задохнулась бы... Ее родителям оставалось лишь немо благодарить небеса за чудесное спасение львенка — и немо же проклинать их за гибель Флинна и Аме. Погруженный в свои горестные раздумья Рудо время от времени машинально притормаживал и быстро оглядывался через плечо, по привычке ища взглядом остальных детенышей, но неизменно напарывался лишь на понурую морду Фальки. Последняя выглядела ужасно: и куда только делась ее бодрая и мечтательная улыбка? Львица шла чуть поотстав, едва волоча сбитые лапы и низко опустив голову, так, что густая челка отчасти скрывала ее глаза. Октан устало покачивался на плече хозяйки, как-то горестно нахохлившись и спрятав голову под взъерошенное крыло: Рудо уже понял, что ему тоже сильно досталось во время обвала, а потому не просил сокола подняться в небо. Все равно бы тот не смог нормально лететь и озирать местность с высоты, так что львам приходилось ориентироваться самостоятельно. К счастью, Рудо уже бывал в этих краях, а от того не тревожился за то, что их значительно поредевший прайд столкнется с кем-нибудь большим и агрессивным: ни гиен, ни прайдов здесь не было, и единственное, что могло бы вызвать беспокойство — это самочувствие Фальки, Освин и Октана. Даже привыкший к долгим переходам Бродяга чувствовал необходимость совершить привал... Хотя, конечно, было бы безопаснее отойти чуть дальше от земель Прайда Нари. Но они не могли идти всю ночь, так что, волей-неволей, Рудо пришлось остановиться. Бережно усадив дочь промеж передних лап, лев обернулся к подруге и ее фамильяру.
— Продолжим путь на рассвете... я вижу впереди небольшую рощицу — она сойдет для ночлега, — тихо произнес он, мысленно поразившись тому, насколько тускло и безэмоционально прозвучал его голос. Так... не должно было быть. Чуть нахмурясь, Рудо склонил голову и предпринял попытку заглянуть в глаза Фальки, дабы убедиться, что та его услышала.

+5

22

---→ Килиманджаро, склоны

Кажется, это было самое унылое путешествие за всю Фалькину жизнь. Совершенно убитые горем, оба льва плелись нога за ногу, то и дело оглядываясь на громаду Килиманджаро, заслонявшую добрую половину неба. Вечер наконец сменился ночью, небо потемнело до глубокой синевы, одна за другой появлялись звезды... Но ничего из этого семья сейчас не замечала. Машинально переставляя лапы, львица лишь держала в поле зрения хвост Рудо, стараясь не отставать слишком уж заметно. Лев тоже был невесел и молчалив, тем более, что всю дорогу ему пришлось нести в пасти Освин. Та тоже вела себя непривычно тихо. Всем им сегодня досталось.
К тому моменту, когда они спустились с горы и вступили на равнину, Фалька начала заметно прихрамывать. Сбитые лапы и сорванные когти можно было игнорировать, когда речь шла о спасении детенышей; но теперь, по мере того, как проходил шок, они начали саднить и ныть. И хотя самка не издавала ни звука, упрямо двигаясь вперед, походка ее становилась все более и более неровной.
Вряд ли Октану это нравилось. Сокол, впрочем, хоть и взмахивал порой крыльями, чтобы сохранить равновесие, когда львица в очередной раз уж очень сильно припадала на одну из лап, молчал, прикрыв глаза. Взлетать он не спешил, или, может быть, просто не мог - и даже не пытался привести в порядок встрепанные перья.
К счастью, львица устала до такой степени, что просто не могла в этот момент размышлять - просто шла себе, переставляя одну лапу за другой и порой тихонько рыча, когда боль в одной из лап становилась совсем уж невыносимой. У нее снова начали болеть ребра, так что и дышать порой было больно - но самка старалась не обращать на это внимания. Пока еще это все можно было терпеть.
Совершенно неожиданно для себя она чуть было не врезалась в зад Рудо. Лев, оказывается, остановился, опустив Освин на землю, и теперь поджидал супругу.
— Продолжим путь на рассвете... я вижу впереди небольшую рощицу — она сойдет для ночлега, — негромко проговорил лев, заглядывая в глаза самке с таким виноватым и расстроенным видом, что Фальке немедленно захотелось то ли прижать его к груди и успокоить, то ли хорошенько встряхнуть и надавать пощечин, чтобы пришел в себя.
Впрочем, она вряд ли  сейчас выглядела лучше.
- Хорошо, - почти равнодушно отозвалась она, сразу же без лишних слов направившись туда, куда показал Рудо.
Она старалась не хромать - ведь теперь лев шел следом и мог видеть, насколько ей плохо. Это даже почти удавалось, но уже на самом краю рощицы, когда звезды скрылись под пологом деревьев, львица, наступив на какой-то камешек, с утробным рычанием растянулась на земле, причем не ожидавший этого Октан кубарем укатился в ближайшие кусты.
- Я в порядке, - торопливо проговорила самка, с трудом подбирая под себя ноющие конечности и пытаясь сделать вид, будто все так и было задумано.

+5

23

Сепфора совершенно не возражала против того, чтобы еще немного поваляться в сухой траве — тем более, раз уж нашелся такой хороший повод для безделья. Предчувствуя, что его хозяйка еще нескоро поднимется с земли, Мару негромко вздохнул и, поднявшись, уже по привычке отошел в сторонку, стараясь не мешать "голубкам" своим незримым присутствием и в то же время располагаясь таким образом, чтобы сразу же заметить уход полукровки. Проводив его ленивым взглядом, Сепфора вновь повернула голову к своему раненному приятелю и поудобнее улеглась рядом с ним, прижимаясь к взлохмаченному боку самца: теперь, когда дневная жара спала, можно было сколько угодно льнуть друг к другу, не опасаясь получить при этом тепловой удар. Всем своим видом выражая полное умиротворение, Сепф небрежно повела округлыми плечами, как будто говоря: да что тут рассказывать, сие предание старо как мир.
Ты ведь знаешь, мы с Мару все время в пути, — откликнулась она со скучающей ноткой, возведя очи к звездному небу. Понизив голос, травница приблизила морду к помятой физиономии Бруно и заговорщицки пояснила: — Птицы кричат, что к западу от этих мест медленно умирает один очень большой и старый прайд. Ходят слухи, что на те земли пришла чума — жестокая болезнь, косящая всех без разбору, будь то травоядные или хищники, неосторожно вкусившие зараженного мяса. Я еще не уверена в этом, но хочу проверить свою догадку... — выпустив острый загнутый коготок, Сепфора небрежно провела им по переносице бродяги, не оставляя, впрочем, никаких видимых царапин. — Быть может, нам еще удастся спасти кого-нибудь. А что насчет тебя, орлёночек? В какую переделку ты угодил на сей раз? — аккуратно спрятав лапу под свою пышную грудь, желтоглазая с явным любопытством уставилась на собеседника, чуть склонив ушастую голову на бок и продолжая едва заметно улыбаться. Ей было приятно общество Бруно и она уже догадывалась, что лев не отпустит ее от себя в ближайший час или два... а то и до самого утра. При одной только мысли об этом, полукровка низко замурлыкала и, не удержавшись, пристроила подбородок на здоровом плече самца, продолжая с добрым прищуром всматриваться в его темные глаза. Лежавший неподалеку Мару, поразмыслив, отошел еще дальше в заросли, окончательно пропав из виду и оставив львов наедине друг с другом.

+2

24

---→ Килиманджаро, склоны

Спать Освин боялась. Несмотря на то, что она очень устала и веки так и смыкались, она упрямо таращилась в подступающую тьму, со страхом и недоверием глядя на проплывающий мимо склон горы, с которой спускался, неся львенку в пасти, Рудо. Малышка опасалась, что разожмет во сне лапы и уронит совенка, которого оберегала все эти несколько часов, когда они вдвоем сидели в узкой расщелине, чудом спасшись от оползня. Сейчас это было одно из самых дорогих для нее существ - конечно, кроме родителей. Ведь ее брат и сестра остались там, на склоне, не сумев убежать от оползня...
Еще львенка почему-то боялась не проснуться. Страх был совершенно иррационален - казалось бы, все самое страшное уже позади, она благополучно спасена и теперь вместе со своей семьей... Но ей чудилось: стоит закрыть глаза, и все это растает, и вернется темнота и узкие стены расщелины, и спертый воздух, и крохотная, почти несуществующая щель наружу, сквозь которую не просунуть даже кисточку хвоста - и все это уже не закончится.
Словом, переживаний было больше чем нужно. Но Освин вела себя тихо: расслабившись и обмякнув в зубах Рудо, она знай себе придерживала сову, не двигая больше ни единым мускулом - будто и впрямь крепко спала.
Дорога показалась ей бесконечной. Сперва спуск по склону - лев шел впереди, так что Фальку малышка ни разу не видела. С высоты роста Рудо все, что было внизу, казалось еще более далеким и страшным, и львенка часто зажмуривалась, чтобы не видеть край тропы, неровный и осыпающийся, и лапы отца, ступавшие в опасной близости от этого края.
Затем наконец-то львы вышли на равнину, и тут-то пришла пора удивляться. Так уж получилось, что впервые в своей жизни львенка видела так много ровной земли. Родившись на Килиманджаро, она провела в горах всю жизнь, и вот теперь широко распахнутыми глазами смотрела на все вокруг. Новые впечатления были изрядно приправлены страхом: она упрямо продолжала бороться с сонливостью, и, кроме того, ни на миг не могла изгнать из своей головы мысли о Флинне и Аме. Если бы только они были вместе с ней... Ох, лучше бы она сама осталась там с ними. В какой-то момент львенка и сама пожелала умереть, лишь бы быть с семьей. Впрочем, почти сразу же она опомнилась. Освин вообще была довольно разумным ребенком, потому быстро поняла, что нужна не только брату и сестре, но и родителям. Она ведь осталась у них одна - разве она может их покинуть? Кроме того, она не может оставить без защиты совенка - а она успела привязаться к пернатому созданию за те несколько часов, что они провели вместе.
Остановившись, Рудо бережно устроил свою ношу между передних лап, на миг прервав печальные размышления малышки.
— Продолжим путь на рассвете... я вижу впереди небольшую рощицу — она сойдет для ночлега, — услышала она.
- Хорошо, - коротко и безучастно откликнулась Фалька; ее голос заставил Освин сжаться в комочек от ужаса: никогда еще она не видела родителей в таком состоянии, никогда не слышала такого глухого отчаяния в их голосах.
Львица двинулась вперед; при свете звезд Освин отчетливо разглядела на ее спине фигурку понуро опустившего голову Октана. Это навело ее на мысль, и львенка, разжав лапы, пересадила сонного совенка на плечо, где он продолжил дремать, немилосердно вцепившись в бурую шкурку когтями и, кажется, даже проколов ее до крови. Но самочка даже не обратила на это внимания: поднявшись, она поспешила за матерью. К счастью, та шла не слишком быстро и заметно хромала при каждом шаге. И все равно Освин пришлось поторопиться, чтобы успеть. Рощица, которую выбрал для ночлега Рудо, казалась в темноте совершенно черной - лишь верхушки деревьев были залиты светом звезд и луны, которая на миг выглянула из-за облачка.
Торопливо семеня за Фалькой, малышка тоненько взвизгнула от ужаса, когда, споткнувшись, львица упала на землю. На короткий миг Освин показалось, что та умерла; но почти сразу Фалька сердито завозилась.
- Мама? - робко прошептала львенка, подходя поближе.

+3

25

Бруно, повернув голову, проводил спокойным взглядом фамильяра Сепфоры, который, похоже, догадывался о дальнейшем развитии событий и спешил отойти подальше от этой парочки. Ха! А что толку - львиное рычание слышно за много километров на открытом пространстве, так что - хочешь-не хочешь, а будешь слышать все с подробностями. Самец усмехнулся про себя непосредственной тактичности Мару, но виду не подал: хотел подольше сохранить вид внимательного слушателя, которых, говорят, так любят самки. Хотя, если вспоминать прошлые разы, эта самка любила как и без слов к делу приступать, так и поговорить о чем-нибудь. Но почему-то разговоры этих двоих не были какими-то слишком уж глубокими или содержательными - все они в конечном итоге сводились к одному. И, если уж на то пошло, в голове Бруно так и не сложилось представления, кем же была все-таки его Сепфора. Она оставалась для него неразгаданной тайной, слишком свободолюбивой и слишком непредсказуемой. Той, что приходит по воле случая и уходит, когда ей вздумается. Может быть, она бы и могла остаться, да вот испорченный кавалер не хотел и не умел удерживать самку рядом с собой. "Серьезные отношения" вызывали у него ироничную кривую улыбку, при настойчивости дамы - неприятный холодок по спине и полный штиль между задних лап; но сейчас у него в голове промелькнула мысль, что один раз - случайность, два - совпадение, а если их с Сепфорой встречи продолжаются с некоторой периодичностью, значит, в них есть закономерность. А если есть закономерность - значит, есть маломальское постоянство. А постоянство стоит всего лишь в паре шагов от тех самых отношений, которые, как считал одиночка, ведут к угасанию страсти между партнерами. С назойливым волнением он пытался найти в себе хоть какой-нибудь признак того, что эти свидания ему приелись, и не мог.
"Тревожный звоночек!"
— Ты ведь знаешь, мы с Мару все время в пути, - объясняя как бы саму собой разумеющуюся вещь, со скукой в голосе ответила Сепфора. Бруно медленно повернул к ней голову, отвлекаемый от потока своих мыслей. А та уже с заговорщическим видом, свойственным молодым привлекательным особам, приблизилась к его морде и продолжила мысль. — Птицы кричат, что к западу от этих мест медленно умирает один очень большой и старый прайд. Ходят слухи, что на те земли пришла чума — жестокая болезнь, косящая всех без разбору, будь то травоядные или хищники, неосторожно вкусившие зараженного мяса. Я еще не уверена в этом, но хочу проверить свою догадку...
Замолчав, она провела коготком по переносице затаившего дыхание льва, вызывая у него поток мурашек. Тот игриво клацнул челюстью у её лапки, которая в следующий момент уже была спрятана под грудью. Этот рассказ поднял со дна его души неприятные воспоминания детства, о которых, впрочем, он рассказывать не хотел.
— Быть может, нам еще удастся спасти кого-нибудь. А что насчет тебя, орлёночек? В какую переделку ты угодил на сей раз?
- Знаю я этот прайд. Дрянное место. Там уже нечего ловить. Безмозглый король пустил гиен под своё крылышко, и те теперь шастают где попало, а всякому одиночке путь туда заказан. Эти падальщики настолько озверели от голода, что рвут любого без объяснений, - хотя этим Бруно и поставил под сомнение благие намерения травницы, он счел нужным сказать о том, что знал не по наслышке. С тенью улыбки кивнул на своё раненое плечо. - Этот автограф я как раз там получил. Ха! Видимо, у этой гиены зубы были лишние! К счастью, я успел разобраться с ней до того, как подоспели патрульные. Зато я напоролся на какого-то ненормального уже в другом прайде. Он-то меня так сильно и помял, да и, чёрт его дери, задел мне заживавшее плечо. Так что, кисонька, - ответил он таким образом на "орлёночка", - не советую я тебе идти на запад.
Увлекшийся своим рассказом, Бруно не сразу заметил, что Сепфора, мурлыкала, пристроила свой подбородок на его плече.
- Да и, - понизив голос, проговорил он, мягко коснувшись её носа своим и чувствуя, как внутри нарастает желание схватить её и не отпускать, - вообще куда-либо...
Затем он провел кончиком языка по её мягким губам, привстав на передних лапах и слегка наклонившись вперед. И, с хитрым прищуром глядя на самку, Бруно как бы просил подтверждения для дальнейших действий.

+3

26

Начало игры.

Имани открыла глаза и огляделась. Она лежала в маленькой ямке, которую вырыла накануне, чтобы где то передохнуть. Извечная странница - Имани все время путешествует, никогда не задерживаясь на одном месте. Вот несколько дней назад она пришла в эту низину, все еще надеясь в душе найти сестру. Она пришла в родные места, где родилась и провела все свое детство.
Встряхнувшись, она вспомнила свой сон. Львица все время куда то бежала, бежала... А потом вдруг на нее из кустов выскочил лев, огромный и страшный. Мотнув головой, словно отгоняя назойливую муху, Имани стала вылизываться. Оглядевшись по сторонам, львица успокоилась после ночного кошмара.
"Хм, это же надо такому присниться!" - подумала Имани и улыбнулась, снова ложась на подстилку. "А еще надо серьезно заняться поиском нормального жилища, а то в этой никчемной ямке нельзя долго оставаться. Здесь нет никакого укрытия от ветра и дождя".
Повертевшись, Имани поняла, что уже не уснет. Встав, она потянулась, разминая затекшие мышцы, и пошла, куда глаза глядят. Вокруг было очень красиво, много травы, прохладный ветерок дул ей в морду. Посмотрев вверх, Имани увидела луну, озарявшую ей путь. И звезды... Бесчисленное множество звезд, светивших на ее дорогу с небес. Говорят, что звезды - это духи умерших львов.
"Наверное, это так" - подумала Имани, останавливаясь, чтобы передохнуть и оглядеться. Она ушла далеко от своего "дома". Немного подумав, львица решила продолжить путь. В конце концов она выдохлась, и решила вернуться к своей яме, ибо ей стало жутковато. Внезапно в ноздри ей ударил сильный запах чужого льва.
"О, нет, только не это" - подумала она, пятясь назад.
Когда то давно Имани зашла на территорию льва-одиночки, и тот устроил ей мощную взбучку, и оставил на память шрам на правом ухе львицы. С тех пор Имани боится сражений и старается избегать территории крупный львов-одиночек.

0

27

Все было хорошо, но Утаму ушла, пролепетав напоследок что-то вроде того, что уже поздно и ей пора домой, но это не столь важно. Теперь Клорекс вновь остался один, хотя, что ему еще нужно? Лучше пройтись и прогуляться, к тому же спать льву не хотелось, а возвращаться в свое логово не так уж и хотелось, да он вообще не хочет туда возвращаться. А так, может, Клор найдет себе развлечение? Достанет кого-нибудь или же просто познакомиться, ибо последнее время ему стало совсем уж скучно, а терпеть это он не собирался, да и зачем?
Шаг за шагом лев все дальше удалялся от того места, где совсем недавно познакомился с Утаму. Она - львица красивая, но какая-то спешная, сбежала куда-то даже не попрощавшись толком. Хотя, Рексу было абсолютно наплевать на то, что она будет делать дальше. Да, несомненно, она ему понравилась, но, что греха таить, ему не хотелось бегать за ней, скакать на лапках, ну не в его стиле это. Итак, теперь он остался наедине с собой в полночь. Хотя ему было нечего бояться, он сам кого захочет напугает. Знаете, многие живут своим прошлым, и говорят, что это плохо, но как можно забыть то, что когда-то происходило с тобой? Вот именно, никак, просто со временем ты начинаешь забывать о том, что когда-то происходило с тобой, и ты просто начинаешь отпускать тех, кто уже не с тобой. Честно, Клорекс ненавидел своих родителей за то, что они ушли с их прежнего логова, за то, что покинули его, даже не сказав. Почему воспоминание приходят к тебе тогда, когда ты остаешься наедине с собой и, кажется, что вокруг тебя нету ни души. Но грустить лев не собирался, так как почувствовал запах львицы.
К счастью, лев оказался позади нее. Она была песочного цвета, кисточка была черная. Так, а почему бы и нет? Почему бы не подойти и не познакомиться? Клорекс натянул свою фирменную улыбочку.
- Что такая красотка забыла здесь одна, да к тому же и ночью?
Лев немного приблизился ко львице, но находился на безопасном расстоянии.

Офф

Утаму сказала, что я могу продолжать игру, поэтому немного описал за нее, надеюсь, никто бить не будет. Если что, мы с Имани находимся достаточно далеко от всех остальных, играющих здесь.

Отредактировано Клорекс (10 Фев 2014 19:12:15)

0

28

- Что такая красотка забыла здесь одна, да к тому же и ночью? - раздался голос за спиной львицы.
Обернувшись, Има увидела крупного черного льва. Ну так кончено, ночью же все черные! Распушив шерсть, Имани осталась на месте, стараясь выглядеть старше своих реальных лет.
Когда лев вышел из тьмы, Има поняла, что опасаться ей нечего: лев довольно мило улыбался, да и по его поведению нельзя было судить о том, что он собирается напасть.
Решив нарушить тишину, Имани спокойно ответила на его вопрос, стараясь, чтобы ее голос звучал ровно:
- Мне не спится, вот я и решила немного прогуляться по ночной саванне.
Имани стала "поедать" глазами великана. Он был явно старше нее. Мускулистый, сильный лев с темной шерстью и добрыми глазами. Грива черная, это понятно. Сам окрас льва был чуть светлее.
"Наверное, он коричневый" - подумала львица.
Имани хорошенько втянула запах: так и есть, опасностью не пахло, поэтому львица слегка расслабилась.
Рассматривание льва заняло всего лишь пару секунд, поэтому львица решила поддержать разговор, представившись:
- Меня зовут Имани, я типа странница - сделав паузу, чтобы перевести дух, Имани продолжила:
- А ты кто? Я тебя здесь не видела.
Сев перед незнакомцем, Имани начала медленно вылизывать свою белую лапку, не сводя своих карих глаз со льва. Она прищурила глаза и улыбнулась, продолжая вылизывать лапку.
"Интересно, видел ли он здесь мою сестру? Надо бы спросить..." - пронеслось в голове у Имы.
Окончательно вылизавшись, Имани опустила свою белоснежную лапу и обвилась хвостом, все так же улыбаясь и щурясь.

0

29

Фалька отвечала ровно и спокойно, как-то даже отрешенно — что, впрочем, было совершенно неудивительно, учитывая, какое сильное потрясение ей пришлось пережить всего пару часов тому назад. Рудо и сам чувствовал себя полностью опустошенным, в первую очередь, конечно же, эмоционально. Еще днем он с удовольствием возился с троицей маленьких шумных карапузов, позволял им дергать себя за уши и хвост, с хохотом зарываться в жесткую гриву... а теперь двое из его детей были заживо похоронены в холодной земле и теперь уже никогда не откроют глаз. Не зададут наивного вопроса о то, что такое солнце и почему ветер дует, не засмеются на всю округу, носясь друг за дружкой наперегонки, не вскарабкаются на дерево вопреки грозным запретам родителей... Тяжело терять близких, и еще тяжелее давать кому-то жизнь, а после видеть, как смерть ее забирает. Рудо устало отвернулся от супруги, заново погружаясь в свои невеселые мысли и потому не замечая ничего подозрительного. Он хотел было взять Освин в пасть, но та уже сама пошла следом за мамой, и лев, нахмурясь, медленно двинулся за ней, не сводя с дочери тяжелого, обеспокоенного взгляда. Можно подумать, что с его дочерью случится что-нибудь плохое, если она отбежит от родителей дальше, чем на пару-тройку шагов... Но ведь тот страшный обвал невозможно было предсказать заранее, верно? Причем, стоит заметить, Освин в тот момент находилась прямиком в зубах отца — и все равно упала в пропасть, несмотря на все приложенные Рудо усилия. После такого крайне непросто было оставаться спокойным, зная, что опасность может подстерегать буквально на каждом шагу. Моргни глазом, и вот твой ребенок уже потерялся или мертв, а ты стоишь на месте, разгневанный и ошеломленный, и просто желаешь умереть вместе с ним.
"Хватит," — коротко скомандовал Бродяга самому себе, едва уловимо тряхнув головой и таким образом пытаясь отвлечься от всяких неприятных размышлений. Весьма кстати, так как откуда-то спереди раздался болезненный вздох и шум падающего тела, и почти сразу же — испуганный детский писк. Рудо даже не заметил, как одним прыжком очутился прямо рядом с Фалькой, тревожно глядя на нее сверху вниз. И пускай львица утверждала, что с ней все в полном порядке, лев прекрасно видел, что она устала и с трудом держится на лапах. Должно быть, она как-то повредила их во время своего неконтролируемого падения, еще тогда, во время камнепада... Рудо наклонился, успокаивающе проведя теплым языком по макушке перепуганной Освин, а затем молча и аккуратно подпер супругу плечом, помогая той поскорее подняться. Взгляд его уже метался по темной округе, выискивая более-менее удобное и безопасное место для ночлега: очевидно, что никто из них уже не смог бы продолжить путь в поисках подходящего логова. Его родным требовался отдых, причем срочно, так что в конце концов Рудо подвел Фальку к густому кустарнику неподалеку и позволил осторожно улечься на смятую траву. Здесь они, по крайней мере, находились не на открытом пространстве и при желании могли заранее услышать приближение чужака.
Освин, иди сюда, — тихо и ласково позвал шоколадный свою дочь, также укладываясь на еще теплую землю бок о бок с Фалькой. Взгляд Рудо понимающе скользнул по растрепанному птенцу, восседающему на спине львенка, а затем остановился на вылезающем из колючек соколе. — Октан, и ты тоже устраивайся поближе. Как твои лапы, родная? — уже гораздо тише спросил самец, наклонив голову к самому уху подруги. Он не хотел пугать Освин еще сверх того, что ей уже довелось испытать там, на склонах. В то же время, Рудо серьезно беспокоился за самочувствие Фальки и искренне надеялся, что та не станет скрывать от него какие-то тревожные симптомы.

+2

30

- Мама? - робко пискнула Освин под самым боком.
Львицу это мгновенно отрезвило. И откуда только силы взялись.
- Я в порядке, дорогая, просто устала, - стискивая зубы от усталости и боли, Фалька с трудом медленно поднималась на лапы. После всего, что случилось, не стоило лишний раз пугать Освин. Не хватало еще, чтобы малышка вообразила, что ее мать вот-вот отдаст концы прямо тут, под сенью деревьев.
К счастью, Рудо сразу же оказался рядом. Ощутив плечом опору, хищница сразу же почувствовала себя немного лучше. И хотя лапы ее все еще болели, лев ни разу больше не позволил ей упасть, бережно и аккуратно отвел на несколько метров в сторону, к густым зарослям кустарника. Там самка и улеглась, не сумев сдержать вырвавшийся из пасти вздох облегчения. Трава была густой и мягкой, боком львица чувствовала гибкие ветви, сплетающиеся так плотно, что вряд ли кто-то крупнее мыши мог там проскользнуть. С другой стороны устраивался Рудо, его неспешные движения волей-неволей заставили Фальку немного расслабиться и успокоиться.
— Октан, и ты тоже устраивайся поближе. - проговорил самец, и тут только львица с испугом вспомнила, что сокол был на ее спине в то время, как она... гм, споткнулась.
Будто прочитав ее перепуганные мысли, ветки в кустарнике неподалеку раздвинулись, и оттуда показался злющий и встрепанный Октан, по-прежнему ковылявший пешком.
- Спасибо, я уже устроился, - желчно отозвался пернатый, неуклюже, с помощью крыльев, пробираясь по траве, - давно надо было отдохнуть, - выбранил он Фальку, кое-как вспорхнув на низкую ветку и устроившись там, - не слушаешь, что тебе говорят, и под лапы не смотришь.
Он еще пооткрывал клюв, видимо, подбирая ругательства, но, покосившись на Рудо, благоразумно промолчал. Фалька, впрочем, вовсе проигнорировала его ворчание - она слишком устала, чтобы вступать в перепалку с вредной птицей.
- Лапы как лапы, - шепнула она на ухо супругу, стараясь, чтобы Освин не слышала их, - болят... Кажется, я просто их сбила, но ничего серьезного. И я несколько когтей сломала, хотя это тоже заживет...
Самка устало ткнулась лбом в щеку супруга. Она не говорила этого вслух - они оба и так знали, что раны на теле заживут куда быстрее, чем те, что остались в душе.
Впрочем, львица не спешила говорить самцу еще и о том, что ударилась ребрами при сходе оползня. Если подумать, они уже почти не болели - во всяком случае, пока самка не пыталась бегать, так оно и было. Сейчас все равно не было ни желания, ни возможности что-то с этим делать. Да и что сделаешь с ними? Шкура на ребрах цела, ран на ней нет, разве только слой пыли, которую Фалька даже не пыталась счистить - настолько сильно она устала. Глотать укрепляющие травки? Увольте. Вряд ли она могла съесть сейчас хоть что-то, куда уж там травкам.
- Давайте поспим хорошенько, - негромко проговорила самка, лапой придвигая к себе Освин, - утром будет видно, что делать дальше.
И хотя она была уверена, что не заснет сегодня, все же положила голову на лапы и закрыла глаза.

+4


Вы здесь » Король Лев. Начало » Восточная низина » Облачные степи