Страница загружается...
X

АААААА!!! ПРОГОЛОСУЙ ЗА НАААААС!!!!

И не забывай, что, голосуя, ты можешь получить баллы!

Король Лев. Начало

Объявление

Количество дней без происшествий: 0 дней 0 месяцев 0 лет
  • Новости
  • Сюжет
  • Погода
  • Лучшие
  • Реклама

Добро пожаловать на форумную ролевую игру по мотивам знаменитого мультфильма "Король Лев".

Наш проект существует вот уже 9 лет. За это время мы фактически полностью обыграли сюжет первой части трилогии, переиначив его на свой собственный лад. Основное отличие от оригинала заключается в том, что Симба потерял отца уже будучи подростком, но не был изгнан из родного королевства, а остался править под регентством своего коварного дяди. Однако в итоге Скар все-таки сумел дорваться до власти, и теперь Симба и его младший брат вынуждены скрываться в Оазисе — до тех пор, пока не отыщут способ вернуться домой и свергнуть жестокого узурпатора...

Кем бы вы ни были — новичком в ролевых играх или вернувшимся после долгого отсутствия ветераном форума — мы рады видеть вас на нашем проекте. Не бойтесь писать в Гостевую или обращаться к администрации по ЛС — мы постараемся ответить на любой ваш вопрос.

FAQ — новичкам сюда!Навигатор по форуму

VIP-партнёры

За гранью реальности
  • 22.10 Форум празднует девятилетие! И, заодно, установку нового дизайна в 3 вариантах.
  • 25.08 Поздравляем наших дорогих Котаго и Фаера с бракосочетанием!
  • 20.03 Пока наш техадмин в поту и мыле проводит апгрейд всплывающего окошка с информацией о персонаже, примите участие в аттракционе невиданной щедрости!
  • 05.12 Сегодня в 21:00 по Мск на проекте стартует традиционная новогодняя лотерея!
  • 04.12 На форуме ужесточается проверка игровых постов на соблюдение правил оформления прямой речи и мыслей персонажа!
  • 21.10 Приглашаем всех принять участие в бесплатной лотерее, посвященной восьмой годовщине нашего проекта!
  • 12.10 Администрация объявляет срочный набор на вакансии модератора и Мастеров Игры!
  • 02.10 На проекте стартовали сразу два традиционных мегаконкурса — "Лучший пост" и "Лучший отыгрыш", приуроченные к грядущей годовщине нашего форума!
  • 28.09 Теперь у игроков, зарегистрированных на сайте Единого Аккаунта, появилась возможность отправлять игровые посты за любых своих персонажей, не выходя из основного аккаунта на форуме!
  • 27.09 Готов к запуску новый эпичный квест "Конец прайда Нари", основанный на грядущем извержении вулкана Килиманджаро!
  • 26.09 На форуме обновились значения бросков мастерских кубиков на охоту и бой!
  • 06.09 Мы наконец-то что-то здесь написали!

Основной сюжетЛетописи Земель Прайда

Неудивительно, что позорное изгнание Сараби с Земель Гордости послужило последней каплей в чаше терпения группы оставшихся молодых львов — закадычных друзей детства Симбы и Налы. Некоторые из них настолько возмущены решением Скара, что даже осмеливаются подумать о бунте, невзирая на общий упадок духа. Более того, королевский шаман Рафики дает довольно туманную подсказку, указывающую на грядущие перемены. Воодушевленные хищники окончательно решают действовать против Скара, однако прежде, чем выступать в открытую, Малка, Тама, Кула и прочие решают провести тайную разведку среди оставшихся на землях травоядных. Увы, согласившихся присоединиться к будущим повстанцам слонов и носорогов все еще недостаточно для полноценного восстания; вдобавок, группа заговорщиков нигде не может без риска собраться, чтобы обсудить планы – повсюду шныряют гиены и беспринципные охотницы королевы Зиры.

Пока недовольная молодежь ныкается по темным углам, в королевской пещере, наконец-то рождается долгожданный сын Скара. Изначально детеныш выглядит довольно хилым и болезненным, но, вопреки первому впечатлению, Зира ощущает свое материнское счастье и искренне верит, что новорожденный Нюка станет достойным преемником своего отца. Однако подрастающий львенок крепче не становится, зато в нем активно зреет мания величия и убежденность в своем королевском предназначении, о котором ему постоянно талдычит мать. Выбежав из родительского логова на прогулку, Нюка случайно сталкивается с группой будущих повстанцев и решает продемонстрировать им свое величество. Внезапно скала под лапами принца крошится, и малыш кубарем катится по склону вниз. Не на шутку встревоженные львы немедленно бросаются на помощь Нюке, которого вскоре обнаруживают в скрытой под землей пещере. Всеобщими усилиями хищники разбирают вход в потайной грот, где и находят несчастного принца, целого и почти невредимого. Сарафина вызывается вернуть его обратно матери, но Нюка страшно боится ее гнева. Львенок буквально умоляет собравшихся повстанцев не выдавать грозной королеве его оплошность. Остальные клятвенно обещают молчать, а то и вообще завалить эту пещеру, чтобы больше никто не пострадал. Разумеется, место никто уничтожать не собирался, и после маскировки так удачно подвернувшегося грота инициативная Тама решает пойти на риск и попросить помощи у крокодилов. Не сильно воодушевленный упрямой подругой, Малка все же соглашается составить ей компанию в столь сомнительной затее.

В Клане также зреет недовольство. Матриарх Шензи, жутко раздраженная фактом, что Скару откровенно плевать на нужды ее стаи, лично идет к нему на поклон и требует от него хоть каких-то действий. Но черногривый узурпатор вновь изворачивается, свалив всю вину на охотниц бывшего прайда Муфасы и попытавшись обнадежить крокуту новыми пополнениями среди рядов львиц Зиры. Шензи такой расклад все еще не устраивает, и она уходит с аудиенции крайне разочарованной… чтобы внезапно наткнуться на группу незнакомых гиен, которые, в свою очередь, желают присоединиться к Клану. Через непродолжительное время матриарх решает провести всеобщее собрание, куда является еще несколько пятнистых чужаков, также жаждущих влиться в состав своры падальщиков. Основная задача, которая стоит перед изголодавшимися гиенами: что делать с безнаказанностью в край оборзевших львов?

Тем временем, король-изгнанник, весь погруженный в свои невеселые думы, постепенно засыпает в Укромном логове. Вскоре его находит Нала, и между молодыми львами возникает долгожданный разговор по душам. Но к своему ужасу, самка внезапно обнаруживает, что она больше не узнает «своего» Симбу, каким он когда-то был. Этот лев ослеплен жаждой мести и едва ли не поднимает свою тяжелую лапу на подругу за ее же беспокойство. К счастью, он сумел вовремя сдержаться. Крайне разочарованная неспортивным поведением самца, Нала только подтверждает его сходство с кровожадным дядей. Окончательно разгневанный Симба пытается прогнать молодую львицу, однако все-таки не выдерживает общего накала и в итоге уходит сам.

Время суток в игре: вечер (октябрь 2018 — декабрь 2018)

Земли Гордости Вечернее солнце с трудом пробивается сквозь темную пелену облаков, однако тепла приносит мало. Воздух по-прежнему пропитан запахом гари. Дождя нет — вместо него на землю медленно опускаются редкие и тяжелые хлопья вулканического пепла. Речные русла буквально забиты обгоревшими трупами, принесенными сюда со стороны вулкана. На берегах Зубери и Северного озера наблюдаются огромные толпы беженцев, также пришедших сюда с земель бывшего прайда Нари.

Килиманджаро Вулкан, к огромному счастью, начал затухать, оставляя после себя пустынную, загубленную пожаром местность. Местами все еще что-то тлеет и горит, среди выжженных остовов деревьев можно найти дочерна обгоревшие трупы, а с неба густо валит темный вулканический пепел, постепенно засыпая собой всю округу. Дышать тяжело, так как воздух полон дыма и ядовитых испарений. Реки постепенно остывают, но вода в них все еще бурлит, а берега окутаны густым молочным туманом.

Предгорья В облаках наблюдаются небольшие просветы, но, несмотря на это, в округе начинает стремительно темнеть. Ливень продолжает бушевать, без поддержки ветра превратившись просто в стену холодной, мерзкой воды.

Внешние земли Вечер не приносит с собой ни теплоты, ни спокойствия. Мусора возле реки стало меньше, но к воде по-прежнему почти невозможно подойти. В воздухе появляются неприятные запахи гниющих тел.

Кладбище слонов Сильный холодный ливень не прекращается, размывая землю до отвратительной чавкающей жижи. Невозможно пройти и не запачкаться по самое брюхо.

Западное королевство Небо почти чистое. Тучи разошлись, открывая небо яркому заходящему солнцу. От дождя остались лишь мокрая трава и большие лужи.

Восточная низина Туман сгустился до непроглядной густой пелены. Температура опускается. Ночью, вероятней всего, будет гроза.

Непроходимые Дебри Небо полностью просветлело, изредка где-то можно увидеть лениво проплывающую тучку. Свежо.

Побережье океана Заходящее солнце продолжает прогревать землю. Вода успокоилась и затихла, ветра нет. Вокруг тишина и долгожданная благодать.

Небесное плато Облака постепенно рассеиваются, ночь будет светлой, хоть и прохладной. Иногда с порывами сильного ветра ощущается запах гари.

Северные владения Погода не меняется, по-прежнему слегка прохладно. Правда, на небе начинают появляться облака. Ночью будет легкий снегопад.

Морийский хребет Тучи продолжают затягивать вечернее небо, но намека на дождь пока что нет, он может начаться только к утру. Ветер стихает.

Края вечной зимы Небо полностью чистое, нет ни единого облачка. Стало холодать, разбушевался ветер, поднимая верхний слой белоснежного снега и закручивая его в крохотных вихрях.

Великая пустыня Температура медленно стала опускаться. Раскаленный днем песок отдает последнее тепло, становясь мерзким по ощущениям и холодным. Ветра нет.

Южный кряж На небе появилось несколько дождливых тучек. Накрапывает теплый дождик, но ветра нет и к ночи он полностью прекратиться.

Таинственный оазис Перьевые облака медленно плывут по небу. Вечереет, погода не меняется — так же тепло и ясно.

Наша рекламаВаша рекламаОбмен баннерамиПартнерство

Форумы-партнеры нашего проекта

Волки: демонический лес

TMNT: ShellShock Сайрон: Осколки всевластия

Hogwarts and the Game with the Death=

Представляем вниманию гостей действующий на форуме Аукцион персонажей!

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов Волшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Восточная низина » Нижнее течение реки Лузангва


Нижнее течение реки Лузангва

Сообщений 1 страница 30 из 36

1

http://sf.uploads.ru/p04sw.png

Достигнув окраины южных земель, река Лузангва уходит прямиком в вечные пески, чтобы в конце концов слиться с другой рекой, протекающей сквозь Пустыню. Засушливые берега поросли жесткой травой и редким кустарником; изредка здесь можно увидеть одинокие пальмы, склонившие свои пыльные кроны к самой воде.


Доступные травы для поиска: Кофейные зерна, Костерост, Адиантум, Дурман, Мята (требуется бросок кубика).

0

2

Таки новое начало после длительного перерыва.

Уж лучше ночью, чем днём.
Львиная лапа мягко опустилась на серебрящийся в свете луны песок, розовый нос коснулся прохладной воды. Волна озноба прошла по серебристо-серой шерсти - было непривычно холодно, однако ничего не приносило такого наслаждения, как свежая вода. Один её запах, влажный и свежий, заставлял трепетать от предвкушения.
Атем только что перешла пустыню.
Глухое урчание вырвалось из груди львицы - хотя бы какая-то потребность была удовлетворена. Конечно, хотелось ещё есть и спать, но пока и утоления жажды было достаточно для счастья.
Внезапный резкий звук разбил тишину на осколки - то где-то недалеко вскрикнула невидимая птица. Атем резко подняла голову, серые глаза слегка прищурились, ноздри раздулись, втягивая запахи окружающих просторов.
Пусто.
Здесь никого, во всяком случае, на некотором расстоянии точно.
Это обстоятельство успокоило юную львицу. Сейчас, ночью (да и днём, в общем-то) ей вовсе не хотелось бы пересечься с полноправными хозяевами этих земель - теми львами, что живут группами - кажется, Старая Анави называла такие группы "Прайдами", да и мама когда-то очень, очень давно упоминала нечто подобное, но Анавьохе уже не помнила этого чётко. Что же, пока пусть называются прайдами. Если ошибка - назовём по-другому.
Через несколько минут Атем отошла от воды, блики, прежде мерцавшие на её морде, мгновенно растаяли в темноте. Львица огляделась, желая найти место, где можно бы было спокойно переночевать - а, быть может, проспать и половину следующего дня, чтобы отдохнуть как следует перед дальним походом. То, что поход обязан был стать действительно дальним, Тем почти не сомневалась. Выбрав для себя ориентиром возвышающуюся вдалеке громаду вулкана Килиманджаро, она решила направиться прямо к нему, чтобы уже оттуда, практически из самого сердца этой саванны, пойти по следам собственной матери - если, конечно, такие следы отыщутся.
Она, конечно, и не подозревала, насколько правильный ориентир избрала.
Вскоре на глаза Атем попалось довольно толстое, чёрное, сухое дерево, стоящее недалеко от воды и изгибающееся под странным, почти прямым углом, словно специально выросшее для того, чтобы на него можно было улечься - подальше от воды - а то вдруг крокодилы - и повыше от непрошенных гостей. Обрадованнная таким раскладом, Атем вскоре взобралась на эту импровизированную спальную площадку и удобноу строилась меж ветвей, свесив вниз правую переднюю лапу.
Было холодно и красиво. Блестела мистически прекрасная пустыня, лунными бликами сверкала убегающая в неё река, тёмно-синее небо держало в объятиях белый лунный диск. Атем взглянула вверх.
- Отец, я отыщу, я обязательно отыщу.
Не далее, как день назад, в ночь, которую она вынуждена была провести в пустыне, к Анавьохе в сон явился отец - крупный белогривый лев Эрроу, точно такой же, каким она запомнила его. Он долго о чём-то говорил Атем, словно наставляя её, но юная львица мало что запомнила. Отчётливо врезалась в память только одна фраза. "Найди Шайку", - говорил Эрроу. - "Найди и скажи, что я её по-прежнему люблю. И будь рядом, и помогай, и не оставляй её".
Слово отца всегда было для Атем законом. Так и теперь не смела она его ослушаться - да и не хотела этого.
Выдохнув, львица прикрыла глаза.
До рассвета...

Отредактировано Atem (9 Апр 2014 21:49:27)

0

3

Для вдохновения ( об исполнении песни)

Терир исполняет песню "Feeling Good" в сокращённом варианте.

Слова песни в переводе:
Птицы в вышине, вы знаете, что я чувствую.
Солнце в небесах, ты знаешь, что я чувствую.
Тростники, колышущиеся на ветру, вы знаете, что я чувствую.
Будет новый рассвет, новый день, новая жизнь для меня,
И я чувствую себя хорошо!

Рыба в море, ты знаешь, что я чувствую.
Свободное течение реки, ты знаешь, что я чувствую.
Деревья в цвете, вы знаете, что я чувствую.
Будет новый рассвет, новый день, новая жизнь для меня,
И я чувствую себя отлично.

Стрекозы на солнце,
Вы знаете, что я имею в виду, не так ли?
Весёлые бабочки,
Вы знаете, что я имею в виду.
Сон в тишине
По окончании дня,
И этот старый мир теперь новый и смелый мир для меня.

Блестящие звёзды, вы знаете, что я чувствую.
Аромат сосны, ты знаешь, что я чувствую
Да, свобода - это моя жизнь,

И ты знаешь, что я чувствую.
Это новый рассвет, новый день, новая жизнь для меня,
И я чувствую себя отлично.

Начало игры

Ночная мгла, освещаемая лишь лунными бликами, окутывала звериные фигуры. Суровые тени, резкие и угловатые формы пугали осторожных путников. Низина казалась чужой в этой сумрачной дали, неприятной и отягощающей сознание своими непривычными пейзажами. Холодный ветер приносил с собой тихий шорохи и кроткие крики пролетающих мимо птиц. В такой непривычной обстановке находилась юная львица, прибывающая в непрерывной борьбе со своими чувствами, новыми и неизведанными. Конечно, ни с чем нельзя сравнить свободу действий и мысли, но молодая особа впервые не ощущала рядом с собой родного отцовского плеча. Уже несколько месяцев, как Терир обитала вне джунглей, присматриваясь к новому миру, полному красок. Однако с наступлением ночи цвета сменялись на чёрно-белую палитру, и даже яркая шерсть тыквенного окраса сливалась с окружающими тенями.
Терир с некоторым любопытством приглядывалась к небесному светилу, высоко вскинув голову и безуспешно пытаясь смахнуть чёлку с левого глаза. Львица безутешно покачивала двумя перьями, прикреплёнными у самого уха. Лишь только луна в этом чужестранном пейзаже казалась родной и знакомой. Душа ныла, а сердце колотилось в удвоенном режиме, ожидая наступления утра, когда мир вновь наполнится красками, и Терир получит возможность изучить это чудное место, сейчас выглядевшее скорее отталкивающе. Львица уже долгое время блуждала по незнакомой округе, ощущая себя маленьким муравьёв в лабиринте. Казалось, что она уже не первый раз проходит этой тропой.
-«Ах, хуже капли змеиного яда,» - возмутилась Терир, резко остановившись у очередного одинокого дерева. Она закрыла глаза, почувствовав на своём теле очередной поток сухого ночного ветра. На открытой местности лунный свет имел возможность распространяться с большей силой, освещая поверхность земли. Терир несколько успокоилась, хотя её лапы продолжали ныть от долгой ходьбы. Чувство немой и необъяснимой радости, которое она ощущала каждый раз, когда рассвет был близок, вернулось к ней сейчас. Печальное выражение морды сменилось блаженной улыбкой, а взгляд карих глаз с задорным огоньком посмотрел туда, где, как казалось Терир, должна простираться река, о которой здешние жители говорили «река Пустыни».
-«Кажется, ей название Лузангва», - попыталась вспомнить львица, представляя себе быстрые и дерзкие потоки воды, спускающиеся к границе с бесконечными песками. Самка готова была сравнить себя с этой славной рекой, к которой решила отправиться. И, прежде, чем двинуться с места, Терир кинула последний взор на небо, увидев два небольших, парящих в небе силуэта.
-Birds flying high, - пропела львица в порыве чувств, услышав, как растянутый слог «растаял» в тишине. Молодая одиночка побежала вслед за птичьими силуэтами в небе, продолжая петь, будто обращаясь к ним, - You know how I feel.
Терир неслась вперёд, задав себе направление, и лёгкими прыжками продвигаясь по траве, продолжая свой одинокий напев:
-Reeds drifting on by.  You know how I feel, - львица прислушалась, пытаясь понять, откуда доносится до неё плеск воды.
- It's a new dawn,
It's a new day,
It's a new life for me, -
песня продолжалась с искренней чистотой, когда Терир приближалась к своей цели, в предвкушении скорого рассвета, который сменит ночь. Воодушевлённая напевом, самка не останавливалась более, ожидая вскоре увидеть перед собой знаменитую реку. И вот, наконец, Терир подошла к берегу, ничуть не запыхавшись. Её улыбка стала ещё шире, когда она увидела рядом с собой бегущий вперёд поток.
- River running free you know how I feel, - шепотом протянула львица знакомые слова, наклонившись и опустив морду к едва тёплому потоку. Усталость, как лапой сняло. Казалось, что туда, в воду, уходят все печали и горести…
- Sleep in peace when day is done
That's what I mean
And this old world is a new world
And a bold world
For me… And I'm feeling good, -
закончила петь Терир, поднявшись с земли и стряхнув быстрым движением капли со своей шерсти. Она отошла от берега на несколько шагов, продолжая покачиваться в такт мелодии, продолжающей играть у неё в душе.

+1

4

Ей на ухо кто-то мурлыкал.
Лунная ночь опутывала тёмным одеялом спящую львицу, разливалась по серой шкуре первобытной чернотой, сверкала над головой яркими звёздами. Дышалось легко, не смотря на засуху и непосредственную близость пустыни - ведь рядом была река, убегающая в прохладный, полный жизни Оазис.
Атем спала как дитя - без сновидений, крепко-крепко, без движения, и лишь слышала где-то там, на уровне подсознания, тысячи тысяч неведомых голосов, через ненавязчивый шёпот которых пробивалась пара давным-давно знакомых, детских - таких, какими она помнила голоса братьев и сестры, и тихое мурлыканье - возможно, это было мурлыканье матери, вылизывающей новорождённых детей.
Эти звуки часто сопровождали Атем во сне. Они вовсе не беспокоили её - она была готова слушать их, мягкие и тёплые, хоть каждую ночь. Учитывая то, что это, да ещё какие-то невнятные блики цветов, были всем, что она помнила о своей семье (за исключением Эрроу, которого она знала очень хорошо, ведь нередко общалась с ним во снах), они приносили ей исключительно удовлетворение.
Тёмное полусухое дерево негромко поскрипывало, где-то свистели сверчки, шумела вода, изредка перекрикивались птицы. Анавьохе не могла заметить, как в эту звучащую тишину ночи вплёлся звонкий, мелодичный голос, с каждой секундой нарастающий - ведь его обладатель с каждым шагом, с каждым прыжком, с каждым словом приближался к ночному укрытию серой львицы.
Голос этот пробился сквозь глубокий сон только тогда, когда стал звучать совсем рядом.
Мурлыканье стихло, и Атем, вырванная из мира Морфея, приоткрыла серебристо-серые глаза.
- Какого чёрта кто-то здесь распелся?
Львицу охватило необъяснимое раздражение. Хотя… как, необъяснимое - она не успела за эти пару часов отдохнуть, просто не успела. И теперь злилась - а кто бы не злился на её месте?
- Кто смеет будить во мне убийцу? - сонно и чуть хрипло прорычала она с дерева, вытягивая по очереди каждую из четырёх лап.
Атем опустила голову, вглядываясь вниз, и высматривая на тёмной земле силуэт той (судя по голосу, это была львица), кто потревожил её сон. Да, определённо львица - не очень большая, кажется, даже меньше самой Анавьохе, шерсть темнее, голос выше.
Неужели и здесь живёт прайд? если так, то тогда, выходит, Атем пересекла границу чужих владений.
Впрочем, молодую львицу это не очень-то беспокоило.

0

5

Радость. Смех, прерывистый, но отчётливо слышимый за несколько (и даже более) метров от львицы показался бы весьма странными для любого проходящего мимо зверя, если таковых вообще можно найти в столь поздний час. Конечно, трудно представить довольно резкую смену настроения от отрицательного к положительному, однако было одно в Терир, что помогало ей жить и, конечно, влияло на череду эмоций. Лёгкость восприятия мира, которая содействовала рыжей особе, заставляла смириться со всеми горестями, навалившимися разом на её молодое сознание некоторое время назад. Существование никогда не было простым, однако, несмотря на это, возможность перебороть проблемы без душевного вреда помогала видеть всё в более ярком свете, словно солнечный свет под призмой.
Вот и сейчас, недавно погружённая в свои мысли, полные отчаяния и боли, Терир уже пела и ожидала наступление рассвета, нового дня, который преобразит ночные образы, страшные и даже несколько пугающие. Ей было уж всё равно на окружающее пространство. Казалось, что и сейчас Теи погрузилась в свой бесконечно прекрасный мир, каким львица продолжала представлять необыкновенную саванну, не желая видеть весь тот мрак, что скрывался за углом. Беспокойство ушло и, конечно, Терир уже и не могла подумать о возможности кому-то помешать. Конечно, без тени желания нарушить сны окружающих, рыжая одиночка продолжала напевать про себя, умиротворённо наблюдая за тем, как освещённая лунным светом вода направляется к началу пустыни, не выходя из речных берегов.
И тут произошло нечто, что не вписывалось в сей умиротворённый пейзаж. Казалось, реальность вновь дала о себе знать, ибо некий вкрадчивый, но явно недовольный голос обратил на себя внимание «тыквенной» львицы. Самка едва заметно вздрогнула, резко обернувшись. Два птичьих пера заколыхались на голове, а взгляд, некогда спокойный, теперь казался весьма сосредоточенным.
- Кто смеет будить во мне убийцу? – подобные слова, произнесённые неизвестно кем на чужой территории, да ещё и в ночное время суток, заставят кого угодно почувствовать собственное учащённое сердцебиение. Теи не могла не признаться, что испугалась. Казалось, говорила львица, но одна лишь угроза заставляла забыть о своей собственной силе и возможности дать отпор. Терир прогнала страх и, переборов желание кинуться наутёк, пошла вперёд, всматриваясь в тени на земле.
- Кто это сказал? – спросила она пустоту, надеясь, что «невидимка» вновь соизволит подать голос. Львица уже почти успокоилась, а на смену страху пришло любопытство. Да пусть даже и убийца, но разве стал бы жестокий тип выжидать, пока жертва соизволит подойти ближе? Нет, конечно, давно бы уже и убил.
- Простите, - неожиданно для себя сказала Теи, а потом, буквально за несколько секунд, сообразила, почему вдруг выпалила столь неопределённое признание вины. И как она не подумала об этом раньше? Быть может, радость слишком сильно ослепила её и помешала смотреть дальше собственного носа?
-«Как же глупо, Терир. Скольких ты разбудила, хотелось бы знать?» - обратилась к себе львица, укоряя за бестактность.
- Мне не хотелось Вас беспокоить, - продолжала рыжая, подойдя ближе к тому дереву, где находилась Атем. Незнакомый запах теперь уже отчётливо ощущался молодой особой, но своего потенциального собеседника Теи всё ещё не видела.  В глазах загорелся азарт, как если бы поиск незнакомца был некой забавой для львицы. В конце концов, чем Айхею не шутит. Коль её появление окажется не любо, так она сразу и уйдёт, не прерывая больше чужих сновидений, а в лучшем случае найти собеседника в продолжительном одиночестве всегда приятно. С такой мыслью Терир продолжила идти вперёд, не осознавая, что стоит только поднять голову, чтобы увидеть.

0

6

Отреагировав на слова Атем, силуэт внизу резко дёрнулся - незнакомая львица развернулась, ища глазами источник звука.
- Кто это сказал?
Не смотря на усталость и недовольство, Анавьохе почувствовала неожиданное удовлетворение - она наверняка если не напугала, то напрягла слишком шумную незнакомку, и ничуть не жалела о подобном преподанном уроке - какой бы эффект он не возымел, во всяком случае, это слегка повеселило, да и раздражение начало отпускать.
Атем бесшумно зевнула, а затем рыкнула, усиливая получившийся эффект. Голос её - низкий, глубокий, не мог дать точного представления о возрасте львицы - а ведь она, меж тем, была ещё подростком.
Свесив все четыре лапы с той толстой ветви, на которой она устроилась, Тем наблюдала за передвижениями львицы внизу, с досадой думая о том, что вместо того, чтобы уйти и больше её не беспокоить, незнакомка решила всё же выяснить, кого ей успешно удалось разбудить.
Атем хмыкнула - либо умная, и понимает, что убийцы без предупреждения до жертвы добираются, либо напрочь лишённая инстинкта самосохранения.
Снизу послышались слова извинения - ладно хоть чувство вины у этой леди есть. Впрочем, Атем их всё равно пропустила мимо ушей - не так всё страшно, чтобы извиняться.
Ситуация определённо начала забавлять Анавьохе, и, пусть она вовсе не была настроена на общение, да и вообще предпочитала проводить время в одиночестве, нежели в компании хоть кого-нибудь (сказалась жизнь со Старой Анави), сейчас ей стало интересно: что же это за львица такая бегает посреди ночи у границы с пустыней и слишком громко поёт, мешая спать?
Атем поднялась на ветке, ещё раз взглянула вниз, примеряясь, а потом спрыгнула, тяжело, но грациозно, и приземлилась прямо перед носом незнакомки.
Та оказалась размерами даже меньше, чем сама Тем. И телосложение её было странным для льва - тяжело было даже подобрать слово для определения, но уже через секунду Анавьохе про себя назвала Терир "круглой" - так она отличалась от жилистой, крупной, крепкой и сильной Атем. Серая львица мгновенно приметила в будущей собеседнице две вещи: необычные украшения в ухе и лучащиеся теплом глаза.
Теперь было понятно, почему она так странно отреагировала на слова Тем - такие, как эта львица, живут в своём мире, мире, лучащемся добром и благом, и предпочитают не видеть той суровой реальности, которую всегда чётко и ясно видят такие, как Атем.
Серой львице удавалось уходить в иные миры только во снах.
- Я это сказала, - произнесла она, не отводя взгляда серебристо-серых глаз от золотисто-карих глаз Терир. - Ты разбудила меня. И извинения не принимаются.

+1

7

Терир напрягла свой слух, чутьё, и, казалось, была очень близка к конечной цели, как если бы играла в «холодно-горячо» и почувствовала сейчас «сильный жар», исходящий от дерева. Но незнакомки рыжая львица всё равно не видела, как если встретилась бы с духом или призраком, чей прозрачный облик не показывается простым смертным. Но у призраков по приданиям и рассказам нет запахов, соответственно, подобная идея казалась весьма неправдоподобной. Да и Терир не свойственно верить в живых мертвецов, хотя чужая земля сплошь и рядом кишит непривычными для неё существами, обычаями… Кто знает, может, и духов у них в избытке?
Послышался рык, Теи медленно повернула голову в противоположную от дерева сторону, не обратив никакого внимания на четыре серые лапы, которые показались из-за одной из нижних веток. Быть может, всему виной маленький рост львицы, которая уже так привыкла задирать голову, что в любое свободное от этого время старалась смотреть не выше своих возможностей. Пожалуй, посмотри «тыквенная» самка выше, она смогла бы избавить себя от подобного бессмысленного поиска. Голову же продолжала посещать одна единственная мысль о правильности поведения, о том, как глупо, должно быть, выглядела Терир, поющая в ночной тишине. Но кто мог подумать, что здесь так уж много обитателей?
-«На одного уж надо было рассчитывать, глупышка», - сказала сама себе рыжая львица, безнадёжно прикрыв глаза. Нет, здесь никого… Абсолютно. И всё же кто-то есть. Так зачем же продолжать искать? Пусть тот, кому эта игра в прятки показалась забавной, объявится сам, если пожелает. Не успела Терир так подумать, как откуда-то сверху в мгновении ока объявилась перед ней львица. Рыжая вздрогнула, согнув голову и прижав её к плечам, чтобы не соприкасаться с незнакомкой. И всё же Терир оставалась на месте, с любопытством осматривая серую особу, которая, увы и ах, была, как и многие другие, выше тыквенной одиночки. Высокая, крепкая – вылитая охотница… Теи едва подавила вздох разочарования, опустив взор на свои непропорционально широкие плечи и короткие лапы, которые не смогли оправдать надежды покойных родителей.
И всё же Терир была счастлива, лучилась добротой и желанием узнать хотя бы имя серой львицы. Конечно, угроза не выходила у рыжей из головы, но куда уж думать, что молодая, быть может даже младше самой Теи, незнакомка станет угрожать и бросаться в драку посреди ночи, когда противник уже предупреждён и готов защищаться. То ли из-за избавления от нужды безнадёжных поисков, то ли по причине одиночества, которое уже давно хотелось скрасить, но радость оказалась сильнее многих переживаний и опасений.
- Я это сказала, - Терир кивнула, встретившись взглядом своих карих глаз с серыми глазами незнакомки. Брови рыжей приподнялись и изогнулись в немом удивлении. Теи приходилось видеть глаза голубые, как ясное небо, зелёные, как трава на земле и карие, но чтобы светло-серые…
-«Чудно, но красиво», - подумала Терир, продолжая непринуждённо улыбаться.
- Ты разбудила меня. И извинения не принимаются, - тыквенная львица лишь только шире улыбнулась, теперь походя на сказочного героя с «улыбкой до ушей».
-Я полагаю, Вы всё же приняли, раз решили начать со мной разговор. Если бы продолжали  сердиться, то, полагаю, остались бы на ветке, - молодая особа отошла на шаг и, сохранив некоторую паузу, добавила – Моё имя Терир.

+1

8

Удивление отобразилось на морде незнакомки, когда она увидела Атем, что совсем не удивило серую львицу - пожалуй, на месте рыжей она и сама бы удивилась. Хотя Анавьохе тут же подумалось, что навряд ли она бы оказалась на месте тыквенной - ей бы просто не хватило  - чего? дурости? оригинальности? весёлости? - для того, чтобы носиться по ночной пустыне с громкими песнями. В общем-то, львице очень повезло повстречать именно Атем, а не, допустим, стаю гиен, или, например, одинокого льва - правда, тогда опасность была бы несколько иного рода. Хотя... Откуда Тем было это знать? Ей даже по наслышке сообщить было некому.

Уже через секунду удивление в глазах Терир сменилось широченной улыбкой. Атем недоумённо приподняла одну бровь - чему она так радуется? Разве что тому, что предполагаемый "убийца" оказался её более или менее дружелюбно настроенной ровесницей, а не жутковатым типом, предпочитающим исполнять то, что он задумал - видать, инстинкт самосохранения всё же был незнакомке не чужд.
Атем понравилось то, как эмоции, испытываемые львицей, отражались у неё на лице - серой львице было привычно считывать истинные мысли собеседников именно по их лицам, она давно научилась разгадывать по выражению лица, по мельчайшим его деталям и каким-то незначительным движениям - морганию, движению глаз, искривлению губ - узнавать, о чём же думает её собеседник. Саму Анавьохе было разгадать очень тяжело - знающая о множестве приёмов сокрытия истинных мыслей на примере других, она сама могла контролировать подобные мелочи. Правда, зачастую предпочитала этого не делать.

И сама рыжая львица пришлась Тем по душе - в ней было много искренности. Эта была первая львица, которую встретила Атем на землях прайда Скара, и до этого она видела львов только в оазисе, только издалека, и то во время временного сотрудничества на охоте - тогда она не стала знакомиться с добровольными помощниками, просто отдала часть добычи, заработанную ими по праву, и ушла. так что знакомство, пусть и несколько напрягало, но доставляло удовольствие - правда, Анавьохе, в отличии от Терир, не собиралась это удовольствие демонстрировать. Может быть, позже, если знакомство продолжится.

Тут внезапно незнакомка разразилась длинной тирадой, очевидно, призванной ответить на слова, сказанные серой львицей вместо приветствия. Тем хмыкнула - рыжая львица говорила слишком много и слишком витиевато. Воспринимать было легко, но сама Атем была весьма немногословной, и не только в силу того, что не так уж часто она вообще с кем-то говорила, но и в силу своего склада характера. Собственно говоря, все её размышления по этому поводу мгновенно отразились на её лице - рыжей львице, представившейся как "Терир", даже если она не стала бы приглядываться, без труда удалось бы заметить, как безмолвно Атем сообщает ей нечто вроде "говоришь слишком много", "будь лаконичнее", "ночь - время тишины".
Впрочем, банальный этикет требовал ответа на приветствие и представление - Атем никогда не была невежливой, а потому, куда более добродушно, но всё же насмешливо улыбнувшись, она склонила голову в секундном кивке - уважения ещё не было, но знак его возможности был подан.

- Анавьохе Атем, - негромким меццо ответила она. - Или просто Атем, - и, после секундных раздумий. - Рада познакомиться, Терир.

+1

9

Didn't make sense not to live for fun
Your brain gets smart but your head gets dumb.
So much to do so much to see
So what's wrong with taking the back streets...? (с)

Поздняя ночь пела колыбель жизни в дуновении тихого ветра, который едва касался рыжей шерсти. Близилось утро, но сейчас оно продолжало казаться далёким и до поры наступления несуществующим. Тишина была в очередной раз нарушена голосом «тыквенной» львицы, правда на самое разумное решение этот поступок не походил, хотя Теи обещала себе полагаться на случай как можно реже. И какие же умозаключения заставили её решить иначе? Длинная чёлка в очередной раз упала на глаза, но это уже не могло отвлечь Терир, продолжающую непринуждённо улыбаться, смотря на серьёзную и безмолвную незнакомку. Могло показаться, что её присутствию не рады, однако Теи чувствовала себя легко и свободно, хотя и не понимала, почему ощущала дружелюбие там, где его, очевидно, нет.
Быть может, это просто её вечное желание видеть лучшее во всём?  Или Терир так давно не встречала своих ровесников, что ей просто хотелось общения даже, если это окажется лишь долгим безответным монологом? Оба варианта были частью правды, общим мотивом, который заставил рыжую одиночку оставаться на месте в ожидании ответа. Теи согласилась бы подумать и о том, чтобы развернуться и уйти, но начало разговора уже было положено, а потому стоило лишь ожидать продолжения, с замиранием сердца и нелепым, по-детски наивным волнением. Незнакомая львица почти не подавала никакой эмоции, разве что удивление и, как показалось Терир на некоторое мгновение, желания побыть в тишине. Оно и понятно, ведь вряд ли можно было предположить подобный расклад в столь поздний час.
Удивительно, но эта немногословность, пожалуй, даже больше привлекала рыжую львицу. Ей часто попадались назойливые подростки или агрессивные матёрые прайдовские, готовые ко всему в жизни кроме спокойного разговора. А этого иногда так не хватало Терир. И пока она думала, следует ли ей ещё что-нибудь сказать, серая незнакомка подала голос. Да, она уже слышала этот спокойный и низкий тон, когда пыталась найти недоступного её взору "призрака", но слышать голос, видя его обладателя, куда приятнее.
- Анавьохе Атем, - Теи заметно смутилась. Ей, конечно, приходилось слышать различные имена, но двойные ни разу в жизни. Всё же джунгли далеко не походили на саванну, и всё там сводилось к простому и незатейливому. Терир не смогла с первого раза запомнить и воспринять данное имя, а потому почувствовала себя достаточно неловко.
- Или просто Атем, - рыжая львица едва подавила вздох облегчения.
-«Совсем другое дело», - с некоторой радостью подумала Теи, продолжая с некоторым любопытством взирать на собеседницу.
- Рада познакомиться, Терир, - добавила новая знакомая к уже сказанному, и это, конечно, порадовало «тыквенную» одиночку. Конечно, она понимала, что это сказано для приличия, но, если этим качеством обладают, значит с подобной личностью куда приятнее иметь дело.
- Взаимно, - ответила рыжая львица, вдохнув полной грудью ночной воздух, в котором чувствовалась прохлада, - Прекрасная ночь, не так ли? Никогда прежде я не бывала у этой реки… Говорят, она уходит своим началом в бесконечную пустыню.
-«Конечно, не тема высоких натур, но кому не будет приятно поговорить о чём-нибудь нейтральном, вроде погоды?» - решила Терир, не считая нужным расспрашивать серую собеседницу о другом.

+1

10

На слова о взаимности приятного знакомства Атем улыбнулась - первый раз за всю их недолгую встречу. Улыбка вышла сдержанной и в какой-то степени несмелой, но, тем не менее, это уже было знаком зарождающегося расположения - и действительно, Терир, не смотря на то, что она разбудила Анавьохе и сперва вызывала лишь раздражение, да удивляла своей непосредственностью и беспечностью, теперь казалась потенциально интересной собеседницей - да что тут говорить, Тем просто привлекала некая детскость рыжей львицы - ну и, конечно, сказалось ещё и то, что Теи была первой из львов, с кем познакомилась Атем - не считая, конечно, собственной давно исчезнувшей семьи.

Переступив с лапы на лапу и поведя плечами, чтобы прогнать с серой шкуры ночную прохладу - рядом была пустыня, каждую ночь стремительно превращавшаяся из огненных песков в царство холода - Атем проследила взглядом за направлением, что указала Терир - за убегающим в песчаные дюны руслом реки. Эта река была её основным ориентиром во время путешествия - Лузангва достигала оазиса, дома Атем, и потому именно ориентируясь на её течение молодая львица нашла путь к землям Трёх прайдов.
А что касается ночи... Если бы Анавьохе так сильно не хотела спать, она бы, пожалуй, согласилась с новой знакомой. Безмолвная картина действительно была невероятно красивой - ночью золотой и пыльный мир пустыни благодаря полной луне превращался в серебряный, длинные тёмные тени ложились между высокими дюнами, разрезая песчаное полотно на широкие полосы, переливчато играла бликами река, воздух был пропитан прохладой и влагой, от которых замерзали подушечки лап, а небо над головой - угольно-чёрное и высокое - было покрыто россыпью звёзд.
Старая Анави говорила, что это Великие Короли Прошлого смотрят с небес. Но этому Атем не верила.

- Да, - негромко согласилась Атем со словами рыжей львицы, и, помолчав несколько секунд и прикрыв серебристо-серые глаза, продолжила. - Эта река не начинается в пустыне, но завершается в ней, а начало её выше: взгляни на течение. Мы на границе с пустыней. Я пришла по этой реке сюда из Острова Жизни в океане песков.
Атем замолчала, искоса взглянув на Терир. Она предпочитала слушать, а не говорить - но этой львице хотелось объяснять и рассказывать то, что она знает.
Возможно, то тоже была нехватка общения, а возможно, в силу привычки примечать всё и видеть мелочи она не могла не указать новой знакомой на её ошибку - тем не менее, Теи удалось разговорить необщительную Тем.
Теперь Терир знала, что серая львица пришла из Оазиса - и Атем справедливо полагала, что и она теперь тоже может спросить тыквенную о том, откуда она - если она состоит в одном из прайдов, то, возможно, станет Анавьохе спутницей: одной путешествовать предпочтительнее, а вдвоём - безопаснее и интереснее.
- Откуда пришла ты, Терир? - обратив взгляд на земли Гордости за своей спиной и спокойно переходя на "ты" спросила Атем у рыжей львицы.
Поистине, ночь была необыкновенной.

+1

11

Мгновение спустя после сказанного, львица могла заметить лёгкую и даже несколько робкую улыбку новой знакомой, которая была столь же неожиданна, как и приятна. Рыжая одиночка посмотрела на собеседницу с благодарностью, которую можно было не заметить за остальными положительными эмоциями. Более того, радость Терир только усиливалась с появлением на небе первых солнечных лучей, которые отражались красноватыми оттенками на тёмном небе. Львица окинула взором открывшуюся картину, последние ночные минуты. В детстве Теи не приходилось наблюдать рассвет, ведь за деревьями что ночь, что день – всё одно, ибо свет едва пробивается сквозь густую растительность. Но, находясь в Низине, Терир радовалась возможности увидеть это прекрасное, поражающее воображение, зрелище. Ежедневное, привычное для многих, но уникальное всякий раз для мечтателя с душой львёнка, какой была тыквенная одиночка. Она смотрела прямо на солнце вдали, пока его лучи не были столь яркими, чтобы ослеплять. Во взоре карих глаз можно было увидеть искреннее восхищение.
-«Верно, утро сначала приходит в пустыню», - подумала Терир, наблюдая за течением реки, рядом с берегом которой находилась. С утром в Низину пришли и новые потоки ветра, которые направлялись из пустыни к саванне. Теи почувствовала, как воздух покачивает перья, закреплённые на её чёлке. Одиночка повернулась против ветра. В таком положении она лучше видела Атем, да и ветер, приносящий с собой пыль, ей не мешал.
- Эта река не начинается в пустыне, но завершается в ней, а начало её выше: взгляни на течение, - Теи с некоторым удивлением посмотрела на реку. Она и раньше замечала, в каком направлении бежит поток, но подобная мысль никогда прежде ей не приходила в голову. Значит, устье находится в пустыне? Ну куда же тогда эта река впадает?
-Мы на границе с пустыней. Я пришла по этой реке сюда из Острова Жизни в океане песков. – теперь изумлённый взгляд тыквенной львицы был направлен прямо на Атем. Что же такое «Остров Жизни»? Разве в пустыне может быть нечто среди бесконечных песков? И тут Терир начала вспоминать рассказы старого отца. Они называются «оазисы», так говорили рыжей одиночке.
-«Как бы хотелось мне посмотреть на эти оазисы. Должно быть, эти места очень похожи на джунгли,»  - решила Теи, но не побоялась спросить, дабы больше не усомниться в своих незначительных знаниях об оазисах, а лишь укрепить их.
- Как же выглядят эти Острова Жизни? Похожи они на что-то, существующее в саванне? - тыквенная львица представила себе деревья, растущие прямо в центре бесконечных песков.
-Удивительно, - прошептала Терир, - Никогда бы не подумала…
- Откуда пришла ты, Терир? – услышала рыжая одиночка неожиданный для неё вопрос. Проследив за взглядом собеседницы, Теи поняла, что та смотрит на земли Гордости, как их называли местные жители. Воспоминания о джунглях заставили тыквенную львицу несколько приуныть. Улыбка медленно исчезла с её морды, а глаза застыли, выражая немую грусть. Длилось это порядка нескольких минут, после чего Терир, пытаясь вернуть голосу былую весёлость, сказала:
-Я пришла из далёких мест, которые называют Непроходимыми джунглями.  Туда редко заходят львы, но жизнь, подобна течению реки, размеренна и достаточно спокойна, правда, не так красочна, как в саванне. Пожалуй, даже монотонна. Я жила там с отцом до того момента пока…
Львица прервалась, болезненно поежившись, после чего закончила:
-… пока не настала пора уйти.

+2

12

За временем разговора время шло куда быстрее, чем можно было предположить. Пока Атем смотрела на реку, небо из чёрного обратилось в серое, а затем и расцвело розовыми бликами восхода. Это было очень красиво: алые полосы света от поднимающегося светила побежали по пескам пустыни, изгоняя из ложбин между дюнами блеклые тени, воздух затрепетал, неощутимо нагреваясь, искры отражённого песчинками солнца разлетелись вокруг, исчезли звёзды с небосклона, который всё сильнее и сильнее расцвечивался лазурным и лиловым. Река из серебристо-лунной ленты обратилась в пёструю, плавную, словно немного подкрашенную несколькими оттенками тех красителей, что изготавливала и использовала Старая Анави для своих рисунков на коре деревьев или для того, чтобы ненадолго раскрашивать "скучную" серую шерсть своей воспитанницы.
Атем замерла, недвижимая, сосредоточившая всё своё внимание на этом зрелище. Прежде подобное она видела только в оазисе, на той стороне пустыни, но тогда был закат, ибо каждый раз солнечный диск поднимался из-за горизонта за спиной у Анавьохе, а пересечь весь Остров Жизни, чтобы посмотреть на восход, серая львица не решалась - Анави строго-настрого ей это запрещала и предпочитала не объяснять причин этих запретов. А вот теперь Тем видела восход. Первый раз ей ничего не преграждало взгляд, но какую цену за этот восход она заплатила? Она осталась совсем одна, и даже то, что призрак отца, приходящий во снах, гнал её прочь из оазиса, в саванну, где, по словам Эрроу, находилась её мама, нередко с ней говорил и сообщал, что она всё же не одинока, разве могла Атем верить призраку, пусть и хотела этого всем сердцем?
Она и снам-то этим особо не верила.
- Могу ли я знать? - спросила Атем в ответ на слова Терир о схожести Островов Жизни с ещё чем-то. Потом взглянула на рыжую львицу, и нетрудно было прочитать в её взгляде, в выражении лица нечто вроде "Смотри - всю свою жизнь я провела там, в оазисе. Я не видела саванны, никогда".
Для Атем всегда было проще сказать недосказанное не словами, но выражением, телом, взглядом - этому она не училась специально, это было в ней с самого детства, потому что она не считала нужным много говорить - да и не с кем было. В любом случае, Старая Анави и множество других животных, живущих вместе с ней, понимали её с лёгкостью. Львица чуть прищурила глаза - интересно, Терир сумеет? Львы были иными, и Анавьохе не знала, правильно ли она делает - быть может, каждую мысль, всё, что ты хочешь сообщить, тут принято озвучивать?
- Хотя, - через несколько секунд на всякий случай продолжила Тем. - Быть может, и похожи. Там деревья. Много деревьев, сплетённых ветвями. Там много воды и мало пищи. Там трава под лапами и из-за листьев не видно солнца.
На восхищенный шёпот рыжей львицы Атем лишь едва заметно повела головой - да, её тоже даже сейчас, в самом начале пути, многое удивляло и радовало, но почти все её чувства оставались только её чувствами - она не привыкла и не хотела доверять их кому-бы то ни было. Во всяком случае, не сейчас.
Внезапно голос Терир изменился. Тем, уже привыкшая к весёлому и раскрепощённому тону собеседницы, мгновенно уловила разницу между тем, как говорила Теи до того, как она спросила её о месте, где она жила, и после. Атем слушала внимательно, чуть прикрыв глаза - рыжая львица, выходит, тоже жила почти в одиночестве, разве что отец разделял её общество, так же, как общество Анавьохе разделяла Анави. Странно - они были похожи больше, чем Атем показалось изначально.
Быть может, именно это послужило толчком к следующим действиям серой львицы. Обернувшись к Терир, она чуть согнула передние лапы, снизу заглядывая в глаза опустившей голову Теи.
- Я вижу горе, - негромко сказала она. - Я вижу в тебе много горя, оно уже не гложет, а просто остаётся, но нельзя, чтобы кто-то ещё видел его. Тебя будут считать слабой, а если ты одна, то слабой быть нельзя. Смотри, - серебристо-серые глаза раскрылись чуть шире. - Моё горе надёжно скрыто во взгляде, его нельзя увидеть и прочитать, его нельзя понять, пока я сама этого не захочу. Оно остаётся, но как дань прошлому. У меня начинается новая жизнь, и у тебя тоже должна начаться.
Атем выпрямилась, села, слегка повела плечами и вновь обратила угловатую морду к Землям Гордости. Там, далеко, очень далеко громадным конусом возвышался Килиманджаро.
- Идём со мной в саванну, Терир.

+1

13

Болезненные думы вновь начали заполнять голову. Они, как магнит, притягивали к себе былую горечь, которая оставляла за собой неприятное послевкусие. Слишком тяжело оказалось забыть, даже такой львице, какой являлась Терир. Она не думала, пока ей не напоминали. А после достаточно одного раза, чтобы погрузиться в отчаяние, из которого выбирался так долго прежде. Рассвет сразу же стал Теи безразличен, как драгоценный камень, чей блеск затмила тень. Рыжая одиночка вспомнила, когда впервые видела это прекрасное зрелище: дома, со старым отцом, чьи глаза становились живее всякий новый день, с первыми лучами солнца.
Терир стало грустно. Не подумала она и о том, что сказала ей новая знакомая, хотя и поняла свою ошибку. Теи чудилось, будто она вновь погружается в свой ночной кошмар, но теперь наяву, прямо сейчас и здесь. Хотелось выплакаться или, может, просто удариться головой об камень и всё забыть, однако оба варианта отметались, как неподходящие. Терир пыталась найти взором потайной уголок, словно искала в окружении спасительный крючок. Тыквенная львица заметно приуныла и будто сама «посерела». Это, несомненно, не могло скрыться от посторонних глаз. Терир тщетно опустила голову в надежде увидеть что-нибудь яркое и красочное, ибо под лапами нашла лишь пожухлую траву. И тут, неожиданно для себя, она увидела перед собой взгляд Атем. Теи тщетно пыталась найти себе оправдание, но так ничего и не сказала. Удивление рыжей одиночки увеличилось вдвойне, когда первой заговорила её собеседница.
- Я вижу горе, - Терир вздохнула. Она и сама осознавала это, однако не могла контролировать ни эмоции, ни ситуацию. Оставалось лишь надеяться, что серая одиночка не будет против такого резкого поворота в никуда. Теи попыталась отвлечься или подумать о чём-нибудь другом, хотя бы ради собеседницы, которая, как поняла рыжая львица, сказала ещё не всё.
-Тебя будут считать слабой, а если ты одна, то слабой быть нельзя, - не столько огорчило Терир то, что её могут посчитать слабой, сколько очередное подтверждение того факта, что она теперь одна, без друзей и отца, одна и этот мир, в котором Теи слишком долго пыталась искать только хорошее. Может, и правда не стоит давать волю своим эмоциям?
-«Нельзя казаться слабой», - повторила рыжая в уме.
-Оно остаётся, но как дань прошлому. У меня начинается новая жизнь, и у тебя тоже должна начаться, - Терир больше всего сейчас хотелось, как маленькому львёнку, начать отрицать, биться в пустых рыданиях, задавать риторические вопросы, а потом просто бессильно лечь в тёмном уголке и заснуть. Но Теи знала, что это неправильно, не здесь и не сейчас, никогда более она не попытается даже думать об этом.
Терир посмотрела на восходящее солнце. Вот она, новая жизнь, которая должна начаться. Атем права, не стоит жить прошлым, когда впереди уже давно ждёт будущее. Не ради этого ли одиночка так долго ждала рассвета, означающего конец тьмы?
-«Здесь будет свет… здесь будет свет», - далёкий и родной голос почудился Теи в потоке горячего ветра, пришедшего от пустыни. Львица улыбнулась:
- Новая жизнь уже началась.
Львица развернулась и посмотрела в ту сторону, где брала своё начало саванна. Где-то там начался путь тыквенной одиночки, и там он, несомненно, обязан продолжиться. Не пойдёт же она, в конце концов, помирать в пустыню!
- Идём со мной в саванну, Терир, - это неожиданное предложение Терир встретила так, будто ожидала его уже очень давно. Она довольно закивала, почувствовав, как её чёлка вновь упала на глаза вместе с двумя яркими перьями.
- Можем отправиться в путь хоть сейчас, только… только скажи, куда?

+1

14

Атем не умела утешать, да и не считала ни в данной ситуации, ни во многих других утешение необходимостью. В самом деле, если Терир кого-то потеряла, она уже достаточно взрослая для того, чтобы справиться с этим самостоятельно - ведь Тем же справилась, причём и с потерей отца, и с потерей опекунши и наставницы, а, меж тем, Теи была старше, чем она, пусть даже увидеть это было сперва очень трудно.

Слова серой львицы не были жёсткими или резкими - вовсе нет, но она видела, что они задели новую знакомую, заставили её сперва ещё больше углубиться в собственную печаль. Однако теперь она молчала - справится сама, а иначе грош ей цена как воину, как охотнику, как, наконец, другу и разумному существу. Справиться можно со всем, а уж с воспоминаниями и прошлым церемониться и вовсе не стоит - лишь помнить, но не страдать из-за них.
Потери - вещь, несомненно, немыслимо ужасная, особенно если теряешь родных. Но ты жива, жизнь дана тебе как дар, бесценный дар, и глупо тратить её на самоистязания и бесполезные переживания.
К немому удовлетворению серой львицы рыжая всё же сумела совладать с собой - через пару минут на её морде проступила улыбка - сначала робкая и неуверенная, но после просветлевшая, укрепившаяся. Воздух расцветал золотистой дымкой рассвета и незнакомыми усиливающимися запахами, светлое небо медленно затягивали облака.

Начинался новый день. Атем искоса и с одобрением взглянула на Терир, словно говоря "ты молодец, так и нужно, всё меняется, и эти перемены обязаны принести радость" - действительно, новая жизнь уже началась. У неё самой - уже со смерти Анави и с перехода через пустыню. У Теи - со смертью того близкого, по ком она горюет, и с прибытием сюда. У них обеих - с этой встречи. Удивительно - Анавьохе не сомневалась, что расстанутся они не скоро, даже очень нескоро. А серая львица была не из тех, кто часто ошибается. Взгляд её вслед за взглядом тыквенной - туда, в саванну. Она знала, куда идти - не каким путём, а именно куда - и почти не сомневалась, что огромная гора вдалеке - именно то место, куда нужно добраться. Если бы у неё спросили, откуда такая уверенность, навряд ли она смогла бы дать внятный ответ, если бы вообще посчитала необходимостью отвечать.

Атем повела плечами, прогоняя прохладу, и пару раз переступила передними лапами, словно готовя их к долгому-долгому переходу, а потом взглянула на Терир и молча указала кивком головы на далёкий вулкан. Потом, после пары секунд раздумий, негромко продолжила:
- Пойдём вверх по реке, - так мы не потеряемся и не заблудимся, у нас будет ориентир и, нам будет легче в случае чего отыскать обратный путь.
Будучи осторожной и предусмотрительной, Атем действительно подумала о возможном возвращении. Нет, она ни за что не повернула бы назад, если бы оставался хоть малейший шанс на то, что она может остаться, но какие только ситуации - так говорила Анави - не преподносит жизнь лишь для того, чтобы позабавиться и посмотреть, что же будет, если она поступит так, а не иначе.

Тем слегка распушила мягкую серую шерсть, стремясь сберечь тепло, а потом сделала несколько шагов вперёд - и в новые места, и в новую жизнь. Где-то там, по уверениям погибшего отца, живёт её мать. Атем почти совсем не помнила Шайку, но не сомневалась, что если увидит - то узнает. На секунду остановившись, Анавьохе обернулась к Терир, и её тёмные губы тронула едва заметная улыбка.
- Идём.

-------------------Верхнее течение реки Лузангва

+4

15

Оставалось лишь воспрянуть духом и встать, как поднимаются каждый день цветы навстречу солнцу, как просыпаются птицы и прочие обитатели саванны. После смерти отца Терир только и жила тем, что поднималась на мгновение к свету, а потом вновь опускалась во мрак ночи с тусклой миной на морде, но сейчас в её жизни что-то должно измениться. Покинув родные джунгли, Теи не имела цели и плана. Главным её занятием оставалась жизнь, выживание в условиях, так не похожих на те, где она выросла. Но нельзя же всё отведённое Айхею время потратить на это, в конце концов! И Атем первая, кто смог и захотел доказать это Терир. Не столько словами, сколько поступками и той манерой, с которой новая знакомая подходила к любому делу: спокойно, сосредоточенно, в общем и целом так, как следовало всегда это делать. Теи понимала, что ей такого никогда не добиться, но в далёком пути, которое им предстоит преодолеть (а Терир почти не сомневалась в этом), нечто новое львица обязательно откроет для себя и, может, даже сможет стать чуточку более серьёзной, чем сейчас.
Терир точно не знала, куда они отправятся с Атем, однако  полностью доверяла своей новой подруге выбор маршрута. С появлением новой цели у тыквенной одиночки появилось и неопределённое желание спросить собеседницу, куда же они направляются и зачем, но где-то в глубине души понимала, что сейчас не лучшее время. Взгляд Атем оказался направлен далеко вперёд, и Теи даже не сразу поняла, какой именно ориентир пытается задать серая львица. Когда же Терир разглядела вдалеке вулкан, сердце её радостно забилось в груди. Она знала эти земли, и даже ненароком узнала не так давно, что на тех территориях живёт прайд.
-«Так значит вот она какая, цель нашего путешествия», - подумала Теи, вспоминая величественную гору, которая возвышалась над саванной. Она расправила свои широкие плечи и, резким движением головы откинув чёлку обратно за уши, сделала уверенный шаг вперёд, обозначив для себя тем самым старт. Осталось всего ничего – дойти до финиша целыми и невредимыми, а Терир почти не сомневалась, что вместе с Атем они преодолеют абсолютно любые трудности, будь то стадо слонов или клан гиен.
- Пойдём вверх по реке, - Теи кивнула в знак полного согласия. Они выйдут прямо к озеру, если будут идти по берегу реки. К тому же, рядом с водой всегда можно утолить жажду.
- Идём, - после такой уточняющей команды Терир сделала ещё несколько уверенных шагов, переведя взор на далёкий ориентир.
- Вперёд, навстречу приключениям, - воскликнула она, направившись следом за Атем.

----→ Верхнее течение реки Лузангва

0

16

>>> Цветущие луга [умение "Выносливость" применено] >>>

Похоже, Маслахи слишком сильно положился на свои размеры и выносливость, переоценив собственные силы и возможности. Стоило ему покинуть Оазис и выйти в Пустыню, как песочный понял, что с вывихнутой лапой он далеко не пройдёт, а тут ещё эта тяжёлая туша, которую приходилось нести в зубах — пасть юного льва была полна слюней (видимо, организму было недостаточно того, что он успел съесть перед переходом), и поскольку у темногривого не было возможности проглатывать их, слюни уже совсем скоро наполнили пасть и потекли по подбородку, изредка капая на накалённой песок. Из-за всех этих неудобств Маслахи то и дело приходилось делать остановки, чтобы дать отдых лапе и облизать морду. Но вы ведь знаете, как бывает, — стоит позволить себе пару минут отдыха во время долгой дороги, и уже никуда не хочется идти... А надо.
В общем, пустыню (с её жарой в дополнение к другим неудобствам самца) Маслахи пересекал достаточно долго, и когда горячий песок начал постепенно сменяться пожухлой травой, солнце уже окончательно оторвалось от горизонта и было почти на самой середине небосклона. Окончательно покинув песчаные дюны, одиночка приметил тень небольшого дерева и, решив, что это место достаточно приемлемо для отдыха, осторожно опустился на землю сам и положил в тень ногу гну — не очень-то хотелось, чтобы она сгнила так скоро. Ниа отправился на поиски дальнейшего пути, поэтому песочный позволил себе несколько минут неглубокого сна.
Спал он, очевидно, не очень долго, потому что, когда он проснулся, солнце, как ему казалось, не сдвинулось со своего места ни на миллиметр, зато в небе, наконец-то полном хотя бы каких-то облаков, уже отчётливо вырисовывался силуэт возвращающегося сокола. Опустившись рядом со своим другом, Ниа с радостью сообщил, что совсем недалеко от них протекает река, после чего забрался на спину Маслахи — сапсан тоже был живым существом, только что перелетевшим через Пустыню, хоть и через самую узкую её часть, и он нуждался в отдыхе. Убедившись, что Ниа устроился достаточно удобно, Маслахи покрепче перехватил антилопью ногу и направился в сторону, указанную другом.
Река и правда была всего в нескольких десятков шагов от места их привала. Опустив свою добычу на землю, песочный подошёл к берегу Лузангвы. Вода в реке казалась чистой и свежей, так что одиночка со сладким предвкушением потянулся к воде... когда в его вывихнутой лапе что-то хрустнуло, а саму конечность пронзила недолгая, но достаточно сильная боль. Зашипев, лев метнулся назад, присев на землю и опираясь на три лапы, а повреждённую прижимая к себе. Это было странно, но... она больше не ныла? Осторожно поставив конечность на землю, песочный попробовал на неё опереться... и оказалось, что боль действительно ушла! Неприятное ощущение, конечно, оставалось, но его можно было перетерпеть. Обрадованный этим событием, юный лев вновь припал к воде и, утолив жажду, мучившую его ещё со вчерашнего вечера, подхватил часть своей добычи, после чего отправился вверх по течению реки, ведомый своим другом-соколом. Маслахи по-прежнему прихрамывал, но всё говорило о том, что через несколько минут ему станет ещё лучше.

>>> Южное озеро >>>

Отредактировано Маслахи (16 Июл 2014 14:40:07)

0

17

-----Песчаные дюны

Старый светло-серый лев еле поднимал лапы, по большей части протаскивая их вперёд по земле. Он то открывал, то закрывал рот, глотая совершенно высохшей глоткой воздух, словно желая выжать из него хоть какую-то влагу. Мэтью не оборачивался назад, на своих компаньонов. Как минимум потому, что не хотел, чтобы они лицезрели своего "проводника" в таком жалком состоянии. Если сейчас не появится река, я... - Мэтью не успел пообещать, что он сделает, если не появится река, потому что она таки появилась впереди. Или это был мираж? В данный конкретный момент Мэтью ни в чём не был уверен. Весь этот длительный переход физическое состояние льва демонстрировало невероятное непостоянство. Мэтью то было очень плохо, то он чувствовал себя прекрасно, то опять готов был помереть на месте. Лев хотел было сказать, что впереди река, не столько для своих спутников, которые и так могли видеть реку, сколько для самого себя, но вместо слов из его горла вырвался какой-то сип, превратившийся в хриплый кашель. Мэтью Шан понял намёк и заткнулся.
Подойдя к берегу, лев буквально рухнул в воду, словно желая впитать влагу через кожу. Горло поначалу стало жечь только сильнее, но затем вода принесла облегчение пересохшей львиной глотке. Мэтью выполз из воды и рухнул на берегу. Когда-нибудь в глубокой старости Мэтью обязательно придумает оду воде. Однако когда первое требование организма льва было выполнено, желудок урчанием напомнил о том, что есть, мол, тоже хочется. Мэтью Шан вздохнул и нехотя осмотрелся вокруг. На приличном расстоянии от львов, кажется, виднелись какие-то копытные. Или это всё-таки мираж?
- По-моему, наша добыча уже ожидает нас, - произнёс Мэтью, лениво кивнув головой в ту сторону, где он заметил силуэты ходячего в живом виде мяса. Может, добыча и ожидала там львов, вот только Мэтью лежал слишком монументально, чтобы вот так взять и поднять свою старую задницу от земли. Лев пробурчал что-то невнятное и положил голову на лапы. Нет уж, для начала надо передохнуть. Иначе никакого толка от охоты не будет. Полузакрытыми глазами Мэтью поглядывал на детей и на Леони. Наверно здесь был бы уместен длиннющий мысленный монолог, но у Мэтью сейчас не было сил толкать речь, пусть и самому себе. Он просто лежал и лениво смотрел на своих спутников.

+1

18

===> из морозилки новое начало игры
Рассекая лапами редкую пожухшую траву, оставляя массивные следы на песке, с мрачным выражение морды - сдвинутыми к переносице густыми бровями и уголками губ, опущенными ниже некуда - лев без особого энтузиазма мерил шагами границы пустыни и саванны, бесцельно следуя куда глаза глядят. Целый день Фил не давал отдыха своим лапам, хотя нельзя сказать, что он сильно уж напрягался; ходьба - дело совершенно не сложное, хотя непрерывный путь, длиной почти в сутки весьма и весьма утомлял, чего уж говорить о такой добавке, как припекающее солнце и почти полное отсутствие ветра?
Мрачный вид Филарета искусно дополняли не менее мрачные мысли: Твою ж налево, проклятые прайды! - Да, Фил до сих пор не мог забыть о том, что поцапался с Котаго, что привело к его уходу из прайда, а где-то ещё глубже, на задворках души, он ненавидел не меньше и свой родной прайд, откуда ушёл с братанами после потасовки со старшими. "Так надо", "так будет лучше" - такие фразы совершенно не успокаивали красноглазого льва, лишь больше раздражали, не будь он утомлённым сейчас, поплёлся бы искать несчастного, на ком выместить злость, но, увы и ах, сейчас матёрому льву хотелось лишь прилечь отдохнуть и ещё отыскать воду.
Благо дело, голова не болела, и на том спасибо "милосердному небу". Фил покосился на заходящее солнце, по направлению, где обитал нынче прошлый для него прайд; пылающее языками пламени у кромки горизонта ослепляли, от чего заболели глаза, и лев, зажмурившись, отвернулся. Когда он в следующий раз открыл глаза, перед взором плавали размытые круги света, но что было куда интереснее этих размытых иллюзий - поблёскивающие волны реки, лежащей прямо по курсу. Воодушивившись от подобной картины, Фил зашагал бодрее, с искренней радостью вслушиваясь в шелест и плеск неспокойных вод.
Вскоре темногривый лев был уже на берегу. Остановившись у самой кромки реки, Филарет опусти  морду к воде и, черпая воду языком принялся жадно пить, будто бы кто-то собирался отобрать у него всю-всю неприятно тюплую, но воду.
Утолив жажду и мотанием головы стряхнув лишнюю воду с подбородка, Фил довольно облизнулся, будто бы только что сытно отобедал нежным мясом молодой зебры и, приободрившись, отошёл от воды подальше, чтобы там же и улечься на жёсткую траву, давая отдых лапам.

0

19

Верхнее течение реки Лузангва ----→

Путь оказался на удивление простым и приятным после мучительных песков пустыни. Даже недавнее падение в реку не сильно отдавалось в сознании неприятным впечатлением, разве что мокрая шерсть Ниры иногда давала о себе знать. Впрочем, стоит отметить, насколько быстро она начала подсыхать в сухой Низине, которую, казалось, осадки удачно обходили стороной, хотя небо к вечеру затянуло тучами. Леопона порой посматривала вверх, стараясь сообразить, сколько времени в запасе у неё осталось до наступления ночи, но, увы, солнце едва пробивалось из-за облаков, а потому знать Нира не могла.
Единственное, в чём она была уверена наверняка – не стоит тянуть кота, а в данном случае льва, за хвост, иначе можешь схлопотать когтями нескольких бандитов по собственному телу, и никто и глазом не посмотрит ни на твой пол, ни на твою принадлежность к этой же группировке. Погибать так глупо Нире не хотелось, во всяком случае, она была уверена, что Пингвин вряд ли станет заблаговременно отправлять её во власть Айхею. Но риск – дело неблагородное, потому леопона хотела скорее дойти до некой точки, которую можно считать итоговой, после чего возвратиться к Фрэнсису и продолжить путь к Побережьям. Пожалуй, Нира даже хотела узнать, насколько красив этот берег, о котором среди обитателей саванны ходило столько слухов. И, хотя сама леопона не являлась сплетницей, падкой на общение, ей порой любо было прислушиваться ко всяким историям, ведь в них, как оказывалось позднее, есть доля истины. Уж народ то знает, что есть красота лучше хищницы-бандитки.
Вскоре река начала протекать по земле, которая не отличалась особой красотой. Стало ясно, что она направляется в пустыню, а этого Нире, конечно, совсем не хотелось. Самое время было возвращаться, так подумала тёмношкурая самка, но призадумалась, остановившись у самого берега. И, пока она размышляла об этом, её привлёк донесшийся до неё запах… Запах не принадлежал травоядному, но хищнику, который, определённо, не состоял в банде. На мгновение леопона нахмурилась, однако тут же подумала, что запах незнакомца кажется ей знакомым. Пожалуй, стоило проверить это на наличие «удивительных совпадений» прежде, чем отправиться ни с чем в обратную дорогу.
Нира едва заметно пригнулась к земле и направилась вперёд, изредка прислушиваюсь к звукам, что приносил ветер. И вот, наконец, она обнаружила того, кого искала, но, пожалуй, не ожидала увидеть. Перед взором её зелёных глаз предстал лев, жадно пьющий воду из реки. Нира озадаченно прищурилась, пытаясь сообразить, что же такого знакомого в этом чужаке она видит.
-«Ага», - морду леопоны озарила довольная ухмылка, последующая за догадкой, - «Никак этот тип был тогда у границы прайда. Любопытно, и что его привело сюда? Неужели послушал моего совета?»
Нира подошла ближе и, как ни в чём не бывало, села на траву метрах в пяти от незнакомца, обведя его взором с макушки до лап, после чего холодным тоном произнеся:
- Позволь поинтересоваться, «голубок», - проговорила леопона, припомнив, как обратился к ней с Фрэнсисом этот лев в их предыдущей встрече, - Какая судьба завела прайдовского льва так далеко от родных земель? Или жизнь под командой монарха уже не привлекает?

0

20

< Песчаный берег

Фраза, брошенная новым знакомым перед тем, как тот припустил во всю прыть, мягко говоря обескуражила серебряную львицу. Удивленно выгнув тонкую бровь, Азуре смотрела в след озорному львенку, но никак не матерому льву с густой гривой до пола, который на минуточку, еще короткое мгновение назад всем своим видом источал усталость. Бывает же такое, не переставала удивляться шаманка, а губы тем временем невольно дрогнули в легкой ухмылке.
Дабы не отстать от задавшего хороший темп самца, Азуре припустила следом, мощными скачками нагоняя удаляющуюся в рассвете фигуру. Для наблюдавшего со стороны, эти двое могли показаться старыми приятелями, встретившимися после долгой разлуки и затеявшими безумную гонку вдоль морского берега. На фоне кажущегося беззаботным самца, Азуре казалась более сдержанной и бесстрастной. Ей была непривычна такого рода забава, она предпочитала развлекаться по своему - грубо и жестоко, используя в качестве объекта насмешки чужие жизни. Сделать гадость - сердцу радость, именно тот случай. И все же она приняла игру льва, пусть и со своими правилами.
В скором времени тропически пляж остался позади, и умиротворяющий шепот моря сменился редким шелестом почти неподвижной реки. Перед ними простиралась Лузангва во всем своем великолепии. Огромной, толстой змеей она извивалась, разрезая земли саванны, вытягиваясь от запредельных далей Востока и впиваясь голодной пастью в песчаные дюны. По сравнению с живописным прибрежьем, нынешний пейзаж был крайне скуден, однообразен и совершенно не радовал глаз.
- Нижнее течение, - пояснила шаманка, бросив лазурный взгляд на своего черногривого спутника. - Нужно подняться выше, и тогда упремся прямиком в водопой. Ты задолжал мне жирную зебру, - хитро осклабившись, львица мягко толкнула Ашерати плечом. Странное дело, серебряная не могла удержаться от тактильного контакта, зато сама не терпела прикосновений, если они исходили от кого-то другого и за подобную фамильярность могла живо оттяпать лишнюю конечность.

> Верхнее течение реки Лузангва

0

21

Песчаный берег --→

Она все-таки побежала следом. Это было забавно - вспомнить детство, когда приходилось удирать от сверстников. Но, к слову, сейчас он не особенно напрягался - не хотелось, да и сказывалась слабость организма. В конечном итоге Азуре догнала его, и лев сбавил темп, переходя на неторопливую рысцу, пропуская львицу вперед. Как он понял по описанию, промахнуться мимо цели было трудно, но нужно же дать леди возможность почувствовать себя главной?
Вместе с изменением маршрута менялся и пейзаж. Вскоре пропал песчаный песок и розоватое предрассветное небо, и все вокруг окутал полумрак джунглей. Тихо шуршала река, сонно перекрикивались птицы. Там, где раньше он жил, джунгли были редкостью, в основном - скалы да почти голая саванна с редкими деревцами жадными на тень. Но и тут деревья быстро расступились, давая простор огромной и величавой реке.
- Ну, что ж, все в наших лапах, но мне безусловно понадобится твоя помощь, - Ашер насмешливо оскалился. Очередного физического контакта избежать не удалось, и желтоглазый встретил тычок львицы, заставив ее ощутить силу мускулов под кирпичной шкурой.

--→ Верхнее течение реки Лузангва

Отредактировано Asherati (8 Сен 2015 12:18:40)

0

22

Любой знает, что некоторые потери перенести труднее, чем прочие. Утрата супруга оказалась для Джиони как раз такой потерей: иные из тех, кто знал жирафу до этого события, могли бы сказать, что она её и не перенесла. Услышав о гибели своего спутника жизни – в самом расцвете лет, имея впереди всю жизнь! – некогда веселая и игривая самка в одночасье превратилась в раздавленную горем вдову, скорбную тень себя прежней. Конечно, другие члены небольшого, но сплоченного стада всегда были рядом с ней, утешая подругу в её трауре и надеясь, что время излечит её рану. Они верили, что Джиони сумеет вернуться к жизни, вновь сделается такой же улыбчивой и бодрой, как раньше – как это происходит чаще всего с потерявшими пару... Но месяц шел за месяцем, а жирафа ни в чем не могла найти успокоения. Хуже того, спустя какое-то время её сородичи начали замечать, что если пролетевший со дня трагедии срок и принес какие-то перемены, то лишь в сторону дурного. Немолодая уже Джиони постепенно отдалялась от коллектива – обыкновенно в разговорах её подруг она уходила в себя, и теряла нить беседы, когда те спрашивали её мнения; заводить же обсуждения самой сделалось не в её привычках. Другой водящейся за ней странностью, которая обнаружилась позднее, стали тихие слова, обращенные непонятно к кому. Стоило Джи понять, что она обращает этим на себя внимание, её взгляд делался растерянным и недоумевающим.

В итоге за годы такого житья жирафа слишком устала от настороженных переглядываний и вопросов озадаченных её ненормальным поведением сердобольных сородичей, чтобы оставаться в родном стаде долее. Не то что бы её страшила мысль прослыть безумной, но не могла же она просто объявить им, что временами она слышит обрывки слов, произносимые голосом её покойного возлюбленного? Или что ей кажется, что он совсем рядом, на самом краю поля зрения, и достаточно всего лишь повернуть голову, чтобы... Но отчего-то она так ни разу и не сумела поймать глазами образ супруга раньше, чем тот исчезнет без следа. Будучи как-то раз застигнутой вопросами при попытке его высмотреть, Джиони натолкнулась на мысль, что ей будет гораздо спокойнее дожить свой век одиночкой, покинув компанию наперсниц. Так она и поступила.

Теперь, когда Джи без цели и пути блуждала по саванне – вне заботливого, но назойливого общества своих длинношеих сородичей – она постоянно пребывала наедине со своими воспоминаниями, горестями и призраками. Стоило ей на какое-то время забыться, неторопливо вышагивая вперёд, как видения прошлого уносили её в счастливое время, проведенное рядом с любимым... Вот только они всегда обрывались, когда до жути знакомый голос едва различимо заговаривал с ней, безумно тяготящийся чем-то, сути чего она никогда не успевала понять – молниеносно Джиони вновь оказывалась посреди малознакомых пейзажей, в которые заносила её дорога. Такие эпизоды повторялись чаще и чаще, внушая ей всё большую тоску и волнение за душу давно умершего. "Что может мучить его в могиле?.." – спросила она себя однажды. И едва жирафа задала себе этот вопрос, как ответ на него нашелся сам собой. Ведь у её бедного супруга не было пристойной ему могилы – его кости покоились на дне оврага, в который его увлекло оползнем во время коварных дождей!..

– Неужели причина твоего непокоя в этом?.. – Вопросила Джиони, ни к кому не обращаясь. Жирафа и впрямь не ждала какого-то ответа или знака, но лишь только она произнесла слова, ей показалось, что она слышит короткое шепчущее "да". Взбудораженная этим, она затопталась не месте, тревожно и беспорядочно озираясь то в одном направлении, то в другом, обратившись в слепую надежду разглядеть призрак мужа. Однако всё, что видели её глаза – это свободный, равнодушный простор степи да поросший клочками суховатой травы берег реки, лениво катящей свои воды на юг, к вечным пескам.

– Ты здесь?! Поговори со мной! Прошу!.. – Говорящая с незримым собеседником, лихорадочно кричащая реплики, обращенные в пустоту, этот момент жирафа, должно быть, смотрелась со стороны дико. Но сейчас этот факт был наипоследней вещью на свете, могущей её как-либо побеспокоить.

+1

23

Are you satisfied with an average life?
Do I need to lie to make my way in life?

It's my problem, it's my problem
If I feel the need to hide
And it's my problem if I have no friends
And feel I want to die

Облачные степи ----------→
Она чувствовал себя абсолютно разбитой, разрушающейся по кусочкам день ото дня, словно тающий ледник. В ней скопилось столько холоднокровной ярости, что  было удивительно, как она всё ещё держится на лапах. Да-да вы не ослышались – ярости, злости, желание бороться, всё это в ней воспылало, норовя  крутануть колесу фортуны в нужную сторону. Да где же, чёрт возьми, эта проклятая справедливость!?  Кто-то, значит, живёт как скот, неся в свет упадок нравственности, развлекается на всю катушку и что же – всё прекрасно! А она, который год пашет из последних сил, ведёт приличный образ жизни, а судьба ей – на, подавись своей грёбанной  добропорядочностью, кошка ободранная! Но ни черта подобного, Вирта не собиралась сдаваться - вкуси ответ, проклятое существование!  У неё на плечах была орава детей, ещё не умеющих жить самостоятельно, и она не станет есть, не станет спать, не станет отдыхать пока они все до единого не будут счастливы.  Даже если для этого придётся идти по головам и драть чужие плешивые шкуры, во имя благополучия её львят. Но это вовсе не значит, что Вирту не грызли события тех кошмарных дней…
Львица содрогнулась всем телом, вспоминая ужас, случившийся, когда они шли через облачные степи. Чёрная тень спустилась с небес словно стрела, Вирта успела рассмотреть только, как страшные изогнутые когти сверкнули на солнце, а затем - схватили Ниссу. Ещё никогда она не бегала так быстро и так отчаянно, но птица, даже отяжелённая комочком, её маленькой дочерью, всё равно умудрилась взлететь, прежде чем Вирта подоспела. Он прыгнула, что есть сил, успев выхватить из хвоста хищного вора одно единственное серое перо, прежде чем тот, издав пронзительный вопль, воспарил вверх – её кошмар, её страх на крыльях ужаса, унёсший навсегда Ниссу, её маленькую Ниссу. Она кричала все известные проклятья до хрипоты в голосе и сотрясалась от плача, но дочь было уже не спасти. 
После нескольких дней апатии, семейство вновь пустилось в путь, правда, уже не с той прытью, как прежде. Вирта едва находила силы, чтобы волочить лапы, но она всегда была на пределе своей внимательности, ей всё мерещилось, что новая хищная птица может выкрасть ещё кого-нибудь из младших детей. Потом и Элайджа как-то сник, он всегда был опорой для Вирты, она не винила его в случившемся, зная, что супруг очень привязался к Ниссе и теперь, ощущая свою вину, сильно страдал из-за потери дочери. Однако было в его апатии что-то весьма странное, лев всё реже общался с Вирты и детьми, во время всего пути волочился где-то позади, похудел и время от времени покашливал, как будто  у него застряло что-то в горле.  На вопросы львицы о том, как он себя чувствует - отнекивался, усиливая подозрения и страхи Вирты. А однажды ночью, супруг просто исчез, даже не попрощавшись с ними. Она хотела немедля броситься на его поиски, но не могла, на её совести были дети. Так, Вирта осталась совсем одна наедине с ответственность, долгом и отчаяньем.
Они прожили в облачных степях долгие дни, Вирта хитрила, говоря, что чувствует себя неважно, на самом деле желая лишь подольше оттянуть момент их ухода. Ей так хотелось верить в то, что однажды Элайджа вернётся к ним, стоит только подождать… ещё самую малость.

Are you satisfied with an average life?
Do I need to lie to make my way in life?
Are you satisfied with an easy ride?
Once you cross the line
Will you be satisfied?

Проснувшись однажды утром, львица уставилась в свои лапы, горечь хлестала из неё как из вновь открывшейся раны, она старалась собраться с мыслями, но в её голове то и дело крутилась какая-то каша. И тогда, львица перевал взгляд на мирно спящих детей. Юми уютно сопела возле Каспиана, рядом, дружными клубочками свернулись Микото и Рейвени соприкасаясь бочками, в обнимку со Спайро, что-то бормоча себе под нос, спал Роран рядом с Иветтой. Зрачки Вирты расширились и она, вдруг, разревелась. Слёзы катились по её щекам, падая на землю, и львица ещё долго время не могла успокоиться, очень старясь не разбудить детей.
В тот же день они отправились в путь, и Вирта приобрела свою прежнюю уверенность, желая поскорее оставить те тяжёлые месяцы стенаний и потерь далеко позади. Конечно, забыть любимых было ей не под силу, но… она должна была справиться. Львица обернулась. Ради них.
Вскоре земля перед  взорами львов переменилась, появилась достаточно широкая  река, почва под лапами всё ещё была покрыта жёсткая травой. На подсознательном уровне Вирта чувствовала, что они идут в нужном направлении.  Самка опасливо приблизилась к воде, осмотрелась – нет ли опасности, а затем кивком разрешила львятам подойти и попить. В след за детьми львица также наклонилась к воде и насытилась, пока в животе её не забулькала прохладная тяжесть.
- Сейчас ещё немножко пройдём и покушаем, Роран, Иветта, Юми и Каспиан  - сегодня я проверю, насколько вы хорошо умеете охотиться, - голос самки был лёгким, весёлым и чистым словно ключ, бьющий из-под земли.
- А вы, ребятки, - обратилась самка к младшеньким, - будете учиться у старших и помогать им, -  в её глазах сверкнули насмешливые искорки, обыденные будни в кругу семьи потихоньку стали возвращать ей былой азарт.
И всё же... Достаточно ли у неё силы воли, чтобы вырвать кусок прежней жизни?

Sad inside
In this life
Unsatisfied, praying
Sad inside
In this life
Unsatisfied, waiting

Are you satisfied with an average life?
Do I need to lie to make my way in life?
Are you satisfied with an easy ride?
Once you cross the line
Will you be satisfied?
Will you be satisfied?..

----------→ Устье реки

песня
для настроения

песня

Отредактировано Вирта (25 Июл 2016 21:30:10)

+6

24

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"38","avatar":"/user/avatars/user38.png","name":"Mephi-san"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user38.png Mephi-san

Что-то странное творится на севере: небо над видимой частью вулкана Килиманджаро затянуто странными, темно-фиолетовыми облаками, отдаленно напоминающими грозовые тучи. Создается впечатление, будто огромная гора ожила и начала чадить дымом. Слышен едва различимый, мерный гул, а также рокот мелькающих в облаках раскатов голубоватых молний — зрелище, безусловно, очень красивое и завораживающее, моментально привлекающее к себе внимание. Вода в реках, лужах и озерах ведет себя странно: на ее поверхности заметна мелкая, волнующаяся рябь, будто от легкого порыва ветра или слабого трясения почвы.

0

25

...Холод.

Их поход в принципе слабо претендовал на звание хоть сколько-нибудь безопасного — что уж говорить о том, что два льва, пусть и оба достаточно закалённые давней службой и в общем работой, преодолевая пустынные западни и препоны, почти обессиленные, но наконец-то вышли к чему-то, что напоминало не песок?

Более взрослый, да и вообще более выносливый Пиперс сохранял привычное для себя выражение спокойствия и вид "у меня всё под контролем". А как же иначе? После всего, что он в своей жизни пережил и чему научился, терять морду перед каким-то, пусть и трудным, но переходом совершенно непозволительно. Его клановое имя звучало как Странник Духа, и он всецело ему соответствовал. Способный выдерживать недюжинные нагрузки, имеющий практически непоколебимое душевное здоровье и стойкость, обладающий наравне как в своей степени эмпатией, так и суровостью, Митч в своём стремлении найти новые земли для семьи Коммандора был готов преодолеть ещё многие и многие расстояния. По крайней мере в мыслях.

Как никто, Пиперс знал и о пределе собственных сил. Да, ему требовалось намного меньше сна, чем иным, да, его движения, как бы он не уставал, всегда оставались чёткими, выверенными. Пусть он вставал задолго до рассвета и много после заката ложился, такой режим его устраивал и шёл только на пользу. Но в этот раз что-о пошло не так. И дело даже не в Гарфилде, о котором в этот раз стоило также помнить. Парень, который успел как-то слишком быстро вырасти из неловкого поначалу лопоуха в весьма достойного помощника. И пусть у него всё ещё бывали промашки, пусть он всё ещё оставался ребёнком (в том числе и для самого Пиперса, что таить), Митчелл видел в нём кучу незадействованного потенциала, который надо было как-то исполь...

Тыдых.

Сперва лев подумал, что это громыхнул гром, ведь их уже сколько времени преследовали тяжёлые дождевые тучи. Однако же быстро отверг эту мысль — ливень не бывает столь сильным, чтобы заставить взрослого льва на, фактически, голом месте едва не упасть. Затем самец глянул на оказавшийся где-то слева огромный вулкан, возле которого тёмными клубами собирались густые облака. Кажется, там всё-таки мелькали молнии. Но до него было слишком далеко...

Тыдых!

Пиперс замер. Что-то отдавало слишком сильной болью в груди. Такой, какой не бывает, даже если гром пророкочет прямо над ухом. Отвлекаясь от мрачных мыслей по поводу причины, Пиперс обернулся, укорительным взглядом встречая слишком (на взгляд Пиперса, конечно) медленно идущего за ним Гарфилда.

- Слева — вулкан, — наставительно начал старший лев, — Посмотри внимательно на тучи вокруг. Нас ждёт ливень. Такое скопление бывает довольно редко, но бы

Боль внезапно снова уколола Митча в грудь, и он, не сдержавшись, кашлянул. Конечно, при этом отвернувшись от протеже и прикрыв лапой рот. Быстро подавив очередной "приступ", он вернулся к следящему за каждым его движением молодому помощнику.

- Недалеко река, — протянул Пиперс, вглядываясь в сумеречный туман и принюхиваясь, — Там сделаем привал, тебе нужен отдых.

И уже привычным жестом он подпихнул плечом Гарфилда, вынуждая того резвее двигаться. Идя чуть позади, лев наконец-то получил возможность посмотреть на свои лапы. Лапу. На той, что он прикрывался, успело явственно проявиться бурое пятно. Фыркнув, лев постарался оттереть его травой, параллельно наблюдая за своим подчинённым.

- Стоять, — приказал Пиперс за секунды до того, как Гарфилд успел погрузить морду в реку. Стукнув того назидательно по затылку, самец не меняя менторского тона продолжил наставления:

- Перед тем, как пить, убедись, что река безопасна: берега прочны, вокруг нет даже предполагаемых противников ни на суше, ни в воду. В конце концов убедись, что вода достаточно чистая — если ты отравишься, будешь сам виноват, никто с тобой возиться не будет.

Суровую правду прислужьей жизни знали оба самца, но повторенье — мать ученья, особенно в случае с Гарфилдом.

- То, что пьёшь ты, почти никогда не годно нормальным львам. Так что в первую очередь думай о них, а не о своих желаниях, Гарфилд!

Замерев, лев всматривался в воду, в берега и шарил взглядом по ближайшим кустам. Вроде ничего не вызывало опасений. Наклонившись ближе к воду, Пиперс заметил тонкую струйку крови, которая предательски текла по подбородку. Быстро окунув морду, он сделал вид, что пробует воду, на деле смыв неприятную деталь внешности.

- Сейчас будем ловить рыбу, — объявил Пиперс, выпуская когти и несколько разминая пальцы, — Помни, что рыба, которую ты поймал, должна выглядеть так, будто она сама выпрыгнула из воды — и только попробуй хоть немного её рассечь! Будешь вылавливать до тех пор, пока на ней не будет ни царапинки. Вся крупная и отборная рыба — господам. Мелочь можешь оставить себе, но прикасаться к ней можно только после добычи еды для господ. Всё ясно?

Пиперс не сомневался, что ясно. Он сомневался, что у парнишки сразу получится. Хотя вот уж кто-кто, а Гарфилд всегда старался выполнять все указания чётко и максимально правильно. Рыбалка — трудное дело, надо будет ему потренироваться. Долго, до слёз, по идущей волнами шкуры на лапах от излишней влажности. Никто не обещал, что будет легко.

+2

26

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"3","avatar":"/user/avatars/user3.jpg","name":"SickRogue"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user3.jpg SickRogue

На западе вспыхивает ослепительное багряное зарево, отчего в саванне на несколько мгновений становится светло как днем. Спустя считанные мгновения земля содрогается, как перепуганная зебра, вода во всех водоёмах начинает ходить ходуном, а с возвышений скатываются камни — как мелкие, так и покрупнее. Поначалу все это происходит в жуткой тишине, но затем с запада доносится дикий, оглушительный грохот, настолько громкий, что он заглушает все и вся. Постепенно интенсивность этого звука начинает затихать, но его отдельные раскаты, глухие и зловещие, время от времени по-прежнему долетают до ушей местных обитателей. Стихает и дрожь земли. Обвалы прекращаются, а, со временем, проходит и волнение на воде. Небо по ту сторону вулкана заволакивает странными, зловещими тучами, сквозь которое по-прежнему пробивается странное и жуткое зарево — а снизу их озаряют красные огненные всполохи. Кажется, подножье Килиманджаро, а также все его окрестности, охвачены страшным пожаром.

0

27

-→ Прибережные Джунгли

Да, пусть обещание было дано ребенку, оно от этого обесцениться не должно. Если уж Мафисади пообещала ему помочь с поисками матери, значит поможет, как сможет. Эх, был бы у гиены летучий друг, это бы ситуацию очень упростило! А пока... Пока Мафс наблюдала постепенно редеющие заросли под "пение" нового не такого уж маленького знакомого, который, впрочем, и правда совсем ещё несмышленый ребенок. Скоро растения, обычно встречающиеся именно в джунглях, сошли на нет, и на земле теперь ощущалась жестковатая трава, слегка покалывающая лапы, но все же не приносящая особого дискомфорта. Берега тут действительно был достаточно засушливые, а деревьев удивительно мало, несмотря на то, что рядом протекающая вода вполне бы давала необходимое количество влаги. К слову о воде!

- Вот и река, - шевельнув ухом, Мафисади взглянула на бегемотика.

Поблизости однако было не так много животных, в основном они пришли сюда отведать водицы и, хоть поначалу насторожились от появления гиены, но при виде детеныша, который шел с ней, возможно несколько успокоились. Что ж, найти тут кого-то из семейства было бы приятно, но скорее всего не слишком реально. Наверное, предстояло пройти чуть дальше, хотя дело случая.

0

28

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"16","avatar":"/user/avatars/user16.jpg","name":"Килем"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user16.jpg Килем


Прибрежные джунгли ——→
Бодрый танцующий ребёнок качал попой в такт воображаемой песне, которую первое время Бариди всё-таки озвучивал. Но, быстро перегорев, бегемотик просто сперва избавился от слов, лишь мыча мотивчик, а после и вовсе замолчал, просто пританцовывая. Кажется, ему был всё равно, что Мафисади совершенно не разделяет детского восторга от песенных упражнений, ну и ладно — малыш следовал за провожатой, не отставая. И даже не сразу понял, что лес сменился обычной саванной, а затем и звук воды послышался. Но как только он услышал плеск течения, как навострил ушки и засуетился. Река показалась перед глазами, оказалась какой-то пустой и безжизненной. Но немного погодя силуэты большого количества животных стали проявляться всё очевиднее, и вот на реке уже целая толпа.

Бариди совершенно не обратил внимания, что все обратили на его подругу внимание, ведь сам он уже приблизился к реке и, шлёпнувшись на бок, съехал с крутого берега прямо в воду, обдав тучей брызг стоящую Мафисади.

Мааааааам? — неуверенно протянул он, нащупывая почву под ногами, и тут, казалось бы, случилось настоящее землетрясение.

На деле всего лишь из стада бегемотов выделилась одна грузная бегемотиха, которая удивительно быстро двинулась к ребёнку. Она совершенно так же активно жестикулировала ушами, и её громких голос оглушил ближайшие метров двести:

Бариди, сыночек мой, маленький мой, ненаглядный мой, сокровище моё!!!

Её резкие движения вызвали неплохие волны в обычно спокойной реке, но соседи и не думали возмущаться: все знали, что этой ночью Худума потеряла единственного сына. И теперь он нашёлся! Вся река стояла на ушах, криками, шумом и зовом по имени пытаясь привлечь ребятёнка, который так внезапно потерялся... Теперь же семейство воссоединилось, и бегемотиха, до того, как и все, косо поглядывающая на гиену, воспылала к той слепой благодарностью.

Спасибо, спасибо тебе большое, крошка! Я не знаю, как это произошло, я сказала ему пойти направо, а он совсем исчез! Я... я тебе очень признательна! Я... могу тебя отблагодарить. Вот, — с такими словами Худума, наклонившись куда-то к самой кромке воды возле крутого берега, что-то там взяла и положила прямо перед гиеной. Это оказался цветок, который даже совсем не помялся в бегемотовой пасти.

И, наверно... Я не знаю, ты такая маленькая, такая хрупкая! Я хочу поделиться с тобой нашей силой, чтобы никто не мог обидеть такую славную девочку!

На этот раз бегемотиха вылезла из воды и, зачерпнув ногой немного песка, слегка пихнула Мафисади в плечо. На самом деле она хотела лишь легко коснуться гиены, но бегемот, что уж тут поделать, куда менее чувствителен в тактильных ощущениях. Удивительно, что пятно песка и ила стало больше похоже на какого-то на самом деле большого и мощного зверя.

Бариди, а ну-ка марш в воду! Иначе лишу тебя сладостей на обед!

Ну маааааам! — прозвучало в ответ, и Бариди, успевший тоже выбраться, весело пихнул Мафс в другой бок.

Спасиба, што памагля найти маму!

И он снова с визгом вернулся к воде. А растроганная мать, ещё раз поблагодарив гиену, отправилась за ним, на ходу объясняя малышу, что не стоит далеко отходить.

Офф.

Дипломатия:
от -2 изменилось до +3.

Квест официально выполнен! Твоя награда: 1 специальное или 2 базовых умения категории "Дипломатия" на выбор, лот "Цветочное украшение", лот "Земной покровитель", 15 единиц обмена на выбор.

+1

29

Гиена вздохнула с облегчением. Вернее, даже с ликованием! Ура, мамочка нашлась! Мафс чувствовала себя так, будто сама только что отыскала свою потерявшуюся мать, ей-богу, только так и можно было описать её чувства на данный момент. Мафисади с искренней радостью на морде кивнула головой и, лапой ловко подцепив цветок, подкрепила его за свое широкое ухо. Кажется, смотрелось очень симпатично.

- Я понимаю, за детьми так просто не уследишь! - хихикнула гиена.

И все-таки, добро возвращается, если ты сделаешь его кому-то, кто нуждается в нем! А делать добрые дела всегда приятно, сразу щекочет щечки, становится тепло в пузике и игриво зудят лапки. Ладно, хватит строить из себя героя детского мультика, Мафисади, тебя ещё твой друг ждет где-то в джунглях, где ты его бесцеремонно оставила, искательница приключений на свой круглый серый зад.

- Больше не теряйся, малыш! - крикнула Мафс в ответ Бариди.

Самка еще минут десять посидела на берегу реки, утолила свою жажду после беготни с детенышем и немного пообщалась с травоядными на водопое, которые теперь относились к ней исключительно положительно после того, как бегемотиха громким низким голосом дала всем знать, какую важную вещь сделала гиена для неё и её сына. Приятно посидеть в компании, где тебя не гонят те, кто обычно этим и занимается! Но все-таки надо выполнять обещания и возвращаться обратно и к старым знакомым.

- Ну, бывайте, я пойду, - гиена улыбнулась. - Счастливо!

Мафс развернулась обратно, откуда пришла, и двинулась по запомнившемуся ей пути.

→ Прибережные Джунгли

0

30

Начало игры

Сейчас в облачных степях стало гораздо прохладнее обычного. Погода сменилась, и, кажется, вот-вот нагрянет самый настоящий грозовой ливень, что сейчас лишь набирает силу в форме моросящего дождя. Степные звери рады подобным переменам, ведь солнце больше не палило столь беспощадно и сурово, заставляя не только испытывать жажду и страдать от жары, но и терять бдительность в столь неприятных условиях - степи все еще были полны хищников всех размеров и мастей. Рад был и Кейкона, однако он вовсе не думал о хищниках. Он радовался просто потому что ему было хорошо. Он любил почти любую погоду, а подобный дождик, да еще и периодические звуки грома, что раздаются издалека и глухим эхом доносятся до его ушей, лишь расслабляли.

Кейкона умел наслаждаться жизнью, как бы она себя ни проявляла. Сейчас он, как и многие местные звери, радовался смене жары на прохладу и дождь, и решил он это отпраздновать походом на свое любимое место - на речку. А чтобы праздник не был совсем уж унылым, Кейкона по дороге играл негромкую задорную мелодию, параллельно с этим на ходу то ли выдумывая, то ли вспоминая слова песенки, которую, как ему казалось, должен был слышать каждый зверь саванны.

- Робин Гуд и крошка Джон по степи гуляли,
Обсуждали то да сё, весело смеясь~

Вспоминали о былом, дурака валяли,
Тили-тили, трали-вали, что за чудный день~

Так и повторял Кейкона эти незадачливые четыре строчки, тренькая себе одну и ту же мелодию, в то время как звери, мимо которых ему посчастливилось проходить, оборачивали голову и кто с непониманием, кто с неодобрением, а кто с улыбкой на морде провожали беззаботного суриката взглядом. Кейкона же улыбался, демонстрируя свою гигантскую дыру в зубе, периодически отвлекаясь от песни, чтобы помахать незнакомцам лапой. Да, сегодня у него определенно было самое хорошее настроение. С таким настроем и поход от дерева до речки был задачей не просто легкой, но и веселой и приятной. Лапы размять - полезное дело, а сейчас он еще и любимым делом займется - рыбалкой. Сразу же как только покончит с другим любимым делом - пением.

Однако как только Кейкона объявился на реке и заглянул в воду, где увидел собственное отражение, он вдруг испытал прилив вдохновения. Здесь было еще приятнее и прохладнее, чем среди степной травы, и как только сурикат устроился на своем любимом камне, с которого он обычно рыбачил, он запрокинул ногу на ногу и принялся напевать далее то, что взбрело в голову.

- Кто мог думать, что в водице будет западня таиться,
Что главарь реки Крокодил~

Вместе со своим отрядом притаился где-то рядом,
Выследил и их окружил~

Кейкона сделал небольшую паузу, усмехаясь себе под нос, после чего набрал в грудь воздуха и задорно топнул лапой, тем самым говоря о том, что он намерен продолжать.

- Робин Гуд и крошка Джон по степи бежали,
Сквозь траву и через камни мчаться им не лень~

От погони ускользнули, крокодила обманули,
Тирли-тирли, трули-трули, что за чудный день~

Тирли-тирли, трули-трули, что за чудный день!

+3


Вы здесь » Король Лев. Начало » Восточная низина » Нижнее течение реки Лузангва