Страница загружается...
X

АААААА!!! ПРОГОЛОСУЙ ЗА НАААААС!!!!

И не забывай, что, голосуя, ты можешь получить баллы!

Король Лев. Начало

Объявление

Количество дней без происшествий: 0 дней 0 месяцев 0 лет



Представляем вниманию гостей действующий на форуме Аукцион персонажей!

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов Волшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Великая пустыня » Гельта


Гельта

Сообщений 1 страница 30 из 49

1

http://sg.uploads.ru/1vIeF.png

Если от Шакальих Скал всё время долго-долго идти по пустыне на запад, то можно будет заметить, как местность постепенно повышается. Сперва появляются валуны, которые становятся всё крупнее и крупнее, а, со временем – появляются и самые настоящие скалы. К западному краю пустыни скалы становятся всё выше и выше, переходя в Южный кряж, который и мешает влажному воздуху с запада попадать в пустыню. Но, как ни странно – среди этих скал вы найдёте воду. Несколько расселин в кряже образуют гельту, заполняемую подземными источниками. За долгие века подземные воды размыли мягкий песчаник, и в результате в скалах вокруг гельты много неглубоких пещер, часть из которых полузатоплена, но часть – относительно сухие и могут служить неплохим укрытием от дневного зноя.


Любой пришедший в локацию персонаж днем страдает от жары (от которой, впрочем, может укрыться в тени местных пещер), а ночью испытывает сильнейший холод (антибонус "-1" к любым действиям; нейтрализуется умениями "Устойчивость к жаре/холоду").

0

2

Шакальи скалы ------→

Они шли на запад вот уже несколько часов. Альби и Скаду уже было намеревались повернуть обратно, к реке, когда заметили, что местность начала постепенно подниматься в гору. Там-сям были валуны и небольшие скалы, а вскоре среди песков, то там, то сям, попадались куртины "вечнозеленого", или, скорее "вечно-розового" тамариска - хотя для пустыни это не такая уж и редкость - Альби знал, что растение это крайне неприхотливое, практически не нуждающееся в воде, зато совершенно не переносящее тени. Поэтому - где еще ему расти, как не в пустыне? Вскоре, на горизонте появился небольшой кряж, к которому и пролёг путь Альби и Скаду. На подступах к кряжу заросли тамариска стали еще гуще, но к самому кряжу вплотную они не подходили, сменяясь росшими среди песков небольшими куртинами мачунгу, среди которых возвышалось несколько старых деревьев зеленого тамариска. Ближе к кряжу, растительность кончилась, поскольку светолюбивые тамариски не переносили тени, и здесь снова были только песок, скалы и камни. Однако, воздух стал несколько более... влажным? Вода? Здесь? Никаких визуальных признаков воды, однако, не было. Альби и Скаду прошлись по нескольким расселинам, но все они оканчивались тупиками... и вот очередная расселина в кряже, разве что еще более узкая, чем остальные. Как ни странно, она вела глубже прочих, постепенно повышаясь, затем снова понижаясь и потом еще раз повышаясь небольшим скальным уступом. Взобравшись на него, Альби, увидел, что внизу, дальше в расселине в расселине что-то блестит подозрительно знакомым блеском... вода! Ближе к берегу, на мелководье, вода оказалось тёплой, прогретой солнцем, но зайдя в воду примерно по пояс, Альби почувствовал, как там, где вода не прогревалась солнцем, она была не просто холодной, а практически ледяной, а это значит, что эта вода не была принесена сюда каким-то случайным дождём, а поднималась снизу, из подземных недр, образуя гельту. А, значит, если эти расселины тянутся и дальше, то воды здесь более чем предостаточно. И, при этом, гельте явно не грозит пересохнуть. На обследование гельты у Альби и Скаду ушло несколько часов, зато они, в конце-концов, смогли детально изучить эту находку. Гельту образовывали четыре связанные друг с другом обширные расселины, практически полностью затопленные где по-щиколотку, а где и куда глубже львиного роста, причем чем глубже - тем холоднее была вода, поднимавшаяся из подземных ключей. В подмытых подземными водами скалах вокруг гельты было неисчислимое множество мелких пещер, по большей части полузатопленных, но часть из них была вполне сухими и пригодными в качестве укрытий и логов. Практически все пещеры были мелкими, но в паре-тройке из них были какие-то полузатопленные проходы, ведущие вглубь, которые Альби и Скаду пока не стали изучать. Хотя эти проходы могли как заканчиваться тупиками, так и соединятся с другими пещерами, и, кто знает - может быть там, в глубине, могла существовать целая сеть, целый лабиринт пещер? Но есть ли он или нет, а если есть - сух или же затоплен - ни Альби ни Скаду сказать не могли. Зато саму гельту они прекрасно осмотрели. Несколько уступов, с которых можно наблюдать за гельтой... сама же гельта имела три выхода - тот узкий проход, через который Альби и Скаду в неё пришли, еще более узкий, полузаваленным камнями проход, через который, однако, при должной сноровке можно было пролезть и выйти, после долгого блуждания среди скал, примерно в полумиле к югу от входа в гельту. Третий же проход был узкой каменистой тропкой, ведшей куда-то по ту сторону хребта.... Альби по достоинству оценил эту находку, это чудесное место, которое он смог обнаружить. Ибо гельта представляла собой самую настоящую неприступную крепость, созданную самой Природой, да еще и расположенную в глубине непроходимой пустыни. Более укромного и защищенного логова было себе трудно представить.

0

3

НЕ ВМЕШИВАТЬСЯ, ИНАЧЕ НА ВАС СЯДЕТ СЛОН! УПАДЁТ УВЕСИСТЫЙ БУЛЫЖНИК


Альби продолжал осматривать гельту, с каждым разом убеждаясь, что лучшего логова ему не найти. Пожалуй, именно здесь он обоснуется. Однако, как считал Альби, разведать окрестности было бы очень неплохо. Благо, было кому именно это поручить. В конце-концов, кто как не Скаду, урождённая жительница пустыни, смогла бы разнюхать и разведать всё о лежащих поблизости окрестностях. Позвав свою помощницу к себе, Альбиний начал долгий разговор - Скаду, у меня будет для тебя очень важное поручение... - начал он. Дальнейший разговор Альби и Скаду был как раз насчёт этого самого поручения. Хромоножка подробно обьяснил Скаду её задание - перво наперво, необходимо было исследовать земли, непостредственно примыкающие к скалам и гельте. Затем - вернуться к реке и пойти вниз по её течению, при этом постаравшись дойти как можно дальше. По слухам, смутно долетавшим даже до земель прайда, где-то на юге было море, и было бы неплохо, чтобы Скаду добралась до него. Вестимо, стараясь не попадаться никому на глаза. Скаду кивнула, и сказала, что поняла задание. Альби и Скаду договорились, что в урочный час Скаду вернётся, и придёт сюда, в гельту, чтобы доложить Альбинию всё то, что она сможет разузнать. И вскоре, лисичка выскользнула из расселин гельты и скрылась в той стороне, где за куртинами мачунгу и зарослями тамариска начиналась пустыня. Альби же вернулся назад в самое сердце гельты, устроившись в одной из пещер, которую он выбрал себе в качестве основного логова.

--------
сам Альбиний остаётся в локации
его фамильяр Скаду => Шакальи скалы

0

4

НЕ ВМЕШИВАТЬСЯ, ИНАЧЕ НА ВАС СЯДЕТ СЛОН! УПАДЁТ УВЕСИСТЫЙ БУЛЫЖНИК


Скаду ушла, и Альби задремал в одной из пещер. Правда ненадолго. Не спалось. Альби начал осматриваться. Краем глаза он заметил что-то любопытное. Большая старая черепушка и очень изогнутыми рогами. - Хмммммм.... - подумал Альби - эта штука будет, небось, хорошо смотреться на моей гриве.  И Альби примерил находку. Сидела она хорошо, но было бы любопытно посмотреть на то, как она со стороны выглядит. А раз Скаду пока-что тут нет - ну что-жь, отражение в воде тоже сгодится. Только в пещере это не очень удобно. А вот в самой гельте это будет куда удобнее. Вылезя из пещеры, Альбиний начал смотреться в своё отражение. А что - идёт! - Да, принц Альбиний Филадельф Мохату, да, ваше королевское высочество, тебе эта штука поразительно идёт. А как она с гривой-то гармонирует! - Восторгался сам-собой Альбиний. Чего греха таить - эгоистом он был еще тем, да и к своей внешности он относился более чем трепетно. - Ну а что - сойдёт в качестве короны, - самодовольно думал Альби. - Ну что-жь. Корона есть. Крепость есть. Владения... есть. Да вся пустыня будет отныне моей! Титул... титул и раньше был. Но улучшить его не мешает. - Затем с некоторой досадой у него промелькнула мысль - жаль, что королевские титулы уже разобрали. Один - у этого гада Таки, второй, наш, семейный, у моего никчёмного кузена Птолемея, - но настроение вновь сменилось на позитивное - ну ничего, титул правящего принца-регента тоже сгодится... как бы его сформулировать? Хмммм.... Наше Королевское Высочество принц-регент Альбиний Филадельф Мохату, лорд-протектор и повелитель всея Пустыни... а что? Звучит! Так что титул тоже есть. Осталось только подданными разжиться... - самовлюбленно рассуждал Альби.

0

5

начало игры
----

НЕ ВМЕШИВАТЬСЯ, ИНАЧЕ НА ВАС СЯДЕТ СЛОН! УПАДЁТ УВЕСИСТЫЙ БУЛЫЖНИК

----
Вот уже который час Мар брел по львиному следу. Постепенно, местность начинала подниматься в гору. Появлялись камни, скалы, на горизонте уже замаячил какой-то низкий кряж. Да и сама пустыня стала более "насышенной". Там-сям появлялись заросли тамариска и куртины мачунгу. А здесь вообще тамариск разросся розоватыми дебрями. В этом месте Мар чуть было не потерял след, но, благо, снова его нашел. Заросли тамариска внезапно резко оборвались, и между ними и находившимся рядом кряжем были лишь отдельные куртины мачунгу да несколько старых, высоких тамарисков. А так - опять песок и камни. Из одной из расселин кряжа кто-то показался. Не лев, кто-то мелкий. Мар затаился в зарослях тамариска, стараясь не выдать себя. Благо, Скаду (а это была она) решила идти не старым маршрутом, а сделать небольшую дугу, поэтому она прошла в некотором отдалении от Мара и от старого следа. Подождав, пока лисица скроется из виду, Мар направился к той самой расселине, из которой она показалась. Воздух был гораздо более влажным, чем это полагалось в пустыне. В то-же время, в этой влаге в воздухе совсем не чувствовалось того застойного привкуса, который был-бы у старой, застоявшейся воды. А значит одно из двух - или рядом еще одна река, либо здесь где-то рядом из-под земли бьют подземные источники. И то, и другое, было хорошо. Пройдя по расселине, Мар поднялся на камни и увидел то, что и ожидал увидеть. Гельта. А вот и тот самый лев, по следу которого он шел. Интересно, что он на голову себе какую-то черпушку напялил? Решив рассмотреть поближе, Мар случайно задел несколько камешком, которые с громким плеском свалились в воду гельты...

0

6

НЕ ВМЕШИВАТЬСЯ, ИНАЧЕ НА ВАС СЯДЕТ СЛОН! УПАДЁТ УВЕСИСТЫЙ БУЛЫЖНИК


"Плюх"... Звук падающего камешка заставил Альби встрепенутся. Он взглянул в сторону звука - мдаааа.... гиена... Неужели таки шли по следу? Хотя, стоп. Этот гиен был знаком Альби. Хотя... что значит знаком? Вестимо, ни о каких отношениях речь не шла. Просто Альби прекрасно был осведомлён об этом гиене, его роли в иерархии, хотя он до этого его столь мало интересовал, что Альби даже толком не утруждался запомнить имя бедолаги. Но вот то, что именно он - заставило Альби успокоится. - Неееее... гиены скорее удавятся и дружно утопятся в реке, чем поручат что-то этому... как его... Мирни? Миору? Мергару? Ме...? Да шут с его именем. Важен статус. Уж кого-кого, а этого они бы добровольно с собой не взяли. Так что, скорее всего, от такой-же изгнанник как и я... стоп. А ведь тогда он может быть мне полезен! - Альби снова взглянул на Мара, и крикнул ему - Эй! Ты! Малд... Мирс... Миор? Ну как тебя там? Подь сюда! Да не бойся, я тебя не трону, разговор к тебе есть! - Альбы на секунду умолк и добавил с некоторой горькой иронией - что? Тоже выгнали? Да? - Альбиний сделал несколько шагов в сторону Марафила - так что не бойся. Не трону. Разговор к тебе есть... - впрочем, дальше этих нескольких шагов Альби идти не стал. Пусть лучше его собеседник сам сюда спустится, а то мало ли что? Конечно, самого Мара Альби не боялся, - а что его, Мара, боятся то? Да на него чихнёшь - он сам упадёт. Но мало ли что. Пусть он лучше сам спустится сюда, к Альбинию...

0

7

Эй! Ты! Малд... Мирс... Миор? Ну как тебя там? - Знакомый голос... - Альби. Тот самый, вечно всем недовольный. - Подумал Мар, ответив: - "Вообще-то Мар, Марафил" - Мар сделал несколько шагов вперед - ...не бойся, я тебя не трону, разговор к тебе есть! - таааак, это становилось определенно любопытным. Интересно, что за разговор-то такой? - что? Тоже выгнали? Да? - Ключевые слова были сказаны. Не просто "выгнали", а "ТОЖЕ выгнали". Эти слова, да плюс еще само нахождение в пустыне - значит, он такой-же изгнанник как и я, а, следовательно, враги у нас общие и он может, если получится, стать моим союзником. Надо бы разузнать по-подробнее, за что конкретно он-то сам в изгнании оказался? - Мар окончательно спустился вниз, в гельту, у ответил: "Ну, можно сказать и так. Не то, чтобы они хотели меня именно выгнать, это у них случайно получилось, поскольку этим тварям не удалось меня догнать и убить. Но, само-собой разумеется, что путь назад отныне мне заказан, меня там убьют, как только я вернусь" - Мар ухмыльнулся и с горькой иронией добавил, - вот о чем жалею, так о том, что сглупил и начал с мелких сошек, вместо того, чтобы сразу начать с Шензи и Таки, а так - глупо получилось, поплатились лишь мелкие сошки, а эти высокопоставленные негодяи ушли от расплаты. - Мар с грустью и горькой усмешкой вздохнул. Тем временем, он осматривался. Да, гельта впечатляла. Укромное место посреди пустыни. Неприступные скалы. Вода. Самая настоящая неприступная крепость. Да и пустыня убьет любое мало-мальское "воинство", которое попробует эту крепость отыскать. Да, Альби определенно хорошо устроился, и надо было с ним засоюзится. - К слову - добавил Мар, - то то мне показалась смутно знакомой та лисица, что выбегала из расселины. Твоя, значит...

Отредактировано Марафил (29 Ноя 2014 23:18:11)

+1

8

То, что он услышал от гиена, определенно обрадовало Альби. - Хмммм, значит этого Мара таки достали до "нужной" кондиции - подумал он, - конечно, жаль, что он, судя по его словам, так и не прикончил Таку с Шензи, я был бы рад, сели-бы это парочка сдохла наконец, но вот любопытно, как именно он умудрился расправится с теми "мелкими сошками", про которых он говорил? Ведь хиляк же хиляком. Хотя и умен, чертовски умен, судя по всему. Надо бы расспросить по-подробнее будет. - такие мыли крутились в голове у Альби. И он продолжал рассуждать. Конечно же, подданные ему не помешают, а озлобленный на Скара и Шензи Марафил - идеальный кандидат в подданные. Вот только как бы его переманить на свою сторону? Стоп! А что если? Да, это идея! Надо дать Мару то, чего он был всегда лишен - высокий статус. В конце концов, умный помощник ему, Альбинию, пригодится, а статус поможет завоевать доверие Мара. - Я тебя понимаю, - наконец ответил Альби - я и сам терпеть не моку Таку и эту Шези, и тоже сожалею, что они до сих пор живы. - Затем Альби, как бы невзначай сделал паузу и его "внезапно" осенила идея. Во всяком случае он постарался сделать так, чтобы эта "внезапная идея" выглядела действительно внезапной: "Слушай, Мар! Знаешь что? А давай-ка ты ко мне. Я вижу, что ты очень умный, смышлёный, а мне как раз мажордом с подобными качествами очень нужен. Может, пойдёшь ко-мне мажордомом? А? Работа не пыльная, Да и статус, тоже... "мажордом его королевского высочества принца Альбиния Марафил" - по моему звучит! Ты как считаешь? Пойдёшь ко мне мажордомом?" - Альби этой фразой постарался завоевать доверие Мара, рассуждая, что такое предложение будет более чем лестным для того, кого все всегда гнобили и ценили не дороже выеденного яйца (на свою голову). И Альби надеялся, что Мар согласится на его предложение... во всяком случае Альбинию это согласие было бы очень выгодно. Затем Альби как бы невзначай добавил: "К слову, любопытно, а как ты расправился с теми "мелкими сошками"? Я бы тоже не прочь расправится с теми-же Такой и Шензи. Вдруг твой способ окажется подходящим?"

Отредактировано Альбиний (29 Ноя 2014 23:16:17)

+1

9

→ из шакальих скал
Следы льва уводили её в сторону от плоского ландшафта: в какой-то момент земля начала подниматься на холм, а ещё вскоре после этого на её поверхности стали появляться камни, а ещё и ещё после - камни на камнях. Но следы на этом не заканчивались, а только продолжались не самой ровной линией.
Вскоре в воздухе повисли два голоса, два голоса мужских, которые, судя по всему, находились недалеко отсюда. В этот момент львице пришла в голову мысль о том, что не стоило ей залезать в такие дебри, тем более, по чужим следам. Всё это время какое-то не самое приятное ощущение не покидало её нутро.
Камней вокруг становилось всё больше и больше, вся местность вокруг уже походила на настоящие скалы, которые укрыли самку от солнечного зноя, что было одним из самых приятных фактов. Ещё приятным было то, что скалы эти казались очень живописными и красивыми, но уставшая львица была слишком уставшей, чтобы посвятить длительное время разглядыванию их красот.
Адриана остановилась за одним из достаточно больших валунов, когда ей показалось, что она оказалась уже непростительно и непозволительно близко от тех самых неизвестных ей голосов. Тело её было напряжено: хищница была готова дать драпу в любой момент, в который только понадобится.
Речь между ними, кажется, шла об очень важных делах. Имена, которые они произнесли, ничего не говорили ей: ни некого Таку, ни некого Шензи она знать не знала, но могла предположить, что это кто-то, кто очень сильно насолил этим двоим. А какие только чувства просыпались, когда кто-то очень сильно наступил тебе на хвост... О-о, это очень хорошо знакомо Адриана. Непредсказуемым пониманием она практически сразу прониклась к незнакомцам.
Но подслушивать было как-то нехорошо, не так ли? Да и находиться в, судя по всему, чужом убежище, было тоже нехорошо. Адриане было здесь не место, а эти разговоры были не для её ушей. С детства её учили не совать нос не в свои дела, и именно так она и собиралась сделать. Забыть всё, что слышала тут, и убраться восвояси. Но она слишком давно не видела никого живого и не находила воды, чтобы не осведомиться о местонахождении ближайших источников воды у этих ребят.
Немного собравшись с мыслями и прочистив горло, Адриана вышла из-за своего валуна. Теперь двое незнакомых хищников предстали перед ней более чётко: это оказался лев в солидном возрасте и одна особь гиены, присутствие которой смутило львицу, поскольку в её родных местах львы и гиены были разделены высокой и толстой стеной неравенства. Само собой, имелось в виду, что львы находились выше этих падальщиков, но воспитанную в ней ненависть к этим зверям, она была готова унять хотя бы на период разговора.
- Не подскажете.., - голос самки оказался несколько охрипшим и куда более тихим, чем она подразумевала, а между зверьми всё-таки было неплохое расстояние в метров пятнадцать, - Не подскажете, нет ли здесь воды?
Самка была уже готова получить по своей заднице за то, что проникла сюда: ей казалось, что она здесь является самым обычным вторженцем в этом месте. И зря она сюда пролезла, очень зря.

0

10

Марафил подошел к Альбинию. Воды гельты приятно холодили его лапы. А тем временем, он рассуждал насчёт предложения Альбиния. Предложение было более чем лестным. Конечно, Мар прекрасно видел, что вся "внезапность" вопроса была более чем наигранной, зато само предложение ему очень понравилось. Впервые за всю свою жизнь у Мара появился шанс реально возвысится. Так что Мар кивнул и сказал: "Я согласен на это предложение. Думаю, конкретные детали мы обсудим чуть позже, но я подтверждаю своё согласие. Что-же до второго вопроса...", - Мар сделал небольшую паузу. Затем он подошел к Альбинию и шепнул ему на ухо всего одно-единственное слово, которого, впрочем, было более чем достаточно: "олеандр". - В самом деле, зачем пускаться в долгие рассуждения, когда одного только названия этого наисмертоноснейшего яда более чем достаточно, чтобы сказать - каким именно способом он смог расправится со своими врагами. Казалось бы, что всё шло как по маслу, как вдруг...
- Не подскажете, нет ли здесь воды? - Мар вздрогнул от неожиданности. Обернулся. Львица. Довольно исхудавшая. - Сюда что - всех магнитом что-ли тянет? - Раздраженно подумал Мар. Однако, вопрос львицы застави его ухмыльнуться.  - Она что - ослепла что-ли? Или солнышко её так голову напекло, что она не может анализировать то, что у неё перед глазами? - Подумал Мар. Нет, в самом деле, он стоит тут по щиколотку в воде, кругом вода и скалы, а тут у него спрашивают "а есть ли тут вода?". Мар не удержался от того, чтобы съязвить в ответ, а также не удержался и от театрального жеста. С нескрываемым ехидством он съязвил: "Вода? Где? Здесь? Ой, а я-то, дурак, думал, что это тут вкуснятина вокруг, и я по щиколотку в этом стою!" - Затем Мар притворился, что будто-бы он осторожно пробует языком воду, и изображая нарочитое удивление продолжил: "Надо же, ты права, это таки в самом деле вода, а я-то надеялся на что-то более вкусное, какое разочарование... ладно, вода, тоже сгодится. Хотя было бы лучше, если бы что повкусней..." - после чего Мар таки не удержался, чтобы издевательски хмыкнуть. Просто откровенно, кхммм, странный вопрос львицы оказался достаточным поводом для Мара, чтобы выплеснуть некоторую долю своего раздражения в форме жесткой, издевательской шуточки.

офф. Адриане.

Ничего личного. Мар есть Мар. Гиена есть гиена. Но пусть Адриана не переживает, следующим постом будет пост Альби, где Альбиний "приструнит" Мара, играя роль "доброго полицейского"

Отредактировано Марафил (3 Дек 2014 19:31:29)

+1

11

Мар согласился. Что не могло не обрадовать Альбиния. Ибо дело сдвинулось с мертвой точки. Вторая же часть ответа Мара расставила для Альби все точки над "i" - в конце концов, Альби и сам в растениях неплохо разбирался, и знал, что яд нэриума был штукой более чем серьёзной. - Да, видать они таки его сильно достали, и лопнуло у него терпение наконец, - подумал Альби - единственное что удивляет, что оно лопнуло о него только сейчас. Веди кто так со мной, я бы поубивал-бы куда пораньше, а не терпел бы до последнего. - Таковы были рассуждения Альбиния.
Появление Адрианы стало для Альби неожиданностью. Конечно, же, Альби её узнал, так как несколько раз пересекался с ней и раньше, еще на землях своего бывшего прайда. А вот Адриана, судя по его словам, не узнала пока его. Во всяком случае, такое впечатление сложилось у Альби на основе тех слов, которые он услышал. Ну ничего, это дело поправимое. Однако, тут, как назло, встрял Мар со своими неуместными, на взгляд Альби, колкостями. А значит, надо разрядить атмосферу, что Альби, собственно, и принялся делать. Жестом прервав речь Мара, Альби сказал: "О, Адриана, привет. Не ожидал я тебя тут увидеть." - Затем Альби ненадолго умолк. Продумал, что говорить дальше, а затем - продолжил: "Это я, Альбиний." - Альби снова сделал паузу, после которой продолжил. Он сказал: "Адриана, как видишь, теперь я ушел от этого напыщенного идиота Таки, и сам себе хозяин. Более того, - в каком-то роде я правитель здешних земель. Да, не саванна, конечно, но тоже неплохо тут." - Затем он снова сделал паузу. Альби жестом указал на Мара и сказал Адриане: "К слову, знакомься, это мой мажордом. Марафил. Ты уж не обижайся на его слова, просто у него характер такой. Но если бы ты знала его историю, то поняла бы, что такое поведение ему более чем простительно, хотя..." - Альби посмотрел на Мара. Затем сказал, как бы одновременно и Мару, и Адриане: "Хотя я такое поведение не очень то и приветствую. Но, думаю, Марафил это учтёт на будущее и по отношению к тебе, Адриана, так вести себя больше не будет. Верно Мар?" - Затем, взглянув на Мара так, чтобы было понятно "мол, ясно?", Альби снова обратился к Адриане. Он спросил: "Так что располагайся. К слову - какими ветрами тебя занесло в эти края? Мне просто любопытно."

Отредактировано Альбиний (13 Дек 2014 13:26:07)

+1

12

Гиена ответила львице в том стиле, который... Иного в общем-то она не ожидала от падальщика. Даже будучи уставшей до самых последних чертей и измотанной в край, львица смогла своим запылённым долгой дорогой взглядом выказать некоторое презрение по отношению к самцу, которого, как вышло, зовут Марафил. Однако иного отношения к гиене ожидать от самки, пожалуй, и не стоило, что бы он только не ляпнул в её сторону. Но, раз уж этого гнилеедец здесь, то придётся как-то свыкнуться с его наличием.
Альбиний. Адриане стоило несколько укорить себя за то, что она не признала его с первого взгляда или хотя бы по голосу, но ей было не до этого. Да, теперь-то она разглядела в этом чёрногривом льве своего старого знакомого, которого когда-то видела достаточно далеко отсюда, но и на нём пока она сосредоточиться не могла.
Гиена, даже несмотря на то, что она есть гиена, сказала дельную вещь: здесь была вода, и была она буквально в нескольких метрах от измученной жаждой самки.
В несколько резких движений тела, которые больше походили на прыжки, чем на спешное перемещение шагом, Адриана оказалась у края этого небольшого водоёма (она ещё не разобрала, что тут было: ручей, озеро или что-то в этом роде, неважно) и даже с небольшим тихим рыком припала губами к его поверхности, достаточно шумно и жадно поглащая воду. Такое во многом зверское бесцеремонное поведение, кажется, было странным для знатной особи вроде Адрианы, но это она заведомо даже сама себе простила, поскольку больше не могла переносить этого жжения в горле.
Ощущение сухости в пасти утихло достаточно быстро, но львица ещё какое-то время продолжала делать уже более умеренные глотки, будто бы боясь, что всю воду сейчас отберут, и больше она до неё не доберётся. Наконец оторвавшись, она подняла морду на уровень плеч, а тонка струя воды с шерсти на её подбородке секунды три стекала вниз, обратно в большую массу воды.
На вопрос о том, как же она оказалась здесь, с первого раза ответить было трудно, но найти слова было практически необходимо, чтобы не сделать эту встречу неловкой. С первого знакомства с этим зверем (то бишь Альбинием) Адриана чувствовала себя странно в его обществе. Про гиена же она практически успела позабыть, сконцентрировав своё внимание только на льве.
- Странным ветром, наверное. Уже несколько недель прошло с того, как я сбилась с пути и заплутала где-то в пустыне, - на несколько секунд самка умолкла, а после продолжила, - Особой цели у меня нет, ибо идти на этой земле мне больше некуда. - завершила она без доли драматизма, будто бы констатируя факт о сегодняшней пылкой погоде или чём-нибудь другом крайне обыденном.

0

13

Конечно, Мару не понравилось, что Альби на него шикнул, указав на место, однако с другой стороны - той-же самой фразой Альбиний, по сути, и подтвердил относительно высокий статус Мара как своего мажордома. Что-же касается замечание Альби, то Мар его воспринял именно в духе "больше не говорить в таком тоне КОНКРЕТНО С ЭТОЙ львицей", а не как "не говорить в таком тоне вообще". При этом, с точки зрения Мара, слова Альби также подтвердили полное право гиена оставаться при своем мнении. А раз так, то это, в принципе, вполне устроило Мара. Ну, а раз так, то он решил, что не стоит мешать дальнейшему разговору. Передвигаясь по участкам мелководья и стараясь обходить глубокие участки, Мар принялся осматривать гельту. Правда, отойдя на безопасное расстояние, так, чтобы его не могли услышать, он всё-же тихо, но недовольно пробурчал: "Obsecro, illa leonum. Et non videntur intelligere quid ironia." - Но, как уже было сказано, Мар пробурчал это себе под нос только когда он был уже достаточно далеко от Альбиния и Адрианы. А, тем временем, Мар продолжал обследовать гельту. Да, гельта впечатляла. Мар в которые раз убедился в том, что гельта являлась превосходным укрытием и самой настоящей неприступной твердыней, созданной силами природы. Особенно заинтересовали Мара пещеры, которые воды гельты промыли в мягком песчаннике. И он с интересом принялся их осматривать одну за одной...

----→ Злой путь
(офф. изменил ссылку перехода в другую локацию)

Отредактировано Марафил (11 Янв 2015 10:28:15)

0

14

Мар ушел куда-то дальше в гельту, и Альби смог сосредоточится на разговоре с Адрианой. -  Особой цели у меня нет, ибо идти на этой земле мне больше некуда. - Эти слова самки стали ответом на вопрос Альби. Ну, в принципе, такой ответ более чем устраивал Альбиния. Он давал довольно существенный шанс на то, что и Адриана тоже примкнёт к нему. Поэтому, задумавшись на несколько мгновений, Альби ответил: "Адриана, слушай, оставайся тогда здесь, со мной. Вода тут есть, укрытия - тоже. Причем воды вдосталь. Ибо эту гельту питают подземные воды, а, значит, в отличие даже от всех рек саванны, ей никогда не грозит пересохнуть. Да и еду, думаю, мы раздобудем. Мелкой живности найти всегда можно, а что до крупной дичи... думаю, вдвоём можно даже на дромадеров более-менее успешно охотится. В такой охоте главное - дождаться ночи, по ночам дромадеры обычно сонные и вялые. Так что тут можно очень неплохо устроиться."" - Альби еще раз обвел взглядом гельту, показывая - смотри, мол как тут хорошо. Потом он посмотрел на Адриану.
Альби очень надеялся, что львица согласиться тут остаться. Главное - чтобы она согласилась. ну а дальше, дальше Альби прекрасно знал, что у Адрианы более чем подходящее происхождение. А новая супруга Альбинию в будущем явно понадобится, раз уж он решил основать свою небольшую державу. Да и наследники тоже будут нужны, ведь не передавать же в будущем власть этому неблагодарному Менелику, которого только по недоразумению можно было назвать "сыном". А раз так - то союз с Адрианой сулил Альбинию большие выгоды. Конечно, прямо с ходу делать предложение он не собирался, но вот в самом ближайшем времени - будет в самый раз. Главное, чтобы Адриана решила остаться. И Альби очень на это надеялся.

0

15

Конечно, она была несказанно рада этому предложению, но не могла себе позволить запрыгать вокруг от радости и до полусмерти заобнимать Альбиния. Увы, воспитание... (везде это чёртово слово) Воспитание не позволяло ей делать многих милых вещей, которые иногда хотелось и сделать. Поэтому она степенно стояло в стороне, изображая благодарность на своей морде изо всех сил.
- Если моё присутствие тут не окажется для кого-то обременительным, то я останусь. Лишь дай мне намёк, когда тебе покажется, что я излишне пользуюсь твоим гостеприимством - уйду.
После этих фраз львица зашла в воду, становясь напротив Альбиния, где некоторое время назад стоял Марафил. Ох, думается нашей героине, что отношения у неё с ним будут мягко говоря своеобразными. Мягко говоря, конечно же.
Вода приятно охлаждала лапы, смыв хотя бы с их кончиков, которые были погружены под водную гладь, всю ту пыль, которую львица собрала на них за время своего странствия. И было её не мало. Взгляд Адрианы добродушно и непринуждённо был нацелен на морду Альбиния - может быть, это считается здесь слишком вызывающим, однако это входило в привычки нашей кошки.
Первое предложение Альбиния она уже приняла, но не настолько она была наивна, чтобы не ожидать поступления второго. Ситуация казалась Адриане очевидной: что нужно правителю от самки посреди пустыни? Наследники. Тем более, может быть, Адриана была первой и последней самкой, которая забрела в эту его гельту.
- Я... Я люблю во всех делах ясность, и, как мне кажется, тут ясно совсем не всё, - хотя... наша самка достаточно догадлива, чтобы смекнуть, зачем Альбинию нужна в банде половозрелая самка голубых кровей, - Что, Альбиний, я должна ещ0ё знать о том, что ждёт меня в ближайшеё жизни?
Но, в общем-то, ответ она знала и сама безо всяких объяснений со стороны. И нельзя было назвать это уж прямо таким большим любовным порывом, но дело стояло за малым: лишь озвучить Альибинию то, что у него на уме. Думалось Адриане, что отказа он не потерпит (хотя... Трудно судить: львы знали друг друга совсем мало.), ну, собственно, отказ его и не ожидал. На морде Адри возникла сдержанная и понимающая улыбка. Собственно, Ал

0

16

"Я... Я люблю во всех делах ясность, и, как мне кажется, тут ясно совсем не всё..." - прозвучали слова Адрианы. Ну раз так, то это существенно упрощало дело. По крайней мере, такая постановка вопроса давала возможность Альбинию открыто сделать львице предложение. И Альби ответил: "Хорошо. В таком случае, я выскажусь прямо. Адриана, может быть ты согласишься разделить со мной супружеские обязанности?" - Альби ненадолго умолк. Помолчав непродолжительное время, он продолжил: "Так уж получилось, что в настоящее время я - вдовец. Моя супруга умерла несколько лет назад от болезни, а мой единственный сын и наследник спустя некоторое время меня предал. Поэтому он отныне мне больше не наследник. А как правителю, мне, как ты понимаешь, нужна супруга и нужны наследники. Поэтому я предлагаю тебе брак. Брак двух равных." - Альбиний снова умолк. Он всё-таки надеялся, что верно истолковал слова Адрианы как предложение напрямую перейти к данной тематике разговора, но всё-таки он не совсем был в этом уверен. Но, всё-же, он постарался произвести наиболее благоприятное впечатление на львицу. Альби продолжил свою речь: "Ты ведь королевской крови. Как и я. И хотя в силу ряда причин как правитель я не могу пользоваться непосредственно королевским титулом, права на который по нелепой случайности принадлежат моему бездарному кузену, тем не менее реальная власть здесь находится в моих лапах. А титул лорда-протектора, которым я пользуюсь в своих владениях, по сути, равноценен королевскому." - Альби снова умолк. Затем продолжил: "Адриана, я предлагаю тебе брачный союз, власть, равную власти королевы-супруги и титул Первой леди, равнозначный титулу королевы".

офф. Заранее извиняюсь за некоторое обилия прямой речи.

Отредактировано Альбиний (1 Янв 2015 00:31:40)

+2

17

Львица всё так же слушала, достаточно нейтрально глядя прямо в морду своего собеседника уставшим взглядом. Сон... Да, ей нужен был сон хоть в небольшом размере.
А в общем-то... Кто ж сомневался? Никто не сомневался. Ну, в том, что скажет Альбиний. Где-то выше уже упоминалось в размышлениях, что эта ситуация очевидна.
Если честно, это предложение Адриану несколько... Нет, что вы, вовсе не смущало. Смущаться - это дело не царское. Оно её немного обескуражило. Да знал ли... Да, знал Альбиний, с кем говорит. Знал хорошо, да и не дурак он вовсе. Наверное, самое время для нашей героини, чтобы наконец-то снизить планки и запросы. Её социальное положение больше не позволяет ей требовать самого лучшего.
Нельзя сказать, будто бы у неё был большой выбор. Звучит странно, можно сказать, поскольку первый вариант к отступлению приходит на ум моментально: раздать отворот-поворот и пойти дальше своею дорогой. И подобная мысль даже проскользнула в её сознании, скрывать тут нечего... Но путь - путь куда? Дальше по нескончаемм дебрям из пуска, среди которых нет ни капли воды и ни квадратного сантиметра тени? И, даже если прикинуть, что она сможет дожить до того момента, когда на горизонте появится ну хоть какой-нибудь микроскопический оазис, то что будет дальше? А ни черта особо хорошего не будет. Вот сможет она отлежаться в тени и воды напиться, и дело с концом. Она по-прежнему будет оставаться никем, беглой правительницей, от прайда которой не осталось и видимого следа.
А здесь... Не, эта гельта, конечно, не те царские хоромы из тропических растений, среди которых Адриана когда-то правила, но тоже ничего. Вода тут есть, и, как сказал Альбиний, еда тоже. Она уже была согласна самостоятельно её ловить, главное - что она хотя бы в теории есть. А сам Альбиний... Ещё и не старик, замысловатый такой любопытный мужчина, который ни слова не доброжелательного в её адрес не молвил. А самое интересное - это что кровей знатных, не какой-нибудь там проходимец, да и король в конце концов, пусть и самопровозглашённый на фоне злосчастного падальщика.
Минусы... Не, дети - это не самый такой огромный минус, всё могло бы быть ну просто в разы и ещё раз в разы хуже, а дети, это так - пусть и небольшие, но всё-таки какие-то там благоцветия жизни. С этим Адриана, как и любая другая львица, перед которой вставал вопрос продолжения рода, была готова смириться.
Голова львицы, прежде повёрнутая прямиком на Альбиния, повернулась в бок. Таким образом, взгляду её представилось то подобие дороги, по которому она оказалась в гельте. Зрелище среднее... Но скорее больше воодушевляющее. Пустыня она и есть пустыня: кажется крайне неблагоприятным местом. И, несмотря на наличие воды в достаточном и даже избыточном количестве, это не то место, где маленькие львятки мечтают жить, когда вырастут, не то место, куда молодые семьи стремятся отправиться жить, чтобы там в тишине и покое растить своих детишек. Это место - далеко не сказка, но, кажется, теперь это и есть дом.
Морда самки вернулась в прежнее положение, а глаза её чуть более мягко и даже добродушно направились в глаза Альбиния, надеясь найти в них аналогичный отклик.
- Значит, будет так.

0

18

(возобновление игры)
офф. важно.

Свернутый текст

хронологический скачок, равно как и все прошедшие за время этого скачка события обговорены и полностью согласованы с Адрианой

-----
Прошел день, за время которого произошло то, что обычно и происходит между супругами...
Теперь же снова вечерело, а из-за того, что вся гельта была окружена скалами, в особенности - с запада, где находилась основная часть небольшого кряжа, в котором и располагалась гельта, то уже сейчас скалы отбрасывали длинные тени, которые потихоньку начинали скрывать гельту в полумраке. Впрочем, никакой мистики в столь рано наступавших сумерках не было, для гор это было вполне обычным явлением, в горах обычно либо рано темнеет, либо поздно светает - это зависит от того, с какой стороны нависающие горы и скалы будут заслонять солнце. А учитваая и то, что и сама гельта была узкой и вытянутой - то очень скоро здесь совсем стемнеет. Впрочем, Альбиний уже успел привыкнуть к тому, что здесь рано темнеет. Он устало прохлаждался на мелководье, когда в гельту вернулась Скаду, которую Альби несколько дней назад посылал сходить разведать окрестности. И вот теперь вернувшаяся лисица рассказывала своему хозяину о том, что она увидела и узнала: "От тех скал я дошла на юг до большой возвышенности, а оттуда повернула к гельте. На пол-пути, около скал необычной формы я заметила довольно свежие вербльюьи следы. Поскольку они шли от реки, то, думаю, к самой реке они вернутся не скоро. Но судя по тому, что около тех скал не только свежие следы были, но и местами было еще видно что натоптано старых следов, то вполне возможно, что они туда скоро вернуться. Вполне возможно, что именно около тех скал они и ночуют скорее всего. А ночью они вялые обычно..." - этими словами лисица давала понять Альбинию о том, что было бы неплохо поохотится. Альби решил, что пока-что не стоит подвергать лишнему риску супругу, поскольку судьба грядущего потомства ему была очень важна, а мало ли что не так может пойти на охоте? Поэтому он подошел к Адриане и сказал: "Скаду, моя лисица, видела неподалёку свежие верблюжьи следы, так что этой ночью я схожу на охоту. Очень надеюсь, что мне удастся раздобыть для нас с тобой свежей верблюжатинки." - Спустя некоторое время, как окончательно стемнело, Альби вместе со Скаду отправился на охоту.

-----→ Видоле

Отредактировано Альбиний (6 Фев 2015 00:07:17)

+1

19

Шёл день. Шёл другой. И, вот честно, это было мягко говоря диковинно. Скажете, что Адриана не так уж и давно сменила свой привычный образ жизни: всего неделю-три назад, и это совсем не срок, чтобы привыкнуть к постоянным переходам, но, как бы вы ни удивлялись, это произошло. Адриане не нравилось постоянно шастать от места к месту, постоянно ходить и уставать практически до потери пульса... Ну, в общем, все вот эти плюшки-заварушки свободной жизни, которые плюшками вовсе и не являются.
А тут так - бац! Очень быстро всё нормализовалось. Вот штормило воду в стакане, а после она очень резко остановилась. И, кажется, это не очень и плохо, но всё же... Не всегда и не все готовы к таким резким переменам, даже когда они к лучшему.
Некоторое время львица придавалась бездельничеству, после чего практически уснула. Лежала она не ровно: тело её размещалось одновременно на нескольких уровнях худо-мало больших валунов, на которые потребовалось бы запрыгивать, а не зашагивать. Лежать же ровно на одном было бы неудобно - те имели не прямую поверхность, что, собственно, очевидно. Морда львицы покоилась на вытянутых вперёд лапах, грудная часть чуть ли не висела в воздухе, а круп с задними лапами и хвостом уже отдельно болтались на самом нижнем уровне этой воображаемой лежанки.
Львица чувствовала себя совершенно по-иному. По большей части смущало её не то, что она нынче находится на немного ином социальном уровне, а то, что к этому уровню прилагается и лев повыше. И запах этого льва был не просто повсюду, а и на ней самой. Она вроде была и фрейлиной, и трофеем владельца всей округи, но эта мысль её не обижала - к бабской участи Адриана всегда была солидарна.
Альбиний завёл речь, из-за чего Адриана встрепенулась. Звуки тут вообще какие-либо громкие были редкостью, а то, как лев подошёл сзади, она ранее не заметила. Львица напряглась и слегка приподнялась на передних лапах, изгибая шею и поворачиваясь назад: мол, чтобы разглядеть, кто вообще явился в гельту. Впрочем, то мог бы быть только либо Марафил, либо Альбиний. Морд тут много не было... Пока.
Эта мысль и радовала Адриану, и пускала по её шее небольшой рябящий холодок. Совсем уже скоро она должна была принести потомство, которое зачали непосредственно после того, как было принято решение о новом постоянном месте жительства Адрианы.
Совсем скоро должно было появится ещё несколько маленький копий нашей героини. Ну, что-то среднее между ней и Альбинием, и ей честно было интересно, что же это будет, новое такое и среднее, сочетающее в себе по части своих родителей, но при этом являющееся чем-то отдельным и самостоятельным, личностью в конце-то концов. Скорое появление прибавление у себя самой вызывало в львице крайне противоречивые чувства: её пугала мысль о появлении кого-то, кому будет необходимо её круглосуточное внимание, помощь на каждом→ шагу и подтиратель слюней со стороны, вот зачем ей такая радость? В былой её жизни этим бы занималась целая практически свита львиц, которым оно было бы в радость, однако в нынешних условиях она не имела возможности позволить себе такую роскошь. Но с другой стороны было немного другое: ей, пусть и не хотелось с ними возиться, хотелось какой-то уверенность в том, что детство у них будет если и не зажиточным, то как минимум без лишних нужд и каких-либо трагедий. Скажете, это много? Нет, это совсем немного. Это естественное желание каждой матери для своего ребёнка. Но об этом немного потов.
«Наверное, гнать их у самого порога - не лучшая идея. Они сразу поймут, где именно тут засели хищники, и поспешат уйти.»
Свои мысли Адриана оставила при себе: никто ведь не спрашивал, что она там об этом думает, вот и нечего разувать пасть, а уж тем более - перед своим львом, который ко многим прочим радостям и местный король.
Адриана передвинула морду в сторону, где лежали её передние лапы, коии были вытянуты практически ровно параллельно друг другу впереди. Передвинула и уложила на один бок, скажем так, на левую щёку, а глаза сразу же прикрыла.
Было как-то чрезмерно здесь: ветра летали из стороны в сторону, летали да летали, песок на поверхности земли слегка перемешивали и... Да и всё. Остальное - редкие голоса, и, если их издавала не Адриана, то она чаще всего была той, кому они были адресованы. Вот такие дела.
Львица выждала приличный промежуток времени: уходить, пока Альбиний наверняка закончит охоту, она не хотела, да и зачем? Беременным полагается покой, и она его соблюдала, но поднялась, чтобы пойти помочь Альбинию дотащить тело убиенного.
→ видоле

Отредактировано Адриана (7 Мар 2015 17:19:00)

0

20

Тащила тушу верблюда Адриана уверено и спокойно, ни на что не отвлекаясь, помогая своему супругу в этом непростом деле. Собственно, это была одна из её обязанностей: помогать Альбинию, какой бы трудной ситуация не была. Верблюдиха была тяжёлой и очень неудобной, но кошка не жаловалась на это даже в своих мыслях, таков был её стойкий ко всему характер. Если эта дама сумела пройти через пустыню, то и дотащить верблюда она в состоянии. Думается, даже тащи она его в одиночку, то и так нашла бы способ переправить тушу в нужное место.
Единственное, что шло не так, так это то, что кошка ещё во время этого физического труда почувствовала некоторое недомогание внизу живота, но списала это на реакцию от физической нагрузки, которую она испытывала. Ощущение было достаточно привычным: львица была на приличном сроке, и некоторые боли часто посещали её. Так уж было заведено, что дело это не самое приятное, но каждая уважающая себя самка проходила через это, несмотря ни на что.
Туша верблюда находилась уже на территории видоле, до центра земель и укромного места оставалось тащить совсем немножко, но, ко всей внезапности, львица резко отпустила тушу, делая шаг назад.
Резкая, чудовищная боль пронзила тело кошки, и, уже благодаря реакции организма на неё, задние лапы её подкосились, и та практически присела, но не своей воле. В испуге глядя на льва, самка попыталась оправдать своё внезапное торможение:
- Дурнота, - промолвила она, будучи сама не окончательно уверенной в том, что это была именно она. Уж больно сильные и странные то были ощущения. Да и обычно боль отступала так же резко и быстро, как настигала.  этот же раз мучительные ощущения продолжились и после привычного срока в пару секунд.
Однако дурнота усилилась спустя несколько мгновений, а не пошла на спад, как подразумевалось изначально. Она была в этот раз необычной - сомнений к этому уже не было совершенно никаких, однако это только вызывало небольшое волнение. Небольшое - это если пытаться обмануть. Вечно спокойная Адриана бросила на Альбиния понимающий, что происходит, взгляд, и попыталась удержать равновесие, однако понимание нужды и резкий упадок возможности стоять притянул её на уже влажный песок всем телом.
Боли только усиливались с каждой следующей секундой, и их причина была уже совершенно очевидна: Пора. Присутствие тут Альбиния, на глазах которого должно было свершится на самое эстетичное действие, её совершенно не смущало: наоборот, в её далёких варварских краях так было даже принято.
Дело было болезненное и неприятное: прошло достаточно много времени, много неприятных ощущений и стараний львицы, но всё оно было не напрасно: по прошествии отведённого промежутка времени, Адриана, которую уже практически отпустили все её боли и недомогания, вылизывала шкурки четырёх своих новорождённых львят.
- Да будет мужественным ваш путь, да будет он прост и прям. Да будет во мгле для вас всегда гореть звёздный свет, да будет надежда согревать сердце в любом деле. Да будут бури, снега, дожди и бешеный рёв огня, да будет удач у вас впереди больше, чем у меня.
Адриана выдержала значительную фразу, но только потому, что подзабыла слова. К счастью, они вспомнились очень быстро, и продолжила она с пущей праздностью, но быстро закончила, поскольку нужная реплика, которой так давно приветствовали новорождённых в этом мире, подошла к своему завершению.
- Да будет могуч и прекрасен бой, гремящий в вашей груди. Я счастлива за тех, которым с вами, может быть, по пути.
Бурая львица с опаской поглядела на самого старшего котёнка: он был чёрным и крупным, а, если и не чёрным, то просто очень тёмным, таким, что от чёрного толком и не отличишь. Смотрела на него, и глаза её карие, уже заведомо любящие, пронзились тонкой толикой нелюбви. Оттого, что старший мог своим существованием погубить всех остальных, двух младших очаровательных котят, которые тоже заслужили право на жизнь. Как только матери не начинали ненавидеть детей, чьё старшинство погубило остальных. Лишило жизни невинных, безобидных, а, что главное, - родных.
Оглядев выводок ещё один раз, кошка повернула морду в сторону своего супруга, который всё это время находился рядом, как уже было сказано. Так уж было принято в тех местах, откуда Адриана была родом, что отец всегда присутствовал при рождении потомства... А после... А после умертвлял всех котят, помимо самого старшего или самой старшей. 
Взгляд её был наполнен ужасом и... молением. Это был взгляд молящей о пощаде для своих детей матери, которая боялась собственных традиций и собственных обязанностей.
- Мой народ умерщвлял всех котят, помимо самого старшего. Я прошу тебя не делать этого.
Будучи бывшей королевой своих земель, львица была обязана повиноваться давним традициям - это с одной стороны, но, с другой, те временя уже остались достаточно далеко позади, и теперь Адриана принадлежала Альбинию и его группировке, и ему решать, что и как будет дальше. Львица надеялась на милость самца, в которой не сомневалась. Как-никак, это были его дети, пускай и не первые, но всё-таки дети.

+5

21

Раз, два, три, четыре, пять - вышел котик погулять. Именно так и начинается повесть этого маленького комочка шерсти, который провел в утробе матери уже достаточно, чтобы считать это место своим домиком. Было здесь тепло, темно и уютно. Вот только то с одной стороны,  то с другой иногда ощущались какие-то неведомые толчки, будто какой-то злобный монстр атаковал со всех сторон. И это жутко раздражало львенка, отчего он тоже в свою очередь начинал толкаться, причем намного активнее того самого "монстра", но на этом его возмущение и заканчивалось. Кто ж знал, что это такие же шерстяные комочки, борющиеся со своими "монстриками", его братья и сестры. Львенку невдомек кого он из себя представляет и где находится, про других он и знать не знает.
В общем ему в этом мирке тепла и безопасности очень нравилось. Но неожиданно именно сейчас все начало меняться, все заходило ходуном, пытаясь вытолкнуть черный комочек шерсти куда-то ТУДА. Куда туда - непонятно. И это не понятное очень пугало, а поэтому вполне разумным было сопротивляться, сопротивляться всеми своими силами и  что есть мочи. Потому что именно сейчас нечто потянуло его, что- то сжало, кто-то толкнул его в бок. Весь мир этого львенка рушился, все такое привычное сейчас менялось и оставляло его. умел бы он кричать - тут же громко и пронзительно запищал бы что есть мочи, но этого он не умел. Поэтому котенок просто начал брыкаться, извиваться и очень активно стараться задержаться в этом месте подольше, в его милом и привычном мирке. Он совсем не хотел покидать свой мирок. Кстати, а кто это, он? Он и сам не знал кем является и что тут делает, просто знал что существует. Этого было вполне достаточно.
И вот, похоже его старания увенчались успехом, он остановился. Но это было больно для маленького львенка, ведь что-то было не так. Сзади что-то или кто-то нетерпеливо толкался, по бокам что-то давило, пытаясь вытолкнуть его прочь, но котенок держался из последних сил. Держался до тех пор, пока не перестал чувствовать себя.
***
Черный львенок родился самым первым. Он был самым крупным и лохматым. Его появление на свет было не слишком легким, он довольно таки яро сопротивлялся, но в конце концов природа взяла вверх и вытолкнула котика прочь из лона матери. Причем не самым вежливым способом, но львенок сам виноват. Стоило бы ему поддаться, "поплыть по течению" и его появление на свет прошло бы менее болезненно для него, его сиблингов и матери, но как получилось, так получилось. Котенок родился, но оказался на волосок от гибели.
Очутившись в этом новом мире, ему бы поддаться первородным инстинктам и попытался отыскать материнский сосок и разорвать эту странную оболочку, окружавшую с носа до лапок. Но тело его совершенно не слушалось, с каждой секундой холодея все больше. Что-то происходило с черным львенком, что-то неправильное. Он переставал чувствовать, переставал двигаться, почти безжизненно лежал и ждал своей участи. А внутри у него начинало все гореть, принося сначала боль, а затем просто пустоту.  Казалось бы, раз львенок родился самым крупным, то значит он самый  живучий, но природа похоже решила пошутить.

+4

22

Было тепло и спокойно. И это всё, что было.
Было всегда всё настолько... Совершенно никак и вообще как, что... Просто нет слова нужного для описания того состояния, в котором пребывал Финист. Возможно, оно граничило с небытиём, а, может быть, было как раз-таки совершенно обратной его стороной, от которой к которой стремиться и надо - и это и есть жизнь.
Окружающий мир - это взаимное расположение атомов в пространстве относительно друг друга. Жизнь - это процесс переживания процесса относительно другого. И так всё до бесконечности, до надоедающей бесконечности. Само собой, Финист не думал такими заумными словами: он слов ещё вообще не знал, он думал очень просто и примитивно, но уже отчасти пытался понять, что к чему тут находится, но не пришёл ни к какому определённому выводу: ещё не умел, но скоро научится.
Финист был на подходе в очень плохой мир. Скажем так, в мир сломанный, в мир, в котором все стремятся к определённым жизненным стандартам, которые учат нас тому, что есть «верно», а что - нет. Таким образом, некоторые отрицали их, и становились плохими. А некоторые следовали им очень строго и становились хорошими. Однако никто из них самим собой не был. И Финист не будет самим собой, и его братья не будут такими, какими они, может быть, стали бы без общепринятых стандартов. Фини станет хорошим, но это даже не так важно, кем он станет: плохим или хорошим. Собой он не будет однозначно, а, по мнению автора этого поста, жизнь слишком коротка, чтобы тратить её на попытки стать кем-либо, кроме самого себя.
В месте, где находился маленький будущий лев, было слышно некоторые голоса, среди которых Финист научился отличать два, как ему показалось, самых главных: голоса отца и матери, которые уже были ему дороже всего прочего. Когда было как-то нехорошо, то голос матери всегда делал так, что становилось лучше: он был строгим, но самым тёплым и любимым, несмотря на всю строгость. Голос отца малыш тоже запомнил: он тоже был выдержанным, но его присутствие помогало малышу не боятся грома, например. Этот голос заставлял его благоговеть и любить себя одновременно, и маленький котик безо всяких запинок подчинялся.
Какие-то тактильные контакты у него к данному этапу жизни тоже уже были. Чаще всего он сталкивалась со стенками того, в чём находился: они были и мягкие и прочные одновременно, через которые никак не перевалится, но всё же удобные к столкновениям. Также вместе с ним находилось ещё, кажется, два таких же тельца или чуть больше, которые тоже шевелились и пинались. Чаще всего, конечно, пинались, а не просто так шевелились, и Финист пинался тоже, как самый настоящий брат своим братьям.
А сегодня был важный день в жизни маленького льва: сегодня он родился, и вчера у него ещё нет, поэтому только сегодня. Он не без труда сделал свой первый вздох в этой жизни. Он уже находился снаружи не один, а вместе со своим старшим братиком, который вывалился из мамы ещё раньше него, и пищал. Финист тоже пищал, подавая единственно верный признак жизни для новорождённого котёнка, но материнский язык несколько угомонил его. Тем не менее, окончательно котик не замолк: продолжал легонько попискивать.

+4

23

Тепло и уют, что еще нужно для счастья маленькому львенку? С первого взгляда - ничего, но в последнее время участились пинки. Вообще, пинки наблюдались на протяжении всего пребывания в утробе матери, но именно в последнее время эти толчки участились и стали более сильными. Можно было вести себя спокойно, но почему-то малыш, а он словно бы чувствовал скорую измену в своей среде обитания, брыкался и пинал тех, кто впереди с еще больше силой. Знал бы он, что это его последний день в прекрасном "домика", и очень скоро его примет совершенно другой мир, для которого львенок, собственно, и был создан. Жаль, что чувствовать такое умиротворение ему больше не придется.
Малыш толкал своего старшего брата, словно ему хотелось избавиться от него поскорее, что и произошло. Рядом уже не осталось никого, и он один остался в тишине и покое. Впрочем, львенок был этому только рад - не будет больше толчков и пинков со стороны сиблингов. Удовлетворенный своим поступком, он ведь считал, что сотворил это сам, расслабился и стал наслаждаться этим прекрасным местом, как вдруг что-то потащило его вниз. Умей бы он пищать, то непременно бы начал истошно орать, а имей бы он возможность выпустить когти, то вцепился бы в первую попавшуюся опору и держался. Но этого он сделать, к счастью, не могу, а мешать этому "течению" ему даже и в голову не пришло, а потому появился на свет львенок без особых усилий.
Странная оболочка, некогда полюбившаяся, не давала теперь вздохнуть. Малыш открыл пасть и начал пищать. Казалось бы, никто его не услышит, как язык прошелся по его спинке и мордочке, освободив от оболочки. Сделав вдох, львенок почувствовал облегчения. Здесь, рядом с ним, было еще два комка шерсти - его браться. Тогда он этого не знал, хотя в ближайшее время это будут его единственные друзья. Так вот, один из этих самых братьев то попискивал, а еще одного малыша львенок не слышал. Малыш почувствовал странное жжение в животе, которое раньше ему никогда испытывать не приходилось. Да и вообще, весь окружающий его мир был для него в новинку. Эта земля под ногами, странные запахи и голоса. Он даже своего собственного писка раньше не слышал! Львенок неосознанно взял пример со своего брата, только он не стал попискивать, а просто начал громко пищать.

офф

данный пост написан на айпаде, а потому я заранее хочу попросить прощения за опечатки

+2

24

Видоле -----→

Тушу они дотащили практически до места, осталось только еще чуть-чуть, как вдруг... Адриане, похоже, стало нехорошо. Отпустив тушу, Альби командным тоном рявкнул лисице: "Скаду! Живо! Травы!" - И песчаная лисица тут-же рванула выполнять поручение, побежав к выходу из гельты - искать травы в зарослях тамариска, и, вскоре, скрылась из виду. Благо, у Альби отлегло от сердца, когда он понял, что это не приступ, а появление на свет потомства. Он облегченно выдохнул. От слегка оттащил тушу в сторону, чтобы она не мешала, и стал - ну не то чтобы поотдаль, но и не впритык - чтобы с одной стороны и присутствовать, но в то-же време и не мешать. Интересно сколько? Отсюда Альби было не слишком удобно считать потомство, но вроде-бы трое... Это хорошо. Адриана читала какие-то напутствия, но её дальнейшие слова ошарашили Альби: "Мой народ умерщвлял всех котят, помимо самого старшего. Я прошу тебя не делать этого." - При этом взгляд Адрианы на Альби был таким... Первое, что подумал Альби: "Ну и психи у них там с такими традициями, натуральные психи" - однако Альби хватило ума не произнести это вслух, а так и оставить в виде мысли. Затем Альби ответил: "Можешь не беспокоиться. Это моя земля, и тут совсем другие традиции. Все детеныши должны жить. Ибо чем их больше, тем больше шансов на то, что хоть часть из них доживёт до взрослого состояния. Проклятая наследственность. У меня в роду это, увы, часто так. Как, например мой старший брат - он прожил всего несколько месяцев. А еще дядюшки - им так-же не повезло. Так что даже не вздумай следовать этой глупой традиции. Всем львятам нужны тепло и забота, тогда..." - Тут взгляд Альби упал на первенца. Чтоооо??? Только не она, наследственность треклятая! Он обернулся в сторону выхода из гельты, куда ушла Скаду и рявкнул во весь голос: "СКАДУ! ЖИВО! ТРАВЫ! НЕМЕДЛЯ!". - Затем он, вспоминая, что по-идее Мар тоже должен где-то в гельте обретаться, столь-же громко рявкнул уже в сторону глубины гельты, надеясь, что Мар его услышит: "МАР! ЖИВО СЮДА! И ТАЩИ ВСЕ ЛЕЧЕБНЫЕ ТРАВЫ, ЧТО ТОЛЬКО ПОПАДУТСЯ!" - Громогласное эхо многократно повторяло эти крики Альби, несколько усиливая шансы на то, что Скаду и Мар услышат их.

+2

25

Вокруг было как-то излишне оживленно.
Обычно ее братья просто толкались, пихались и пинались, но сейчас происходило нечто просто из ряда вон выходящее. Афина флегматично потянулась до кончиков маленьких пальцев и прислушалась. Вообще, если выражаться более правильно, прислушалась она к ощущениям собственного тела, так как слышать ушами еще не могла, но и этого было достаточно. Чтобы более или менее понять, что происходит вокруг, львенок резко пнул близлежащего брата. Обнаружив его на месте, но отчаянно шевелящегося, Афина перевернулась и попыталась пнуть другого брата, но того, к ее удивлению, уже на месте не было. К ужасу маленького львенка, вокруг было как-то уж очень просторно: из кучи братьев, которых она, развлекаясь, самозабвенно толкала лапами, остался только один, да и тот почему-то перемещался. Куда он собрался? Где остальные браться? Почему меня что-то толкает и двигает? - куча вопросов возникли в голове маленького львенка, однако, по понятным причинам, там не задержались.
Братья исчезли, и Афина, решив, что сопротивление бесполезно, с любопытством наблюдала, что с ней будет дальше. Что бы это ни было - всяко интереснее, чем торчать тут все время, развлекаясь исключительно избиением сиблингов в меру своих скромных и ограниченных плацентой возможностей.
"Стены" вокруг продолжали сжиматься, а затем давление пропало, уступив место совершенно новому ощущению - под задницей, сквозь уже привычную уютную оболочку, ощущалось что-то непривычно твердое и холодное. Афине это не понравилось, но и это чувство прошло очень быстро, по большей степени потому, что она уже достаточно плохо помнила, как было раньше.
Внезапно, она услышала голос матери, а затем ее маленький мирок резко рухнул под огромным языком львицы: котенок, легкие которого резко развернулись и наполнились воздухом, истошно заорал. Остатки жидкости мешались в носу, заставляя львенка то и дело чихать. Где-то вокруг пищали другие львята, и Афина сделала единственную вещь, которая ей была привычна и не вызывала дискомфорта: доползла до лежащего неподалеку брата и что есть силы толкнула его головой.
На этом львенок решил, что раз уж все еще можно пихать братьев, то все не так страшно, и вообще жизнь прекрасна. Только болезненна. И холодно тут. И орут все. И мать бурчит.
В конце концов, решив, что отделяться от коллектива - это неправильно, львенок раскрыл маленькую беззубую пасть и заорал, что есть мочи.

+3

26

Никакими словами нельзя было передать облегчение и покой, озарившие душу матери после слов Альбиния. Милость последнего ко младшим львятам унесла беспокойство и будто вернула ей часть утраченных сил. Должно быть, потому, несмотря на измотанность родами вкупе с извечной привычкой скрывать свои переживания, привитой ей еще в юности, Адриана сумела ответить супругу искренней теплой улыбкой. Скрыть благодарность и признательность, коими лучился её взор, она в любом случае смогла бы едва ли – даже посети её вдруг такое желание.

Память о боли постепенно покидала обессиленное тело, и утомленно лежащая на боку львица сосредоточилась на том, чтобы очистить и согреть очутившееся на ночном холоде пустыни потомство, заботливо вылизывая и подгребая к своему брюху лапами попискивающих новорожденных крошек. Мысли её полнились торжеством, в голове так и роились имена, которыми она могла бы наречь детей… но нет, всё же это решение должен был принять их отец. Хотя, конечно, пребывая в добром расположении духа, Альбиний мог бы дать ей позволение именовать кого-нибудь из малюток. Адриана втайне рассчитывала на то.

Казалось, что тяготы деторождения позади и с появившимися на свет львятами всё в порядке. Однако, добравшейся, наконец, до неназванного пока еще первенца самке предстояло совершить горькое открытие: запас волнений, уготованный этим днем, еще не был исчерпан. Черный детеныш, рожденный самым старшим и крупным, лежал совершенно безжизненно, не пытаясь освободиться от оболочки, в которой появился на свет, не крича и никак не реагируя на прикосновения материнского языка. "Нет. Нет! Он должен был выжить. Такого не должно было…"

Сдерживая свою тревогу, нарастающую с каждым пролетающим мгновением, что малыш отказывался подавать признаки жизни, Адриана раз за разом проходилась языком по мордашке львенка, очищая ее от слизи. Лапа кошки осторожно массировала хрупкое крохотное тельце, разгоняя по жилам уже холодеющего малыша кровь. Но и эти ее лихорадочные усилия, кажется, никак не исправляли положения. Уже отчаиваясь что-либо сделать, хищница подняла морду, отыскав взглядом Альбиния. Ото льва тоже не укрылась ненормальность происходящего, и уж он-то, к некоторому облегчению супруги, не растерялся. Громогласный рык самца разнесся по окрестностям, отражаясь раскатами эха от скал гельты – лорд-протектор сориентировался моментально, приказывая своим немногочисленным подданным нестись как можно скорее на поиски целебных трав. Хоть этого и оказалось слишком мало, чтобы полностью унять предательски завладевающий разумом Адрианы страх, но всё же было довольно, чтобы поддерживать в ней тлеющие огоньки надежды на счастливый исход и спасение старшего сына.

+2

27

Злой путь ----→

Мар достаточно резво бежал по мрачному ущелью. И вот, наконец, оно стало расширятся, и, подняв тучу брызг, Мар с разбегу влетел в гельту. Еще пара минут ему понадобились на то, чтобы найди Альбиния. Представшая взору Марафила сцена была, мягко скажем, довольно напрёженной. Ясно, что действовать нужно быстро. Нужны травы. Вот только пустыня - не самое подходящее место для поиска трав. Разве что у входа в гельту, в зарослях тамариска - там, наверное, что-то может быть. Быстро бросив краткое, зато предельно информативное: "Я быстро. Я за травами. Сейчас вернусь" - Мар со всех ног помчался к выходу из гельты. Лабиринт скал гельты закончился, и гиен выбежал на открытое пространство. Быстро преодолев пустошь между гельтой и зарослями тамариска, Мар буквально нырнул в них. Он выискивал среди не слишком многочисленных трав, нужные ему.... эродиум, кинара, окимум, винка, хиоскуамус, балотта, гелихризиум, барссика... в другой раз Мар бы наверняка порадовался наличию этих трав, но не сейчас. Ибо нужной среди них не было. Хотя, кажется.... таки да, в дальнем конце зарослей он таки смог отыскать нужную траву, пусть и слегка подвявшую. Сорвав её ртом, Мар быстро поспешил обратно, снова пронесся скальбный лабиринт, и Мар вновь оказался в гельте. Он подбежал к Альби и остальным и аккуратно положил траву на торчащий из воду плоский камень.

ГМ-у:

Свернутый текст

необходимый лот (Средцерей) уже давно куплен и зачислен на аккаунт Церберуса, но просто было этот самый лот каким-то макаром доставить в гельту, в которой растительности нет, что Мар в своём посте и сделал. Использовать же сам лот и траву - с заявкой будет уже сам Церберус

+1

28

Дальнейший порядок отписи: Cerberus, Silvan, Альбиний, Афина, Адриана, Марафил
● Игроки, чьи персонажи не упомянуты в очереди, отписываются свободно.
● Отпись упомянутых в очереди ждем не дольше трех суток!

0

29

Черный котенок холодел с каждой секундой все больше и больше, он уже давно не двигался и просто лежал на земле безвольной тушкой. Ушки его не слышали громкого рыка отца, кожа не чувствовала настойчивого  прикосновения матери, как и не чувствовала активных толчков своих братьев и сестры, что ползли тем временем к соску в поисках пищи. Черненький котик уже был двумя лапами в могиле, даже скорее всего тремя,  хотя  только-только  из лона матери выскочил. То ли его первая строптивость вернулась бумерангом, зарядив, образно говоря, промеж глаз, то ли жизнь и впрямь  сволочная штука, аж с самых первых секунд существования. Как бы там ни было, но львенок умирал, не смотря на все предпринимаемые действия со стороны родителей. Ничего не помогало. Внешне он казался не чувствителен  к чему-либо, даже после того как мать помогла ему избавиться от оболочки не дававшей дышать. И в какой-то момент он на самом деле умер.
В этот момент львенку  казалось будто он горит и вот-вот взорвется. И творилось с ним что-то невообразимое, слышались ему какие-то чудные звуки, даже можно сказать голоса,  а в глазах мелькали яркие пятна, то гаснущие, то вновь разгорающиеся. Это было невероятно, ведь новорожденные как правило не способны слышать и видеть что-либо. Но ситуация была чрезвычайная, будь котик постарше, он бы испугался и возможно понял, что находится там, откуда обычно редко возвращаются, там, куда обычно попадают после смерти.
Но судьба снова посмеялась. Не успел котенок очутиться за гранью реальности, между жизнью и смертью, как его вдруг резко потащило обратно. Чем это было вызвано львенок не знал, да и не задумывался даже, в силу своего возраста, но на самом деле это кто-то из родителей положил целебную травку под язычок, которая заставила вновь биться его маленькое сердечко. В ушах громко зазвенело, а в глазах на последок полыхнул такой яркий и ослепительный свет, что темнота, сразу наступившая после этого, казалось заполнила собой весь мир.
Бац!
И вот черношкурый вновь живой, глухой и слепой, и он чувствует как по шерстке гуляет чей-то шершавый язык. Он ощущал себя настолько живым, что тут же начал неуклюже махать лапками и вертеться на одном месте, как червяк, а потом, с первым глотком воздуха, расправившим его легкие, он заорал на всю округу чуть ли не  за десятерых. Но вдруг он подавился и  на пару мгновений умолк, давая передохнуть ушам своих родителей. Однако, выплюнув какую-то непонятную вещь из рта, возобновил ор с новыми силами.

+

Так как котенок не может сам затолкать себе травку в рот, я беру на себя  ответсвенность описать действие одного из родителя. Если что не так, пишите в личку, я исправлю.
И да, использован лот Сердецей.

Заметка от ГМ

Лот "Сердецей" успешно применен и вычтен из профиля персонажа.

Очень полезное растение: помогает привести больного в сознание, а в некоторых случаях даже вывести из комы и состояния клинической смерти. Достаточно просто вложить один плод под язык и немного подождать. Характеризуется резким повышением всех жизненных показателей, из-за чего больной на 2-3 поста становится чрезмерно возбудим и гиперактивен. Повторное применение может привести к остановке сердца.

+3

30

Будь Сильван постарше, его бы непременно заинтересовало все то, что происходит вокруг, но сейчас его манил к себе запах молока. Сейчас малыш, конечно, не знал, что это называется именно так, но позже это ему станет известно, да и не только это. Этот путь был бы гораздо дольше, если бы ему не помогали чьи-то лапы. К Сильвану уже пришло сознание того, что вот это вот живое существо - его мама, и в тот самый момент, как к нему пришла эта мысль, малыш всем своим сердцем полюбил это существо. Да, пусть он еще не видел ее, не слышал ее голоса, и она с ним не намучилась - он все равно любил ее любовью, на которую только мог быть способен.
И вот Сильван у конца своего пути. Он начал искать сосок, утыкаясь в теплую и мягкую шерсть матери. Наконец отыскал и начал работать своими деснами. Внутри разлилось приятное тепло, и вот теперь малыш почувствовал себя действительно счастливым, ведь ему сейчас больше ничего не надо было, лишь бы мама, ее теплая шерстка и молоко были рядом. Сильван причмокивал от удовольствия.
Когда у вас все время закрыты глаза, вы начинаете путаться в реальностях, вот и сейчас такое происходило со львенком. Он то ли спал, то ли продолжал вести свое тихое существование - понять не мог. Дыхание немного замедлилось, и Сильван увидел перед собой картинку. Яркое солнышко, радуга, облака, голубое-голубое небо, в общем, все по самому высшему разhяду, а рядом возятся сиблинги. Странно, что он не прогадал, их было трое, но кто именно - он разобрать не мог. А на камне лежала мама. Вот летела бабочка, и он погнался за ней, прыгнул и вздрогнул.
Да, это был сон. Быстрый, словно молния, и он совершенно ничего не оставил ни в памяти львенка и даже не бросил тени на чувства малыша. А он сам тем временем вновь начал есть. Эх, вот такие они, тяжелые трудовые будни...

Офф

простите, пост пришлось выдавливать из пальца :с

+2


Вы здесь » Король Лев. Начало » Великая пустыня » Гельта