Страница загружается...
X

АААААА!!! ПРОГОЛОСУЙ ЗА НАААААС!!!!

И не забывай, что, голосуя, ты можешь получить баллы!

Король Лев. Начало

Объявление

Количество дней без происшествий: 0 дней 0 месяцев 0 лет
  • Новости
  • Сюжет
  • Погода
  • Лучшие
  • Реклама

Добро пожаловать на форумную ролевую игру по мотивам знаменитого мультфильма "Король Лев".

Наш проект существует вот уже 9 лет. За это время мы фактически полностью обыграли сюжет первой части трилогии, переиначив его на свой собственный лад. Основное отличие от оригинала заключается в том, что Симба потерял отца уже будучи подростком, но не был изгнан из родного королевства, а остался править под регентством своего коварного дяди. Однако в итоге Скар все-таки сумел дорваться до власти, и теперь Симба и его младший брат вынуждены скрываться в Оазисе — до тех пор, пока не отыщут способ вернуться домой и свергнуть жестокого узурпатора...

Кем бы вы ни были — новичком в ролевых играх или вернувшимся после долгого отсутствия ветераном форума — мы рады видеть вас на нашем проекте. Не бойтесь писать в Гостевую или обращаться к администрации по ЛС — мы постараемся ответить на любой ваш вопрос.

FAQ — новичкам сюда!Навигатор по форуму

VIP-партнёры

За гранью реальности
  • 22.10 Форум празднует девятилетие! И, заодно, установку нового дизайна в 3 вариантах.
  • 25.08 Поздравляем наших дорогих Котаго и Фаера с бракосочетанием!
  • 20.03 Пока наш техадмин в поту и мыле проводит апгрейд всплывающего окошка с информацией о персонаже, примите участие в аттракционе невиданной щедрости!
  • 05.12 Сегодня в 21:00 по Мск на проекте стартует традиционная новогодняя лотерея!
  • 04.12 На форуме ужесточается проверка игровых постов на соблюдение правил оформления прямой речи и мыслей персонажа!
  • 21.10 Приглашаем всех принять участие в бесплатной лотерее, посвященной восьмой годовщине нашего проекта!
  • 12.10 Администрация объявляет срочный набор на вакансии модератора и Мастеров Игры!
  • 02.10 На проекте стартовали сразу два традиционных мегаконкурса — "Лучший пост" и "Лучший отыгрыш", приуроченные к грядущей годовщине нашего форума!
  • 28.09 Теперь у игроков, зарегистрированных на сайте Единого Аккаунта, появилась возможность отправлять игровые посты за любых своих персонажей, не выходя из основного аккаунта на форуме!
  • 27.09 Готов к запуску новый эпичный квест "Конец прайда Нари", основанный на грядущем извержении вулкана Килиманджаро!
  • 26.09 На форуме обновились значения бросков мастерских кубиков на охоту и бой!
  • 06.09 Мы наконец-то что-то здесь написали!

Основной сюжетЛетописи Земель Прайда

Неудивительно, что позорное изгнание Сараби с Земель Гордости послужило последней каплей в чаше терпения группы оставшихся молодых львов — закадычных друзей детства Симбы и Налы. Некоторые из них настолько возмущены решением Скара, что даже осмеливаются подумать о бунте, невзирая на общий упадок духа. Более того, королевский шаман Рафики дает довольно туманную подсказку, указывающую на грядущие перемены. Воодушевленные хищники окончательно решают действовать против Скара, однако прежде, чем выступать в открытую, Малка, Тама, Кула и прочие решают провести тайную разведку среди оставшихся на землях травоядных. Увы, согласившихся присоединиться к будущим повстанцам слонов и носорогов все еще недостаточно для полноценного восстания; вдобавок, группа заговорщиков нигде не может без риска собраться, чтобы обсудить планы – повсюду шныряют гиены и беспринципные охотницы королевы Зиры.

Пока недовольная молодежь ныкается по темным углам, в королевской пещере, наконец-то рождается долгожданный сын Скара. Изначально детеныш выглядит довольно хилым и болезненным, но, вопреки первому впечатлению, Зира ощущает свое материнское счастье и искренне верит, что новорожденный Нюка станет достойным преемником своего отца. Однако подрастающий львенок крепче не становится, зато в нем активно зреет мания величия и убежденность в своем королевском предназначении, о котором ему постоянно талдычит мать. Выбежав из родительского логова на прогулку, Нюка случайно сталкивается с группой будущих повстанцев и решает продемонстрировать им свое величество. Внезапно скала под лапами принца крошится, и малыш кубарем катится по склону вниз. Не на шутку встревоженные львы немедленно бросаются на помощь Нюке, которого вскоре обнаруживают в скрытой под землей пещере. Всеобщими усилиями хищники разбирают вход в потайной грот, где и находят несчастного принца, целого и почти невредимого. Сарафина вызывается вернуть его обратно матери, но Нюка страшно боится ее гнева. Львенок буквально умоляет собравшихся повстанцев не выдавать грозной королеве его оплошность. Остальные клятвенно обещают молчать, а то и вообще завалить эту пещеру, чтобы больше никто не пострадал. Разумеется, место никто уничтожать не собирался, и после маскировки так удачно подвернувшегося грота инициативная Тама решает пойти на риск и попросить помощи у крокодилов. Не сильно воодушевленный упрямой подругой, Малка все же соглашается составить ей компанию в столь сомнительной затее.

В Клане также зреет недовольство. Матриарх Шензи, жутко раздраженная фактом, что Скару откровенно плевать на нужды ее стаи, лично идет к нему на поклон и требует от него хоть каких-то действий. Но черногривый узурпатор вновь изворачивается, свалив всю вину на охотниц бывшего прайда Муфасы и попытавшись обнадежить крокуту новыми пополнениями среди рядов львиц Зиры. Шензи такой расклад все еще не устраивает, и она уходит с аудиенции крайне разочарованной… чтобы внезапно наткнуться на группу незнакомых гиен, которые, в свою очередь, желают присоединиться к Клану. Через непродолжительное время матриарх решает провести всеобщее собрание, куда является еще несколько пятнистых чужаков, также жаждущих влиться в состав своры падальщиков. Основная задача, которая стоит перед изголодавшимися гиенами: что делать с безнаказанностью в край оборзевших львов?

Тем временем, король-изгнанник, весь погруженный в свои невеселые думы, постепенно засыпает в Укромном логове. Вскоре его находит Нала, и между молодыми львами возникает долгожданный разговор по душам. Но к своему ужасу, самка внезапно обнаруживает, что она больше не узнает «своего» Симбу, каким он когда-то был. Этот лев ослеплен жаждой мести и едва ли не поднимает свою тяжелую лапу на подругу за ее же беспокойство. К счастью, он сумел вовремя сдержаться. Крайне разочарованная неспортивным поведением самца, Нала только подтверждает его сходство с кровожадным дядей. Окончательно разгневанный Симба пытается прогнать молодую львицу, однако все-таки не выдерживает общего накала и в итоге уходит сам.

Время суток в игре: вечер (октябрь 2018 — декабрь 2018)

Земли Гордости Вечернее солнце с трудом пробивается сквозь темную пелену облаков, однако тепла приносит мало. Воздух по-прежнему пропитан запахом гари. Дождя нет — вместо него на землю медленно опускаются редкие и тяжелые хлопья вулканического пепла. Речные русла буквально забиты обгоревшими трупами, принесенными сюда со стороны вулкана. На берегах Зубери и Северного озера наблюдаются огромные толпы беженцев, также пришедших сюда с земель бывшего прайда Нари.

Килиманджаро Вулкан, к огромному счастью, начал затухать, оставляя после себя пустынную, загубленную пожаром местность. Местами все еще что-то тлеет и горит, среди выжженных остовов деревьев можно найти дочерна обгоревшие трупы, а с неба густо валит темный вулканический пепел, постепенно засыпая собой всю округу. Дышать тяжело, так как воздух полон дыма и ядовитых испарений. Реки постепенно остывают, но вода в них все еще бурлит, а берега окутаны густым молочным туманом.

Предгорья В облаках наблюдаются небольшие просветы, но, несмотря на это, в округе начинает стремительно темнеть. Ливень продолжает бушевать, без поддержки ветра превратившись просто в стену холодной, мерзкой воды.

Внешние земли Вечер не приносит с собой ни теплоты, ни спокойствия. Мусора возле реки стало меньше, но к воде по-прежнему почти невозможно подойти. В воздухе появляются неприятные запахи гниющих тел.

Кладбище слонов Сильный холодный ливень не прекращается, размывая землю до отвратительной чавкающей жижи. Невозможно пройти и не запачкаться по самое брюхо.

Западное королевство Небо почти чистое. Тучи разошлись, открывая небо яркому заходящему солнцу. От дождя остались лишь мокрая трава и большие лужи.

Восточная низина Туман сгустился до непроглядной густой пелены. Температура опускается. Ночью, вероятней всего, будет гроза.

Непроходимые Дебри Небо полностью просветлело, изредка где-то можно увидеть лениво проплывающую тучку. Свежо.

Побережье океана Заходящее солнце продолжает прогревать землю. Вода успокоилась и затихла, ветра нет. Вокруг тишина и долгожданная благодать.

Небесное плато Облака постепенно рассеиваются, ночь будет светлой, хоть и прохладной. Иногда с порывами сильного ветра ощущается запах гари.

Северные владения Погода не меняется, по-прежнему слегка прохладно. Правда, на небе начинают появляться облака. Ночью будет легкий снегопад.

Морийский хребет Тучи продолжают затягивать вечернее небо, но намека на дождь пока что нет, он может начаться только к утру. Ветер стихает.

Края вечной зимы Небо полностью чистое, нет ни единого облачка. Стало холодать, разбушевался ветер, поднимая верхний слой белоснежного снега и закручивая его в крохотных вихрях.

Великая пустыня Температура медленно стала опускаться. Раскаленный днем песок отдает последнее тепло, становясь мерзким по ощущениям и холодным. Ветра нет.

Южный кряж На небе появилось несколько дождливых тучек. Накрапывает теплый дождик, но ветра нет и к ночи он полностью прекратиться.

Таинственный оазис Перьевые облака медленно плывут по небу. Вечереет, погода не меняется — так же тепло и ясно.

Наша рекламаВаша рекламаОбмен баннерамиПартнерство

Форумы-партнеры нашего проекта

Волки: демонический лес

TMNT: ShellShock Сайрон: Осколки всевластия

Hogwarts and the Game with the Death=

Представляем вниманию гостей действующий на форуме Аукцион персонажей!

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов Волшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Северные владения » Дымная впадина


Дымная впадина

Сообщений 1 страница 24 из 24

1

http://se.uploads.ru/bFgqp.png

У подножья давно потухшего вулкана по сей день исходит чадом глубокие трещины в земле. При желании их можно даже перепрыгнуть, но делать это строго не рекомендуется — можно надышаться раскаленной серой. Камни вблизи них постоянно нагреты, а горячая грязь обладает целебным эффектом, залепляя и успокаивая любые раны.


1. Прием грязевой ванны в два раза сократит время на заживление ран, а также значительно облегчит самочувствие персонажа.

2. Раскаленные ядовитые испарения могут быть чрезвычайно опасны. У персонажей, слишком долго находящихся в данной локации, начинает болеть голова и появляется антибонус "-1" к любым действиям, который будет увеличиваться каждые десять постов.

+2

2

Долина горячих сердец

Каких трудов ей стоило сдвинуть эту треклятую капскую тушу с места. Особенно с учетом того, что у неё у самой практически не осталось сил двигать лапами. Долгий переход и эта битва, измотавшая её не физически, но морально, подкашивали её. Лишь только самоуверенность упорно вела её вперед, заставляя двигаться дальше, выше. Это место давно пустовала. Казалось, здесь вообще никогда не ступала львиная лапа. Эльвейти же собиралась изменить это раз и навсегда. Восстанавливая метки своего прайда, она словно заново познавала эту местность.

Почесав бочину об какой-то колючий куст, она сквозь зубы зашипела. Целый клок шерсти остался на блеклой ветке, покрытой мелкими шипами. То и дело оглядываясь, идет ли за ней Шень, львица забегала все дальше и дальше, пока в их носы не ударил стойкий запах серы. На здешней потрескавшейся земле не было ни снежинки - тепло, исходящее от земли прогревало её, вырываясь наружу мягкими облаками пара сквозь мелкие расщелины в камнях. Эльвейти, наученная горьким опытом прошлого, обходила эти дымные впадины за пару метров, поджимая хвост.

Здесь, окруженные паром, они наконец остались одни. Впервые, пожалуй, за время их знакомства никто не лежал неподалеку, не сидел в кустах, грея темные уши или не бродил толпами кругами. Наедине друг с другом и своими страхами. Наедине с желанием наконец высказать накопившееся друг другу.

Подойди ближе и доверься мне, — самка игриво пригнулась, маня капского льва ближе к себе. За укушенный вновь зад она ему еще отомстит. И что-то в её глазах мерцало, явно давая льву понять, что случится это очень скоро. Опустив лапу в теплую грязную жижу, она осторожно провела ей по израненному боку Шенью. Грязь проникала в порезы, обжигала, но быстро засыхала, покрывая порезы плотной коричневатой корочкой. Львица старалась действовать как можно осторожнее, но ничто не могло скрыть гримасы боли и отвращения на морде самца.

Потерпи, — шепнув, словно ребенку, которого разбудил страшный сон, Эльвей продолжала свою экзекуцию, пока полностью не покрыла бока самца лечебной грязью. И даже на крупе нарисовала неприличную штуку этой же самой грязью, тихонько хихикнув в усы. Встав на задние лапы, передними она оперлась ему в плечо. Мироздание, какой ж ты огромный, а... Львица изо всех сил пыталась его уложить на теплую землю, чтобы он хотя бы пару часов посидел без движения.

Это подлечит твои раны. К вечеру ты уже не будешь чувствовать боли, — тихо заверила она его и отвела взгляд. Она всего лишь исполняла свой лекарский долг. При этом умудрившись забить на остальных, кому медицинская помощь требовалась не меньше. Сердце колотилось внутри, словно запертая в клетке птица. Так много слов вертелось на языке, но она не могла произнести ни одного, только тихо хрипя. Вернуться к маске веселья оказалось легче всего. Растянув губы в издевательской усмешке, она уселась рядом, потирая лапой укушенный копчик.

Тебе же некуда идти, бродяга, — с блеском в глазах уверяла она его, помахивая хвостом, — почему бы... Почему бы тебе не остаться здесь?..

На миг замолчав, она добавила уже тише и улыбаясь по-другому, глубоко и вдумчиво.

Здесь, со мной.

+3

3

Долина горячих сердец

Каких трудов стоило Шеню терпеливо идти следом за Эль, а не поддаться внутренней свободе и дать деру куда подальше. Нет, он определенно видел своё будущее только в виде льва-одиночки, но больно грустно на него смотрели лазурные глаза Эльвейти, безмолвно взывая к совести и здравому смыслу.

- Эх, старик, ты сдаешься самке, - мысленно усмехнулся Шенью, наблюдая как ворчит песочная на колючий кустарник, - стареешь.

Но поддавшись женскому взгляду, серый самец продолжал следовать за львицей и даже умолчал о "аромате" здешних мест, ровно до тех пор, пока частью этих самых мест не возжелали обмазать его раненые бока.

- ЭЙ! - он только успел пасть разинуть ругани ради, но следом был вынужден так же быстро соединить верхнюю и нижние челюсти, - ведьма... Мне же больно, ты что. Ай. Эльвейти, чтоб тебя, хватит измываться над стариком!

Раненые бока защипало еще сильнее, но то было лишь началом. Стоило только смрадной корки из грязи застыть и она начала еще и тянуть, а потом и люто чесаться. А ведь Шень начал от этого нервничать и ходить кругами, ворчать, рычать и показательно раздувать ноздри. Не любил он лекарей. Но Эль была исключением. Наглым и самодовольным исключением.

- Тебе же некуда идти, бродяга, — с блеском в глазах уверяла Шенью львица, пока он продолжал нервничать и стараться не думать о попытке почесаться о те колючие кусты, — почему бы... Почему бы тебе не остаться здесь?..

Серый так и встал, подняв янтарный взгляд полный недоумения на Эльвейти. Чем еще порадует?

Здесь, со мной.

Лучше бы не радовала. Теперь капский просто сел на задницу, не заметив как хвост запутался между лап. Не заметил как нахмурился и даже ругнулся себе в усы. Ох уж эти "глазки".

- Эль, - выдохнув, Шенью тряхнул своей гривой, стараясь не поддаться на заранее накатившееся чувство вины перед песочной, - прайд - это не моё. Я слишком самолюбив, что бы кланяться кому-либо. Слишком свободолюбив, что бы сидеть в одном месте дольше обычного, да и стар я уже для заигрываний, песочная, - серый говорил не таясь, надеясь, что Эль поймет его.

- Серьезно, мозгоклюйка, я только проблему прайду твоего отца принесу. Как когда-то принес проблемы в родной прайд.

Отредактировано Шенью (5 Мар 2016 13:22:53)

+1

4

Нет, совладать с этой махиной ей не удалось. То сначала вскочит, то опять встанет. А потом еще жалуется, что корка из глины крошится и начинает чесаться. Никакого уважения к врачебному делу. Устало фыркнув, она дождалась, пока лев наконец усадит свой круп обратно на землю и ответит на её приглашение. И, черт бы побрал её привычку ждать худшего, когда это худшее озвучивают.

— Эль, прайд — это не моё. Я слишком самолюбив, что бы кланяться кому-либо. Слишком свободолюбив, что бы сидеть в одном месте дольше обычного, да и стар я уже для заигрываний, песочная.

Серый говорил максимально серьезно. А она не верила, не хотела в это верить, пытаясь найти хоть тень улыбки на его морде. Не нашла...

— Серьезно, мозгоклюйка, я только проблему прайду твоего отца принесу. Как когда-то принес проблемы в родной прайд.

Эльвейти на миг отвернулась, глядя в сторону одинокой горы, что со своей снежной шапкой возвышалась над всеми прочими скалами здесь, а потом вновь посмотрела на Шенью. Долго, оценивающе, вдумчиво, прежде чем заговорила вновь.

Говоришь как старпер, — в заключение изрекла она, кивнув своим словам и не мигая уставилась на Шеня, — И не смотри на меня так. Я только с виду мелкая. Я лишь немногим младше тебя.

Покрепче усевшись на круп, она в привычной манере приподнялась на задние лапы, как суслик, передними обхватив морду черногривого самца перед собой, поворачивая её к себе и в буквальном смысле гипнотизируя своими лазурными глазами, заставляя смотреть, не отрываясь, наплевав на едкий запах серы вокруг, на зудящие бока и шило в жопе, которое так и хочет заставить самца уйти отсюда.

Медведь мертв. Он больше никому не причинит вреда. Ты можешь наконец перестать бежать, — продолжала уверять его светлошкурая львица, — Я не меньше твоего скиталась и знаю, как важно место, в которое ты всегда можешь вернуться. А у тебя есть огроменный шанс остаться здесь, на моей богом забытой родине, где никто не будет тебя тревожить. Где нет ни чумы, ни наводнений, ни одного сраного медведя. Здесь тучева хрена скал и зарослей, где ты можешь спрятаться, если так приспичит!

Она уже практически перешла на крик, выпустив его морду из своих лап и опустила все конечности на землю.

Здесь я, — уже тише буркнула она под нос, добавив едва слышно в сторону, — и я считаю, что с тебя сдуть пыль немношк и еще не один год еще «заигрывать» сможешь.

Отредактировано Эльвейти (5 Мар 2016 14:11:38)

+3

5

Глупым было надеяться, что слова на Эль подействуют как надо и она отступит в своих попытках переубедить блудного льва и дальше продолжить свои скитания. А Шенью уже начал надеяться, что эти лазурные глаза навсегда отвернуться от него, что львица пойдет своей дорогой, а он отправится своей. Ну, как только бока перестанут напоминать в своих ощущениях стадо обезумевших муравьев, а не корку грязи.

Словив мгновение облегчения, когда песочная отвернулась от него - Шень уе сделал лапами шаг в сторону колючих кустов, но только этот шаг сделать и успел, снова застыв от слов Эльвейти.

Говоришь как старпер, —изрекла она, кивнув своим словам и не мигая уставилась на Шеня, а тот так и вылупился на неё слегка охреневшим взглядом, — И не смотри на меня так. Я только с виду мелкая. Я лишь немногим младше тебя.

- Так меня еще не называли. Да так я только сам себя называть имею право! - мысленно возмутился самец, внешне же демонстрируя хмурость своих кустистых бровей и приподнятую в оскале верхнюю губу. Давно кого-то за жопку не кусали. Пусть это и было на самом деле пару часов назад.

И явно собираясь уже выполнить задумку с жопкокусанием, Шенью пропустил момент захвата собственной морды одной мелкой засранкой. Щеки! Опять на святое покусились! Ну сколько же можно повторять ей об одном и том же? О, предки, дайте самкам нормальное чувство самосохранения...

Медведь мертв. Он больше никому не причинит вреда. Ты можешь наконец перестать бежать, — продолжала уверять светлошкурая львица недовольного самца, пока тот старался уйти от контакта глаз и всячески спасти свои гордые щеки. Лапы то тоже грязные, — Я не меньше твоего скиталась и знаю, как важно место, в которое ты всегда можешь вернуться. А у тебя есть огроменный шанс остаться здесь, на моей богом забытой родине, где никто не будет тебя тревожить. Где нет ни чумы, ни наводнений, ни одного сраного медведя. Здесь тучева хрена скал и зарослей, где ты можешь спрятаться, если так приспичит!

Прятаться? Нет, нет, нет, нет. Не хотел прятаться Шень, но Эльвейти почему-то именно так обрисовала себе поведение матерого льва, с его желанием свинтить подальше. Ладно хоть трусом обозвать не догадалась. О, эти лазурные глаза... СТОП.

- Так, хватит, - последних слов, самых главных, Шенью как раз и не услышал. Что было в его репертуаре, - я и не помнил про медведя до нашей с тобой встречи. Я выкинул свою семью из своей головы, выкинул свою прошлую жизнь из своей головы. Я просто наслаждался одиночеством, свободой ото всех в компании своего друга, пока ты мне на голову с Реной не свалилась! - коричневая львичка сейчас точно должна была икнуть, - жила со мной, питалась со мной, а потом кинула на меня эту ходячую катастрофу и свинтила! Да так даже кукушки не поступают!

Вот Шенью то понесло, но заткнуть его было бы крайне сложно, а то и опасно. Так же опасно, как сейчас он сам навис над песочной львицей, прожигая своим ярким, пристальным и крайне красноречивым взглядом.

- Душу всю мне наизнанку вывернула тогда, а сейчас вспомнила о чувствах, Эльвейти? - хлоп мощной лапой по хвосту, пресекая возможный побег и буквально мордой к морду прижался, начиная немного даже дико скалиться, - с тебя причитается, песочная. И за насилие над моими щеками тоже.

И момент, когда Шень оказался за спиной миниатюрной самочки как-то был упущен из сознаний обоих, а вот нависшая тень над Эль как минимум напоминала той о разнице в габаритах. Да и крайне подозрительный смешок в её загривок не заставил себя долго ждать. В голосе Шенью пробудились давно уже было погибшие нотки. Гипнотизирующе-опасные, заставляющие шерсть на телах врагов танцевать танго вместе с мурашками. Или же действовать иначе, изнутри, на представительниц противоположного пола.

- Так что там на счет пыли, Эльве~ейти?

Отредактировано Шенью (9 Мар 2016 19:54:31)

+2

6

Львица все ждала. Ждала и надеялась, что он поймет её глупые, несмелые намеки. Столько лет жизни за плечами, а в любви до сих пор признаваться не умела. Да некому было. Всякого самца и след простывал, стоило ей сказать, что она ненавидит детей и никогда не сможет их иметь...

Так, хватит, — нужных слов Шень не услышал. Или вновь проигнорировал их в своей типичной манере. Неважно. На колу мочало, начинай сначала, - я и не помнил про медведя до нашей с тобой встречи. Я выкинул свою семью из своей головы, выкинул свою прошлую жизнь из своей головы. Я просто наслаждался одиночеством, свободой ото всех в компании своего друга, пока ты мне на голову с Реной не свалилась! Жила со мной, питалась со мной, а потом кинула на меня эту ходячую катастрофу и свинтила! Да так даже кукушки не поступают!

Он все продолжал что-то говорить, когда в душе её вскипал настоящий пожар. Самка проигнорировала и его слова. И боль в хвосте. И резкое перемещение Шенью, почувствовав лишь его сиплое дыхание на своём загривке, даже не рассматривая его как потенциальную опасность. Даже не задумалась о том, что самец в два раза больше неё и может одним ударом свернуть ей шею. В качестве мести за щеки и жизнь с Реной. На мысли о последней Эльвей взрыкнула, повернувшись мордой к самцу.

Не смей, — львица низко и недовольно зашипела, резко воззрившись на него, как удав на добычу. Зрачки её сузились, превратившись в крохотные точечки на фоне лазурной радужки, — не смей попрекать меня этой львичкой. Не я захотела, чтобы она осталась со мной. Она просила о выживании и я помогла ей выжить. Я обучала её и кормила, но никогда не была ей матерью, вот и не смей меня звать «кукушкой»! Я ненавижу детей и к счастью никогда не смогу их иметь! Вот!

И когда поток её слов иссяк, она резко опустила уши. Злость на морде испарилась, оставив лишь испуг в чистом виде. Тот самый, что раньше возникал при одной мысли о Смауге. Но медведь мертв. Чего ей было так бояться? Одиночества. Старательно подбирая слова, она хотела сказать Шенью о своей особенности как можно осторожнее, чтобы не спугнуть его окончательно. А сейчас, как оказалось, она выпалила ему все в лицо, еще и таким тоном.

И мурашки на теле от его прикосновений смешались с мурашками страха, так что шерсть дыбом встала. Ну и видок у неё был. Жалкий. Непривлекательный...

Ой... — хриплый её шепот внезапно прервал неловкую тишину, нависшую над ними, — Я... Я хотела сказать раньше. Не знала как. Боялась, ты не поймешь и бросишь меня, как другие. Ты... Ты можешь остаться со мной, я бы хотела этого всем сердцем. Но я никогда не дам тебе наследника и ты не увидишь внуков.

Свой смысл жизни львица никогда не рассматривала в детях. Но все общество смотрело на этой иначе, превращая её в изгоя. Тут самые сильные принципы рано или поздно обрастут чувством вины. И вновь тяжелое молчание нависло над впадиной. Она ждала реакции Шенью на свои слова с таким же страхом, как ждала когда-то давно вердикта своей матери о слепоте. И боялась, что все это повторится...

+1

7

Лев смотрел на загривок самки с весьма двусмысленным взглядом. Мягкий, пушистый загривок так и манил, безмолвно просил вцепиться в него... Нет, Шень, хватит дышать этой хренью вместо воздуха и начни уже нормально думать головой.

Серый самец дернул косматой головой и уже было пасть открыл для повторного обращения к Эльвейти, раз уж она встала столбом. Но не тут то, мать её побери, было.

Не смей, — львица низко и недовольно зашипела, резко воззрившись на Шеня, как удав на добычу. Он прекрасно видел как зрачки её сузились, превратившись в крохотные точечки на фоне лазурной радужки, — не смей попрекать меня этой львичкой. Не я захотела, чтобы она осталась со мной. Она просила о выживании и я помогла ей выжить. Я обучала её и кормила, но никогда не была ей матерью, вот и не смей меня звать «кукушкой»! Я ненавижу детей и к счастью никогда не смогу их иметь! Вот!

А вот это она зря... Шенью выслушал её историю молча, пропуская мимо ушей попытки оправдать себя, мрачно проигнорировал и новость о ненависти к детям, но вот на последних словах и вовсе клыками скрипнул. Он старался сдержать себя в лапах ради самой же Эль. Пусть и ранен, пусть и слаб, но лапа тяжелая, а Эльвейти мелкая и хрупкая. Да еще и поистине слепая.

Позволяя ей самой осознать сказанное, матерый лев продолжал нависать над львицей мрачной тенью, взвешивая её признание на своих душевных весах. Странно было слышать от львицы, что та детей не любит. Не желает обзавестись потомством, а то и готова убить львенка при встрече. Нет, этого Эль не говорила, конечно, но черт разбери женскую суть в столь безумном обличие.

Вот только Эльвейти не очень совпадала в данный момент с мысленным образом Шенью. Зажатая, разбитая и взволнованная. Нет, такая не убьет. Сбежит, скорее.

- Не скули, я с первого раза понял, - Шенью вздохнул на попытку Эльвейти оправдаться перед ним, словно бы она и правда чувствовала себя виноватой в своем взгляде на "семейные ценности", - и не оправдывайся, песочная, мне этого не надо, - янтарные глаза снова встретились с лазурными, проникая в них, в спрятанную за ними душу забитой обществом львицы, - я сам не ценитель быть заботливым папой. Не по мне работа, так скажу.

Тяжелая мощная лапа медленно оторвалась от каменистой почвы и коснулась спины Эльвейти, касаясь когтями её мягкой шкуры между лопаток. Шень словно бы думал о своем, но на самом деле позволял Эль понять и принять его слова, почувствовать не только словесную, но и физическую, даже моральную поддержку.  Не в львятах счастье.

- Ну, трусишка-зайчишка, хватит трястись, - взволнованно и мягко протянул серый великан, притягивая и прижимая к себе львицу той самой, поднятой лапой. Чтобы не только уткнуть её мордой в свою гриву, но и ткнуться сперва своим носов в её. Такой влажный и мягкий.

- Моя самоедская Эль.

Отредактировано Шенью (16 Мар 2016 23:12:58)

+1

8

Эльвейти внимательно посмотрела на него. Внимательно. Долго. С прищуром. Не верила в то, что только что услышала. Это ведь правда и только что самец сознался в том, что ему не надо ни пеленок, ни бессонных ночей, ни гордого звания отца, ни наследника. Он точно на голову долбанутый. Но мироздание, как же приятно съезжать твоей крыше, когда ты знаешь, что где-то, а конкретно рядом с тобой, чья-то крыша едет в том же направлении, что и твоя. Замерев, львица упустила тот момент, когда оказалась носом в его гриве, в его мохнатой, пропахшей кровью медведя гриве, слипшейся, теплой и такой родной.

Но Ящик Пандоры уже был вскрыт. Я уже говорила о том, что она любит ныть? Нет, она ЛЮБИТ НЫТЬ. И сейчас она собиралась продолжить это дело, пусть даже бурча ему в гриву, пусть даже он не услышит. ХАЛК НЫТЬ.

- Меня всегда шпыняли и бросали из-за этого, - продолжала ворчать она ему в гриву, время от времени показушно шмыгая носом и в общем-то не обращая внимания на самого Шенью, - Все самцы меня считали стервой и отбросом, а все самки - пустоцветом и шалашовкой. Приходилось странствовать, не задерживаясь нигде, чтобы не слышать о себе ничего подобного...

А ведь это и впрямь было обидно. Пришла в поисках нового дома, когда поняла, что Смауг уничтожил все, что у неё есть, а тут её выгнали, еще и ссаными тряпками наподдав вдогонку. Она гундела еще минуты две, прежде, чем смогла отлепиться от гривы капского гада и посмотреть ему в глаза вновь. И ни намека больше на слезы или злость. Опять лишь черти в глаз пляшут, придавая львице какую-то загадочную безуминку в её виде. Опять в низу живота все собирается в тугой комок, а от одного ответного взгляда хочется просто перестать дышать, настолько тяжело ей это дается.

- Моя самоедская Эль, - заключил самец, когда она все-таки перестала ныть. Его. Его Эль. И если не это согласие остаться здесь, то что же? Эй, Селемена, если ты там есть, стукни чем-нибудь этого тугодума, чтобы он наконец сказал то, что думает на самом деле. Ну а пока (не)существующая богиня раздумывала над своеобразной молитвой в свою сторону, Эль перешла к действиям более активным. Приподнявшись на задних лапах, она лизнула самца в нос, следом легко его прикусив, и вновь встала на лапы, словно змейка извиваясь рядом с ним. И так о гриву потрется, и эдак. Не сидится ей на месте...

+1

9

Шенью сидел и молча слушал как изливает песочная самка душу, шмыгая носом в его пышную гриву, показушно опуская уши и стараясь как можно сильнее измазаться в медвежьей крови. Вонь Смауга почти выветрилась с шкуры капского гада, но в ноздрях словно плотным слоем осел смрадный запах его крови. Единственное напоминание о нем, помимо новых шрамов на боках. Шень привык к последствиям драк. Привык сам зализывать свои раны, но появившаяся в его жизни, Эль, просто перевернула все с лап на голову, а потом и бамбуковой палочкой для верности потыкала в черепушку.

- Ну и что ты делаешь? - наблюдая как играется перед ним львица, Шенью хитро осклабился, пристально вглядываясь в каждый избит самки, запоминал и впитывал каждое движение бедрами и хвостом, спиной, лапами. Эльвейти словно песочная река - такая необычная, невозможная, но притягательная. И какой идиот мог не купиться на столь красивые глаза вкупе с внутренним миром. Или не только миром, но и телом. Не столько важен возраст, как кажется на первый взгляд. Песочная была словно молодая львица. Наглая и соблазнительная. Вот только как и молодняк - немного не сопоставила габариты свои и Шеня.

Он полной грудью вдохнул запах её шкуры, отметая прочь вонь грязи и медвежьей крови. Ансамбль лечебных трав и мускуса ударил по голове самца и тот в одно мгновение оказался над Эльвейти, словно бы вынуждая её прижаться ближе к земле. Ну что, уже не так весело?

- Эль, ты с огнем играешь, - горячо рычит Шенью в её пушистый загривок, от которого не пахло никаким самцом, - я ж тебя и сломать могу.

Снова рычание. Он не перестает рычать. Не перестает нависать над самкой. Продолжает вдыхать её запах, перемещая влажный нос ближе к ушам, чтобы лизнуть каждое, а потом снова уткнуться ниже. Если бы хотела - уже бы выбралась, но раз Эльвейти не боится огня... Значит не боится и последствий. И капский гад прикусывает песочный загривок, надавливая на спину самки. Романтика в его планы не входила совсем. Шенью не был романтиком никогда. И либо Эль исправит его, либо подчинится воле Шенью.

+1

10

О, нет, она прекрасно всё сопоставляла. И понимала, что такой союз может грозить ей по меньшей мере переломом таза, если лев перестарается, забывшись. А от того в ушах шумел адреналин, дыхание перехватывало от каждого выдоха Шенью, что приподнимал шерсть на загривке, обдавая кожу горячим дуновением. Да этот капский гад как печка, ни больше, ни меньше. Так горяч и так опасен, как жерло вулкана. Но в отличие от последнего — привлекателен. Не смотря на шрамы, изуродовавшие все его тело, он был чертовски красив. Грубые черты морды, словно вытесанные неумелым скульптором, жесткая длинная черная грива, мускулы, бугрящиеся под серой шкурой, переливающийся на солнце темный подшерсток, пугающие янтарные глаза с черными склерами. Нет, этот лев отсюда не уйдет. Эльвейти хотела обладать им. Обладать так, как женщина обладает мужчиной, полностью захватить его, лишить всякой воли, сделать своим. Только СВОИМ.

Как ведьма, сотворяющая ритуал, она кружилась вокруг него, помахивая двухцветной кисточкой хвоста, извиваясь перед ним, пока не оказалась прижатой к земле чертовски близко прямо к впадине, из которой вырвался поток пара, едва не ошпарив ей нос. Страшно? Ни капли. Жарко? Определенно!

Эль, ты с огнем играешь, — горячо рычит Шенью в её пушистый загривок, что не знал львиных зубов уже долгое время, — я ж тебя и сломать могу.

Вот как? — ехидно интересуется она в ответ, изворачивая шею, чтобы одним глазом взглянуть на нетерпеливого льва, прижимающего её к земле, сжимающего зубами её загривок, так что она лишний раз конечностями пошевелить не может. Как котенок, схваченный матерью за шкирку, она чувствовала себя абсолютно беспомощной, но при этом — главной. Самомнения ей было не занимать. Но правит бал здесь именно она...

Тогда будь нежен, здоровяк... — прокряхтела она, когда тот опустился на неё, прижимая всем своим весом к земле. На какой-то миг львица и впрямь почувствовала, что и впрямь перестаралась и эти две сотни килограмм на себе ей не удержать, — Ты ведь не хочешь мне что-нибудь сломать?..

Все её нутро пылало от желания. Львица продолжала извиваться, даже будучи прижатой мощным телом, чувствуя, как начинает кружиться голова от накапливающегося возбуждения, как пересыхает в горле, а слюна становится густой и липкой. Она не проронила ни слова, хотя весь вид её, каждый жест так и кричал: «Давай же, здоровяк, я здесь, я твоя! Возьми меня!» В краткий момент общего молчания она невольно окунулась в собственные мысли и испустила низкий, призвающий полустон-полурык, буквально взмолившись, чтобы Шенью утолил её жажду.

+1

11

Attention!

У кого тут детская психика? Кыш.

И все же Эль не понимала, насколько опасным был сейчас для неё капский самец. Не осознавала, что даже в самом лютом гневе он куда безобиднее, чем сейчас. Он может усмирить в себе всякую эмоцию, кроме нынешней. Страстной, сжигающей душу, пробуждающей пожар в пару, выжигающей любые здравые мысли…

Он мог сломать её, просто разломить пополам и не заметить этого, а потом проклинать себя до самых последних дней. Мог навалиться и лишить воздуха. Задушить. Никогда прежде Шенью не был нежен с самками, а потому и просьбу Эльвейти, столь наглую, воспринял как вызов и призыв к действиям. Пусть наслаждается фантомным ощущением власти над Шенью, пусть упивается своими ритуалами.

Она была такой маленькой, хрупкой и мягкой. Песочной и сводящей с ума своим ароматом, что доносился из-под хвоста. Еще больше добавляя Шенью безумия и нетерпения. Раз она так сильно его хочет – пусть получит.

Сдерживать себя уже было невозможно, как невозможно было отвлекаться от ноющей боли внизу и желания обладать наглой львицей.

Он вошел в неё резко, на всю длину, чувствуя жар и узость Эль. Чувствуя какая она маленькая еще и внутри, рыча в загривок и требуя полноценного подчинения. Пусть тоже рычит, пусть чувствует каждое движение Шеня, которое не отличалось юношеской вспыльчивостью и быстродействием. Лев двигался размеренно, проникая глубоко и каждый раз почти полностью покидая нутро Эльвейти, чтобы снова входить и входить. И как же сложно было держать себя в лапах, хотя бы немного. Ради самой же львицы. Принося ей удовольствие от соития, но никак не боль от насилия.

- Эль, - жарко рычит Шенью, обдавая жаром своего дыхания её искусанный самим львом загривок, голосом призывая львицу снова повернуть к нему самому голову. Лизнуть в пушистую щеку? Какая романтика…

И жар от скважин уже не имел никакого интереса. И не болели больше бока самца, не были натянутыми нервы. Не существовало никого и ничего, кроме Эльвейти и её запахов. Они снова забили весь нос Шенью, проникли в душу и довели до конечной стадии «любовного попадания». И за это он потом поблагодарит свою самку. Свою. Только свою.

Последние толчки, на самой грани безумия, в созвучие рычания и влажных звуков секса были заглушены ревом капского льва, когда тот излился в Эль, перекатываясь с неё в следующее мгновение. Почти со страхом вглядываясь в её морду, а потом и в целостность тушки.

- Нет, не сломал. - пронеслось в шальной голове.

- Дыши, - прохрипел серый любовник вслух, стараясь и самому себе вернуть нормальное количества воздуха в легкие, - тебе меня еще много лет лечить придется, Эльвейти.

Да… Сказать «люблю» было бы банальным, но по-другому Шень сейчас никак не мог выразить свои накатившие сугробом эмоции. Разве что улечься удобнее, подставляя песочной львице свой широкий бок и живот. Он помнил, как каждую ночь в Оазисе наглая львица мистическим образом оказывалась у самого его брюха. Пусть и сейчас там окажется. Пусть каждую ночь спит рядом с ним. И просыпается тоже рядом.

Отредактировано Шенью (19 Мар 2016 23:16:48)

+2

12

Эльвейти в этот момент снова почувствовала себя девочкой. Настолько разница в их размерах сказывалась на процессе. Снова беззащитная девчонка, познающая радости первого секса. Но эти первые разы - какая-то прошлая жизнь. Чужая, не её. Она сейчас здесь, чувствует Шенью, чувствует, как сжимается все внутри, как бешено колотится сердце, как клокочущий рык вырывается из приоткрытой пасти. Никаких лишних слов, язык жесток говорил вместо неё.. «Сильнее, здоровяк, я сильнее, чем кажусь на самом деле, не бойся меня сломать!»

Противореча её собственным словам, тело сгорало в этой безумной пытке, смешанной со страстью. Движения Шенью становились все быстрее, все резче, пока Эльвей не изогнула спину, протяжно и даже жалобно зарычав, пока её не охватили мелкие судороги, пока она не начала задыхаться, забывая лишний раз набрать воздух в легкие. Пока, наконец, капский лев не остановился и она не почувствовала его дрожь...

А потом он осел на неё...

Львица только тихо крякнула, распластавшись на камнях, пока лев не откатился в сторону, вновь позволяя ей дышать. Сколько это продолжалось? Безумно долго. Львица потеряла счет времени. Лишь темнеющее небо, осыпающее их снежинками, подсказало ей, что уже наступил вечер. Остальные наверняка их хватились, но... Львице было искренне плевать. Она на них вот только что положила точно такой же болт, который чувствовала еще пару минут назад. В этом чертовом мире сейчас не существовало ничего, кроме неё, Шенью и крохотных белых снежинок, что таяли, не успевая долететь до разгоряченной земли.

- Дыши, - прохрипел серый любовник вслух, стараясь и самому себе вернуть нормальное количества воздуха в легкие, - тебе меня еще много лет лечить придется, Эльвейти.

Впадину огласил сиплый смех дрожащей самки.

- Мой. Только мой, - слабо мурлыкнула она и подкатилась к его боку, прислоняясь к его горячему животу. Ей не хотелось признавать, но на севере зачастую бывало холодновато. И сейчас она абсолютно была уверена, что ей больше не грозит просыпаться от бегущих по телу мурашек и немеющих от холода подушечек лап. Да благие несуществующие боги, если он прямо сейчас попросить её бросить все, за что она сражалась свою жизнь, она не раздумывая бросит все и уйдет.

Не потому, что она такая легкомысленная. Не потому, что за долгие годы привыкла скитаться. Не потому, что это уже не то место, каким она его помнит. Спроси её, что такое дом и она начнет описывать горделивую осанку, густую гриву, остатки кисточек на ушах, янтарные глаза. Спроси её и она опишет Шенью, что принял её такую, какой она есть, больной физически и духовно. Спроси её и она лишь потом поймет, что речь идет о месте, не о льве.

Едва успокоившись, львица шумно вздохнула и уткнулась в жесткую гриву самца, обняв его своим хвостом. Что бы не происходило вечером и ночью в прайде, это не её дело. Измотанная физически и морально, Эльвейти тут же провалилась в сон, необычайно легкий и долгожданный, время от времени дергая лапой и проверяя, что её печка никуда не денется, не попытается смыться среди ночи.

Персонаж спит

Отредактировано Эльвейти (5 Июл 2016 15:56:18)

+3

13

Он лежал рядом с Эль и смотрел как тихо вздымается её бок во сне. Ему было впервые так легко и спокойно. Душа казалась легким перышком, плавно кружащемся в чистом небе Саванны. Даже на холодных землях Севера, Шенью ощущал теплоту вокруг себя, внутри себя. Она была почти осязаемой и, возможно, могла быть и видимой, будь у Шеня всякие шаманские загоны. Но из не было, да и он не стремился в этом преуспеть.

- Эх, - тихо вздыхает Шенью и трясет своей гривой, следом носом ловя снежинки в воздухе. Становилось холоднее, но пар от источника спасал львов от зимнего озноба и холодного ветра здешних мест. Как же спокойно и тихо.

Песочная заворочалась под боком и фыркнула на очередную снежинку у своей морды. Шенью взглянул на неё янтарем своих уставших глаз. Что ей снится? Снится ли? Что может сейчас чувствовать сама Эльвейти после такого бурного откровения? Всё произошло спонтанно и внезапно. От грубости к откровению, от признания к сексу. А теперь? Теперь просто спокойно и хорошо. Но перышко в матерой душе самца взвилось и начало падать на разоренное поле прошлых его потерь. Он снова не подумал о будущем, а сейчас оказался в щекотливом положении. Может ли быть, что Шень не оправдает её надежд, может ли она ждать от него больше возможного? Может ей нужен вообще другой?

Пушистые брови сошлись на переносице и из глотки льва послышался болезненный рык. Он стар. Не физически, но душевно. И он устал слепо доверять. Еще давно, с родного Прайда. С гибели жены и дочери. Он всегда оставался один, даже когда был среди других... И вот снова он рядом с кем-то, но на душе скребет шакал. Перышко давно затерялось в пыли прошлого. Дикий шакал грызет кость и хохочет, высмеивая надежду Шеня на спокойное будущее. Нет. Этого точно никогда не будет. Не с ним. Да и что скажет отрезвевшим после битвы рассудком, Эльвейти? Всё может измениться с первыми лучами солнца. И Шень не захочет ждать той тяжелой минуты. Этих стыдливых и грустных светящихся в самую душу, глаз? Слабых оправданий и метаний, в попытке объясниться?

Нет. Шенью не хочет всё это испытывать и глотать вместе с горькой слюной еще и тяжесть боли. Лучше ему уйти и забыть. Забыть песочную львицу по имени Эльвейти и всё с ней связанное. Теперь у неё появилась семья и она изменится в ней. Переродится и забудет вечно хмурого Шенью с его скелетами в кустах.

Как можно тише, Шень поднялся на тяжелые лапы и закрыл глаза, до боли зажмурился и замер. Сейчас его отпустит и он снова станет матерым одиночкой с пустотой за спиной и пустотой в грудине. Да, Ренита. Она останется в его душе и, может быть, они еще встретятся и снова начнут путешествовать вместе. Больше никого не осталось у Шенью и он это знал. Черный нос льва коснулся такого же черного и влажного носа спящей львицы. Она будет счастлива.

Он уходил не оборачиваясь. Теплый пар обволакивал и скрывал его темную тушу от спящей Эльвейти. То было его немое "прощай" ей. Больше они не встретят друг друга. Он сам сделает больно ей своим уходом, но Эль не даст нести такую тяжесть на душе. Слишком она слабая для такого. Шенью был сильнее.

Долина горячих сердец.

+6

14

Львица тяжело дернулась во сне. Легкий сон, в который она погрузилась, начал давить на её плечи, сжимать, царапать ей горло ощутимым запахом серы. Он обволакивал её легкие изнутри, мешал дышать. И когда на смену фазе долгого сна пришла быстрая фаза, львица резко вскочила на лапы, метнувшись прочь, к ближайшему дереву. Она впилась в него передними лапами, выпуская когти, отчаянно цепляясь за кору. Она едва лишь успела открыть глаза, едва пришла в себя. Шенью рядом уже не было. Смоук тоже. Одна. Совсем одна, как в проклятом сне. Спасибо на том, что здесь был только снег, а не пустыня, иначе она точно сошла бы с ума.

Обними меня, Нейлин, — еще гулко звучал в её памяти её же собственный голос. Она помнила, как захлебывалась водой из оазиса, а как потом наступила легкость. Необычайная легкость, сменяющаяся тяжелой тупой головной болью. Очевидно, она за время сна надышалась сернистыми испарениями и поэтому мучилась головной болью и тошнотой. Нужно было разыскать Смоук. В таком состоянии она ничего сама не сделает, даже нужного лекарства себе не найдет.

Смоук! — её голос звучал сипло, как будто был чужим. Львица не узнавала его. Но к счастью, кошка появилась быстро. Она с опаской смотрела на подругу и на пустоту позади неё. Она видела, как Шенью уходил вниз, не вняв просьбе её подруги. Смоук знала, что после подобных расставаний ей бывает очень больно. Она может плакать, может смеяться, в целом вести себя ненормально. Но в этот раз пугающее спокойствие лазурных глаз-льдинок заставляло пустынную кошку удивленно моргать глазами и пятиться.

Эльвейти, ты... ты как? — робко спросила она. Подруга в ответ мотнула головой, тут же за неё схватившись и осев рядом с деревом.

Не Эльвейти. Нет. Больше нет. Я объясню позже. Помоги найти мне что-нибудь от головы. Я надышалась серы, — прохрипела золотошкурая и прищурилась, приглядываясь к одиноким растениям в расщелине. Поиски не заняли много времени — уже скоро барханная кошка вернулась с пучком ароматной травы в зубах. Львица забрала его у подруги и старательно разжевала, чувствуя, как сладковатый с нотками горечи сок разливается по пасти, смешивается со слюной. Проглотить кашицу оказалось еще сложнее, но она заставила себя, сдержав рвотные позывы. И в ожидании действия лекарства, прилегла в тени дерева, разглядывая темное небо и зажигающиеся где-то там звезды. Вернее, Смоук говорила о том, что они зажигаются каждую ночь. Сама она не видела ни одной уже много лун. Хотя отчаянно хотела...

Мне приснился сон, — начала она, смахнув влагу с морды, — я оказалась одна, в пустыне. Там не было ничего, даже времени. Кроме одного существа. Он назвал себя Пустотой. Кровавым богом...

Смоук нахмурилась и заметно распушила шерсть, намекая, что ей уже не нравится этот разговор. Но в силу своей дипломатичности, мешать подруге не стала.

Он спросил меня, что дальше. Я снова осталась одна и что я буду делать. Сидеть на Севере и лечить подагру у не привыкших к такому климату львов? Воспитывать чужих детей? Возглавлять однажды прайд? Мне претят подобные перспективы. Ты знаешь, я люблю свободу. Я хочу двигаться вперед. Пустота сказал мне, что каждое моё убийство, каждая моя песнь была кровавым подношением ему, за что он платил мне удачей. Он существует. Он одарил меня... силой. Я еще не могу понять, в чем она проявляется, но я чувствую, что готова на большее. Способна на большее.

А... Шенью? Он же ушел? — плавно переводила неприятный разговор Смоук в другое, не менее неприятное русло.

Ушел. Как другие. Как все они. Все они уходили, получив или не получив желаемого. Я устала испытывать боль, больше не хочу. Теперь только Пустота.

А барханной кошке сиди и думай, что она имела в виду. Что подруга больше не сможет испытывать теплых чувств, или что место любого самца в её сердце займет этот самый кровавый бог? И то, и другое.

Ты говоришь, больше не Эльвейти, — заметила кошка, прищурившись.

Больше нет. Пустота подарил мне новое имя. Нейлин. Мятежное дитя, — смех самки был мягким, тихим, обволакивающим. Она на самом деле была спокойна. Она обрела равновесие с собой, с той, от которой бежала столько лет и с той, с которою живет теперь. Словно отречение от старого имени и принятие забытого бога поставили всё на свои места, — Я не думаю, что другие поймут это. Птичка-фанатичка может и поймет, хотя и накостыляет мне за другого бога вместо своей Селемены. Отец?.. Он поймёт. Всегда понимал. Всегда понимал, что я рвусь к свободе. Он поймет даже если я уйду.

Хочешь уйти?

Не знаю. Хочу немного спокойствия и чтобы этот звон в голове прекратился, вот и все, — Нейлин недовольно скривила морду, потирая лапой все такую же больную голову. А еще помимо головы болели лопатки. Но Смоук смотрела ТАК неодобрительно, что львице даже говорить не хотелось о подробностях своего сна. Это то, что останется только между ней и Кровавым богом. Нахмурив свои тонкие брови, Нейлин повернулась на спину, разглядывая крону дерева над ней и небо. Все равно все было лишь пятнами разной степени черноты.

Ты не можешь сидеть здесь вечно. Пойдем, тебе пора вернуться к Скале.

+2

15

Бросок на применение травы не из ИМ

https://www.random.org/dice/dice4.png

4+3 = 7 → 6

6 - Персонажу становится гораздо лучше (количество постов на восстановление сокращается в два раза).

Головная боль проходит и Нейлин перестает тошнить.

0

16

Голова постепенно стала возвращаться в нормальное состояние и больше не напоминала сверхчувствительный колокол. Львица без труда перекатилась на живот и поднялась, отряхивая шкуру от налипшей грязи и снега. Смоук была права, сидеть здесь вечно, чувствуя, как растворяется запах ушедшего самца в серных облачках, оседающих на землю. Ждать больше нечего, ловить в принципе тоже. На дереве над львицей громко ухнула сова, оповещая её о скором наступлении ночи. Целительница подняла взгляд наверх, прищуриваясь. В ветвях скрюченной от ветров сосны сидело белое пятно — сова-альбинос Хиро. Нейлин помнила его еще птенцом, он жила в этой впадине столько, сколько она себя помнила на Севере. Хиро всегда ладил с местными шаманами, а теперь с интересом разглядывал своими красными глазами бродяжку.

Мои глаза меня не обмазывают? — клокочущий голос птицы доносился до них сквозь ветви и иголки, — клан мароци действительно вернулся на север?

Ну... От мароци мало что осталось, но Варг и я действительно здесь, мы вернулись. Смауг мертв. Кстати, ты не одолжишь мне парочку своих перьев? — проговорила старому знакомому Нейлин. Сова сорвалась с ветки и спикировала вниз, невольно заставив пустынную кошку дернуться в сторону, чтобы не попасть под его когти. Хиро поднял крыло, выдергивая оттуда несколько маховых перьев и протянул их львице. Смоук удивленно приподняла бровь и открыла уже рот, чтобы поинтересоваться, к чему ей такой странный дар, но пасть захлопнула так же быстро, не успев произнести ни звука. Она продолжала наблюдать за странным преображением подруги.

Спасибо. Мне это пригодится, — растянув губы в змееподобной улыбке, Лин перехватила перья когтями и воткнула за оба уха, так что теперь они напоминали крохотные белые совиные крылья. Выглядело, наверняка, смешно и очень симпатично, но в этом вся она. После чего львица повернулась к сове [умение «авторитет» применено], кивнув ему в сторону севера, — сообщи прочим, всем обитателям, что еще по какой-то причине не знают, что север наш. Пусть каждый зверь знает, что король Варг вернулся.

Как скажете, — Хиро склонил голову в полупоклоне и взлетел, оставив после себя только легкий запах и шелест перьев. Нужно было лишь отмазаться от альбиноса, чтобы он не видел дальнейшего.

А перьев ей было мало. Как символ её внутренней свободы они смотрелись прекрасно, но кое-чего не хватало. Не хватало увиденного во сне. Нейлин подскочила к жиже с грязью, зачерпывая оттуда целый комок лапой, после чего начала копаться у корней дерева, выдергивая оттуда какие-то корешки. Это был целый ритуал — перетереть корни, чей сок оказался алым, как кровь, смешать его с сернистой грязью и создать краситель, который будет держаться на шкуре достаточно долго.

Кровавому богу нужно кровавое подношение, — объяснила она, — Мне нужно соответствовать. Пустота даровал мне способность, которую я еще не могу до конца прочесть и осознать. Мне нужно воссоединиться с традициями своих корней. Пусть, это не перья стервятника, которые носили мои шаманы, но и я больше не кочевница. Белые на севере будут смотреться гораздо лучше.

С этими словами целительница зачерпнула лапой краситель и провела подушечками лап по своим лопаткам, сначала с одной стороны, а затем с другой. Узор теперь напоминал срезанные крылья. А следом, распалившись, она окунула обе передние лапы в краситель и резко провела пальцами под глазами в качестве завершающего штриха.

Да будет моя жизнь и каждое моё действие моей жертвой тебе, мой господин, моё кровавое божество, — чуть слышно прошептала она и, закрыв глаза, резко вскинула голову вверх. Она почти смогла почувствовать его касание, его холодное дыхание на своей щеке. Всего лишь ветер. Но этого было достаточно. Жизненные приоритеты меняются. И атеисты, встретившись со сверхъестественной сущностью, могут признать их власть над своей жизнью. Нейлин почувствовала, как воздух вокруг завибрировал, задрожал. Нет, это не потоки воздуха вырывались из расщелин в земле, это господин отвечал своей последовательнице.

Целительница распахнула глаза и сделала шаг вперед, легко посмеиваясь, словно сейчас не становилась безумной последовательницей кровавой религии.

Вперед. Не буду же я здесь вечность прятаться!

[Каменистое подножье]

+3

17

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"8","avatar":"/user/avatars/user8.png","name":"Ale-Tie"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user8.png Ale-Tie

Шапка снега и льда с Одинокой Горы и близлежащих гор стремительно начала оседать, сначала порождая страшный грохот, а затем уже начиная сползать вниз. Снежная гряда движется медленно, но верно. Животные, ошибочно полагающие, что она не причинит им никакого вреда, бесследно пропадают в этой белой массе...

Лавина заметно замедлилась при приближении к дымной впадине. Горячие внутренности потухшего вулкана довольно быстро подтапливали подступающую снежную гряду. В прочем, теперь потоки воды затапливали дымящиеся расщелины в земле, порождая еще больше пара.

0

18

Великий чертог

Рождение младших сестёр и брата, как и предполагала Маргери, породило ещё больше шума в и без того довольно шумном месте. В понимании её родителей, видимо, чем больше львов в их семье – тем лучше. За последние пару месяцев их уютная немногочисленная община разрослась до размеров небольшого прайда, в который постепенно приходили всё новые и новые львы. Самочка демонстративно вела себя перед ними, аки принцесса, гордо и сдержанно. Благо, что король прайда и его пассия не реагировали на это слишком остро (честно говоря, вообще, кажется, никак не реагировали), поэтому Гери обходилась без выговоров от родителей и верхушки Братства.

Отдыхая от общества сиблингов, а так же увесистого и пищащего дополнения в прайде, Маргери прогуливалась за пределами логова. Как она заметила, Киллиан с дружками отправился в долину, где они, непременно, затевали очередные пакости. Львица не желала принимать в этом участия даже косвенно. Все их шалости неизменно приводили к одному и тому же финалу, который её никогда не радовал. Неужели нельзя вести себя взрослее? Они уже не дети. Маргери фыркала, а сама вела себя ничуть не взрослее. Она была подростком, довольно капризным и с необоснованно завышенной самооценкой.

К слову о самооценке. С недавних пор у неё появилась подруга. Точнее как. Сама Маргери считала её прислугой и обращалась с ней должным образом, а хрупкая и запуганная лисичка везде следовала за ней по пятам и боялась лишнего слова сказать или возразить.

- Ну и где твоё «отличное местечко»? – скучающе вздохнула Маргери, остановившись.

- Мы уже почти пришли, - ответила ей Лилу, волнительно переступая с лапки на лапку. – Это здесь, - позволив себе вырваться вперёд, она торопливо показывала дорогу, словно за секунду промедления могла лишиться общества хозяйки.

- Здесь? – Гери осмотрелась, пытаясь найти причину, которая вызывала восторг у её спутницы.

- Да, - Лилу улыбнулась, остановившись напротив и улыбаясь. – Вот эти источники помогут вам расслабиться и восполнить силы.

Маргери осмотрелась. Она надеялась увидеть перед собой водный источник, где будет чистая и прозрачная поверхность. Возможно, горячий источник, который благоприятно повлияет на её общее состояние и позволит ей выкупаться. Конечно, реки в долине позволяли это сделать, но здешний климат был слишком суров, и к нему южанка привыкала с неохотой. Ей больше удручала новая шерстка, которая стала пышнее и гуще.

- Грязь? – пренебрежительно фыркнула Маргери, когда поняла, что ей предлагает фенек. – Я проделала такой путь, чтобы изваляться в грязи?

- Но это не простая грязь! – Лилу попыталась возразить, даже выступила вперёд на два шага, но под пристальным и недовольным взглядом обиженного подростка, стушевалась, опустила большие уши, поникнув, и отступила на шаг. – Я обещаю, что вы нисколько об этом не пожалеете. Это не обычная грязь, она – лечебная.

Маргери сильно сомневалась в том, что настолько грязная и ужасная вещь, как эта, может хоть сколько-нибудь быть полезной.

Отредактировано Маргери (11 Июл 2017 19:59:43)

+4

19

- Начало -
Многие, многие месяцы проживая жизнь самостоятельно, за эту неделю Анаэрон ещё до конца не привык к такому множеству других львов и львиц. Слепой часто робел, молчал - но старался помочь всем, чем мог своими хрупкими силами. Являясь очень совестливым львом, он считал, что каждый кусок мяса из общей кучи должен отработать, поэтому не делал себе уступок и исполнял те же роли, что и другие зрячие львы - патрулирование, к примеру.

Ах да, патрулирование. Лев действительно сейчас обходил территории, но всё же поддался искушению и зашёл сюда - его чуткий нос легко различал эти тёплые испарения с необычным запахом, уши улавливали эхо собственных шагов, а подушечки лап чувствовали нагретые камни.
Подходя к источнику грязи, Анаэрон смутно вылавливал из памяти всё, что помнил об этом месте. В их прайде все лечебные места считались священными и посещались лишь больными и их целителями, но в прайде Траина таких ограничений не было.
Среди эха он выловил далёкие голоса: детский... И более взрослый, но тоже негрубый. Двое детёнышей? Анаэрон не мог учуять их запахи, так как горячая вонь грязи перебивала всё, но голоса расслышал хорошо, хотя и не разобрал, о чём они говорили.
Нужно предупредить о этом месте. - Растерянно подумал слепой, легко вышагивая среди камней.
Если пребывать здесь слишком долго, то можно задохнуться.
Рождённый в прайде львов, которые жили здесь, вокруг источников и скал, Анаэрону даже не приходилось как-то особо анализировать, чтобы избрать верное направление: голоса становились все громче, и вскоре слепой мог даже разобрать:
- ...Это не обычная грязь, она – лечебная.
- Верно... - Вежливо, но несколько робко улыбнувшись, лев вышел к этой компании. Слепой и не думал прятаться, так что сразу извинился:
- Простите, я патрулировал... И услышал вас... - Теперь, когда слепой находился прямо перед шумными сопрайдовцами, то мог учуять их по запаху шерсти. Поняв, кто перед ним, он сразу же воскликнул:
- Мисс Маргери и её верная подруга! Ох, простите, что помешал вам обоим. - Хоть Анаэрона и изрядно потрепала жизнь одиночки, но своё воспитание принца он не забывал ни разу: так что легко поклонился обоим, прикрыв незрячие глаза. А имена, как запахи и детали всех сопрайдовцев, старательно учил чуть ли не в первый день.
- Ваша подруга Лулу совершенно права: это действительно лечебные горячие источники. - Слепой поднял голову и повернул её в сторону бурлящей грязи.
- Многие охотницы когда-то приходили сюда, чтобы искупаться. Говорят, что эта грязь лечит любые раны и расслабляет, а шёрстку делает более блестящей и шелковистой... - Слепой улыбнулся.
- Только будьте осторожны, мисс. В этом месте множество горячих трещин в скалах, из которых валит едкий дым. Если им надышаться, то может стать только хуже.

Отредактировано Анаэрон (28 Июн 2017 08:37:46)

+3

20

Великий чертог------→>>

Следы привели его к дымной впадине. Луис никогда здесь не был, но слышал от лекарей прайда, что место это весьма опасное и, в тоже время, приносило много здоровья израненному и уставшему организму. Это было странное противоречие, поэтому Луис в это слабо верил, но выяснить все тонкости ему не удалось. Люциан позвал его на патрулирование границ совсем не вовремя.

Историю о том, как близнец Луриана обходил территории их нового дома - оставим на потом. Сейчас же лучше понаблюдаем, как львенок пытался отыскать свою сестру среди этого дыма, пепла и испарений. Сначала он попал в самый эпицентр. Не требовалось слишком много времени, чтобы львенок почувствовал, как его ноздри и горло начинает обжигать. Луис замотал головой, ощерился и кинулся бежать куда глаза глядят, лишь бы не задохнуться. Выбрала же сестра себе место, где можно погулять. Или сходить на свидание, раз уж ее запах перемешивается с запахом нового члена прайда.

Откашлявшись, подросток все-таки не сдался. Он снова принюхался и понял, что изначально ошибся, отправившись не в ту сторону. Вероятнее всего именно из-за этого он и угодил туда, где дыма было слишком много. Протяжно выдохнув, та бы успокоить себя, молодой лев возобновил свои поиски.

В этот раз они увенчались успехом. Юный самец издалека еще приметил светлую шкуру, красиво уложенную челку и маячащую в лапах подружку сестры. Хотя... Луис не сказал бы, что это была ее подружка, потому что она больше походила на подданную, существующую для того, чтобы выполнять прихоти принцессы. Лев фыркнул: хорошо, что какое-нибудь королевство осталось без Маргери, иначе бы ему пришлось несладко.

Немного погодя Луис обнаружил и еще одну серую шкурку, сливающуюся с общим фоном. Это был Анаэрон: лимонный хохолок плохо знал льва, но проникся к нему симпатией, потому что тот показал себя добрым и умным львом. Подросток ускорил шаг: хотел поскорее все-таки подобраться к своим ребятам, поскольку место было довольно зловещее, хотя здесь было не так холодно, как в других частях их северных земель.

Когда юный самец подошел к своим знакомым, Анаэрон уже заканчивал какой-то рассказ. Луис навострил уши, потому что тоже хотел расслышать что-нибудь оттуда, но не успел. Поравнявшись с сестрой и львом, юнец вклинился в разговор, никого не перебивая, пока стояла секундная пауза.

- Всем привет, - сказал подросток не своим голосом, поскольку плохо откашлялся еще с того раза, как он свернул не в ту сторону, - я тебя искал, - обратился он уже к Маргери, - в пещере балаган. И, кстати, ты не в курсе, почему ушли родители?

Отредактировано Луис (13 Июл 2017 08:51:00)

+3

21

- Верно...

Маргери встрепенулась, резко повернулась к нежданному гостю и ощёрилась. Светлая шерсть встала дыбом на загривке и в секунду превратила юную прилизанную принцесску с разъярённую фурию. Ещё бы! Кто-то посмел потревожить её покой, да ещё и без дозволения. А вдруг она тут ванну принимает? Ну и что, что лев незрячий? Как-то же он понимает, что происходит вокруг!

- А.. Это ты, - фыркнула Гери, заметно успокоившись. Поняв, что её покой нарушил один из сопройдовцев, она перестала ершиться, если можно так сказать, учитывая характер Маргери. Светлая шерсть на загривке медленно опустилась, а самка перестала щёриться, как дворовая разозлённая кошка.

Не сказать, что она лично знала этого льва. Помнила, что пару раз видела его  в прайде – он стал членом братства благодаря доброму сердцу (хотя в понимании Маргери - слабохарактерности) короля. Она бы точно не взяла к себе в прайд львов и львиц, которые… которые вот такие. В понимании Маргери, если незрячий, без обоняния, хромой и косой, то невозможно приносить пользу обществу, а значит - для других он становится обузой. К счастью, Гери хватило ума этого не говорить.

Она силилась припомнить имя льва, потому что обращаться к нему как: «эй ты, как там тебя» - невежливо, по крайней мере, пока они находятся тут совершенно одни. Мало ли что ей будет за её слова. Она не дурочка, да-да.

Лулу, поначалу испугавшись, спряталась за лапу хозяйки, но теперь же выглянула и приветливо кивнула, улыбнувшись, хотя Анаэрон этого в силу слепоты увидеть, конечно, не мог.

- Здравствуйте, - сопроводив свою речь искренней радостью, фенек выглядела полной противоположностью своей недоброжелательной и капризной хозяйки. И что она только нашла в её компании? – Вот. Я же говорила, - порадовалась Лулу, когда самец подтвердил её слова о грязи, но, заметив недовольный взгляд самки, вновь приникла к земле и прижала уши к голове. – Простите, - её голосок прозвучал так тихо, словно она пыталась стать ниже травы и тише воды.

Маргери перевела взгляд со спутницы на льва, думая, что ему ответить. Сказать, что она и так это знает? Не знала же. Хотя… ему откуда знать? Впрочем, он слышал их разговор, а значит – она выставит себя глупой лгуньей, если скажет именно так.

- Кхм, - тщательно подбирая слова, Гери старалась говорить мягко и менее возвышенно. – Спасибо за предупреждение. Учту. Однако же… что патрульный делает так далеко от границы?

На самом деле Маргери понятия не имела, что входит в обязанности патрульного. Сама она никогда в это не вникала, но дорогое и любимое эго так и хотело найти повод лишний раз сослаться на свою красоту и обаяние, мол она настолько прекрасна, что ради неё этот лев покинул патруль, чтобы хотя бы глазком на неё взглянуть. Ага. Глазком. Незрячий. Поняв всю абсурдность своих помыслов, Гери вздохнула.

- Впрочем, неважно, - она безразлично махнула хвостом, отвлекаясь на появление старшего брата. – И зачем же ты меня искал? – Маргери одарила Луиса скучающим взглядом. – Я даже не знала, что они ушли, - подросток пожала плечами, а Лулу выступила вперёд, пытаясь объяснить:

- Мы ушли из логова давно, а когда ещё были там, дядя Люциан и тётя Элика оставались внутри с детьми. Может быть, они решили поохотиться? – предположила фенек, посмотрев на хозяйку, но той, кажется, не было ни малейшего дела.

+1

22

К великому сожалению Луиса, новоявленный член прайда, слепой молодой лев, которого, насколько мог припоминать Лимонный Хохолок, звали Анаэроном, оказался совсем не разговорчив. Любознательному подростку не терпелось вывалить на него кучу назревших в голове вопросов: каково это, жить одиночкой, да еще и слепым, в каких приключениях он уже успел побывать…Но видя, что новенький явно не расположен к беседам, Луис огорченно вздохнул. Тактичность не позволяла навязывать свое общество насильно, а сестра… Маргери не горела радушием, как и радостью от встречи брата.

И зачем же ты меня искал?

- Ох, - коротко выдыхает Луис, удерживая себя от совершенно бестолковых фраз и оправданий. А что он ожидал? Что сестра, радостно вопя, бросится ему на шею от радости и будет увлеченно рассказывать последние новости? Он пропустил сквозь себя слова, сплошь пропитанные безразличием, остался будто бы один. Несмотря на то, что рядом находилась сестра и новенький в их прайде.

Луис подумал о том, что сестра изменилась. В их детстве он запомнил  ее несколько другой, более... родной? Он помнил ее без той стены, что успела вырасти, как только они чуть подросли. Во всяком случае, ему казалось это здесь и сейчас, возможно, на эмоциях. От разочарования, что и Маргери не видела родителей с пыльных времен, да и не особо была этим обеспокоена... Глубоко вдохнув, Луис постарался придать мордочке спокойное выражение и совладать с внезапно охватившими его чувствами. Хотелось заскулить и свернуться в клубок, спрятав носик под  хвостом, как щенок.

И ему... Ему было нужно что-то сказать.

- Я искал тебя, напугавшись, что ты тоже пропала вместе с родителями. Теперь, узнав что ты в порядке, мне стало намного легче. И сомневаюсь, что они решили бы поохотиться так поздно, Лулу...

Не волнуйся, Луис, все будет хорошо. Мы снова скоро встретимся - по другому просто не может быть.

Отчаявшийся, на эмоциях, он внезапно прильнул к сестре боком и замолчал. Замолчал специально, потому что слова всегда все портили. У лимонного хохолка не получалось выстраивать их как надо, никогда. Они не могли передать его чувств и красиво представить мысли, вечно казались ему уродцами, перевирающими все. Так, что получалось, будто говорил он одно, а получалось все равно другое. Но, в общем, в телодвижениях подросток тоже недалеко ушел. Едва ли он мог бы также исчерпывающе передать свое настроение и эмоции, просто прильнув к сестре.

- Извини. Господи, Маргери, извини меня! Я... - Луис был обеспокоен тем, что сестре может не понравится такой жест сентиментальности. Слова снова исчезли. Все речи, что пытались появиться в голове, выглядели убого, нелепо,  но никак не правильно. Поэтому Луис снова замолчал, и прижался к Гери боком, поплотнее, чтобы ощутить ее тепло и ее запах, а не только лишь раскаленные испарения от грязи в этом странном месте... Ему хотелось обнять ее, как обнимают друг друга люди - крепко. Найти утешение и душевное спокойствие в этих крепких и теплых родственных объятиях.

+4

23

Что со мной могло случиться? – Маргери дёрнула плечом и перевела скучающий взгляд на грязевую ванну, которую ей так советовала Лулу и Анаэрон. Словам Анаэрона львица не доверяла. Вдруг он хочет посмеяться над ней? Подумать только, что ей придётся всей изваляться в грязи, так же дурно пахнуть, а потом ещё самостоятельно вылизываться. Фу! – Папа настолько нас бережёт, что воздуха не хватает, – львица вздохнула, вспоминая, насколько Люциан уделяет им внимание. С беременностью матери дела пошли чуть лучше. Отец занимался своей женой и готовил всё для нового потомства, поэтому поучал детей и следил за их каждым шагом уже не с таким фанатизмом, как раньше. Маргери отлично помнила, как полгода назад отец надавал по ушам Фредерику за его неумелое похищение, и она была свято уверена в том, что надаёт снова любому, кто посмеет навредить его детям.

У Маргери на морде не отразилось ни тени сомнения или беспокойства по поводу родителей. Что с ними станется? Они уже достаточно взрослые, имеют определённый жизненный опыт. Справятся. Как-то же они дожили до своих лет, вынянчили свой первый помёт и смогли дотащить всех детей вполне себе живыми и невредимыми до самого Севера.

Не переживайте, господин Луис, – всё тем же ласковым и светлым голоском заговорила Лулу, обращаясь к брату своей хозяйки. – С вашими родителями всё будет хорошо. Обязательно! Дядя Люциан такой храбрый и смелый, а тётя Элика.. Она у вас просто красавица!

Маргери фыркнула. Она не хотела принимать участие в попытках успокоить своего брата, и, честно говоря, начинала уже скучать, потому что один из её собеседников окончательно замолчал, словно с приходом Луиса у Анаэрона отпало желании с ней общаться. Что? Наедине – смелый, а как при других, так дама не наша и мы вообще мимо проходили? Ну, ладно-ладно. Не больно-то и хотелось.

Неожиданно Луис решил поддаться эмоциям и прильнул к сестре. Этот жест с его стороны вышел неожиданным, несмотря на то, что Маргери знала своего брата с самого детства и могла бы предвидеть его желание получить поддержку и утешение, но, увы, она была настолько увлечена своим «ничем», что проворонила момент сближения. Для самки он закончился неприятным для неё «чвак» под правой лапой. Маргери поморщилась, подняла испачканную переднюю лапу и брезгливо стряхнула с неё грязь в несколько слабых движений. Помогало плохо.

Луис…

Маргери явно была недовольна последствиями обниманий с братом. Даже его извинения не сделали лучше. Разве что Маргери не стала ещё больше на него злиться (куда уж ещё?), а просто смолчала и вновь попыталась очистить лапу от грязи. Лулу предусмотрительно молчала и пряталась за слепого подростка, чтобы ненарочно не попасть под лапу хозяйке и не стать для неё ковриком для обтирания грязных лап.

После первого фиаско с объятиями Луис решил повторить свой опыт. На этот раз Маргери удалось избежать второго погружения в грязь и лишь скрипнуть клыками от злости. Подросток искал поддержки и защиты не у той сестры. Он бы с большим успехом добился ласкового словца от Луриана, чем от себялюбивой Маргери.

Лулу, возвращаемся. У меня совершенно нет настроения тратить время на… грязь, – не то она так отозвалась об обществе патрульного, не то об объятия со старшим братом, ни то просто о грязевых ваннах, которые она начала принимать не по своей воле и явно не оценила. Львица выскользнула из объятий своего брата и направилась в сторону чертога, не имея ни малейшего представления об угрозе в долине.

Лулу отошла от своего защитника и побежала мелкими шажками за хозяйкой, но остановилась, чувствуя себя неудобно перед Анаэроном и Луисом.

Вам тоже лучше возвращаться. Уже темно и опасно, – она улыбнулась подросткам и под требовательный оклик Маргери, поспешила догнать её.

»» Большой чертог

+4

24

«А. Ясно…» - эти слова хотели вот-вот сорваться с губ подростка, но так и не смогли, тяжелым камнем засев внутри Луиса.

Конечно, Лимонный хохолок расстроился столь холодной реакции сестры, поэтому так глупо растерялся и замешкался. Он чувствовал панику и страх, потому что за его коротенькую жизнь практически никогда не встречался с таким равнодушием. Просто подросток чертовски не хотел потерять сестру… Только и всего.

- Спасибо, Лулу, - благодарно пробормотал Луис. Надо сказать, что эта милая лисичка была полной противоположностью своей хозяйки, а ее слова для лимонного сейчас были как капелька меда в океане дегтя. И как Маргери до сих пор не сжила несчастную зверушку со свету… Луис не мог уже чему-нибудь удивляться. Смирение овладело им, и жить стало будто бы проще - не можешь что-то понять, не можешь повлиять на определенные действия? Вот и не трать на это силы, занимайся другими делами.

Сердце вдруг начинает биться быстрее, уши чуть прижимаются к голове. Что, если он ошибся? Если все его эмоции, что переполняют сейчас окажутся... вызванными зря? Это как когда ищешь что-то, осматриваешь все вокруг, и взгляд цепляется за какой-то силуэт. «Это оно!» - замираешь ты, сердце стучит, сам вне себя от радости и облегчения, а как подойдешь ближе - окажется мусор или причудливое растение. Поэтому лимонный как мог сдерживал в себе детское желание плюс к этим неказистым обнимашкам  разораться от радости, и еще уткнуться носом в родную светлую щеку, и начать шептать на ухо всякие признания в вечной братской любви, и о том, как ему не хватало ее...  Луис держался, только вот серьезный взгляд сменился на мечтательный.

Дышать вдруг стало сложно, что-то забивалось в нос, и подросток несколько раз чихнул. После этого ему вновь пришлось глотать странный воздух, неприятно оседавший не только на чувствительных носе и пасти, а и шерсти. Он стоял тут будто присыпанный пеплом, а их с сестрой лапы измазались в теплой грязи (благодаря ему, между прочим!..). Откуда здесь это? Ничего ведь не горело, а рядом разлеглась целая ванна грязищи. Луис шуточно подумал о том, как все это будет прекрасно выглядеть, если залить тут все этой массой, и Маргери в первую очередь. Вот что по-настоящему деморализует чистюлю и недотрогу! Но его морда в это время пыталась выразить что-то вроде: «прости-прости, ну ты же понимаешь, одно слово и я растворюсь с твоих глаз». Должно быть, лимонный со своей навязчивой заботой выглядел слишком подхалимски. Эта мысль заставила его морду на мгновение скривиться. Подросток постарался скрыть гримасу во тьме и молчал. Пытался прислушаться к биению одновременно двух сердец. Но если свое он чувствовал, то стук сердца Маргери уносил с собой вездесущий северный ветер. Ну и пусть тешится. А подросток же вдыхал запах сестры и старался не слишком погружаться в воспоминания. Хотелось в уютное местечко, в свет и поговорить. Поговорить о том, как сильно они изменились (хотелось верить, что слово «изменились» подразумевало под собой только хорошие перемены, но увы), рассказать о своих переживаниях и вспомнить детство, потому что оно было тем временем, что они провели вместе. Но сестра лишь поспешила сбежать от его общества... Луис огорченно выдохнул, смотря вслед удаляющейся Маргери и ее милой подруги, что заботливо посоветовала делать то же самое им с тем молчаливым подростком.

«Да, было бы неплохо вернуться к остальным. Маргери, у тебя есть какие-то особые дела?» - хотел было выпалить ей вслед лимонный, но побоялся выглядеть еще более глупо и навязчиво. А про себя надеялся - нет, нет у нее никаких дел, и они будут бродить вместе, и никого больше… Но разве что в его сладком сне.

- Давай двигаться. Не хочу забыть как дышать, - выдохнул Луис, обращаясь к слепому. Ему подумалось, что неплохо было бы прибавить в их компанию кого-нибудь оптимистичного и болтливого. Тишина была у каждого своя, и она отделяла львов друг от друга. Может, это и было бы правильней - сейчас они выйдут к логову, а наутро и вовсе разбредутся кто куда по своим делам, и наверняка еще долго не соберутся вместе.

А северный ветер был все так же назойливым и неприятным, потому что... он был еще и безличным. Он не был ни холодным, ни горячим, ни свежим, ни спертым. Ничего за собой не нес. Разве что уносил.

> Великий чертог

Отредактировано Луис (11 Янв 2018 04:09:22)

+3


Вы здесь » Король Лев. Начало » Северные владения » Дымная впадина