Страница загружается...
X

АААААА!!! ПРОГОЛОСУЙ ЗА НАААААС!!!!

И не забывай, что, голосуя, ты можешь получить баллы!

Король Лев. Начало

Объявление

Количество дней без происшествий: 0 дней 0 месяцев 0 лет



Представляем вниманию гостей действующий на форуме Аукцион персонажей!

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов Волшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Края вечной зимы » Серебряная долина


Серебряная долина

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

http://s5.uploads.ru/RJW0w.png

Каждому необходимо найти источник энергии. На местных землях не было бы ни души, если бы не было места, куда предпочитают приходить копытные и мелкая дичь. Здесь, прямо перед тем, как подняться в гору, простирается холмистая равнина, с одиноко стоящим деревом. На этом месте трава почти всегда, как на юге, зелена, но несколько раз в месяц даже эта равнина присыпается снегом, отчего блестит и переливается на солнце, за что и была прозвана серебряной.


Любой пришедший в локацию персонаж испытывает сильнейший холод (антибонус "-1" к любым действиям, возрастающий каждые три поста; нейтрализуется умением "Устойчивость к холоду").

Доступные травы для поиска: Базилик, Валерьяна, Костерост, Мелисса (требуется бросок кубика).

0

2

Начало игры.

Наверно не самая лучшая мысль отправиться на поиски матери. Ведь её наверняка уже нет. Нигде нет. Мои лапки давно уже покинули пещеру, в которой сохранялось тепло и запах матери. Теперь я даже не предполагала, что со мной может случится? Куда меня занесёт дорога? Порой мне хотелось вернуться, но каждый раз оборачиваясь, в душе зарождалось сомнение. Будто шестое чувство подсказывало, что эта затея бессмысленна.
Без пищи я уже странствовала сутки, и до сих пор удивляет - как же я выживаю? Мне удалось встретить столько хищников и опасных тварей! Видимо удача меня не покидала. Наверно, кто-то наблюдает за мной сверху..с небес и охраняет меня. Оберегает от бед. Каждый раз поднимая голову к вверху, я молилась высшим созданиям, чтобы они не покидали меня, как матушка. Видимо те услышали мои молитвы, а это не может ни радовать.

Но это вечное странствие не может так долго продолжаться. Я старалась не отчаиваться. Мне удавалось испить воды у разных источников. Хотя и там меня могла поджидать смерть. Из-за моего окраса, я была слишком уязвима и заметна. Кто же упустит момент поглазеть хоть на маленького, но белого льва.
Матушка иногда брала меня на охоту. Я видела как ловко ей удавалось завалить зебру или антилопу, и мне тоже хотелось принять в этом участие. Почему-то сильно веря в себя, и свои возможности, я была уверена что у меня все получится. Но мама не разрешала. То ли не верила в меня? То ли беспокоилась? Скорее второе, нежели первое. И вот сейчас, оставшись одной, мне боязно приближаться к парнокопытным животинам. А есть хочется.

Мысля оптимистично, я приближалась к новой - неизведанной мною местности. Под лапами искрился иней, который покрывал всю долину. Я остановилась дабы осмотреться и передохнуть с дороги. Посреди долины стояло только одно дерево, а рядом с ним разгуливали стадо копытных тварей. Желудок тут же напомнил о себе неприятным посасыванием внутри, и глухим звуком. Хотелось есть, а по близости только трава и дичь, на которую я не могла охотиться. Хотя снежная гладь хорошо маскирует белую шерсть львенка.  Я решила остаться тут передохнуть. А вдруг чудо случиться? И с неба упадёт огромный кусок свежего мяса. Я махнула головой, дабы отослать от себя эту странную и весьма безумную мысль. На голодный желудок, что только в голову не придёт. Как тут красиво! Мне бы хотелось показать это место маме..вот бы она была сейчас здесь, со мной. Я опустила голову, устремив свой взор на белые пушистые лапки. Мне не хватало матери, но её сейчас со мной нет. А значит нужно выживать в одиночестве. Вот только как? Я не понимала.

+8

3

Начало игры.


Зеленая трава под лапами была таким непривычным, почти невозможным явлением, которое скорее казалось сном, чем явью. По крайней мере, конкретно для львицы, ведь она родилась среди бескрайних снегов и просто не привыкла видеть зеленую траву и трогать мягкую землю. Привыкла, что земля всегда твердая, промерзшая вечным холодом, а трава, если ты и сможешь добраться до нее через толщину снега, грубая и желтая, мало походящая на ту, на которую сейчас смотрела Марид. Тут был снег, но с рассветом он, вероятней всего, растает, превратившись в грязные лужи.

Она шла не очень долго, но почему-то лапы заметно ныли. От перемен? Может быть, дочь Севера не хотела об этом думать. Вообще ни о чем не хотела думать, ушла специально подальше, чтобы побыть в одиночестве. Бэрри последнее время слишком занят, быть подле него и смотреть на этот меховой белый шар, именуемый Нилсин, не было совсем никакого желания. Скорее хотелось вцепиться в морду всеми когтями и окропить снег свежей кровью. Но Марид никогда этого не сделает. И не потому, что боится правосудия, а потому, что боится потерять самого дорогого льва в своей жизни. Сказать ему об этом? Нет. Бэрри ненавидел нытье, ненавидел жалобы, так что это только усугубит и так хреновую ситуацию Марид. Поэтому она решила прогуляться ночью одна, чтобы проветрить голову и привести мысли в порядок.

К сожалению или к счастью, но одной побыть ей так было и не суждено. Она еще издалека заметила белый комок шерсти с дополнением в виде хвоста, который априори тут не мог находиться один. Почему? Ну потому что это был маленький львенок, который не так давно стал жевать мясо и которому еще следовало греться об живот матери и отца. Марид не особо хорошо ладила с детьми, но эта малышка, судя по окрасу, была одной из Ходоков. Или, по крайней мере, очень походила на них внешне. Потерялась? Заблудилась? Бросили? В конце концов, не день и не вечер, а уже глубокая ночь, время, когда котята давно спят сытые и в тепле. Бросать маленькую сестру на произвол судьбы львице просто не позволили бы мозги и сердце.

Медленно и нарочно громко, чтобы львичка издалека увидела и почувствовала ее приближение, Марид двигалась вперед, игнорируя сонных копытных, которые паслись неподалеку. В львенке они явно не видели никакую угрозу.

- Эй, белые уши, - не зная, как обратиться к ребенку, негромко сказала львица, когда подошла достаточно близко, - ты что здесь делаешь? Как-то поздно для прогулки, не находишь?

«Как-то грубо вышло… Испугается сейчас еще.»

- Как тебя зовут?

+6

4

Я дёрнула ухом, когда рядом услышала как кто-то приближался ко мне. Оторвав взгляд от земли, я стала им маячить в разные стороны дабы понять откуда появиться фигура. Шаги были тихими будто бы кто-то подкрадывался, что бы не напугать меня, но при этом уверенно направлялся ко мне.  Хотя было бы у меня больше опыта в этом деле, я бы предположила, что ко мне приближается большая кошка. Но в мой юный  мозг это пока не приходило, и я притаилась. Прижав мягкое пузо к земле, я положила мордашку на лапы и стала ждать, когда незваный гость приблизиться ко мне.

Ждать долго не пришлось, так как меня быстро заметили, и окликнули. Я неуверенно приподняв морду стала разглядывать взрослую львицу, которая с интересом смотрела на меня. Меня это удивило, а точнее её окрас - он был таким же как у меня. Она мне напомнила о маме. Мне даже казалось, что это она и есть. Однако надо было вернуться в жестокую реальность, и смириться, что её больше нет. Это произойдёт, вот только не сейчас. Не в таком юном возрасте. Большая кошка не выглядела агрессивно, а наоборот проявляла любопытство. Я чувствовала, что могу ей доверять. Будто что-то родное связывало нас. Что-то единое и необъяснимое. Мама учила меня не разговаривать с незнакомцами, но я  не считала эту незнакомку - чужой. Как странно.

-Бадрия..-неуверенно молвила я, приподнимаясь на лапы. -Я заблудилась. Моя мама отправилась на охоту и не вернулась. -чуть опустила уши, отведя глаза в сторону - думая о чем можно ещё сказать. Возможно ей надо было больше информации. -Я далеко ушла от дома, и наверное мне нет смысла туда возвращаться.

Действительно, а куда мне возвращаться? Я уже не смогу найти дорогу обратно. Отчаяние снова поселилось в моем сознание. Мне захотелось плакать, но я не позволяла себе этого сделать. Хотя слезы наворачивались сами по себе. Пульс участился, а дыханием стало прерывистым. Скорее всего львица просто уйдёт и оставит меня одну. Хотя мне очень этого не хотелось. И подсознательно я думала, что этого не произойдёт. Но все равно во мне зародилось сомнение. Мои прозрачные слёзы скатывались по щекам, падая на белый снег растворяясь в нем. Я не хотела мириться со своей судьбой. Ведь не зря мне кто-то свыше сохранял жизнь. Не для того чтобы я умерла в этом снежном поле?
Выдохнув тёплый пар, я подняла  мордашку к небу. -Прошу..не дай мне умереть. Я ведь совсем маленькая. Неужели мне суждено погибнуть здесь? Ответь мне...пожалуйста. Почему ты всегда молчишь? Шептала я про себя. Мои губы слегка двигались, и это было заметно. Скорее всего львица посчитает меня ненормальной, что я разговариваю с небом. У каждого своя вера. Хотя я не знала кому молюсь. Мама всегда так делала перед охотой, а я её об этом не спрашивала. Не успела.

Отредактировано Бадрия (23 Сен 2017 13:32:18)

+5

5

Марид плохо умела ладить с детьми. Она в принципе плохо ладила с теми, кто не представлял ей интереса, не считала должным тратить свое время на разговоры или еще что-то, что не принесет пользы. Или выгоды. Конкретно в этой ситуации не было ни пользы, ни выгоды, даже банальной тишины, в поисках которой львица и покинула свое место ночлега. Она глубоко вздохнула, оглядывая этот белый комок шерсти и слез. Ну и вот как сейчас можно уйти и бросить ее одну? Ночь, всяким тварям не спится, а малышка вряд ли сможет постоять за себя. Вон, ее даже ходячий ужин не боится.

- Эй, ну не плачь, - львица неуверенно обняла ее правой лапой, ободряя и заодно грея. Если ее мать действительно не вернулась с охоты, то, к сожалению, вывод напрашивается сам собой - снега навсегда поглотили ее тело. Причин было много и сейчас ни одна из них не имела никакого значения. Даже Ходокам иногда бывает трудно противостоять характеру севера, если ты хоть немного покажешь слабину, то дорого поплатишься. - Все будет хорошо, белые уши, со мной тебе бояться нечего.

Марид снова вздохнула. И вот что теперь делать с этим белошкурым чудом, так внезапно свалившимся ей на голову? Первым делом нужно было обогреть ее. Львицы долгое время греют своих котят, пока их шерсть не станет плотной и жесткой, потому что иначе они просто умирали от холода. Дочь Севера обошла котенка и легла так, чтобы ветер не задевал ее и чтобы та оказалась между ее передних лап. Как нужно было правильно греть? Марид мало в этом смыслила, точнее не смыслила вообще, повиновалась лишь инстинктам и банальной логике. Сейчас, ночью, она мало что могла сделать, да и по-хорошему Бадрию стоило представить прайду или, как минимум, Бэрри. Но не сейчас, позже.

- Ты слышала что-нибудь о Белых Ходоках, а, белые уши? - Марид решила отвлечь котенка от дурных мыслей разговорами, прижимая ее к себе покрепче. Разговаривать о пропавшей матери или о прошлом было не лучшей идеей, ведь львица хотела успокоить, а не довести котенка до истерики и новых слез. - Если ты захочешь, то я могу взять тебя с собой. Ты очень даже сойдешь за одну из наших, вряд ли кто-то будет против юному пополнению. Что скажешь?

+3

6

Я не заметила, как львица подошла ближе и обняла меня. Чувствуя её тепло, я на миг подумала, что это моя мама - ведь объятья были такие заботливые и тёплые, что не хотелось отходить. И этого не произошло. О чудо! Неужели тот, кто жил на небе в другом мире, подарил малышке жизнь? Я зарывалась носиком в её мягкую шерсть, вдыхая её запах, запоминая, ведь он стал мне почти родным. Львица утешила меня, и  слёзы совсем испарились с моих щёк. Я больше не чувствовала боли, она отступила. Мне стало так хорошо и спокойно, что это заставляло меня забыть о прошлом. Потерять близкого тяжело, я это понимала, но мама навсегда останется в моем сердце. А может это она меня вела вперёд? Может она наблюдала за мной с небес? Тем самым защищая от опасностей. Я проделала такой путь, и со мной ничего не случилось. Не чудо же?! А теперь я приобрела нового друга, а может и будущую семью.

Когда молодая львица прилегла, защищая меня от ветра, я смогла спокойно прилечь. Меня не беспокоило моя безопасность, ведь теперь я под защитой. Я смогу спокойно поспать. Укладываясь около её лап, мне захотелось прижаться к её мохнатой груди, но это позже. Мне было любопытно узнать о том, какая эта львица. Мне хотелось знать о ней все! Как она улыбается, смеется. Даже как она злиться, наверно, это выглядит очень свирепо. Я улыбнулась ей, изучая, как меняется её мимика.

-Нет.. -кротко ответила я, мотнув перед ответом головой, собирая мысли в кучу. -Мама мне ничего о них не рассказывала. Но она всегда молилась кому-то там..-я подняла глаза к небу, продолжая: -Она мне всегда говорила, что другие львы редко обращаются к небу. Она мне никогда не рассказывала об этом, но я уверена, что выжила благодаря им.-закончила я, перемещая взор снова на львицу.

Возможно она не поймёт меня, ссылаясь на воображение и сказки. Но ведь моя мама не могла молиться небу просто так? Нет, есть в этом что-то необъяснимое и непонятное. Ведь я даже не могла предполагать, что за мной наблюдают сразу несколько небесных покровителей. Сам великий Один возглавлял мой опасный путь. Он указывал мне дорогу, давал силы, чтобы я нашла свой дом. Нашла своё предназначение. Я об этом не могла ещё знать, для меня это была большая загадка.

-Да с удовольствием. Готова отправиться прямо сейчас, сил у меня хватит.-смело говорила я, понимая, что ещё способна на какие-то действия. Хотя мне необходим был отдых, а ещё насытить свой желудок, но любопытство одолевало моё сознание. Мне хотелось избавиться от одиночества, от страха и голода. Сердце согревало мою душу, отчего я снова улыбнулась, поднимаясь на лапы. Я не знала откуда я родом, но помниться, что мне приходилось испытывать на себе потоки холодного ветра, который хоть немного, но закалил меня.

А кто такие Белые Ходоки?-все же поинтересовалась я, размышляя об этом.

Отредактировано Бадрия (12 Окт 2017 02:41:12)

+3

7

Холодный ветер трепал холку львицы, точно пытаясь пробраться сквозь плотную жесткую шерсть, но для Марид это было не более, чем легкое дуновение. Она выросла среди суровых снегов, где обычный лев просто бы окочурился в первые же сутки, а его внутренности превратятся в куски льда, остекленев. На границе нередко находили замерзших львов и прочих животных, которые забрели в снега по ошибке и не смогли выбраться, заблудившись в белой мгле. Немного жуткое зрелище.

На слова львенка белая львица усмехнулась. Ее, Марид, уже с такого возраста посвящали в тонкости религии, едва она научилась твердо стоять на лапать и не пахать носом снег при каждом шаге - учили драться. Нет, то были вовсе не детские драки львят, где они пищали и таскали друг друга за уши, а весьма серьезные и порой жестокие тренировки. Немного смешно было смотреть на Бадрию, которая, судя по всему, не умела ни драться, ни защищаться, так еще и про религию толком не смыслила. Но Марид быстро словила себя на мысли, что, наверное, львята в ее возрасте и не должны знать подобное.

- Белые Ходоки? - переспросила Марид, чувствуя, как ее морда расплывается почти что в злорадной усмешке. Она вовсе не хотела напухать ребенка, это было инстинктивно. - Это, белые уши, гордые и сильные львы, единственные, кто может выжить в суровых условиях вечной зимы. Нам нет равных, тем более на своей территории. - Она хмыкнула, несколько раз хлопнув белым хвостом по земле. - Я хочу представить тебя кое-кому, но для начала тебе нужно поесть. Ты явно очень давно ела последний раз, да?

+3

8

офф:

с игроком все согласовано.

Крупные хлопья снега спускались с неба, опускаясь на белую  земляную гладь и растворяясь в ней. Несколько из них упали на мой нос, отчего я покосилась на них и чихнула. Снежные хлопья разлетелись в разные стороны. Мне нравилась эта заснеженная сказка. Ветер поднимался, запуская танец снежков, поднимая их выше, а после опуская на землю. Я улыбнулась смотря по сторонам, наблюдая за потоками ветра. Мне не приходилось ещё видеть снег, ведь в тех краях где я жила, снег шёл не часто. А если шёл, то это было ночью, когда сплю. Так что мне не удавалось его увидеть, до этого времени.

Я обратила внимание на Марид, когда та заговорила о Белых Ходоках. Она говорила о них с гордостью, и с неким величием. Меня этот прайд заинтересовал ещё больше, однако и пугал одновременно. Ведь я никогда не видела других львов. Вдруг я им не понравлюсь, или ещё хуже они убьют меня. Но шестое чувство подсказывало мне, что этого не произойдёт. Тем более, не имея опыта в этом деле, я доверила молодой львице. Она спасла меня от холода и смерти. И не даст меня в обиду.

-О, нет я не голодна.-молвила я, заметно приободрившись. Но мой желудок быстро дал о себе знать, когда тишину нарушил непонятный звук из моего живота. -Ой..-глупо улыбнулась львице, усаживаясь снова на пятую точку и прикрывая свой животик лапкой. ...ну, только если немного.

Марид кивнула мне, поднимаясь на лапы и потянувшись, разминая свои конечности, пригласила меня идти за ней. Видимо та решила отвести меня в прайд, и там возможно, предложить еды. Эх, а я то думала, что та предпочтёт ночную охоту. Мне всегда нравилось смотреть, как мама охотиться. Это был как некий ритуал, который надо совершать с некой осторожность, но решительно и молниеносно.
Поднявшись на лапы, я направилась следом за белой львицей. Хорошо, что я сумела отдохнуть и отвлечься от усталости. Во мне появился новый прилив сил, а скорее открылось второе дыхание.

----→ Снежный алтарь

Отредактировано Бадрия (19 Ноя 2017 12:54:26)

+1

9

Снежный алтарь------→>>
Во всяком случае, все прошло довольно гладко. Помолвка состоялась, даже несмотря на вызывающее поведение Яраны. Будь воля Бэрри, то он бы уже давно ее убрал со своей дороги, но делать слишком резкие движения, слишком вызывающе и неосторожно вести себя - себе дороже. Впрочем, можно и предположить, что все потуги Королевы Ночи сейчас бесполезны: Морлок уже давно принял решение перед Богами, а значит, от него он не отступится.

Теперь возникла еще одна проблема. Бастард прекрасно понимал, что Расмус что-то затевает. Шакалы бежали со стороны границ снежных территорий, но они могли там просто увидеть какого-то чужака и, посему, сообщить об этом своему покровителю. Бэрри даже не догадывался, что происходило в голове у эрилаза, а это его очень сильно тревожило. Отец, конечно, вряд ли сейчас будет действовать против своего сына, но то, что он делает сейчас, может обернуть против бастарда после.

Опасность и сложность была еще в том, что Расмус первый после Короля Ночи, а Бэрри - никто.
- Знаешь, я даже хотел было сначала прикончить дитя, которое ты привела к алтарю, - внезапно заговорил бастард, решив, что еще подумает о несуществующих проблемах немного позже; сейчас нужно думать о нынешних, - ему же было бы от этого лучше.

Бэрри прищурился. Он наблюдал за изгибами тела Марид, за ее аккуратной мордой и прелестными блестящими глазами. Когда он будет супругом Принцессы Ночи, то, наверно, уже не сможет больше вкусить плоды любви с этой прелестной девочкой, не сможет сходить вместе с ней поохотиться. Во всяком случае, пока жив Король Ночи.

- Ты правильно поступила, что не оставила ее одну и привела к Морлоку, - продолжил говорить Бэрри, - она пригодиться нам. Если она станет твоей воспитанницей, то ты сможешь вырастить для нас прекрасную преданную белую сестру.

Бастард замедлил свой ход, а потом вовсе остановился рядом со своей спутницей, но несколько позади от нее. Он перекинул лапу через спину самки, по-хозяйски ухватил ее за холку и потянул на себя. Бэрри не собирался брать Марид прямо сейчас, но ему очень нравилось играть с ней, ласкать ее, и реакция львицы после этого вызывала в нем эйфорию наслаждения и приводило в неистовую бурю энергии.

Отредактировано Бэрри (6 Апр 2018 12:34:55)

+5

10

→ Дорога праха

Вскоре Марк осознал, что он совершенно не понимает, куда бежит. Может, он и вовсе бежал не за помощью, а от ответственности, которая ложится на плечи зверя, когда его друг ломает лапу. Скорее всего именно так оно и было, хотя Марк этого, конечно же, не понимал. Он просто делал то, что диктовали ему инстинкты - он бежал. Бежал со всех лап, бежал и запинался, бежал и кричал. Он кричал о помощи, надеясь, что хоть кто-нибудь откликнется, однако чем дальше он бежал, тем холоднее и пустыннее становилось. Жизнь будто исчезала с каждым прыжком, который делал лев в поисках хоть кого-либо.

Наконец, он добрался до необычайного места. Даже огромная белая скала - ледник - что они с Ароном видели ранее, не могла впечатлить так сильно, как безграничная белоснежная пустыня. Та, о которой предупреждал его ворон, но Марк уже и позабыл об этой незначительной встрече. А зря.

Он зажмурился. Свет отражался от безупречно белого покрытия, сильно ударяя по глазам Марка. Ему, как никогда не бывавшему в заснеженных просторах, было особенно неприятно. Не говоря уже о холоде, который только усилился, и несмотря на солнце неприятно щипал самца за нежные пухлые бока, да и за другие места тоже.

- Э-эй! Кто-нибудь! - не переставал кричать Марк, продолжая ступать вперёд по сугробам. Ему уже перестала нравиться эта идея, - Помогите! Ээ-ээй!

Но ответа не было. Лишь ветер периодичеки ему отвечал, а так - даже ни одна птичка сраная не чирикнула в ответ. Марк ругнулся себе под нос, в очередной раз глядя куда-то вдаль. Создавалось аткое ощущение, будто вот он - край земель перед тобой. Будто ты ступил на столь удаленные территории, что они попросту не прогрузились. По крайней мере, так бы он подумал, если бы знал о концепте открытых миров в компьютерных играх. В любом случае, подобная картина казалась Марку максимально сюрреалистичной, а от того лишь добавляла страху. В конце концов он почувствовал, что лучше стоит уходить. И он уже даже развернулся, готовый направиться обратно к той скалистой местности, но сзади была точно такая же белая пустыня хлада.

Он вновь ругнулся, надо этот раз громче и с большей уверенностью.

В этот момент Марк осознал, как сильно он заблудился.

+5

11

Что ж, произошло много событий и некоторые из них упрямо выворачивали желудок львицы, всеми силами пытаясь показать миру содержимое ее широкой души. Или это было просто огромным желанием перегрызть пару глоток, пропитав белоснежный снег в алой крови. Судить было крайне трудно.

Потеряшку - «Белые уши», как назвала котенка сама Марид при первой встрече, - пришлось отвести к остальным. Скрывать ее было невозможно, да и глупо. Львица не знала что будет, но надеялась на лучшее, ибо им нужны были верные лапы и когти в будущем, а лучше всего их воспитывать с самого раннего детства, даже если это не чистокровных Ходок. И все же, она была рада, что все обошлось наилучшим образом. Церемония, на которой принимали Бадрию, прошла на удивление спокойно, ну а сама Марид поставила себе мысленно галочку приглядывать за Белыми ушами. Никогда не испытывала особой любви к котятам, не знала как правильно стоит с ними обращаться, но к этой хотелось проявлять какое-то тепло и заботу, по крайней мере, по мере своих сил. В конце концов, нянька из Марид, прямо скажем, так себе.

Правда сейчас малышки рядом не было и львица решила не забивать себе этим голову, к тому же у нее были мысли куда серьезней. И над ними она очень хотела поразмышлять.

Рано или поздно это должно было произойти, но Марид всегда оттягивала собственные мысленные дискуссии, убеждала себя, что до церемонии еще далеко и, кто знает, как все повернется. Надеялась, что что-то может сорваться. Глупая. Наивная. Самые худшие и отвратительные мысли теперь стали явью - Бэрри обручен. Да с кем! О, у Марид каждая кость в теле начинала ломить, когда она представляла перед собой мелкую слащавую девчонку, не способную даже драться нормально, но при этом все готовы носиться с ней, как с обритой страусиной задницей. Принцесска была даже не чистокровной, грязный плод смешенной крови. Шерсть дыбом вставала от отвращения. Но отношения к ней это не меняло, а все почему? Потому что она внучка Морлока?! Нечестно, что некоторые пробиваются всеми честными и нечестными способами, а некоторым все преподносят к лапам и еще голову преклоняют в знак повиновения.

Ее это бесило.

- … если она станет твоей воспитанницей, то ты сможешь вырастить для нас прекрасную преданную белую сестру.

- А? - тряхнула головой Марид, только сейчас сообразив, что Бэрри обращается исключительно к ней. Секунду помолчав, анализируя услышанный обрывок, львица поняла, что речь идет о Белых ушах. Кивнула, поведя плечами и разминая их. Ей нужно успокоиться. - Да, я тоже так думаю. Она еще маленькая, но именно поэтому ее можно многому научить. Я возьмусь за ее обучение, когда весь бедлам утихнет.

Мысленно вернуться к помолвке ей не позволил сам Бэрри, притянув к себе за холку до легкой боли. По лопаткам Марид поползли мурашки, она медленно втянула носом запах льва, ощущая, как он огнем разносится по глотке и оседает сладковатым вкусом на языке. Во рту собралась слюна. Не хотела, не могла делить его еще с кем-то, готова была задушить и разорвать невестушку собственными когтями, если бы это принесло хоть какую-то пользу. Но Бэрри не одобрит. Да и это ничего не исправит. К сожалению.

Медленно приближая свою аккуратную, вытянутую морду к морде бастарда, Марид абстрагировалась буквально от всего мира, как вдруг… Ее правое ухо дернулось на почти неразличимый посторонний звук. Любая другая бы львица просто проигнорировала, но не она. Резко развернув голову, навострила уши, взглядом ища источник звука.

- Ты это слышал? - негромко спросила она, слегка повернув голову в сторону льва, но взглядом по-прежнему вглядываясь в горизонт.

+5

12

Львица молчала, пока Бэрри говорил. Самец не видел той отрешенности на морде Белой сестры, которая сейчас не вникала в слова своего друга-бастарда, а с той самой тонкостью и ревностью, которая присуща только особям женского пола, обсасывала всю ситуацию с помолвкой, правда, ограничиваясь лишь мыслями не дальше своей головы. Марид знала, что Бэрри не будет оправдываться перед ней, не будет успокаивать и клясться в вечной любви; возможно, что самка была даже уверена в том, что его сердце принадлежит только ей, а женитьба на этой грязнокровке - вынужденная мера. Во всяком случае, Бэрри хотелось бы, чтобы его подруга так думала, хотя он прекрасно знал, что львица далеко не глупая самка. Иначе бы, наверно, он бы не посвящал ее в свои самые сокровенные тайны, а просто довольствовался ее телом.

Наконец-то кошка подает голос; она действительно схватывает на лету. Бэрри хищно улыбается, потому что мечтает о том, как его последователи, в конце концов, помогут захватить власть в этом проклятом Одином клане. Но лев прекрасно знает о том, что его настоящих и истинно ему преданных львов всего лишь не так много, как хотелось бы. Половину из них можно будет отсеять именно в тот момент, когда умрет Расмус - это его марионетки, а не бастарда.

Марид самая преданная из всех львиц, каких только Бэрри приходилось встречать. Ласковая кошечка, умная и сильная охотница. Шершавый язык вновь касается шеи этой самочки, и она, наконец, поддается телом к нему, наконец, отпускает свои лишние и тяжелые мысли по поводу помолвки и приближает морду к его морде, наверно, чтобы игриво ухватить за ухо или обжечь холодную морду своим горячим языком.

Бэрри чувствует напряжение, потому что томный взгляд кошки заставляет его невольно опуститься задней частью тела на ее круп, а передними лапами зажать львицу по бокам. Он не хотел, кажется, растопить снег в долине прямо сейчас, но она заставляет его делать обратное даже вне зависимости иногда от его желания - это опасная самка, и бастард это признает.   

И вдруг она отворачивается от его морды, прислушивается, потом вновь обращает к нему взор, но уже другой: не тот, что он видел прежде. Где его манящая и разгоряченная львица, к которой он так хочет сейчас прильнуть?

- Ты это слышал?

- Да плевать, - урчит кот, все еще не желая отпускать такую возможность насладиться Марид. Впрочем, его девочка уже явно потеряла всякий интерес к его плоти, и Бэрри это, конечно, понимает, - кто там опять? Хочу порвать за то, что помешал нам.

Лев нехотя отходит от львицы; холодный поток северного воздуха так неприятно обдувает живот и нижнюю часть тела, которые так приятно и так любезно были согреты Марид. Самец это явно не одобрял, потому что он не любит, когда что-то идет не по его плану или не по его желанию.

Вот сейчас настроение Бэрри было испорчено. И горе тому, кто это сделал.

Это был призыв о помощи. Бастард и его подруга услышали этот крик, когда источник их проблем приблизился чуть ближе, чем был изначально. Так мог кричать только южанин, который забрел сюда по ошибке судьбы - это знали и Бэрри, и Марид. Только истинный глупец или неосторожный и неосведомленный о Ходоках мог звать о помощи.

Бэрри многозначительно посмотрел на Белую сестру. Было два варианта развития событий: либо он хотел поиграть с бедным южанином, либо поохотиться. Сейчас бастард предпочитал избрать первый вариант. Надо же как-то выместить злость на него, не правда ли?

- Что же, придется помочь несчастному, - усмехнулся самец, кивнув в ту сторону, откуда доносился голос. Погода стояла хорошая, поэтому Бэрри совсем скоро увидел вдалеке угольно-черную гриву чужака-самца. Впрочем, сам гость также мог увидеть двух белых хозяев земель, которые неспешно двигались в его сторону.

Отредактировано Бэрри (16 Май 2018 14:47:03)

+6

13

Было ли ему страшно? Да до усрачки. Мог бы - обоссался бы на месте, но всё так замерзло, что большинство частей тела уже не ощущались. Удивительно, как несмотря на все те слои шкуры (и жира), на яркое солнце, несмотря на это всё Марк с каждой минутой пребывания в белоснежной пустыне чувствовал себя все хуже. Челюсть ходила ходуном, а постукивание собственных зубов, казалось, было единственным источником шума вокруг. Марк попытался в очередной раз позвать на помощь - на этот раз уже даже не для Арона, а для себя - однако он так и не понял, удалось ли ему издать хоть какой-то звук.

Марк даже двигаться не хотел, он застрял на месте, глядя то в одну сторону, то в другую, надеясь, что в одночасье на него снизойдет теплая благодать. И знаете что? Кажется, это случилось. Когда голова самца в очередной раз повернулась, выглядывая хоть какой-то ориентир, Марк заметил две белоснежные фигуры, приближающиеся к нему. Без каких-либо раздумий лев двинулся вперед, прямо к ним, все силы приложив на то, чтобы сделать это как можно быстрее.

Забавно, как многое может сделать надежда в столь отчаянные времена. Она дала ему сил, желания жить дальше, а главное, впервые за столько времени одиночества и холода, Марк почувствовал искреннее счастье, принесшее легкую оттепель. С туповатой улыбкой он добрался до белоснежной парочки - самца и самки, и ни о чем не думая, Марк бросился к ним в объятия. Тепло чужого тела сейчас было его единственным спасением, и Марк издал громкий отчаянный стон. Ему этого тепла было, конечно же мало, да и не факт, что гости слишком уж обрадовались такой вот ласке, позволяя какому-то чужаку прикасаться к себе. Но даже те мимолетные прикосновения были уже чем-то. В конце концов, сейчас лев был настолько рад, что ему было плевать, если его оттолкнут прямо в снег. Он больше не был один, сейчас ему помогут, а потом помогут и Арону.

- Спасибо! О, спасибо, спасибо! - Марк благодарил незнакомцев просто за то, что они оказались в нужном месте, в нужное время. Такие вопросы, как почему, зачем и откуда его совершенно не волновали. Не будь он настолько ошалевшим от холода, Марк бы наверняка мог заподозрить что-то неладное... Впрочем, вряд ли. Если ему хватило ума бежать за помощью в бесконечную пустыню снега, то вряд ли бы он додумался до того, что местные обитатели - не самые обычные львы, - Помогитепжалста, прошу, помоги... Х-холодно. Друг в беде... Я...

Попытки рассудительно объяснить причину своего нахождения в этих местах значительно осложнялись дрожью во всем теле и голосе, да и общей ломотой и ослабленностью. Однако Марк, несмотря ни на что, смотрел внимательно на этих двоих своими карими глазами, полными восхищения, ведь ему всё еще казалось, что перед ним благородные спасители, которые в лепешку расшибутся, но помогут заблудшему путнику.

+6

14

Марид поняла взгляд Бэрри правильно и быстро, даже слишком быстро. К сожалению, она видела его слишком часто, чтобы спутать или хотя бы засомневаться в своих доводах. Да и время довольно подходящее, если рассудить, пусть и настроя на то особо не было. Тем не менее, спорить с Бэрри львица не решилась, злить его, тем более сейчас, не следовало, а если повезет, то она сможет увести его от жертвы. Или, в крайнем случае, быстро прекратить ее муки.

Кивнув на слова льва, Марид молча пошла за ним, активно двигая ушами на приближающийся голос. А совсем скоро почувствовала и запах. Черную гриву легко было заметить среди белоснежной равнины, точно подвешенный со звонким колокольчиком кусок мяса для хищника. Собственно, южанин и был таким кусом мяса, к сожалению для себя же. Он был слаб, очень устал и замерз, - это было видно даже издалека. Родившись и живя в суровых условиях, Ходоки приспособились к ним. Их шерсть была жестче, укрывая от ветра, тела выносливей, даже самые слабые котята были крепкие и почти без проблем сражались с холодами и снегом. А южане, едва вступив на столь суровые земли, за несколько часов начинали стучать зубами и рваться обратно, не в силах вынести жестокие условия природы. Некоторым везло и они находили дорогу домой, а некоторые…

Марид тихо зарычала, когда к ней стал липнуть черногривый южанин, в попытках найти хоть минимальный источник тепла. Но, кажется, гость и не услышал этого рыка. Он и правда был весь холодный, как сосулька, даже львицу пробрали мурашки от мимолетных прикосновений к своему тело. Отступив и встрепенувшись, точно к ней прикоснулась какая-то мерзость, от которой хотелось как можно скорее очиститься, выпрямилась и придирчиво оглядела льва. Слишком слаб, слишком легкая цель.

- О, не волнуйся, - лелеяно и доброжелательно зашептала Марид, но в ее голосе так и проскальзывали подозрительные незамысловатые ночки, словно шелесть ядовитой змеи, которая ждет момента вцепиться и выпустить яд. Сейчас южанина очень важно было успокоить, дать понять, что перед ним друзья и никто больше. Львица подошла обратно ко льву, садясь рядом и так любезно подставляя ему свое плечо ака «Вот, облокотись, погрейся, я твой друг», - мы обязательно поможем тебе. Меня зовут Марид. Ох, ты весь дрожишь. Ты забрел в опасные земли, как же угораздило? Хотя не так важно, правда? Давай, передохни немного, а потом мы поможем тебе найти друга и выведем вас, правда, Бэрри?

+6

15

Раздражение Бэрри почти мгновенно переросло в любопытство: ему не всегда удавалось наблюдать за тем, как какой-то южанин с невероятной радостью бежит в объятия белой смерти. Насколько сильно он впал в отчаяние, что позабыл все правила хорошего тона на чужих территориях?

- О, а ты совсем замерз, - вполне дружелюбно пробормотал лев, чувствуя, с какой интонацией говорил чужак. Между делом, Бэрри оценивал его силу и возможности: незнакомец являлся достаточно крупным самцом несмотря на собственное происхождение, но он сейчас был слишком слаб, а бастард все же выше и сильнее его. Кроме того, его милая Марид отличалась весьма крепким и выносливым телом, поэтому, пожалуй, при желании сейчас могла бы убить этого льва в одиночку.

- Разумеется, - Бэрри расплылся в улыбке на слова львицы, не стесняясь показывать весь своей набор крепких зубов в пасти, - мы часто находим здесь усталых путников и помогаем им вернуться домой.

Лев на долю секунды замолчал, обдумав слова незнакомца о том, что неподалеку находится его друг. Две добычи в один день – это, пожалуй, слишком сильное везение, но он не хотел бы растрачивать силы попусту. Впереди его ждало очень много испытаний, ведь самец не забыл о своей помолвке с внучкой Короля Ночи и, конечно, о том, что он вынужден ей преподнести подарок. У него, к слову, уже кое-какие мысли появились на этот счет.

- Твой друг находится в таком же состоянии, что и ты? – спрашивает бастард, подставляя южанину плечо с другой стороны, - нам надо срочно отвезти вас в теплое место.

«Какие же вы все-таки жалкие», - с долей омерзения подумал лев. Он ничего не имел против южан по сравнению со своими белыми братьями и сестрами, но презирал их за слабость и даже в какой-то мере трусость. Они так боялись смерти, боялись подвергнуть лишний раз себя опасности, боялись любых внешних раздражителей, что иной раз Бэрри искренне удивлялся, как они вообще способны были доживать до взрослого, а то и преклонного возраста.

Необходимо было затащить этого глупца хотя бы в ближайшие заросли, чтобы спокойно начать веселье. Бэрри еще не забыл, что этот чужак лишил его возможности насладиться телом прекрасной кошки, но зато, кажется, бастард, совсем отдавая себя осторожности, уже начал забывать сладкий запах крови и мучительные вздохи своих жертв.

Отредактировано Бэрри (4 Июл 2018 20:35:26)

+6

16

Какое счастье... Эти незнакомцы были так любезны к Марку, что ему захотелось расплакаться. Быть может, это были последствия дикого холода, от которого, казалось, его кровь вот-вот застынет, в конце концов, мозг постепенно отключался, медленно но верно притупляя восприятие и реакцию Марка. Единственный сигнал, который он четко осознавал: греться. И ему невероятно повезло наткнуться на столь дружелюбных зверей, которые все-таки дали ему возможность прислониться к другому, гораздо более теплому живому телу, от чего самец издал громкий судорожный вздох облегчения и радости.

Марку было очень сложно понять, что эти двое пытались до него донести. Он слышал их речь, но по-настоящему не понимал, о чем она. Он даже услышал их имена, но не понял, что это были именно они. Все, что Марк сейчас делал - пытался согреться, а периодически тихое "спасибо" соскользало с его губ, в то время как глаза самца были блаженно закрыты, пока он погружался в легкую дрему.

- Твой друг находится в таком же состоянии, что и ты? - на этих словах Марк раскрыл глаза, потому что в его голове мелькнула ассоциация. Такой же крупный как и он лев с гораздо более ярким окрасом шкуры и такой же смолянистой темной гривой.

Арон

- Да... Да-да-да, - он уже плохо контролировал свою речь, и скорее эти "да" вырывались наружу из-за каких-то внутренних инстинктов. Он отвечал на свои собственные мысли, которые уже так редко и медленно проплывали в его голове: Арон ранен и ему нужна помощь. Марк отпрянул от Бэрри и Марид, переглядываясь то на на самца, то на самку, на его морде читался ужас, - Спасите его, нам надо... Он там, - Марк указал куда-то на запад, совершенно не в ту сторону, откуда он пришел, однако почему-то лев был уверен, что прекрасно знает, где его друг и как к нему добраться, - Пойдемте, пойдемте!

Благодаря теплу, полученному от Марид и Бэрри, Марку удалось заполучить немного сил, а рассудок его слегка прояснился, вполне возможно благодаря еще и адреналину. Однако этого было недостаточно. Как только он вспомнил о своей изначальной миссии, Марк почувствовал, как его куда-то тянет, вполне возможно назад. Он чувствовал, что ему нужно идти, но куда? К сожалению, Марк не осознавал, что то были лишь иллюзии. Он уже потерян, и серебряная долина уже поглотила его. Лишь такие звери как ходоки могли не поддаться ужасам этих мест, жестокости их погоды и климата, лишь те, в чьих жилах течет их кровь были достаточно сильны волей, чтобы не просто противостоять краям вечной зимы, а сделать их своим союзником. Марк был слишком далек от этого. От него осталась лишь жалкая физическая оболочка, ведомая базовыми инстинктами и ложной интуицией, даже несмотря на, казалось бы, улучшение самочувствия. Совсем скоро та частичка энергии, которую он заполучил у этих двух ходоков, иссякнет, и Марк вернется к состоянию полуживого мертвеца, до которого довели его даже не местные звери, а сама местность. И все, что останется сделать ходокам - стереть с лица земель его внешнюю оболочку, таким образом позволив очередному глупому путнику стать грешной жертвой этих земель.

+4


Вы здесь » Король Лев. Начало » Края вечной зимы » Серебряная долина