Страница загружается...

Король Лев. Начало

Объявление

Дней без происшествий: 0.
  • Новости
  • Сюжет
  • Погода
  • Лучшие
  • Реклама

Добро пожаловать на форумную ролевую игру по мотивам знаменитого мультфильма "Король Лев".

Наш проект существует вот уже 10 лет. За это время мы фактически полностью обыграли сюжет первой части трилогии, переиначив его на свой собственный лад. Основное отличие от оригинала заключается в том, что Симба потерял отца уже будучи подростком, но не был изгнан из родного королевства, а остался править под регентством своего коварного дяди. Однако в итоге Скар все-таки сумел дорваться до власти, и теперь Симба и его друзья вынуждены скрываться в Оазисе — до тех пор, пока не отыщут способ вернуться домой и свергнуть жестокого узурпатора...

Кем бы вы ни были — новичком в ролевых играх или вернувшимся после долгого отсутствия ветераном форума — мы рады видеть вас на нашем проекте. Не бойтесь писать в Гостевую или обращаться к администрации по ЛС — мы постараемся ответить на любой ваш вопрос.

FAQ — новичкам сюда!Аукцион персонажей

VIP-партнёры

photoshop: Renaissance

Время суток в игре:

Наша официальная группа ВКонтакте | Основной чат в Телеграм

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Великая пустыня » Река в пустыне


Река в пустыне

Сообщений 31 страница 37 из 37

1

http://s9.uploads.ru/8BwqC.png

Среди бескрайних песков грязно-бурой лентой струится полноводная река, берущая свое начало на Землях Гордости и уходящая далеко на юг, к Оазису. Ее берега местами скалисты, а местами плавно переходят в дюны. Зелени практически не наблюдается.

Любой пришедший в локацию персонаж днем страдает от жары, а ночью испытывает сильнейший холод (антибонус "-1" к любым действиям; нейтрализуется умениями "Устойчивость к жаре/холоду").

Очередь:

Трезо
Хасталик
Сота

Находятся в локации:

Сандра/Мастер Игры

Отпись — трое суток.
Игроки вне очереди
пишут свободно!

0

31

Гепард не унимался и не соглашался с тем, что он все равно ее спас. Было видно, что он расстроен. Непривычно было видеть его в таком состоянии. Хотелось как-то его еще раз поддержать, но я понимала, что вряд ли сейчас какие-то слова для него будут полезны. Ему нужно было выговориться, поэтому я просто его слушала со снисходительной улыбкой. Было забавно замечать, как он говорит сам с собой.

- Проехали, Трупс! Все хорошо! Немного адреналина никогда не помешает! – я усмехнулась. Ну правда же, что здесь плохого? Шанс погибнуть в этих песках был чрезвычайно мал, я в этом была уверена. Как я была рада, что постепенно возвращается тот знакомый, к которому я уже почти привыкла. (хотя этот смех был очень наигранным)

-Пойдем, - ответила я и двинулась в путь. И даже успела пройти несколько шагов вперед, не сразу заметив, что мой спутник остановился. Обернувшись, я увидела на морде у пятнистого гримасу боли. И поспешила вернуться к нему, немного растерянно смотря на лапу хищника, которая, судя по всему, была не в полном порядке.

Да, вскоре Трупс сообщил, что произошло. От этого мне стало еще более не по себе. Я лично не врачеватель от слова совсем. Для меня это был темный лес и страшный страх. Но гепард все продолжал меня удивлять своей подготовкой ко всякому роду ситуациям. Я помогла ему снять сумку и с интересом начала разглядывать что там внутри.
- Я еще чем-то могу помочь? – участливо спросила я, слегка склонив голову вбок.
Почему бы не испытать опыта в целительстве, если представиться такая возможность? К новому опыту я всегда готова, хоть и было страшно. Главное, ничего не испортить.

+1

32

Скрытый оазис>>>

Сота словно бы очутился между молотом и наковальней.

Еще некоторое время назад он пребывал в твердой уверенности, что стоит им только отойти чуть подальше от оазиса, и вот они - следы Сурмута, ведущие куда-нибудь за ближайший камень, а там уж и до потерявшегося брата лапой подать. Ну не мог же он, в самом деле, уйти настолько далеко, чтобы и намека о своей душеньке не оставить, верно? Плестись в одиночку по безжизненной пустыне - такое себе занятие даже для своенравного характера старшего. И пусть ранее он кое-как, но умудрился их настичь, едва не свалившись, при этом, замертво, то на этот раз сомнительность столь опасного для черного львенка путешествия, была крайне очевидна.

Но ладно, если бы дело было в одном лишь Сурмуте, что уже неоднократно сваливал в свое туманное “никуда” и также внезапно возвращался. В подростковом, разжиженном от невыносимой жары, мозгу Соты роился целый улей самых противоречивых мыслей, с которыми гривастый львенок был тупо не в состоянии справиться. Постепенно до него доходило осознание того, что далеко не только за старшим сородичем забияка так рьяно рванул в пустыню, подхватив обоих братьев за их тщедушные загривки. Эх… Вот бы всегда было так просто и кристально, как у всяких там волонтеров доброй воли… Именно личная гордыня зловеще нашептала на ухо Соте, в результате чего он банально не захотел подчиняться правилам, а уж тем более признавать силу отца, будучи мелким сгустком целой войны. Снова и снова он мусолил в голове недавний разговор с их внезапным батей, искренне недоумевая, на кой черт тому сдалась четверка полуживых задохликов, и в частности он сам, Сота. Завоевание территорий, защита семьи, обучение схваткам… и взамен беспрекословное подчинение? Ххха! Неужели этот угрюмый верзила действительно решил таким образом подмять под себя воинственный характер младшего львенка, пообещав целый звездопад манны небесной, значимость которой он, в силу своего малого возраста, слабо себе представлял? Да хрена с два, дорогой папочка! Усыпив бдительность отца своим согласием на предложенную им сделку, львенок эгоистично решил для себя, что рано или поздно все равно смотается из-под такой “опеки”, едва только представится подходящая возможность. Кусаться и размахивать лапами - наука нехитрая, вспыльчивый юнец и сам успел осознать власть грубой силы, периодически лупя несчастного Трезо, почем свет стоит. Тот уже натурально трясся со страху при малейшей демонстрации клыков в свою сторону, и если бы не Хасталик, который кое-как умудрился заслонить своим болезным тельцем серошкурого обжору, то очередное избиение брата посреди смертельных песков могло закончиться весьма плачевно для них всех. “Что я, бл*ть, делаю?” - пелена слепящей ярости словно бы схлынула с сознания Соты, стоило ему только увидеть, как едва живой, толком так и не оправившийся старший, рискуя остатками своего здоровья, бросился на выручку Трезо. Дерзкий забияка аж отступил на пару шагов прочь, поджав хвост и не решаясь даже вредно огрызнуться на собственную родню. Эти двое - все, что у него сейчас осталось, а он вновь позволил своему гневу обрушиться на бедную черепушку Голода. Да, ныл, да, действовал на нервы… ну и подумаешь. Сота не такой как Морох, который, явно не испорченный дипломатическими приемами ведения диалога,  так и заявил, что будет лупить по жопам за любое, даже самое малейшее проявление непослушания. Сота научится быть выше него.

- Идем дальше, - буркнул он вместо примирения, после чего вновь зашагал вперед, слабо себе представляя, куда вообще нужно двигаться. - Мы скоро найдем Сурмута… наверное.

Они все шли… и шли… и шли. Раскаленное солнце нещадно обжигало их вихрастые макушки, пока троица юнцов понуро загребала лапами барханы, обессиленной цепочкой плетясь за младшим братом. Уже скорее на автомате, чем действительно в попытке отыскать хоть какие-то признаки Сурми, впереди всех тащился Сота, сопровождаемый лишь собственными амбициями и яростью ко всему, что готовилось уничтожить их маленькие жизни. С пересохшим языком на плече, весь в пыли и песке, едва шевелящий мозгами, но зато сгораемый от невыносимой жажды, воинственный защитник семьи-самоучка выглядел откровенно жалко. По мере углубления в моральную и физическую безысходность, душу Соты все сильнее терзали страх и вселенское разочарование, ведь еще недавно львенок был абсолютно уверен в своей правоте. А теперь что? Он просто завел братьев на верную погибель и даже понятия не имеет, как им всем отсюда выбираться.

“Нет уж, дудки! Так просто я не сдамся! И братьев своих не отдам!”

Им всем требовалось хоть немного отдыха. А также еда, вода, компас, карта, сигнальные ракеты… ничего не упустил?

- Ты хоть знаешь, куда возвращаться? - с горькой иронией поинтересовался Сота, едва только серый братец нарушил гнетущую тишину, которая уже долгое время витала между ними. - Лично я - нет, да и сомневаюсь, что у нас вообще там был какой-то дом. Дом, где тебе указывают, что тебе нужно делать и как себя вести… Тьфу! - плюнув себе под лапы, бурый Всадник внезапно ощутил очередной прилив ярости, и тотчас же разрядил ее в ближайший бархан, от души скрябнув по нему своими длинными когтями. Благо, никого не задело. - Вы как хотите, а лично я против получить такое воспитание от нашего... папаши, - здесь он скривил презрительную гримасу, собрав в гармошку свою широкую переносицу и оскалив клыки, - которому даже неинтересно узнать имя нашей мамы и что с ней вообще стало. А Сурмут… Мы его не бросали, но, кажется, он сам нас бросил. Вновь.

Почему-то Сота был абсолютно уверен, что на этот раз старший подросток ушел окончательно, не удосужившись даже известить об этом остальных братьев. И почему они вообще за ним до сих пор бегают, спрашивается? С другой стороны, Сурмут мог также, как и они, заблудиться в пустыне и теперь где-то умирает под камнем, обезвоженный и изголодавшийся. - Я не верю, что с ним что-то случилось. Он всегда умел выживать, лучше любого из нас, - дернув ухом, молодой самец тоскливо покосился на расплывчатый, пляшущий от зноя горизонт, где лежал маленький, но такой гостеприимный оазис, столь легкомысленно ими покинутый. Там была прохладная вода, вкусная еда в виде мелких животных, кров под широкими листьями пальм…

И отец. Мрачный, грубый чужак с требованиями беспрекословного послушания.

- Надейся, что ты прав, Хаст, - Сота вяло поцокал языком, после чего сделал попытку облизнуть иссушенные, растрескавшиеся аж до самой крови губы. - Иначе… - впрочем, озвучить самый худший вариант из всех возможных, ему так и не удалось. Мираж ли это был или нет, однако косматые уши младшего юнца все ж различили какое-то веселое журчание, относительно недалеко от потерявшихся горе-путешественников. Неужели Хасталик и вправду не ошибся, и здесь поблизости действительно есть какой-никакой водоем? Или их уже настигли коллективные, предсмертные глюки? - Идемте туда скорее!

+3

33

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"3","avatar":"/user/avatars/user3.jpg","name":"SickRogue"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user3.jpg SickRogue

Походная сумка Трупса оказалась настоящим кладезем трав и многих, многих других удивительных вещей, среди которых можно было обнаружить такие странные и необычные штуковины, коих Сандра в жизни своей не видела — к примеру, здесь были даже чьи-то тоненькие, выбеленные досуха косточки, наверняка птичьи, но все равно! Сам гепард выглядел отчасти смущенным тем, что ему поневоле пришлось демонстрировать кому-то всю эту "сокровищницу", но куда деваться-то?

Ты только не пугайся, — успокаивающим тоном обратился к самке Трупс, адресовав ей очередную свою лучезарную улыбку — не шибко радостную, учитывая, что у него болела лапа. — Это все просто милые, ничего не значащие безделицы, которые я собираю по пути к новым землям. Многие из них в конечном счете оказываются весьма полезными, например, вот эти высушенные цветы помогают успокоить нервы... Но нам с тобой нужно кое-что другое, — он сосредоточенно порылся в сумке свободной, нетравмированной лапой, но почти сразу же отбросил эту затею, явно испытывая не самые комфортные ощущения от всех этих телодвижений. — Уфф... что-то я совсем не могу найти нужное мне лекарство... опс! — он вдруг напрягся всем телом, запоздало дернувшись вслед выкатившемуся наружу... черепу! Да-да, настоящему, мать его, звериному черепу, и судя по клыкам некогда принадлежавшему хищнику! Данная, кхм, "безделица" с шорохом подкатилась точно к лапам Сандры, жутковато уставясь на нее своими бездонными черными глазищами. Дратути!

Оу... ты не подумай ничего плохого, дорогая, — Трупс с нервозным хихиканьем подкатил череп обратно к себе, кое-как запихав тот обратно в сумку. Ты ничего не видела! — Это просто еще одна реликвия, добытая мною в долгом путешествии через Великие Западные Болота. Слыхала когда-нибудь о таких? То еще гиблое местечко, скажу я тебе. Там крутится очень много разного мутного зверья... Сам не понимаю, как жив остался и зачем вообще решился скоротать там дорогу! О, кажется, нашел... Это обезболивающее поможет мне продержаться какое-то время в пути, а там уж сделаем еще один привал и боль в конце концов пройдет сама, — на секунду призаткнувшись (что за сорока болтливая, ей-богу!), Трупс заглотнул несколько странно выглядящих корешков и аж плечами передернул от их резкого горькловатого привкуса. — ...но гадость, стоит признать, ужасная! Как и любое лекарство, впрочем. Уфф... Ну что ж, теперь мы снова можем идти. Еще раз извини за всю эту несуразицу. Надеюсь, ты еще не раздумала путешествовать со мной дальше? Если нет, то скорее пошли дальше! — кое-как натянув сумку обратно на шею, Трупс первым направился дальше, вверх по речному течению, притом заметно прихрамывая на одну сторону и то и дело вопросительно косясь на гепардицу поверх собственного пятнистого плеча. Кажется, он всерьез переживал, что, несмотря на все свои громкие речи в духе "ничего страшного, с кем не бывает!", Сандра в любой момент изменит свое решение и повернет в обратном направлении, бросив этого странного искателя приключений, таскающего чужие черепа и кости у себя в походном мешке. Это и впрямь выглядело ужасно подозрительно, но с другой стороны Трупс буквально только что отважно спас ее жизнь, притом поранившись сам. Может, и не стоило так плохо про него думать? В любом случае, прямо сейчас перед самкой стоял вполне четкий и осознанный выбор: либо пойти дальше как ни в чем не бывало, отринув прочь все лишние подозрения, либо отказаться и вежливо распрощаться со своим напарником, пока они еще не успели отойти слишком далеко от реки и близлежащей саванны, и Сандра еще при желании могла самостоятельно отыскать дорогу назад.


>>> Видоле

0

34

Ну так ОН же нас бросил! — непривычно зло огрызнулся Трезо на вдумчивый ответ Хасталика, наградив братца пылающим взглядом своих жутковатых исчерна-желтых глаз. — В который уже раз, напомни? Вы как хотите, а я видеть его не желаю больше! — и львенок размашисто врезал когтистой лапой по песку, с шорохом разбросав тот полукругом. Он и правда был весь как на иголках, обиженный до самых глубин своей пылкой подростковой души — ну, знаете, со всеми вытекающими отсюда мыслями, словами и поступками. Не вполне адекватными, то бишь. Очень вредными и даже преувеличенно-агрессивными. Что, опять же, было очень для него нетипично. Он всегда был самым легкомысленным в их четверке, глуповатым даже. Наивным и всепрощающим, доверчивым таким... Но сейчас даже ему было чертовски тяжело справиться со своим вселенским разочарованием.

В самом деле... сколько можно было оправдывать Сурмута и тем более смиренно дожидаться его очередного возвращения? Достало! Пускай катится себе на все четыре стороны!

Весь из себя мрачный, сердитый и напряженный, Трезо все с тем же насупленным видом бухнулся задницей в горячий песок, упрямо игнорируя неприятное жжение в заднице — нет уж, хватит с него, он больше шагу отсюда не сделает! Ни единого шага в поисках Сурма! Слышите?! Впрочем, кое в чем его братья были правы... Возвращаться им теперь тоже было некуда, а остаться посреди пустыни в гордом одиночестве — и вовсе смерти подобно! Уж это Трезо, к счастью, отлично понимал. А потому все-таки нервозно вскочил обратно, заметив, с какой уверенностью Сота вдруг припустил дальше, чуть ли не вприпрыжку взбираясь вверх по крутому склону очередного, обманчиво гостеприимного на вид бархана, мощно загребая лапами песок и проваливаясь в него едва ли не по самые локти. Тут уж Трезо и Хасту не оставалось другого выбора, кроме как дружно рвануть следом, то и дело смешно оскальзываясь и спотыкаясь, покуда они втроем не вскарабкались на самую вершину дюны, откуда со сдержанным восторгом воззрились на хаотичными витками змеившуюся вдали, ярко светящуюся в закатных лучах полосу воды. Вот она! Та самая река! Тут уж львята моментально позабыли обо всех былых спорах, радостными кульками скатившись вниз по осыпающемуся песку, прямиком к самому берегу.

Вода! Вода! Вода-аа!!!

Примерно с таким воплем Трезо влетел на мелководье, подняв внушительный сноп брызг и счастливо расхохотавшись на всю округу. И не скажешь даже, что всего какую-то жалкую минуту назад этот подросток с донельзя мрачным рылом огрызался на слова сиблингов и громогласно отказывался от своего родства с предателем-Сурмутом! Сейчас он радостной кобылкой скакал туда-сюда, плескаясь и барахтаясь, с огромным наслаждением заглатывая пастью мутную, нагретую солнцем водичку, то и дело улепетывая прочь от своих столь же заметно повеселевших брательников либо шкодно ударяя лапами по сверкающей речной поверхности! Вспомним на минутку, кто тут был самым гиперактивным львенком на Диком Западе на десятки и сотни миль вокруг! Нахлебавшись вволю, весь мокрый и взъерошенный, Трезо снова блохой выскочил на берег и с громким улюлюканьем закружился там наедине со своей полубезумной радостью... чтобы спустя пару мгновений размашисто споткнуться обо что-то мягкое, эпично грохнувшись мордой в песок. Ай!...

Пфффф.... гадость, гадость, гадость, — уже совсем не воодушевленным тоном захныкал Трезо, тщетно пытаясь выплюнуть эту дрянь из пасти... да так и замер в лежачем положении, с выпученными глазами (точнее, одним виднеющимся из-под челки глазом) и вываленным из пасти "запесоченным" языком воззрившись на свеженький львиный трупак, о который он только что с разбегу запнулся задней лапой! Не очень крупный, наполовину зарытый во влажный речной ил... и, что самое любопытное, на вид еще совсем не тронутый ни гнилью, ни местными вечно голодными падальщиками. Оставалось лишь догадываться, как давно он здесь валялся — наверное, от силы день или два... Но Трезо это, признаться, было не очень интересно. Даже наоборот, совсем не интересно! Едва осознав увиденное, Трезо с истеричным визгом отлетел прочь от своей жуткой находки, все это время равнодушно пялившейся на него в ответ своими поблекшими, затянутыми мертвецкими бельмами глазами. Вот она, НАСТОЯЩАЯ гадость, мать ее!!

+2

35

Кстати сумка оказалась почти скатертью-самобранкой. Только вот сама не выкидывала все содержимое и не все, что там было можно было съесть. Но моему удивлению не было предела сколько там всего. Кроме трав были даже какие-то косточки, интересно а для чего они? Пока я не стала задавать вопрос насчет некоторых предметов. А пятнистый явно заметил мое замешательство и удивление, он поспешил добавить, что это всего лишь безделушки. Лишь некоторые из них могут служить какую-то службу.

Тем временем Трупс никак не мог найти то, что искал. И в процессе поиска из сумки выкатился череп. Неожиданно однако! Я неосознанно отпрыгнула вбок. С неким опасением рассматривая эту реликвию.
- Ииии... кому он принадлежит и зачем он тебе сейчас? - спросила я, теперь уже не выдержав.

Гепард начал оправдываться, рассказывать про какие-то болота. Да, это было бы интересно в другой ситуации, но сейчас я как-то эту информацию не восприняла. А потом резко свел тему в сторону своего лекарства, которое чудом и можно сказать вовремя нашлось.
Его обезболивающее выглядело как какие-то коренья. Судя по всему по вкусу совершенно ужасные. Да и действительно когда лекарство было вкусным? Но может мы не все знаем...Сколько еще тайн хранит этот мир?

Мой спутник рвался в путь, желая уйти из этого места. И может хотел забыть все, что здесь произошло. Я отрицательно помотала головой, сообщая о том, что я не передумала путешествовать с ним. Но некоторое напряжение в теле и мыслях появилось. Но внешне я лишь вновь ободряюще улыбнулась уголками губ. Не стоит показывать свои чувства.
- Нужно быть настороже... - промелькнуло в моей голове.

Мне было очень любопытно посмотреть новые места. И я почти была уверена, что лучшего проводника чем Трупс мне не найти. Так что откинем его странности на дальний план и двинемся в путь.
- Ты его убил?... - спросила я, вновь возвращаясь к тому несчастному, чей череп хранился в сумке у гепарда. Я была уверена, что он поймет о чем это я. Не знаю, зачем мне это было знать, но раз спросила, значит этот вопрос мне точно не безразличен.
>>>Видоле

Отредактировано Sandra (3 Ноя 2020 15:00:28)

+1

36

На маленькую истерику, которую устроил Трезо в ответ на слова Хасталика, тот никак не отреагировал, лишь вздохнул. А смысл тут что-то говорить, пытаться убедить в чем-то? Они посреди пустыни, под палящим солнцем, у них нет воды, нет еды, ничего нет. Пытаться апеллировать сейчас к разуму или каким-то чувствам, кроме сиюминутных желаний найти пожрать, попить и поспать бесполезно. Хасту и самому приходилось прикладывать осознанное усилие, чтобы не обозлиться на старшего брата, подобно остальным. Будь это кто-то кроме его брата — он бы и не шелохнулся даже, но надо признать, что в этот раз Сурмут подошел к самому краю терпения подростка.

Когда Сота озвучил то, что Хасталик и так уже подозревал, подросток лишь кинул на него недовольный взгляд. Он опасался, что подобное признание, что они потерялись и не знают дороги назад, к безопасности, лишь сильнее выведет Трезо из и без того шаткого равновесия, но, кажется, озлобленность на Сурмута заняла слишком много места в его черепной коробке, так что страх туда не влез. Тем более, что Сота уже твердой — а точнее старающейся казаться твердой, — походкой направился дальше покорять барханы и старшим братьям пришлось поспешить следом.

Снизу, когда они наконец взобрались на гребень, раскинулась река. Насколько она вообще может раскинуться в условиях пустыни, конечно, но трем уставшим подросткам хватит за глаза.

— Я же говорил, — прохрипел Хаст, но его, конечно же, уже не слушали: оба брата со всех лап помчались вниз, чуть не кубарем скатываясь по песчаному склону. Хасталик и сам в спешке едва не улетел носом в землю, чем вызвал недовольный писк устроившегося у него между лопаток пасюка. Но подростку тоже жуть как хотелось пить, а лапы едва держали на себе весь его сравнительно небольшой вес.

Спустившись, братья с разной степенью выраженности энтузиазма кинулись к желанной влаге. Трезо влетел в реку, словно выпущенный из рогатки снаряд, разбрызгивая внушительные объемы воды для его худощавого тела и хохочу чуть ли не во всю глотку. Все трое очень быстро оказались мокрые с головы до пят и Хаст, отплевываясь от воды, которая волной накрыла его морду пока тот старался напиться, лапой зализал свою растущую гриву назад, чтобы не лезла в глаза, раз уж на то пошло. После чего немного лениво попытался окатить Трезо ответной волной. К счастью, младший брат вскорости перестал баламутить им воду, вылетев назад на берег, и Хасталик мог наконец напиться без риска захлебнуться. Он даже зашел немного поглубже, пока вода не стала щекотать живот, наслаждаясь вожделенной прохладой.

С седьмого неба на землю его спустил истеричный визг Трезо, который заставил подростка встрепенуться и резко обернуться на источник звука. Теперь-то что?! Они всего лишь на пару минут отвернулись же!

Но никакой опасности Хасталик не заметил. Только какой-то холмик речного ила, в котором он и сам сейчас был по локоть. Но, на всякий случай, подросток все же заставил себя покинуть сладкие объятия воды, чтобы подойти к переполошившемуся брату, и уже приблизившись, он наконец осознал что же его так перепугало. Из-под ила виднелась блеклая шерсть и помутневшие от смерти глаза не очень крупного льва. Хасталик склонил голову на бок с некоторым интересом наблюдая за валяющимся мертвяком. Подростки, конечно же, знакомы со смертью, но надо признать, свежего трупа своего сородича они еще никогда не видели. Хасту было немного любопытно. Эти помутневшие глаза, интересно от чего они такими становятся после смерти? И давно ли этот лев тут валяется? Наверное не очень, тело выглядит не потревоженным, но с другой стороны, оно все в иле.

— Не повезло кому-то, — все, что сказал подросток вслух, продолжая изучать труп, но, все же, пока не рискуя подойти к нему.

+2

37

Только крохотная, едва теплившаяся надежда, которая граничила с общей безысходностью и отчаянием, придала Соте какие-то немыслимые, пусть и последние силы. Она толкала измученного львенка вперед, навстречу плеску воды, не давая даже секунды на лишние сомнения и не позволяя ему останавливаться. Юнец и сам беспощадно тащил себя на большой бархан, за которым его уши жадно ловили журчание, и для Соты не было ничего громче этих играющихся звуков. Не обращая внимания на сожженные, аж до мяса, подушечки лап, он то и дело спотыкался и падал мордой в горячий песок, однако тотчас же поднимался и, презрительно отплевавшись, вновь продолжал взбираться к самой верхушке дюны. Ведь там река, там жизнь, там их спасение… или же окончательная и неминуемая погибель, коли все это окажется миражом. Поэтому последние пару метров Сота преодолевал с куда меньшим энтузиазмом, даже с осторожностью, заранее прикрыв опухшие от зноя веки. Он боялся… Боялся, что правда будет куда страшнее, и внизу никакой реки не окажется, а доносившиеся всплески - всего лишь плод его воспаленного воображения. И тогда братья умрут прямо здесь, у него на глазах, ведь ни у кого из них больше не осталось сил бороться с жестоким пеклом пустыни, в которой они очутились по чьей-то неуместной гордыне.

“Но ведь… Хасталик тоже это слышал… Он что, тоже спятил, получается? Вроде как с ума поодиночке сходят”, - наконец, Война все-таки отважился распахнуть зенки и взглянуть перед собой. Река… Да, это действительно была она, настоящая и всамомделишная, которая бодрой змеей струилась куда-то за горизонт. - С*кины дети, мы сделали это! Мы дошли, слышите?! Дошли, бл*ть!!! - не помня себя от радости, рявкнул львенок, после чего скатился на заднице вниз, вспахав за собой целый столп песчаной пыли. Сказать, что с плеч словно бы гора свалилась - ничего не сказать. Молодой самец впал в какой-то неистовый экстаз, с разгону врезавшись в тихие волны мелководья и даже осмелившись на миг скрыться под водой. Вот, что значит восстать из мертвых!  Его иссушенную шкуру охладило и успокоило, с шерсти смывалась многослойная насыпь, а вдоль подростковой поросли гривы прямо на морду приятно стекала вереница живительных капель. Господи, какое счастье-то… Теперь Сота совершенно ясно ощущал, как внутри него вновь просыпается огромное желание непременно преодолеть эту проклятую пустыню, за шкиряки вытащить из нее себя и братьев. Как там говорится? Искать и бороться, найти и перепрятать… Вдоволь накупавшись на мели, львенок принялся жадно глотать воду, пытаясь, наконец, утолить свою мучительную жажду. Трезо носился вдоль берега, как в жопу ужаленный, в отличие от Хаста, который вел себя куда сдержанней и особо не разделяя восторги своего худосочного братца. - Балбесина, - беззлобно усмехнулся Сота, которого выходки старшего ничуть не гневили, а то и побуждали непременно среагировать, поднимая ответный сноп брызг своей пятерней. В конечном итоге, Трезо выскочил на берег, оставив братьев наедине с долгожданной тишиной и спокойствием. Ненадолго, правда… Сначала послышался занудный скулеж сиблинга, на который Сота лишь дернул бровью, не переставая, однако смачно лакать языком вкусную, слегка теплую водичку. Но когда тот вдруг истошно завопил, отпрянув куда-то в сторону, красношкурого юнца словно бы подменили. За те два-три прыжка, которые львенок преодолевал навстречу перепуганному брату, в его взъерошенной голове пронесся целый список потенциальных неприятелей, заставивших Трезо так отчаянно орать. Какая-нибудь ядовитая ящерица, враждебные чужаки, голодные кондоры… черт, даже для Мороха и Сурмута нашлись свои пунктики! Но нет, все их лживые речи в прошлом, теперь Сота никому не позволит забрать у него брата, как бы те ни выглядели сильнее и здоровее, чем младший отпрыск черногривого бродяги. - Что еще?! - с рыком взлетел к сиблингу Война, да так и остановился с занесенной когтистой лапой, едва только узрев, что их вероятный неприятель уже самостоятельно отбросил лыжи. - Тьфу ты, придурок! Я-то уж подумал… - с досадой погасив свой разбушевавшийся, было, задор, Сота осторожно подошел к трупу. Пусть, он еще только-только начинал разлагаться, а часть, находящуюся под водой, даже раздуть толком не успело, у Соты не было никакого желания устанавливать причину смерти и почему бедолага сдох именно в такой позе. Скривив морду в гримасе презрения, львенок повернулся к Трезо. - Ты мертвецов боишься, что ли? Они ничего тебе больше не сделают. В отличие от живых...

+1


Вы здесь » Король Лев. Начало » Великая пустыня » Река в пустыне