Страница загружается...

Король Лев. Начало

Объявление

Дней без происшествий: 0.
  • Новости
  • Сюжет
  • Погода
  • Лучшие
  • Реклама

Добро пожаловать на форумную ролевую игру по мотивам знаменитого мультфильма "Король Лев".

Наш проект существует вот уже 10 лет. За это время мы фактически полностью обыграли сюжет первой части трилогии, переиначив его на свой собственный лад. Основное отличие от оригинала заключается в том, что Симба потерял отца уже будучи подростком, но не был изгнан из родного королевства, а остался править под регентством своего коварного дяди. Однако в итоге Скар все-таки сумел дорваться до власти, и теперь Симба и его друзья вынуждены скрываться в Оазисе — до тех пор, пока не отыщут способ вернуться домой и свергнуть жестокого узурпатора...

Кем бы вы ни были — новичком в ролевых играх или вернувшимся после долгого отсутствия ветераном форума — мы рады видеть вас на нашем проекте. Не бойтесь писать в Гостевую или обращаться к администрации по ЛС — мы постараемся ответить на любой ваш вопрос.

FAQ — новичкам сюда!Аукцион персонажей

VIP-партнёры

photoshop: Renaissance

Время суток в игре:

Наша официальная группа ВКонтакте | Основной чат в Телеграм

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Великая пустыня » Видоле


Видоле

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

http://sh.uploads.ru/9tu8j.png

Примерно на полпути от Гельты к Каменной крепости вы попадёте в очень, очень странное место. Странные, причудливые каменные колонны, арки, стены, странные фигуры, отдалённо напоминающие неведомых зверей... Но, как ни странно, это место имеет вполне естественное происхождение, а неведомыми "архитекторами", создавшими его, являются ветер, песок и жара. Скалы дают хорошую тень, но их можно использовать лишь как временное убежище, поскольку воды здесь нет.

1. Любой пришедший в локацию персонаж днем страдает от жары (от которой, впрочем, может спастись в тени местных скал), а ночью испытывает сильнейший холод (антибонус "-1" к любым действиям; нейтрализуется умениями "Устойчивость к жаре/холоду").

2. Считается, что именно сюда приходят души всех погибших в песках пустыни. Поэтому велика вероятность, что при вызове одного духа может подняться кто-нибудь ещё, и не факт, что дружелюбно настроенный (определяется броском кубика).

3. Любой шаман, пришедший сюда, получает бонус "+2" к попытке вызова духа. Также ритуалы, проводимые тут, отнимают у шаманов куда меньше сил (время их восстановления сокращается вдвое).

Ближайшие локации

Каменная крепость
Гельта
Пустошь

0

2

Офф

Кубик на то, заражена ли добыча чумой, не кидаю, т.к. чумы в этих местах нет. Да и Шай сказала, что не надо кидать.

Как только ночь вступила в свои права, небольшая группа одногорбых верблюдов, состоящая из одного самца, трёх самок и пары их детёнышей, после многодневного перехода по бескрайним песками вышли к видоле. Несмотря на то, что они проводили всю свою жизнь, блуждая по пустыне, эта небольшая гаремная "компания" была рада хоть какому-нибудь разнообразию. Как только огромные колонны появились в поле зрения верблюдов, они без малейших колебаний приняли решение переночевать возле этих странных "сооружений". Конечно, путешествовать ночью было бы более разумно, нежели днём, но ночи в пустыне были холодным, а шерсть животных была очень короткой и совсем не согревала их, поэтому, находя относительно безопасное место, с наступлением ночи травоядные ложились на холодный песок, прижимаясь друг к другу боками, чтобы согреться, и отдыхали и набирались сил на следующий день.
Эта ночь не была исключением — стоило их группе оказаться добраться до этого странного места, как они тут же улеглись на землю, выбрав, казалось, неплохое место между двумя мощными колоннами на самой "окраине" этого странного места. Детёныши лежали в самом центре, согреваемые теплом матерей, единственный самец же лежал чуть поодаль. Его задача была в другом — он должен был охранять мирный сон своей семьи. Ведь пустыня вовсе не так безжизненна, как кажется на первый взгляд, поэтому глава их группы ещё долго не смыкал глаз, напряжённо вглядываясь в темноту каждый раз, когда слышал странные шорохи или улавливал незнакомые ему запахи.

+1

3

Гельта —-→

Температура вокруг стремительно опускалась. Пустыня есть пустыня. Днём жарища, а ночью - холодрыга. Но холод был лишь на лапу планам Альбиния. Он знал, что из-за холода верблюды по ночам более вялые, и если днём этих быстроногих странников пустыни не догонишь, то ночью появляются шансы. А Альби со Скаду продвигались к цели. Скаду шла впереди, а уже по её следу шел Альби, прячась за дюнами, камнями, барханами и редкими кустами тамариска. Впрочем, эти самые редкие кусты окончательно закончились еще на полпути, зато камни и барханы никуда не делись. След лисицы на песке был прекрасно виден в лунном свете, поэтому Альби мог позволить себе роскошь идти довольно существенно позади, даже порой упуская саму лисицу из виду. И вот, на горизонте появились причудливые скалы видоле. Скаду тоже остановилась, как и подошедший к ней Альби. Теперь и Альби, и Скаду крались, вдвоём скрываясь за дюнами и валунами. На одном из концов видоле кто-то явно был. На секунду высунувшись из-за бархана в свете луны Скаду увидала верблюжьи силуэты, судя по которым несколько дромадеров явно лежали на песке, наверное спали (хотя последнее было лишь догадкой). Пока было сложно сказать, сколько именно их было. Скаду сразу спряталась за бархан и прошептала на ухо Альби то, что она увидела. Альби жестом показал ей, чтобы она следовала за ним, и они отошли подальше в пустыню, чтобы раньше времени не спугнуть дичь. И там они, перешептываясь с уха на ухо, посовещались и выработали план. Они условились, что Альби обогнёт видоле с другой стороны и спрячется посреди скал, постепенно подкрадываясь к добыче. В задачу же Скаду входило отвлекать внимание верблюдов. Расчёт был прост и, одновременно, гениален. Если кто-либо из верблюдов остался на стрёме, Скаду должна была привлечь его внимание. При этом она сама должна была себя при этом вести себя так, как будто верблюды ей абсолютно не интересны. То-есть она должна была демонстративно изобразить убедительные попытки собственной охоты на мышей, тушканчиков и прочую мелкую живность. Расчёт был в следующем. Если часовой услышит шум - он явно среагирует на него. Увидит песчаную лисицу. И успокоиться. Ибо столь мелкий зверек не может представлять никакой угрозы даже для верблюжьего детеныша - слишком он мелок. Ну что она может сделать верблюду? Да ничего! Да и занята она, мышкует, а на верблюдов ей начхать. И, если надо, повторить эту стратегию пару-тройку раз. Тут уж или верблюд-часовой утратит бдительность (вот еще, каждый раз реагировать на такую ерунду как крохотная мышкующая лисица? Зачем? Он же не мышь и не тушканчик, чтобы её бояться), либо даже если бдительности и не утратит, то будет каждый раз отвлекаться на Скаду, а поскольку глаз на затылке у него нет - каждое такое отвлечение внимание на Скаду будет шансом для Альби начать свою атаку из засады. И вот, как и уговаривались, Альби, прячась за дальние барханы, камни и дюны, очень длинной дугой, порой упуская само видоле с горизонта - так он от него отдалялся, обошел скалы с другой стороны, и, стараясь не издавать ни звука, прячась за выступы, камни, скрываясь в тени арок и колонн, он в конце концов затаился за огромным валуном, от которого (стоило бы ему только выйти из-за камня) он мог бы атаковать добычу, когда настанет время. А тем временем, дав своему шефу время на устройство засады, Скаду начала мышковать в предполагаемом поле зрения возможного часового. Собственно, получилась даже смесь и отвлечения внимания, и ужина для самой Скаду, поскольку во время одного из своих прыжков, она таки смогла схватить и для себя небольшого тушканчика-подростка, который, на свою беду, был относительно сонный и не вовремя среагировал на появление лисицы. На свою беду. Ибо он стал лисьим ужином. В великолепном пряжке, зарывшись в итоге путь мордой в песок, но не упустив при этом свою добычу, Скаду словила несчастного грызуна. К шорохам и звукам мышкующей лисицы добавился отчаянный предсмертный писк тушканчика, вскоре сменившийся аппетитным чавканьем. Скаду очень надеялась, что она привлекла внимание дозорного, конечно, при этом, не подавая виду о том, что её вообще интересуют какие-то там верблюды. Мало того, она как бы невзначай сделала несколько шагов в их сторону, демонстративно не обращая внимания на их присутствие и дожевывая несчастного тушканчика. Находясь за валуном, Альби явно слышал где-то вдалеке возню Скаду, а также краем уха уловил даже чей-то тихий (с такого расстояния) писк. Пора действовать! Альби выскочил из-за камня и ринулся в сторону верблюдов. Его целью была одна из самок, находившаяся ближе к нему. Альби ускорился и прыгнул, выпустив когти и разинув пасть, намереваясь прыгнуть на свою потенциальную жертву и также намереваясь сомкнуть свои челюсти на её горле. Рывок. Прыжок. И...

Свернутый текст

На всякий случай напоминаю как о бонусе от талисмана Альби, так и в силу того, что в охоте участвует Скаду и на вызываемом её участием антибонусе "-1" на возможные броски со стороны верблюдов

Свернутый текст

чуток подправил пару старых грамматических ошибок. 9.09.2015

Отредактировано Альбиний (9 Сен 2015 21:38:17)

0

4

Бросок кубиков на атаку Альбиния

http://i.gyazo.com/324ec6d59859bff546135b1078b4a5bb.png

6 + 3 = 9 + 2 (от талисмана удачи) = 11

10-11 — настоящее везение, персонаж выигрывает/выполняет миссию, причем с меньшим трудом и легкими ранениями.

Отвлечённый действиями Скаду, самец верблюда не замечает подкравшегося с тыла Альбиния, и атака льва оборачивается удачей — он смыкает челюсти на горле своей жертвы, но та пока что всё ещё жива.

Время шло достаточно медленно и вокруг не происходило совершенно ничего. Поначалу реагируя на любой подозрительный шорох, через какое-то время самец ослабил бдительность — как бы он ни желал защитить свою небольшую группу, верблюд так же, как и самки с детёнышами, очень устал и хотел спать. Глаза закрывались сами собой и самец, осознавая это, резко вскидывал голову, продолжая вслушиваться в тишину, а потом его снова клонило в сон. В конце концов, решив поддаться желанию и унестись в царство Морфея — до сих пор не было даже малейшего намёка на появления опасности, что не могло не радовать, — верблюд закрыл глаза и полностью расслабился... как в этот же момент совсем недалеко от него раздался шорох, более громкий и не похожий на те, что были до сих пор. Мигом разлепив веки, самец стал вглядываться в темноту — в нескольких метрах впереди него вырисовывался силуэт какого-то зверька, издалека и в темноте напоминающего фенека. Незнакомец, похоже, не представлял угрозы — он не обращал никакого внимания на группу, разместившуюся между колоннами, а через какое-то время до ушей верблюда донёсся писк пойманной добычи. Глава группы ещё какое-то время внимательно следил за действиями Скаду, а потом, решив, что тот не стоит внимания, вновь расслабился и прикрыл глаза...
Зря. Буквально в этот же миг сзади раздался какой-то шум, а после — испуганные крики двух других самок и детёнышей. Самец резко вскочил с земли, развернувшись на ходу, и оцепенел — какой-то огромный зверь прижимал одну из её подруг к земле. Та не успела издать и звука, застигнутая врасплох.
Бегите! — самец понятия не имел, кто перед ним (темнота и внезапность нападения сбили его с толку), но действия этого "кого-то" были понятны сразу. Проблема была в том, что хищник мог быть не один, и ему, главе их группы, предстояло спасти по счастливому случаю избежавших этой же участи сородичей.
Буквально одним прыжком подскочив к нападавшему, верблюд постарался ударить его копытами в рёбра — бить по голове он опасался, поскольку там имелись острые зубы. Задачей самца было не спасение жертвы Альбиния — она, как он думал, уже была мертва. Главное для него сейчас было выиграть время, чтобы остальные члены их группы успели спастись бегством. Если ему повезёт, он тоже успеет скрыться.

Бросок кубиков на атаку верблюда

http://i.gyazo.com/54414a3e206c0cf2a1a69549a5057923.png

3 + 4 = 7 (антибонус фамильяра не считаю, т.к. семёрка)

7 — промах, оба бойца остаются целы.

Альбиний успевает заметить атаку верблюда и без особых проблем уходит от удара.

+2

5

Верблюды в панике рванули, но Альби успел сделать свой прыжок и вцепиться в шею жертвы, повалив ей на землю. К сожалению, убить одним укусом не получилось - верблюдица была еще жива, но теперь, как думал Альби, она никуда не денется. И если непосредственная жертва пока неприятностей не доставляла, их доставил самец-верблюд, неудачно попытавшийся лягнуть Альбиния. По счастью, лев вовремя заметил его атаку и извернулся, уводя своё тело от удара, но при этом не разжимая челюсти и не отпуская свою добычу. Уж слишком ценной была эта самая добыча, чтобы её отпускать. Поэтому, хотя лев и извернулся, но челюстей не разжал. Правда теперь он был настороже - вдруг самцу-верблюду придёт в голову снова атаковать? Благо, помощь Скаду тут была более чем кстати. Лисица прекрасно знала, как быть в такой ситуации и внимательно следила за самцом верблюда, чтобы, если надо, вовремя предупредить своего хозяина Альби о его возможной новой атаке. А тем временем, остальные верблюды уносились прочь, и рядом с Альби пока остались только та самка, которую он старался задушить, а также еще не убежавший пока верблюд самец. Правда, Альби надеялся, что тот таки решит последовать за своими товарищами в пустыню, подальше от него, и не будет мешать ему додушить добычу. Но и к возможной новой атаке с его стороны Альбиний тоже старался быть готовым - мало ли что? А тем временем, Альби попытался посильнее сжать челюсти, чтобы додушить свою жертву за один присест, для того, чтобы не дожидатся, пока она бы сама задохнулась от его захвата, или, чего доброго, не попыталась бы вырваться.

0

6

Бросок кубиков на удержание/удушение верблюдицы Альбинием

http://i.gyazo.com/c5d851bfb91bacb6053a75ee711c0d30.png

2 + 6 = 8 + 2 (от талисмана удачи) = 10

10-11 — настоящее везение, персонаж выигрывает/выполняет миссию, причем с меньшим трудом и легкими ранениями.

Льву без особо труда удаётся удержать свою жертву. Если у самки не получится высвободиться из хватки хищника, она будет задушена уже в следующем круге.

К счастью Альбиния и большому несчастью своей подруги, верблюд не стал совершать новую атаку. Стоило его копытам опуститься на землю, пронзив пустоту, как животное тут же метнулось назад — так быстро, как только позволяли ему силы — и, развернувшись, со всех ног помчалось вслед за своими сородичами. Как уже говорилось ранее, в темноте и с испугу самец не мог видеть, что верблюдица всё ещё жива, пусть пока и не оказывает должного сопротивления, из-за чего решил, что хищник убил её с первого удара. И было ли в таком случае целесообразно подставляться под удар льва, рискуя своей жизнью? Убедившись, что остальная часть его семьи успела отбежать на достаточное расстояние и теперь находится в безопасности, самец отступил вслед за ними, вскоре скрывшись за группой колонн.
А вот добыча Альбиния расставаться с жизнью не спешила — поначалу она не оказывала должного сопротивления, застигнутая врасплох и просто растерявшаяся и потерявшаяся в пространстве от внезапного нападения и страха, но за те несколько секунд, что верблюд отвёл на атаку льва, а её сородичи — на бегство отсюда, к самке вернулась часть сознания, а вместе с ним и проснулся инстинкт самосохранения. С каждой секундой воздуха становилось всё меньше, и добыча хищника уже начала чувствовать головокружение, предшествующее её скорой смерти, но у верблюдицы ещё был мало-мальский шанс вырваться из зубов льва, и упускать она его не собиралась. Собрав остатки сил, самка попыталась двинуть своего убийце передней ногой в грудь, чтобы на время лишить его возможности нормально дышать, а затем, воспользовавшись моментом, постараться убежать.

Бросок кубиков на атаку верблюдицы

http://i.gyazo.com/e21833ccd65f13e89bfcc2d441169cde.png

2 + 2 = 4 - 1 (антибонус от фамильяра) = 3

3-4 — досадная неудача, персонаж проигрывает/проваливает миссию и зарабатывает легкие увечья.

Самке не хватает сил, которые стремительно покидают её, поэтому её "удар" скорее похож на поглаживание. Альбиний не получает никаких повреждений и становится на шаг ближе к победе — уже в следующем посте он додушит свою жертву (или сломает её шею, если будет такое желание).

0

7

Верблюд убегал. А вот верблюдица, похоже, своё уже отбегала. Она пока еще была жива, но, как считал Альбиний, это было ненадолго. Слабая попытка верблюдицы вырваться подтвердила его предположение. Там, где он мог бы ожидать резкого удара и рывка, у его добычи получилась какая-то жалкая пародия, которая не принесла Альбинию ни малейшего вреда. Он понимал, что силы оставляют его добычу. И это было ему на руку. Сперва Альби хотел было побыстрее разделаться с дичью, решив было сломать её шею, но передумал. Зачем тратить силы на то, что неумолимое время сделает само? Его жертва и так уже, по сути, задыхалась. Поэтому Альбиний решил не предпринимать никаких действий, а просто-напросто не разжимать челюсти и дождаться того момента, пока силы окончательно не оставят его добычу и та не задохнётся и издохнет. Поэтому Альбиний ничего и не предпринимал - а просто не разжимал челюсти, ожидая смерти верблюдицы. Сейчас его уже начинало волновать другое - он уже начинал прикидывать, сколько времени и сыл у него займёт то, чтобы дотащить тушу к гельте. Да, да, да... добыча была пока еще жива, а Альби уже во всю продумывал, как он организует и осуществит доставку этой самой вкусной, сочной, свежей верблюжатинки в своё и Адрианы логово. Он так и ничего пока и не предпринимал, не разжимая челюсти, и просто-напросто ожидая, как он думал, неминуемой смерти его добычи.

Свернутый текст

т.е. Альби просто старается не разжимать челюсти

Отредактировано Альбиний (22 Фев 2015 19:34:17)

0

8

Офф: ещё раз прошу прощения за задержку.

Почувствовал под своим копытом гриву льва, самка поначалу обрадовалась: она попала, она смогла остатки сил направить в этот удар и попала! Но уже через пару мгновений эта радость сменилась паникой и тревогой — лев всё с той же силой удерживал её горло и, как ей показалось, даже сдавил его сильнее. Неужели этот удар не причинил хищнику ни малейшего вреда? Неужели всё закончится... вот так? Здесь и сейчас? Пусть перед глазами верблюдицы уже начали мелькать моменты её жизни, воздуха становилось всё меньше, а из горла начали вылетать какие-то хриплые звуки. Сдаваться она не собиралась. Предпринимая отчаянные попытки вырваться, самка принялась отчаянно крутиться и дёргаться, стараясь вырваться из крепкой хватки льва, и молотить ногами по воздуху в тщетной попытке попасть по Альбинию, зацепить его хоть чуть-чуть, заставить хотя бы на долю секунду разжать челюсти... Но безрезультатно. По мере того, как тьма поглощала верблюдицу, её желание сменилось на другое: вскоре она перестала брыкаться, растянулась на земле и замерла, надеясь лишь на то, что лев сжалится над ней, сожмёт свои челюсти и подарит быструю смерть. Увы... Верблюдице казалось, что она умирает целую вечность — так сильна и невыносима была мука удушения. Она попыталась издать протяжный стон, полный боли, чтобы воззвать льва к милосердию, но из её горла донеслись всё те же хриплые звуки, которые вскоре внезапно оборвались — самка, наконец, отмучилась.

0

9

→ гельта

Идти было досаточно не просто: как-никак, львица у нас была брюхатая, а это влечёт за собой соответствующие изменения в физиологии. Вот и тело её будто становилось тяжелее. Брюхо будто бы перекатывалось из стороны в сторону, но не сильно - срок был ещё не большой, самое худшее оставалось только впереди, но это не страшило львицу. Страшила её мысль о том, что было с её детьми.
Поступая на трон королевы собственного королевства, ей было велено дать клятву на несколько таинств, которые предводительница была обязана соблюдать. Среди них - чтение традиций королевской семьи. Но имеет ли она право отказаться от них сейчас? Она была предводительницей, то бишь одной из них, включая Альбиния, то бишь, по сути королевой. И одна из таких клятв - это обещание умертвить всех детёнышей, которые будут ею рождены, за исключением самого старшего, который мог бы стать самым главным здесь, в пустыне, когда она и Альбиний станут слишком старыми, чтобы осуществлять свою функцию правителя.
Ей не хотелось этого делать. Они ведь были не частью её, которую нужно было отгрызть, но всё равно какими-то слишком родными для того, чтоб как-то о них избавиться.
Подобные мысли на настоящий момент она попыталась отбросить: ещё будет месяца два, чтобы всё как следует обмозговать и обдумать, принять какое-то единое решение - тоже, но почти наверняка она и сейчас знала, как поступит.
Львица уже подходила ближе к тому месту, где, судя по запаху и звукам, предположительно охотился Альбиний. Раздавался его тихий не то рык, не то бурчание, а также в воздухе витал редкий, но едкий запах крови животного, причём не хищного - то был верблюд, его она тоже чувствовала.  А также запах смерти, которая верблюда должна была уже постигнуть.
- Я не сомневалась в твоих силах.
Собственно, сомневался ли он, что она сомневается? Адриана всегда поддерживала Альбиния во всём и не забывала время от времени ему напоминать об этом, может, даже слишком часто говорила нечто подобное. Но ей оно было приятно: в ней присутствовал элемент лёгкой пассивности. Львице самой необходимо было понимать, что она кому-то доверяет больше, чем себе, в кого-то верит больше, чем в себя саму.
Адриана посмотрела на Альбиния гордящемся взглядом. Да, если она и могла себе позволить гордиться не только за себя и своими поступками, то только его. Это странно... Ведь они не были настолько едины душевно, как некоторые парочки влюблённых романтиков, но именно поэтому их отношения были прочнее, чем многие остальные. И это было прекрасно.
Пасть льва, которого завидела Адриана ещё издалека, была плотно сжата на шее верблюда. Львица осторожно, только убедившись, что животное уже мертво и не шевелилось, подошла поближе, остановившись практически вплотную рядом со львом с левой от него стороны.
- Как поступим с ним?
- Разделим тело на куски, вестимо, и отнесём в гельту, но решает тут Альбиний, поэтому Адриана только задала вопрос.

+1

10

И вот, наконец, добыча перестала дёргаться. А значит - она перешла из категории живности в категорию еды. И остро встал вопрос транспортировки. Ибо одному волочить в гельту полутонную тушу - это, прямо скажем, довольно не слишком удачное решение. Благо, одному и не пришлось. Ибо его супруга, Адриана, пришла сюда из гельты. Вдвоём будет легче тащить. Конечно, следовало учитывать и состояние Адрианы - а значит речи о том, чтобы поднять тушу не могло быть и речи. И вопрос Адрианы был справедлив. Действительно - как? Собственно, вариантов было немного. Первый - разделать тушу на куски и их перетаскивать один за другим. Но этот вариант Альби отверг уже вскоре после того, как он пришел ему в голову. Конечно - врят-ли в пустыне будут другие львы, но вот какие-нибудь шакалы, сервалы, каракалы или родичи Скаду - тобишь пустынные лисы - могли бы поживиться основной частью добычи, пока бы они с Адрианой перетаскивали бы куски. Конечно - можно было оставить на стрёме Скаду - но она одна тушу не защитит, если желающих будет много. А значит - надо тащить целиком. Но как? Понятно, речи о том, чтобы взвалить на спину полутонную тушу - не могло быть и речи, как и о том, чтобы нести её на весу вдвоём зубами. Не будь Адриана беременной - стоило бы попытаться, но теперь. А что если? Альби посмотрел на горб, на плотную, жесткую шерсть.... а что если тащить? тут, главное, стащить тушу с каменистой поверхности видоле, а дальше, по песку до самой гельты тащить будет куда легче. Главное, чтобы спиной, горбом вниз. Конечно - часть жира на горбе тогда пропадёт, но это - далеко не самая лучшая часть туши верблюда, и ею можно и пожерттвовать. Зато остальную тушу они тогда на этом самом горбу дотащат по песку без особых проблем. Поэтому на вопрос Адрианы он ответил: "Давай так. Ты бери за вон ту пару ног, а я за эту. Переворачиваем тушу горбом вниз и тащим - всё равно в горбу один жир только, так что если он, этот жир, и пострадает - потеря будет не слишком большой, зато тащить будет легче. Главное - вытащить тушу на песок, а там уже до самой гельты по песочку тащить будет просто. Ну а Скаду последит, чтобы на пути нам камни не мешали. Ну а как дотащим до гельты - там тушу в одну из небольших прохладных пещер, чтобы не портилась, и есть будем потихоньку. Ну, раз, два! Взяли!" - И Альби аккуратно взял пастью тушу за передние конечности - таким образом беря на себя более тяжелую часть туши.

—-→ Гельта

Отредактировано Альбиний (15 Мар 2015 16:25:20)

+1

11

Адриана некоторое время стояла рядом и молча, пока Альбиний не отпустил шею верблюда, когда он был полностью уверен в том, что животное мертво. Копытное испустило последний выдох, и самец отстранился от уже трупа, который во мгновение обмяк и принял соответствующий мёртвому телу вид. Вот так вот просто и не красиво закончилась жизнь этой копытной твари, что аж становилось как-то печально и жалко. Жалко, что не церемоний, ни красивых проводов: просто сдох, затем - сожрали. И всё тут: был ты, не было тебя - не так уж и важно.
Альбиний озвучил ответ на вопрос Адрианы касательно того, как они будут действовать с этим трупом. О, то бишь ответ, оказался не совсем таким, как она ожидала, но и он её устраивал, а не устраивать просто не мог  так решил Альбиний, значит, так и будет. Она собиралась молча сделать так, как сказал он, не выражая того, что считает, что это не самый простой путь.
«Значит, будет так.»
Львица поначалу чуть было не побрезговала такой работой: в конце концов, это же работа, с какой стати беременная фрейлина должна ей выполнять? Но тут взгляд пал на собственные лапы, и таким образом она вновь вспомнила, кем является на данный момент: толком-то не самой значимой особью в округе, которая обязана делать то, что обязана. Говорят, некоторые львицы вообще обязаны сами кормить своих львов, так что ей сильно повезло и в том, что Альбиний не требует от неё чего-то подобного. После того, как вспомнила эту нехитрую вещь, львица нагнулась пониже и ухватила зубами сразу две задние конечности верблюжихи, уже повёрнутой на спину: так будет тащить практичнее. Весь горб этого животного состоял из одного жира, который был не первой ценности в питании, а посему было бы не так жалко, если бы с ним чего случилось, чем с другой частью тела. Ухватившись хорошенько за плоть, клыками львица проткнула саму кожу, вроде и не намеренно, а по естеству, ощуив на губах лёгкий солоноватый привкус крови. А после потянула на себя сначала немного, а после - сильнее, чтобы помогать супругу сдвигивать тушу верблюдихи, направляясь при этом в сторону гельты.

→ гельта

0

12

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"38","avatar":"/user/avatars/user38.png","name":"Mephi-san"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user38.png Mephi-san

Что-то странное творится на севере: небо над видимой частью вулкана Килиманджаро затянуто странными, темно-фиолетовыми облаками, отдаленно напоминающими грозовые тучи. Создается впечатление, будто огромная гора ожила и начала чадить дымом. Слышен едва различимый, мерный гул, а также рокот мелькающих в облаках раскатов голубоватых молний — зрелище, безусловно, очень красивое и завораживающее, моментально привлекающее к себе внимание. Вода в реках, лужах и озерах ведет себя странно: на ее поверхности заметна мелкая, волнующаяся рябь, будто от легкого порыва ветра или слабого трясения почвы.

0

13

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"3","avatar":"/user/avatars/user3.jpg","name":"SickRogue"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user3.jpg SickRogue

На севере вспыхивает ослепительное багряное зарево, отчего в пустыне на несколько мгновений становится светло как днем. Спустя считанные мгновения земля содрогается, как перепуганная зебра, вода во всех водоёмах начинает ходить ходуном, а с возвышений скатываются камни — как мелкие, так и покрупнее. Поначалу все это происходит в жуткой тишине, но затем с запада доносится дикий, оглушительный грохот, настолько громкий, что он заглушает все и вся. Постепенно интенсивность этого звука начинает затихать, но его отдельные раскаты, глухие и зловещие, время от времени по-прежнему долетают до ушей местных обитателей. Стихает и дрожь земли. Обвалы прекращаются, а, со временем, проходит и волнение на воде. Небо в северной его части заволакивает странными, зловещими тучами, сквозь которое по-прежнему пробивается странное и жуткое зарево — а снизу их озаряют красные огненные всполохи. Кажется, подножье Килиманджаро, а также все его окрестности, охвачены страшным пожаром.

0

14

Офф.

В этом посте описываются совместные действия персонажей Рафики и Иннокентий по предварительной договорённости и уведомлении администрации. Со следующего поста каждый из персонажей отписывается отдельно.

С Земель Гордости →

Сколько длился путь, в который старик отправился в начале того доброполучного дня? Встречались ему многие животные, причём часть их них явно пострадала от разгула стихии — и никому их них старик не отказал. Он видел свою путеводную звезду, что терпеливо ожидала мандрила на каждой его остановке, ничуть не тускнея с каждым новым вечером, и поэтому множество и множество пострадавших получали его помощь. Раны, ожоги, переломы и отравления пеплом — всё это требовало немедленного излечения. Лекарь потратил не только большую часть своих запасов, но и основательно постиг окружающую растительность. Однако поток встречных потихоньку иссякал, стоило старику сменить немного направление. Он шёл вдоль ущелья, шёл вдоль реки, каждый раз вскидывая свои старые, но всё такие же отлично видящие глаза к небу, следя за яркой точкой. Нельзя сказать, что он намеренно затормаживался и не спешил — спешил! Причём порой совершая невероятные кульбиты и забираясь в самые, казалось бы, непролазные дебри.

Ночи сменялись днями, дни — ночами, а путь всё не становился проще или короче. Развлекая самого себя на небольшой привальчике, Рафики сперва забормотал какую-то мелодию, которую повторял несколько дней кряду, а затем появились и слова, которые стали ему сопровождающей песенкой на весь путь.


Армии победят,
Но погибнут в конце;
Царства воспрянут,
Но исчезнут в песке.

Земля наша мать,
Она дает и берет,
Мы с ней засыпаем
И встречаем восход.

Мы будем забыты
Ибо нет славы вечной.
Но сделанное нами
Не будет тщетной вещью.


Пустыня началась неожиданно. Вступал в её владения Рафики, к сожалению, под сенью стоящего в зените солнца, но самого шамана это ничуть не пугало. Он, привыкший ко всем поворотам жизни, уверено ступил ногами на песок, первое время, правда, стараясь как можно быстрее переступить с одной на другую. Но затем и к этому он привык. Мандрил чувствовал, что финальная точка его маршрута всё приближается, однако же сейчас его ждёт не встреча с выжившим наследником. Кто-то искал и просил его помощи не меньше, но совершенно другими способами. И шаман знал, где его ждут.
К вечеру старик оказался подле чудесных (или чудовищных, кому как) нагромождений камней и скал, где, усевшись поудобнее, замер в тени песчаника в своей любимой медитативной позе.


Мы —  часть сей истории, 
Часть этой сказки,
В путешествии нашем
Никто не оставлен один.
Но что этот путь и куда он
Узнать мы  хотим.


Кеша? — всё-таки старик не смог сдержать улыбки и некоторого удивления. Малыш-гиена запомнился старику ещё в начале чумы — он так ответственно и серьёзно, наравне со взрослыми хотел помочь и был готов привлечь все свои немногочисленные знания. Сейчас же перед мандрилом стоял немного выросший и вытянувшийся подросток, но в глазах его всё также горел огонёк жажды знаний. Старик не мог не заметить ран на шее у мальчишки, но тот лишь отмахнулся. Пришёл гиена (да и обезьяна) не за лечением физическим.

Ты готов, малыш, — по-доброму потрепал его по хохолку опытный шаман и предложил выбрать наиболее удобное место. Похолодало, и неудивительно, что долго стоять, а уж тем более сидеть младший ученик не мог. Что же, стоит потерпеть. Рафики с кивком удостоверился, что всех нужных для ритуала ингредиентов у гиены хватало, и когда растения оказались на одном из плоских камушком подле лап хищника, обезьяна глубоко и надолго замолчал. Их молчание не прерывалось достаточно времени, чтобы местные обитатели таки заинтересовались посетителями, и только тогда буквально ватную тишину пронзил голос гиены. Он начал тихо, почти с шепота, а затем всё громче и громче, рассказывая о себе
, о свете и вселенной вокруг. Глаза его были открыты, но светились будто бы изнутри, и издалека его можно было принять за слепого.

Таким его Рафики и оставил — подобный ритуал юный шаман должен был закончить один. Или не закончить вообще, присоединившись к тем духам, коих он призвал к себе на бенефис.


Леса и пустынные дали,
Реки да голубые моря,
Горные цепи и долы —
Здесь никто не оставит тебя.

Мы считали себя зрителями,
А на деле каждый — актёр
Этой бесконечной истории.
К чему она приведёт?

Земля — наша мать
Она даёт и забирает,
Но она — тоже часть,
Часть истории играет.


На исходе вечера старик увидел перед собой оазис. Он казался небольшим, но стоило мандрилу ступить с сухого холодного песка на зелёную, пропахшую влажным мхом почву, как перед ним, будто по волшебству, открылся новый, небольшой мир. Тут, наверняка тут. Пришло время найти и помочь вернуться домой законному его хозяину. Рафики обернулся, чтобы последний раз взглянуть на своего провожатого — и звезда, будто сверкнув на прощание, пропала с неба, оставив за собой короткий яркий след.

Окраина оазиса озарилась громким криком "УИИИИА!", с которым шаман Земель Гордости попросту сиганул вглубь листвы, с проворством молодого пробираясь сквозь ветки и листву. Теперь он был уверен, что не опоздает, и что его на самом деле ждут.


Мы —  часть сей истории, 
Часть этой сказки,
Порою красивой,
Порою ужасной,
Никто уж не вспомнит,
С чего она начиналась.

→ Оазис.

+5

15

—> Через день скитаний по пустыне после ФБ "Калыханка для душы".

Битва, похороны, упокоение духа — всё это вымотало Кешу настолько, что, по большой части, он и не соображал, куда и сколько ведут его лапы. Казалось, он хотел бы, наоборот, покинуть, наконец, эти безжизненные, безысходные и смертоносные земли, но сам упорно двигался вглубь, несмотря на наступающую ночь, на холод, на снежинки, равным, ровным слоем покрывающие полосатую спину. Раны на шее, оставленные безумцем, уже не кровоточили, но стоило холодным белым льдинкам соскользнуть с шерсти на раненую плоть, как шипение оглашало округу. Иннокентий не сдерживался — какой твари ещё придёт в голову ночью шастать по вымерзающей пустыне.

Когда впереди показались смутные силуэты чего-то, отличного от барханов, идти стало проще — появился ориентир. И когда первая скала-колонна оказалась рядом, гиена привалился к ней, не скрывая от всех, кто был поблизости, болезного стона. Он не считал нужным залечивать пустяковые ранки (клыки, кажется, неглубоко вошли, а потому кровь и не лилась ручьём, и можно было делать вид, что ты сильный и независимый и и так выживешь), но от пребывания в этом месте шерсть дыбом встала лишь чуть позже. Ощущая буквально каждой шерстинкой в отдельности, насколько это место обитаемо бесплотными существами, гиена не сразу поверил в реальность существа из плоти и крови, которое тут всё же было. Старый мандрил, тот самый, что помогал им расшифровывать послания смерти (этот эпизод своей ещё недлинной жизни Кеша даже при всём желании не смог бы забыть), был тут, был... как будто так и надо. Его взгляд прошёлся по крокуту, и он лишь отмахнулся: раны — ерунда. Что это? Где мы?

Рука опустилась к нему на голову, отчего пятнисто-полосатый невольно несколько вжался в плечи, а затем, последовав предложению располагаться, выдвинулся вглубь загадочных столбов. Они казались странными, но не пугали; поражали воображение, но не заставляли кровь стыть в жилах. Место будто было создано для шаманов, хотя и было домом или даже скорее пристанищем для тех, кому уже ничего не надо от плотской жизни.

Выбрав укрытие поудобнее, гиена начал рыться в сумках. Растения выбрал как-то наугад, но удивительно точно, ведь старший шаман его совершенно не поправил. Кеша надломил лепестки лунолика, чтобы его сок начал распространять свой неповторимый, едва осознаваемый запах, и закрыл глаза. Закрыл, чтобы чувствовать, кого он позовёт, в первую очередь сердцем. Ну, или душой, называйте как хотите.

Кажется, первый гость оказался слишком нетерпеливым и прошёл буквально сквозь метиса, заставив того крупно вздрогнуть.  Более опасливые потянулись следом, и затем уже можно было открывать глаза и точно осознавать, что вокруг тебя — натуральная толпа. Но стоило распахнуть веки, как большая часть тут же исчезла, оставив самых "свежих" или наиболее неупокоенных. Среди них Кеша не видел Мгени — видимо, либо не добрался, либо его тот ритуал прошёл совершенно верно и не оставил на земле следа от этого льва. Зато были другие — куда более осязаемые, даже тёмные (несмотря на ночь на дворе-то...).

Одного Кеша узнал. И он его тоже. С оскаленной пастью, с брызжущей с клыков призрачной слюной — мёртвый кружил и кружил, ожидая, что же ему скажет подросток. Убедят ли его слова? Или же он довершит начатое много лет назад и таки прикончит это несуразное существо.



Я кровью не хочу истечь,

Ждать не хочу,
Не хочу смотреть
На боль и ненависть,

За которые, ощущая ты,

жизни принимаешь следы.

Голос гиены разорвал тонкую пелену округи, будто ножом, отпугнув стайку маленьких любопытных духов. Сперва тихо, а затем громче и громче, он словно бросал вызов своему призрачному рефери — получи! Мы ещё не закончили ту свору, вот, вот тебе мой ответ!



Глубоко внутри твоя душа,

Твоя кровь и твоя же кожа

Омертвели, не чувствуя холода и греха. 

Потому твоя душа решила,

решила, что она — жива.

Крокут рассматривал все те следы, что оставил сам на тогда ещё теле противника, рассматривал то, как тот изменился... Он был не сильно старше погибшего, но тот выглядел крупнее, сильнее — был нормальным. И потому даже сейчас пытался напугать.

Мне нужен Рай!

Мне нужен Рай!

Мне нужен Рай сейчас!

С криком метис бросился на духа, намеренно стараясь пройти сквозь него, показать то, насколько он поменялся. Та гиена, что выжила в пожаре, и та, что сейчас стояла пред сонмом неупокоенных душ — совершенно разные, хотя, технически, были одним и тем же существом в разные хронологические отрезки. Тогда и ныне. Ребёнок стал подростком, наивность стала подозрительностью, альтруизм стал прагматизмом. Боязливость стала решительностью, а отрешённость — жёсткостью.


Ты отдаёшь его,

Тот грех, что ты создал, 

зависимым от боли.

Болезнь — их идеал. 

Потому они решили,

решили, что они — живы.

Иннокентий обернулся, чтобы посмотреть на тех, кто ещё следил за его обрядом. Призраки не могут трусить, но могут скрываться. Но, кажется, его песня заставила их замереть, позволив познать поближе. Погибшие от истощения, потерявшиеся, занесённые песками и снегами, убитые, нерождённые — жертвы и убийцы, добычи и охотники. Все они все ещё существовали тут, среди живых, не желая или не имея возможности уйти. Жили, страдая сами и заставляя страдать близких. Кто-то находил в этом садистское удовольствие, даже не стремясь исчезать.


— Я хочу познать правду, 

Мне твоя боль не нужна, 

Я хочу познать правду, 

правду без твоего стыда. 

И мне надо чувствовать,

чувствовать себя живым!



Он не плакал. Нет, слёзы в последнее время появлялись на глазах у Кеши редко, да и не так давно он уже был охвачен паникой и истерикой. Но он становится сильнее с каждым днём и теперь не может позволить себе так легко сдаваться. Тому свидетельство его раны — будь он таким, как был помладше, более несобранным, более дёрганным, более несамостоятельным — давно замотался бы в травы и вёл задушевшую беседу с Леопольдом на тему "как не умереть от укусов других гиен". Теперь же... он не торопился себя спасать, лишь потому что понимал, что не каждый укус смертелен и не каждая рана приводит к гибели. Кровь, сколь не казалась бы ему неправильной вне тела ранее, теперь рассматривалась им в качестве такого же ингредиента, как любая из найденных трав. И, в случае чего, Кеша был бы готов себя ранить.

Мне нужен Рай!

Мне нужен Рай!

Мне нужен Рай сейчас!

Он рычал, рычал не хуже льва, скалясь и готовясь к обороне. Сколько бы души погибших не были бесплотными на вид, они могли убить — и гиена пятился, намереваясь оставить за спиной камни, а не пространство. Стена стояла пред ним, скрывая обзор, сливаясь в одно пятно, в котором выделялосьс самое тёмное, ровно посередине...

— 
Я ранен был,

почти погиб. 

Узрел тебя,

твой тёмный лик. 

Но мне плевать.

Я лишь хочу всего сейчас.

С последним его криком, с последним звуком Кеша закрыл глаза. Сейчас или никогда!

***

Когда он смог раскрыть веки и сфокусировать зрение, небо посветлело. Он был жив... был один... и, кажется, даже ничуть не бредил. Не оглядываясь, он направился прочь отсюда, оставляя на земле цветы, которые, на первый взгляд, будто бы пролежали тут не один день, будто бы солнце уже не раз опаливала из листья и бутоны, а снег не раз их запорашивал.

Кеша возвращался... домой. Пожалуй, этим словом он был готов назвать земли приютившего его клана. А там, за ними — могила, за которой он должен был ухаживать.

—> Каменистая пустошь (через земли Клана Истока вдоль реки в пустыне и Зимбабве).

Офф.

Для ритуала посвящения использую Лунолик, чистотел и шалфей. Цветы удалил.  Заявка на умение по результатам ритуала. Ну и антибонус, куда без него.

0

16

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"234","avatar":"/user/avatars/u234","name":"LavaWhale"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/u234 LavaWhale

———→>> Река в пустыне.

- Ты его убил?... - искатель сокровищ сразу понял, о чем спрашивала Сандра. Конечно же, о черепе, будь он неладен.

- Нет, - негромко и будто бы немного печально ответил странник. Он вздохнул, чуть помолчал, после чего серьезно посмотрел на Сандру. - Это всего лишь трофей на память о тех болотах, где я чуть не простился с жизнью. Он украшал какую-то плиту, типа алтаря, под которым я отыскал сокровище. А череп взял на память, как напоминание о том, что бывает с теми, кто идет за своим сокровищем, забыв об осторожности. Я уверен, это один из тех, кто пал на пути к кладу. Как чуть не пал я сам. Теперь я смотрю на него иногда, и это отрезвляет. Кроме того, есть с кем поговорить в пути, пусть он и не ответит, - на последней фразе тон гепарда из серьезного снова стал дурашливым, и он задорно рассмеялся. - Надо же мне было так опростоволоситься, напугал девушку, теперь она невесть что обо мне думает. Извини меня, дорогая! Надеюсь, ты не передумала идти со мной? Ты не представляешь, как я рад, что ты решила составить мне компанию! - гепард подмигнул своей спутнице и устремился вперед.

Идти пришлось долго - по крайней мере, так показалось Трупсу. Лапа все еще болела, пусть и не так сильно, как могла бы. Все же, обезболивающее творит чудеса. По дороге гепард еще пару раз запускал лапу в сумку, доставая еще те волшебные корешки. И еще. И еще...

- Как здорово, что наши предки научились пользоваться целебной силой трав, - радостно улыбнулся самец, оборачиваясь к Сандре. - И эти ценнейшие знание они передали нам. Это же истинное сокровище, дар нашему поколению от старшего! - глаза Трупса возбужденно блеснули в наползающей тьме. - Предков надо чтить, - негромко продолжил он, задумавшись, но тут же тряхнул головой и развернулся к своей спутнице всем телом.

- Не обращай внимания, моя милая, в своих путешествиях я сталкивался со всяким-разным, и теперь суеверен. Ах, ты тоже увидишь столько чудес, дивный новый мир лежит перед тобой, я проведу тебя через все препятствия, я помогу тебе увидеть мир таким новым и неизведанным! - странник панибратски приобнял самочку за плечо, устремив мечтательный взгляд вдаль, после чего отпрянул и смущенно рассмеялся. - Прости меня, я так привык бродить один, что могу вести себя странно. Давай отдохнем немного, мы уже близко. Ты, наверное, устала?

И правда, они явно приближались к искомой точке. Пустыня сменилась на какую-то каменистую пустошь с замысловатым лабиринтом колонн, кривых аркообразных проходов, кусков полуразрушенных стен. В темноте все это смотрелось весьма зловеще, но гепард лишь умилялся.

- Посмотри, милая, какая красота. Говорят, здесь обитают души странников. Значит, и моя душа когда-нибудь вернется сюда в поисках покоя. А может и твоя! Ахахахаха, что я несу, не обращай внимания, Сандра, что вижу, то пою. В смысл что привык говорить абсолютно все, что в голову придет. Давай расположимся здесь, в тени вот этой колонны. Прохладно, хорошо, жаль нет воды, - опечаленно вздохнул Трупс, но через миг морда его просияла.

- Правда, у меня кое-что другое припасено. Поможет снять усталость, чуть расслабиться, да и влаги внутри полно, - с этими словами гепард покопался в совей сумке-самобранке и извлек пару больших, сильно пахнущих плодов. Сочные, они почти что лопались, и от них явственно шел запах брожения. - Хочешь?

+3


Вы здесь » Король Лев. Начало » Великая пустыня » Видоле