Страница загружается...

Король Лев. Начало

Объявление

Дней без происшествий: 0.
  • Новости
  • Сюжет
  • Погода
  • Лучшие
  • Реклама

Добро пожаловать на форумную ролевую игру по мотивам знаменитого мультфильма "Король Лев".

Наш проект существует вот уже 10 лет. За это время мы фактически полностью обыграли сюжет первой части трилогии, переиначив его на свой собственный лад. Основное отличие от оригинала заключается в том, что Симба потерял отца уже будучи подростком, но не был изгнан из родного королевства, а остался править под регентством своего коварного дяди. Однако в итоге Скар все-таки сумел дорваться до власти, и теперь Симба и его друзья вынуждены скрываться в Оазисе — до тех пор, пока не отыщут способ вернуться домой и свергнуть жестокого узурпатора...

Кем бы вы ни были — новичком в ролевых играх или вернувшимся после долгого отсутствия ветераном форума — мы рады видеть вас на нашем проекте. Не бойтесь писать в Гостевую или обращаться к администрации по ЛС — мы постараемся ответить на любой ваш вопрос.

FAQ — новичкам сюда!Аукцион персонажей

VIP-партнёры

photoshop: Renaissance

Время суток в игре:

Наша официальная группа ВКонтакте | Основной чат в Телеграм

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Морийский хребет » Тропы мертвых


Тропы мертвых

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://s4.uploads.ru/R7KCk.png

От Каменных рощ вверх по горному склону поднимается две тропы: одна полегче, а другая — более труднопроходимая. Обе ведут к ледяной пещере на вершине (еще к ней есть один проход с северной стороны). Тут всегда холодно, и всегда на этой высоте расположены вечные снега и льды. В этой пещере вечным же сном спят короли Западного королевства. Через ледяной потолок пещеры пробивается свет, который освещает лежащие в нишах бессчётных коридоров пещеры тела покойных монархов и членов их семей. Вечная мерзлота сделала эти тела нетленными, и они тут будут лежать до самого скончания веков.

1. Любой пришедший в локацию персонаж испытывает сильнейший холод (антибонус "-1" к любым действиям, возрастающий каждые три поста; нейтрализуется умением "Устойчивость к холоду").

2. Любые шаманы, пришедшие в данную локацию, получают бонус "+2" к броску кубика во время призыва духа.

3. В ночное время игровых суток, в этой локации возникает шанс встретить какого-нибудь очень старого и рассеянного призрака, который может дать необычную загадку. Если персонаж правильно ответит на заданный ему вопрос, то призрак щедро его за это наградит.

0

2

Три когтя —→
Смеркалось. Было пасмурно, ветрено и довольно таки прохладно, прямо скажем. Вот, наконец, крутая горная тропа осталась позади и впереди открывали свой печальный вид преддверия пещеры. На западе, сквозь тучи, которые приобрели от этого какой-то потусторонний и мистический облик, пробивались последние лучи заходящего солнца. А впереди, прямо перед Фестром, открывался зёв входа в пещеру. А вот ей стража, старой генетты, что-то было не видать. Наверное, скорейй всего, ушел спать. Фестр оглянулся назад, обратившись к подошедшему, и, прямо скажем, весьма уставшему и запыхавшемуся Амиди (подъем в гору всегда есть подъем в гору) и сказал ему: "Ну, собственно, мы уже пришли. Это здесь. Внутри. Только надо будет быть осторожными. Согласно древним легендам, тут обитают духи, и к ним надо относиться с уважением и почтением".

+1

3

—-→ Три Когтя
Амиди следовал за Фестром, а следом за самим Амиди следовал верный Лофифоро. Тропа уводила всё выше и выше. Там-сям появлялись куртины снега, становилось ощутимо холоднее. Вечерело. Заходящее солнце время от времени пряталось то в облака, то за горные пики, от которых пролегали странные, таинственные тени. И вот, тропа привела путников к зёву ледяной пещеры. Фестр начал говорить Амиди про обитающим тут духов, которые по легендам тут обитали, но Амиди прекрасно понимал, что это явно не легенды. Шаман буквально нутром чувствовал, что это место, прямо скажем, не обычное. Судя по ощущениям шамана, это место явно являлось, как бы это сказать, пристанищем чего-то сверхъестественного, но Амиди пока еще никак не мог понять его природу. Пока что чувствовалось что-то странное и неуловимое. Тут явно ЧТО-ТО было, но вот чем это ЧТО-ТО могло являться? Амиди пока еще никак не мог понять... (Астральное видение)

0

4

Внутри, как ему показалось, было даже холоднее, чем снаружи, и Фестр решил ненадолго выйти из пещеры. Увы, это не помогло. Ибо поднявшийся снаружи за то время, пока Фестр был внутри пещеры, холодный ветер явно не способствовал даже иллюзорной попытке согреться. Тяжелые тучи, наползавшие с небес, тоже настроения, мягко скажем, не прибавляли. Фестр уже было собирался уйти обратно в пещеру, как вдруг, среди облаков, заметил небольшую точку. Точка приближалась. Это была птица. Сапсан. Птица подлетела ближе, села на плечо Фестра и сообщила ему такие новости, что лучше бы он их не слышал. Кивнув птице, тем самым показывая, что он понял, Фестр ответил птице: "Это грустная весть. Лети, скажи, что мы скоро вернемся, пусть они нас там дождутся..."

После того как птица улетела, Фестр пошел внутрь пещеры, чтобы позвать Амиди. Грустные мысли тяготили его. Конечно, Фестр не вчера родился и прекрасно знал, что рано или поздно этот день наступит. Уж не ему ли, с его знаниями шамана и лекаря не знать все коварство этой болезни, и не видеть тех незаметных, но грозных её первых признаков, которые начали проявляться еще когда Аминта был подростком. Но и тогда, и потом, вплоть до настоящего момента, Фестр гнал эти мысли прочь, пытаясь убедить себя в том, что он ошибается, в том, что все обойдется. Ибо иногда правду лучше не видеть и не знать. И поэтому он многие месяцы гнал мысль о том, что этот день должен будет наступить. Фестра терзала одна единственная мысль. ПОЧЕМУ?! Он снова и снова вспоминал то видение об их родовом проклятии. А ведь это явно оно и было. Но ведь он его снял! "Ибо в тот день и час, когда ты займёшь место своего кузена, с моим проклятием будет покончено", - так гласили слова пророчества. А ведь он, Фестр, пусть и на какие-то полчаса, но тогда занял трон Леми. Этого ведь должно было быть достаточно, чтобы снять проклятие. Но не сработало...

В мрачных раздумьях и в поисках Амиди, который явно где-то в этих ледяных катакомбах заплутал наверное, Фестр прошел мимо последнего места упокоения Леми, бросив на закованное в лед тело своего покойного кузена полный тоски и печали взгляд... - СТОП! Место упокоения кузена?! Его МЕСТО?! -  жуткая догадка молнией пронзила Фестра, ибо только теперь он понял истинное, зловещее тех значение слов из пророчества, слов о том, что проклятие будет снято в тот день и час, когда он займет место кузена. Так вот о КАКОМ месте на самом деле шла речь! Фестру было жутко, ибо только теперь он понял, какова НА САМОМ ДЕЛЕ та цена, которую он должен будет уплатить за то, чтобы проклятие их рода оказалось навсегда снято...

С грузом таких мыслей Фестр наконец нашел Амиди, сказав ему, что им нужно срочно идти вниз. Правда причин этого он называть ему не стал, просто сказав что так надо.

Вот и пещера осталась позади. А вот и обрыв, я рядом трона вниз. На минуту Фестр замер на краю обрыва. - Может быть прямо сейчас? Всего один шаг, и цена будет уплачена, а проклятие снято... Но, кто тогда проведет все необходимые церемонии, чтобы проводить Аминту в последний путь? Нет, пока еще нельзя. Пока еще не время. После похорон. Тогда! - Фестр отвел взгляд, отошел от края и пошел вниз по тропе.

—-→ Каменные рощи (Общая пещера)

Отредактировано Фестр (24 Апр 2020 19:05:32)

+3

5

А Амиди действительно заплутал в катакомбах и очень сильно замерз, когда его нашел Фестр и сказал, что им надо срочно идти вниз. Амиди отметил, что что Фестр был очень сильно взволнован, когда говорил, что им надо срочно идти вниз. Поскольку Амиди довольно сильно таки успел задубеть тут, он, конечно был рад радешенек оставить это мистическое, но чертовски холоднющее место. Тем не менее, задубевший Амиди явно не поспевал за Фестром, и тот успел скрыться из виду, спустившись вниз. А, как назло, Фестр был слишком сильно взволнован, в результате чего забыл сказать Амиди куда именно тому надо будет потом идти. А спросить было уже не у кого, поскольку Фестр ушел. Поэтому Амиди вполне логично решил, что идти надо было к Трем Когтям, поскольку именно там было намечено проведение церемонии.

Амиди оглянулся. Да, тут было холодно, но в то же время и красиво. Лучи закатного солнца пробивались сквозь толщу льва багряным, алым светом, временами примешивая к нему огненно-рыжие золотистые оттенки. И, казалось, что стены пещеры стостоят из сверкающего, но в то же время замерзшего, но тем не менее живого огня. Зрелище было просто непередаваемым. Но уходить было надо. Амиди шел по этому "огненному" тоннелю. А вот и выход. Выйдя наружу, Амиди видел, как заходящее солнце озаряло все вокруг чудными красками, многочисленные блики, отражаясь от ледников заставляли их играть словно живой огонь. Зрелище было прекрасным.

Фестр успел рассказать Амиди про обе тропы, что вели по склону, а поскольку крутая "Птичья" тропа была более коротким путем к Трем Когтям, то Амиди пошел именно по ней. И, вскоре, горный отрог закрыл собой от Амиди основную тропу и все то, что творилось там. А поскольку вверху, в горах, уже заметно похолодало, в то время как внизу было все еще жарко, то на "Птичьей" тропе поднялся самый настоящий бурный ветер, когда восходящзие потоки теплого (к большому удовлетворению Амиди) воздуха, поднимавшиеся снизу из долины с ревом накатывали (что уже вызывало со стороны Амиди сильное недовольство) на спускавшегося по склону Амиди. Шум ветра заглушал звуки, поэтому Амиди даже не подозревал о той драме, что сейчас разворачивалась на закрытом от него горными отрогами склоне с основной тропой. Амиди шел туда, куда, как он ошибочно понял, приказал ему явится Фестр. И за Амиди также следовал верный Лофифоро.

—→ Три Когтя

Отредактировано Амиди (23 Окт 2020 21:16:17)

0

6

Общая пещера ===========>

Изменение в мордашке подруги не остались незамеченными. Котиса сложно назвать внимательным к мелким деталям, но то, как внезапно изменился взгляд янтарных глаз, не заметить, казалось, было просто невозможным. Касари всё же поднялась, чтобы помочь затащить тело Фестра на плечи его племянника, принц же... простите, король, пригнулся на полусогнутых лапах, чтобы ей было легче. Когда они закончили, Котис выпрямился и застыл на какое-то время, памятуя, как Касари меньше часа назад поправляла тело Аминты, и оказался совершенно прав: маленькая львица начала носиться вокруг, укладывая тело регента поудобнее, чтобы по дороге он точно не сполз. Наконец, она кивком дала понять, что закончила, и Котис не спеша подобрал лежащие рядом осколки черепа своего дяди, развернулся в сторону тропы, ведущей в усыпальницу и... и замер. Фигурка Касари уж больно внезапно возникла перед ним, а её прикосновение так вовсе стало для него сюрпризом. Котис не шелохнулся. Знал, что ей необходимо это. Он сам приучал всех окружающих полагаться на него, но в итоге сейчас не может никому помочь, как бы ни старался. Слова подруги тронули его до глубины души, но он попытался не показывать этого. Как всегда лишь клыкасто усмехнулся, пусть и вышло как-то нервно. Наверное, всё дело в сжимаемых им частях черепа. Да...

Касари ушла, оставляя здоровяка с приятным теплом в груди. Оно пока не могло пересилить гнетущую боль и подкрадывающийся страх неизвестного, но помогало Котису с ними справляться. По крайней мере, пока что. Саблезуб двинулся к тропе, где его уже ожидал поникший аколуф, и вместе с ним зашёл в усыпальницу. Их тут же обдало пронизывающим ветром, и Котис невольно поёжился, щуря фиалковые глаза. Ледяной пол пещеры неприятно жёг подушечки лап, но благодаря пышной для льва такого возраста гриве, самец чувствовал себя относительно комфортно. Здесь было удивительно тихо. Ни криков, ни всхлипов, ни ругани и воя. Лишь дыхание двух самцов, да шуршание ветра. Хотелось прикрыть глаза и насладиться этой почти гробовой тишиной, чувствуя, как головная боль хотя бы ненадолго покидает тебя, но сперва нужно было заняться делом. Котис шагал вслед за своим наставником, памятуя о том, что по традиции им следует пронести их тела лишь мимо тела их предшественника – Птолемея. Но заглядывая вглубь и замечая очертания тел, юный король поймал себя на мысли, что ему хотелось бы когда-нибудь пройти до самого конца и увидеть каждого. Он не помнил, бывал ли тут раньше, но зато тот факт, что тут покоились все правители Западного Королевства ещё до того, как его отец возродил его, был ему известен. Кажется, дядя упоминал, что лишь трём пришлось найти покой в ином месте. Темношкурый постарался напрячь память, пытаясь уловить хоть какие-то воспоминания о посещении этого места, но все попытки оказались тщетными. Возможно, ему и впрямь ещё не доводилось побывать тут? В конце концов, отца при жизни ему застать не удалось, маленьких львят вряд ли бы потащили смотреть на не разложившиеся тела своих предков, а с возрастом он слишком погрузился в обучение. А может, бывал тут в юности, но сознание стёрло эти воспоминания, дабы уберечь ещё не окрепшую в те времена психику. Сейчас он уже мог смотреть на погибших с завидным спокойствием, с практически нескрываемым любопытством рассматривая их. Благодаря царившему тут холоду все покойники удивительно хорошо сохранились и казались скорее уснувшими, но для Котиса было очевидным, что все они уже никогда не проснутся. Вот только вряд ли бы того же мнения был бы львёнок.

Наконец, перед аколуфом и его бывшим учеником предстало тело Птолемея. Отец... Фиалковые глаза скользнули по светло-песчаной шкуре, по выпирающим костям и морде покойного короля, и Котис неожиданно про себя же отметил, что он совершенно не похож на отца. Зато Аминта, если опустить его серебристый окрас и более гладкие черты морды – очень даже. Оба они казались необычайно хрупкими, небольшими и угловатыми из-за худобы. Котис, кажется, перенял лишь тёмную пышную гриву и угловатую морду. Хотя, может его белое уродливое пятно тоже передалось ему от отца? Вон, какая у почившего короля прядка белая прямо на лбу.

Приведи тело Аминты в порядок, — сложив к своим лапам осколки черепа Фестра, холодно приказал Котис, не спуская глаз с тощего тельца своего отца. Ему стоит чаще тут бывать. Определённо стоит.

Осторожно сгрузив труп дядюшки на каменный пол, Котис стал его обмывать. Дельце, надо сказать, не из приятных. Одно дело, когда ты вылизываешь тело добычи, наслаждаясь солоноватым вкусом крови и предвкушая скорую трапезу, и совсем другое, когда перед тобой лежит тело сородича. Более того, твоего родственника. Чуть ли не единственного примера мужчины перед собой. Конечно, со временем в жизни Котиса появился Кас, который сумел сделать из нескладного глуповатого мальчишки настоящего воина, но ведь в детстве для него был только Фестр. Пускай даже он, как и все вокруг, уделял больше времени будущему королю – Аминте. В памяти всплыли туманные обрывки того, как раньше на его уроках он шумел и всячески отвлекал, и в голове болезненно возникло предположение, зачем он так трепал нервы итак не шибко спокойному родственнику. Может, тем самым он лишь пытался привлечь к себе внимание? Чтобы дядя не смотрел на будущего короля, на идеального советника и амбициозную шаманку. Чтобы посмотрел на него. Пусть даже с упрёком. Пусть даже начал в порыве гнева отчитывать его. Да даже если бы начал доводить до слёз криками. Но чтобы в ту секунду именно он – Котис, непутёвый брат короля – стал центром всеобщего внимания.

Невольно взгляд Котиса всё же скользнул в сторону тела Аминты, которого сейчас приводил в порядок Кас. Всё такой же хрупкий и беспомощный, ничего нового. Куда больше саблезуба заинтересовал аколуф. То, с какой осторожностью и даже какой-то неведомой Котису заботой омывал тело Кас... зацепило. Даже несмотря на колкость своего характера и недоверие к окружающим, самец мог понять, почему в глазах его бывшего наставника столько страданий и боли. Кас был не просто подданным Аминты, не просто одним из многочисленных его нянек. Он был его защитником. Личным защитником, который должен был буквально тенью следовать за ним. Но он его не уберёг. Он дал ему свободу, о которой Аминта наверняка так мечтал, позволил юному королю дышать полной грудью и наконец-то стать самостоятельным, а теперь вынужден омывать его тело, которое он по-отцовски прижимал к себе и болезненно поджимал губы от желания расплакаться. Невольно Котису подумалось: а как бы выглядел Кас, если бы сейчас ему предстояло подготовить к похоронам не Аминту, а Котиса?

От мрачных мыслей его отвлёк шум снаружи. Видимо, Таккар уже успел доложить всем собравшимся, чтобы возвращались. Котис шумно выдохнул, образовав крупное облачко пара, и негромко проскрипел когтями по льду. Даже жаль, что им больше не удастся побыть в тишине. Немо переглянувшись с Касом и кивнув друг другу, оба они уложили тела в ниши неподалёку от Птолемея. Котис не стал пытаться собрать голову дядюшки, вместо это просто сложив осколки черепа вокруг уцелевших остатков.

Кас, приведи пока королеву-мать, Галатеса, Эбигейл и Касари, если она того пожелает. Пусть пока прощаются и успокоятся, мне нужно разогнать этих оболду... кхм, толпу. Арсон и Йоземити пускай никого лишнего не впускают до моего прихода. Я хочу дать им возможность в последний раз побыть с ними наедине, а уж потом со мной завалятся те, кто захочет там присутствовать, — хриплым, но уверенным голосом начал давать распоряжения Котис, хмуря брови. Честно говоря, ему хотелось, чтобы кроме семьи и самых приближённых к ней (вроде той же Касари, ставшей подругой для всех детей Леми) на похоронах больше никого не было. Кто бы там что ни говорил, но никто из прайда кроме королевской семьи по-настоящему не был близок ни с Аминтой, ни с Фестром. Да что там, даже не все члены семьи могли быть на все сто процентов уверены, что им доверяют так же, как доверяют они. А пускать чужаков поглазеть на бездыханные тела тех, кто был тебе дорог – ну такое себе. Но традиции есть традиции. Ради них Фестр не побоялся поставить на кон свою жизнь, а значит их несоблюдение – прямое неуважение его памяти. — И ещё. Кас, мне... всем нам, Аминте в том числе, будет п*здец, как приятно, если ты будешь на похоронах. Я знаю, кем для тебя был мой брат.

Морда аколуфа болезненно сморщилась на этих словах, однако он нашёл в себе силы с благодарностью склонить голову. Вряд ли их бы хватило, чтобы сказать что-либо, но слов тут и не требовалось. Всё можно было прочесть по его морде. Кратко кивнув друг другу, двоица, наконец, покинула эту обитель мёртвых. Пускай и ненадолго.

===========> Общая пещера

+4


Вы здесь » Король Лев. Начало » Морийский хребет » Тропы мертвых