Страница загружается...

Король Лев. Начало

Объявление

Дней без происшествий: 0.
  • Новости
  • Сюжет
  • Погода
  • Лучшие
  • Реклама

Добро пожаловать на форумную ролевую игру по мотивам знаменитого мультфильма "Король Лев".

Наш проект существует вот уже 10 лет. За это время мы фактически полностью обыграли сюжет первой части трилогии, переиначив его на свой собственный лад. Основное отличие от оригинала заключается в том, что Симба потерял отца уже будучи подростком, но не был изгнан из родного королевства, а остался править под регентством своего коварного дяди. Однако в итоге Скар все-таки сумел дорваться до власти, и теперь Симба и его друзья вынуждены скрываться в Оазисе — до тех пор, пока не отыщут способ вернуться домой и свергнуть жестокого узурпатора...

Кем бы вы ни были — новичком в ролевых играх или вернувшимся после долгого отсутствия ветераном форума — мы рады видеть вас на нашем проекте. Не бойтесь писать в Гостевую или обращаться к администрации по ЛС — мы постараемся ответить на любой ваш вопрос.

FAQ — новичкам сюда!Аукцион персонажей

VIP-партнёры

photoshop: Renaissance

Время суток в игре:

Наша официальная группа ВКонтакте | Основной чат в Телеграм

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Края вечной зимы » Обледенелый грот


Обледенелый грот

Сообщений 61 страница 64 из 64

1

http://i013.radikal.ru/1701/2a/7c6263606d4a.png

Чужакам довольно сложно отыскать подступ к гроту. Перед ним растянулась пропасть, а за скалами, что защищают острыми пиками чужие владения, не видно узкого прохода под стеной – пройдя по нему, хищники попадают через просторный вход в небольшую пещеру, служащую домом для владык и их приближённых. Кроме того, проход довольно узкий, рассчитан на одного взрослого самца, а камни достаточно скользкие.

1. Любой пришедший в локацию персонаж испытывает сильнейший холод (антибонус "-2" к любым действиям; нейтрализуется умением "Устойчивость к холоду").

2. Хранящееся в гроте мясо портится вдвое дольше обычного.

Очередь:

Хелла
Хаген
Йоль
Велиор

Отдельно от очередей:

Готтель (нпц), Рогвальд, Видар; Громмаш

Отпись — трое суток.
Игроки вне очереди
пишут свободно!

Отредактировано Такита (28 Янв 2021 17:52:13)

0

61

Так что же действительно было правдой для Громмаша? Вера в нового Короля или своё внутреннее чутье, относительно ситуации в прайде. Брат воспринял слова Паука немного в искаженном варианте, отчего Громмаш недовольно цокнул. Расмус считал, что в клане все спокойно и беспокоиться не о чем, однако у Громмаша серьезно проскакивали икры негодования и беспокойствия между шерстинок. Справиться с вздыбленным загривком шаман смог за считанные секунды, после чего спокойно лапой поправил прядь гривы, ловким движением, откинув её назад.

— Я предостерегаю тебя, Громмаш. Не дай отеческим чувствам влиять на свои поступки и взгляды. Я говорил о поддержке Бэрри в первую очередь из-за того, что я — его эрилаз, а не потому, что он теперь мой сын. Тем временем, моя клятва перед Морлоком о том, что я буду защищать Нилсин, и готовность помогать королю, не взаимоисключают друг-друга. По крайней мере... пока, — это единственное "пока" рушило всю бессмысленную тираду брата о верности и поддержке Короля. Эта мелкая частичка сомнения, выраженная в едином слове,  заставила Громмаша усмехнуться и закусить порванную губу. "Значит брат тоже не до конца уверен в своих словах, а может это просто очередной его хитрый ход" — мысли промелькнули достаточно быстро, не дав смыслу осесть в глубинах памяти и стать почвой для внутренних терзаний и размышлений. По крайней мере, пока что, но шаман дал себе слово, что обязательно вернется к данным размышлениям на досуге. Кстати говоря, о досуге. Громмашу не показалось. Небо хмурилось и ветер поднимался все сильнее. Темный и злобный дух остался в этом мире и видимо не захотел уходить к себе. Белогривый краем глаза заметил, как Расмус слегка нахмурился и шепнул Ильве своё слово.

— Судя по всему, это где-то в Долине, раз мы оба это чувствуем... Будь это где-то дальше, думаю, мы бы не ощутили это так отчетливо. Надо послать патруль, — Громмаш кинул почти осуждающий взгляд на своего брата. Если бы кто-то из клана осмелился на такой взгляд в сторону эрилаза, то стопроцентно его кишки уже украшали бы Святилище - пристанище старшего брата Ледяного Паука. Однако, стоило в который раз напомнить, что Громмаш был засранцем, не имеющим никаких манер к высшим иерархическим цепям клана. Тактичность в разговорах, была вообще не присуща белогривому.

— Я поражаюсь тебе, брат, — наконец-то, сквозь пелену молчания подал голос младший брат,— ТЫ явно хочешь потерять и без того немногочисленные патрули наших собратьев. Дух зол и опасен, он сведет с ума патруль, заставит страдать и, в конце концов, напугает их до смерти. Самые холодные места Хельхейма покажутся им настоящим солнцепеком, по сравнению с темнотой, что поселит дух в их душе. Я пойду сам туда, по крайней мере, мне это по плечу. Пошли, Флоки, надо разобраться, что происходит в Долине, — Громмаш поднялся и направился к выходу из пещеры, кинув через плечо взгляд на брата. Внутренняя чуйка подсказывала младшему, что они еще с Расмусом вернуться к этому разговору, однако не сейчас, и даже не в ближайшее время. Сейчас Громмашу следовало сосредоточиться на встрече с Духом.

—-→ Серебрянная Долина

0

62

Смотреть на мир было... странно?

Малютка был настолько поглощен созерцанием внезапно открывшихся, кхм, пейзажей, включая огроменный и темнущий силуэт Хеллы прям у него над головой, что даже не сразу вспомнил о своем до крайности плачевном положении. Он был до того обескуражен и напуган, что даже хищно покусывающий его за пятки холод уже не казался столь большой проблемой... а уж когда у него, вдобавок ко всему, разлепился и второй глаз тоже, благодаря чему все еще мутноватый взгляд малыша наконец-то сфокусировался как следует, львенок аж весь обратился в каменное изваяние, с растущей паникой рассматривая свою мамашу во всем ее могучем снежно-белом (для Вела, наоборот, сумрачно-черном) великолепии — он и представить себе не мог, что она НАСТОЛЬКО большая! Это пугало и вселяло некий раболепный ужас.

Казалось бы, ее детеныш должен был быть охвачен искренним восхищением и радостью, но... Поймите его тоже, он никогда в своей жизни не видел — буквально! — ничего подобного.

Впрочем, оглушительный (или скорее пронзительный) вопль Хаген моментально вывел львенка из этого странного, леденящего кровь оцепенения; вздрогнув всем существом, Велиор настороженно обернулся на этот звук и... первый раз увидел брата с сестрой, о чем догадался практически сразу, просто интуитивно признав в них своих непоседливых сиблингов. И каким-то образом это зрелище отчасти его успокоило: значит, он не один здесь был таким маленьким и беззащитным! Облегченно заулыбавшись, Вел неуклюже зашевелился на холодных, стылых камнях, только сейчас в полной мере осознав, до чего сильно он замерз. Пора, наверное, вернуться назад, в тепло и уют, щедро даруемый этим исполинским великаном по имени "мама", в компанию дерзкой Йоль и чуть более спокойного, но отнюдь не усидчивого Хагена... Конечно, у них пока что не было имен и четко выраженных характеров, но Велиор достаточно ясно отличал одного львенка от другого. И жаждал поскорее присоединиться к ним, плевать на все прежние тычки и обиды! Так что, неловко приподнявшись на своих толстеньких, дрожащих лапках, юнец кое-какером пополз обратно... чтобы уже спустя несколько мгновений с удивлением осознать, что оба его хулиганистых сиблинга навострили лыжи куда-то в совершенно противоположном от него направлении!

Э! А его позвать! Куда-аа!

Однако, прежде, чем малютка Вел успел хоть что-нибудь предпринять и, скажем, догнать остальных, как Хелла вдруг плавно поднялась со своего места и одарила расшалившуюся мелюзгу таким количество внимания, что у бедного младшенького львенка аж шерсть дыбом встала от неожиданности и испуга! Стоя Хелла казалась еще больше и опаснее, и ничего не понимающий Велиор всем тельцем расползся по земле у нее под лапами, из-за всех сил стремясь стать максимально незаметным ее тяжелому, пылающему льдистой синевой взору... Но затем, львица опустила к нему свою огромную усатую морду, с привычной лаской проведя шероховатым языком по нервозно вздыбленному загривку сына, и тот почти молниеносно успокоился, убедившись, что это все еще его драгоценная, теплая, любящая мама, которую он обожал всеми фибрами своей души — по сути, ничего не изменилось, кроме ее размеров, но даже это теперь казалось скорее приятным бонусом ко всему остальному. Окончательно расслабившись и пригревшись, весь купаясь во внимании самки, свеженареченный Велиор аж громко размурчался ей в ответ, от души обтершись своей смешной маленькой головенкой о ее губы и нос, покуда Хелла вновь не улеглась на свое место и не задремала, предоставляя своему потомству и дальше спокойно расползаться по всей пещере, с интересом обследуя каждый ее сокровенный уголок. Чем львята и занялись с огромным удовольствием, смешно поджимая хвостики и быстро мерзнущие пятки — да-да-да, даже Велик!

Вспомнив о брате с сестрой, львенок немедля рванул за ними следом, то и дело пытаясь не ползти, а шагать, забавно качаясь из стороны в сторону и припадая жопой на камни, а порой неуклюже тычась в них мордой, покуда не оказался точно за спиной Йоль и не повис на ней всей своей массой, радостно что-то лопоча на своем милом детском языке. Ага, мол, попалася! А куда мы теперь пойдем??

+1

63

Попытка отправиться навстречу приключениям с треском провалилась — мама заслонила собой весь мир. Неожиданная ласка вызвала буру эмоций — от негодования, что Йоль пришлось отложить свои планы покорения мира, до восторга и неописуемой нежности, когда тёплый материнский язык прошёлся по белой пушистой шкурке. Все обиды исчезли без следа, осталось только нежность и обожание. Вот оно, то самое, настоящее. Непередаваемое спокойствие нахлынуло на маленькую львицу, унося все остальное. Покой и умиротворение, чувство абсолютной защищенности, ну как такое выразить? И Йоль сделала то, что ей больше всего хотелось в данный момент — она прижалась к материнской морде всем телом и громко, насколько позволяло ее маленькое тельце, замурчала. Низкий (для котёнка, конечно) и вибрирующий звук проходил через все тело, сотрясая его. Вот она, гармония.

Мать устало улеглась на камень, вновь давая своим малышам свободу, и Йоль обернулась, оценивающе глядя на братьев. Обернулась и застыла в немом возмущении. Ее братец, мелкий белобрысый комок шерсти, пытался идти. Он нагло оторвал свое пузико от ледяного пола и, раскачиваясь и то и дело тыкаясь жопкой в пол, пошёл. Первый?! Да как он посмел! Надо показать этому дерзкому пушку кто тут главный. Что за дела вообще, поперёк да в пекло. Стоять, Зорька!

Надувшись, словно лягушка перед громким «ква!», Йоль поднатужилась и попыталась поднять упитанную тушку на лапки. Бум — перестаралась. Задние лапки слишком сильно толкнулась, передние подломились, и маленькая львица, эпично взмахнув жопкой, ткнулась носом в стылый камень. Нет, так дело не пойдёт. Вторая попытка оказалась более продуктивной — шатаясь, словно нализавшийся забродивших фруктов бегемот, самочка поднялась на лапы и гордо пошлепала в сторону. Так-то, знай наших!

Только она хотела обернуться и смерить сиблингов высокомерным взглядом, как вдруг что-то произошло. Задняя часть тела резко стала неподъёмно-тяжелой, лапы тут же разъехались в идеальный поперечный шпагат, а из горла вырвался негодующий мявк. Что за?!

Чуть не свернув себе шею резким поворотом шеи, малышка уставилась на повисшего на ней брата. Ноу коммент... он радостно улыбался и что-то затирал, но понять его кроха пока не могла. Ошарашенная Йоль возмущённо сверкала глазами, даже забыв проучить братца за дерзость. На его хулиганской морде так и искрилось веселье, до ужаса заразительное. Против воли морда маленькой львицы расплылась в такой же хулиганской улыбке. Ну сейчас посмотрим кто кого!

Йоль дёрнула пятой точкой, пытаясь высвободить ее из-под брата, после чего резво перекатилась в сторону и нетвердо встала на лапы. Ну, заяц, берегись! Со всей силой толкнувшись задними лапами, она бросила всю свою тушку на Велика. Придавить, обжевать, защекотать! Веселье волной накрывало самочку, вырываются наружу радостными короткими взвизгами и мявками. Куча-мала, мать ее! Скосив глаза на Хагена, Йоль призывно запищала на одной ноте, мол, давай, бро, присоединяйся!

+2

64

Теперь у него было имя. Пройдёт время, прежде чем слово, похожее на прикосновение ветра к щеке, станет хоть как-то отзываться в этом ребенке. А пока лишь голос матери наполняло имя смыслом и трогал сердце Хагена за нужные струны. Трудно было заставить львенка прислушаться к кому-то, кроме себя. Хагена слишком увлекало жилище, где ему посчастливилось родиться на свет, свои (пока ещё) невеликие  возможности и холод, который был лёгок и незрим, точно призрак, но занимал так много места в его мире.

И даже в месте, который Хаген назвал бы своей душой, если бы мог, в день его рождения выпал первый снег. Однажды небо устроит ему встречу с белым львиным королевством. И тогда в этом самом месте, которое Хаген оставил безымянным, остановятся реки и заснут деревья. Чтобы он смог назвать себя истинным белым ходоком.

А Хелла казалась самым надёжным источником тепла. Стоило Хагену слегка отвлечься от борьбы с собственным хвостом за звание хозяина пещеры и ненароком прижаться к матери, так ему сразу же хотелось прижаться сильнее, замурлыкать, прикрыть глаза и больше никогда не оставлять её. Маленькое существо Хагена наполнялось спокойствием и уверенностью просто из-за того, что его оберегала сильная львица, способная позволить себе нежность к ребёнку. И пусть даже ради этого приходилось на время предавать забвению прошлое, без которого её бы тут не было.

Когда Хаген слышал своё имя, то ощущал как растёт в нем та самая сила, дарованная ему по праву рождения, и безусловная защищенность. Хагену не было нужды в тотемах. Он сам был для себя тотемом.

В момент, когда по телу разливалось приятное чувство сытости, а изматывающая борьба с хвостом наконец-то увенчались ничьей, ушко львенка настороженно дернулось. Не успел он прилечь, так мелкие устроили у него под носом потасовку. Хагену удалось перехватить взгляд сестры, искрившийся озорством. И Хаген серьёзно-серьёзно прищурился, поджав губы. Если было бы чем скалиться, то он не упустил бы шанс покрасоваться клыкам. Йоль, как он к своему сожалению понял, тяжело навязать королевскую волю. Силой сдвинуть с места её тогда не удалось. Но зато подбить на шалость, окутав своим шармом — запросто. Правда, одно от другого нахальная белокурая соображалка отличала пока с трудом.

И... Велиор. Там ещё интереснее. Хагена с рождения было слишком много и каждый его чих становился рок-концертом для семейства. А вот Велиор выбирал момент, чтобы обозначить своё присутствие. Время от времени он будто ускользал из внимания Хагена. И появлялся лишь тогда, когда у крошки-воеводы пропадала охота кататься по полу в обнимку с сиблингами.

О да, Велиор мог дать фору в неуловимости и хитрости любому взрослому. Хаген знал парочку, ведь иногда они захаживали в их логово.

Но никто не может быть неуловимее и хитрее, чем хвост. Стало быть, самый опасный соперник для Хагена — это хвост.

Поэтому он сомкнул челюсти на кончике собственного хвоста и, то упуская его, то хватаясь за него вновь, помчался в сторону Йоль и Велиора, закручиваясь на бегу в пушистый крендель. Ясное дело, он влетел в клубок мяукающих сиблингов на полной скорости. Хаген тут же потерял равновесие, но быстро встал на свои четыре. После чего победоносно хмыкнул. Смотрите, кто здесь начальник над мелкими! Голубые глаза снисходительно осмотрели растрепанного и обескураженного Велиора. Совесть уколола львенка весьма болезненно. И Хаген пригладил торчащую в разные сторону шерстку младшего лапой.

Стало только хуже.

+2


Вы здесь » Король Лев. Начало » Края вечной зимы » Обледенелый грот