Страница загружается...

Король Лев. Начало

Объявление

Дней без происшествий: 0.
  • Новости
  • Сюжет
  • Погода
  • Лучшие
  • Реклама

Добро пожаловать на форумную ролевую игру по мотивам знаменитого мультфильма "Король Лев".

Наш проект существует вот уже 10 лет. За это время мы фактически полностью обыграли сюжет первой части трилогии, переиначив его на свой собственный лад. Основное отличие от оригинала заключается в том, что Симба потерял отца уже будучи подростком, но не был изгнан из родного королевства, а остался править под регентством своего коварного дяди. Однако в итоге Скар все-таки сумел дорваться до власти, и теперь Симба и его друзья вынуждены скрываться в Оазисе — до тех пор, пока не отыщут способ вернуться домой и свергнуть жестокого узурпатора...

Кем бы вы ни были — новичком в ролевых играх или вернувшимся после долгого отсутствия ветераном форума — мы рады видеть вас на нашем проекте. Не бойтесь писать в Гостевую или обращаться к администрации по ЛС — мы постараемся ответить на любой ваш вопрос.

FAQ — новичкам сюда!Аукцион персонажей

VIP-партнёры

photoshop: Renaissance

Время суток в игре:

Наша официальная группа ВКонтакте | Основной чат в Телеграм

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Вольные просторы » Бесполезная рыбалка [Хавьер|Хлад]


Бесполезная рыбалка [Хавьер|Хлад]

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Время действия: Хавьер - 4 года 2 месяца;
Хлад - 3 года 10 месяцев.
За две недели до прихода Корсаров на побережье.

Место действия: Широкая, но спокойная речка с каменистым берегом за пределами карты, повсюду заваленная более крупными каменными глыбами. Вокруг редкие деревца, если вытянуть голову - виднеется стоянка лагеря.
Время суток и погода: Стоит знойный полдень, но легкий ветерок и прохлада у воды заметно скрашивают настроение.
Обстоятельства отыгрыша: Хавьер и Хлад не виделись уже несколько дней с момента их первой встречи и первого разговора, пробудившего в обоих львах скрытую боль прошлого. Львица, ища новый способ абстрагироваться от всего мира, проводит свободное время на валуне посреди реки, тщетно пытаясь выплеснуть эмоции в попытках поймать рыбу. Помощь приходит откуда, откуда никто ждать не мог - вскоре рядом с плечом виднеется пшеничная шерсть, а в ушах раздается знакомый, приглушенный голос.
Цель отыгрыша: раскрыть участников одной и той же банды друг другу, проработать новый шаг в сторону улучшения взаимоотношений.

0

2

Что она тут забыла?

Мокро. Светлые пушистые лапы были по локти в воде, из-за чего обладательница промокших до ниточки конечностей морщилась и недовольно фырчала, переодически дёргая ушами, что улавливали любой шум всплеска или ещё чего. Кристально голубые очи бегали по водной глади, выискивая круги и пузырьки, которые свидетельствовали о чем? Верно — о возможной закуске. Вот правда, Хлад сидит тут уже час, а улова нету... Львица потерялась во времени, будучи загипнотизированной блестящей рябью и разноликими камнями, лежащими под прозрачным покровом воды. Река нравилась Хлад. Её завораживало всё, что в ней было, её глубина словно соблазняла и побуждала утонуть в ней, забыв о всех гложущих душу проблемах и сильной тоске, зародившейся в груди самки с того самого дня. Да, ей было больно. Что-то всё ещё сковывало речь, туманило разум и запутывало мысли. Да так, что львица долго мучалась над их распутыванием. А сейчас, глядя куда-то вглубь, словно доставая взором до дня, в голове ничего не было. Лишь некая одурманенная пустота. Сейчас она могла хотя бы немного забыться, застыть в реальности, поставив свои размышления на паузу. Это было удобно. Это было полезно. Полезно, когда можно хотя бы ненадолго отречься от прошлого, за которое ты держался всеми лапами и зубами. Но все же... В голове с каждой минутой все сильнее и сильнее назревал один вопрос, отчётливо звуча в голове. Что я тут забыла?

Хлад не находила ответа, а почему продолжала сидеть, откладывая вопрос на потом. Вообще, изначальной целью было поймать кого-то, утолив нарастающий голод, дабы не мозолить уши страшным бурлением в желудке. Но, увы, охота совсем не шла. Самка то забывала, где она находится, то теряла момент, то промахивалась или рыба выскальзывала из её лап. Нелепо. Хищник даже рыбу поймать не может, дожили. Её утруждала своя нелепость и неловкость, из-за которой она буквально не могла начать жить самостоятельно, наконец отказавшись от чьей-либо опеки и помощи. Смотря на других, кто мог в любой момент поймать мышку, рыбку или ещё кого она казалась беспомощным комком шерсти, неспособным ни на что. От этого в груди нарастало чувство... Обиды? Львица вздыхает. А выдохнув, подымает сырую лапу, вглядываюсь в подушечки и острые когти, которые могли бы впиться в дичь и лишить её жизни. Как же порой хотелось собраться, сосредоточиться и сделать то, чего так хочешь! Но как только Хлад сосредотачивалась на сосредотачивании, то совершенно забывала о других, не менее важных пунктах в охоте. Например, ей плохо удавалось прицелиться и попасть или удержать в когтях. Рыба скользкая. Хлад скорее совершит несколько смешных акробатических кувырков и трюков, нежели прижмёт водоплавающее существо. 

Сейчас же было было затишье. После нескольких неудачных попыток ловли, рыба стихла, поняв об опасности. И сколько бы Хлад не меняла место охоты, она все равно распугивала добычу. Именно таким образом она дошла до того, что совершенно забыла про рыбалку, отдалив её на второй план. На первом же было другое — любование водной гладью. А что? Это, как оказалось, увлекало её больше и от этого она не чувствовала свою бесполезность и обиду. Кремовая самка закрыла голубые чистейшие очи, втягивая кислород в ноздри. Запахи воды и растительности приятно трепетали нос, а аромат тёплого игривого солнышка заставлял улыбнуться. Всё же, для охотницы она уж слишком рассеянная. Казалось, сейчас она готовится к нападению, а на самом деле через минуту забудет об этом и будет лениво, словно нанюхавшись мяты, балдеть под солнцем. Вот ведь нелепая. Интересно, сможет ли хоть кто-то научить её концентрировать внимание на чем-то нужном и доводить дело до конца?

+1

3

Тягучий взгляд карих глаз медленно переводил свое внимание с одного обьекта чуть поодаль на другой, словно никак не мог решиться, на чем же именно ему следует остановиться. Россыпи прозрачных капель, коими львица так легко и непринужденно разбрасывалась в разные стороны, заставляли обладателя этого взгляда чуть морщиться, щуриться, отображая на пшеничной морде уйму мыслительных процессов.

Хавьер сидел на своем искомом месте уже добрых полчаса, успев несколько раз поменять позу - то собраться в горделивой осанке, выученной в былой академии, то ссутулиться, подобрав под себя все конечности, опустив голову на уровень плеч в непокорном смятении. Зрелище, раскладывающееся пред ним, как на ладони, поначалу было забавным. Самка, которая совсем недавно пополнила ряды странствующих пиратов и, честно говоря, совершенно ничем не выделялась и ничего не умела, одиноко красовалась на мокром от ее неудачной рыбалки камне, испепеляя взглядом противящуюся успеху воду. Да, полчаса назад это действительно заставляло Хавьера чуть приподнимать губы в усмешке, ожидая, когда же колесо фортуны соблаговолит хоть немного помочь этой несчастной душе.

Но уже минул час, а результаты так и не появились. Интерес корсара мерк с каждой минутой, особенно после того, как львица оставила бесполезное ремесло, просто-напросто каменея по образу и подобию близлежащих валунов. Она перестала двигаться, отчего Хавьер даже наклонился в сторону, словно стараясь заглянуть в лицо сбоку и понять, какие эмоции там отображаются на данный момент. Смятение и неловкость перед своими навыками, точнее, за их отсутствие? Или спокойствие и умиротворенность, словно Хлад наконец-то познала дзен и полностью отдалась в его власть?

Бывший Рыцарь был хорошим наблюдателем. Во всяком случае, считал себя таковым без зазрения совести. Но даже у таких молчаливых статуй, призванных сверлить всех исподтишка и оставаться в тени, когда-нибудь заканчивается терпение. Терпение Хавьера с треском лопнуло в момент, когда он поднялся, оставив лишь примятую грузным весом траву, и медленно направился к самке, словно перенимая ее неторопливость. Спешить было некуда. Они пробудут здесь какое-то время, прежде чем снова отправиться в пусть, полный приключений и неизведанных территорий, под неприличные частушки и не самые веселые жизненные моменты. Куда ж без них.

Когда лев подошел ближе, он приостановился, давая партнерше шанс заметить его появление и хоть как-то отреагировать, но никакого намека на узнавание не последовало. Еще несколько шагов - и пират садится рядом, обвивая хвостом передние лапы, чуть наклоняясь вперед, успевая заметить свое отражение в полосках мерцающей жидкости. Чистая, кудрявая грива, узкий разрез глаз, привычный полу-прикрытый взор, делающий глаза еще более узкими черными угольками, контрастно выделяющимися на фоне кремовой шерсти. Такой знакомый и привычный облик, который совершенно и ни в какую не вяжется с остальной командой...

Вместо рваного вздоха, резко прерванного на пол-пути, Хавьер подал голос. Безэмоциональный, сухой, тем не менее, в нем можно было различить любопытствующие нотки:

- Я гадал, когда же тебе надоест. Ты продержалась дольше, чем я на тебя ставил.

Его губы дрогнули в несдерживаемой улыбке, но она нехотя сошла на нет, предоставив своему хозяину время на размышления, стоит ли вернуть ее обратно. Подушечки лап приятно покалывало - у воды было значительно лучше, чем в тени под деревом, под палящим солнцем. Здесь пахло свежестью, прохладой, река манила в свои глубины и даже Хавьер, никогда не отличающийся излишней любовью к любого вида влаге, едва сдерживался от того, чтобы прощупать мелкое дно собственноручно. Их постоянное передислоцирование напоминало ему о прошлом - о побеге из империи, о возвращении в нее, о долгих и беспочвенных странствиях по пустыне в поисках нового смысла существования и самого себя. В поисках дома и компании, которая позволит одинокому страннику пополнить свои ряды.

Компания нашлась, но была такой же потерянной, как и он сам, хоть и не в таком ментальном смысле. Пираты все еще искали свою нишу в данном круге жизни, пробуясь то тут, то там, и каждый раз эти попытки оказывались полным провалом. Точнее, для них самих все шло хорошо, но насиженные места таковыми долго не оставались. Очередной погром в какой-нибудь коалиции неподалеку - и банда вновь снималась в дорогу, стирая себе в кровь все лапы. И именно в одно из таких похождений к ним присоединилась Хлад - потерянная, замкнутая личность, поглощенная собственными переживаниями, но старающаяся казаться живой и полной сил. Хотя, возможно, она действительно была таковой, но Хавьер не анализировал их первую встречу после ее окончания. Он сделал определенные выводы и более не возвращался к этой теме. До сегодняшнего дня.

Голова мотнулась в сторону, а длинные пряди непослушной гривы упрямо легли прямо на глаза, закрывая видимость. Нет, стопроцентное зрение в данной ситуации было совершенно не нужно, Хавьер и так прекрасно знал, что Хлад рядом - чувствовал ее дыхание, ощущал плечом местами мокрый мех, но отчаянное желание контролировать ситуацию пересиливало здравый смысл. Ему нужно было видеть собеседника и нельзя было пускать все на самотек, порождая этим все новые и новые фобии. Лев сдул с морды челку, однако его взгляд не изменился - такой же внимательный, серьезный, без грамма смешинки, которую еще можно было как-то углядеть в голосе. Если долго вглядываться, в этом шоколадном омуте можно было различить более темный зрачок, словно обрамленный светлой каймой вокруг. Благо, что на подобный зрительный контакт еще никто не решался - или не видел в этом нужды.

- Ты знаешь, есть одна очень хорошая фраза, полностью описывающая тебя и то, чем ты тут занимаешься.. - он ненадолго задумался, как бы лучше ее преподнести. - Тренироваться в одиночку - лишь еще больше закреплять свои ошибки. Почему из всех сотен вариантов видов  свободного времяпрепровождения ты выбрала именно... - самец слегка мотнул головой в сторону реки. - ... этот?

Отредактировано Хавьер (22 Окт 2021 02:17:32)

+2

4

Самка сидела неподвижно, намертво застыв в одном положении и не намереваясь его менять. Лишь кончик хвоста слегка покачивался туда-сюда... В такт качающихся от ветра травинок и листьев. Она всё ещё была поглощена рекой и её особенностями, настолько, что самка порой забывала даже моргать. Камни... Сейчас её интересовали эти непоколебимые и крепкие валуны, что не двинутся с места, даже если здесь начнётся шторм. Тяжёлые, холодные, такие гладкие... Кремовая выпустила свои когти, постукивая ими по валуну и вслушиваясь в этот звук. Приглушённый, практически теряющийся стук во всей-всей окрестности. И вправду. Если закрыть голубые очи, то погружаешься в другой мир. Обоняние и слух обостряются, поэтому открывается возможность «заглянуть» куда-то вглубь, куда-то к пиратам, которые отдыхали в лагере неподалёку.

Размеренное спокойное дыхание было слегка сбито, когда лёгкий порыв ветра принёс один до боли знакомый запах. От этого запаха хотелось сжаться и мысленно крикнуть только не убивай! Львица дергает плечами, подбирая под себя разъехавшиеся конечности и продолжая втягивать ноздрями воздух, авось запах уйдёт. Не ушёл. Скорее наоборот — приблизился. Хлад моргнуть не успела, как рядом с ней вырос Хавьер, который внушал своими размерами и пугал скрытым, тёмным взором, где с первого раза не угадаешь какие черти там водятся. Он сам был, как омут воды. Тихий, спокойный, но держащий в себе разнообразные, пугающие тайны. Впрочем, самка не решилась начать разговор и даже повернуть голову, дабы найти за кудрявой чёлкой очи для зрительного контакта. Она тупо уставилась в отражение, нервно дёргая ушками и изредка поглядывая в отражение собеседника.

- Я гадал, когда же тебе надоест. Ты продержалась дольше, чем я на тебя ставил.

Глубокий, неторопливый голос бархатом прокатился по всей поляне, а Хлад невольно выдохнула напряжение, когда увидела мимолетную улыбку на морде, скажем так, друга... Впрочем, спорить тут не с чем, она и вправду знала Хавьера лучше, чем других и, по правде, пусть и боялась его, но хотя бы немного знала, чего можно ожидать от этого загадочного самца. На данный момент он единственный, с кем голубоглазка проводила хоть какие-то беседы, пусть и не самые удачные. Она делает ещё пару глубоких выдохов, чтобы угомонить иногда подрагивающие хрупкие плечи, после чего наконец поворачивает голову, полностью теряясь в этих пушистых кудрях Хавьера. Вот ведь, надо было ему уродиться с такой гривой, которая так и манит зарыться в неё и обнять двумя лапами.

Но это желание сразу же пропало, стоило Хлад освежить воспоминания прошлой встречи. Касания он не любил и не терпел, поэтому, дабы саму себя не сгубить, она отсаживается на шажок в сторону, как бы освобождая и своё личное пространство, и его. Она ничего не ответила на его фразу, будучи поглощенная разными эмоциями, поэтому вскоре последовала другая:

- Ты знаешь, есть одна очень хорошая фраза, полностью описывающая тебя и то, чем ты тут занимаешься..– она с интересом наклоняет голову набок, навострив ушки в желании услышать всё до единого звука. - Тренироваться в одиночку - лишь еще больше закреплять свои ошибки. Почему из всех сотен вариантов видов  свободного времяпрепровождения ты выбрала именно... - Хлад следит за каждым его движением и обрабатывает в голове каждый его жест. - ...этот

Львица мягко улыбается, после чего переводит взор с Хавьера на воду вновь, словно выискивая ответ у неё.
— Взгляни сюда... Вода по-истине волшебна. Она таит в себе столько всего, чего мы не можем увидеть, открывая нам только некоторые свои черты. Словно показывая своё настроение. Сегодня она сверкает рябью, а завтра может начать бушевать... Непредсказуема и своенравна... — по-философски тянет Хлад своим певчим, как у птички голосом. — Мне больше комфортно здесь, нежели там. Тут ты, как заметил, я могу просидеть на месте хоть целый день, а там, в лагере, я бы и часа не продержалась. — она пожимает плечами, тут же окуная лапу в сверкающую жидкость и улыбаясь от освежающей конечность влаги.

Она была похожа на львёнка, кто просто играется, находя во всей этой реке забаву. На самом деле Хлад находила тут не только забаву, но и могла обдумать некоторые моменты из её жизни. Переосмыслить их.
— Что же тебя привело сюда? Уж не убить ли ты меня пришёл? — с какой-то уж слишком для таких слов спокойной улыбкой произносит Хлад, усмехнувшись и поднимая бровь.

+1

5

В ответ на свое колкое замечание и не менее неаккуратный вопрос Хавьер ожидал услышать как минимум взрыв. Взрыв эмоций, расхлестанных вокруг, живое и бурное доказательство того, что подобная атмосфера чересчур успокаивает и служит неким присмиряющим фактором, в котором можно раствориться без остатка, не оглядываясь на былые проблемы. В целом, именно этому он и стал свидетелем, но в гораздо, ГОРАЗДО более приглушенной манере, словно львица боялась спугнуть этот вожделенный миг, полностью вернувшись к пиратской суете.

- Взгляни сюда... Вода по-истине волшебна. Она таит в себе столько всего, чего мы не можем увидеть, открывая нам только некоторые свои черты. Словно показывая своё настроение. Сегодня она сверкает рябью, а завтра может начать бушевать... Непредсказуема и своенравна...  Мне больше комфортно здесь, нежели там. Тут ты, как заметил, я могу просидеть на месте хоть целый день, а там, в лагере, я бы и часа не продержалась.

Он не мог не согласиться. Природа всегда скрывала в себе бОльшее, чем показывала неподготовленному взору. В момент, когда она покоряется тебе, ты чувствуешь себя властителем всего, словно наконец-то признанное божество. Но если сила стихии оборачивается против тебя...

Лев внутренне содрогнулся, прокручивая в памяти услужливые моменты жесточайших пылевых бурь в пустыне во время ее пересечения. Никогда прежде  он не  олицетворял себя с маленькой, покоряющейся любому порыву ветра песчинкой, которая может лишь двигаться в том направлении и играть по тем правилам, которые ей диктует неведомая сила вокруг. Но высокие ураганы, раскручивающимися столбами уходящие в небо и сметающие все на своем пути, не пугали его так, как это делала вода. Ее прозрачность была всего лишь обманом, заставляя все естество самца искренне желать лишь одного - избежать с ней любого контакта. В памяти колыхалось море... путь, который предопределил его будущее.

Только очнувшись от бездонных мыслей, Хавьер наконец-то заметил, что Хлад слегка отодвинулась от него. Он привык самостоятельно проставлять границы, держась то вдали, то вблизи - чтобы не давать оппоненту право выбора. От движения самки он ощутил легкий дискомфорт, словно этую маленькую возможность самому управлять ситуацией и отношением к себе у него отобрали. В голову мягким клином ввинтился ее теплый голос, полностью вырывая из калейдоскопа водной ряби и бликов, отсвечивающих в карих глазах.

- Что же тебя привело сюда? Уж не убить ли ты меня пришёл?

- Обижаешь. Это могло стать моей прерогативой еще неделю назад, а не сейчас. - Хавьер кашлянул, отгоняя нежелательные образы их словесной и чуть было не свершившейся физически потасовки. Новенькая была намного более спокойной и предрасположенной к разговору, чем кто-либо из корсаров, с которыми бы подобный выплеск агрессии мог превратиться в безудержное мессиво с применением тяжелой артиллерии в лице Глинтвейна.

- Я такой же сторонний наблюдатель, как и ты. Решился подойти, потому что мне казалось, что ты просто уснула, готовая свалиться в воду от любого ветерка. Но каждый мой подход к тебе превращается во что-то... непонятное. - лев бросил быстрый, цепкий взгляд на стоянку пиратов - кажется, там что-то происходило. Что-то, что не требовало их немедленно присутствия, а значит, спокойно могло пройти и без двух заблудших душ, рассевшихся на мокром камне у ближайшей речки. Сама ситуация казалась настолько потешной, что Хавьер не удержался, пропустив еще один смешок из плотно сцепленных челюстей. Вновь повисло напряженное молчание.

- Меня принесло течением прямо к дому моего опекуна. Никто не знал, откуда я и как меня зовут - я был совсем ребенком. - негромко, словно пробуя почву, продолжил он. - Я не люблю воду. Она способна как безжалостно отнимать, так и безвозмездно что-то дарить. Неопределенность будущего... пугает.

Отредактировано Хавьер (22 Окт 2021 17:10:27)

+1

6

- Я такой же сторонний наблюдатель, как и ты. Решился подойти, потому что мне казалось, что ты просто уснула, готовая свалиться в воду от любого ветерка. Но каждый мой подход к тебе превращается во что-то... непонятное.

Львица не может сдержать смех. Искренний, тёплый, словно лучики света, пробивающиеся сквозь широкие ветви деревьев в джунглях. И вправду. То он пытается порвать ей глотку, то он рассказывает ей о своём прошлом. У них достаточно странные... Отношения. Самка всё время рассматривает его поведение и возможные поступки с двух сторон. Ведь всё может повториться. Одно её неудачное движение, и вот она вновь находится под когтистыми лапами этого самца. Бр-р, неприятное ощущение. Ей не нравилась своя слабость, не нравилась беспомощность. Да даже сейчас она в глубине души ругала себя за то, что может погибнуть от простого прикосновения к этой кудрявой гриве.

Хавьер, по собственному мнению львицы, очень сильно отличался от корсаров. Он был словно... Чужим, и своим одновременно. Связано ли это с тем, что они пережили или просто из-за того, что они новенькие? Кто знает... Всё в этом мире переплетается невидимыми нитями, создавая наши жизненные пути. От этого никуда не денешься. Сколько бы Хлад отрешенно не наблюдала за потасовками пиратов и не слышала этот громкий смех, который частенько перерастал в рык, в ней не росло желание присоединиться и быть задавленной под этими тяжелыми тушами взрослых самцов. Одна мысль быть переломанной пугала, наводила ужас. И пока Хлад тонула в этих мыслях, её локти и коленки невольно дрожали. Возможно, корсары не её дом? Или всё таки пора просто открыться им?

Голубые глаза спокойно рассматривали близлежащие территории. В некоторых местах выжженная солнцем пшеничного цвета трава, редкие деревья, хаотично раскиданные по всей-всей бескрайней поляне. Это место было достаточно приятным. Ощущение свободы и легкости зарождалось в груди, от этого хотелось сорваться с места и просто бежать, чувствуя лапами мягкую почву и траву. Хотелось бы разделить данное желание хоть с кем-то... 

- Меня принесло течением прямо к дому моего опекуна. Никто не знал, откуда я и как меня зовут - я был совсем ребенком. – неожиданные слова самца выводят Хлад из прострации, она дергает головой.  - Я не люблю воду. Она способна как безжалостно отнимать, так и безвозмездно что-то дарить. Неопределенность будущего... пугает. Он  чертовски прав. Вода может так и утолить смертельную жажду в знойный день, так и задушить в объятиях разгневанных волн, что с лёгкостью сбивают с равновесия и заставляют всем телом ощутить страх.
— Ты как всегда прав... Но сейчас хочется видеть в таких двояких вещах лишь хорошое, хотя бы ненадолго забывая о плохом.

Хлад резко вздрагивает, неожиданно даже для самой себя спрыгивая с крупного валуна. Что же случилось? Ответ достаточно прост. Львица вглядывается в воду, разглядывая круги, образовавшиеся на водной поверхности. Рыба. Может быть на этот раз ей повезёт? Она рассматривает дно мелководья, выискивая чешуйчатую добычу. И, когда обнаруживает её, совершает выпад вперёд в надежде наконец-то достать!..

Увы, опять не вышло. Рыба проскальзывает меж лап, плеснув в морду хорошей порцией холодной воды и скрывшись где-то поглубже. Чёрт. Хлад ойкнула, жмуря голубые глаза, в кои попала влага.
— Видно сегодня я не угощу себя уловом... — львица вздыхает, отряхиваясь и плавным прыжком возвращаясь на валун к Хавьеру. С её носа падали капли воды, которые разбивались о камень и оставляли за собой лишь тёмные круги. А Хлад же лишь тоскливо смотрела на реку, что так не хотела её радовать едой. Снова неудача... Когда же она справиться с этой по сути несложной охотой?

+1

7

Бывший Рыцарь устало прикрыл глаза, останавливая свой разум на произнесенных партнершей словах о том, что в последнее время хочется думать лишь о хорошем, игнорируя плохие события в своей жизни. Это были мечты - несбыточные, желанные, занимающие свою нишу в расписании каждого льва. Судьба не делает исключений и не выбирает своего "счастливчика" заранее, им остается лишь подчиняться и проявлять покорность вместо того, чтобы напропалую отрицать очевидное. Да и в конце концов - что они могли сделать? Их жизнь уже была перечеркнута болезненными шрамами, отдающими  в виски каждый раз, когда организм переполняли эмоции.

Ощущение присутствия львицы рядом исчезло, казалось бы, всего на секунду, но Хавьер не успел даже предположить, куда она могла направиться - приглушенный всплеск известил его без права на ошибку. Очи медленно приоткрылись, лев скептически осмотрел собеседницу, столь стремглав кинувшуюся в воду. Если судить по застывшей стойке, по блуждающему, помутневшему от пристальной сосредоточенности взгляду - она ничего не увидела, но уже ринулась в бой.  Всего секунду назад она проявляла изумительные чудеса выдержки, восседая на теплом камне, а сейчас уже бесконтрольно поддалась какому-то порыву, который не принес ей ничего, кроме очередного разочарования и мокрого носа.

— Видно сегодня я не угощу себя уловом...

Хавьер перенес вес на левую часть тела, опершись о переднюю лапу и напрягая мышцы, когда Хлад одним движением вернула свою бренную тушу обратно. Капли тонкими ручейками стекали с ее шерсти, бороздя испещренную трещинами глыбу и создавая монотонное перестукивание с поверхностью водной глади. Пара мокрых полос прокатилась до хвоста Хавьера, заставив его отдернуться в сторону, задев кончиком кудрявого хвоста лапы Хлад. Импульсивный порыв оказался слишком резким, и самцу пришлось забалансировать на камне, чтобы не повторить подвиг знакомой, правда, еще более бесславный.

- Рыба не любит тех, кто не умеет ждать. Ты лишь пугаешь ее и предупреждаешь о своем присутствии. - он вздохнул, окидывая взглядом пространство вокруг. - Мы - не на водопаде, а мальки внизу - не лосось, идущий на нерест. Там тебе пригодится грубая сила, но здесь нужна хитрость.

Взгляд метнулся к мерцанию под лапами, слабая дрожь невидимым разрядом прошла по телу Хавьера, позволяя сдержаться. Он способен себя контролировать. Он в порядке.

Но почему каждый раз он лишь открывает все больше и больше своих страхов?

- Давай сменим место. Я покажу тебе кое-что.

Воин встал, на сей раз не боясь кинуть лишнюю тень на воду или всмотреться в очертания собственного отражения. Эта точка стала непригодной для каких-либо дальнейших действий - своим упорством Хлад не только позволяла себя уважать, но и заставила всю живность в округе обходить этот брод стороной. По широкой дуге. Не оглядываясь.

Он сошел с камня и по выжженой траве направился выше по течению, туда, где устье реки разветвлялось на еще несколько развилок, парочка из которых затрагивала и растущие неподалеку деревья. Слабое течение омывало прогнившие насквозь стволы, беспорядочно раскинувшие засыревшие от постоянной влажности ветви в разные стороны. Дно и все, что лежало на нем, скрывалось за мешаниной цветов, за игрой солнечных бликов, за растительностью, либо проплывающей мимо, либо нашедшей свое постоянное пристанище в этом маленьком, импровизированном болоте. Здесь не было тихо - тишину нарушали редкие вскрики одиноких птиц, назойливые жужжания водоплавающих насекомых, то проворно скользящими меж сучьев, оставляя после себя небольшие круги, то внезапно исчезающими прямо посреди реки.

Бинго.

Хавьер не оглядывался, не проверяя, следует ли за ним его новоявленная спутница. Тихого шелеста шагов было достаточно, чтобы понять - она держит его темп, сосредоточена и собрана. Возможно, в ее голове летает множество мыслей - куда они пришли? Зачем вообще проделали весь этот путь? Ради чего? Лев позволил себе приостановиться, дожидаясь, пока все внимание Хлад после встречи с устьем не перейдет полностью к нему. Голос был тих, словно едва слышный шепот, тем не менее, звучащий ровно и точно на одной волне:

- На твоем месте я бы начал отсюда. Сейчас жарко, здесь много насекомых, значит, есть постоянный источник питания. Течение слабое, оно позволяет отдыхать, а не беспорядочно метаться во все стороны. Готова снова намочить лапы?

Отредактировано Хавьер (22 Окт 2021 19:39:00)

+1

8

Львица устало вздыхает, опуская уши при любой мысли о голоде. Быть может, пора уже сдаться?..

- Рыба не любит тех, кто не умеет ждать. Ты лишь пугаешь ее и предупреждаешь о своем присутствии. - красавица выпрямляется, вглядываясь в шоколадные очи собеседника. - Мы - не на водопаде, а мальки внизу - не лосось, идущий на нерест. Там тебе пригодится грубая сила, но здесь нужна хитрость.

Хлад потупила взгляд, задумываясь над его словами. Как же эту хитрость применить? Как выждать нужного момента? Этого она совершенно не знала и терялась в догадках, не в силах найти ответы на свои вопросы. Но... Неужели он решил помочь ей? Ха, наверняка ему наскучило глядеть на её грязные беспомощные нелепые движения... Что ж, его понять можно. Впрочем совсем скоро непонимание сменяется другой яркой эмоцией.

- Давай сменим место. Я покажу тебе кое-что.

Самка не верит своим ушам. Сам Хавьер, что совсем недавно чуть ли не сгрыз её, позвал за собой. Хлад расплывается в широкой улыбке, а сама начинает сиять, словно солнышко. Девчушка пару раз прыгает на месте, создавая брызги и всплески вокруг себя.
— Спасибо, спасибо, спасибо! — быстро протараторила Хлад в спину уже уходящему Хаву. Так, пора бы собраться и успокоиться, а то со стороны она явно выглядит смешно.

Они поднялись на траву, направляясь куда-то вперёд. Наконец-то мягкая цепкая поверхность, а не гладкие скользкие, иногда режущие лапы камни. Признаться, пока Хлад сидела в неподвижном положении, лапы успели затечь и онеметь, сейчас они покрылись некими иголками, отчего самка невольно скривилась. Но когда слабина ушла, она вновь смогла прибавить темпу и догнать кудрявого парня. Пока львица шла, в ней началась сильная буря эмоций, целый шторм из всяких-всяких чувств, что сменялись каждую секунду. То она чуть ли не прыгала от радости, то пыталась успокоиться, то хмурилась и тут же расплывалась в улыбке. Хорошо, что этого Хав не видел... Ведь, наверняка, львице было бы неловко, если бы кто-то застал её в таком состоянии, где она не совсем в силах побороть свою радость, искрящуюся из всех щелей. 

Впрочем, совсем скоро голубоглазка успокоилась, уступив первое место сосредоточенности и собранности. Вслушиваясь в щебетание птиц, на душе становилось спокойнее, а как только послышалось жужжание различных крылатых насекомых она и сама всё поняла. Это место и вправду лучше для охоты, нежели то. Тут были все выгодные для ловли условия, не зря они проделали такой путь. А в голове у Хлад уже представлялся вкус свежей сочной добычи...

- На твоем месте я бы начал отсюда. Сейчас жарко, здесь много насекомых, значит, есть постоянный источник питания. Течение слабое, оно позволяет отдыхать, а не беспорядочно метаться во все стороны. Готова снова намочить лапы?

Львица быстро кивает на замечание о насекомых, как бы поддакивая. Она рассматривает окрестности. Все камни были раскиданы по-другому, да и живности тут было гораздо больше. Главное никого не распугать!
— Я вся в предвкушении, учитель...— усмехается самка, окуная первые передние лапы в воду. Вот только... Что делать дальше? Хлад глядит то на Хавьера, то на стайку насекомых над одним водным местом, где явно была рыба. Пушистые кончик хвоста спокойно качался из стороны в сторону, ушки были подняты, а мышцы напряжены. Но, конечно, без таковых объяснений красавица не полезет в атаку, поэтому она лишь смиренно уселась, дожидаясь познавательного урока рыболовства от кудрявого. Она с любопытством хлопала глазами, уставившись на самца и переминаясь с одной лапы на другую. С ним ей было увереннее, но в то же время в груди что-то трепетало. Это и называется охотничье предвкушение? Кто ж его знает... В любом случае, ей нравилось это легкое покалывание в подушечках лап, прохладный ветерок, треплющий локоны гривы. Поскорее бы, поскорей...

Отредактировано Хлад (22 Окт 2021 21:41:14)

+1

9

Хлад была заинтересована - это чувствовалось по напряжению, искрящимися волнами исходившему от всего ее облика. Льдистые очи, казалось, еще немного - и начнут ярко полыхать, побуждая необученное тело к действиям. Хавьер взмахнул хвостом, удерживая его в вертикальном положении с чуть подрагивающей кисточкой, словно останавливая львицу от любого поползновения в сторону воды. Сейчас ей нужно было лишь смотреть, учиться и запоминать, а на практике она сможет испробовать данные методы в любое удобное для нее время суток. Но чуть позже.

- Помнишь, что я говорил при хитрость? - он пересилил отчаянный спазм где-то в желудке, подавил желание рывками уносить ноги как можно дальше, едва лишь коснулся кончиком лапы расстелившейся перед ним глади. Мех постепенно окрашивался в более темный оттенок, по мере того, как Хавьер заходил все дальше и глубже. Неровные, волнистые круги уже отходили от него на уровне локтей, пока длинная шерсть завихрялась в причудливых узорах. Самец опередил Хлад на несколько шагов, двигаясь медленно, не торопясь, не создавая никакого шума, никакого лишнего и ненужного всплеска, практически полностью сливаясь с природой, хотя изнутри его бил озноб.

- Мы смотрим сверху и без проблем замечаем мечущуюся тень под собой. Рыба никак не помешает нам, никак не скроет себя уловками. Она не сможет защитить себя. И, чтобы нам полностью исключить вероятность того, что нас обнаружат, мы сделаем вот так. - Хавьер говорил словно в пустоту, себе под нос, фокусируя внимание лишь на реке и том, что скрывалось в ее водах. Отчаянные страхи прошлого виделись ему в каждом движении нервозной мухи или пузырьке возле плавающего на поверхности мусора, отвращая льва от своей собственной инициативы чему-либо научить свою партнершу.

Пират провел лапой с выпущенными когтями по склизкому, илистому дну - вода повсюду окрасилась в мутную, непроницаемую, а слегка приподнятая к верху конечность Хавьера казалась облепленной каким-то отвратительным на вид налетом. Он опустился, принимая  искомое положение, и повторил это же движение еще несколько раз, пока вокруг не образовалась "туманная" завеса. плотно скрывающая все его тело на расстоянии пары метров. Этого должно было хватить, во всяком случае, на одну попытку уж точно.

- Она не видит нас, не чувствует. Она ослеплена, ил и земля забивают ей жабры. Как только она  дезориентирована - считай, ты победила.

Обьяснения закончились. Хавьер сделал шаг вперед, внимательно оглядывая устье с высоты своего роста. Непослушные пряди падали на глаза, закрывая обзор, и не желали подчиняться и покидать сощуренные глаза, сколько бы Рыцарь не тряс гривой. Он чертыхнулся, понимая, что время, отведенное на обучение, стремительно подходит к концу - как только потревоженное дно уляжется обратно, он вновь станет различим, и тогда рыба забьется под опавшие деревья, меж гнилых сучьев, под лабиринты корней, причудливо раскиданных небольшими пещерками возле берега.

Вскоре шаги убыстрились, а когти то и дело натыкались на какие-то декоративные украшения речки, принесенные течениями из более далеких мест. Все, что было твердым - камни или большие обломки коры, намертво вросшие в грунт. Все, что склизкое, но не двигающееся - водоросли или затянутые тиной коряги. Хавьер недовольно, но приглушенно цокнул, когда неловко оступился и провалился в рытвину, невидимую из-за его теневой завесы. Были в этом и свои минусы. что уж тут скрывать..

Вдруг мозг прошибло резким осознанием, когда одной из лап коснулось что-то крупное. Лев не дернулся, застыв на месте, даже не успев опустить вторую, настолько не ожидая внезапной удачи. Высматривая потенциальную добычу сверху, он совершенно позабыл о том, что она спокойно может прогуливаться рядом с ним, совсем поблизости, а не где-то за тридевять земель. Колебание воды повторилось, вновь шерсти коснулось неприятное, скользкое движение, на этот раз быстрее и четче, словно что-то просто ударилось о подставленную конечность случайно и так же быстро захотело исчезнуть. Но не тут-то было.

Молниеносным движением Хавьер опустил лапу в воду и почувствовал соприкосновение с тем, что так желанно пыталась добыть из реки Хлад в последний час. Едва подцепив добычу и осознав, как конвульсивно она задергалась на его когтях, он с силой рванул ее вверх, выбрасывая из воды по диагонали, в сторону ждущей неподалеку львицы. Среди фонтана брызг, ослепившего его на солнце, воин не успел увидеть ничего, кроме того, что хвост у рыбы оказался внушительный, сверкающий, с алыми прожилками и практически полу-прозрачный, без облепленных водорослей и моллюсков.

- Лови ее! Держи пастью или кинь на берег!

0

10

-  Помнишь, что я говорил при хитрость?

Львица коротко кивает, наблюдая за плавными движениями самца. Казалось, его пасть стиснута настолько сильно, что он вот-вот просто переломает себе зубы. Самка уже знала о том, что он не любит воду, но чтобы так сильно... Отчего-то самка опустила уши, с беспокойством наблюдая за своим «учителем». А стоит ли она того, чтобы он ради её обучения так страдал? Может, лучше всё закончить и не мучать кудрявого? Впрочем, он заходил всё глубже и глубже, видимо решив отложить свои переживания на второй план. Достойно уважения. Будь у Хлад подобные проблемы, она бы и близко к воде не подошла.

- Мы смотрим сверху и без проблем замечаем мечущуюся тень под собой. Рыба никак не помешает нам, никак не скроет себя уловками. Она не сможет защитить себя. И, чтобы нам полностью исключить вероятность того, что нас обнаружат, мы сделаем вот так.

Хлад молча наблюдала, как лев водит лапой по дну, создавая плотное грязевое облако вокруг себя, тем самым скрывая присутствие. Достаточно умно. Львица дергает бровью, запоминая данный приёмчик.
- Она не видит нас, не чувствует. Она ослеплена, ил и земля забивают ей жабры. Как только она  дезориентирована - считай, ты победила.

Сейчас кремовая аккуратно подбиралась за «учителем», останавливаясь в нескольких метрах от него. Когти были выпущены для большей цепкости, ведь скользкая илистая поверхность была непредсказуема и достаточно опасна. Да уж, глубина на самом деле была куда неприятнее, чем казалась со стороны. Мелководье по ощущениям гораздо приятнее, чище и безопаснее... А тут вообще не представляешь какой коряги тебе ожидать, ты, пусть и не совсем, но дезориентирован. Она с отвращением корчится, показывая свой розовый язык, когда под когти залазит эта скользкая тёмная штука, облепившая всю-всю поверхность дна и имеющая противный запах. Можно вернуться к камушкам?.. Камушки не пахнут...

Красавица внимательно сверлит глазами действия Хавьера, его собранность и точность. Порой на его морде проскакивали черты отвращения и неприязни, которые позже либо уходили, либо смягчались. Как только она заметила в его карих глубоких очах застывшие нотки удивления, то она и сама замерла в ожидании. Пару секунд он так и стоял неподвижно, словно каменная глыба. Хавьер был резок и бил точно в цель, молниеносно, без лишних звуков и выкриков.

А Хлад только и могла, что завороженно смотреть на Хава, впитывая его тактику с начала и до конца. Самка слегка щурится, когда над водой виднеется хвост, а потом и голова рыбины. Вот это улов! Как жаль, что последующую бойню добычи и кудрявого льва было не видно из-за всех этих диких всплесков и летящих во все стороны сверкающих от солнца капель. Львица моргнула, кривясь от жгучего чувства. Опять вода в глаза попала... Голубоглазка трясёт головой, сильно жмуря глаза и на мимолетный момент забывая обо всем. О том, где она находится, что они делают, чем занимаются и какова была её роль. Вот только самым большым косяком это было в самый ответственный момент отвлечься. Ведь никогда не знаешь, что может произойти, а значит всегда нужно держать ухо востро. Это правило охоты неуклюжая самка, увы, проигнорировала. Это и стало её одной роковой ошибкой и совсем скоро даст свои роковые последствия.

- Лови ее! Держи пастью или кинь на берег!

Резкий, столь неожиданный оклик Хавьера заставляет дернуться всем телом, мотая головой в поисках летящей, как бы смешно не звучало, рыбы. Вот только в глаза падали лишь ослепляющие лучи солнца, а само приближение дичи львица увидела лишь в самый-самый последний момент.

Удар.

Инстинкты срабатывают как надо, вот только не совсем, как хотелось... Вместо того, чтобы направить чешуйчатую к берегу, Хлад успевает лишь айкнуть, испугаться и со всей силы смачно шлепнуть её мокрой лапой куда-то в сторону, отправив в свободный полёт. Это «куда-то» являлось мордой Хавьера.

Хлад, стиснув клыки и состроив испуганную гримасу, застыла, наблюдая за полетом рыбы и её громким приземлением прямо на кудрявого охотника. Раз. Львица приоткрывает пасть в немом шоке. Два. Рыбина проскальзывает по морде самца, успевая ударить его хвостом по носу и соскальзывает прямиком в воду, быстро скрываясь в водном омуте. Три. Хлад встречается со взором Хавьера.

Осознание приходит не сразу, лишь только после шока львица обрабатывает всё произошедшее. Бежать сразу или... Нет, догонит. Тогда, быть может, сразу самостоятельно утопиться? Львица в страхе пятиться назад, дёргая нижней челюстью в попытках оправдаться. Если она попробуем подойти или, правильнее сказать, подплыть к нему, то это всё закончится совершенно нехорошо. Как в прошлый раз. Она вновь оплошала, вновь совершила крупную ошибку, за которую она обязательно поплатится. А что делать?.. Что говорить?..
— Ты... В порядке? — нервный смешок, дёргающаяся улыбка и плотно прижатые уши. Бежать не вариант, топиться тоже не самое приятное, львица неспешно отходит к берегу, где сжимается в один сплошной комок, закрывая глаза и прощаясь с жизнью. Ей конец...

+1

11

От мощного прилива адреналина горели вены, разгоняя опаляющую кровь по всему телу. Плечо заныло от столь резкого и внезапного движения, полностью скоординированного, точно выученного за годы "боевой" подготовки из прошлой жизни. В глазах застыли ликующие искры - казалось, шоколадный оттенок посветлел, превратившись в насыщенный ореховый, а верхнее веко слегка приподнялось, обнажая радужку цвета шампаня. Кудри, которые еще совсем недавно могли похвастаться своей непослушностью и обьемностью, теперь провисли вниз под тяжелыми каплями воды, обрамляя точеное лицо Рыцаря, акцентируя внимание на его победной улыбке.

Он следил за полетом рыбешки, словно ожидая, как она вот-вот окажется на берегу, суше, где будет моментально казнена и принесена в жертву ученичеству и голоду. На пестрых чешуйках завораживающе играли блики, а следы от вонзенных парой секунд назад когтей и вовсе скрылись, затерялись посреди этого мерцающего "панциря".

Одним точным броском Хавьер запустил речного обитателя в расставленные заранее сети Хлад, стоявшей чуть сбоку и сзади. Он не видел ее, но точно знал, где она остановилась, не смея мешать столь важному процессу своего обучения. Знал, поэтому полностью доверился ей, вспоминая азы командной работы, которую всегда игнорировал в академии. Но прошли годы - и эта система единства полностью оправдала себя, заставив бывшего странника приоткрыться в своей загадочности и поверить в кого-то, кроме себя.

Он не успел среагировать, когда львица зажмурилась от попавших на ее морду брызг. Не успел сделать ни шагу ни к ней, ни в сторону, когда тощая лапа замахнулась и отбила подачу, срикошетив ее прямо ему в морду. Он не успел ничего, а потому пошатнулся, едва лишь толстый, склизкий рыбий хвост залепил ему по переносице, с отвратительным чавканьем сползая вниз по скуле и щеке и падая в воду. На месте сбежавшего обеда в стороны поползли неровные, дугообразные круги, извещающие о том, что мечта о еде так и останется мечтой. Лев пошатнулся, все еще пытаясь проморгаться и осознать то, что сейчас произошло.

Она швырнула рыбу ему в лицо.

Она. Швырнула. Рыбу. Ему. В лицо.

- Ты...

Низкое, утробное рычание поползло вверх по глотке, задерживаясь у самого краешка сцепленных челюстей, не выходя за пределы ощеренной пасти. Глаза, совсем недавно широко раскрытые, превратились в две маленькие, узенькие щелочки, сквозь которые можно было различить разгорающееся пламя ненависти. Земля вокруг, казалось, сейчас разверзнется вместе с водой, настолько сильно пирата затрясло от едва сдерживаемого гнева, которое он намеревался полностью обрушить на свою подопечную. Он задушит, нет, он утопит ее за то, что она только что сделала, пренебрегая его помощью и попытками помочь. Черт возьми, она унизила его! Он не верил ни малейшему проблеску вины или стыда за случившиеся, свистящим вихрем отражающиеся на лице Хлад. То, что львица сжалась в комок и начала отступать, лишь подтверждало его догадку, что все это было сделано нарочно.

- Я помогал тебе! Я пытался учить тебя! - с каждым словом самец делал шаг в сторону самки, не обращая внимание на ее паническое состояние и отведенные назад уши. Выпущенные когти скребли по дну, собирая ил и мелкие камешки, но Хавьер, казалось, не замечал этого. Впервые не замечал грязи, скопившейся на его теле, полностью сфокусировавшись на дрожащем лике перед собой. Он даже не смыл с себя слизь, оставленную рыбой, отчего мех неприятно топорщился и точно также пах. Он хотел устроить свою, настоящую вендетту, на потеху остальным обитателям реки.

- Что, было весело? Очень весело наблюдать за тем, как я получаю лещом по морде?!

Задние лапы оттолкнулись от дна, перенося вес всего тела вперед - Хавьер широко расставил передние конечности в стороны с одной-единственной целью - взять Хлад в захват. Если повезет - утопить сразу, если нет - отчаянно за это побороться.

Но если лев ожидал, что его встретит как минимум стойкое сопротивление, то он ошибался - едва пшеничная грива на груди соприкоснулась с бежевым мехом на груди Хлад, они оба словно провалились под воду в диком, неудержимом танце, в котором Хавьеру пришлось вцепиться в плечи львицы от неожиданности и безудержного страха, в одну секунду обуявшего его.

Только не это.

Над головой сошлась вода.

+1

12

Страшно.

- Ты...

В животе что-то упало, а по всему телу прошёлся холод, от которого львицу било в дикой тряске. Ей конец. Ей точно-точно конец. Лапы теряли всю свою прочность и уверенность, они скользили по илу, из-за чего даже если бы она хотела сопротивляться — у неё бы просто не вышло. Да нету у неё вообще никаких шансов? Что она может против этого кудрявого исполина и его лап, которые чуть ли не в два раза больше её?

Тело, на половину погружённое в воду дрожит, как осиновый лист, а самка не может никак успокоится. Сердце в груди стучит и нос дёргается, прямо как у зайца. Да, прямо сейчас она была дичью. Беззащитным, слабым зайчонком, который буквально только что вякнул что-то против крупного самца льва. И ведь даже не убежишь...

- Я помогал тебе! Я пытался учить тебя!

Как только Хавьер делает шаг навстречу ей, Хлад суматошно мотает головой в сторону, лепеча много раз что-то похожее на «нет». Её голубые глаза, большие, распахнутые от страха и шока глядели в его — узкие от ярости карие глаза, в коих метали самые разные огоньки гнева. Очевидно, что он её не пощадит. Очевидно, что накинется, как в прошлый раз. А разве она хотела этого? Нет. Стоило ли вообще принимать помощь от того, кто потенциально опасен для неё? Нет. Да может она просто мазохистка, решившая, что сегодня её неловкость и неряшливость не заденет их обоих? Какая же львица всё таки наивная.

- Что, было весело? Очень весело наблюдать за тем, как я получаю лещом по морде?!

На глаза выступили едва заметные слёзы, которые буквально сразу скатились вниз и утерялись в воде, а поперёк горла встал ком.
— Я... Я не... — не успела самка договорить, как её тут же заткнул рык уже летящего перед ней самой льва, широко расставившего свои передние лапы для её моментального убийства. Он её переломает. Убьёт. От неё просто останется лишь бездыханное холодное тело. Как у брата...

Всплеск.

Короткий вздох, глаза слегка прикрываются, а львица только и может, что смириться. Когда Хавьер приземляется прямо на неё, она лишь успевает кашлянуть, после чего они оба падают куда-то. Под лапами дно исчезает, они проваливаются на глубину. Его когти, что так и остались на плечах, делали больно, отчего львица сразу же «выплюнула» в никуда глоток воздуха, который начал пузырьками подниматься наверх. Наверх...
Уши, ноздри, пасть — всё заполнено водой. Ты ничего не слышишь, ничего не видишь, ничего не ощущаешь, кроме холода и грубых прикосновений «друга». Самка ничего не совершает, она лишь расслабилась и обмякла, без остатка отдавшись водной стихии. Всё также, ей не хочется сопротивляться, а воздух в груди заканчивался.

Тут так тихо...

Хлад ещё раз кашляет, ещё раз выплевывая драгоценный кислород. Глаза, до сего момент закрытые, распахиваются. Вода жжется, но голубоглазка всё равно пыталась рассмотреть в этой размытой грязной картинке хоть что-то. И видела она лишь черты Хавьера, такого же застывшего от страха и потерянного в страшной непредсказуемой глубине. Легкие отчаянно просили воздуха, грудь разрывало от чувства удушья. Нет, так она умирать не хочет. Не хочет страдать в агонии, не видя ни света, ни своей родной природы. Львица до боли сцепляет пасть, начиная активно грести лапами вверх по диагонали, дабы приплыть и к поверхности, и к берегу. Тяжело. Груз Хавьера неимоверно сильно давил на неё, от тяжести хотелось реветь навзрыд. И всё равно она продолжала двигаться вперёд, спасая две жизни сразу. Не могла она его, неспособного побороться под водой, бросить одного и спасаться самой. Не в её принципах так поступать. Лапы с каждым новым движением сковывало от боли. Казалось, они никогда не доплывут до поверхности. Вот только в один момент, момент, когда самка была готова сдаться и потерять сознание насовсем в глаза бьет солнечный луч, а под конечностями чувствуется хоть и илистое, но дно! Воздух! Хлад резко всплывает, совершая один большой долгожданный глоток всей грудной клеткой. Поморгав пару раз, она ищет глазами кудрявую шкуру и, когда находит, толкает в сторону каменистого берега, там уж он должен справиться сам. Хлад, шатаясь, направляется к траве, а когда достигает её просто обессилено падает. Было бы гораздо проще, если бы она начала бороться в воде сразу, а не первые минуты просто подчинялась их погружению. Больше никогда она не подойдёт к воде вместе с ним. Никогда. Из пасти вылетает громкий разрывающий горло кашель, а вместе с ним остатки воды в организме. Страх всё ещё не ушёл, но разум всё равно стал спокойнее, посему ей сейчас хотелось лишь погрузиться в сладкий крепкий сон. А где Хавьер? Как он?

Львица приподнимает тяжёлую голову, выискивая знакомую морду. Наверняка, он сейчас пережил нечто страшное.
— Э-эй... Ты как? — подойти к нему она не решилась, всё также осталась на своём месте, распластавшись на мягкой устойчивой земле. Кремовая шерсть в некоторых местах окрасилась в коричневый из-за ила и другой водяной каши, на ушах и хвосте висели какие-то куски водорослей, а плечи ныли от когтей Хавьера. Да уж, не самое приятное состояние.

+1

13

Лев закрыл глаза в ту же секунду, как  сильная тяга увлекла их обоих вниз. Моментально промокшая грива придавала лишний вес, в то время как ее потемневшие пряди красиво и филигранно развевались в мутной от поднявшегося ила толще воды. Пальцы еще сильнее впились в плечи партнерши, невольно выпуская когти - видят Боги, что Хавьер не хотел никому причинить вреда. Он лишь надеялся преподать урок, опрокинуть эту наглую чертовку на спину, агрессивно фыркнуть прямо ей в лицо и уйти, не теряя достоинства.

Но теперь они зависли во временном вакууме, когда безумные фобии сталкиваются с проблесками надежд на спасение.

Под задними лапами разверзлась бездонная пропасть. Если бы там было дно - Рыцарь бы давно оттолкнулся, почувствовав себя в своей стихии, и рванул вверх, навстречу воздуху и реальной жизни. Но дна не было - лишь обжигающая холодом глубина, манящая и притягательная. Из глотки вырвалось несколько пузырьков - последние запасы кислорода, отчего легкие болезненно сжались, а мозг едва воздерживался от панического желания приоткрыть рот. Только не сейчас...

Голова словно взрывалась, пронзаемая резкими вспышками воспоминаний. Крики, женский плач, четкий запах страха и крови.. Что на самом деле произошло в его прошлом? Какую тайну скрывают воды, принесшие его из родного дома прямо на порог к Адаларду? И хочет ли он знать эту правду, разрушившую его жизнь с самого начала?

Почувствовав слабое движение вплотную к себе, Хавьер не придал этому значения. Он смирился со своим положением и ожидал, что Хлад поступит точно также. Ее беспомощные попытки сопротивления могли бы вызвать у пирата смешок, однако все связки уже давно полыхали от боли, едва ли не превращаясь в судороги, а потому лев просто не отреагировал, продолжая мертвым грузом опускаться все ниже и ниже.

Рывок.

Еще один рывок.

Хавьер распахнул глаза.

Сильными движениями львица гребла во все стороны, медленно, но верно подтягивая их обоих к свету. Было видно, как пузырьки отходят от ее рта при любом усилии, как напрягаются все ее мышцы, чтобы жать возможность своему хозяину выжить. Спасти себя и спасти своего напарника, который уже успел смириться с давящей горло судьбой. Как она могла быть так упорна, бросая вызов стихии? Откуда в ней взялось столько воли, почему она не скинула его, не отцепила от себя, чтобы было легче двигаться? Почему она, в конце концов, помогала ему после всего, что он сделал и сказал ей?

Вырвавшись из подводной тюрьмы, Хавьер сипло закашлялся, не до конца проморгавшись и не понимая, где он и что с ним. Мелкие камешки, усыпающие дно устья, врезались в предплечья, живот и бока, когда льва вытряхнул из воды, словно промокшую игрушку. Раннее танцевавшая грива теперь облепила плечи, спину и морду каштановыми сосульками, но у самца не было сил и желания отводить их в стороны, расширяя обзор. Теперь он смотрел только вниз, себе под лапы, пока новые судороги проходили по нему волнами, а сердце старательно пыталось не выскочить за пределы грудной клетки от пережитого испуга.

Не дожидаясь, пока он полностью вернет над собой контроль, Хавьер приподнял взгляд и поискал поблизости Хлад. Она нашлась поодаль, на примятой и мокрой траве, с таким же затравленными выражением лица. В ее глазах промелькнуло беспокойство, заставившее корсара внутренне содрогнуться от понимания ситуации.

- Ты спасла меня.. - голос прозвучало излишне странно, с дрожащими нотками, словно его обладатель никак не мог поверить в сей простой факт. - Всевышний Иан, Хлад, прости меня.. Я не хотел, я не ожидал... - лев зашелся в приступе кашля, так и не договорив то, что хотел. Контекст фразы был недвусмысленным и оставалось надеяться, что львица прекрасно все поймет и без слов. Хавьер приподнялся, чувствуя нарастающее напряжение в конечностях, раннее скованных - горло першило, но в остальном его состояние понемногу улучшалось. Он вновь посмотрел на знакомую, прикидывая в уме, стоит ли спрашивать о ее мотивах. Да и что она могла сказать? Наверняка это что-то очевидно благородное, столь не сущее их новой шайке.

- Это была ошибка. Я должен был понять, что ты не специально отрикошетила рыбу в мою переносицу. Мой гнев едва не стоил нам обоим жизни.. Я прослежу, чтобы это больше не повторилось. - Хавьер примолк, сквозь мокрую челку разглядывая Хлад перед собой. - ..И спасибо. Мне не отплатить этот долг.

+1

14

Хлад осторожно вылизывала грязную взъерошенную шерсть, морщась от вкуса ила на языке. Правда, неопрятный вид сейчас не сильно волновал самку. Скорее ей хотелось отвлечься от реальности, забыв о тех умопомрачительных ощущениях как страшный сон. Слабость и усталость отзывалась дрожью в лапах и тянущей болью в мышцах. Словно красавица целый день носилась по полю, не совершая никаких перерывов. Голубые, слегка помутневшие от всего произошедшего глаза были прикрыты и казалось, что вот-вот закроются, погрузив хозяина в глубокий крепкий сон. Она впервые кого-то спасла. Впервые смогла сделать хоть что-то полезное. Нет, конечно, её неловкие действия и привели их к этой опасной ситуации, но всё же...

- Ты спасла меня.. – львица спокойно поднимает взор, слегка дергаясь от его голоса с пока что непонятной ей интонацией. Только бы не попытался убить снова... Только бы всё обошлось. – Всевышний Иан, Хлад, прости меня.. Я не хотел, я не ожидал... – львица облегченно выдыхает, наконец осознав реакцию Хавьера. По-крайней мере злобы и недовольства в низком голосе корсара не слышалось, и Слава Небесам. Она не знает, что ей ответить, лишь выслушивает его с начала фразы до конца, пока самец не зашёлся в кашле, с которым буквально совсем недавно боролась и сама Хлад. Они в одинаковом положении, у обоих першит в горле, у обоих ноют конечности, оба чуть не погибли под водой, не видя и проблеска света над своей головой.

Даже вспоминать страшно то, что они только что испытали. Это чувство удушения всё ещё как будто давило на грудь крупным камнем, вынуждая дышать глубоко и довольно часто. Вода страшна и непредсказуема... Нельзя доверять ей и подходить слишком близко, ведь в один миг эта стихия может просто поглотить тебя, не дав и шанса на победу. Просто сейчас им повезло, что провалились они не так далеко от берега. Самка опускает уши, устало мотая головой. Как же ей хотелось уйти в лагерь и просто отоспаться, забыв всё произошедшее здесь и сейчас. Ей хотелось закрыться в себе и ни с кем не пересекаться, остаться один на один со своим мыслями. Но правильно ли это было? Кто ж знает. Узнать, что правильно, а что нет можно лишь после совершения чего-либо и прямого столкновения с последствиями, а всё что происходит до этого остаются лишь догадками. И сейчас они, должно быть, поняли, что рыбалка и всё что связано с водой — не их сильная сторона. Ну и ладно. Успеют ещё найти то, где Хлад меньше косячит, а Хавьер не впадает в ярость при любом неловком движении. Времени разобраться будет ещё очень много. 

– Это была ошибка. Я должен был понять, что ты не специально отрикошетила рыбу в мою переносицу. Мой гнев едва не стоил нам обоим жизни.. Я прослежу, чтобы это больше не повторилось.. – Хлад всё ещё не нашла слов и фраз, которые смогла бы произнести в ответ Хаву, из-за чего она просто глупо, но как обычно тепло улыбалась. - ..И спасибо. Мне не отплатить этот долг.

Голубоглазка поднимается на дрожащие лапы, делая пару неловких шагов в сторону кудрявого парня. Наверняка, она не найдёт хорошей мысли до самого конца дня, поэтому сейчас проще всего чувства и эмоции передать через, как бы Хавьер этого не любил, касания. Вряд ли сейчас он будет огрызаться на неё, поэтому она могла бы позволить себе совершить одно достаточно грубоватое и нарушающее личные границы, но самое подходящее в этой ситуации действо. Самка аккуратно подходит к обладателю карих глаз, после чего легко бодает его в плечо. Его мягкие кудри гривы спадали ей на нос, щекоча кожу, отчего та усмехнулась. Но задерживать это касание она не стала, практически сразу новоиспеченная пиратка отводит голову в противоположную от Хавьера сторону.
– Всё в порядке. Главное, что все живы и здоровы... – кратко и как-то дёргано высказывается Хлад, ступая вперёд. Сейчас им нужно было пройти ещё приличное расстояние, дабы вернуться в лагерь — придётся попыхтеть.

А из последнего, что видела Хлад на морде Хавьера — его искреннее удивление. Видать, тот совершенно потерялся в прострации и сейчас его буквально вытащили из неё, оставив лишь осадок некого шока напоследок. Красавица в то время уже удалялась где-то вдали, опустив голову и слегка покачивая кончиком пушистого хвоста. Пора бы отдохнуть. И не поели, и чуть жизни не лишились. Чудный денёк, наделивший их обоих ценным опытом, что в будущем наверняка поможет их дальнейшему совместному путешествию и возможно даже дружбе.

+1


Вы здесь » Король Лев. Начало » Вольные просторы » Бесполезная рыбалка [Хавьер|Хлад]