Страница загружается...

Король Лев. Начало

Объявление

Дней без происшествий: 0.
  • Новости
  • Сюжет
  • Погода
  • Лучшие
  • Реклама

Добро пожаловать на форумную ролевую игру по мотивам знаменитого мультфильма "Король Лев".

Наш проект существует вот уже 10 лет. За это время мы фактически полностью обыграли сюжет первой части трилогии, переиначив его на свой собственный лад. Основное отличие от оригинала заключается в том, что Симба потерял отца уже будучи подростком, но не был изгнан из родного королевства, а остался править под регентством своего коварного дяди. Однако в итоге Скар все-таки сумел дорваться до власти, и теперь Симба и его друзья вынуждены скрываться в Оазисе — до тех пор, пока не отыщут способ вернуться домой и свергнуть жестокого узурпатора...

Кем бы вы ни были — новичком в ролевых играх или вернувшимся после долгого отсутствия ветераном форума — мы рады видеть вас на нашем проекте. Не бойтесь писать в Гостевую или обращаться к администрации по ЛС — мы постараемся ответить на любой ваш вопрос.

FAQ — новичкам сюда!Аукцион персонажей

VIP-партнёры

photoshop: Renaissance За гранью реальности

Время суток в игре:

Наша официальная группа ВКонтакте | Основной чат в Телеграм

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Внешние Земли » Подземное озеро


Подземное озеро

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

http://i003.radikal.ru/1507/db/1fe44b28e8a6.png

Один из немногих на Внешних Землях источник чистой питьевой воды, это озеро скрывается глубоко под землёй, и вход в пещеру, где оно расположено, отыскать непросто. На каменных берегах всегда царит прохлада, а глубокие тёмно-синие воды холодны, как лёд. Солнце и луна касаются водной глади, проходя над озером: за долгие годы в некоторых местах пещеры обрушился потолок.

Ближайшие локации

[formatgic=sidewindow]

Очередь:

Мирай
Элика
Девас
Кифо
Луис

Отпись — трое суток.
Игроки вне очереди
пишут свободно!

[/formatgic]

0

2

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"3","avatar":"/user/avatars/user3.jpg","name":"SickRogue"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user3.jpg SickRogue

Внезапно пол и стены пещеры начинают дрожать. Спустя минуту-полторы откуда-то снаружи доносится жуткий, оглушительный грохот, настолько громкий, что он заглушает все и вся. Постепенно его интенсивность начинает понемногу стихать, но его отдельные раскаты, глухие и зловещие, время от времени по-прежнему доносятся снаружи, усиливаясь многоголосым эхом. Пыль потихоньку оседает, а камни перестают падать.

0

3

———-) Дальние пастбища

- Хм? - красногривый притормозил, повинуясь короткому оклику своего неразговорчивого юного спутника, и поднял взгляд поверх взъерошенной темной макушки, высматривая оставшиеся позади тушки. Ушли значит? Хах... ну что ж, их проблемы, пропустят все веселье. Терять новообретенного сынка, конечно, жалко, но не смертельно. Всегда можно настругать еще. Правильно? Правильно.

Постояв на месте задумчиво покачивая "змеиной" парной кисточкой хвоста, Тоффи коротко пожал острыми плечами, всем своим видом демонстрируя  характерное для него равнодушие. Ну чего ему теперь... бежать назад и что-то требовать и доказывать? Или разревется от горя, потому что только что потерял "лучших" друзей, с которыми он знаком всего пару минут? Забавно что, но вот этот малец, который так и не соизволил им назваться, давно мог бы сделать лапы отсюда, благо его кое-как да подлатали. Но он оставался и преданно следовал за темным шаманом по пятам, не бухча, не ворча (то ли дело Иштар с Хаганом, вот уж две вечно недовольные морды) а выполняя короткие и редкие наказы темношкурого. Очевидно, ему здесь нравилось. Значит подобрали маленького, приютили и обогрели как оказалось не зря.  - Ну и ладно, - лениво махнул четырехпалой калеченной лапой самец , дескать, ой да подумаешь. - У нас не рабское государство, а свободная компания. Захотел ушел - без проблем! Но... лучше тебе потом обратно не возвращаться, мало ли, - темный ослепительно улыбнулся куда-то в пустоту, самозабвенно беседуя, видимо, сам с собой, - вдруг у меня будет плохое настроение...

Это звучало достаточно... устрашающе стоит сказать. При всем своем экстравагантном жеманном образе с  напускным дружелюбием и приторным, тягучим голосом,  темношкурый шаман был опасен - как с виду так и в принципе по своему взбалмошному характеру. Действительно, мало ли что ему в голову взбредет. С этой маниакальной, радостной улыбкой во всю пасть едва ли хотелось спорить, а яркие, янтарные глаза, почти теряющиеся на фоне не менее яркой, желтоватой радужки, услужливо напоминали собеседнику, что перед ним стоит тот, кто может слопать тебя целиком и косточек не оставить. Выражаясь фигурально. Не забывай, с кем дело имеешь.

Качнув густой, темно-вишневой гривой, при этом плавно прогнув спину, с грацией и изяществом преодолев один прыжок на невысокий пригорок, темношкурый вновь притормозил, на этот раз "внимательно" дергая носом и вращая заостренными ушами в растрепанной пышной гриве, раздумывая над тем, куда им в принципе путь-то держать. Как он уже говорил, им нужен новый кров. Новое пристанище и чистая вода. Крутиться вокруг речки полной крокодилов не вариант, так что наш "сахарок" решительно вознамерился выполнить свой "долг" как лидер этого скромного... кхм... сообщества. Но глазами-сканерами он не располагал, увы, смотреть вперед и видеть желаемое он не мог, а Немезис сам не местный, пока он оползет всю территорию, вечность пройдет. Кифо покорно топтался рядом, пока его самоназванный предводитель гордо стоял на семи ветрах, распушив флагом свою пламенную шевелюру, сосредоточенно обдумывая свои действия.

Хотя... шаман он или где? Зачем столько мучений и происков?

- Ладно касатик, есть у меня одна мыслишка... как думаешь, сколько тут поблизости трупов? Оп! - темный вдруг резко прыгнул в сторону, накрыв лапищей не вовремя высунувшуюся из своей земляной, сырой норки невзрачную серую мышку, которой вздумалось высунуться да спросонья узнать что тут за шум. Ее крохотные, нежные косточки звучно хрустнули под когтистой конечностью чуть сильнее надавившего лапой на пойманную мелкую добычу Тоффи. - Хм... Запоминай малыш. Первый урок. Самая послушная душа - та которая недавно покинула тело, - склонившись над расплющенным тщедушным тельцем, лежащим поверх медленно расплывающегося и мигом просачивающегося во влажную почву пятна крови, темный шаман что-то тихо шепнул мертвому грызуну, а затем легко, томно дунул, словно желая сдуть мелкие пылинки с глянцевой серой шерстки. Но вместо этого самец "сдул" с трупика целый  полупрозрачный силуэт маленькой мышиной копии, который шевеля усиками растерянно уселся рядом со своим бездыханным телом, крутя по сторонам глазастой, ушастой головой.

- Держи, это тебе на закуску, - зажав хвост дохлой мыши между пальцами, зубастый шаман небрежно бросил ее к лапам подростка. Так и оставшаяся перед ним сидеть мышь-призрак с печальным выражением мордашки проследила за полетом собственной мертвой тушки, наверняка поражаясь такому неуважению к собственной персоне со стороны призывателя. Но что она, спрашивается, могла сделать?

- Ну, грызун... - в приказном тоне обратился к призраку Тоф, надменно взирая на мышь сверху вниз, склонив подбородок на пушистую грудь. -  Ты тут наверняка лучше места знаешь. Давай, сладкая. Веди нас к месту, где есть чистая вода и можно спокойно отдохнуть.

***

Подневольному призраку тяжело дается существование  под гнетом тяжелой лапы призвавшего его шамана. Особенно такого, как Тоффи, который то и дело грозился рассеять тщедушную нежить взмахом хвоста, если она так и будет плутать в траве, рассеянно обнюхивая зелень и поражаясь тому, как тяжелые капли влаги пролетают прямо сквозь нее.

Пришлось пройти по каменному карнизу, обогнув поля откуда доносился топот травоядных и приглушенное рычание (интересно, все ли там в порядке у брата и их новой, милой подружки Иштар?), минуя непонятную заводь виднеющуюся чуть дальше, справа, откуда доносился весьма непритягательный аромат разложения.  Сам Тоффи с удовольствием бы полюбовался красотами и задержался в некоторых местах на подольше, но его юный хромающий сопровождающий едва не клевал камни носом, так что сначала самец просто решил для себя сделать “доброе дело”, а потом уже можно и осмотреться получше… если братец с взбалмошной львицей не напоролись на неприятности и ему опять придется их оттуда вытягивать. - Бодрее, дорогуша, мы почти пришли, - Тоффи вопросительно глянул на мелькнувший у него под лапами голубоватый, хвостатый “дымок”, бдительно следя за рваными движениями суетливой, призрачной мыши.

Конечно подростку было тяжело угнаться за бойким самцом, со своими хромыми израненными, некогда снежно-белыми лапками. Особенно тяжело приходилось когда они огибали горную цепь, чтобы спуститься в ее недра по широким,  влажным и ужасно скользким гранитным ступеням. Запросто можно было шлепнуться вниз, навернутся так, что  не приведи предки, переломаешь себе все. Их маленький проводник серебристой путеводной нитью рассеивался на одном каменном возвышении, чтобы собраться на другом, ниже, вспыхивая лазурным, мерцающим огоньком. Даже в обступивших львов сумерках эту “звездочку” впереди видно было вполне отчетливо.

Заметив, как Кифо замешкался позади, Тоффи со вздохом развернулся и запрыгнул обратно на приступок, весьма фамильярно (а главное бесстрашно) ухватив подростка за ирокезистый загривок и деловито попятился обратно, буквально стаскивая юнца точно маленького котенка, крепко зажав его шкуру в пасти - и хрен ты вырвешься.

Первое, что Тоффи увидел - это пляшущие по стенкам пещеры голубые ленты отражения воды подземного озера. Непонятно откуда на прозрачную, лазурную водную гладь падал свет, но эти порхающие вокруг блики выглядели поистине мистическими и до ужаса красивыми. Настолько, что впору притормозить на несколько мгновений, чтобы полюбоваться этим необычным видом, и только потом уже бросаться к свежей питьевой воде. Запах тут был такой… озоновый, с легким “сырым” оттенком. А еще пахло мхом, щедро облепившим покатые валуны, осыпавшиеся вдоль кромки бассейна. Умиротворяюще тихо и спокойно.

Да, это примерно было тем самым, что он себе представлял раннее.

Удовлетворенно хмыкнув себе под нос, Тоффи безмолвно пропустил устало ковыляющего Кифо вперед себя, предоставив подростку первому вдоволь напиться, спустившись по откосу к самому краю этой божественной лагуны.

- Мерзло здесь как, - томно протянул красногривый, коротко отряхнувшись, сбросив со шкуры мелкие капли росы, оседающей от влажности на гладком камне. Впрочем всяко лучше, чем снаружи.  В принципе можно даже найти пару мест, где земля сухая, вполне себе для комфортного сна сойдет.  Темный шаман медленно прошелся вдоль стен грота, втягивая в ноздри пронзительную сырость неглубоких пещер, пока не остановился перед одной, предварительно осмотрев ее снаружи и внутри. - Эй, Вороненок, - не оборачиваясь позвал он, пренебрежительно махнув лапой на дымкой растворившегося в воздухе призрака мышки, до сих пор снующего под его брюхом, - иди сюда!

Дождавшись, пока бедняга, с заплетающимися лапами кое-какером доплетется до него, Тоффи аккуратно подпихнул нового воспитанника внутрь закутка. Сухо, нормально, ложись. Приподняв одну травмированную, фактически лишенную когтей конечность юнца, Тоф гулко, на всю пещеру (эхо, ух!) хмыкнул себе под нос. - Останешься здесь, отдыхать?  Потом за тобой вернусь, - дождавшись усталого кивка на ходу засыпающего подростка, Тоффи с чистой совестью оставил его в покое, содрав с ближайшего гранитного обломка мшистый слой, осыпавшийся рядом с разлегшимся юнцом. - Если лапы будут продолжать болеть - зарой их в мох. Я пошел.

Обогнув подземное озеро, задержавшись на его краю, чтобы самозабвенно окунуть туда свою грязную, как вечно испачканную в чужой крови морду, сладкоголосый "опустошитель" все так же бодро, кажется, вообще ни капли не устав, потрусил обратно, со сдержанным кряхтением влезая на  ступени, смешно  болтая задними лапами в воздухе. Уф, да, спускаться и подниматься сюда тяжеловато, но зато как внутри хорошо и безопасно!

—————) Дальние пастпища

Офф

Отредактировано Toffee (22 Окт 2019 15:33:40)

+3

4

—– ) Дальние пастбища

Больше чем их мрачного, гребнистого спутника, Луиса на самом деле пугала извивающаяся впереди змея. Черная, глянцевая... Длинная. Этот "шнурок" периодически поднимал свою крохотную, но до дрожи безобразную головку, взирая на пленников черной бусиной своего неподвижного глаза, и убедившись, что те больше не предпринимают тщетных попыток к бегству, вновь опускался на траву, выводя чарующую спираль, указывающую путникам дорогу.

Луис никогда не любил этих ползучих тварей.

Юный самец предусмотрительно ступал первым, бросая короткие, настороженные взгляды и на хмурого темного, младшего шамана, который всех их попытался спасти. Дважды. Сначала от бешеного стада, а затем от своего... брата? У них столько разногласий. Почему они все еще держатся друг за друга, что их вообще связывает? Хотя... это ли не напоминало ему самому о брате, с его абсолютно противоположными взглядами на жизнь. И как там Луриан сейчас? Уж наверняка лучше, чем они здесь, может и правильно сделал, что остался. А с другой стороны, был бы он сейчас здесь, с ними, вдвоем они может и сумели бы как-то ну... защитить что ли маму и сестру? Луриан мог бы. Он не такой как Луис. Он не трус. Не такой жалкий и бестолковый самец, у которого лапы трясутся, вместо того, чтобы собрать яйца, простите, в кулак, и дать отпор обидчикам! Прикинуть, как можно было бы обезвредить змею, попробовать договориться с этим угрюмым серошкурым самцом - вариантов масса, пошевелить мозгой, да преодолеть свою врожденную робость... всю эту неуверенность в себе, перешагнуть ради своей семьи. Сейчас Лу злился. Злился на себя, на Луриана, на эту тупую змею, и вообще на то, что они пришли именно сюда.

Он должен... обязан что-то предпринять!

Но не мог.

Луис то и дело трусовато оборачивался, словно бы ожидая, что со всем разберется мать (как обычно, маменькин сынок), но что она то могла сделать?

- С-скоро придем, - прошипел тем временем Немезис, вновь притормозив по дороге и подняв голову над землей, высматривая знакомую пещеру ведущую в уютный, подземный грот. Найти его оказалось не так просто - уж больно надежно скрывали лаз тяжелые гранитные булыжники причудливой формы. Улучшим момент, пока их "тюремщики" отвлеклись разведывая узкий лаз, Луис обернулся через плечо, тревожно взирая своими перепуганными, лазурными глазами на не менее робких спутниц.

Его шепот был предельно тихим, хриплым и дрожащим, невольно демонстрирующим внутреннюю панику юного самца.

- Давайте попробуем, прямо сейчас... наш шанс убежать! - он нервозно переступил на месте, а затем попятился назад, упираясь крупом в бок Мирай. Хорошая попытка... но нет. Нет, Немезис на долго этих ребят без присмотра не собирался оставлять. Как и периодически бросал осуждающий взгляд на Деваса,кажется искренне не одобряя его странного желания спасти чужие львиные шкурки. Довольно глупый поступок, по его мнению. Вновь стрелой метнувшись к неуверенно кучкующейся троице, Немезис грозно зашипел на едва ли не покрывшегося сединой юнца - разговорчики! Отставить!

- Шагай давай вперед! - точно нацистский начальник на линейке, Нем сделал короткий, предупреждающий выпад прямо под лапы бедному, глухо пискнувшему Луи, который гарцующей газелью поскакал прямо ко входу. Хоть бы сестре дал помочь, изверг! Наверняка у нее еще болит после того страшного падения под копытами обезумевших травоядных! Но спорить, понятное дело, в этом концлагере себе дороже. Поэтому наша "златовласка" молча прошла под низкие своды пещер. Ого! А внутри тут были целые залы! Огромные! Просторные! Ну прямо как в родном северном братстве, ей богу! Только нет такого кусачего холода от камней, больше свежего, резкого воздуха без знакомого колкого морозца, пощипывающего ноздри. Этот запах, ну прямо как после дождя! И эти огромные, широкие, скользкие и влажные ступени с высоким порогом...

Бросив короткий взгляд назад, Луис без особого труда спустился вниз, каждый раз оборачиваясь и с тревогой взирая на подгоняемых противной змеей родных.

Конечно здесь было красиво. Это огромное, и наверное очень глубокое озеро, отбрасывающее игривые, извивающиеся блики по стенам, мерно плескающееся пресной водой о зубчатые каменные края. Но едва ли самец мог сполна оценить всю эту красоту, в нетерпеливом ожидании замерев в самом низу, рядом с прозрачной водной гладью и запрокинув морду вверх. Он слишком беспокоился за мать и сестру. Как там Мирай? Не упадет ли?

Хотя ему следовало бы как раз побольше обратить свое внимание на окружение - тогда бы он заметил какие-то призрачные белые лапы, плывущие в темном пространстве, словно их владельца кто-то ну того... сжег, или испарил нафиг! Заметив краем глаза странное мельтешение рядом, Луис порывисто повернул голову... и с коротким, пронзительным визгом отскочил в сторону, неуклюже завалившись на бок, не ожидая увидеть рядом с собой бестелесное привидение! Хотя в принципе не такое уж и бестелесное на самом деле, если приглядеться, но уж извините! Светлошкурый был немножко в стрессе, чтобы обратить внимание на еще более угрюмую морду самца-подростка, потряхивающую своей эмо-челочкой, словно бы осуждая, что кто-то столь дерзко нарушил его покой. Ты кто такой вообще?!

Отредактировано Луис (28 Май 2020 23:53:06)

+4

5

===========> Дальние пастбища

По дороге к той пещере, о которой упомянул Тоффи, Мирай не проронила ни слова. При этом на её морде не было даже намёка на растерянность или отчаяние. Почему-то сейчас даже страх отступил. Львица молча хромала следом за братом, уткнувшись взглядом в лапы, и погрузившись в свои раздумья. Слишком была занята самокопанием и попытками как можно отчётливее вспомнить ту мимолётную встречу с тем белым львом, ранее казавшимся Мирай просто страшилкой старых валькирий. В какой-то степени это помогло ей отвлечься от переживаний и того факта, что они сейчас стали заложниками, так что стратегия “думать о чём угодно, только не о заточении” была вполне хорошим защитным механизмом. Да и, честно говоря, ей правда хотелось разобраться в том, почему от местных веет таким страхом и холодом, что она никак не могла сослать на их странный внешний вид, ведь не привыкла судить окружающих по “обложке”. Так что чем ближе была пещера, тем меньше Мирай походила на пленницу: молодая львица выглядела совершенно спокойной и сосредоточенной на своих мыслях.

Когда процессия внезапно притормозила, синеглазка чуть не споткнулась и не распласталась по земле. Оторвав взор от собственных лап, Мирай неожиданно для себя наткнулась на совершенно испуганные глаза брата. На его предложение (если не сказать призыв) сбежать, серебристая лишь вопросительно подняла брови. В её глазах отчётливо читался немой вопрос: “куда, зачем и от кого?”. Тут же осознав, как же глупо это сейчас выглядело, самка едва прикусила себе язык, чтоб уж наверняка подобное не озвучить. Это ж надо было настолько погрузиться в свои мысли, чтобы напрочь забыть, что теперь они, вообще-то, пленники, что ведут их в какую-то пещеру, из которой ещё не известно, когда они смогут выбраться (и выберутся ли они вообще). Не успела она что-нибудь ответить брату, как их “надсмотрщик” тут же пресек попытки Луиса к побегу, на что Мирай лишь тихонечко взвизгнула. И то, скорее не от испуга, а от того, что слишком резко перенесла вес на подвёрнутую лапу. Она уже практически не беспокоила Мирай, по крайней мере точно не так, как сразу после получения травмы. Просто неприятно ныла и неловко подгибалась, стоило синеглазке неосторожно на неё опереться.

Как только самка сунулась в грот, её тут же обдало живительной прохладой. Чем-то это напомнило ей Великий Чертог, в котором она провела практически безвылазно большую часть своей жизни. Разве что холод тут был не таким трескучим и пробирающим до костей, а приятным и влажным. Львица начала не спеша спускаться, тщательно выбирая каждый камушек, на который ступала. Мысленно она также отметила, что они покрыты чем-то склизким, зелёным и очень напитанным влагой.

Мох?” – предположила самка, ненадолго задержав взгляд на зелёном клочке, на который чуть не наступила. – Только бы не поскользнуться”.

В глаза что-то отбликовало, вынудив Мирай едва прищурить глаза и оторвать свой взор от камней под лапами. Озеро. Так это о нём упоминал Тоффи? Тогда он точно не солгал: оно действительно было неописуемо красивым. Света тут было мало, но тот, что проникал через отверстия в “потолке” и попадал на гладь озера, создавал игру света, вырисовывая на сводах пещеры причудливой формы блики. Невольно залюбовавшись этим потрясающим зрелищем, Мирай сделала шаг вперёд, и, к своему несчастью, наступила на скользкий кусок мха. Львица даже не сразу поняла, как земля ушла у неё из-под лап, и всё вокруг завертелось, как какая-то дикая карусель. Упади она где-нибудь на склоне, то добротно бы проехалась по гальке, нахваталась новых ссадин и синяков, но затормозила бы в конце концов. Вот только здесь камни были похожи скорее на дико скользкую горку, а не на наждачку, а потому львица пронеслась быстро, но, надо сказать, не безболезненно. Не успев взять себя в лапы и хотя бы попробовать это остановить, её резко сковал холод. Да так, что из лёгких мгновенно вышел весь воздух, и львица сжалась всем телом от обжигающей пустоты внутри. Благо, хотя бы поняла, что оказалась в воде, и не делала попыток вдохнуть. Вот только спокойствия это не прибавляло. Охваченная паникой, львица начала барахтаться, пытаясь выбраться из ледяной ловушки. Пытаться всплыть и спокойно поплыть к берегу сейчас казалось бесполезной затеей – плавать она попросту не умела. Да и возможности научиться, как таковой, у неё не было: окажись она на Севере в воде хотя бы ненадолго, то неизбежно бы простудилась. Что, вообще-то, для её слабого здоровья может быть куда опаснее, чем для сородичей. Так что единственное, о чём сейчас думала самка – это добраться до поверхности и жадно глотнуть воздуха.  Кристально-чистое озеро практически мгновенно потемнело от поднятого самкой ила, так что открыв глаза в надежде сориентироваться, она не видела ничего дальше своего носа. Но как бы Мирай не пыталась выбраться, она лишь наоборот усугубляла ситуацию, и сейчас даже не понимала, в каком положении находится. Совершенно потеряв ориентацию в пространстве, львица тщетно отталкивалась от камней, когда лапы наскакивали на них, но в итоге лишь то и дело ударялась спиной или головой о дно. Честно говоря, настолько сильную панику она испытывала впервые, и самое ужасное, что сейчас у неё не было возможности хотя бы закричать. Боль от нескончаемых ударов о камни, ужасный холод и охвативший её с головы до пят страх – вот и всё, что она сейчас чувствовала. В данной ситуации она была готова хоть сделку с Богами заключить, только бы выбраться отсюда.

+4

6

Дальние пастбища–→>>

Как бы сильно Элика не утешалась, что ничего плохого не случилось и паниковать пока не следует, она по-прежнему винила себя во всех несчастьях, что обрушились на ее семью за последнее время. И зачем она вообще ушла из Северного Братства, потащив за собой двух еще совсем молодых львят, не знающих ничего о жизни вне прайда? Как иронично теперь думать о том, что детям куда безопаснее без матери, чем с нею: Элика почему-то была уверена, что Луриан и Анника, оставшись в Братстве под защитой леди Шантэ, гарантировали себе спокойное существование. Почему-то песочная была уверена, что львица не позволит участвовать Луриану в особо опасных вылазках, где его жизнь могла бы быть максимально под угрозой.

Но с другой стороны бедная мамочка совершенно забывала о том, что когда ее собственный прайд уничтожил пожар, она бежала совершенно одна, напуганная и одинокая в точно таком же возрасте, в котором сейчас находились ее дорогие любимые дети. Элика нередко вела себя чересчур заботливо по отношению к львятам, потому что боялась потерять последнее, что у нее осталось и ради чего она жила. Теперь она в какой-то мере понимала своего бывшего супруга, когда он носился за котятами по всей саванне, оберегая их едва ли не от каждого жучка, паучка или упаси Айхею — другого льва. Она знала, что он в свое время лишился всех своих детей, поэтому не мог допустить смерти следующих; но что же случилось с его осторожностью, когда Люциан додумался повести своего сына прямо в эпицентр опасности?

Элике было больно от того, что она лишилась некоторых своих малышей по той или иной причине. Она часто даже считала себя плохой матерью: не уследила, не уберегла, не справилась. Она всегда желала своей семьей самого простого, — безопасности и теплого убежища, — однако сказка успела кончиться, едва начавшись, а поиски нового дома превратились в выживание.

Север был самым безопасным и безобидным местом, несмотря на холод и неприветливость. Однако даже с осознанием этой удивительной мысли, кошка не смогла его полюбить так же, как солнце и жар саванны: ей надо было просто остаться там ради детей, которые привыкли считать Северное Братство своим домом.

Давайте попробуем, прямо сейчас... наш шанс убежать! — Элика вздрогнула и медленно остановилась, не понимая, что Луис от нее хочет. Она не ожидала услышать от своего замкнутого и тихого сына такого безумного предложения; впрочем, даже если бы и поняла весь смысл сказанного, то не поддержала бы его, заведомо зная, что это бесполезно. Лев, который сопровождал гостей, возможно, помог бы им сбежать, но змея, ползущая впереди, очевидно не собиралась вот так просто нарушать слово своего хозяина. Именно поэтому Элика моментально среагировала на выпад ползущего гада, предупреждающе показав острые клыки и встав почти совсем бок обок с Луисом: не желание грубить, но скорее инстинктивная попытка защитить свое чадо. К счастью, у сопровождающего не было приказа нападать без особого распоряжения, поэтому змей лишь отделался предупреждающими фразами и пополз дальше как ни в чем не бывало. Элика вздохнула, покачала головой, но сыну ничего не сказала, — сил не было, — только лишь подошла теперь к Мирай, чтобы помочь ей при необходимости взобраться под своды пещеры.

Самка понимала, что дети надеются на то, что она придумает, как им выбраться. Хищница видела взгляд Луиса, которым он смотрел на нее, но ничего не могла сделать: ей оставалось только ждать, верить в милость Айхею и надеяться, что с детьми действительно не сделают ничего плохого. Но мысленно, несмотря на весь галантное поведение предводителя банды, Элика готовила себя к худшему: либо она будет защищать своих малышей до последнего, либо отдаст себя на растерзание, лишь бы их не трогали.   

Подземное озеро было великолепным, пожалуй, даже слишком для таких неотесанных самцов, что тут жили: в такое светлое время суток при практически ясном небе, когда солнце отражалось от зеркально чистой воды, его поверхность была особенно гладкой и блестящей. Лучи играли на водной глади и стенах, слышались редкие и короткие всплески: это место можно было бы даже назвать приятным и спокойным, если бы не обстоятельства, при которых семейство сюда попало.

Визг сына заставил Элику вздрогнуть: она уже была готова кинуться на защиту (вдруг засада?), однако не видела ничего, что могло бы так испугать его. Пока песочная лихорадочно всматривалась в темные, плохо освещенные уголки пещеры, со стороны воды послышался тяжелый «бульк!», который прозвучал явно не от камешка. Песочной уже было страшно поворачивать голову в другую сторону, однако она сделала это и ужаснулась: Мирай умудрилась упасть в воду!

О, нет! — почти с отчаянием выпалила песочная, подскочив к самому краю воды. Гарри, который до этого времени сидел так тихо, что о его существовании даже успели все забыть, что-то крякнул по-обезьянье и кое-как успел зацепиться ловкими пальчиками за шкурку львицы. Он тоже переживал за Мирай, но как же маленький гривет смог бы помочь почти взрослому хищному зверю? Кошка же едва удержалась, чтобы не нырнуть следом за дочерью носом вниз: берег, покрытый мокрым мхом и камнями, действительно был очень скользкий. Теперь-то неудивительно, пожалуй, отчего несчастная самочка, совершенно не зная местности, так неосторожно кувыркнулась в воду. Что же... И пусть! И пусть даже сама Элика толком не умела плавать (переплыла реку разве что один раз будучи совсем юной, однако считается ли это?), но она готова была сделать для своего львенка что угодно, вытащить ее из воды даже ценой собственной жизни! И только львица собралась с мыслями, чтобы прыгнуть в это злополучное озеро, как резко остановилась, увидев красную гриву, мелькающую в водной глади.

Она точно не сможет отдать долг этому льву! Он спасает жизнь ее малышки уже второй раз! Элика осталась на берегу, боясь помешать и нетерпеливо переминаясь с лапы на лапу: она готова помочь вытащить Мирай на берег, подцепить пастью за шкирку. Лишь бы жива была!

офф

Отредактировано Элика (12 Июл 2020 22:11:14)

+4

7

Дальние пастбища>>>


Антилопа весила совсем немного, чтобы Девас успел утомиться прежде, чем дотащил ее до той пещеры, на которую ему указал брат. С хмурой, как вязкая лужа, мордой, он молчаливо волок труп копытного, то и дело цепляясь взглядом за ровный и изящный круп светлошкурой львицы, уныло бредущей перед ним. В ее ауре не чувствовалось никакой шаманской нотки, даже ее самых ничтожных частиц, и Опустошитель только недоумевал, гадая про себя, зачем их скромной компании такое вот, весьма сомнительное пополнение. Желток-трусишка, барышня-в-беде и сашка-мамашка… ну да, отличное разнообразие для будущей группировки зловещих бойцов-мистиков, епт! Может, Тоффи оказалось мало одной самки, и в его хитросплетенные извилины закрался план сколотить себе окружение из более-менее аппетитных бабенок, дабы они составляли его, так сказать, свиту? Ну а Желток этакий мальчик-прислужник из категории “подай вон тот виноград, принеси ту родниковую воду в кокосовой скорлупке”...  А что? Одна идея об этом выглядела настолько нелепо и бестолково, что Деви непременно бы заржал во все свои хриплые гланды, достаточно было представить старшего брата в амплуа гаремного владельца, с короной из страусиных перьев на голове. Но… младший шаман внезапно поймал себя на мысли, что в глубине души он категорически против видеть Элику в столь унизительном положении: быть очередной подстилкой для Тоффи, которую он (а в этом Девастатор был уверен на все сто) в конечном итоге сольет в первое попавшееся болото, за ненадобностью. Как-то все это выглядело… ну, нечестно, что ли, учитывая, что самка действительно не представляла собой ровным счетом ничего, чем можно было бы заинтересовать такого коллекционера потенциальных диковинок, как двухвостый мутант. “Видят предки, х*ра с два я допущу это,” - заранее решил про себя Девас, отчетливо осознавая свою баранью упертость, с которыми он еще несколько минут назад пошел на принцип. Конечно, он потом об этом сильно пожалеет, в очередной раз сцепившись с братом, да и ладно. Плечо по-прежнему неприятно покалывало, однако гребнистый самец все еще не связывал столь знаковое явление с положительной, пусть и не столь заметной  чертой своего характера. Как, впрочем, и никогда не связывал, даже когда втайне от старшего шамана выпускал на волю пойманных им ящериц и лягушек.

Размышляя подобным образом, Дев изредка приподнимал голову, дабы быстро оглядеться и прикинуть оставшееся расстояние до обещанного логова. Немезиса, скользящего где-то там впереди, младший шаман, разумеется, не видел, однако заостренные уши то и дело вздрагивали, улавливая его зловещее шуршание. Нахохлив свои багрово-полосатые перья, Яка сидела меж лопатками своего хозяина, явно мечтающая лишь о том, чтобы когда-нибудь вскрыть этой ползучей твари череп, да как следует распотрошить его ядовитые мозги. Но приказа на уничтожение рептилии все не поступало, хотя птица была готова прямо сейчас ринуться смертоносной стрелой к своему заклятому врагу. Ну же, хозяин, чего ты все ждешь, да мнешься? Один свист - и со змеей мгновенно будет покончено.

Суровые раздумья ястреба до Девастатора были крайне далеки, чего нельзя сказать о его невольном наблюдении за шагающими пленниками. Возможно, бывший капитан и желал “сослепу проморгать” всю их группу, тем самым предоставить им очередной шанс на спасение, однако присутствие бдительного Немезиса уже на корню обрубало любые попытки дернуться хоть куда-то вбок. И вскоре доказал, сделав стремительный бросок прямо под лапы желтогривому юнцу и вынудив того буквально цаплей влететь в сумрак пещерного лаза. Несмотря на столь устрашающую ситуацию, Девас не сдержался от громкого характерного фырка, едва не подавившись мякотью убиенной импалы. Еб*ть этот змеиный юмор такой забавный, а! … до поры, до времени, разумеется. А вы думали, добрячок Тоффи просто так послал своего мерзопакостного прислужника? Ну там, анекдоты травить для скучающих?

Сбросив труп парнокопытного себе под лапы, младший шаман обмахнул языком морду, голодно слизывая с губ чужую, такую вкусную кровь. Пока оставшиеся самочки осторожно протискивались внутрь их тюрячки нового пристанища, он лениво выгнулся колесом, с удовольствием разминая затекшие мышцы. Вот бы сейчас отхряпать себе шмат потолще, да поспать этак пару часиков, спрятавшись под своды пещерной прохлады. Без всех этих горемык, без Тоффи и его очередных планов по захвату крови девственниц… да пошло бы он все, в ад к Предкам, в самом деле! Тяжко вздохнув своим несбыточным желаниям, Девас наклонился и вновь подцепил клыками импалу, после чего сам втиснулся в лаз, ненароком обтерев ее мертвую тушу о выпирающие углы скал. Едва только оказавшись внутри, самец принюхался и с некоторым любопытством огляделся - место в самом деле выглядело очень занимательно и даже уютно, хотя младший шаман в принципе был неприхотлив к общим благам. Впереди поблескивало обещанное Тофом озеро, в черных водах которого игрались солнечные лучи, беспрепятственно пробиваясь сквозь обрушенный потолок пещеры. Здесь было относительно светло, да и не так уж промозгло, учитывая наличие водоема. Троица светлошкурых охотников с опаской ступала вглубь их нового “дома”, осторожно перебирая лапами на заросших мхом камнях… и внезапно до слуха Дева донесся характерный такой всплеск, после которого сразу же раздался отчаянный возглас самой старшей охотницы. Ну вот, приехали…еб*нуться, самки гнутся! Темный шаман, правда, не сразу понял, кто из юнцов свалился в воду, однако на всякий случай подобрался, буквально жопой чуя дальнейший расклад событий. Быстрым шагом спустившись к самой кромке берега, где Элика уже вовсю готовилась к спасательному заплыву брассом, самец едва не споткнулся об угольную, практически слившуюся с сумраком пещеры, тушку Кифо.  Твою мать, чернявый, торчит тут посреди дороги! Еще и эта гребанная туша в зубах, мешается...

- На, подержи! - разжав челюсти, Девас догадался, наконец, сплюнуть убитое парокопытное… ну или что там от нее еще осталось, к грязно-молочным предплечьям угрюмого подростка, после чего насупленным, но крайне сосредоточенным взглядом поймал барахтавшуюся в воде девчонку. Мирай то и дело ныряла и отчаянно шлепала лапами, стараясь зацепиться когтями за камни и хотя бы слегка подтянуть себя к берегу, однако у нее все никак не выходило. - Не трать понапрасну силы, глупая! - рявкнул младший шаман, прежде чем сигануть в бездну, следом за тонущей львицей. Ух, предки… какая холодная, пробирающая до самых костей вода! Смачно фыркнув в усы и кое-как отплевавшись, бывший капитан с усилием взмахнул всеми лапами, потом еще разок, стараясь не акцентировать внимание на вмиг одеревеневшие от дубняка мышцы. Плыть было довольно трудно, однако в конечном итоге Дев осторожно приблизился к серебристой охотнице. - Помогай лапами! - на выдохе рыкнул он, стараясь не словить по собственной башке от самой же Мирай, пребывающей в неимоверной панике. Затем, вновь отплевавшись от нескончаемых брызг, кое-как изловчился и молниеносно сомкнул клыки на чужом загривке, пока бедная самка вновь не начала в страхе крутиться вокруг своей оси. Таким образом, храпя и с фырканьем раздувая ноздри в серебристую шерсть, Опустошитель медленно подбирался обратно к берегу, подтягивая за собой мелкую львицу. И лишь когда только Мирай, наконец-то, выбралась на долгожданную землю, младший шаман, вцепившись всеми когтями в мох и уперевшись задними лапами в илистые стенки днища, вылез за ней следом, до подкорок промокший, мрачный и тяжело дышащий. Легонько встряхнув уничтоженным стихией ирокезом, Дев с сожалением отметил про себя, что сейчас выглядит ничуть не лучше какого-нибудь облезлого чучела, со смешными, спадающими на глаза ошметками гривы. Мэх… придется теперь снова ставить… Ну и х*р с ним, чай опыт-то имеется. - Знакомься, пацан, это теперь твои соседи по лежбищу, - буркнул он, повернувшись к Кифо, после чего обессиленно рухнул на камни. Фух!...

+5

8

После долгого затишья~


Кифо редко нравилось что-то в прямом значении этого слова — вот так чтоб прям аж до широченной улыбки во всю морду и счастливого блеска в глазах. Коли уж на то пошло, этот странный львенок вообще никогда не улыбался, не смеялся над чужими шутками и не юморил сам; короче говоря, не демонстрировал ни грамма позитивных эмоций — по крайней мере, в присутствии других членов банды. Да и наедине с самим собой, в общем-то, тоже. Такая уж у него была натура, образ грустной царевны Несмеяны, которую ничто в жизни не смогло бы порадовать или рассмешить. Таким он родился, таким, похоже, и умрет... если, конечно, в его сознании не случится некий тотальный сдвиг по фазе, из-за которого он вдруг резко сойдет с ума или кардинально пересмотрит все свои взгляды на жизнь. Довольно маловероятное развитие событий, сами понимаете.

Но это место... Оно было таким тихим, спокойным и безмятежным, что даже такой беспросветный "гот" как Кифо чувствовал себя здесь весьма и весьма неплохо. Комфортно даже. Вынужденное одиночество ни капельки его не смущало, даже наоборот. Он бы предпочел и дальше торчать здесь совсем один, ни с кем не контактируя, потихоньку залечивая свои раненные лапы и не менее (а то и поболее) травмированную душонку. Слоняться от скуки взад-вперед по пещере, изучая ее потайные закоулки; потом, когда наскучит — спать долгими часами напролет, отлеживая бока то на одном, то на другом камне, а затем, проснувшись, с видом юного философа созерцать игру световых бликов на изредка волнующейся поверхности подземного озерца... Разве что жрать хотелось иногда, но эту проблему отчасти решала охота на местных грызунов, коих здесь, как ни странно, было не то чтобы в избытке, но вполне достаточно, чтобы на время заполнить эту раздражающую пустоту в желудке.

Но увы, ничто хорошее не могло длиться вечно, и спустя какое-то время блаженный покой Кифо был прерван визитом целой группы чужаков — юный самец в тот момент как раз тихо-мирно дремал в своем излюбленном закутке, где его некогда оставил Тоффи, точно перед тем, как на длительное время исчезнуть со всех радаров. Незнакомый запах так резко ударил в ноздри, что львенок моментально проснулся, неуловимо напрягшись всем телом и молчаливо вылупил свои жутко светящиеся глазенки куда-то в темное пространство пещеры. Он не спешил вставать и как-то реагировать на происходящее, но все его внимание оказалось намертво приковано к силуэтам зашедших в подземелье львов. Они двигались очень странно, боязливо, то и дело пугливо замирая на полушаге и подслеповато щурясь, с преувеличенной осторожностью ступая лапами по скользкому, пропитавшемуся влагой мху. Видно было, что им самим же как-то, ну... не по себе, что ли? И это слабо сказано. И их было всего трое — две самки и самец, причем одна казалась значительно старше по возрасту, чем ее спутники. И пахло от них примерно одинаково, что намекало либо на семейную связь, либо на долгое времяпрепровождение в компании друг друга. Бродячий прайд? Ну, назвать это "прайдом" пока что язык не поворачивался, но они явно привыкли держаться вместе. Вон, как инстинктивно жались в одну напряженную, дрожащую кучку, то и дело нервозно дергая ушами и хвостами. Искали защиты и поддержки друг в друге... Кифо невольно нахмурился этому зрелищу. Не потому, что яро не одобрял такое поведение или тесные дружеские и семейные связи, просто какого дьявола они тут забыли? Искали временного пристанища? Вы явно забрели не в тот район, ребята!

Неслышно приподнявшись со своего нагретого местечка, Кифо еще с пару-тройку секунд понаблюдал за пришельцами издали... а затем медленно двинулся к ним, практически бесшумно ступая своими мягкими, лишенными когтей лапами, за счет своего черно-белого окраса почти целиком сливаясь с местными тенями. Наверное, именно поэтому его присутствие было обнаружено лишь в самый последний момент, и то, всего одним из троицы — а конкретно, худощавым, довольно трусоватым на вид самцом, что казался испуганным едва ли не больше всех остальных вместе взятых. Кифо вот отчего-то совсем не испытывал страха перед незнакомцами, хотя, наверное, должен был: он ведь находился здесь совсем один, слабый и беззащитный, и в случае нападения был обречен на неминуемую гибель. Но кто сказал, что он боялся смерти? Да, жить ему хотелось, это вне всяких сомнений, ведь иначе зачем он до сих пор так отчаянно цеплялся за Тоффи и его банду; тем не менее, эти чужаки казались ему не столь опасными. Скорее уж, им самим требовалась чья-нибудь защита. Уж по сравнению с теми огромными, стремными, реально опасными на вид головорезами, что он встречал на своем пути на протяжении последних месяцев, Элика и ее дети показались черногривцу настоящими божьими одуванчиками.

Может, ему даже удастся напугать их... Или они сами предпочтут уйти отсюда подобру-поздорову, пока сюда не вернулись гипотетические родители Кифо?

Подросток уже готовился было открыть пасть и низким, осипшим после чересчур долгого молчания голосом "поприветствовать" незваных гостей, но не успел издать ни звука: светлогривый юнец заметил его гораздо раньше и громко, отрывисто взвизгнул на все подземелье, аж подпрыгнув на месте от ужаса! Ну, справедливости ради — ему было, отчего так сильно перепугаться. Кифо и впрямь выглядел эдаким мрачным, неупокоенным призраком, сливающимся контурами с царящей кругом тьмой; наверное, бедный Луис даже не смог толком его рассмотреть и понять, что имеет дело с живым львом, а не чьими-то бледными, болезненно-тощими, гуляющими отдельно от туловища лапами! Тут даже сам Кифо поневоле вздрогнул всем телом, сдавленно зарыпев на своего потенциального обидчика и грозно дернув хвостом из стороны в сторону... И уж хр*н его знает, что стряслось дальше — то ли сработала проклятая аура самого Кифо, то ли непревзойденные вокальные данные Луиса, но доселе мирно топавшая где-то сбоку от них Мирай вдруг с писком подскользнулась на ровном месте и кубарем полетела в озеро, подняв собой внушительный фонтан брызг. Конец блаженному спокойствию!

Повернув морду к истерично шлепающей лапами по воде львице, кажется, напрочь позабыв о присутствии еще двух крупных зверей рядом с собой, Кифо с растущим удивлением пронаблюдал за ее отчаянными попытками удержаться на поверхности... а затем спешно прильнул брюхом к холодным, мокрым камням, реагируя на невесть откуда взявшуюся рядом с ним громоздкую тушу Девастатора. Вот его-то он, дурак, и не заметил сразу, будучи слишком увлеченным зашедшими в пещеру чужаками! Старший лев, впрочем, тоже не особо-то обратил на него внимание, предпочтя с глухими матюками сбросить на Кифо притащенную им добычу и пушечным снарядом рвануть на подмогу Мирай, брутально тряся своим кровавым ирокезом. Могучий ПЛЮХ — и вот уже он сам барахтается в этом несчастном подземном озерце, подымая внушительные облака ила с его некогда такого прозрачного, кристально-чистого дна, уверенными гребками приближаясь к тонущей самке и спешно хватая ее пастью за загривок. Ее мать... тетка... спутница, неважно, уже в тихой истерике носилась взад-вперед по берегу, ожидая момента, когда она сама тоже сможет присоединится к этой неожиданной спасательной операции; на оставшегося светлогривого подростка Кифо уже и вовсе не глядел даже, предпочтя с глубоко задумчивой рожей принять сидячее положение, стратегически прикрываясь от этого цирка окровавленной бочиной убитой львами антилопы. Он-то как раз не торопился подключаться к этому увлекательному цирковому представлению, благоразумно заняв место зрителя в первом ряду и просто терпеливо дожидаясь, когда уже эту несчастную львицу вытащат на сушу и приведут в порядок... если она, конечно, еще не окочурилась в этой ледяной лужице, наглотавшись воды в приступе неконтролируемой паники.

Жалел ли он бедную, ни в чем не повинную Мирай? Нет. А с чего бы ему? Они ведь еще даже не были знакомы.

+4


Вы здесь » Король Лев. Начало » Внешние Земли » Подземное озеро