Страница загружается...

Король Лев. Начало

Объявление

Дней без происшествий: 0.
  • Новости
  • Сюжет
  • Погода
  • Лучшие
  • Реклама

Добро пожаловать на форумную ролевую игру по мотивам знаменитого мультфильма "Король Лев".

Наш проект существует вот уже 10 лет. За это время мы фактически полностью обыграли сюжет первой части трилогии, переиначив его на свой собственный лад. Основное отличие от оригинала заключается в том, что Симба потерял отца уже будучи подростком, но не был изгнан из родного королевства, а остался править под регентством своего коварного дяди. Однако в итоге Скар все-таки сумел дорваться до власти, и теперь Симба и его друзья вынуждены скрываться в Оазисе — до тех пор, пока не отыщут способ вернуться домой и свергнуть жестокого узурпатора...

Кем бы вы ни были — новичком в ролевых играх или вернувшимся после долгого отсутствия ветераном форума — мы рады видеть вас на нашем проекте. Не бойтесь писать в Гостевую или обращаться к администрации по ЛС — мы постараемся ответить на любой ваш вопрос.

FAQ — новичкам сюда!Аукцион персонажей

VIP-партнёры

photoshop: Renaissance За гранью реальности

Время суток в игре:

Наша официальная группа ВКонтакте | Основной чат в Телеграм

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Каменная крепость » Скрытый оазис


Скрытый оазис

Сообщений 31 страница 40 из 40

1

*скоро поставим картинку*

Под защитой высоких каменных стен образовался небольшой пруд с чистой питьевой водой, на берегах которого густо разрослись деревья, кустарники и цветы, наполняющие местный воздух на диво приятным ароматом. Здесь всегда очень уютно, тихо и прохладно; пышные пальмовые кроны отбрасывают живительную тень, не позволяя солнцу иссушить этот крохотный кусочек зеленого рая. Животных здесь практически нет, за исключением разных птиц, ярких тропических насекомых и мелких грызунов.

Доступные травы для поиска: Базилик, Валерьяна, Забродившие фрукты, Кофейные зерна, Адиантум (требуется бросок кубика).

Ближайшие локации

[formatgic=sidewindow]

Очередь:

Теффи
Бастет
Морох

Отпись — трое суток.
Игроки вне очереди
пишут свободно!

[/formatgic]

0

31

Соту не замечали. Дело ли в его маскировке (что менее вероятно) или в слишком большой увлечённости взрослых своим делом (что более вероятно) — не важно, Война думал не об этом. А о странном томлении в паху. И нешуточному жару, казалось, под самой шкурой.

Стоило только отцу уснуть, как львёнок, не таясь, плюхнулся в воду озера, стремясь смыть эти непонятные чувства. И, казалось, чем больше он пьёт, тем жарче становится. Лишь когда он, едва не захлебнувшись от того, что вдохнул воду через нос, закашлялся, Сота переключился на другую тему. Вылез, мокрый, мгновенно продрогший от прохладцы вне озера, скрутился клубом, не желая далеко отходить от нагретого песка бережка. Как-нибудь без него остальные разберутся, он потом присоединиться.

Толком поспать снова не удалось, Сота лишь дремал, чутко реагируя на звуки вокруг, и, когда шум сменился вполне чётким именем старшего из сиблингов, поднял заспанную морду с закрытыми глазами лишь затем, чтобы громким шёпотом бросить куда-то в сторону братьев:

А обязательно так шуметь, когда я спать пытаюсь?

Один глаз Соты приоткрылся, чтобы понять, что опять не так-то, и наткнулся на сразу две как-то чересчур тревожно шевелящиеся задницы. Открытый второй глаз убедил подростка, что их по прежнему трое и беспокойство Трезо и Хасталика не напрасно. Грузно поднявшись и широко зевая, Война вклинился между собратьями и огляделся.

И вправду, ни следа.

Я не видел его с тех пор, как... Как вы спать легли. Он не приходил, когда отец с этими самками прыгал.

Что-то тревожное зашевелилось в голове у младшего всадника, и он смело сделал шаг из крепости, надеясь рассмотреть хоть какие-нибудь следы.

В смысле... я на самом деле больше его не видел. Он, что, не вернулся ещё?

Сурм, конечно, и раньше отлучался, но никогда так надолго и никогда в таких условиях. Белое покрывало инея сбивало запах, и Сота несколько беспомощно осмотрелся ещё раз, всё так же безрезультатно.

Мы должны его найти, да? Отцу до нас дела нет, а мы же не можем его бросить, да? — сейчас уход старшего казался Войне чем-то крайне пугающим, ведь он только-только услышал, что они, Всадники, хоть сколько-то но дороги Мороху, только настроился доказать этому наглецу, что он здорово (и зря) недооценивает их четвёрку... как она внезапно снова стала тройкой.

Идёмте.

+3

32

Тьфу, блин! Нельзя же так внезапно!

Когда за спиной Трезо прозвучал тихий и до ужаса заспанный голос одного из братьев, львенок тотчас насмерть перепуганным кошаком взвился в воздух, характерно дыбя шерсть и выгибая позвоночник дугой, едва не влепив Хасту распушившейся кисточкой хвоста по сонливой роже. Вихрем развернувшись мордой к сиблингу, Трезо аж весь расшипелся-расплевался со страху, опять же, на чисто кошачий манер походив туда-сюда в позе деревенского коромысла, покуда не убедился, что перед ним стоит именно ошалелый, ни хрена не понимающий Хасталик, а не какой-нибудь страшный ночной хищник — только тогда он, наконец, "сдулся" и уже куда более привычным тоном возопил, впрочем, не выходя за грань негодующего (хоть и капельку визгливого) шепота:

Ты совсем больной?! Я чуть не обоср*лся со страху! Кто вообще так подкра...!! — не договорив, Трезо снова истерично дернулся от испуга, реагируя теперь уже на громкую — и подчеркнуто недовольную — реплику их с Хастом младшего братца. Аж нырком спрятался за чужую спину, все такой же непривычно дерганный и лупоглазый. Хотя, почему это "непривычно"? Трезо, в принципе, всегда был очень подвижным львенком, гиперактивным даже, а сейчас его нервы и вовсе были натянуты в тугую струну, угрожающую с треском лопнуть от любого малейшего шороха. А тут еще ребята, будто назло, исподтишка пугали его своим внезапным появлением, один за другим!

С другой стороны... рядом с ними, Трезо всегда чувствовал себя гораздо спокойнее и увереннее в себе. Просто потому, что очень сильно привык к их присутствию рядом, ведь они с Хастом и Сотой никогда не расставались дольше чем на несколько минут. Не то, что с Сурмутом, хах... К слову о птичках.

Он не мог снова нас бросить, — на удивление быстро угомонившись, тихо похныкал Трезо из-за тощего бочка Хасталика... чтобы уже в следующий миг бодро перемахнуть через него и встать поближе к Соте, глядя на того своими большими блеклыми глазами, тускло светящимися в темноте. — Ведь не мог же? — вопрос, в общем-то, был риторическим, но Трезо страшно хотелось, чтобы братьям хором опровергли его слова. Но нет... Не опровергли, увы. Так неужели Сурми и вправду просто взял и ушел...? Опять? Когда он уже прекратит так делать, — тихим, едва различимым тоном пробормотал Трезо себе под нос, на автомате двинувшись следом за их новым, эээ... лидером? Сота очень даже решительно взял на себя всю инициативу, ну а легкомысленный и ведомый Трезо моментально увязался ему на хвост, как-то даже не задумываясь над тем, стоило ли им вообще так просто уходить куда-либо, да еще и не спросив у взрослых. Ему самому ужасно хотелось, чтобы Сурмут поскорее нашелся... Так почему бы, действительно, не поискать его самим, всей компанией, пока Морох и те новенькие львицы мирно дрыхли в глубине зарослей? Правда, кое-что из сказанного Войны все же заставило его немного притормозить... А затем с растущим недоумением впериться взглядом в мохнатый затылок Соты, не в силах сдержать рвущийся наружу вопрос.

Погоди... А почему ты считаешь, что отцу нет до нас дела? Он сам сказал это тебе?? — это действительно было очень важно для Трезо. Сами подумаете, ведь Морох был их единственным кормильцем и защитником, той самой надежной родительской фигурой, что обязательно должна присутствовать в жизни каждого малыша. И каким бы отвратительным не был его характер, Трезо был готов принять и такого, извечно хмурого, неласкового папашу — лишь бы только считать себя нужным и любимым. И если Морох говорил такие жестокие вещи... если ему в самом деле было на них плевать... Трезо обязательно нужно было это узнать.


>>> Река в пустыне (?)

+4

33

- Ах! - только и сумела выдохнуть Теффи на столь неожиданный (o`rly?) ответ самца, вся аж затрепетав от предвкушения очередной близости. Хотя львица изрядно устала и разомлела на теплом белом песочке, она была совершенно не против повторить. Кажется, и сестра тоже, ибо уже в следующее мгновение Бастет весело прихватила их черногривого патрона за ухо, тем самым спровоцировав того на шаловливую возню в духе маленьких котят. Беспомощно взмахнув в воздухе лапами, блондинка с кряхтением скатилась с массивной туши Мороха, едва ли не клюнув носом берег. -  Ну, Мори, как тебе не стыдно?! Только прическу испортил! - демонстративно поскрябав когтями по своим топорщившимся вихрам, Теффи озорно взглянула на льва. Она всегда была готова как следует поразвлечься, поэтому с явной охотой включилась в разгорающееся веселье. Иногда ведь так здорово почувствовать себя беззаботным львенком, не так ли, дорогой?

И, надо сказать, у Мороха это весьма недурно получалось, что было довольно удивительно для его грозной хмурой морды, которая в принципе не располагала о всяким там глупым забавам, кроме одной, самой первобытной и естественной для всех животных. Не удержавшись от блудливой ухмылки,Теф на миг замерла, с особым смаком начав прогонять по памяти все подробности своего первого акта соития… да так и опрокинулась на спину, позорно прошляпив момент захвата в мускулистые тиски Мора. Вот же гривастый негодник, застал все-таки врасплох!

Кое-как выскользнув из-под чужого корпуса, блондинка с якобы грозным рыком набросилась на круп черногривого, дабы тот прекратил, наконец, увлеченно мусолить Бастет. За что и получила - легкий, но довольно чувствительный шлепок по своей округлой заднице, отчего Теффи аж вся съежилась, под отрывистый гогот собственной сестры. - Ты вот так, значит?! Тогда на тебе! - весело воскликнула охотница, целясь в теперь уже в саму Баст. Тут же их разом подмял под себя Морох… потом Бастет вроде кого-то хряпнула за загривок, а Теффи - лягнула передней лапой… да и как-то ее невольно отбросило в сторону, оставив льва наедине со второй близняшкой.

И вот оно. Снова.

Не прекращая бесстыдно пялиться на совокупляющихся львов, Тефнут вдруг поймала себя на мысли, что сейчас ее трясет от желания куда сильнее, чем в прошлый раз. Зуд в паху становился совсем уже непереносимым, даже болезненным, отчего самка едва сдерживалась, то и дело изгибая спину и полируя языком свои резко пересохшие губы. Когда же, наконец, настала ее очередь, львица тотчас же приняла соответствующую позу, готовно оттопырив зад и задрав свой хвост. Ах… Да, дорогой, еще, еще… Второе соитие оказалось куда сладострастней и приятней, никакой разрывающей рези она не ощутила, хотя член Мороха по-прежнему проникал в каждую клеточку девичьего лона, заполняя ее всю своей небрежной мужской силой. Да, теперь Теффи могла с уверенностью утверждать, что ей нравится секс в полном смысле этого слова, и она не зря так стремилась познать сие таинство продолжения рода. Порванная на усталые части очередным оргазмом, самка утомленно распласталась на берегу, не в силах даже приподнять голову и благодарно оглянуться на своего потрясающего господина. Однако Мороху, как оказалось, все еще было мало, ибо он вновь голодно набросился на вторую охотницу. Лениво приоткрыв один глаз, Теффи сложила себе на грудь обе лапы и медленно потерлась спиной о шероховатую землю, чувствуя себя бесконечно счастливой. Ее внутреннее чутье подсказывало, что недолго ей вот так вот разнеженно хрустеть песком, да только она совершенно не была против очередного повторения банкета. А потом опять и опять… и еще, и снова… и так до тех пор, пока блондинистая львица в принципе потеряла все ориентиры времени и пространства, напрочь перестав чувствовать собственное тело. Только сплошная череда бесконечного удовольствия, нынче свободного от всякого стеснения. Мор не просто удовлетворил Теффи, он ее словно размазал вдоль берега, не оставив в нутре самки ни единого живого места. Тем не менее, охотница все ж нашла в себе силы, чтобы подняться на лапы и, слегка пошатываясь при ходьбе точно пьяная, кое-как дотащиться до воды. “Может быть, искупаться?" - заторможенно подумала Тефнут, бросив мутный взгляд в собственное отражение. По правде говоря, было бы неплохо, но… все, на что хватило блондинку, это ленивое, довольно продолжительное лакание вкусной, прохладной водички, которая здорово освежала напрочь выжженную пасть хищницы. Вдоволь напившись, светлошкурая самка развернулась обратно и, доплетясь до Мороха, рухнула рядом с ним, уронив голову на его мощную волосатую лапу. Только спать… желательно всю жизнь.

>>>Персонаж спит<<<

+3

34

Хасталик молча наблюдал за маленькой истерикой, которую устроил Трезо, при его появлении. Казалось бы, плеск от его водных процедур, да шаркающая походка должны были послужить достаточным предупреждением, но ладно. В следующий раз постарается топать погромче.

“Хотя это вряд ли поможет,” подумал он медленно провожая взглядом брата, нырнувшего к нему за спину, и повернулся в ответ на ворчания Соты. С места, однако, не сдвинулся, позволяя Трезо и дальше прятаться сколько ему надо за своей тощей задницей.

— Ты не знаешь, где Сурми? — вместо ответа на старческое брюзжание младшего брата, спросил Хасталик. Увы, Сота располагал той же информацией, что и все они. Подросток нахмурился, понимая из уже имевшегося у них печального опыта, что Сурмут, по всей видимости, опять отчалил в неизвестном направлении. Который это уже раз? Третий? Неужели ему так скучно или неприятно быть рядом с собственными братьями? Не из-за отца же он ушел, он и до его появления пропадал. Хасталик принялся судорожно перебирать в памяти последние часы, проведенные в обществе старшего брата, надеясь, что в памяти всплывет какая-нибудь зацепка, но ничего из последних слов или действий Сурмута не отвечало, даже не намекало на его нынешнее местоположение. Как всегда, впрочем.

— Он не мог снова нас бросить,— прохныкал Трезо, вылезая из-за своего сомнительного укрытия.

Ответ “конечно, нет” комом встал поперек горла подростка. Вместо этого он лишь уткнулся взглядом себе под лапы, где в прохладном песке мерно копошилась крыса. Ему хотелось бы думать, верить, что Сурмут их не бросил. Он ведь всегда возвращался до сих пор! Может и теперь вернется, нагуляется себе и снова найдет их, снова будет со свойственным ему равнодушием наблюдать за радостью братьев от его возвращения и их злостью, что он вообще покинул их.

А потом опять уйдет. Наверняка. Если уже трижды уходил, с чего ему оставаться с ними? Сколько раз нужно утыкаться мордой в одну и ту же навозную кучу, чтобы понять, что Сурмуту все равно? Хаст нервно тряхнул головой.

Нет. Не может такого быть. И вообще, может его нет, потому что он в беду попал! Они же посреди пустыни, что угодно могло случиться. Нужно попытаться его найти. Вот только как?

(Подросток старательно игнорировал мерзкий шепоток у себя в голове, который напоминал ему, что Сурмут уже один раз прекрасно прожил себе в пустыне в полном одиночестве.)

Слова Соты развеяли окутавшую Хасталика пелену размышлизмов. Младший брат пришел, наверное, к тем же выводам, что и Хаст, ну или по крайней мере к тому же плану действий. Подросток кивнул, но его ответ достался уже повернутой к его морде бурой заднице. Он осоловело проморгался и последовал за Сотой. Пасюк, недовольно пискнув, поскакал за своим хозяином, держась у него под пузом, подальше от острых когтей. Не хватало, чтобы его еще раздавили тут.

Трезо первым озвучил недоумение охватившее их из-за слов Соты.

Хасталик еще не очень понимал как он относится к новоявленному “отцу”. Хотя, уже, наверное, не такому новоявленному, все-таки сколько времени в пустыне провели. Но именно это и не стыковалось в его понимании со словами Соты. Если бы Мороху было на них плевать, то на кой ляд бы он вообще потащил их с собой? Какую-никакую, грубую, суровую, но заботу он, вроде как проявлял. Так к чему же были эти слова?

——-→>> За братьями (Река в пустыне?)

+3

35

Было так странно: быть самым младшим и в то же время...самым старшим? Ведущим. Главным. Не просто братом среди равных, а понимать, что несёшь за них ответственность? Как самый сильный.

Сколько бы Сота не скрипел клыками в адрес дражайшего "папочки", но в чём-то тот был прав. Без его помощи (под "его" Сота в равной степени имел в виду и себя, и Мороха) Хаст и Трезо вряд ли выживут сами. Несмотря на то, что они уже не котята, но сил им явно не хватало. Самостоятельности, может, и вдоволь, но постоять за себя они, наверно, всё-таки не смогут. Им нужен кто-то сильный рядом, кто-то, способный защитить от внезапной опасности.

Соте пришлось стать этим "сильным". Ведь Мороху он не был готов доверять, а уж после всего разговора на вершине скал и вовсе... ещё больше не доверял. Морох был, очевидно, намного умнее Соты, опытнее, знал, куда надавить и что сделать, чтобы Сота ещё и виноватым себя почувствовал. Хотелось побыстрее уйти от этого влияния.

Он сказал, что если я не буду ему подчиняться, он бросит вас одних в пустыне. Ему плевать, что мы чувствуем, он даже не помнит, как звали маму. Пока мы, или лично я, ему полезен — он будет нас учить, защищать, кормить... В общем, делать вид, что ему не всё равно.

Сота с каждым словом становился всё мрачнее, как будто на его плечи буквально давил груз ответственности за жизнь братьев. О своей он особо не думал — выживет, выберется. А вот их бросить нельзя, ни за что нельзя, никогда. Он лучше, чем Морох.

Вообще куда идти, Сота не представлял и близко. Наверно, стоило искать какой-то ориентир, который бы мог ночью привлечь Сурмута.

Но ничего рядом не было. Вообще. Ну, или Сота просто не запомнил. Как будто что-то было, а вроде и нет...

Голову нещадно пекло, становилось всё жарче. Сота искренне обзавидовался Трезо с его белой шкурой и отсутствием мяса на костях, вот уж кому наверняка жара ни по чём.

Туда, — махнул он головой куда-то, где возвышалось что-то, похожее на другую скалу. Или скалы? Они оттуда же пришли? Наверно. От Сурмута не осталось ни следов, ни запаха, ни-че-го.

А за "ничего" идти сложно.

—> Река в пустыне.

+4

36

Да, попался... Или... попалась она?
Баст с готовностью разжала клыки, выпуская взлохмаченное ухо самца и послушно опрокидываясь на спину. О, их покорность была обманчивой... обе львицы только и ждали от Мороха продолжения активных действий, и, хвала Айхею, он не заставил себя ждать. Зеленоглазая с удовольствием зажмурилась, предвкушая все то, о чем лев так бесстыже сообщил. Почему-то его грубые слова привели ее в дикий восторг: прежде она решалась произносить подобные слова разве только про себя, ни в коем случае не вслух! Заливисто хохотнув, она дурашливо пихнула сестру, которая как раз делано возмущалась по поводу попорченной прически.
— Давай, скажи, что ты заботишься о прическе! — лапа Бастет прошлась аккурат по макушке сестры, вновь растрепав демонстративно прилизанную челку; получив в ответ лапой, самка округлила глаза и рот в наигранном возмущении, барахтаясь и пытаясь вывернуться из тяжелых лап Мороха, чтобы снова дотянуться до сестры.

В каком-то смысле ей это удалось. По крайней мере, еще пару минут все трое самозабвенно дурачились, шлепая друг друга лапами куда придется; правда, Морох едва ли замечал их слабые шлепки, зато его лапы раз за разом валили наземь то одну, то другую львицу, так что в конце концов запыхавшаяся и уставшая от возни Баст тряпочкой распласталась на песке.
Самец немедля воспользовался этим, и на сей раз ощущения были совершенно другими... Расслабившаяся, привыкшая к телу самца львица принимала его с благодарностью и удовольствием, уже не замирая от резкой непривычной боли, а лишь рыча от восторга и переполнявшей все ее существо радости. Правда, ей все равно было мало... она заурчала и перевернулась на спину, обтираясь лопатками о песок, когда Морох, отпустив ее, немедля принялся за сестру; облизывая пересохшие от страсти губы, Баст в предвкушении нового соития тянула шаловливые лапы в сторону самца, делая вид, что ужасно ревнует, когтя воздух и шлепая себя по бокам напряженным хвостом.
И лев полностью оправдал их ожидания! Снова и снова он набрасывался на сестер, подминая под себя то одну, то вторую, так что им оставалось только вовремя поворачиваться и подставлять ему откляченные в нетерпеливом ожидании задницы;  в конце концов львица почувствовала себя настолько удовлетворенной и уставшей, что, к стыду своему, готова была заснуть прямо здесь и сейчас, буквально под самцом.

Все трое устали. Безумно устали. Львица приподняла голову, сонно следя за передвижениями сестры; та устало тащилась к воде, чтобы освежиться, но сил Бастет на это уже не хватало. Она еще успела вывернуться из-под засыпающего льва, вяло попихав его лапой и не встретив ровно никакого сопротивления. Затем, вытянувшись во всю длину, самка блаженно задремала, ощущая на спине тяжесть и жар лохматой львиной головы; сквозь сон она услышала, как рядом возится, устраиваясь поудобнее, Теффи, но сил хватило лишь на то, чтобы негромко и ласково замурлыкать, проваливаясь в сон.

* * *

Наверно, прошла целая вечность. Ну, или несколько часов. Пару раз Баст приоткрывала глаза, но, убеждаясь, что все вокруг спокойно, засыпала снова. Проснувшись в очередной раз, она сонно заморгала, приподнимаясь на локтях; солнце было довольно высоко, хотя вся спящая компания пока что была в тени широколиственных пальмовых крон.
Во сне львица перевернулась, так что голова Мороха сползла с нее и теперь покоилась на одной из его могучих передних лап. Лев мирно и беззаботно сопел, рядом с ним уютно устроилась Теффи, и ее светлая шкурка приятно контрастировала с более темным и насыщенным тоном шерсти самца. Мотая головой, Баст медленно поднялась на лапы, несколько секунд полюбовалась представшей перед ней умилительной картиной, а затем решительно двинулась в сторону воды.
Она хотела напиться еще тогда, перед сном, но у нее совершенно не было сил. Теперь она об этом пожалела. Горло и язык будто распухли, а губы были сухими и потрескавшимися. Давненько она так славно не веселилась — а теперь, кажется, ее настигло неизбежное возмездие за нехитрые жизненные радости. Ощущение, будто забродивших фруктов перебрала... Самка побрела по мелководью, глубже и глубже, пока не зашла в воду по плечи, а там решительно окунулась в воду вся целиком, молча и сосредоточенно сопя. Если бы Морох наблюдал за ней, она не преминула бы жеманно поежиться, а потом хорошенько повизжать, делая вид, что остывшая за ночь вода слишком холодна для ее нежной шкурки... Но лев продолжал безмятежно спать, и выделываться было не перед кем. Потому львица молча напилась, глотая воду так жадно, большими глотками, будто не видела озеро по меньшей мере неделю.

Ей сразу стало легче. Выбежав на песок и предусмотрительно встряхнувшись подальше от спящей парочки, Бастет взглянула на мир совсем по-другому, бодро и весело. Жизнь воистину была прекрасна! У них с сестрой был прекрасный сильный самец — и целый личный оазис впридачу! Надо сказать, планы Баст не отличались особой изобретательностью, и дальше планов на крутого мужика и крепкое потомство она не заходила. Куда уж ей мечтать о других территориях или великих завоеваниях. Об этом есть кому подумать, а ей было достаточно и того, что есть, перед кем повертеть жопой.
Немного побродив в одиночестве, львица окончательно привела себя в порядок, более-менее просохла, а также проголодалась и заскучала. Надо сказать, она напрочь забыла о том, что с Морохом были его детишки: не напоминают о себе, да и ладно. Сборище грязных тощих львят ничуть ее не радовало... да и вообще, будет лучше, если их просто не будет. Тогда их с Теффи детям достанется все внимание, все плюшки и преимущества!
О чем бишь мы?.. Ах да, проголодалась. От добытой на прошлой охоте газели давно уже остались рожки да ножки, а в оазисе тем временем ловить было нечего. Конечно, если вы не ящерица и не удовольствуетесь насекомыми. Если какие-то животные и приходили сюда на водопой, то теперь львиное рычание и возня наверняка их отпугнули. Бастет глуповато хихикнула, снова вспоминая события ночи, и решительно полезла на полуразрушенную стену, выбрав участок, где каменная кладка частично обвалилась, образовав подобие ступеней, позволявших забраться на самый гребень.

Вид раскинувшейся вокруг крепости пустыни не радовал глаз разнообразием. Хотя Баст обычно легкомысленно махала лапой на трудности охоты в пустошах, сейчас, прогуливаясь по стене, она немного приуныла, впервые обнаружив, что ее совершенно не радует этот унылый пейзаж. Ни одной антилопы, ни даже газели, не говоря уж о зебрах! Значит, придется тащиться к реке — все животные, переходящие через пустыню, стараются держаться ее течения. Или, может быть, пойти севернее, на пустоши?
Но сначала, конечно, нужно будет дождаться, пока проснется их господин и повелитель. А может быть, не стоит ждать? растолкать мирно посапывающую Теффи и сбегать на охоту прямо сейчас, по-быстрому, пока Морох продолжает спать? Удивить его свежей добычей, когда он проснется? Баст, конечно, была глуповата, но не до такой степени, чтобы надеяться, чтобы затеянная "по-быстрому" охота увенчалась успехом. Кому, как не ей, знать, что обычно бывает с точностью до наоборот. Животные будут или далеко, или заметят хищников слишком быстро... словом, случится что-нибудь, что заставит охотниц вернуться домой разочарованными, с пустыми лапами и животами.

Наблюдая за пейзажем (Баст развлекала себя, воображая, что в одиночку охраняет оазис и спящих в нем львов от всех опасностей пустыни), светлошкурая быстро подметила небольшого зверька, спешащего в направлении крепости. Это был... львица машинально пригнулась, распластавшись по каменной кладке, щуря глаза на солнце... вроде бы, это был какой-то травоядный зверек, вроде зайца или дамана, или как их там называют.
Или нет, постойте-ка. Львица перебежала по стене, продолжая всматриваться. Кажется, это был павиан. Или бабуин. Черт их разберет! Обезьяна, короче, и молодая, совсем еще детеныш. Должно быть, отбилась от своих — очень удачно, а тут как раз есть желающие полакомиться свежим мясом.

И хотя Бастет рисовала в своем воображении, как она слетает вниз прямо на ничего не подозревающую добычу одним головокружительным прыжком — да-да, прямо с гребня стены! — ее мозгов все же хватило на то, чтобы понять: у нее есть все шансы ошибиться и переломать себе лапы. Стена не так чтобы очень высока, но... нет, лучше не рисковать, тем более, что этот прыжок все равно никто не увидит. А потому львица поспешно спустилась со стены, тем более, что обезьяна явно спешила сюда, в оазис, под защиту тени, щедро отбрасываемой местными растениями.
Наверно, это был чертовски неприятный сюрприз, когда навстречу запыхавшемуся зверьку вместо желанной прохлады выскользнула навстречу, распахивая когтистые объятия, оскалившаяся львица! Баст упивалась своей удачливостью. Она ничуть не сомневалась, что сможет догнать свою жертву: в конце концов, обезьяна совсем еще молода, да еще устала после беготни по песку. Несмотря на то, что бабуин (а это был именно бабуин) сумел ловко увернуться от ее первой атаки, бежал он куда медленнее. Сообрази он нырнуть под защиту каменных стен — и пальмы стали бы для него спасением; но сейчас он убегал обратно в пустыню, и спрятаться там было негде. Львица бежала за ним даже не особенно торопясь, отгоняя подальше от оазиса и собираясь с силами для нового рывка.

И вдруг — она даже остановилась на бегу, затормозив резко, растопырив лапы и лишь чудом сохранив равновесие, — сверху на обезьяну спикировала крупная темная птица; львице оставалось сделать лишь пару прыжков, а потому она отчетливо разглядела красные лапы и огромные черные когти хищника, которыми он вцепился в спину отчаянно закричавшего бабуина.
Ну нет! Первое оцепенение быстро прошло, и Бастет рванулась в бой. Она не упустит свою добычу, и уж тем более не отдаст ее какой-то пташке! Бабуин, к счастью, был слишком крупной добычей для орла, и, подскочив, львица замахнулась когтистой лапой, заставляя орла выпустить свою добычу и поспешно взмыть в воздух.
— Моё! — гневно зарычала самка, вздергивая морду и щурясь от бившего прямо в глаза потока воздуха от крыльев птицы.
— Дура! Лови его! — клекотнул в ответ орел, с легкостью взмывая выше.
Бастет зыркнула по сторонам. Вот черт! Бабуин, роняя крупные капли крови, со всей возможной скоростью улепетывал под защиту стены. Львица рванулась следом, досадливо шипя, настигла, ударом лапы сбила животное на землю, навалилась сверху, схватив клыками неаккуратно и грубо — за морду и горло сразу. Впрочем, ее это не сильно волновало; на эмоциях она тряхнула бабуина как терьер крысу, так что, когда она бросила его наземь, он был уже мертв.

— Сам дурак, — спустя несколько секунд, обернувшись, обиженно заурчала львица, поднимая морду к небу.
Орел клекотнул в ответ, что вполне можно было расценить как презрительное фырканье. Он благоразумно держался подальше от львиных когтей, а потому, приземлившись на выступ стены, склонил голову, разглядывая устроившуюся внизу львицу с ее добычей то одним, то другим глазом.
— Ты не поймала бы его без моей помощи, — наконец, заговорил он, нервно переступив с лапы на лапу; кажется, ему было отчаянно жаль упускать шанс пообедать.
— Ну конечно, — медовым голосом промурлыкала Бастет, борясь с искушением впиться в свежатину прямо сейчас. Поднявшись, она решительно ухватила тушку, оказавшуюся совсем легкой — едва ли она накормит всех троих львов, но на пару укусов ее вполне хватит, — и двинулась в сторону входа в крепость. Там уже слышались львиные голоса, так что светлошкурая прибавила шагу, радуясь своей удачливости.
Ладно, ну может быть орел самую малость помог. По крайней мере, избавил от долгой беготни по песку. Шум крыльев не удалялся; макушку овеяло ветерком, что означало, что птица следует за ней.
— Ладно, — сквозь зубы, стараясь не уронить добычу, неразборчиво пробурчала самка, — может, оставлю тебе кусочек.

Прибавив шагу, она воодушевленно понеслась к озеру. Глаза ее блестели восторгом — Бастет была довольна собой как никогда.

фамильяр введен в игру

+3

37

Если кто-то из сладко дрыхнувших рядом с ним сестер еще просыпался время от времени, обводя берег донельзя сонным, ни на чем толком не фокусирующимся взглядом, то Морох так ни разу и не открыл глаз, заснув так безмятежно и крепко, как уже очень давно не засыпал. Возможно, именно поэтому, очнувшись уже где-то в районе полудня, лев чувствовал себя полностью выспавшимся... На удивление бодрым, полным энергии и невесть откуда взявшихся у него сил — как будто это и не он вовсе куролесил накануне ночью, раз за разом страстно заваливая на песок то одну, то вторую близняшку.

К слову о птичках...

Широко, раскатисто зевнув аж на всю округу (король проснулся! король оазиса, ага), Мор эдак настороженно покосился на одно пустующее местечко рядом с собой, гадая, куда могла бы подеваться его горячо любимая женушка. Которая уж из них двоих... Не сочтите Мороха редкостным мудаком и козлиной, вот уже который по счету день не способным запомнить имен своих же львиц, но у вас когда-нибудь были настолько похожие друг на друга знакомые в окружении? Такие, что отличались бы друг от друга лишь носами да цветом глаз! Между прочим, сейчас Мори уже более-менее научился обращать внимания на такие, казалось бы, совершенно не существенные мелочи, хотя еще пару месяцев тому назад даже не подумал бы напрягать мозги на эту тему. Серьезный, мать его, прогресс. Вот и сейчас, присмотревшись как следует к мирно сопящей у него под боком красотке, самец без особого труда распознал в ней Тефнут — интересно, все-таки, где же сейчас была ее ушлая сестрица? Должно быть, отошла куда-то вглубь зарослей, по своим личным делам... Вряд ли ей захотелось бы выходить за пределы крепости, в такое-то пекло. Мор эдак оценивающе покосился на ярко-голубой клочок неба, едва видневшегося сквозь раскидистые пальмовые кроны, определяя, как долго он спал и который сейчас вообще "час" в львином представлении, попутно глубоко втянув носом оставшийся после Баст запах. Тот казался еще совсем свежим, и это окончательно успокоило сдержанную тревогу Мороха, равно как и тоненькая цепочка чужих следов на песке, оставленных вместо поясняющей записки. Мол, я тут в магазин решила сходить, купить нам молока и яиц на завтрак, скоро буду, дорогой! Аккуратно поднявшись со своего места, еще разок придирчиво пробежавшись взглядом по взрыхленному когтистыми лапами Бастет песку, определяя, в какую сторону она пошла, Мори сам ленивой, чутка шаркающей походкой приблизился к воде и от души напился, восполняя драгоценные запасы влаги в организме. Учитывая, как много он ее, кхм, потратил ночью на своих львиц...

Но, вообще-то, он был совсем не против продолжения. Жаль только, что Баст ушла — придется, как видимо, справлять без нее. Ну, ничего страшного, ее он тоже "порадует" по возвращению.

Налакавшись вволю из уже чутка прогревшегося на солнце озерка, Мор все также плавно развернулся обратно к Тефнут, издали рассматривая ее плавный, разнежено вытянувшийся во всю длину силуэт, оценивая соблазнительные изгибы чужого тела. Неслышно подойдя к мирно спящей перед ним самке, Морох еще какое-то время молча любовался своей подругой... а затем уверенно склонил голову вниз, нарочито неспешно пройдясь языком по ее слегка изжеванному его же собственными клыками загривку. Он так крепко и жадно хватал ее челюстями накануне, что аж оставил после себя внушительных размеров ссадины и кровоподтеки... Тяжело было представить, что сейчас творилось в лоне охотницы, порядочно измученном его безостановочными вторжениями, и так уж ли ей хотелось возобновлять их страстные сексуальные "игрища", но Мор даже спрашивать не стал. Вместо этого, он продолжал настойчиво вылизывать и ласкать свою партнершу, медленно, но верно выводя ее из сладкого забытья, а затем, не дожидаясь, пока она толком проснется, уже решительно пристроился сверху, окончательно разбудив львицу своим жарким, наглым проникновением. Опять.

С другой стороны, в этот раз Теффи смогла вдоволь насладиться его полным и безоговорочным вниманием к своей голубоглазой персоне, безо всякого там периодического отвлечения на столь же голодную, полную любовного томления Баст. А, надо сказать, внимания было ох как много! Морох, наверное, три или четыре раза взбирался на свою дрожащую не то от восторга, не то от банального переутомления (затр*хали вы ее, простите) самку, покуда где-то вдали не раздался шумный топоток чужих лап — это вторая львица на всех парах возвращалась к озеру, гордо таща в зубах чье-то безвольно трепыхающееся на бегу тельце... Какую-то дохлую обезьяну, не то найденную, не то убитую ею где-то в окрестностях. И где только раздобыла! Морох с Тефнут, в тот момент взявшие очередную короткую передышку, синхронно повернули морды навстречу гордой добытчице завтрака... и почти одновременно вскочили с песка, заметив безмолвно несущегося по пятам львицы орла — большого такого, с подозрительно лысой рожей, ну точь-в-точь как у падальщика! Прежде, чем Бастет успела предупредить своих товарищей, чтобы они не трогали эту странную птицу (правильно, пасть-то была занята!), Мор уже сорвался с места и длинным прыжком сократил оставшееся между ними расстояние, молчаливо замахнувшись на наглеца своей тяжелой когтистой лапой. Защитнег, хр*н ли.

+4

38

Плотно прижавшись хребтом к чьему-то теплому боку, Тефнут дрыхла богатырским сном отработавшего в забое шахтера, когда не только пушкой - танковой дивизией, блин, не добудиться! То, что произошло вечером накануне, постепенно перетекшего в какую-то неистовую оргию, мало походило на заветный этап окончательного взросления юной блондинки. Конечно, Морох сделал свое грязное мужское дело, благополучно лишив ту девственности, однако благодаря его напору и сексуальной жадности, уже за одну только ночь Теффи пришлось познать самца столько раз, сколько иным и за всю жизнь не удавалось. Надо сказать, голубоглазая охотница даже удивилась собственному желанию и отдаче, всякий раз покорно отклячивая свою аппетитную задницу, едва только истосковавшийся по бабам лев вновь переворачивал ее на позицию. Не только потому, что ее черногривый покровитель требовал беспрекословного подчинения грубой силе, а еще и затем, что она сама буквально сгорала в головокружительном водовороте звериной похоти, даже несмотря на изрядную усталость уже после второго-третьего акта совокупления.

Словом, Теффи была абсолютно счастлива, наверное, впервые за столь долгое время. Провалившись в бездну забвения, самка даже не сразу ощутила, что ее всклоченный загривок вновь кто-то мусолит, старательно затирая покусы обильной слюной. Вкрай размякший мозг бастовал и отказывался соображать, однако тело блондинки вдруг само собой дернулось и зашлось мелкой дрожью, после чего стало лениво извиваться под утренней лаской Мороха. Не открывая глаз, Тефнут издала приглушенное урчание, которое становилось только громче и нетерпеливей, с каждым всполохом шершавого языка бродяги на своей песочной шкуре. В паху тотчас вспыхнуло уже ставшее привычным томление, жгучая жажда скорой развязки, хотя мышцы девичьей промежности все еще пребывали в болезненно одеревеневшем состоянии, словно после нескольких дней безостановочной скачки. “О да, дорогой мой, Мори, конечно,” - гулким эхом откликнулось в заторможенном мозгу охотницы, когда она, слегка уперевшись на локтях, блаженно всхрапнула и приподняла к небу голову, оттопыривая свой хвост навстречу черногривому разбойнику. Удачно, конечно, что они с Баст как-то негласно решили разделить одного большого мужчину на двоих, без всех этих ревностных подсчетов, кому сегодня досталась бОльшая порция. Возможно, вторая охотница уже получила свое и теперь валяется где-то в отдалении, довольно сверкая блестящими глазами. Повезло им друг с другом, ух повезло…

И все-таки Теффи не могла не отметить про себя, что на этот раз совокупление было более неторопливым, что ли, чем накануне, даже любовней… Блондинка пока не видела отсутствие Бастет и, разумеется, не могла подумать, что на этот раз все удовольствие сосредоточилось лишь для нее, одной. Глухо рыкнув от накатившей волны оргазма, самка приоткрыла глаза, после чего, игриво перевернувшись на спину, улыбнулась тяжело дышащему Мороху. - Доброе утро, дорогой… Сладко ли тебе спалось? - и она удовлетворенно облизнулась, легонько шлепнув хвостом по тяжелым лапам самца. Первые несколько мгновений охотница щурилась на то и дело выглядывающем солнце, затем лениво вскинула лапу, пытаясь поймать пролетающую мимо бабочку. Вставать совершенно не хотелось, хотя пустой желудок ненавязчиво начал требовать какого-никакого завтрака, да и новоявленному хозяину их мини-гарема тоже неплохо было бы утолить свой голод. Давно же ведь не жрал, только тр*хался, простите. - Наверное, Баст ушла на охоту, - с надеждой предположила светлошкурая самка, потеревшись лопатками о песок. - Скоро придет, значит.

Вероятно, стоило бы отправиться на поиски сестры, однако Теффи и не думала предлагать бродяге такую глупую идею. Зачем? Бастет прекрасная охотница, да и вряд ли успела далеко уйти так далеко в пустыню, что даже рыка не будет слышно в случае чего. Вот вернется зеленоглазая, и уж тогда можно будет сообразить настоящий гон какой-нибудь отсталой добычи, пусть и совершенно не крупной. Ничего, им хватит… даже для непутевой троицы детишек Мороха, будь они неладны. Разумеется, Тефнут прекрасно понимала, что ее черногривый альфач вряд ли окажется доволен, если она будет открыто фыркать в сторону его отпрысков. Его дети - это его дети, и если самка действительно собиралась какое-то время жить с Мором, ей придется спрятать свое “фе” глубоко-глубоко, в район серого вещества. Ну ничего, это ненадолго.

И, чтобы наверняка закрепить свой женский успех, Теффи всем своим расслабленным и откровенно зазывающим поведением спровоцировала очередную дозу секса… потом еще одного и еще… блондинка даже не могла представить, насколько еще может хватить ее выносливости, которая, к слову, и так уже была где-то на исходе вопреки ее неожиданной ненасытности. Окончательно потерявшись во времени и пространстве, она лишь вяло шевельнула округлым ухом, когда Морох, наконец отвлекся, заслышав шаги вернувшейся к ним Бастет. - Сестра-а-а-а-а-а-а, - с развратной ухмылкой протянула она, вновь лениво переворачиваясь на спину и ерзая по разрыхленному песку лопатками. Заметив странного спутника с сестрой, львица все-таки соизволила подняться на лапы и,  вперив в нее свой голодный взгляд, смачно облизнулась. - Ты принесла нам поесть?

Отредактировано Теффи (8 Июл 2020 00:41:03)

+4

39

Ну конечно же, они не спали! Легкой походкой самка вступила под сень раскидистых пальм, что в изобилии росли внутри каменного кольца. Уже издалека, потянув носом, она ревниво вытянула шею, приплясывая на ходу. Ишь, не дождались ее, предались своим развлечениям. А ведь она, Баст, занималась важным делом, добывала для них еду!
Впрочем, львица не в силах была ревновать — просто потому, что сестра была неотъемлемой частью ее жизни, и для нее не было жалко ничего... даже внимания Мороха. Тем более, что она прекрасно знала: уж его-то хватит на всех. Отмытый, причесанный, откормившийся благодаря усердию близняшек самец ничуть не напоминал того замученного хромого оборванца, который когда-то встретился им в пустыне. Да, он был огромным и наводящим на врагов ужас... но все же оборванцем. Сейчас, глядя на него, Баст чувствовала, как сердце сладко замирает в предвкушении, когда он обратит на нее свое внимание.

— Принесла! — чуть невнятно из-за того, что в пасти болталась тушка бабуина, гордо крикнула львица, прибавляя шагу.
Морох смотрел хищно и требовательно, и его, конечно, требовалось накормить в первую очередь... но Бастет и представить себе не могла, что он бросится на нее столь стремительно!.. Она даже не сразу поняла, что его удар нацелен не на нее, а мимо; сперва боязливо сжалась, вообразив вдруг, что сделала что-то не так, и уже спустя секунду, осознав, что его гнев направлен на сопровождавшего ее орла, с облегчением выдохнула и расслабилась.
Обернувшись и выронив тушку на песок, светлошкурая заливисто расхохоталась, наблюдая за кульбитами орла, отчаянно пытавшегося избежать удара.
— Дорогой, не нужно! — окликнула она льва, — эта птица помогла мне добыть наш завтрак.

Признаться, ее порядком подмывало продолжить издеваться над орлом: в конце концов, это ведь всего лишь пернатая тварь, хоть она и оказалась полезной сегодня, но  уж очень грубо себя ведет: никакого уважения к львам. Баст, в отличие от Мороха, не видела в нем никакой особенной опасности. Выглядел он, конечно, весьма внушительно, но в то же время и смешно. Никогда раньше львица не видела таких ярко окрашенных хищников. Можно ее простить: она вообще не была любительницей глазеть по сторонам, и уж тем более — разглядывать всяких пташек. Так что ее познания ограничивались обычными саванными стервятниками, да еще парочкой птиц из самых распространенных.
Но в пустыне перебирать не приходится: кто знает, может, он поможет ей и завтра. К тому же, в душе львицы шевельнулась хоть какая-то благодарность к невольному помощнику. Да, пожалуй, пусть живет: заслужил.
И самое главное, он красивенький! Можно будет дать ему какое-нибудь милое имя. Например, Красавчик. Ну или... Красноперый. Отлично, ага.

— Милая, сегодня на завтрак свежий бабуин, — заботливо проворковала светлошкурая, отвлекаясь от орла, вспорхнувшего повыше, на самый гребень стены, и мигом забыв про него; вновь подхватив тушу, она эффектным жестом швырнула ее под лапы сестры, — вы, наверно, здорово проголодались?
Ласково боднув Теффи, Баст повернулась к Мороху, от души пройдясь мордой по всему его боку — от плеча и до бедра, извиваясь при этом так, что всем присутствующим было совершенно ясно, что уж она-то проголодалась сильнее всех, и при чем тут еда?.. Заговорщически улыбнувшись самцу, Бастет призывно вильнула задом, но на сей раз проявила небывалую мудрость. То бишь, отошла в сторонку и позволила мужику сначала спокойно пожрать.

Тушка, конечно, была совсем мала. Взрослого бабуина так запросто не одолеешь, и этой мелкотни едва хватило на несколько укусов; причем Баст едва ли проглотила пару кусочков — из желания угодить своему проголодавшемуся повелителю (а орел и вовсе перебьется). Не слишком умно; впрочем, кого это удивляет. Сама львица ничуть не переживала по этому поводу — они с сестрой всегда могут раздобыть еще еды.
Брезгливо отбросив в сторону клочок шкурки, застрявший меж зубов, она обернулась к сестре. Счастье еще, что эти дармоеды, Мороховы отпрыски, не показывались поблизости. Должно быть, они занимались... чем там обычно занимаются детишки их возраста?.. Да и неважно, а то ведь тоже жрать запросят — поди их прокорми.
— Ну что, золотце, — нежно промурлыкала львица, обмахивая языком щеку сестры, чтобы снять с нее пару прилипших травинок, — готова поохотиться? Думаю, нам нужно что-нибудь покрупнее, чем эта мелкотня, которая попалась мне в лапы с утра.

+5

40

Само собой, загадочный краснорылый птах (орел, стервятник, да хоть колибри — какая к дьяволу разница?) предпочел не искать новых проблем на свою голову, а весьма живо уклонился от промелькнувших в воздухе когтей, сразу же поднявшись на безопасную высоту, а затем и вовсе устроился на ближайшем каменном нагромождении, угрюмо воззрившись на Мороха со своего вынужденного "насеста". Убедившись, что тот больше не пытается отобрать чужую добычу, лев насмешливо фыркнул ноздрями ему вслед и только тогда неспешно повернулся обратно к близняшкам, выслушивая запоздалые пояснения Бастет. Помог добыть завтрак, говоришь? Мор весьма скептично зыркнул на притащенный охотницей труп — не то мартышки, не то детеныша какой-то очень крупной обезьяны... бабуина, кажется. Он не очень хорошо в них разбирался. Догадку самца вскоре подтвердила сама Бастет, пригласившая сестру отведать свежего мяса. Задумчиво хмыкнув себе под нос — такой себе завтрак, скажем честно! но все-таки лучше, чем ничего, — Морох все также неспешно приблизился к женам, как обычно, слегка прихрамывая на переднюю лапу, но уже далеко не так сильно и заметно, как раньше. Похоже, что отдых пошел ему на пользу... и не только отдых, простите. Сейчас лев казался куда бодрее и спокойнее, чем раньше, и настроение у него явно было отличным: по-крайней мере, он даже не стал открыто издеваться над притащенным Баст огрызком полноценной трапезы, как частенько делал в былые времена, если кто-то из охотниц его старого прайда (в основном из числа родных сестер или давних знакомых Мороха) терпел сомнительную удачу на охоте. Во-первых, он стал старше и мудрее, во-вторых, жизнь отучила его ворочить нос даже от самых жалких крох еды и привила уважение к тяжелому труду охотниц.

И все-таки, этой мартышки было мало... ничтожно мало, будем честны —  но тут уж, понятное дело, не вина самой Бастет. Он сам решил временно перекантоваться в этом мелком, хиленьком оазисе посреди огромной и жаркой пустыни, где отродясь не было никаких крупных травоядных. Даже близость большой и полноводной реки не спасала ситуацию. Эта крепость, конечно, неплохо защищала их от испепеляющих лучей солнца и частых песчаных бурь, но это было лишь временное укрытие. Вынужденная остановка на пути к более плодородным, пригодным для жизни землям. Будь на то воля самого Мороха — он бы уже сегодня двинулся дальше, ведь его начальной целью было пересечь эту чертову пустыню и найти себе новое место для проживания, однако он был здесь не один. Он должен был заботиться о своем новом прайде... Возможно, стоило на какое-то время позабыть о гипотетических землях впереди и снова обратить внимание на то, что осталось позади?

Эта мысль заставила его серьезно призадуматься. Настолько глубоко, что он даже не стал по уже выработавшейся у него привычке опрокидывать сладко трущуюся о него Баст лапой на песок, а лишь сдержанно потерся о нее гривой в ответ и тут же молча улегся на брюхо возле мертвого бабуиненка... бабуиненыша... дохлой обезьяны, в общем, принявшись отрывать себе небольшой, но довольно нежный кусок мяса. Детеныш, что вы хотели! Увы, но этого хватало от силы на пару-тройку минут ленивой работы челюстями; большего Морох съедать не стал, почти сразу подпихнув лапой оставшуюся часть тушки в сторону не менее оголодавших подруг. Всем троим требовались силы для дальнейшего поиска добычи... Да, сейчас Мор в первую очередь думал о старших членах группы — что, как он сам понимал, было довольно жестоко по отношению к оставшимся без завтрака львятам. Но если они с двойняшками не подкрепятся перед грядущим выходом из Крепости, то у них банально не будет сил на охоту, и тогда уже ВСЯ их группа рисковала помереть с голоду.

Придется его сыновьям еще немного потерпеть, прежде, чем взрослые смогут нормально их накормить... Ну, на худой конец, погрызут оставшиеся с трапезы кости, а что еще было делать?

Доедайте все, что осталось, — заметив краем глаза, что Бастет поднялась со своего места, оставив некоторую часть мяса нетронутой, Мори тут же накрыл лапой распушенную кисточку ее хвоста, вынуждая львицу замереть на месте и вопросительно глянуть на своего "господина". — Мы выйдем на охоту втроем и постараемся добыть что-нибудь по-крупнее. А для этого нужны силы. Парни пока что перебьются до вечера.

От души потянувшись, кажется, хрустнув всеми позвонками разом, Морох также встал с песка и неспешно двинулся куда-то вглубь местных изумрудных зарослей, впрочем, не забыв прихватить с собой одну самую крупную, не до конца обглоданную им же самим кость. Он все-таки не хотел оставлять их совершенно голодными и намеревался объяснить ситуацию... по возможности, не особо надеясь на то, что львята так легко поймут его логику. Особенно Сота. Этот задира, кажется, только и искал повода, чтобы еще сильнее ополчиться на своего черствого папашу-генерала. Да и Трезо с Хастом не выказывали особенной любви в его адрес... Не то, чтобы Морох сильно переживал по этому поводу, но при этом не желал окончательно портить отношения со своими отпрысками. Даже питал слабую надежду на то, что ему все-таки удастся с ними примириться. Рано или поздно, ведь в его душе не было ни грамма ненависти или отвращения. Да, Всадники сильно отличались от его личного представления о здоровых и, главное, послушных детях, но это все еще были его дети. Его кровь. И он не собирался бросать их на произвол судьбы, даже не взирая на все эти их капризы, жалобы и упреки в духе "ты совсем нас не любишь!". Хотя Трезо, Хаст и Сурмут как раз-таки,почти ни на что не жаловались... и вели себя адекватно, в отличие от их младшего братишки Соты. Вот уж кто был реальной занозой под хвостом!

И все-таки, Морох не сердился на своего вздорного отпрыска — быть может, потому что слишком часто видел в нем себя самого?

Отдавшись от берега, лев все также молча бросил притащенные им объедки себе под лапы и вскинул голову кверху, издав негромкий призывной рык, который, тем не менее, звучным эхом прокатился по всей округе, многократно отразившись от высоких каменных стен. Не услышать его было невозможно... Но львята отчего-то проигнорировали отцовский зов, отчего Мор аж в недоумении вскинул одну кустистую бровь. Что-то новенькое. Коллективный бойкот? Вполне возможно, но тот же самый Трезо едва ли смог бы утерпеть и не выскочить блохой на запах свежего мяса, учитывая его извечный неутомимый голод. Это казалось столь же нереальным, как тропический ливень в пустыне или сразу две луны на ночном небе. Как милый и послушный Сота. Выждав для верности еще пару-тройку минут, Морох снова зарычал, теперь уже громче — и о вновь остался без ответа. Молча нахмурившись, Мор бросил короткий взгляд в сторону выхода из Крепости, уже заранее кое-что подозревая... и ожидаемо закатил глаза к светлым безоблачным небесам, едва только заметив спутанную цепочку чужих следов на песке.

Ясно-понятно. Ну как же без классического побега из дома?

Младшие сбежали, — коротко проворчал Мор, развернувшись обратно к озеру и подойдя к расслабленно умывающимся после завтрака львицам. — Уж хр*н их знает, как давно. Пойдем по их следам и заодно присмотрим добычу на ужин, — ну а что еще прикажете делать? В панике заламывать лапы, или гневно швыряться костями о стены? Как это ни странно, Морох отчего-то совсем не испытывал злости — лишь слабое разочарование столь глупым и предсказуемым поступком. Ох у этот подростковый бунт... А он-то надеялся, что у этой четверки найдется хоть капля мозгов в черепной коробке.

Ага, щаз. Разбежался.

Дождавшись, пока львицы поднимутся со своих мест, Морох с поразительным для любого папаши хладнокровием первым направился прочь из Крепости, уже на ходу оценивающе принюхиваясь к песку у себя под лапами. Ну да, запахи были всех четверых; правда, запах Сурмута был едва ощутимым, будто львенок прошелся здесь гораздо раньше остальных. Уж не потому ли они выдвинулись на его поиски? В этом случае ситуация принимала несколько иной оборот, и поступок Соты, Хасталика и Трезо становился чуть более понятным и объяснимым. Выйдя за пределы каменной гряды, Мор хмуро пробежался взглядом по земле, а затем поднял взгляд на тонущий в солнечном мареве горизонт, определяя взятый юнцами "курс". Что ж, судя по всему, его сыновья двинулись прямиком к реке. Уже неплохо, ведь там была хоть какая-то влага и тень. И взрослым не придется наворачивать бесполезные круги по жаре, рискуя заработать тепловой удар... И все-таки, настроение Мороха не спешило улучшаться. Выразительно оглянувшись на своих спутниц, Мор без лишних слов качнул головой в выбранном им направлении — идем, мол, пока эти молокососы не вляпались в очередную передрягу. Может, им еще повезет нагнать их у воды.


>>> Река в пустыне >>> Килиманджаро

+4


Вы здесь » Король Лев. Начало » Каменная крепость » Скрытый оазис