Страница загружается...

Король Лев. Начало

Объявление

Дней без происшествий: 0.
  • Новости
  • Сюжет
  • Погода
  • Лучшие
  • Реклама

Добро пожаловать на форумную ролевую игру по мотивам знаменитого мультфильма "Король Лев".

Наш проект существует вот уже 10 лет. За это время мы фактически полностью обыграли сюжет первой части трилогии, переиначив его на свой собственный лад. Основное отличие от оригинала заключается в том, что Симба потерял отца уже будучи подростком, но не был изгнан из родного королевства, а остался править под регентством своего коварного дяди. Однако в итоге Скар все-таки сумел дорваться до власти, и теперь Симба и его друзья вынуждены скрываться в Оазисе — до тех пор, пока не отыщут способ вернуться домой и свергнуть жестокого узурпатора...

Кем бы вы ни были — новичком в ролевых играх или вернувшимся после долгого отсутствия ветераном форума — мы рады видеть вас на нашем проекте. Не бойтесь писать в Гостевую или обращаться к администрации по ЛС — мы постараемся ответить на любой ваш вопрос.

FAQ — новичкам сюда!Аукцион персонажей

VIP-партнёры

photoshop: Renaissance

Время суток в игре:

Наша официальная группа ВКонтакте | Основной чат в Телеграм

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Великая пустыня » Пустошь


Пустошь

Сообщений 301 страница 307 из 307

1

https://i.imgur.com/h8jm7gz.png

Естественная граница между Пустыней и более плодородными владениями прайдов. Жухлая пожелтевшая трава постепенно сходит на нет — на ее место приходит растрескавшаяся, твердая как камень земля. Укрыться от палящего солнца почти негде: кроме пары невысоких деревьев, здесь больше почти ничего не растет.

Любой пришедший в локацию персонаж днем страдает от жары, а ночью испытывает сильнейший холод (антибонус "-2" к любым действиям; нейтрализуется умениями "Устойчивость к жаре/холоду").

Ближайшие локации

Песчаные дюны
Колючий кустарник

Очередь #1:

Нео
Сиара
Мастер Игры

Очередь #2:

Тирион (+ Рафики)
Иша
Чумви
Симба
Тесва
Нала (+ Ни и его львы)

Отдельно от очередей:

Керу, Тарту

Отпись — трое суток.
Очереди параллельны друг другу.
Игроки вне очереди
пишут свободно!

0

301

Пристальный взгляд зелено-голубых глаз не покидал морды гиены, всматриваясь в каждое движение с целью уловить малейший подвох. Поэтому, конечно, Нала тут же заметила, когда все пошло бегемоту под хвост.

Хатуа активно закивала в ответ на вопрос львицы, подтверждая, что клан Шензи заимел привычку охотиться на чужих, более зеленых землях. Эта информация может оказаться очень полезной: начиная с того, что им нужно будет быть начеку даже на приемлемом расстояние от границ с Землями Гордости и заканчивая тем, что это может стать хорошим аргументом при переговорах с потенциальными союзниками-соседями. Интересно что еще полезное может рассказать им эта гиена?

От формулирования вопросов ее отвлек Тирион с более чем разумным предложением, что неплохо бы предупредить отошедших Симбу с Чумви, и Нала мысленно пожурила себя, что не подумала об этом. Вернее, подумала еще в самом начале, но потом слишком сильно сосредоточилась на самой Хатуа, так что отошедшие пошушукаться самцы вовсе вылетели из головы. Нала согласно кивнула, подняла голову, которую слегка наклонила, чтобы карлику не пришлось топтаться на цыпочках, пытаясь дотянуться до ее уха, и была встречена наполненной ужаса мордой гиены, уставившейся куда-то позади их компании.

“Не успели,” только и подумала Нала, подскакивая с места, но по воздуху уже разлетелось глухое рычание Чумви, а оба самца шли со скоростью и настроем, который явно не предвещал ничего хорошего для гиены. Не удивительно, что она развернулась и умчалась оставляя за собой лишь клуб пыли и тщетное “стойте!” Налы, которая слишком поздно среагировала, чтобы как-то исправить положение.

Львица издала тяжелый вздох, прикрыв глаза лапой и массируя переносицу, первые два-три ответа, которые пришли самке в голову были отброшены за недостаточной дипломатичностью и тактичностью. Вторая порция задержалась в черепной коробке подольше, однако озвучить что-либо Нала не успела. К моменту, как она отняла лапу от морды и подняла взгляд на Симбу, за нее это сделал Тесва.

И его слова примерно вторили ее собственным мыслям. Только вот, у песочного самца, кажется, есть какая-то информация о ее друге, которой не было у нее.

Нала вздернула бровь на последних словах Тесвы, не очень понимая на что именно ссылается лев, судя по всему, на какие-то события в Оазисе, свидетелем которых тот стал, а самка - ни сном, ни духом. Хотя, вспоминая в каком состояние они его нашли, она не была удивлена. Возможно, было наивно с ее стороны полагать, что все сразу стало как прежде? Да, пожалуй. Нет, она не ожидала, что Симба (да и Чумви) примет гиену с распростертыми объятиями, конечно нет, она и сама отнеслась к ней с напряжением и подозрением. Но одно дело — здоровая осторожность, и другое — резкая и бездумная агрессия.

В конце-концов, даже если их подозрения окажутся оправданы, а гиена — шпионка из клана Шензи, в чем Нала все больше и больше сомневалась, — то просто прогнать ее — самое неправильное решение. Кажется, где-то и когда-то Нала слышала поговорку: “держи друзей близко, а врагов еще ближе”. Если бы по результатам общения с крокутой они решили, что та шпионка, то нужно было бы или удерживать ее при себе, чтобы она не донесла, или просто убить. А сейчас одному Айхею известно, что она сделает. Нала еще раз тяжело вздохнула.

— Даже если, — и она подчеркнула это “если”, выражая свое сомнение в этой теории, — она и была верна Скару, то теперь неизвестно что и кому она донесет. Узнала ли она тебя, меня, Чума или хотя бы старика Рафики. А если не была, то мы потеряли источник самой актуальной информации о происходящем дома. — Львица печально переводила взгляд с рыжего самца на бурого (в конце-концов, Чумви тоже дал маху, тут не один только Симба виноват), краем глаза заметив согласное с ней кивание Ни, слегка скептический взгляд Рехемы и обеспокоенные морды остальных его спутниц. Мичи благоразумно молчал и вообще прикинулся ветошью на все время сложившегося конфликта, не выражая никак своей позиции, если она у него вообще была. Сами разберутся, не маленькие, причем во всех смыслах.

+4

302

Ээххх... поздновато они с Налой спохватились! Буквально пары минуток не хватило, черт подери!

Стоило, конечно, видеть их дружно вытянувшиеся физиономии и испуганные глаза навыкате, когда в сторонке послышался громогласный рев двух рослых, преисполненных гнева и тестостерона львов-самцов. Тирион просто не смог удержаться от короткого, но весьма емкого ругательства — ну какого, простите, слоновьего х*ра! Хорошо, что бедняжке Хатуа хватило ума и сноровки немедленно развернуться почти на 180 градусов и галопом ринуться наутек, спасая собственную пятнистую шкурку; мгновение — и вот уже ее темный, приземистый силуэт бесследно растаял вдали, как будто ее здесь и не было вовсе. Только медленно оседавшие на землю клубы пыли да едва заметные, оставленные впопыхах чужими когтями царапины на камнях намекали о недавнем присутствии крокуты рядом с лагерем повстанцев. Бес провожал ее взглядом полным щенячьей грусти и сожаления: ну как же так, это ведь была настоящая кладезь ценной и полезной информации! Он даже попытался окликнуть их новую (уже бывшую) знакомую, до отказа вытянув свою коротенькую, едва обозначенную природой шею, впрочем, не шибко-то рассчитывая на успех:

Постой! Вернись! Тебя никто здесь не тронет...! — ну да, ну да, пошел он на х*р. В самом деле, только полный безумец рискнет задержаться возле группы обозленных его присутствием львов, даже если по факту обозленных было всего двое. Тут уж Тирион ни в коем случае не смог бы упрекнуть Хатуа в трусости или излишней предосторожности; да господи боже, он бы на ее месте и сам поскакал отсюда вспугнутой газелью, несмотря на то, что лапы короткие и совершенно не приспособленные к быстрому бегу! Карлик еще раз сдавленно выругался, на сей раз уже беззвучно, с таким видом, будто вот-вот расплачется или даже зло плюнет себе под ноги.

Ну Симба, ну Чумви, ну вашу-то кошачью мать!

О, прекрасная идея, одобряю, — таки не удержавшись, весьма и весьма саркастично, даже откровенно желчно откликнулся Тирион на суровую реплику их короля, натянув на свою кривую морду широкую, нарочито воодушевленную улыбку, за которой отчетливо угадывалось все его сдержанное негодование. Аж головой всплеснул, мол, как же это мы сами не догадались! После стольких-то разговоров во время путешествия через эти чертовы пески! — Браво, Ваше Величество! Только вот какая ирония: эта гиена и могла стать нашим потенциальным союзником! А заодно поведать нам, безнадежно отставшим от жизни, что сейчас творится по соседству от Земель Гордости! — он снова беспомощно обернулся на стремительно удравшую от них крокуту, с молчаливой досадой поведя передней лапой в воздухе — ну и что теперь изволите делать? Догонять ее всей толпой? Да дохлый номер, простите!

Ладно... Что толку ломать трагедию, все равно сделанного уже исправишь. Может, им повезет, и Хатуа сама решит к ним вернуться, просто чуть попозже, когда убедится, что Симба с Чумви успокоились и больше не станут ее атаковать? Надежды на это было ничтожно мало, но Тириону все-таки хотелось верить в лучшее. К тому же, он не был настолько близок к их вспыльчивому, эмоционально нестабильному лидеру, как, к примеру, были близки Нала или Тесва, чтобы вот так запросто ругать его во всеуслышание за проявленную глупость — в принципе, его друзья уже сами все ему высказали, и добавить к этому было совершенно нечего. Бесу оставалось лишь молча хмуриться и качать головой на пару с удрученно сгорбившимся Рафики, наконец-то, прекратившим изображать глубокий сон в позиции стоя: теперь было очевидно, что шаман все это время бодрствовал и, вдобавок ко всему, очень внимательно слушал разговор Налы с Хатуа — иначе с чего бы еще ему выглядеть таким расстроенным?

Это был реальный провал... Это понимали все, включая даже тех, кто не был в курсе повышенной агрессии Симбы к представителям иных видов (в частности, конечно же, гиен), а также всех сложных взаимоотношений между изгнанником и его давно исчезнувшим братом. И Тесва, в общем-то, говорил очень правильные вещи, кажется, единственный из всех присутствующих здесь львов не побоявшийся встречного гнева Симбы. Это Нала с Тирионом, как ни крути, а вынужденно осторожничали в своих высказываниях, не решаясь портить хрупкую дружбу с королем, а вот Тесва, будучи гораздо старше и мудрее, решил высказать все как есть, за что получил уважительный взгляд замершего в сторонке карлика. Но, конечно, им все-таки не стоило доводить дело до открытого конфликта. Не хватало им еще рассориться в пух и прах, потеряв былое единство и, что самое главное, веру в их предводителя. Так что, Тирион все-таки решил аккуратно вмешаться в происходящее, как говорится, на свой страх и риск. Хотя бы потому, что не хотел лишаться ценного союзника в лице Тесвы или Ни с его прайдом. Симба мог ответить излишне резко, а гордый и независимый Тесва — молча удалиться восвояси; в глазах Беса, такой исход был категорически недопустим.

Ну, тише, тише, остыньте, друзья, — вдохнув поглубже, нарочито спокойным и громким тоном обратился коротышка к насупившимся самцам, худо-бедно разряжая сгустившуюся между ними атмосферу. — Не будем доводить дело до скандала, нам ведь еще воевать вместе. Предлагаю разумный компромисс: ты, Симба, постараешься сдерживать свой гнев и не бросаться сломя голову на подозрительных незнакомцев, особенно если видишь, что они смирно стоят на месте и с кем-то разговаривают... ну, а мы, как твои верноподданные, торжественно клянемся сразу же сообщать тебе лично о любых событиях, требующих твоего непосредственного внимания как короля. Собственно, мы так и планировали сделать, просто чуточку не успели. Ничего страшного, в следующий раз будет расторопнее. Ну так что? Мы уладили этот спор? Все согласны с этим предложением? — Тирион выразительно покрутил головой по сторонам, ища молчаливой (а лучше даже устной) поддержки среди присутствующих, не только Симбы или Тесвы. Может, хоть это поможет им быстрее успокоиться и прекратить так гневно зыркать глазами друг на друга? — А знаете, я знаю один очень хороший анекдот на эту тему. Хотите расскажу? — он вдруг резко оживился, аж тряхнув своими короткими спутанными космами недоразвитой гривы. — Приходят как-то лев, гиена и антилопа к водопою...

+6

303

Надо отметить, что сдристнула гиена так же быстро, как и появилась. Мгновенно. Иша даже осознать толком не успела, что же происходит. Вот только что Чумви и Симба, завершив, наконец, свое долгое обсуждение, повернулись к остальным и заметили Хатуа... вот они почти одновременно одинаково посуровели рожами, ясно обозначая свое отношение к появившейся в компании падальщице.. и вот — гиены-то, в общем-то, поблизости уже нет, только пыль, поднятая ее лапами, неспешно кружится и опадает, поблескивая в ярком солнечном свете.
Только у нас! Чудесное исчезновение! Спешите видеть! Еще мы умеем делать подобное с жратвой.

Нельзя сказать, чтобы бурая расстроилась, она в принципе не возлагала на Хатуа каких-то особых надежд. Ну что поделать, она была пристрастна. И даже, наверно, в чем-то согласилась с Симбой (только ему об этом не говорите, а то еще возгордится сверх меры). Это, черт возьми, гиена! Да, она может сколько угодно рассказывать о Круге Жизни, но сути это не меняет, и Иша натерпелась от подобных ей всякого — начиная с раннего детства и заканчивая относительно недавними стычками на границах прайда Скара. Она бы, конечно, смирилась с присутствием Хатуа, если бы все согласились терпеть ее здесь... но, сказать по правде, сейчас, пока все набросились на Симбу, укоряя его в излишней нетерпимости, львица испытывала... Да, пожалуй, она испытывала облегчение. Не придется врать гиене, что она нормально к ней относится (а ведь врать Иша не любила), та, в свою очередь, не будет чувствовать себя лишней в этой кошачьей компании. Может, оно и к лучшему, как знать?
Тем не менее, за Симбу она вступать не спешила. Он и сам мог за себя постоять; оставалось только надеяться, что они с Тесвой не сцепятся, отстаивая каждый свое мнение.

В общем-то, некоторую часть разговора самка попросту прохлопала ушами, отвлеченно рассматривая Чумви и предаваясь сладеньким мечтам о том, как они когда-нибудь (не иначе как в другой жизни, судя по скорости их продвижения) все же останутся наедине. Находило на нее иногда, к счастью, редко — самка старалась все же держать себя в лапах. Вообще-то подобная невнимательность не была ей свойственна, но высказывать свое честное мнение о поступке и дальнейших словах Симбы она не хотела, а врать о том, что считает его поступок преступно поспешным и вообще недостойным будущего правителя — не хотела еще больше. Зато разглядывать сердечного дружочка очень даже хотела (и, наверно, уже все отметили жаркие взгляды, которые они с Чумви порой бросали друг на друга, в общении, однако же, ограничиваясь лишь негромкими разговорами наедине... и, конечно, ночью будто невзначай придвигаясь друг к другу поближе: в пустыне бывает очень холодно, да-да, это исключительно для тепла), тем более, что занять себя было решительно нечем. Пустошь есть пустошь: скучилищно, одна только сухая растрескавшаяся почва, да парочка деревьев, не сильно отличающихся по виду от сухих веток.
Правда, и тут ее надолго не хватило, тем более, что Тирион снова разразился длинной и очень дипломатичной тирадой, стремясь примирить всех, и не слушать это было решительно невозможно.
— Ага, жги, — с вялым интересом Иша глянула на льва, привычно укладываясь на землю в позу сфинкса и подгибая под себя передние лапы; смотреть на Тириона свысока не хотела, а приседать, как взрослый присаживается перед ребенком, чтобы выслушать его, было бы унизительно для обоих. И кто сказал, что она не умеет в тактичность? Еще как умеет. Заметим, это даже не она Хатуа прогнала — да даже не рыкнула на нее почти что. Разве что самую малость.

— Вообще, — не дождавшись продолжения анекдота, бурая вклинилась в общий разговор, улучив удобный момент, — не двинуться ли нам, в самом деле, дальше? Торчим тут на солнцепеке, и видно нас, кстати, издалека. Только слепой не заметит такую толпу.

+4

304

Гиена умчалась сходу, едва завидев надвигающуюся пару оскаленных хищников, которые могли легким движением лапы переломать ей хребет. Чумви остановился, подняв клубы песка и с досадой, исподлобья посмотрел ей вслед. Скар, понятное дело, не разрешал драться со своими дорогими подручными. Так что приходилось молча смотреть, как пятнистая гниль уничтожает столь дорогие сердцу территории, плюет на законы с молчаливого согласия своего повелителя вытесняет львов с исконно принадлежащих им земель. В сердце Чумви клубилась такая ненависть, утроенная необходимостью себя сдерживать, что хватит на сотни гиен. Столько лет он не мог ни одну из них тронуть! А теперь подвернулась под лапу - и нате, слишком проворна. Ладно, плевать. Чумви не был жестоким костеломом, обожающим причинять другим боль, чтобы всерьез огорчаться из-за того, что врага удалось спугнуть без боя. Вот чего Чумви не ожидал, так это осуждающих взглядов, которыми товарищи щедро одарили его с Симбой. Досталось больше Симбе, хотя он поначалу и попытался сделать вид, что ничего не произошло и перевести тему. Не получилсоь. Чумви несколько мгновений переводил ошарашенный взор с одного приятеля на другого, пока до него не дошло, что они все вздумали считать гиену... союзником. Низкое, утробное рычание вырвалось из закрытой пасти бурого. Все его существо восставало против союза с гиенами. Они рехнулись? Скар пел ту же песню!

- Эй, хорош его песочить, обвинитель, - рыкнул Чум на разошедшегося Тесву, который вздумал отчитывать Симбу так, словно тот был мелким паршивцем. Решительно шагнув вперед и медленно ведя хвостом из стороны в сторону от раздражения и злости, бурый встал между двумя львами и холодно посмотрел на старшего. - Что вам мешало нас предупредить, а? Что, мол, эта прекрасная, обаятельная гиена ни в коем случае нас не предаст и что нам нужно втянуть когти и не нападать? Может быть, в твоем детстве гиены кушали бабочек и испажнялись радугой, но мы с Симбой не видели от них ничего, кроме горя. Они наши исконные враги, которые только жрут, жрут и ничего не дают взамен. Они нам не союзники!

Он не собирался затевать драку, но высокопарная речь Тесвы вывела из себя. Неважно, знали они с Симбой друг друга или нет, но подобная снисходительность просто выводила из себя. И ладно Тесва, но Нала! Чумви, все еще в знак поддержки стоявший рядом с Симбой, кинул на нее смурный взгляд. Гиена - беженка? И, простите, с какой стати им ей верить? Наоборот, она могла ими воспользоваться! Привести в ловушку и заслужить расположение Скара и матриарха. Высокий ранг, кучу мяса и все такое.

- Еще и беженка... Много она вам тут наплела, да? А если б мы ее взяли с собой, и потом бы мы узнали, что она нас предаст, например, наши планы Скару передаст - хватило бы у вас духу ее прикончить, чтобы выжить, а? Или тратить время и удерживать в плену? Вы вот толкуете об "источнике информации", а о том, что она могла быть доносчиком, врагом, который только и ждет, чтобы вонзить когти в зубы, если ей будет удобно - не думаете, нет? Я не хочу делить мясо с тем, кому не могу доверять, когда речь идет о таком опасном деле, - Чумви повернулся к Тириону, который источал столько яда, что хватило бы на несколько змей. Они не успели стать друзьями за столь короткое время, а потому саркастичные реплики от его физиономии подливали масла в огонь куда больше, чем если бы они исходили от, например, Налы или Иши. Чумви смерил его тяжелым взглядом - мол, оставь свой юмор где-нибудь еще. Зачем они вообще взяли этого коротышку?

Ладно, хорошо, если представить на секунду, что война со Скаром закончилась, все тихо-мирно живут в королевстве. Теоретически - теоретически - Чум мог бы стерпеть гиену под боком. Нормальную, хорошую гиену, делом доказавшую свои дружелюбные намерения. Или, с натяжкой, гиену, которая собирается это доказать. Ключевое слово - в мирное время, когда на кону не поставлены судьба королевства и их жизни. Но объявлять союзником незнакомую крокуту, которая, по ее словам, сбежала с земель Скара, в такое непростое время? На носу битва, сейчас нужно, наоборот, с осторожностью относиться к гиенам, а не отчитывать друзей, прогнавших падальщицу, с которой вы беседовали от силы минут пять и объявили верным союзником! И это они обвиняют их с Симбой в глупости! Хотя по большей части только Симбу. Интересно, это потому, что он король и все такое или потому, что сочли, что если Симба будет держать когти втянутыми, то Чум немедленно, как болванчик, последует его примеру? Бурый фыркнул.

- Союзники... - уже спокойнее, с горечью и презрением прошипел Чум, имея в виду падальщиков. Слишком много времени он провел рядом с гиенами и не увидел от них ничего, кроме разрухи, жадности и боли. Признаться, не особо искал хороших гиен, но разве это его забота? Подавляющее большинство просто разоряло земли прайда. Если среди них и были достойные падальщики, то они явно молчали и не высовывались. Чум поймал взгляд Иши, которая к его великому счастью, не встала на сторону Тесвы, Налы и Тириона. Его взор красноречиво говорил - нет-ну-ты-же-меня-понимаешь-верно? Бурый протопал к подруге, как к оплоту безмятежности и спокойствию посреди страстей, и уселся рядом как раз в тот момент, когда Тирион начал всех увещевать. Ладно, отдадим ему должное, болтать он умеет. И Симбу кольнул, и самого себя с Тесвой и Налой за то, что проворонили момент и не подумали о том, что их король может отнестись к подошедшей гиене так, как обычно относился к ним его отец и заговорить не словами, а когтями. От Чумви Тирион ничего не стал требовать - может, решил не лезть. Но ведь будь на месте гиены любой другой зверь, бурый вел бы себя намного сдержаннее. Но падальщики!.. Нет, он еще не был готов давать обещания верить им и принимать в свои ряды. Сама мысль казалась абсурдной. Максимум он был готов позволить им сначала поговорить, а потом начать бить - последнее с большой вероятностью. Уже хорошо! Значит, есть крохотная вероятность, что и бить не будет. Но что поделать? Слишком сильно повлияло на Чума вынужденное соседство с падальщиками в течение многих лет, чтобы вот так просто, сходу меняться. Пользуясь случаем, бурый, вздохнув, улегся возле Иши, положив косматую голову ей на спину как раз в тот момент, когда коротышка предложил анекдот.

- Да пусть анекдот дорасскажет, - неожиданно выдал Чум. Так им с Ишей удастся чуть подольше вместе полежать.

+4

305

Иной раз почему-то многие забывают, что король — это живое существо, которое имеет право на ошибку; может быть, кто-то удивится, узнав, что не всякий правитель в первые месяцы выполнения своих полномочий способен был искусно справляться с каждой назревшей проблемой или без особых затруднений затолкать свои интересы и издержки характера глубоко в душу, сохраняя исключительно хладнокровную выдержку и беспристрастный рассудок. Симба искренне старался действовать вопреки своим чувствам и эмоциям, раз за разом перешагивая через собственное «я», хотя это давалось ему непросто: он испытал много лишений и предательства в свое время, но постепенно учился доверять заново. Когда-то давно, — он рад был бы забыть эти бесконечно долгие дни и месяцы, — король-изгнанник видел в каждом живом существе предателя, шпиона — врага, которого подослал Скар; а всплывшая правда, резавшая несчастное сердце льва, любившего семью, — даже брата своего отца! — взрастила в нем тягу к мести и убийствам, потому что иного выхода Симба больше не видел и потому что это был единственный способ защититься. Всё это нескончаемо мучило его доброе сердце, но пришлось вновь наступить на голос умоляющего разума: победили чувства, которые еще не утратили способность верить и которые умели прощать и доверять другим. Но надеяться на себя подобных было значительно легче: львы, с которыми все же рыжегривый отправился домой, в той или иной мере были знакомы ему или его близким товарищам, а еще львы чаще оказывались вполне разумными существами, которые желали бы для себя и других хорошей жизни, поэтому готовы были отвоевать несчастный кусок земли для молодого короля, на которого еще была надежда. Всё это было вполне логичным. Но почему вдруг все решили, что непременно нужно было довериться гиене, чьи сородичи никогда не отличались здравым рассудком и адекватным поведением? Никогда еще пятнистые «хищники» не приносили пользы ни для Симбы, ни для его прайда, а уж перечислять все, скажем так, неудобства, которые они создавали для Земель Гордости, и вовсе не хватит остатка дня. По последней причине король-изгнанник и полагал, что все обвинения в его сторону несправедливы, однако их бы он вытерпел стойко, с должным терпением бы разъяснил свою позицию, если бы не одно «но», намеком прозвучавшее из уст Тесвы.

Симбе показалось, что с него осыпалась вся шерсть: настолько укол старшего самца задел его совесть, что хотелось развернуться ко всем спиной и сбежать сию же секунду следом за гиеной, но не для того, чтобы догнать ее, а для того, чтобы спрятать свой стыд. Самец никому не говорил о том, что случилось между ним и Рико: в бесконечных недомолвках, непониманиях и склоках рыжегривый винил исключительно себя. Он считал, что не уберег брата и, тем самым, не смог оправдать надежды матери и отца — это было, пожалуй, самым главным его грехом перед родителями и перед принцем. И это способствовало тому, что все остальные обвинения будто бы не имели значения: от Тириона, который не ведал в каких условиях и с кем жил Симба когда-то; от Налы, что воздержалась от прямых упреков, но единственная взглянула на ситуацию с иного ракурса; от коротких взглядов и покачивания головами других членов Ордена Рассвета; даже речь Тесвы, которая воплощала скорее отеческое взывание к здравому рассудку, нежели пустой упрек, отошла как бы на далекий второй план после слов о Рико. Для Симбы, который растерял всю свою семью и не имел ни малейшего понятия о судьбе брата и матери, этот удар был как никогда болезненным. Ведь он только вновь обрел друзей и вроде бы даже начал жить как нормальный лев… как король, нашедший, наконец, свое место?

И уголки губ Симбы опустились вниз, а сам он отступил на шаг, будто бы не желая верить в слова, которые ему так резко сказал старший самец: король-изгнанник теперь был похож на беспомощного котенка, которого гиены загнали в угол, потому что он не нашел сразу, что ответить, потому что не мог еще показать, кто тут истинный правитель и чье слово может быть последним; несправедливо, наверное, было шантажировать льва уходом, потому что лишиться дорогих ему существ являлось, пожалуй, его главной болью сейчас. И нельзя сказать, чтобы Тесва сделался для Симбы близким другом (ибо отношения между ними были несколько иного уровня), но в нем и в его голосе, твердом и вкрадчивым, лев слышал отца. А перед кем, как не перед Муфасой, рыжегривый мог бы почувствовать себя настолько беззащитным? Ведь слово погибшего самца всегда было единственным верным, потому что он воплощал в себе мудрость и храбрость, потому что не мог ошибаться; как, впрочем, и покинуть Симбу тоже не мог, но все же это случилось.

Из оцепенения короля-изгнанника вывел голос Чумви. Он стоял между им и Тесвой, будто вот-вот грозила назреть драка, но рыжегривый не стал бы больше кидаться с когтями и клыками (разумеется, только если это не гиена) на близких, поэтому эти меры были все же излишними. И, надо отдать должное, другом шоколадный самец являлся непросто так, потому что объяснил не только собственную мотивацию, но и поведение самого Симбы вполне доходчиво. Как бы ни хотелось Ордену Рассвета цепляться за любого, кто мог дать хоть какую-то информацию касательно родного дома, гиена всё же для их короля была последней, чьи слова содержали бы в себе истину.

Как сильно я не хотел бы, но я не могу сразу поверить в искренность тех, кто всю жизнь отбирал еду и представлял опасность для меня и моих близких, — начал говорить Симба после слов своего товарища, внимательно взглянув на Тесву, — в том числе и для того, кто ушел в тот день. Я понимаю причины твоего беспокойства, но сейчас… — король-изгнанник запнулся и следующую фразу добавил практически шепотом, — ты несправедлив ко мне. — И хотя последние слова звучали скорее как «ты сделал мне больно», лев больше не нашелся, что сказать, благо в диалог вовремя вмешался Тирион, очевидно имевший у себя в запасе умение свернуть разговор в другое русло. Рыжегривый только задумчиво кивнул на его слова, но сел не рядом с Налой, как делал это обычно, а расположился поодаль от остальных, явно переваривая случившееся. И пока карлик развлекал всех шутками, Симба нервно размышлял над словами Тесвы: этот упрек встал комом в горле, как и вставали все темы, связанные с Муфасой. Лев очень остро реагировал на свое прошлое, боялся вновь повторить ошибки, но до скрежета в зубах не мог доверять всем, кто знает Земли Гордости. Как бы поступил отец на его месте? Рыжегривый взглянул на Тесву: погибший король знал, на что способны гиены, поэтому в отличие от спутника Симбы не стал бы верить каждому ее слову и при любом сомнении избавился бы от нее. Но Муфаса не был столь импульсивен как его наследник, он наверняка бы сначала разобрался во всем, а после уже сделал мудрое решение: прогнать или оставить рядом.

Может быть, эту гиену удастся догнать при желании, но был ли смысл после того, как он выпустил когти и показал зубы ей вслед? С ней или без нее, но Симба не собирался отступать и считал, что необходимо двигаться дальше. Он был уверен, что в соседних прайдах можно будет легко обнаружить кого-то, кто владел информацией о Землях Гордости и кому можно было бы довериться не меньше, чем непонятно откуда взявшейся гиене. Стоило только Тириону разрядить обстановку, Симба вновь поднялся со своего места, обратившись ко всем присутствующим.

Что вам уже успела рассказать гиена?

Ответ Симбу не удовлетворил (за исключением одной важной детали), но он предпочел об этом промолчать: о том, что Земли Гордости в запустении и нет еды, лев и без крокута знал: неутешительные новости ему принесли Чумви и Нала, когда нашли его в оазисе. Можно предположить, что за это время ситуация только ухудшилась: естественно гиены пойдут грабить соседей, когда дома нечего есть, но с чего бы вдруг падальщица так беспокоилась о Круге Жизни, когда у крокутов была своя вера и свои традиции, а проблему голода можно было решить воровством у соседей? Или соседи начинали давать отпор, но это значило, что вокруг территории прайда образовались другие сильные соседи. В таком случае, есть смысл проверить близлежащие земли.

С гиеной или нет, но нам действительно нужно идти дальше. Заодно проверим лгала ли она. И раз уж Тесве было интересно узнать о черных тучах над Килиманджаро, то думаю, есть смысл туда сходить. Все же те территории граничат с территорией прайда, тем более, как мы знаем, там обосновалось крупное семейство львов. Надо проверить. Кроме того, можно отправиться и на запад: насколько мне было известно, там богатые плодородные земли, поэтому есть вероятность, что там тоже мог кто-то поселиться. Пока что мы можем поступить так.

И всё же напряжение после разговора, кажется, никуда не улетучилось: Симба постарается последовать совету друзей, конечно, но, несмотря на то, что говорил он относительно спокойно, в душе его все еще витали неловкость и стыд. В момент, когда на тебя нападают буквально все, ему казалось, что король из него все такой же никудышный: таким он был и пару лет назад, будучи еще подростком, таким остался и сейчас. Может быть, именно поэтому он инстинктивно смотрел в первую очередь на Чумви, потому что шоколадный самец был единственным, кто поддержал друга сейчас.

Отредактировано Simba (31 Авг 2020 13:58:13)

+7

306

Тесва отреагировал на метаморфозу предводителя плохо скрытым удовлетворением. Да, он бил прицельно под дых, весьма подло и расчётливо, но странник решил, что лучше сейчас указать Симбе, что он повторяет уже допущенные ошибки, и что агрессия, показанная им ранее, не приведёт его к миру, к которому все собравшиеся хотят прийти.
Так что, когда красногривый всем своим видом показал, что он намёк понял и принял довольно близко к сердцу, Тес собирался отступить и не давить на короля-изгнанника слишком сильно, даром, что устраивать полноценные нравоучительские лекции сейчас явно не место и не время.

Но отступить спокойно ему не дал вмешавшийся Чумви. И если в диалоге с предводителем песочный держал позицию воспитателя, держа взгляд лишь слегка выше собеседника, то показывать подобное шоколадному самцу он, откровенно говоря, не желал. Самец приподнял нос, что бы он оказался выше линии между глазами визави, имитируя, будто смотрит несколько «сверху вниз», и прищурил взгляд. Да, сложновато показать, что ты старше и воспринимаешь ситуацию с высоты куда большего опыта, чем визави, но, увы, львы были приблизительного с одного роста, так что пришлось прибегать к имитации, которая могла сойти за откровенную надменность… Честно говоря, частично ей и являлась.

При этом нельзя сказать, что странник не понимал, почему шоколадный занимает подобную позицию в споре, как раз наоборот: прекрасно понимал, ведь случись подобное до или незадолго после уничтожения его родного прайда, и Тесва непременно бы разделил сейчас точку зрения Чумви и Симбы. Но у короля съеденного прайда были годы, чтобы осознать фундаментальные ошибки подобного мировоззрения, и какие опасности оно может принести. При этом, вполне понятно, почему в голове Чума укрепилась ненависть и агрессия: ему, как и остальным изгнанникам прайда Скара было уготовано Судьбой суровое детство, и воспитание бойца не позволило ему смотреть на картину также широко, как более утончённо выученные Нала и Тирион… Как сам Тесва, на собственных ошибках научившийся смотреть на мир глазами оппонента и не действовать на чистых эмоциях. Это следовало бы исправить, но лучший и суровейший педагог, сумевший выучить странника, — время — в их реалиях был недоступен. Сам же песочный пока что только видел путь к ускоренному постижению суровых реалий жизни только для их общего предводителя, который уже и так находился на этой тропе. Проблема была в том, что под влиянием агрессивного друга, он ещё может сойти с неё. И это могло быть серьёзной опасностью для их всех кампании, решить которую было необходимо. Как? А вот не понятно. Разумеется, каким-либо образом избавляться от Чумви — не вариант, и все мысли на тему «а не прибить бы «шоколадку» Тесва отметал сразу, так как, во-первых, не в характере странника было решать проблемы грубо, а во-вторых, потому что делу бы это не помогло точно.

Поэтому песочным лев молча слушал разразившегося ответной тирадой самца, всем видом показывая своё несогласие с его тезисами, и отвечать ему пока что не собирался. Подробные разговоры на эту тему были весьма приватными… Да и в конце концов, не на него были направлены уколы странника; их истинная цель сейчас молча стояла, пытаясь сдержать свои эмоции.
И надо сказать, что Симба неплохо сдерживал свои чувства, очевидно пытаясь сохранить лицо перед остальными собравшимися. И его ответ был также достойным. И хотя Тесва не был поначалу удовлетворён подобной речью, через пару мгновений он всё-таки решил, что так и лучше даже: красногривый и отстоял свою точку зрения, хоть шатко, но устояв под натиском претензий, и прямым текстом показал, что понял, почему его действиями недовольны, что косвенно намекало, что он в чём состоит претензия к нему. Последнюю фразу, впрочем, принял не так хорошо, что было заметно по скептически поднятой брови песочного. Несправедлив? Вряд ли. Но интонация, с которой была сказана эта концовка намекала, что Симба сам не был до конца уверен в этой части своего высказывания. Что ж, их явно ожидало продолжение разговора, и, пожалуй, торопиться с этим не стоило.

Радовало, что Нала и Тирион вновь оказались по одну сторону тезисных баррикад со странником, и даже Иша заняла нейтральную позицию, а не своего дражайшего друга. Может хотя бы так оставшиеся в меньшинстве львы задумаются, что, возможно, в чём-то не правы. Симба, впрочем, явно не желал сейчас продолжать разговоры на ставшую для него острую, благодаря усилиям странника, тему, и увёл разговор в сторону более конструктивного, задав вопрос, который не потребовалось бы задавать, если бы у них с Чумви не случился приступ идиотии на тему «А не попугать бы нам незнакомцев». Впрочем, на эту мысль Тесва одёрнул себя, что надо бы заканчивать махать лапами после словесной драки; но отвечать сам не стал, оставив это менее словесно колючим соратникам, которые в основном и вели разговор.

Приглашение Симбы сворачивать разговоры и снова возвращаться в продуктивное русло странник принял кивком головы: все всё высказали и поняли, кто за что стоит и разливать далее тонны воды непродуктивно. Также было приятно, что предводитель отметил, что ему сказали; и, после того как он высказался, лев решил разъяснить, что же он видел, и почему не сказал о туче сразу:

Прайд там точно был, нам рассказывали о нём мигрирующие травоядные. А тучи… — вздохнул Тесва, — Когда мы уходили из степей, мы увидели то непонятное облако на севере; это было за несколько дней как я вернулся в Оазис. По началу я не придал ему большого значения, но чем больше я об этом облаке вспоминаю, тем меньше она мне кажется простой тучей, уж слишком чёрная была… По крайней мере, я такого раньше не видел некогда, — лев сделал паузу, приглашая остальных хотя бы попытаться вообразить, и продолжил уже с меньшей уверенностью: — Самое близкое, что я могу припомнить, это бредни какого-то льва, которого я встречал во время странствий. Это было давно, и не про Килиманджаро, но он говорил что-то… — Тес замялся, стараясь получше вспомнить уже успевшей основательно забыться образ того пророка, — про то, что все, кто останутся у горы, познают гнев богов, что земля под ними затрясётся, небо станет чернее, чем ночь, из-под земли вырвутся огненные демоны, что пожрут всё, что коснётся их взора… И ещё примерно пять минут непрерывного потока подобной пророческой лабуды. Я тогда подумал, что он обдолбался чем-то, и не придал значения его словам, даром, что у него чуть ли не пена изо рта лезла. Но как-то часть про «небо чернее, чем ночь без луны», — вспомненную цитату он попытался произнести, имитируя тот дрожащий то ли от провидения, то ли от травы высокий голос «пророка»; вышло не идеально, но сомнения на тему адекватности источника не заметить было очень сложно, — всё продолжает приходить мне в голову, и покоя не даёт…

Тесва оглядел присутствующих, оценивая их реакцию на его речь, что вышла несколько длиннее, чем ожидалось, и надеясь, что, может быть, кто-то из них может знать про подобные явления.

+4

307

Нала сжала челюсти, переводя недовольный взгляд с одного спорщика на другого, на третьего. Она предостерегающе качнула головой, заметив краем глаза собравшегося было вступить в спор Ни и хмуро смотрящую на происходящее Рехему. Не нужно сейчас вступать еще в дискуссию, это только обострит конфликт. По этим же причинам Нала и сама молчала, хотя в голове и вертелась пара ласковых, в особенности направленных в сторону излишне передергивающего и искажающего ситуацию Чумви. Который вообще ее слов, похоже, не услышал и не воспринял, судя по его оценке ситуации. Ну, да, ну, да, зачем ее слушать, действительно.

Поэтому львица угрюмо молчала. Говорить сейчас что-то столь же бесполезно, как пытаться перекричать грозу. Самцы ощерились, защищаясь от нападок, и голос разума может хоть тараном бить в закрытые ворота упрямства и недальновидности. Эти стены придется брать обходными путями.

Как-то разрядить напряженную атмосферу взялся Тирион, старательно уводящий разговор в другое русло, хотя травля анекдотов лично Нале казалось сейчас не очень к месту, она по крайней мере понимала логику карлика. Закончить начатое ему, правда, не дали, но можно было бы сказать, что необходимый эффект он возымел: атмосфера вокруг уже не искрилась так, будто между присутствующими в любой момент может образоваться шаровая молния. Нала из вежливости кинула извиняющийся взгляд на карлика, когда его предложение было проигнорировано почти всеми в пользу более конструктивного обсуждения.

— Что дела на Землях Гордости настолько плохи, что гиены Шензи стали мародерствовать в соседних землях, — впервые подала Нала голос, когда Симба спросил что же они все-таки узнали от сбежавшей крокуты. — Нам придется держать ухо востро даже на соседних территориях.

Правда, не похоже, чтобы эти новости сильно напрягали кого-то, кроме нее. Чумви, кажется, не осознавал, что сам факт их присутствия возле Земель Гордости не должен дойти до Скара, а не только какие-либо дальнейшие планы действий. Иначе он не просто прогнал бы гиену, а сразу убил бы. Симба, кажется, все еще пытался восстановить душевный баланс после больного укола со стороны Тесвы, и Нале было, откровенно говоря, крайне любопытно что же такого имел ввиду песочный самец, что оно возымело такой сильный эффект. А остальным эта опасность особо не грозила, они родом не с Земель Гордости и никто их не признает. Ну, кроме старика Рафики, но тот всегда найдет как выкрутиться и оставить остальных с носом. Нала вздохнула, унимая остатки раздражения. В нем нет сейчас никакого смысла, она попытается поговорить с Симбой позже, когда все более или менее устаканится.

Слушая рассказ Тесвы, Нала хмурилась, силясь вспомнить что-нибудь про Килиманджаро. На ее памяти ничего подобного никогда не происходило, заснеженный пик казался самой обычной горой на горизонте. Никаких землетрясений, никаких странных облаков, никаких огненных демонов. Львица кинула вопросительный взгляд на Мичи, чья стая в свое время тоже жила у подножья каких-то гор. Но тот столь же непонимающе пожал плечами, мол, не смотри на меня, я тоже не знаю о чем он.

— Звучит устрашающее, если правда, —
пробормотала Нала, вспоминая пожар, что случился, когда ей было всего два года. — Что бы там ни случилось, проверить стоит. Как и западные земли, — сказала она, ссылаясь на сказанное Симбой ранее. — И… Мне кажется нам имеет смысл для этого разделиться на несколько групп. Ходить всей толпой туда-сюда слишком долго. И опасно, — на этот раз она посмотрела уже на Ишу, которая ранее высказала закономерное замечание, что такое столпотворение крупных хищников крайне легко заметить даже из далека.

+4


Вы здесь » Король Лев. Начало » Великая пустыня » Пустошь