Страница загружается...

Король Лев. Начало

Объявление

Дней без происшествий: 0.
  • Новости
  • Сюжет
  • Погода
  • Лучшие
  • Реклама

Добро пожаловать на форумную ролевую игру по мотивам знаменитого мультфильма "Король Лев".

Наш проект существует вот уже 10 лет. За это время мы фактически полностью обыграли сюжет первой части трилогии, переиначив его на свой собственный лад. Основное отличие от оригинала заключается в том, что Симба потерял отца уже будучи подростком, но не был изгнан из родного королевства, а остался править под регентством своего коварного дяди. Однако в итоге Скар все-таки сумел дорваться до власти, и теперь Симба и его друзья вынуждены скрываться в Оазисе — до тех пор, пока не отыщут способ вернуться домой и свергнуть жестокого узурпатора...

Кем бы вы ни были — новичком в ролевых играх или вернувшимся после долгого отсутствия ветераном форума — мы рады видеть вас на нашем проекте. Не бойтесь писать в Гостевую или обращаться к администрации по ЛС — мы постараемся ответить на любой ваш вопрос.

FAQ — новичкам сюда!Аукцион персонажей

VIP-партнёры

photoshop: Renaissance

Время суток в игре:

Наша официальная группа ВКонтакте | Основной чат в Телеграм

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Земли Гордости » Северное озеро


Северное озеро

Сообщений 511 страница 540 из 576

1

https://i.imgur.com/HPx5SKV.png

Северные границы Земель Прайда на протяжении долгих лет оставались большой загадкой для обитателей королевства, но все изменилось после того, как отважная Уру, супруга короля-льва Ахади, обнаружила здесь большое пресное озеро, не пересыхающее даже в самое засушливое время. Вода в нем на удивление чистая и прозрачная, а пологие берега поросли густой травой и кустарником. С востока в озеро впадают сразу две реки — Зубери и Мазове. Также здесь берет свое начало Гнилая река, которая в дальнейшем вливается в могучую и полноводную Зимбабве — главную жизненную артерию королевства.

Доступные травы для поиска: Базилик, Валерьяна, Кофейные зерна, Маи-Шаса, Костерост, Адиантум, Паслён, Чистотел (требуется бросок кубика).

Первая очередь:

Мьяхи (+ Судья)
Мастер Игры
Маро
Ракхелим
Ньекунду
Дхани
Лайам

Вторая очередь:

Юви
Игнус
Сунита
Ндама

Отпись — трое суток.
Игроки вне очереди
пишут свободно!

0

511

Вальгалла начала лечение с того, что наступила на пациента в обмороке. Ага, решил было Гилберт, теперь она будет надавливать на него всё сильнее и сильнее до тех пор, пока ему не станет настолько тошно, что он проснётся и, задыхаясь, задёргается под тяжёлой львиной лапой в попытке вырваться. Тогда отпускаем. Но нет. Песочная охотница, видимо, попытавшись что-то в котике нащупать (удалось ей это или нет - загадка, львица молчала, а лицо её не выражало никаких внятных эмоций по этому поводу), после эту затею оставила и взяла его зубами за горло.

- Да ладно, ты хочешь его сожрать? - скривился детёныш. Мысль о поедании хоть и отдалённо, но всё же себе подобного, вызвала у него какое-то подсознательное отвращение. Но Вальгалла не хотела, это снова было какое-то странное лекарские действие, осмыслить принцип работы которого альбинос был ещё не в состоянии. Хватать пациентов за горло, мда. Будет лучше, если Гилберт будет болеть как можно реже.

Запихивание зёрен в глотку бессознательной тушке также не внушило Гилберту особенного доверия к медицине, но зато немало позабавило. После эффектной процедуры подопытный в сознание всё же не пришёл, заставив начинающего лекаря заметно занервничать. Может быть, зёрнышки застряли у него в горле и он, не приходя в сознание, незаметно для всех задохся? Ну-у и ладно, главное ведь не победа, а участие. Покойся с миром, дорогой товарищ... А, стойте, он всё-таки жив!

Оживший утопленник, не до конца ещё понимая, как стоять на лапах, и уж точно не понимая, что происходит и почему его окружила троица крупных хищников, угрожающе зашипел. Наивный, как будто это могло ему чем-то помочь против той же Вальгаллы, которая без особых усилий могла прихлопнуть его одной левой. Видимо,он быстро осознал то же самое, отчего перешёл от угроз к делу - храбро забился под лапы львёнка в надежде, что там его хотя бы первое время не достанут. Гилберт новому соседству оказался весьма удивлён и почти сразу же попытался выпихнуть напуганного котика из-под себя, впрочем, без излишней агрессии, а так, вполне себе добродушно.

- Эй, проваливай отсюда, - запросто и весело, будто между ними двумя шла игра, сказал Гилберт, передней лапой выпихивая зверька вперёд. - Я тебя защищать не буду.

0

512

Очень - мысленно ответила Вал на вопрос о пожирании кота после того, как проделала все процедуры. На губах Вал медленно расползлась улыбка, и львица почувствовала набежавшее удовлетворение от удачи в оказании первой помощи. Она не поняла точно, какое конкретное действие произвело такой результат и было ли её лечение вообще полезным, а пробуждение палевого не случайным, однако весь порядок, который самка предприняла в своей помощи, она снова прокрутила у себя в голове и запомнила действия на случай, если кого-то нужно будет привести в чувство.

Сконфуженный подопечный убежал к Гилберту под лапы, но затем он, добродушно толкаемый альбиносом вперёд, вновь оказался на земле. Вальгалла казалась из всех троих наиболее агрессивной по отношению к палевому. Инстинкт подсказал бы охотнице броситься следом за котом, если бы тот сумел бы выбиться из круга львов - окружающих его львёнка и двух взрослых. Но палевой был не в состоянии даже удержатся на лапах. Улыбка спала с морды, и физиономия Вал приняла серьезное выражение и намерение наконец холодно и жестоко покончить с муками палевого и закончить игру в лекаря, однако слова подошедшего Санкара не дали ей сделать заключительный рывок в сторону кота, вместо этого заставляя охотницу вновь наполниться негодованием, но сосуд недовольства не вылился в открытую на большого матерого самца, тем более не после того, как тот вернулся с добычей в зубах. Отказ от мяса палевого еще не послужил последней каплей, но стал довольно близок. На улыбку Санкара молодая львица лишь выразила недовольное и глухо рычащее мммм.

- ..., поделишь на троих?
- Да! - громко ответила львица, почувствовав волну бодрости от съеденных кофейным зёрен и пульсирующую энергию внутри себя вместе с желанием какого-нибудь активного действия, - Гилберт, хочешь голову? - Поинтересовалась у львёнка Вал, решая, что голова будет наименее мясистым местом, но оставив по какой-то причине белому выбор. Львица потянулась пастью к кролику и подобрала убитую Санкаром тушку. Мягкая шерстка пощекотала ей нос, и самка втянула наиприятнейшей запах еды, поднявший ей настроение и желание проглотить добычу, чего она не посмела сделать, пока Санкар не съест своё первым, принимая того выше в иерархии, а львёнка ниже всех как самого слабого. Не поднимая её обратно, охотница лапой прижала тельце кролика, пастью отрывая один кусок, затем второй, таким образом поделив добычу на примерно равные три части. Вальгалла пихнула лапой один из кусков Санкару, оставляя под собой оставшиеся два на неё и Гилберта, которого ожидала подойти и взять понравившийся кусочек.

0

513

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"89","avatar":"/user/avatars/default.png","name":"ShaggyTramp"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/default.png ShaggyTramp

Дикобразик сощурился и на всякий случай потряс иголками. Этот Рахе... Рак-хе-лим все равно казался самым страшным из четверки. Вечно скалится, зубами щелкает, когти свои страшные выпускает. Эх, вот бы дикобразику такие когти! Он мигом бы почувствовал себя сильнее и свирепее. А так одни иголки, да еще и трясти ими как следует и швырять во врагов не умеет еще толком! Только свернуться клубочком и может. Хотя на самом деле вся компания этих львов так грубо друг с другом разговаривала... Вон, даже Лайам пнул Мьяхи. Но с ним самим вроде все нормально обращались. Кроме Ракхелима. Может, у них в семье так заведено?

- Р-рога? - малыш повернулся ко второму серому льву, Дхани. Вообще пока выходило, что серые львы - хорошие и спокойные, рыжие - шебутные и страшные. - Е-если он будет нападать, то там колючки появятся, - с неожиданным гонором тихонько заявил дикобразик. Впрочем, судя по всему, Ракхелим слегка подуспокоился и даже взял на себя обязанность вытолкнуть это бревно. Дикобразик все равно пока старался не отходить от Лайама, который, пусть и не был таким страшным и брутальным, как его красношкурый братец, но, судя по всему, кой-каким авторитетом обладал. С ним спокойнее. Высунувшись из-за серой лапы малыш с любопытством и сомнением покосился на поваленное бревно. Оно казалось шатким и ненадежным, как там вообще удержаться? У львов-то что, когти есть, а у него? Дикобразик повел носиком-пуговкой, не решаясь вслух высказать свои сомнения. А меж тем его новые... друзья уже дружно спихивали бревно на воду. Малыш коснулся его шершавой поверхности, прикидывая, сможет ли удержаться и не упасть прямо в воду.

- Ааа... у меня таких когтей нет ведь, - наконец, решился признаться он. Конечно, у дикобразов были внушительные когти, но предназначались они для того, чтобы копать землю, а не цепляться за кору. Да и выдержит ли это бревно их пятерых, а потом еще и маму? Мама большая. Но больше пообсуждать бревенчатую идею им не удалось. Из травы высунулась длинная, зубастая и клыкастая морда гиены. Дикобразик оторопело уставился на неожиданную гостью, затем без доли сомнений свернулся и изо всех сил дернул иглами в ее сторону. Как мама учила.

Проверить, попало ли что-то в гиену он тоже не успел. Вокруг поднялся шум да гам, львы сиганули на бревно, и в какое-то ужасное мгновение дикобразик, ломанувшийся вслед за остальными, решил, что его тут забудут. Вон она львиная дружба, никогда не верь хищникам! Но в тот момент, когда он уже был готов свернуться привычным жестом в колючий комок, чья-то лапа подхватила его и усадила на бревно. Приоткрыв блестящие глаза, он увидел Лайама. Лайам лучший лев на свете!!! Вслед им донесся свирепый гиений крик, но в воду пятнистая хищница заходить не осмелилась. Так и осталась на берегу стоять, глазами сверкать.

Дикобразик обнаружил, что стоит на бревне с улыбкой от уха до уха. Он избежал гиеньих зубов, его новые приятели придумали плот, который отнесет его к матери, а плыть по воде не так уж и страшно! Он так расхрабрился, что отлепился от Лайама и пододвинулся к Мьяхи. Колючки свои малыш старался держать плотно прижатыми к шкуре, дабы никого, даже Ракхелима, не поцарапать.

- Ага! - кивнул он Мьяхи, глядя на того круглыми, широко распахнутыми глазами, в которых блестела надежда.

ОФФ

Для успешного плавания потребуется не меньше двух кругов!

+2

514

Несмотря на плохо скрываемое презрение, которое так и сквозило среди собравшихся кошек, Линг все же сделал вполне благостную морду идиота, растянув свою улыбку младенца практически от уха до уха. В конце концов, не с этими гордячками ему своих будущих щенков крестить, от него не убудет.

- Цзай дзян, почтеннейшие, с вами особенно приятно решать проблемы пропитания, на которые вы не соизволили обратить немного внимания, - он поднялся на лапы и, прежде чем поплестись следом за Небулой на поиски подростков, слегка поклонился оставшимся хищникам. - Мягкой травы вам под хвост, чтобы легче сиделось… или спалось, - то ли пошутив, то ли интеллигентно оскорбив, бросил крокут на прощание, понизив голос практически до полушепота и сдвинув брови к переносице. Все-таки быть гиеной не так уж и легко, особенно в этих краях, где они подобны отбросам любого приличного общества. На родине Грида в Ксинге львы не имели над ними такой власти и даже считались с некоторыми семьями, отчего последние вполне ощущали себя полновластными хозяевами территорий. Тем не менее, пока перед темношкурым самцом маячила четкая цель, он был готов проглотить каждый косой взгляд в его сторону… как в буквальном, так и в переносном смысле. Методично помахивая метелкой хвоста, чтобы отогнать от своей задницы назойливых кровопийц, чужестранец осторожно перешагивал через обоженные тушки мелких животин или же огибая полурастерзанные трупы антилоп и зебр, над которыми буйствовали жадные до мертвечины стервятники. - Не жалуюсь, - философски хмыкнул Лин, со знанием дела ткнувшись в разлагающуюся плоть относительно целого теленка. Голова у бедолаги сильно обгорела, аж до кости, однако остальная часть тела выглядела вполне сносно. Пару раз дернув носом, крокут слегка покривился, не ощутив особого желания вновь набивать свой бездонный желудок. Пожалуй, все вопросы касаемо ужина, он тоже отложит на потом, когда им попадется пестрая компания тех сбежавших школьников. Что может быть чудеснее, чем с приятной вечерней усталостью разлечься кружком вокруг большого сочного куска слонины? Ну разве только туша побольше и лишь для одного себя, любимого. - До захода солнца мой голод вряд ли даст о себе знать, пряничек. Отыщем отпрысков той исхудавшей от горя львицы и уже после задумаемся о еде. Не думаю, что к тому моменту все мясо окончательно сгниет… если, конечно мы не поторопимся, - заметив жмущегося от страха к земле Хенги, пятнистый самец радостно растянул свою пасть в широкой улыбке, продемонстрировав целый ряд крупных желтоватых клыков. - Достопочтенный шакал, вот ты где! Ты же ведь не откажешь нам в маленькой помощи? - он поравнялся с Небулой и уставился на мелкого хищника своими прищуренными зенками, не желая, впрочем, в очередной раз кому-то угрожать. Судя по моментально приунывшему виду Хенги, тот и без Линга прекрасно осознал, что деваться ему все равно некуда. Темношкурый чужак даже сочувствующе похлопал лапой по взъерошенной холке шакала, разъяснив тому в кратком изложении кодекс любого приличного слуги, который поклялся в пожизненной верности своему господину. "Кстати, а мои где опять лазают? - попутно вспомнив о своих белках, Жадность ненадолго отвязался от мелкого спутника своей приятельницы и вскинул голову и огляделся по сторонам, выжидательно замирая при каждом подозрительном шорохе. Нет, ничего похожего на тихое копошение белок он не услышал. Очевидно, что Лан Фан и старик вновь упустили из виду своего господина. Ну ничего, потом найдут, тем более, что крокут совершенно не собирался сваливать из лагеря, пока перед мордой маячило его супер важное дело. Бесшумно перебирая лапами следом за Небулой, пятнистый самец с нескрываемым интересом разглядывал самку… вернее, ее внешность, отметив про себя густую шерстистость и несколько нестандартный для его клана окрас. Там, на родине, гиены были, в основном, серых окрасов, начиная от светлого и заканчивая практически черными шкурами; в холке и огрызках хвоста - удлиненные, похожие на спутанную конскую гриву, волосы. Эта же барышня выглядела так, словно она всю сознательную жизнь прожила где-то в горах Севера, успешно адаптируясь к суровому климату с помощью своей шубы-подушки. - Ох, как, наверное, ей сладко спать на такой пышной шее, а… Вот бы мне пригодилось в моем путешествии… “

Сей поток размышлений, никак не относящийся к поисковой экспедиции, неожиданно прервал чей-то довольно писклявый рык, а следом за ним - хоровые возгласы, щедро отдающие вселенским возмущением, которые оказались едва ли не громче самого рычания. Моментально отбросив прочь все лишние думы, Линг на секунду остановился и напряг оба уха, дабы сосредоточенно вслушаться в гул на дальнем берегу. - Это наши юные друзья, пряничек? Которые уверены, что их совсем-совсем не слышно? - не спеша приблизившись к Небуле, крокут во все свои глаза-щелочки уставился на львят, затеявшую какую-то бурную возню, явно что-то не поделив между собой. - Мне определенно нравятся эти предприимчивые парни! Может быть, мне взять их на службу?... А? Дети? - а вот от следующего, такого внезапного вопроса прямо в лоб, Жадность даже немного провис в пространстве, ошеломленно хлопнув зенками и вздернув брови аж до самой макушки. Впрочем, он довольно быстро подобрался обратно и, вернув себе дар речи, звучно хмыкнул, обдав Небулу показной философской задумчивостью. - Бу ши, пряничек. Для моих будущих детей неплохо бы найти мать… Возможно, мне посчастливиться обрести ее здесь. В этой стране все самки прекрасны! Воистину, чудесная страна! - сдув с морды густую челку, гиена задорно выступил на полянку. - И снова ни хао, юные друзья! Вам не говорили, что детям опасно перемещаться в одиночестве?

Едва завидев парочку гиен, которая столь нагло заявилась к берегу, дабы отправить непослушных отпрысков прямиком к родителю, львята испуганно побросали все, включая самого дикобраза, и молниеносно дернула к бревну. Уплыть вздумали? Что ж, это было ожидаемо, и иностранец даже не постеснялся хохотнуть, с любопытством гадая про себя, втащит ли серый кошак дикобраза на борт или же тот так и останется плескаться на мелководье, протыкая ил колючками. Надо же, втянули, Линг даже уселся задницей на землю и не преминул похлопать лапами, с достоинством оценив единое упрямство сей разношкурной компании. - Ну что, пряничек? Не хочешь лапки мочить в этом сомнительном водоеме? Помнится, решил я как-то в перелеске Ксинга спуститься к одному роднику, где обычно собирались наши шаманы, чтобы провести некий обряд очищения. Сам-то я в этих завываниях не понимаю, а вот… Да успокойся ты. Никуда они не денутся.

И, словно в знак подтверждения правоты слов самца, мимо гиен стремительно прошмыгнули два светло-серых пушистых мячика. Притормозив лишь на мгновение, для точной оценки расстояния между берегом и постепенно уплывающим бревном, Лан Фан со стариком Фу вдруг ловко забрались на плоский камень, торчавший у кромки берега, после чего сиганули на труп, безмятежно покачивающегося на волнах. На их счастье, в озере все еще оставалось несколько мертвых тел, по которым можно было без проблем прыгать как по мосткам, прилагая лишь усилия для того, чтобы не промахнуться и не свалиться в воду. Довольно шустро добравшись до импровизированной плоскодонки, обе белки вскочили прямо под лапы львят. - Поворачиваем дерево, детишки, - строго сказал Фу, для пущей надежности усевшись на голову едва балансирующего Ракхелима, отчего у последнего аж рожа вытянулась от столь вопиющей наглости. Лан Фан же предпочла занять позицию в вихрах Дхани, выжидательно заготовив в раздувшихся щеках несколько найденных на земле зерен и готовясь сиюминутно обстреливать упрямцев за непослушание. - Слышали? Мы возвращаемся к мамочке!

+4

515

Едва удерживая своей когтистой пятерней бревно, которое так и норовило уплыть прочь под ленивыми всплесками озерных волн, Ракх шумно сопел от натуги, пытаясь не опрокинуться в воду следом. Ведь каким бы подросток ни мнил себя здоровым и мускулистым, а силенок для подобных задач ему таки не хватало, в силу возраста и отсутствия хоть какого-либо серьезного охотничьего опыта. - Да двигай уже сюда свою ученую задницу! - в нетерпении рявкнул бурый, заметив, что Дхани вовсе не спешит забираться на сей импровизированный корабль. Ну чего он, спрашивается, топчется, все прикидывая и анализируя возможные риски плавания на этом трухлявом дереве? Как будто здесь было, из чего выбирать, вот ей богу! - Бери, что дают! Хотя можешь оставаться - уж тогда-то бревно точно нас выдержит! - хорошо еще, что старший брат решил помочь подстраховать, встав сбоку от Ракха и уверенно положив лапу на деревянный край “посудины”. Уж лучше бы поджопники пошел отвесил, что ли. - Шевелите своими кокооооооо…. - машинально переведя взгляд на косматую гиенью голову, которая неожиданно высунулась к ним, подобно чертику из коробочки, Ракх так и замер от страха, забыв закрыть пасть или хотя бы перестать жалобно тянуть свою “о”. Его охватило противное чувство мелкого воришки, которого застукали за кражей яиц из чужого гнезда с целью полакомиться омлетом. - О… Привет?

Молодой лев сразу ее узнал. Это лохматое чучело с клыкастой слюнявой рожей и медвежьей шкурой вместо меха сложно было не запомнить, даже с учётом того, что Ракху еще не довелось (к счастью!) встретиться с остальными ее сородичами. И, разумеется, она приперлась сюда не одна, а со своим придурковатым дружком… совсем замечательно! Кажется, вечер перестает быть томным. - Давайте-давайте, скорее гребите своими хворостинками! - громогласно гаркнул бурый подросток, не испытывая особого желания выяснять, по чью грешну душеньку явилась сюда эта картинная парочка. Разумеется, самец смутно догадывался, что гиены навряд ли пришли позвать детей к семейному ужину, который состряпала им Шайена - скорее всего, именно она и отправила этих пятнистых мародеров в погоню за сбежавшими отпрысками. “Да, это вполне похоже на нее,” - мрачно подумал Ракхелим, прежде чем с легкостью гиппопотама вскарабкаться на бревно, вонзив когти в шероховатую поверхность для пущей устойчивости. Благо, что и младшие братья, довольно быстро сообразив (могут же, когда захотят!), что нужно срочно и без разбору валить со всех лап, тотчас же бросились по направлению к плоту, лишь синхронно сверкнув своими разношерстными пятками. Красношкурого аж швырнуло вперед на гребне братской паники, вынудив того кое-как, мысленно призвав на помощь весь лексикон быдло-крокодилов, уцепиться за носовую часть бревна всеми имеющимися у него когтями и едва не клюнуть мордой тощую задницу Дхани. - Да едрить вас в гриву, аккуратнее! Не одни живете!

И только немного позже, когда бревно уже отплыло на некоторое расстояние от берега, где благополучно остались гиены, горе-путешественники, включая вовремя подобранного дикобраза, облегченно выдохнули. Не сказать, что теперь пришло время наслаждаться приятным круизом и любоваться прекрасными видами: было слишком тесно, сыро и холодно. Ракхелим так и остался в недвусмысленной позе циркового канатоходца, продолжая отчаянно перебирать лапами для баланса на скользкой поверхности бревна. Последовать примеру темно-серого умника и лечь на живот, он упрямо не хотел, предпочитая как можно меньше соприкасаться, даже в благих целях, с водой. Ну не нравится ему ходить с мокрой шкурой, чо привязались? И все равно едва не свалился, стоило только одной рыжей жопе с нахальным видом проскочить вперед, прямо по спинам остальных, мало беспокоясь о хрупком балансе, который кое-как удерживался совместными усилиями. Бурый чуть язык не проглотил от возмущения, когда ему пришлось подвинуть своим крупом Дхани, дабы пропустить на передний край младшенького. Нет, ну вы гляньте! Кем он себя возомнил вообще, а? Выше гор только небо, дорогой братец, а не твоя персона, которая так и нарывается на хорошего леща! - А жареных термитов не хочешь?! Если ты прям щас не заткнешься и не погребешь, я погребу тобой! Да ты… - слишком увлекшись праведным гневом, Ракх как-то даже проморгал момент, когда на их бревно с разбегу прыгнули еще два пассажира. Запоздало сообразив, что одна из белок уже вовсю хозяйничает у него на голове, парень ошеломленно хлопнул веками, откровенно поразившись, насколько надо быть отчаянным, чтобы позволить себе ТАКОЕ. - Что за хрень… Ты явно попутал орешки, мерзкий грызун! Что значит “поворачиваем дерево”? У нас есть цель… Не смотри на меня как на врага, дамочка! - рявкнул он на Лан Фан, которая, в свою очередь, готовилась плюнуть заготовленными зернами аккурат в харю грубияну. - Пошли вон! - окончательно забывшись, Ракхелим попытался смахнуть с головы старую белку одной лапой, с трудом удерживая свой корпус на остальных трех. Однако Фу оказался слишком тренированным и дерзким, без особого напряга подпрыгивая и вовремя уворачиваясь от чужих когтей, со свистом пролетающих мимо его ушек. С каждой новой попыткой достать до этой неугомонной белки, вспыльчивый самец закипал пуще прежнего и кончилось все тем, что в какой-то момент он, в очередной раз промазав по старику, со всей дури залепил по Мьяхи, нечаянно вышвырнув того за борт. Краем уха услышав жалобный визг и последующий за ним всплеск, Ракх мигом опомнился и, напрочь позабыв о беличьем вторжении, тотчас же плюхнулся на брюхо, протянув обе лапы к рыжему: - МЬЯХИ! Куда ты падаешь, бестолочь, ты же не умеешь плавать! Хватайся за меня, кретин!

+3

516

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"3","avatar":"/user/avatars/user3.jpg","name":"SickRogue"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user3.jpg SickRogue

Едва только звонкие крики, мявканье и громкий плеск воды отчасти затихают в отдалении, как чуткого слуха оставшихся на берегу гиен касаются странные, не шибко внятные звуки, эхом проносящиеся над слегка волнующейся озерной гладью. Если прислушаться как следует, то можно понять, что это чей-то донельзя горестный плач — и кажется, что доносится он откуда-то из плотных тростниковых зарослей в отдалении.

0

517

Сказать, что Лайам был сердит — значит, ничего не сказать.

Он и раньше частенько злился на своих братьев, находя их действия чересчур безрассудными и опрометчивыми, а порой даже откровенно глупыми, но их четверка еще ни разу не оказывалась в подобных ситуациях, когда от одного-единственного неверно принятого решения можно было заработать ТАКУЮ головную боль! А возможно, что и ж*пную тоже — учитывая, кто именно послал этих гиен на поиски малолетних беглецов. Да, не нужно было быть гением, как Дхани, чтобы сопоставить вполне очевидные вещи и осознать, какими большими неприятностями им могло грозить подобное неповиновение. Шайена будет просто в ярости, это как пить дать! Мало того, что они свалили без спроса, особенно в такой невообразимо сложный для их семейства момент, так еще и отказались возвращаться назад вместе с Небулой и ее дружком. Можно подумать, у этой парочки есть время (и желание) обшаривать прибрежные заросли в поисках чужих детенышей... Лайаму, честно говоря, было ужасно неудобно перед их пятнистыми "спасителями". Ведь можно было, наверное, пришпорить невидимых антилоп и попытаться обсудить ситуацию... как-то договорится, в конце концов! Но нет, его спутники предпочли эпично смыться из-под самого носа Небу, ничего толком не объяснив ни ей самой, ни Лингу! Ей-богу, прямо сейчас Лайаму ну просто до жути хотелось отлупить всех троих младших сиблингов, в красках расписав им, какие они феерические долбо*бы и торопыги!

С другой стороны... Лайаму также хватало мозгов и на то, чтобы понять: вряд ли гиены отпустят их героически выручать из беды мать это несчастного крохи-дикобразика. Скорее уж, схватят за уши незадачливых спасателей и силком оттащат назад, к месту ночевки беженцев — что еще за глупости! Но ведь не могли же они просто взять и забыть о несчастной матери-дикобразице... дикобразихе... нувыпонели!

Так что, Лайам сдержал свою злость и лишь звучно скрежетнул клыками, однако же, вполне мирно выпустив своего колючего спутника "на свободу", приглядывая краем глаза, чтобы тот не дай бог не соскользнул в воду. Всем телом распластавшись на гладкой поверхности бревна, по-устойчивее раставив лапы в разные стороны (и таким образом неосознанно изображая донельзя сердитую коалу), Лайам аккуратно подцепил зубами парочку небольших, но довольно-таки острых иголок, застрявших в его тощем боку, и поочередно вытащил их из-под кожи, звучно выплевывая их куда-то в сторону — одну за другой, не забывая при этом до крайности неодобрительно коситься на Мьяхи: тот уж деловито взгромоздился на самый "нос" их импровизированной лодки, торжественно взяв на себя главенствующую роль. Тут уж Лайам, не удержавшись, донельзя красноречиво возвел очи к темным небесам, уже заранее прикидывая, как скоро они пойдут ко дну с таким капитаном. Нет уж... только через его хладный труп!

Это было глупо, — не скрывая собственной досады, рыкнул Лайам младшему братишке, кое-какером привстав с места и нарочито сурово глянув в его обиженно распахнувшиеся небесно-голубые глазенки. — И опасно. Мы все можем угодить в серьезную неприятность... а все из-за того, что вы сперва делаете, а потом думаете! Даже ты, Ди! Вот уж от кого не ожидал, — тут Лайам с непривычно строгой и недовольной рожей оглянулся на второго своего брата. Нет, ну правда! Ты-то чего поддался всеобщему идиотизму? Ты же самый умный и спокойный из всех, даже умнее и спокойнее самого Лайама! Ладно, Мьяхи, ладно, Ракх, но ТЫ-ЫЫ! — Как мы вообще собираемся кого-то спасать, если каждый из вас ведет себя так по-детски? Неужели нельзя действовать слажено, как одна команда, без всех этих... — счастью для всех находящихся на бревне подростков (о боже, нет, только не начинай), Лайам так и не успел продолжить свою до невозможности бесящую лекцию на тему ответственности (уж кто бы, блин, говорил...), так как в этот самый момент по головам и крупам присутствующих с грацией истинных ниндзя промчались две юркие хвостатые тени. Никто из львят даже глазом моргнуть не успел, равно как и понять, откуда они здесь появились, как вообще сумели добраться до плывущего бревна, не намочив при этом ни единой шерстинки; Лайам так вообще замер с глупо приоткрытой пастью, осекшись на полуслове и во все глаза уставясь на грозно распушившихся, клацающих остро заточенными резцами зверьков.

Ого... Вот это скорость, вот это грация! И как им только удается двигаться настолько быстро и проворно?

Лайам был настолько впечатлен их смелостью (и дерзостью, черт возьми, тоже), что далеко не сразу нашелся что сказать... да и банально не успел, ибо Ракхелим, моментально вспылив, принялся с богатырской удалью размахивать своими мощными лапами-дубинами, тщетно силясь достать хоть одну из ловко прыгающих туда-сюда белок, естественно, при этом бешено раскачивая и так не шибко-то устойчивое бревно. Лайаму просто не оставалось ничего другого, кроме как спешно прильнуть к нему животом, покрепче вонзив когти в мокрую древесную кору, и пригнуть голову до упора, каким-то чудом избегая мощных ударов Ракха, мысленно проклиная его за очередную дурость.

РАКХ!!! Ты нас всех сейчас потопишь!! — в конце концов, рявкнул Лайам со своего места, из-за всех сил пытаясь удержать равновесие на их скользком, опасно бултыхающемся бревне, напряженно наблюдая за разворачивающейся перед ним неравной битвой... до тех пор, пока взбесившийся Ракхелим не выбил ни в чем не повинного Мьяхи "из седла", да так смачно, что последний с беспомощным визгом шлепнулся прямиком в воду! — Мьяхи!! — с искренней тревогой в голосе выкрикнул Лайам, с огромным трудом поборовший желание немедленно сигануть следом за братом — ну, а как же иначе, Мьяхи ведь совершенно не умел плавать! Никто из них не умел... включая самого Лайама. Эта мысль остановила серошкурого юнца от столь же сумасбродного прыжка за борт. Но и бросить младшенько в беде он, конечно же, не мог, а потому немедля протянул лапу в его сторону, из-за всех сил пытаясь дотянуться до отчаянно шлепавшего по воде братишки. — Хватай... — только и успел надсадно пропыхтеть Лайам себе под нос, почти сразу же пугливо отдернув конечность, когда из тумана нежданно не вылетела чья-то огромная пернатая туша — такая громадная, что на мгновение заслонила своей тенью всех троих сгрудившихся на бревне львят, а заодно и отчаянно паникующего дикобразика. Да уж, неизвестно, как последний до сих пор не грохнулся в реку следом за Мьяхи — возможно, он все-таки нашел, за что покрепче ухватиться своими крошечными лапками? Как бы то ни было, сейчас все внимание Лайама было сосредоточенно на его рыжем сиблинге... Пускай с большим опозданием, успев предварительно напугаться чуть ли не до первой седины в гриве (еще бы, не испугаешься тут, когда твоего любимого братишку пытается цапнуть из воды какая-то здоровенная хищная птица!), но Лайам узнал в "пришельце" Судью. Хоть он и не помнил его имени, а может, вовсе его не знал, но львенок очень хорошо запомнил самого филина. А потому шумно выдохнул с облегчением, осознав, что этот крылатый великан просто-напросто пытается помочь Мьяхи удержаться на поверхности...

Слава Айхею!

Но расслабляться было еще слишком рано: грызуны все продолжали свои безумные пляски, а может, просто пытались занять более-менее устойчивую позицию на страшно волнующемся плоту, с присущей им стремительностью перемещаясь взад-вперед по бревну, нарочно уворачиваясь от Ракха — ей-богу, с этим давно пора было что-то сделать! Напрягшись всем телом, Лайам замер на мгновение, неотрывно следя взглядом за прыжками одной из белок... и вдруг стремительно дернулся вперед, успев-таки накрыть лапой одну из маленьких, юрких тушек их "врагов". Разумеется, не сильно, боясь переломать пленнице все ее тонких, хрупкие косточки, а всего лишь покрепче прижав ее к коре, не давая вырваться на свободу.

Прекратите! Вы все! НЕМЕДЛЕННО!!! — громогласно рыкнул Лайам, не то, чтобы взрослым брутальным голосом, но достаточно внушительно для своего юного возраста. Пожалуй, у него еще ни разу в жизни не получалось рычать так грозно, как сейчас! Но сам подросток едва ли вообще это осознал, предпочитая поскорее решить стоявшую перед ним проблему. Целых три проблемы, если быть точнее. — Остановитесь, иначе мы точно перевернемся! Ракх, если еще раз дернешься, я тебя скину вслед за Мьяхи!!... 

Оффтоп

Применяю умение "Обездвиживание" на одной из белок, выбор жертвы оставляю за Лингом/Ракхелимом.

+3

518

Ты с довольной усмешкой смотрел, за этой милой и одновременно забавной сценой. Кажется, Гилберт немного позабыл вашу вражду. Он задорно выдвинул бархатного у себя из под лап. Ну или как минимум прекратил перекидывать свое отношение к тебе на несчастного и так полу живого котика. Выставленный мелкий кот, все еще смотрел на всех огромными от страха глазами, водя головой по сторонам в поисках хоть какого либо убежища.
"Как бы от сердечного приступа не помер"

Однако, деваться коту было некуда. Да и не добежал бы он ни до одной ближайшей пещеры. По этому котик просто лег, все еще держась поближе к белому львенку, считая его какой-никакой защитой, наверное. Пока бархатный приходил в себя, Вальгалла с удовольствием принялась делить твой мелкий улов. Львица даже явно подобрела. От тебя не скрылись ее недовольные взгляды, по поводу не разрешения сожрать мелкого сородича. И тебя даже частично порадовало, что Гилберт придерживался в этот раз твоих взглядов. Какой бы там не был этот кот, он все же кот. И это явно каннибализм. Палевая кошка честно поделила улов, и принялась ждать, когда ты приступишь к трапезе. 
И чего они все настолько запуганные?
Но, конечно тебе ли задавать подобные вопросы. Разбуди тебя Скар по среди ночи и прикажи убить их что бы ты сделал? Верно, верно, убил. Скинул трупы в реку крокодилам и с спокойной совестью выполненного долга завалился дальше спать. Власть она и есть власть, хорошая или плохая - какая разница? Если сказали сделать, стоит сделать и можно дальше заниматься своими делами. А главное никто не будет лишних вопросов задавать, да и вообще подозревать тебя в чем либо. Другой вопрос, что не все этой власти стоит говорить и обо всех действиях отчитываться. Вроде охоты за пределами земель прайда и ухода с поста. Роль безвольного, раздражающего всех дурачка-психа, давала много удивительных возможностей.  И не было особого желания терять столь ценное отношение многих членов прайда.
Меньше знают, крепче спят.

Ты обнюхал добычу, а затем осторожно оторвал маленький кусочек дичи и бросил бархатному коту. Так или иначе больше ему давать явно не стоило. Изможденный организм мог отвергнуть остальную часть. А еда сейчас на вес золота, во всяком случае для них.
А то Вальгалла точно из него кролика сделает.
Ты усмехнулся и лег, начав есть. Столь крохотный улов целиком-то можно было заглотнуть и даже не жевать.  Но ты решил устроить небольшую, но трапезу. Что, конкретно тебе не очень нравилось. Голые передние лапы так и манили своей полу-лысой кожей сделать что нибудь плохое. Ты то и дело отрывался от добычи и с хищным взглядом осматривал каждый шрам, едва сдерживая желания разодрать их все. Наконец, желание пересилило. И между делом поглощения добычи, ты таки прикусил пару раз себя, с наслаждением ощущая, как правая лапа намокает от крови.
К черту.

- Кто хочет, может доесть, - бросил ты поднимаясь на лапы и прыжками направился в ближайшие заросли.
После небольшого акта самораздирания доедать категорически не хотелось. Даже подташнивало от одной мысли. Но вряд-ли измученные постоянной нехваткой пищи соплеменники, позволят пропасть хоть малейшиму кусочку пищи. Пуская даже погрызенному отвратительным тобой. Стоило сразу попросить Вальгаллу найти тебе пару лишних листьев. Но ты не хотел привлекать к этой проблеме какое-то особое внимание. Это твои личные заботы. Подходящий большие листья нашлись достаточно быстро, не смотря на столь неподходящее место. Ты лег, и ловко сделал себе новые повязки. Учтя, что предстоит очередной переход по реке, пришлось перетянуть повязки более тонкой травой, которую в последствии будет достаточно просто снять. Закончив перемотку, ты встал и пару секунду полюбовался на новое и свежее обмундирование, а затем вышел из зарослей. Удивительно, но отсутствие грозного самца никак не повлияло на бархатного кота. Тот все еще лежал неподалеку от Гилберта и пытался справиться с доставшимся ему куском мяса. Теперь ты уже не спешил, и медленно направлялся к своим спутникам, опять по привычке то и дело осматривая окрестности на предмет неприятностей. Но все было тихо.

- Ты будешь говорить или немой? Я тебя не просто так из реки тащил, - с легким рыком, обратился ты к котику, который чуть не подавился последним куском крольчатины от столь неожиданного нападения. - Также я предлагаю задержаться здесь и попробовать поохотиться. От того, что мы съели уже через пять шагов аппетит разыграется только сильнее.

Ты сел недовольно стуча хвостом по земле, ожидая ото всех ответа. А в особенности от бархатного. Все нутро кричало, что этот мелкий как-то связан с шаманизмом. Либо он шаман, либо просто что-то об этом знает. Чутье редко заставляет тебя рисковать жизнью, ради мелкого и по сути бесполезного создания. Если в бою он пушечное мясо, то в других направлениях должен что-то знать. Ну, и как шпиона задействовать тоже будет не плохо. Как никак кот теперь тебе жизнью обязан,  да и куда он, собственно денется? Попытается сбежать, тут же окажется там, где и должен был быть пару часов назад. На том свете.

Отредактировано Санкар (10 Ноя 2019 01:11:41)

0

519

- Не, я хочу задние лапы, - моментально отреагировал Гилберт на предложение Вальгаллы погрызть кроличью голову, заявив претензии на самую мясистую часть тушки. Уж что-что, а поесть парень был не дурак - костями можете давиться сами, а растущему организму подавай только чистое мясо, да побольше. Из двух оставшихся ему на выбор кусков, Гилберт решительно, без зазрения совести двинулся к тому, который показался ему больше, и торопливо, с хищным урчанием вцепился в свою добычу, нетерпеливо разрывая зубами мясные волокна, пока её кто-нибудь не вздумал отнять. Ну а что, Вальгалле многого не надо, такая тощая львица, думалось ему, и какой-нибудь птичкой вполне может прокормиться, что уж говорить о кролике.

Во время трапезы случился неприятный казус, немного подпортивший львёнку аппетит. Так как лианы на шрамированных лапах Санкара смыло водой, в данный момент они представали перед почтенной публикой во всей своей первозданной плешивой красе. И это бы ещё полбеды, в конце концов, всегда ведь можно отвернуться и не смотреть, но этому сумасшедшему зачем-то понадобилось устраивать на глазах своих спутников акт мазохизма, вцепившись клыками в уже и так обглоданные конечности и пустив себе кровь. Гилберт даже на пару минут перестал жевать, чуть отклонив уши назад, смотря на происходящее с отвращением и недоумением.

"Какой же он всё-таки пришибнутый".

Вкусив немного собственной крови, Санкар отказался доедать кролика, оставив свою недогрызенную долю на растерзание львице и детёнышу.

- Я за ним доедать не буду, он заразный, - не успел ещё патрульный отойти далеко в сторону, как Гилберт доверительно поделился с Вальгаллой своим мнением, брезгливо отказываясь от права на дополнительную порцию.

На предложение же матёрого поохотиться альбинос оглянулся через плечо на заходящее солнце - его не было на Скале весь день, а также половину прошлой ночи, если он задержится на ещё одну ночную прогулку, Гиза ему точно голову открутит. И на три части разорвёт, как того кролика. В общем, пора было сворачивать путешествие и отправляться в родные пенаты.

- А мне домой надо. Меня искать будут, - подал голос детёныш, не желая отягчать своё наказание. Почему-то ему казалось, что если он вернётся с Вальгаллой на Скалу вечером, то ещё сможет оправдаться, сказав местной няньке с железной лапой, что просто ушёл и весь день гулял с ней, а вот если вернётся ночью, то она ему не поверит и отлупит от всей души. Как в точности работала эта логическая цепочка, было неясно, однако её составитель твёрдо вознамерился избежать неприятного процесса воспитания и хотя бы сегодня вернуться домой вовремя.

- Ну правда надо, ну дава-а-айте, разворачиваемся, всё, я устал, мне спать уже хочется, - видя, что взрослые не торопятся шевелиться, львёнок решил подбодрить их притворным канюченьем. Метод рабочий: будь как можно более противным, издавай раздражающе громкие звуки, и старшие сделают всё, что угодно, лишь бы только ты заткнулся. Ну, или отвесят тебе крепкую успокаивающую затрещину, но сейчас была не та ситуация. В конце концов мелкому удалось добиться своего и двинуть свой небольшой отряд в обратный путь.

—→ Бескрайние луга —→ взросление

Отредактировано Гилберт (14 Янв 2020 19:00:24)

+2

520

Как быстро все вокруг преобразилось!

Еще полминуты назад вся округа казалась такой тихой, такой умиротворенной, несмотря на откровенно постапокалиптический пейзаж на горизонте... Но вот стоило только Клио навести шороху, как все спящие тотчас проснулись и начали спешно подниматься с земли, невольно образуя дикую толчею, под аккомпанемент мужицких выкриков Шайены. Клио аж подрастерялась, широко распахнутыми глазами наблюдая за происходящим со своего места, эдак робко отодвинувшись за плечо Хофу: упс... Нет, ну она, конечно, хотела, чтобы на пропажу Вакати обратили внимание, но не в таких же грандиозных масштабах! С другой стороны, исчез не один львенок, а целых пятеро — уже реальный повод для беспокойства всего прайда! И в особенности для их шумной, всегда такой громкой и воинственной матери. Клио в жизни бы не решилась так грозно рявкать на окружающих, призывая разрозненную (и дико сонную) толпу к порядку. Немо хлопая глазами, львица какое-то время обескураженно наблюдала за происходящим со стороны, не зная даже, что ей делать и куда подвинуться, пока стоявший рядом Хофу не подпихнул свою робкую подружку носом, предлагая встать поближе к Шайене и другим львам, чтобы получше их расслышать. Опомнившись от удивления, Клио немедленно согласно кивнула ему в ответ и отчасти неуклюже подвинулась вперед, спеша оказаться рядом с другими детьми красношкурой, то и дело неловко натыкаясь на других животных, что плотным кольцом обступили беженцев, внимательно слушая их напряженные переговоры. Все-таки, как же хорошо, что Хофу был рядом: не только потому, что его здоровенная крепкая туша помогала ему распихивать тесно сгрудившихся травоядных, гривистым ледоколом продвигаясь сквозь толпу и, тем самым, давая проход для куда более мелкой и боязливой Клио. Просто он вел себя так спокойно, так уверенно... Это его поразительное хладнокровие каким-то волшебным образом "перетекало" в его желтоглазую спутницу, не позволяя ей впасть в очередную слезную истерику. Хотя чувствовала она себя по-прежнему очень напуганной: еще бы, ведь ее единственный уцелевший сиблинг вдруг пропал без вести, да еще и в такой сложный момент... Тут было, отчего впасть в панику. И тем не менее, Клио честно старалась держать себя в лапах, запоздало вспомнив о данном ею накануне обещании.

В конце концов, сколько можно ронять горючие слезы да трагично заламывать лапы в небеса? Она ведь уже не малый львенок, чтобы так по-детски себя вести!

"И все же, куда он мог деться? Да еще в таком состоянии..." — старательно вслушиваясь в напряженные переговоры старших, уже вовсю пытавшихся разрулить эту непростую ситуацию, Клио молча перевела взгляд куда-то в сторону плотно затянутого облаками горизонта, словно бы в надежде отыскать там хоть какое-то знамение, туманный намек на то, куда мог бы уйти ее тяжело раненный брат... Новость о том, что Такита еще засветло отправилась на поиски Вака, безусловно, отчасти успокоила взвинченные нервы хромой, да и тот факт, что взрослые не растерялись, не стали подолгу топтаться на одном месте, а сразу же организовали поисковые отряды, тоже внушал какую-никакую надежду на благополучный исход дела. И все же, на сердце у Клио по-прежнему было очень тревожно. А как же иначе? Вакати ведь не какой-то чужой львенок! Он ее брат, пусть и единокровный. Единственный, кого им с Хофу удалось спасти из той разрушенной пещеры... Она бы не простила себе и его гибель тоже.

А еще Клио, кажется, начинала смутно догадываться о том, почему Вак вдруг решил исчезнуть на рассвете, никого не поставив в известность о своем уходе... И это осознание ни капельки ее не радовало, ведь в таком ужасном настроении подросток мог вытворить любую глупость, вплоть до того, чтобы попытаться навредить самому себе.

Да... да, мы сейчас же отправимся на поиски, — слегка запоздало откликнулась самка на деловитую раздачу указаний со стороны Шайены, очередным кивком подтверждая слова Хофу. Видно было, как сильно она волнуется, несмотря на все попытки казаться спокойной и собранной внешне — последнее удавалось ей с огромным трудом, и голос у львицы заметно подрагивал, заодно с кончиком напряженно приподнятого хвоста. Хорошо, что Хофу не стал акцентировать на этом внимания, а уверенным шагом двинулся прочь, вынуждая Клио спешно поковылять следом за ним — и все же она слегка подотстала, с трудом протискиваясь промеж здоровенных закопченных туш, в итоге едва не налетев носом на какого-то взлохмаченного, тощего на вид подростка. Пришлось спешно ударить по тормозам, дабы не спровоцировать глупого падения... И с молчаливым изумлением вылупиться в чужую морду, заслышав довольно робкое предложение помощи. Это было неожиданно, но довольно мило со стороны юного чужака — он правда был готов вернуться на выжженые земли вместе с ними?

Да, конечно... Конечно ты можешь пойти с нами, — отчасти растерянно пробормотала Клио, понимая, что просто не сможет ему отказать: уж больно одиноким и напуганным был вид у этого львенка. Должно быть, он банально не знал, к кому приткнуться и чем себя занять... Хотя, конечно, на взгляд самой Клио, гораздо безопаснее было бы остаться рядом с другими беженцами, но раз уж он сам так решил... — Идем скорей, — боясь, что они вот-вот потеряют Хофу из виду, львица спешно направилась дальше, уводя Джея за собой и худо-бедно проталкиваясь сквозь толпу, покуда они не нагнали зеленоглазого уже у самого речного брода. Перехватив на себе вопросительный взгляд старшего самца, Клио эдак смущенно пожала худенькими плечами в ответ, отчего-то чувствуя себя до ужаса неловко. Словно бы это она сама настояла на том, чтобы этот тощий, очень робкий на вид юнец пошел к Килиманджаро вместе с ними. — Меня зовут Клио... а это — Хофу, — стремясь хоть как-то замять собственное неудобство, запоздало представилась Клио подростку. — А тебя как зовут?

>>> Сгоревший лес

Оффтоп

Все действия обговорены

+2

521

У берега пронёсся легкий порыв ветра и Вал отчетливо почувствовала его костями, вздрогнув во время приёма пищи. Наступил прохладный вечер, а погода оставалась всё такой же влажной.
Когда бедный кусок кролика исчез в глотке самки, она без лишних разговоров двинулась доедать остатки, что оставил Санкар, не обратив внимания, куда отлучился последний. Зато попытки льва затем разговорить кота весьма заинтересовали охотницу, окончательно сдавшейся в надежде съесть маленького хищника. Так или иначе, у Санкара были свои планы насчет палевого, и мешать ему было себе дороже. А дальше Гилберт прервал взрослых, заставляя их покинуть территорию и уйти к скале.
Предложение охоты чутка взбудоражило львицу, но скорее от того, что на неё легла ответственность за поимку пищи, а не потому, что ей это нравилось. Голова настойчиво посещала мысль выбрать для этого чужие земли, но разум подсказывал, что это слишком рискованная затея, которая может привести к очень печальным последствиям для Вальгаллы. Поэтому, как бы ни была пуста собственная территория, охотница решила начать с неё, а там посмотрим, куда её занесёт.
Увы, трав точно так же не было достаточно даже за границей Земель Гордости, поэтому компания осталась практически ни с чем. По крайней мере Санкар нашёл себе нового друга.
——->Пастбища

+1

522

Мир как будто проносился мимо него. Уставший, голодный, до безумия боящийся чужих, Джей Ди просто выпал из всех разговоров на довольно долгое время. Странный темный фенек больше с ним не разговаривал, кажется, поняв, что сейчас все равно не добьется ничего путного от подростка. Но и далеко не отходил. Вокруг суетились львы и травоядные, многие знали друг друга, ну а Ди… он был один. Ему было очень страшно. Кто-то предложил ему поесть, и тот с радостью набил желудок свежатиной, стараясь не думать, откуда она. Ему удалось попить воды из какого-то ручья.

Потом все зашевелилось. Заговорили о гиенах, о приближающейся опасности, и все стали быстро собираться в путь. Почти ничего не соображающий от невероятной усталости подросток просто поплелся вслед за ними, не разговаривая. С ним пытался общаться тот красношкурый, но, кажется, вскоре потерял интерес. Джей Ди часто отвлекался, отвечал односложно, уплывал в какой-то свой мир. Обычно это были фантазии, но сейчас только воспоминания интересовали его. Размытый, совсем уже сложно воспроизводимый образ матери. Четкие образы Тесвы и Туары, растворяющиеся в песчаном шторме. Дни поисков, понимание, что все кончено. Взрыв, огонь, кипящая река. Снова и снова это прокручивалось в голове годовалого льва, снова и снова он смотрел куда-то в сторону с отсутствующим выражением морды. Как с таким пообщаешься?

Когда вся процессия достигла озера, Джей Ди больше не мог терпеть. Он попросил Тёрка толкнуть его в случае чего, плюхнулся на какой-то ком травы и уснул. Нет, даже не уснул, а вырубился. Истощенный организм сдался, поэтому подросток уснул беспробудно, без сновидений. Пока он спал, вокруг происходили разные события, но ничего из этого он не слышал и не просыпался. Когда, наконец, фенек смог распихать его (а для этого потребовалось покусать его за уши и потолкать его лапами в морду), был уже вечер. Ощущал подросток себя получше, но чувствовал, что мог бы проспать до самого утра. В животе ощущалась пустота, но Ди не рискнул есть те туши, что лежали около озера. Все-таки время уже прошло, а заболеть от несвежего мяса точно не хотелось. К тому же, все стали куда-то расходится.

Речь Шайены он пропустил, поэтому совершенно растерянно стоял и хлопал глазами, пытаясь разобраться, что происходит. Шайена и еще несколько львов увели за собой травоядных, остальные стали разбредаться кто куда. Он зацепился взглядом за львицу, что заметно хромала и куда-то шла с темношкурым самцом. Кажется, они собирались кого-то искать. Джей Ди совсем никого здесь не знал, поэтому ему было все равно, к кому прибиться. А та самка казалась вполне себе дружелюбной. По крайней мере она его не съест. “Надеюсь”.

— И-извините, — робко позвал он ее, подойдя поближе. — А можно я пойду с вами… То есть можно я вам помогу в поисках?

Хотелось добавить что-то вроде “пожалуйста” или “умоляю не бросайте меня умирать”, но Ди решил оставить это на потом. Он не боялся, что его сочтут жалким: он к этому привык. А вот быть оставленным здесь не хотел. Приближалась ночь, хотелось есть, вокруг было страшно. А вдруг та гора опять решит взорваться? А вдруг на него нападут гиены? А вдруг…

— Я — Джей Ди, — отозвался он. — Можно просто Ди. Спасибо вам.

Он аккуратно пошел за Клио и Хофу, совершенно не представляя, во что ввязался, но счастливый от того, что ему не придется быть одному.

———————–→ Сгоревший лес

+1

523

Нет ничего увлекательнее, чем познавать мир! Иногда такой способ времяпрепровождения затягивает настолько сильно, что все происходящее вокруг кажется лишь фоном, на который обычно никто не обращает внимания, словно где-то там, на верхней ветке, птичка насвистывает себе какую-то замысловатую песенку. С такими шумными родственниками Дхани было сложно сосредоточиться, но со временем он приноровился абстрагироваться от окружающего мира, когда его занимала какая-то деталь, какой-то кусочек, если хотите – пазл от цельной картины. Именно сейчас он с любопытством заглядывал в темную мутную воду, наблюдая за тем, как она сочится между его пальцами, как импровизированная лодка ускоряется от подобного воздействия. «Хм, такое явление определенно имеет какое-то название», - подумал подросток.

- Аррр! – следом же воскликнул вдруг он, когда мохнатая пятая точка брата задела его так сильно, что тот наверняка бы кувыркнулся «за борт», если бы вовремя не вцепился свободной лапой в бревно, вонзая когти так глубоко, что стало неприятно, и упираясь в поверхность бревна, - Ракхелим, ты сегодня точно кого-нибудь утопишь! – заметил Дхани и, если бы у него были очки, то он непременно бы поправил их на переносице; сейчас же львенок только обернулся на сиблинга, осуждающе сверля его взглядом. Он злился, по-доброму, конечно, по-братски, но это уже было своеобразным сигналом на то, что его терпение постепенно заканчивалось.

…А тут еще младший братец заголосил. И, казалось бы, провозгласил себя капитаном он, а все почести достались именно Дхани: он ведь придумал, как двигать лодку столь быстро! Львенок даже стеснительно заулыбался, но ответить ничего не успел, потому что его братья никогда спокойно на одном месте дольше двух секунд не сидели. Это он и, быть может, еще Лайам могли находиться все время там, где были оставлены, но Мьяхи или Ракхелим готовы были всегда и при любых условиях облазить каждый уголочек саванны; иногда сын Шайены искренне недоумевал, наблюдая за всеми своими сиблингами, как же от одних родителей могли получиться такие разные дети.   

Погрузившись в собственные мысли, Дхани именно поэтому-то и удивился, когда Лайам начал отсчитывать братьев за их поведение. Он стыдливо прижал уши и от волнения даже начал переминаться с лапы на лапу. Особенно сильно он съежился, когда «усатый нянь» обернулся на сиблинга и посмотрел на него ТАК, словно он, Дхани, устроил здесь всю эту потасовку. Ну, конечно, конечно, ему необходимо быть ответственным! В конце концов, если не он и Лайам, то кто же обезопасит сиблингов от дурости?

Договорить свою лекцию старший брат не успел. Он резко замолчал, вытаращив глаза в сторону самого конца плота. Дхани четно пытался разглядеть, что там произошло, поскольку разноперые шкурки братьев мешали его обзору, однако спустя секунду была понятна причина общего замешательства. На мягкую темную шкурку львенка заскочила такая же серая белка. Ловко перебирая лапками и чуть покалывая кожу, она забралась на самую высокую и самую «работающую» часть тела льва – на голову. Дхани почувствовал, как в его шевелюре зарылись наглым образом и, конечно, предупредили всех о том, что пора поворачивать обратно.

Ракхелим не любит, когда им командуют и не любит, когда кто-то читает ему лекции (за исключением, конечно, Лайама), поэтому его реакция была весьма… предсказуемой. Однако в данной ситуации она была чрезвычайно опасной, ведь вся их бравая компания спасателей держится чуть ли на трех палках!

- Остановите своего спутника, пожалуйста, из-за него Ракхелим сейчас упадет или сбросит кого-нибудь! – тихо проговорил Дхани белке, но было поздно: в очередной раз промазав лапой, брат сбивает младшенького, отчего тот летит в воду с характерным кряком. Дхани, позабыв о том, что у него на голове сидела белка, тот час же кинулся к рыжему почти в одно время с Лайамом, лихорадочно пытаясь при этом сообразить, как помочь брату вылезти на берег. Он оглядел все вокруг: слева, справа, сверху и снизу, - но ничего толкового не нашел для того, чтобы вытянуть Мьяхи. «Хотя бы веточка, хотя бы деревце», - думал львенок. Вокруг проплывали лишь одни трупы животных, на которых залазить было весьма неприятно – раз, и которые едва ли выдержат подростка – два.

Внезапно в воздухе показалась огромная туша. В тумане было сложно разглядеть, что за птица парила над головами беснующихся животных, но Дхани не на шутку начал переживать: вдруг это была хищник, желающий полакомиться кем-то из присутствующих? Во всяком случае, ему не составит труда поймать двух белок, но, даже несмотря на то, что они только усугубили всю ситуацию, молодому льву было их жаль. Однако опасения были напрасными: птицей оказался знакомый филин, который также спасался от взорвавшегося вулкана. Судья, кажется, его звали так, замер прямо над Мьяхи, судя по всему стараясь помочь ему удержаться на плаву. Только тогда Дхани с облегчением вздохнул и даже немного позволил себе расслабиться, правда, всего лишь на половину минуты. Новый аттракцион начал Лайам, который решил, что пора бы остановить белок именно сейчас: плот снова закачался, заходил ходуном, грозясь тут же перевернуться. А этого никак нельзя было допустить! Кроме того, несчастный дикобраз, из-за которого, собственно говоря, все началось, мог уже давным-давно впасть в панику. Подросток понимал, что его необходимо хотя бы как-то успокоить.

- Малыш, все хорошо, не пугайся! Сядь в середину! – крикнул Дхани, прыгая то на одну опасно приподнимавшуюся сторону, то на другую, и балансируя, широко крутил хвостом и покрякивал. Может быть, конечно, это выглядело со стороны очень глупо, но именно сейчас львенок был уверен в том, что это поможет до поры до времени плоту не перевернуться.

Отредактировано Дхани (11 Дек 2019 21:15:37)

+4

524

Вальгалла ничего не сказав доела твою часть добычи. Гилберт же, несмотря на голод,  даже не стал претендовать. Ты лишь усмехнулся, думая как этому малому достанется в жизни с таким характером. Спасенный котик все еще прибывал в шоке и продолжал держать язык за зубами. На твои разборки с ним все наконец-то прекратили обращать внимание. Скорее всего сказался слегка утоленный голод. Однако, дальше продолжать пиршество твои спутники наотрез отказались. Гилберт решил воспользоваться своим возрастом и запросился домой. Хотя, кто знает, может его действительно по ушам не погладят за долгое отсутствие и прогулку черт знает с кем.

Все засобирались в дорогу, которая прошла более спокойно и без новых знакомств. Бархатный котик уютно устроился у тебя в гриве. Удивительно, но мелкий даже не протестовал, когда ты неожиданно вогрузил его на себя и сказал держаться всеми когтями. Его смерть во время перехода была бы весьма ироничной, но она таки не случилась. После перехода реки и небольшой прогулке в тишине, Вальгалла отделилась от группы направившись на пастбища. Львица не позвала тебя с собой, а ты не собирался напрашиваться сам. Не хочет - тебе же легче. Да и отчет по границам давно было пора предоставить на скале, а не таскаться черт знает где.
———————- Бескрайние луга ————————-

Отредактировано Санкар (10 Янв 2020 23:33:32)

0

525

- Если ты прям щас не заткнешься...
- Это было глупо...

Мгновенно сбросив с себя маску воодушевления, конопатый бросил утомленный взгляд через плечо на старших сыновей Шайены, по достоинству оценив не только их бесконечное занудство, но и донельзя смешные позы в которых эта парочка балансировала на узком дереве. Лицезреть как Лайм вытаскивает колючки из (задницы) своей серой шкуры - просто всю жизнь бы смотрел! Как и болтающегося в опасной близости от воды Ракха. Ну что кисы? Водички испугались что ли? Хорошо хоть Дхани не стал корчить такие же строгие рожи, и комментировать случившееся - конечно он тоже выглядел не слишком довольным, но хотя бы не стал закидывать упреками и на том спасибо.

Мьяхи было открыл пасть с донельзя надменным видом, томно опустив тяжелые, темные веки, чтобы сказать возможно что-то не очень умное, но достаточно крепкое, да так и застыл вылупив глаза по пять копеек, когда аккурат на голову Ракхелиму приземлились невесть откуда два крохотных, что-то нервозно трещащих пушистых комочка. Охренеть! Это что... белки?! Как они сюда попали?! Вцепившийся в самый "хвост" их хлипкого судна Кланк нервозно сглотнул, косясь на скачущие перед мордой озверевшего юнца прыткие тушки, покрепче вонзив когти в скрипучую древесину, уже приготовившись к ожидаемой дикой качке. А вот Мьяхи как-то не ожидал подобных сюрпризов... особенно не ожидал, что любимый, чтоб тебе зараза пусто было, старший братищка-защитник со всей дури заедет ему по раззявенной усатой ряхе с такой щедростью, что у бедолаги аж искры из глаз посыпались, пока он летел спиной в воду!

Холодную!

Мокрую!

ВОДУ!!!

Может Дхани и не желал дурного младшенькому, но каркать он был горазд, и теперь, как по заказу, конопатый засранец вместе со всеми своими безумными идеями благополучно пошел ко дну. В ответ на зычный комментарий Ракха Мьяхичу очень захотелось на секунду вынырнуть из вязко утягивающих его ко дну пучин пресноводных и театрально всплеснуть лапами, дескать, да что ты говоришь! Он не умеет плавть! САМ НЕ ЗАМЕТИЛ! К сожалению, а может и к счастью охреневше хватающий пастью драгоценный воздух, неистово молотящий лапищами по пенным барашкам  подросток сумел только выдавить из себя невнятные панические хрипы с кашлем, уже мысленно прощаясь со всем - с остальными членами семейства, с мамулей, с солнцем, небом и землей. Заметив протянутую ему лапу помощи от лица Лайама,  которого он моментально за эти короткие секунды своей никчемной жизни возвел до уровня божества, истерично хлопающий всеми конечностями, то и дело пропадающий из виду колотящийся в панической атаке самец агрессивно погреб в его сторону - спасите БЛ*ТЬ меня!!!! Не то чтобы тут было настолько сильное течение, которое подкидывало его промокшую тушку точно щепочку куда-то вверх, но своими прыжками жирдяй-Ракх поднял такое, извините, цунами (на самом деле волны то были совсем небольшие, да и Ракхелим не жирный, но максимализм на адреналине зашкаливает, простите его), что для перепуганного, похожего на облезлого суриката в воде Мьяхи, это казалось настоящим штормом с громом и молниями, который нещадно топит его крохотную рыжую "шлюпку". Еще одна волна, еще один такой скачок - и прости-прощай родина, не ругай мама я был хорошим тебе сыном и пал за бравое дело!

А когда его сверху накрыла поистине колоссальная, точно слоновья, крылатая тень...

Пожалуй по громкости визга, Мьяхи сейчас мог бы посоревноваться со стаей тропических мартышек.

Узрев пикирующего орлом Судью, который с мрачной решимостью стрелой устремился с небес, рыжий погреб в обратном от братьев направлении, неуклюже и бестолково и хрен, собственно, пойми зачем. Вряд ли бы это размахивание лапами в попытке угрести в закат спасло бы его, если бы Судья действительно решил перекусить свежей, молоденькой львятинкой. Естественно вместо того, чтобы разорвать подростка на тысячу мелких конопатых львят, Судья лишь покрепче схватил когтями крепкий загривок подростка с зачатками его гривы (уй-уй-уй, только прически его не лишай!), и приподняв беспомощно повиснувшего в воздухе половиной туловища Мьяхи, деловито похлопал крыльями по направлению к раскачивающемуся бревну, на котором творился свой собственный дурдом. Шлепнув хрипло простонавшего несчастного подростка поперек трухлявого полена, филин аккуратно опустился следом, звучно вонзив свои когтищи в шершавую поверхность бревна, Судья мрачно оглядел подростков из-под своих бровей-кисточек.

- Я вас всех... ненавижу... - с отдышкой просипел бедняга Мьяхи, на дрожащих лапах коекакером перекантовавшись на их жалкое подобие плота, с убитым видом повиснув безжизненной тряпочкой поперек.

- Один мудрый бабуин сказал, что у львов девять жизней, теперь у тебя осталось еще восемь, - хмыкнул Судья, нахохлившись... а затем развернул башку на 180, зыркнув сверху вниз на нервно дергающих хвостами белок. - Хватит скакать. А не то сожру. Какого гиппопотама  вы вообще поперлись на этой хрени в морское путешествие? Вы... кучка детишек, которым постоянно нужна нянька. 

оффтоп:

С собственного дозволения отыгрываю фамильяра Маро ХД

Отредактировано Мьяхи (19 Янв 2020 13:40:24)

+4

526

- Я  очень не люблю, когда происходят вот такие вещи, - злобно оскалила клыки крокута, прохаживаясь вдоль водной кромки туда-сюда, словно голодный тигр в клетке. Проклятая разношерстная мелочь, чтоб вас, и что им теперь делать?

В отличии от добродушно ухмыляющегося на подобные детские шалости Линга (ах эта молодость, ах красно-зелено), Небула довольно сумрачно пялилась вслед горлопанящим подросткам, смачно скрипя зубами друг о друга. Размашисто плюхнувшись куцей задницей в образовавшуюся хлябь, гиена с непередаваемым выражением морды-кирпича вытянула вперед гребнистую шею, мрачно наблюдая за тем, как вся эта компания плавно сваливает в закат, даже наличие грызунов-помощников ее пятнистого спутника самку отнюдь не порадовало. Она сказала что доставит этой дурацкой львице ее дурацких детей... а теперь сидит в луже как распоследняя идиотка и таращится в пустоту перед собой. Все с той же донельзя угрюмой рожей мрачно поскребя задней лапой за ухом, обдумывая дальнейшую стратегию. А что если мелочь утопнет? Да запросто, и куда они, идиоты, рванули на этом кривом полене, наверняка дырявом и давно жаждущем пойти титаником ко дну? Кто их вытягивать будет? Уж точно не она. Крокута не слишком то жаловала воду и плавала только лишь по нужде... и не так, черт возьми, далеко.

Коротко отряхнувшись, звучно прищелкнув клыками, небула поднялась со своего мокрого местечка, развернувшись к сидевшему неподалеку Лингу, смерив его недовольным взглядом.  - "Пряничек" очень зла, - буркнула пятнистая, обойдя самца и молча зыркнув в ту сторону, откуда они пришли. Наверняка Шайена и вся ее разномастная свита рогатых и клыкастых уже уплелась далеко вперед, и с каждой минутой все больше отдаляется от этих мест, и не известно где они будут, когда эти бестолковые щен... котята вернутся на берег. Самка ненавидела ждать так же сильно, как и догонять, так что сидеть на бережку считая проплывающие мимо трупы ей было просто противно.  Может можно как-то обойти со стороны по мелководью, чтобы подобраться ближе к дрейфующему с подростками бревну? Задумчиво подергивая черной мочкой носа, гиена еще немного так постояла, а затем резко повернула морду к замершему чуть поодаль шакалу. - Хенги! Сюда иди!

Заслышав зычный басок своей госпожи, мелкий проныра поджав хвост и опасливо прижав уши к узкому  черепу, всем своим видом изображая смирение и покорность. Еще бы... Небула вновь выглядела до ужаса раздраженной и раздосадованной и вполне могла отвесить не самых справедливых люлей своему компаньону, если он сделает что-нибудь не то и не так. - Хенги слушать госпожа. Плавать не уметь, - чуть тише добавил он на всякий случай, уже представляя себе, как разъяренная крокута с воплем "ничего не знаю, плывите сосиски" швыряет его в воду догонять глупых львят. Мало ли...

На его счастье у самки были другие планы по использованию маленького послушного шакала. Зачем-то схватив глухо пискнувшего Хенги за шкирку,  Небу решительно прошла обратно к воде и гордо, деловито усадила Хенги на "свое место". Судя по всему - караулить беглецов.

- Сиди здесь, - в подтверждение своих действий фыркнула Небула, оставив немо клипающегося зенками шакаленка таращится в безмятежную водную гладь прямо перед собой. - Если эти бестолочи вернутся раньше нас - громко зови меня. Может быть еще кто-нибудь из львов придет, поможет с этой кучкой детишек. Жопы им надрать надрать поможет, - ворчливо пробухтела крокута, неторопливо отдаляясь от заводи по направлению к Жадности, небрежно подпихнув самца плечом. Дескать, пошли уже, любитель пряников. У нас дел непочатый край.

- Хочу посмотреть, есть ли у этого болота "короткая сторона", - объяснила своему спутнику желтоглазая, как обычно горбато приподняв лопатки и смурно "шаркая" мордой по мокрой траве, что-то вынюхивая и то и дело неприязненно морщась. - По мелководью мы могли бы дошлепать до этих балбесов и спустить их с этой фигни. Ух и трепку же я задам этим мелким ушлепкам... благо мамашка дала дозволение... - все так же бесконечно ворча, пятнистая уверенно трусила вперед, но... прошла она, собственно, недалеко, мигом подобравшись, подняв голову и развернув уши вперед. Ей показалось, или... - Линг! - снизив голос до шепота, но ничуть не растеряв своей командорской нотки, Небула склонила голову чуть на бок, обращаясь к своему спутнику, но при этом неотрывно глядя прямо перед собой. Туда где высокий тростник заслонял всю тропу впереди, и хрен его поймешь, что за ним тебя ждет. - Ты это слышишь?

+3

527

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"89","avatar":"/user/avatars/default.png","name":"ShaggyTramp"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/default.png ShaggyTramp

Поначалу все шло неплохо. Настолько неплохо, что дикобразик весело сверкал глазками-бусинками, с надеждой устремляя взгляд в сторону противоположного берега и силясь отыскать там маму. Он точно знал - она там, просто не может не быть там. К покачиванию бревна малыш привык удивительно быстро, к тому же, дикобразик сидел под тучей больших лап, за которые можно было в случае чего ухватиться. Правда, он все еще старался держаться подальше от лап Ракхелима - мрачный красный страшила все еще казался ему слишком злым. После всего произошедшего дикобразик чувствовал себя немного увереннее в этой компании и храбро потряхивал иглами, готовясь пульнуть в нежданного обидчика, но все-таки безопаснее было под брюхом у серых львов. Вот странное дело - два серых льва самые лучшие, а два рыжих... немного бесоватые.

Насладиться путешествием им никто не дал. Откуда ни возьмись на бревно запрыгнули нежданные "зайцы" - дикобразик не услышал их, так тихо они перепрыгнули, он почувствовал, как качнулся их маленький кораблик. Малыш повернулся и с удивлением воззрился на пару суровых белок. За последнее время это первые звери, которые были, ну... не особо его крупнее, так что поначалу дикобразик нисколько не испугался, только моргнул удивленно. Вот это да... А откуда эти взялись? Но удивление быстро сменилось возмущением, когда белки заявили, чтобы они назад поплыли. Дикобразик с неожиданной нахрапистостью выступил вперед, высунувшись из-за защиты львиных лап.

- Еще чего! Мы маму мою идем спасать! - после всего, что они пережили, что он пережил, просто взять и развернуться, потому что белка так сказала?! Они так близко! Нет, это было слишком даже для маленького дикобразика, тем более, врагами их были всего лишь мелкие белки, не какие-нибудь там гиены! Но даже маленькие белки могут наделать много проблем - спустя секунду дикобразик, чудом удержавшийся на плоту после того, как Ракхелим начал махать лапищами, в этом убедился. - Ой-ей!

Какие уж тут белки! Не упасть бы в воду! Дикобразик отчаянно балансировал на бревне, испуганно ощерившись иголками и часто-часто дыша. Сохранять равновесие было мучительно трудно и больно, каждую секунду он боялся, что вот-вот сорвется вниз, в эти страшные темные воды. Его окатило мелкими каплями, когда бревно в очередной раз опасно накренилось в одну сторону. По сторонам дикобразик больше не смотрел - куда там! Он не услышал, как Мьяхи упал в воду и как его вытащили оттуда, не увидел нависшей над ними птицы, не знал, как протекает схватка бравых львов и маленьких белок. Услышал он только в какой-то момент яростный рев Лайама. Это стало последней каплей.

- ДА ХВАТИТ УЖЕ, ПОЖАЛУЙСТА ХВАТИТ ВАМ ВСЕМ!! - завопил малыш на всю мощь своих легких. Его голосок опасно дрожал. Почему, почему все вечно вот так?! Что от них хотят злые белки?! - Я ПРОСТО МАМЕ ХОЧУ ПОМОЧЬ, ПОЧЕМУ МНЕ НЕЛЬЗЯ?!!

Весь мир сговорился! Конечно, добрый Колючий Бог послал ему в помощь молодых львов, но проклятый Черный Дикобраз тут же все испортил, наслав дурацких белок. Право же, как будто сами небеса не хотели, чтобы дикобразик маму нашел! Нет, это уже слишком!

- Я... Я ИГОЛКАМИ ВСЕХ ЗАКОЛЮ!!! - сообщил он всем - дурацким белкам и страшной птице, огромной, страшной птице, которая тоже невесть откуда взялась и наверняка хотела всех покалечить. Дикобразик был в таком раздрае, что даже не задался вопросом, почему птица ни на кого не нападает, а спокойно себе сидит.

+3

528

—— ) Сгоревший лес

Бурошкурая печенкой чувствовала, что здесь что-то не так.

Правда далеко не так страшно, как она себе представляла. Насмотревшись ужасов у подножья в виде обгорелых трупов животных, львиных останков схороненных под камнями, самка уже заранее была готова  к луже кровищи встретившей ее "на пороге" - все же гиен посылать на поиски четверки не очень умных и шебутных подростков, как казалось молодой львице, затея не самая правильная... даже странно, что мать на это согласилась. С ее стороны это, как минимум беспечно. Да, Сехмет теперь то стала старше и прекрасно понимала, что значит управляться с кучей вечно влипающих в неприятности львят, благо сама почти как мамаша стала, в отсутствие "настоящей".

Опустив голову к земле, Сех старательно принюхалась, игнорируя до крайности неприятные, затхлые "ароматы" гнили и разложения, что, кажется, окупировали все близлежащие берега. Чуть сморщив переносицу, обнажив клыки, Сехмет глухо чихнула, потрясла головой, нервно проведя лапой по торчащей петушиным гребнем слипшейся челке, и вновь сосредоточила свое внимание на щедро усеивших вязкую, кляклую почву следах. Кого тут только не было... к ее превеликому сожалению. Напуганные стада протоптались по некогда пышноцветущей зелени, примяв а то и оставив просто голые, грязные участки больше напоминающие болота. Все запахи смешались в крепко запутанный клубок, прежде чем львица успела уловить... нет, не запах братьев - терпкий аромат мокрой собачьей шкуры, от которого сводило скулы и хотелось, простите, проблеваться под кустиком.

Запах гиен.

Среди беженцев, насколько Сех помнила, было только две гиены, ошивающихся около Шайены - и которых маманя, так внезапно вернувшаяся к своим чадам, послала на выручку младшеньким. Значит бурошкурая шла правильно.

Ну вот, следуя по тонкому (уф) аромату, Сех вышла к берегу озера, но... гиен там не обнаружила!

Это что еще за дела?!

К счастью никаких ошметков рыжих и серых мелких бестолочей она тоже не увидела, немного подуспокоив свои тревоги по поводу прожорливости падальщиков, но это было как-то странно. Покрутив головой по сторонам, немо вылупив травянистые глазищи, Сех вдург коротко вздрогнула всем телом, аж подняв свой мокрый, потерявший былую привлекательность и застывший глинянным поленом хвост, краем глаза заметив где-то впереди, на озерной глади странное движение. Вытянув голову и присмотревшись, бурошкурая чуть воздухом не поперхнулась!

Какого хрена здесь происходит?!

Гиен на месте не обнаружилось, а ее бестолковые братья плывут куда-то навстречу приключениям, на старом, того и гляди разваливающимся по частям под их немалым весом бревне. Куда и зачем, Сехмет не знала, но уже хватило того факта, что мало того, эти засранцы слиняли невесть куда пока все спали, теперь еще и усложняли родным жизнь своим идиотским поступком. Они блин плавать не умеют! А если эта ненадежная штука реально разломается на части и эти бестолочи немедля попадают в воду? Камнем ко дну пойдут! Кто их спасет тогда?!

Моментально позабыв про гиен, охваченная легким (ладно, не очень легким) приступом паники, охотница с глухим рыком заметалась вдоль берега, обуреваемая гневом, досадой и отчаянием. Ох как же у нее лапы зачесались сейчас, кто бы знал! Вот только попадитесь мелкие засранцы, вас такая щедрая порка ожидает на берегу!

- ЛАЙАМ! - рявкнула Сех во все горло, побольше набрав воздуха в грудь и крепко зажмурившись. Ее исполненный ярости рев можно было различить без особых проблем - вон, дохлой медузкой распростершийся поверх их псевдо-каноэ Мьяхи аж вздрогнул, и явно не от холода, с искренней опаской покосившись в сторону берега. Мать моя Шайена. - ДХАНИ!!! РАКХЕЛИ-ИМ!!! МЬЯХИ!!! - рыжий аккуратно спрятался в комочек за братьями, накрывшись сверху Кланком. Меня здесь нет. - НЕМЕДЛЕННО НАЗАД! Сейчас же!!! - злобно скалясь Сех громко шлепнулась пятой точкой на землю, продолжая мрачно зыркнуть на покачивающихся на плоту подростков.

И в то же время Сехмет готова была сигануть в воду, если кто-то из этих бестолочей хлопнется за борт.

К счастью самка не застала момент неуклюжего заплыва горемыки-Мьяхи. Иначе бы самку точно инфаркт хватил.

Отредактировано Сехмет (8 Фев 2020 01:27:49)

+5

529

=========================) разрушенное подножье вулкана

Обратный путь был и легче, и тяжелее. Надежды на возвращение матери и дяди пришлось похоронить в сгоревшем лесу. Мчался Ньекунду размеренно, ни разу не споткнулся, но было в его движениях что-то... деревянное. Оставшись один, он не мог не вернуться к мыслям о теле матери, лежащем под камнями, о Нари, навечно оставшимся на поляне, где некогда он собирал свой могущественный прайд, отстаивал право на власть. Тяжко. Такое нельзя быстро не отпустить. Да лес сам наводил самые мрачные мысли - вся эта гарь, сажа, искареженные деревья, обуглившиеся тела. Ньек поэтому хотел как можно быстрее покинуть это место и вдохнуть свежим воздухом у реки, ополоснуть лапы и двинуться сразу же к озеру. Поэтому он почти не обращал внимания на усталость, так что у границы леса он появился изрядно запыхавшимся. Пришлось даже постоять пару минут, чтобы выровнять дыхание. Ньекунду выбрался, но почему-то все еще медлил, глядя перед собой и не торопясь бежать вслед за Сехмет. Затем все-таки взял и обернулся. Постоял.

Нужно было еще раз попрощаться. Не только с матерью, братом и дядей, но и с домом.

Дальше шагать стало немного легче, как будто выбравшись из сожженного леса он выбрался из гнетущей, тяжелой атмосферы смерти и скорби. Его мать мертва, брат и дядя тоже. Но, по крайней мере, он больше не будет метаться в неизвестности, гадая, мучаясь, что случилось с родными. Как те, чьих близких раздавило камнями так, что уже не опознать тела. Он знал, что шаманы умеют призывать духов мертвых, значит, духи есть, и после смерти мать, брат и дядя отправились вечно охотиться на небесных угодьях.  Знать наверняка нельзя, но Ньекунду не хотел давиться самыми мрачными мыслями. В конце концов, почему нет? Звезд на небе много, хватит места для его семьи. Каждый раз, когда он будет смотреть на звездный небосклон, он сможет их вспоминать. Знать, что они смотрят на него. Они не канули в лету, не пропали - не только потому, что он знает, что они могут быть духами, но и потому, что он их помнит.

Когда впереди он увидел шевелящееся, переливающееся бликами нечто, то понял, что вышел к озеру, и это лунный и звездный свет играются на его поверхности. Ньекунду остановился. Да, об одном они с Сехмет не договорились - а где, собственно, встречаться? И, кто знает, вдруг она вообще не у озера? Эта простая мысль не приходила Ньеку  в голову, он почему-то твердо был уверен, что Сех у озера, причем до сих пор. Решение пришло быстро. Ньек приподнял голову повыше и зарычал в  пустоту - это был не громкий, оглушающий гордый рев, но гортанный и глухой. Так он давал Сехмет, которая должна быть где-то здесь, понять, что вернулся. Ньекунду повторил свой рев спустя пару секунд и, к своей огромной радости и облегчения, услышал ответ. Она и впрямь здесь!

Примчался Ньекунду очень быстро и уже на подходе подметил кое-какие детали. Во-первых, Сехмет в бешенстве. В натуральном, жутком бешенстве - глаза сверкают, шерсть на загривке дыбом стоит, а когтями, чего доброго, яму сейчас выроет. Причем это явно не отчаянный гнев, когда после дурных, тяжелых вестей крушишь все подряд. Значит, скорее всего, она напала на след младших братьев или, что более вероятно, пересеклась с ними, но они от нее почему-то убежали. Все это пронеслось в голосе Ньекунду за долю секунды, пока он, чуть запыхавшись, останавливался возле подруги.

- У меня новости, - быстро и деловито проговорил он, пока Сехмет не начала рычать. - Я нашел Ари, Сейлу и Тагора. Они живы-здоровы, идут к прайду. С ними еще чужак, Котаго, он им помогает. Нарико... его больше нет, и остальных королевских детей тоже. У тебя что? - он кивнул на озеро. Не зря же Сехмет стояла именно у берега и не спешила никуда уходить! Но куда детеныши могли деться, не уплыли же?

+2

530

Пока его меховая приятельница бесновалась, с раздраженной мордой отмеряя шагами береговую линию озера, Жадность сидел неподалеку, вяло почесывая себя задней лапой. Его совершенно не угнетало осознание, что их надула дерзкая четверка подростков, которая за считанные секунды сумела сориентироваться и рвануть прочь аж по воде, тем самым оставив появившихся на полянке гиен с большим кукишом на сопливом носу. Храбрые, отчаянные, упрямые… Линг любил таких особей, способных ломать любые преграды на своем пути к заветной цели. Ну и в конце-концов, на сей трухлявый корабль успешно проникли слуги иностранца, что, по мнению крокута, было равнозначно сопровождению армейского конвоя. Уж беличьи сэнсэи из древнейшей школы Красного Сурриката не допустят на борту бунтарского поведения, любую молодежь к стенке по швам приставят!

Привычно щуря лиловые глаза, самец с легкой усмешкой наблюдал за Небулой, не собираясь, однако, нарушать ее возмущенные всполохи своей болтологией. Один старец как-то сказал молодому крокуту из Ксинга, что "хуже дрожащей земли, которая пожирает целые поселения зверей, может быть только разгневанная самка", поэтому Гриду вовсе не улыбалось испытывать на себе правдивость слов гиеньего мудреца. Было совершенно очевидно, что озлобленная крокута вряд ли внемлет лишь словесным обещаниям доставить смотавшихся сорванцов обратно на берег. Другое дело, когда эта бравая четверка все-таки предстанет перед гиенами, с сияющими от хорошей трепки задницами… “На это можно смотреть вечно, - философски заметил Линг, клацнув зубами назойливую муху, которая осмелилась усесться ему на нос. - На облака, на ветер... и на то, как смеется довольная женщина…”  - мысленно посочувствовав достопочтенному Хенги, вновь попавшему на приказную раздачу своей госпожи, темношкурый иностранец поерзал своей пятой точкой по более-менее сухой почве, гнездясь поудобнее в этакой землистой нише. Ему в самом деле было невдомек, с чего Небула так нервничает из-за ушлых львиных подростков, которые уже давным-давно под присмотром бдительных белок - старик Фу и Лан Фан всегда честно отрабатывали свои орехи.

Отдав шакалу столь демонстративные распоряжения, матриарх ткнулась в Грида плечом, призывая того следовать за ней. Хотя изрядно подуставшему падальщику не особо хотелось вновь куда-то плестись и искать какой-то там брод, самец все ж приподнялся со своего импровизированного гнездовья, с деланной ленцой отряхнув свою шкуру от очередного слоя пыли и грязи. - Как скажешь, дорогуша, - хмыкнул пятнистый иностранец, размеренной трусцой догоняя свою разбухтевшуюся спутницу. - К слову, пряничек… детей бить нельзя, - возможно, он бы и словил целую волну негодования от Небулы вместе с ее рассуждениями на тему “таких оболтусов очень даже можно!”, как внезапно до его ушей донеслись чьи-то едва различимые стенания. Чуть не врезавшись в филейную часть резко остановившейся самки, Линг мигом вскинул свою косматую голову и сосредоточенно уставился куда-то перед собой, то и дело напряженно шевеля ушами. - Да, - ответил шепотом Жадность, весь охваченный нарастающим любопытством. Он никогда не слышал ничего подобного, слишком загадочного и одновременно жутковатого… во всяком случае, Линг не припоминал животных, которые могли бы издавать такие странные звуки. Сложно было четко понять, откуда доносится сей таинственный плач, но… кажется, это шло из-за того тростника? - Пойдем, посмотрим? - и, не дожидаясь сколь малейшего согласия Небулы, темношкурый иностранец быстрым шагом приблизился к плотно сросшимся кустам. Немного постояв подле них, слово бы расценивая степень опасности, которая могла бы ждать парочку гиен за живой оградой, Грид решил пройти первым, как истинный рыцарь для одной упитанной гиены. - Не отставай от судьбы, пряничек! - бодро позвал он, на минуту обернувшись к ней с видом веселого сапёра-подрывника, после чего принялся отважно шелестеть листьями тростника, навстречу неизвестности.

+1

531

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"3","avatar":"/user/avatars/user3.jpg","name":"SickRogue"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user3.jpg SickRogue

Пробравшись сквозь густо разросшиеся на берегу заросли, Линг практически сразу же увидел источник подозрительных звуков — а как же иначе, ведь не заметить его было попросту невозможно! Глазам крокута предстало на редкость дивное создание... зебра, если быть точнее, притом еще довольно юная и от того не очень крупная, грациозно склонившая голову аж к самой воде. Вот только расцветка у нее оказалась весьма необычной: гребень с полосками были не черные, а едва различимого серебристо-серого оттенка, придающие ее силуэту эдакое призрачное свечение — ни дать, ни взять настоящее привидение, горестно оплакивающее свою преждевременную смерть! Но, если приглядеться как следует, можно было понять, что она вполне себе живая, из цельной плоти и крови... а еще чем-то ужасно расстроенная, судя по заплаканной мордашке, с которой то и дело срывались тяжелые, увесистые капли слез.  Кажется, она пришла сюда напиться, но банально забыла это сделать, отвлекшись на какие-то свои глубокие личные переживания. Даже по сторонам толком не смотрела, хотя стоило бы — вон, уже и хищники подобрались едва ли не вплотную, услыхав ее жалобный плач! В какой-то момент, зебра все-таки услышала сдержанные шаги Линга и с грустью перевела на него свой томный, затуманенный слезами взгляд... чтобы тотчас вскрикнуть в естественном ужасе, запоздало оценив грозящую ей опасность.

Не долго думая, она бросается наутек, слегка запинаясь и загребая копытцами о мокрый, разворошенный песок — это сильно замедляет ее бег, так что у гиен еще есть возможность ее догнать либо остановить успокаивающим криком.

+2

532

Небула резко притормозила, смерив самца таким взглядом, словно он сейчас сморозил нечто такое, от чего можно только виском у пальца покрутить и бросить в пустыне на съедение стервятникам, потому что туша ты бесполезная. Детей не только можно бить, мой дорогой друг, но и попросту НУЖНО! И взрослых тоже, к слову!

Уже подумывая всыпать крокуту профилактического леща по взъерошенному загривку, темная, на его счастье, не успела это сделать, потому что ее безалаберный товарищ решительно рванул вперед, ломая широкой грудью тростниковые заросли, хрустя ими ничуть не хуже, чем костями на зубах во время сытного обеда. Негодование самки быстро уступило место любопытству - Небу глухо фыркнула себе под нос, раздраженно прижав острые уши к черепу и сердито морща горбатую переносицу, а затем двинулась следом за "первопроходцем", пригнув голову к земле и мысленно готовая к чему угодно. Да, кто-то ревет в кустах. Да, судя по голосу какая-то баба. Но вдруг эта баба, например, гигантский носорог, или слон, способный одним пинком выбить весь дух из мохнатой гиеньей тушки?

Подвинув застывшего рожей вне кустарника Линга своими накаченными плечами, Небула тоже высунула башку вперед, с искренним удивлением наблюдая за зеброй... странной зеброй. Во-первых она отчаянно жевала сопли, хотя в принципе, может, здесь был свой собственный обоснуй, во время недавней трагедии на Килиманджаро многие звери лишились семей и любимых... а во-вторых, вы посмотрите на нее. У нее серые, мать вашу, полосы! Это что? Альбинос?

Однако, прежде чем гиены могли бы удовлетворить свое любопытство, травоядное вылупилось на них, помахало ресницами... и прытко помчалось прочь! Хотя прытко сильно сказано, учитывая какое вокруг болото, и как ее копыта то и дело проваливались в эту трясину из песка и грязи, пока она суетливо спасала свою жизнь от страшных, желтоватых зубов местных санитаров саванны. С непередаваемой иронией взирая на неуклюжие попытки зебры скрыться поскорее, Небу шумно выкатилась на поляну и бегло отряхнулась, размашисто, пугающе проведя языком по собственным сухим губам. Я злой и страшный серый гиен, да.

  Ну что... пожрем не пожрем?

Следует отдать ей должное, эта особь была довольно шустрой, и поэтому крокуте и ее приятелю пришлось немного попотеть, прежде чем они догнали это бестолковое копытное. - Ну что... ревешь, что мы тебя щас сожрем? - перегородив зебре дорогу, вся перепачкавшаяся в вязкой грязюке Небула, сумрачно уставилась на дрожащее копытное, угрожающе встопорщив загривок. - Линг... ты хочешь есть? - она склонила голову на бок, словно бы прислушиваясь к ответу своего спутника. - Хотя тут и без того куча трупов плавает, нажрались мы от пуза. Чего ты тут забыла, нюня?

Отредактировано Nebula (29 Фев 2020 18:24:48)

+3

533

Сех сама не знала, чего ей ждать... что делать, куда бросаться с головой, в этот холодный тинный омут, чтобы "вызволить" своих братьев. Куда они вообще решили "отправиться"?! Зачем?! Неужели им за последний день приключений не хватило?

Бурошкурая сумрачно разместила задницу на склизкой земле, широко "раскинув" задние лапы в стороны и угрюмо набычившись. А чего еще оставалось делать? Ну только ждать, когда эти бестолковые сиблинги соизволят, наконец, закончить свои обалденно важные дела, и повернут свою скрипучую посудину обратно, прямиком к ожидающей их с "ремнем" наизготове старшей сестре. Или они думали, что им все так просто с лап сойдет? Угу. Сейчас. Но одной торчать на берегу озера, не смотря на то, что ей было чем заняться, в мыслях придумывая целый сценарий и заранее заготавливая речь перед бестолковыми младшими, было ужасно неуютно. Даже страшно. Да, Сехмет бычилась, морщилась, скрипела зубами и  проклинала все на свете, но в то же время жалась каким-то перепуганным комочком, опасливо приподняв острые лопатки, опустив морду к земле и то и дело вздрагивая всем телом, поворачивая то одно, то другое ухо, улавливая всплеск в водоеме, недалеко от себя, или хруст горелых веток, натасканных сюда зверьем. А как иначе? После увиденного ей еще очень долго будет мерещится всякое. Тени мертвых вон за тем холмом, чьи-то болезненные стоны в тишине, плач, треск пламени на фоне, отчаянно мешающий заснуть - фантом, неопределенный и не видимый, но так крепко врезавшийся в память, что едва ли был способ его как-то... вытравить из себя.

Может даже хорошо, что она сейчас была так зла на мелких беглецов. Это отвлекало самку от мрачных дум и тяжелых воспоминаний. - "Надеюсь с Ньекунду все хорошо," - отведя взгляд от рябой поверхности темного, как угольная яма озера, над которой постепенно расползался белесый туман,  Сехмет с непонятной тоской подняла глаза к небу, вытянув шею и молчаливо всматриваясь в постепенно яснеющее ночное небо, с крупицами бриллиантов звезд. И сколько... сколько душ теперь сияют среди этой россыпи небесных светил? Кто бы мог подумать....

Львица опустила голову, уронив подбородок себе на грудь, смешно скукожившись и угрюмо приподняв лопатки. Ладно... пофиг... подождем.

На ее счастье минуты... через две-три, откуда-то с тропы ведущей от берега послышался довольно знакомый мощняцкий мужской рявк, коротко пролетевший вдоль водной кромки и достигший ушей "адресата" которому предназначался этот недвусмысленный зов - ты где? Сехмет немного повременила, покрутив косматыми ушами и поднявшись с нагретого ее же задницей, песка, и раскатисто "мяукнула" самцу в ответ, обозначая свое положение на этом всеми забытом побережье. Как быстро он ее догнал! Как говорится, даже соскучится не успела.

Ньекунду двигался по направлению к подруге массивной тенью в огненном ореоле его пышной гривы, приглушенной темной, ночной палитрой, быстро, даже стремительно, далеко выбрасывая вперед свои длинные лапы и безжалостно загребая  смешанную с песком грязь, спеша поскорее очутиться рядом с сумрачно застывшей статуей бурошкурой. Это он просто к ней так спешил, или что-то случилось?

Бурая  обеспокоенно вылупила на племянника Нари свои яркие, травянистые глазищи, очень... очень внимательно его слушая!

К счастью для обоих, новости, на этот раз, оказались очень хорошими!

- Ари жива? Слава богам!!! - моментально сменив недовольное выражение морды, Сех вполне искренне, радостно заулыбалась, сверкнув белыми клыками - ведь то, что королева Ари с ее детенышами, оказывается, жива-здорова это было просто замечательно! Но улыбка самки очень быстро померкла, сменившись легкой растерянностью, когда Ньекунду закончил свой краткий пересказ. На пару мгновений, Сехмет в безмолвном почтении зачем-то склонила голову вниз, почти коснувшись мочкой носа комьев земли у себя под лапами. Покойся с миром король. Твоя усыпальница под камнями там, где был твой дом и твое сердце. Всяко лучше чем погибнуть от чьих-нибудь клыков и когтей на чужбине. Дом... есть дом... Сехмет выпрямилась, бросив долгий, тяжелый взгляд в сторону выжженных земель бывшего прайда. Да, дом, даже если она мысленно дала себе обещание, что больше никогда сюда не вернется.

- Мои братья решили поиграть в крокодилов, - устало вздохнула она на логичный вопрос Ньекунду, вновь вернув свое внимание к стоящему перед нею Ньеку. - Вон... видишь далеко что-то плывет? - она оттопырила ухо, прислушиваясь к сдавленной ругани между плывунами-путешественниками. - Чего они туда полезли, ума не приложу, - сердито выдохнула сквозь ноздри самка, вредно покривив челюстью. - Ух достану я их оттуда, всыплю по первое число, клянусь... Их надо поскорее вытащить на берег и вернуться обратно к остальным. Сколько нам здесь еще торчать... - глухо пробухтела охотница, вновь шлепнувшись пятой точкой на песок.

Отредактировано Сехмет (5 Мар 2020 02:49:15)

+3

534

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"74","avatar":"/user/avatars/user74.png","name":"FrolJoker "}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user74.png FrolJoker

Лайам применяет "Обездвиживание" на Лан Фан

Умение "Обездвиживание" успешно применено, откат - 3 поста!

Лайам осторожно накрывает лапой юркую Лан Фан таким образом, что белка оказывается надежно зафиксирована с помощью когтей подростка. Никто не может атаковать до тех пор, пока Лайам не уберет лапу или пока Лан Фан не сумеет выбраться.

0

535

Несмотря на всю свою напускную грубость и невоспитанность, Ракхелим в самом деле испугался за судьбу младшего брата, который уже через несколько мгновений рисковал пойти рыжим камнем ко дну. Разом позабыв и о шаткости всеобщего положения на опасно качающемся бревне, и о вероломных белках, продолжающих действовать на нервы одним лишь своим присутствием, и даже о собственной брезгливости по отношению к воде, бурый подросток едва сам не кувыркнулся в озеро, пытаясь уцепить Мьяхи за загривок хоть каким-нибудь своим когтем. Ну же, греби ближе, идиот… Да не туда, черт побери! К вящей досаде Ракхелима младшенький, охваченный неимоверной паникой от предчувствия скорой кончины, фыркал брызгами и шлепал лапами почему-то в сторону старшего брата, который вообще сидел аж в конце их ветхого плота. - Думай, Дхани, думай!  - удивительно, как темно-серый умник только удержался, пока Ракх нервно пихал того локтем, кое-как балансируя на скользкой коре дерева. Дхани, братишка, ты же дружишь с мозгом, неужели ты не в состоянии придумать какую-нибудь эффективную штуку, которая поможет вытащить бедного Йорика погибающего обратно на их многострадальное бревно?

Впрочем, уже в следующую минуту к растерянным сиблингам неожиданно пришла помощь - грозная пернатая туча, которая с решимостью строительного бетона ринулась прямо к Мьяхи, расправив крылья и выпустив свои крючковатые когти. - Все… нашла заря на тупенького, - осипшим голосом пробормотал Ракх, вылупив на филина свои желтые, обрамленные тревогой зенки. В отличие от остальных собратьев, вспыльчивый забияка даже не потрудился немного поскрипеть памятью, дабы распознать в огромном перьевом силуэте Судью, верного приспешника рыжегривого целителя. Для бурого подростка все птицы были на один клюв и цвет, ну разве только по размерам слегка отличались. - Эй-эй-эй! А ну пошел вон от моего брата, ты, облезлый шишкин гриф! - Ракхелим вдруг отчетливо понял, что эта летающая чирикалка намеревается нахально выдернуть Мьяхи из воды, чтобы утащить того в свое горное гнездо, и если никто ничего не предпримет, то… Вцепившись всеми когтями в днище плота, подросток нахмурил брови, сведя их к мгновенно собравшуюся в гармошку переносицу, и злобно обнажил клыки. - Не смей его трогать, а не то я… АЙ! - внезапно в оскаленную, искаженную от яростной гримасы морду Ракха прилетело несколько зерен, которые чувствительно ударили прямо по раненой щеке, тотчас же заставив буяна поумерить свой бойцовский пыл. - Гребанные белки, за что?! - взвыл молодой лев, невольно зажмурившись от резкой боли в своем несчастном глазу и хаотично перебрав лапами по бревну для возвращения утраченного равновесия.

- Успокойся, дитенок! - ровным голосом заметила старшая белка Фу, бесшумно запрыгнув на косматый лоб темношкурого самца, чтобы лучше контролировать вспыльчивый нрав подростка. Бегло оглядев повреждения на чужом веке и наскоро оценив вес зерновых снарядов, которые были выпущены его внучкой с целью усмирения “внутреннего дракона”, старик ухмыльнулся себе в усы. Ничего, до свадьбы доживет - чуть травянистая корка отвалилась, не страшно.  - Филин ему помогает, - разумеется, грызун сразу же припомнил эту суровую вредную птицу, которая бдительно оберегала массивное тушу того льва, валявшегося без сознания посреди горящего леса. - А вот если ты не прекратишь свои напрасные взбрыки, то спасать придется уже всех, мой юный друг.

В отличие от своего почтеннейшего дедушки, Лан Фан весьма напрягали благородные порывы филина, заклятого врага всех грызунов. А вдруг это пернатое чудовище просто совершает отвлекающий маневр, прикрываясь рыжим утопленником? Воспользуется моментом, подлетит поближе к бревну… щелк-щелк, и нету благородных воинов из школы Красного Суриката! Ведь именно так когда-то и погибли ее доверчивые родители, подло обманутые пестрой совой… - Деда, берегись! - пискнула Лан Фан, полная решимости дать большой хищной птице отпор. В запасниках беличьих щек еще оставалась пара-тройка зерен, которыми юная самочка собралась обстрелять летающего охотника, едва он только приблизится на нужное расстояние. Но пока филин шумно хлопал крыльями, зависнув над водой вместе с верхней половиной Мьяхи, белка со скоростью ветра принялась скакать по различным точкам бревна, чтобы выбрать удобную позицию для стрельбы. Враг был слишком огромный, а снарядов - катастрофически мало, поэтому Лан Фан не могла позволить себе промахнуться. Однако в какой-то момент прыткая дамочка была внезапно накрыта чьей-то когтистой лапой, которая вынудила белку буквально остановиться в прыжке, позабыв о своих вредоносных действиях. Все, что она теперь могла - слабо копошиться под подушечками Лайама, да возмущенно пищать о несправедливых аспектах этого мира.

Обруганный со всех сторон Ракхелим действительно  слегка подзатих, демонстративно подвинувшись на самый краешек бревна и обиженно выпятив нижнюю губу. Ну конечно, как на кого рычать, так на него первого! Как будто он нарочно скинул этого конопатого балбеса в воду! Сам за него испугался, между прочим, хотел на помощь броситься в отличие от остальных, которые только и делали, что в нерешительности мяли свои кокосы! - Я хочу на берег, - мрачно буркнул подросток, без особой надежды поискав глазами хоть какой-нибудь клочок земли. Ему начало казаться, что прошла целая вечность с того момента, как они дали от гиен деру, столь необдуманно кинувшись на это гребанное дерево. Уже и карательная длань Шайены по их разноцветным задницам за проявленное самоволие не казалась  такой прям страшной… С тоской вспоминая хриплый материнский голос, Ракхелим напряг уши, словно бы пытаясь расслышать сквозь пелену тумана знакомый рык… который неожиданно сложился в отдаленный гул, напоминающий зов их старшей сестры! Сосредоточившись на своих звуковых подозрениях, молодой самец встрепенулся, отчетливо различив в озерной тишине рявк Сехмет. Ну все, дорога назад им перекрыта… - Слышите? Это же Сех! Кажется, она не очень довольна,  - мигом позабыв обо всем, о чем мечтал еще секунду назад, Ракх припал своим основательно вымокшим животом к сгнившей коре их несчастного судна, после чего, не обращая особого внимания на дополнительного пассажира и бушующего дикобразика, начал неистово шлепать передней лапой по воде, пытаясь утащить их плот подальше от разгневанной родственницы. - Гребем со мной, если хотите жить!

+3

536

Пологий склон===========>

Она уже не помнит, как добралась до озера. Последнее воспоминание, крутившееся у львицы в голове, как заевшая пластинка: она взволнованно оборачивается назад и видит мчащегося за ней Игнуса, окружённого кольцом синего пламени, после чего бежит ещё быстрее, практически не обращая внимания на боль в сломанном плече и… и вот, она плетётся ни живая, ни мёртвая, по берегу Северного озера. Даже то, как она пересекала реку, не осталось у самки в памяти. Лишь мокрая по грудь шерсть свидетельствовала о том, что реку львица всё же пересекла вброд, а не перелетела. Странно, но мало того, что Сунита не обращала ни малейшего внимания на стекающую с неё воду, что в любой другой день привело бы её в ужас (какой кошмар, она же теперь лохматая!), так ещё и жуткая боль, какая преследовала её на плато, внезапно утихла, будто никакого перелома и в помине не было. Зато вместо боли пришло кое-что похуже: заторможенность и дикая усталость. Мысли путались, лапы путались ещё сильнее, из-за чего за эти несколько минут молодая охотница умудрилась уже пару раз споткнуться о собственные же лапы и нелепо рухнуть, как погибшая буйволица. И вместо того, чтобы мгновенно вскочить, пытаясь сохранить остатки покалеченной гордости, или хотя бы оповестить всю саванну, как ей больно, Сунита неуклюже поднималась, совершенно не реагируя на боль и усталость, и продолжала плестись дальше. Всё её естество сейчас было сосредоточено на поиске травы, которую в обязательном порядке давали всем членам прайда, если те возвращались в логово с тяжёлыми травмами. Ни для кого в прайде не было секретом, что Сунита, так хорошо разбирающаяся в видах травоядных на территории прайда Нари, с интересом рассказывающая о том, что знала о других прайдах и землях, была полным нулём в лекарском деле. Получив малейший порез, львица предпочитала бежать к Таките, Хайко и остальным целителям прайда, вместо того, чтобы самостоятельно вникать в это нелёгкое мастерство. Пожалуй, лекарское дело – чуть ли не единственный вопрос, который крайне любопытная львица обходила стороной. Но уж запомнить траву, которую в её присутствии не один раз пихали в пасть раненым, было ей по силам. Именно в поисках этого растения самка продолжала безмолвно хромать вдоль озера, блуждающим туманным взором пытаясь отыскать на берегу своё спасение, при этом совершенно игнорируя спутника и пробегающую мимо живность. Трудно было сосредоточиться и на поиске, и на словах Игнуса, если тот что-то пытался до неё донести: наверное, последствия полученной травмы сказываются. Самке несказанно повезло заприметить уже сорванное растение, которое, судя по всему, в спешке обронил один из лекарей, помогавших в ночь пожара раненым. Как раз, как она надеялась. Голубоглазка ускорила шаг, боясь банально опоздать и не дотянуть до рассвета, и, когда растение было буквально на расстоянии вытянутой лапы, почти бесшумно рухнула на землю, споткнувшись о волочащуюся за ней сломанную лапу. Не обращая никакого внимания на свой очередной позор, голубоглазка вытянула дрожащую, но пока рабочую лапу, загребла мартинию, и принялась жадно её жевать, прекрасно осознавая, чем может обернуться для неё сегодняшняя ночь, если она будет бездействовать. Растение не смогло угомонить боль, снова вспыхнувшую в сломанной конечности, но принесло львице толику успокоения. Отлично, шанс спастись у неё есть. Неуклюже подобрав к себе уже знатно опухшую лапу, львица принялась медленно вылизывать раненные плечи, надеясь слюной обеззаразить их и дотянуть до прихода Такиты. Впрочем, придёт ли она?... Сунита поскакала на плато как только ей сказали, не дослушав распоряжения Шайены по поводу остальных, так что искать осколки прайда придётся самостоятельно. Хуже было то, что мерзкое чувство беззащитности и страха перед неизвестностью снова захлестнуло её с головой. Самке самой сложно было сказать, чего именно она боится, но точно не иных хищников, которые могут неожиданно выйти из густой пелены тумана. Что же было страшнее: помереть от заражения крови, истечь кровью до потери сознания и быть съеденной заживо местными падальщиками или же та судьба, которая ждёт её по возвращению? Пожалуй, в случае Суниты, последнее.

Львица из последних сил пыталась сдерживать слёзы: Игнус, несмотря на пережитые вместе события этой и прошлой ужасных ночей, по-прежнему был для неё чужаком, а лить слёзы она привыкла в окружении самых близких. Нужно просто снова немножко потерпеть и дать себе успокоиться, правда? И всё же тело предательски подрагивало от икоты, выдавая, как сложно львице сдерживаться и не разреветься во весь голос прямо здесь, на чужой земле, где на каждом шагу её может поджидать голодный хищник, который будет не прочь полакомиться ослабевшей львицей.

Больно. Страшно. Нужно потерпеть. Всё будет хорошо”, – не пытаясь искать поддержки у чужака, мысленно успокаивала себя темношкурая, прижимая уши, вспарывая землю когтями и нервно подрагивая хвостом – в общем, делая всё, лишь бы не начать реветь. Продолжая слизывать кровь и грязь с плечей, Сунита уставилась куда-то вниз, то и дело жмурясь не то от боли, принесённой собственным шершавым языком, который как наждачка скользил по свежим ранам, не то от того, что снова предательски защипало глаза. Сун никогда не была хороша в сражениях, хоть и провела большую часть своего детства, когтями и клыками отстаивая свои достоинства. Охота и защита чужих детёнышей – вот и всё, на что она была способна. Но чем может помочь львица, которая даже ходить нормально не может? О звании лучшей охотницы прайда точно можно позабыть, да и в таком состоянии скорее львята будут оповещать её об опасности и уводить в укрытие, чем она. Привычка думать о самом плохом исходе в нынешнем её состоянии проявила себя во всей красе. В голове снова и снова всплывали самые ужасные сценарии её жизни после полученной травмы. Хотелось просто провалиться под землю. Как она посмотрит в глаза Шайене, впервые разрешившей ей уйти так далеко от прайда? Как сможет смотреть в глаза тем, кого клялась оберегать и при этом сидеть у них на шее? Как она будет заботиться о прайде, если её перелом срастётся неправильно, и она останется калекой?

Я больше не смогу охотиться, – глухим и оттого тихим, но каким-то чересчур уверенным голосом вслух констатировала львица. Единственное дело, которое одновременно приносило ей непомерное удовольствие и помогало прайду выжить, может стать для неё несбыточной мечтой. Каждое утро она будет сидеть у логова, наблюдая, как удаляется охотничий патруль, и впервые не сможет к нему присоединиться. Хотелось уже не провалиться под землю. Хотелось просто заснуть и не проснуться. А перед этим лечь брёвнышком, заорать во всю глотку и дать эмоциям волю. Слишком много на неё навалилось в последнее время, и был близок день, когда она может впасть в истерику от того, что букашка с травинки упала. Главное, чтобы этого не произошло прямо сейчас, иначе возвращаться Игнусу точно придётся в одиночку. Погодите, а где он?

Львица медленно подняла мутный взор и бегло осмотрелась, не поворачивая головы. Сквозь туманную дымку можно было заметить едва различимый львиный силуэт, приближающийся к самке, что, впрочем, нисколечки её не напугало. Даже отсюда она могла различить запах своего товарища по несчастью, перемешанный с солёным запахом свежей крови. Вот только желания отправиться домой за его отсутствие не прибавилось. Не найдя решения лучше, Сунита положила голову между лап, и, судя по всему, принялась дожидаться какого-то чуда. Может, когда боль сама пройдёт или когда тело перестанет предательски вздрагивать от неконтролируемых всхлипов. Растение явно начало действовать, судя по тому, как поплыла перед глазами картинка, и желание отрубиться прямо здесь усилилось раза в два. Вот только не от осознания, что может ждать её в будущем, а из-за слипающихся глаз и помутневшего сознания. Честно говоря, уже не хотелось, чтобы Игнус подходил. Пусть отвернётся, погуляет часика полтора, и просто даст ей нормально пореветь, как иногда нужно всякой женщине. А, погодите… как это, он уже здесь?

Они ушли? – сипло, почти одними губами спросила львица, поднимая к нему глаза, но не найдя в себе силы поднять голову. Странно, почему она раньше не обращала внимания на этот отвратительный шрам на всю морду? Она вообще когда-нибудь смотрела на его морду больше, чем на пару секунд, прежде чем закатить глаза или что-то рявкнуть? Кажется… Кажется да. Только смотрела почему-то всегда в глаза.

Что с твоей мордой? – впервые не задумываясь о чувстве такта, напрямую спросила самка, только через несколько секунд осознав, КАК прозвучал её вопрос. Ну уж нет, больше разговаривать после этой чудо-травки она не будет. Наверное. Может быть. Только если её не спровоцируют.

ОФФ

Сунита использует купленный лот “матриния” и избавляется от риска получить болевой шок. Растение вызывает сильнейшую сонливость при приеме, затормаживает сознание.

+4

537

Даже если отбросить пресловутую легенду "о красном камне", которая и сподвигла Линга пуститься в эти продолжительные, безусловно опасные странствия по обширным просторам саванн, пустынь и скалистых плато, крокут в принципе не любил сидеть на месте среди своей многочисленной семьи. Кроме неутолимого аппетита, его с младых лет терзала жажда знаний о том, как вообще выглядит мир там, за пределами обитания клана, и он довольно часто порывался сбежать… хотя бы ненадолго. Однако на закрома Ксинга то и дело нападали шайки разбойников, которые вынуждали гиен агрессивно оборонять свои запасы, быть постоянно начеку и бдить за перемещениями собственных детенышей. Да и слепая вера Линга в то, что однажды он заслужит право считаться вожаком, этаким "императором" всех падальщиков Ксинга прочно удерживало подрастающего щенка у родного логова (то бишь у общакового холодильника). Пытаясь подготовить себя к будущей власти, крокут довольно рано начал обучаться дракам и охотничьим приемам и вскоре присоединился к своей же матери, которая и руководила клановыми махачами с дерзкими налетчиками. Ненадолго, правда… ровно до тех пор, когда Гриду, пусть и в мягкой форме, но слишком отчетливо дали понять, что на его голодную пасть не хватит никакого провианта. Иначе говоря - катись своей дорогой, обжора!

Тем не менее, несмотря на такое унизительное изгнание из клана, пятнистый падальщик вовсе не утратил своей привязанности к родной семье, прекрасно осознавая, что его властная мать была буквально приперта к стенке местными шаманками под предлогом усиливающегося напряжения извне. Нет, Лин даже этих вредных старух не винил в своем нынешнем, довольно незавидном положении, он просто упрямо попер вперед, к легенде “о философском камне”, вместе с этим удовлетворяя свое желание обозреть мир. Подгоняемый любопытством и отчасти веселым кретинизмом, крокут нередко забредал в такие дебри, населенными едва ли не сказочными существами, которых он никогда не видел (скажем, равнинные гориллы или морские крабы), после чего кое-как уносил лапы, ненароком нарываясь на агрессию хозяев земель (крабики клац-клац!). Казалось бы - включи инстинкт самосохранения, не лезь впредь монгола в Китай, однако сие правило было явно не для Жадности. Он по-прежнему обладал завидным стремлением к распознаванию терры инкогнито, и всегда был готов к любым приключениям… до первого приступа голодного обморока, разумеется.

***

Прорвавшись сквозь плотно переплетенный тростник, Линг довольно бодро выбросил свое поджарое тело на опушку, едва не запнувшись задними лапами о какие-то невидимые стебелища. Упф!... Не хватало еще шлепнуться мордой в землю, прямо под ноги стенающего нечто!  Встряхнув всклоченной, обсыпанной злаковыми метелками челкой, крокут, поднял морду и, наконец, узрел это загадочное существо, которое столь вероломно прервало процесс поимки четверки гребцов своими всхлипываниями. Всего лишь зебра… очень странная зебра, надо сказать. Она выглядела настолько необычно и одновременно печально, что Жадность даже позабыл о своей приятельнице, зачарованно вылупившись на травоядное. - Ну и дикая ж страна! Пожалуй, стоит еще подзадержаться здесь, - с толикой восхищения пробормотал темношкурый самец, осторожно ступив пару шагов вперед. Черт возьми, да в его родном Ксинге никогда ничего похожего даже близко не валялось, не говоря уже о всяких взрывающихся горах и спасении кошачьих монархов! Вернуться и рассказать своим - от зависти перелопаются! - Ну-ка, почтеннейшая плакса, что ты… - впрочем, договорить падальщик не успел, как и подобраться еще поближе: мало того, что к нему вылезла Небула, хмурая мина которой напоминала скорее лавочного мясника, чем сострадательного товарища, так еще и сама зебра внезапно заметила парочку пятнистых хищников, якобы приперевшуюся по ее молочную душеньку. Кое-как подобрав свои копыта в копыта, травоядное попыталось, было, скрыться от гиен, однако основательно размякшая слизь под ногами здорово мешало ей в скорости.

- Эй!… Подождите, достопочтеннейшая!... Стой! - не долго думая, Жадность пошлепал следом, постепенно прибавляя шаг и переходя на бег. Параллельно с самцом пыхтела Небула, которая явно желала преподать страдалице хороший урок манер - мол, негоже драпать, когда с тобой разговаривают! Когда же испуганное копытное, наконец, настигли, темношкурый самец устало шлепнулся на задницу рядом с Небу, после чего высунул язык и сделал несколько шумных вдохов, кое-как пытаясь отдышаться. - Не сожрем, не сожрем!… Я хорошо обедал… такие сочные, полосатые зеб… то есть, манго, - мигом сообразив, что заплаканная зебра вряд ли оценит его обеденные предпочтения, Линг изобразил на морде добродушную, даже слегка смущенную улыбку дабы загладить такой досадный промах. Мда, неловко, как-то вышло… но, кажется, никто, толком, не заметил.  Он подумал еще пару секунд, а затем привстал на четыре лапы и, махнув себе на удачу хвостом, с пробивной жалостью взглянул на травоядное. - Ни хао, достопочтеннейшая горемыка! Я твоя не понимайт, не догадайся, что же случилось у тебя. Может быть, мне рассказ ты, а я тебе - помощь какую? - едва удержавшись от навязчивого желания срочно почесаться за ухом, крокут продолжал окучивать полосатую лошадку своим гиеньим состраданием, перейдя на свой ксингский акцент для большего отвлечения. - Ни хэнь пхяолян, уважаемая… красивая ты, как моя подругайт, которая твоя жалейтай и хочет чем-нибудь помогайт. Верно, пряничек? - Грид пихнул локтем крепкое плечо самки, ничуть не смущаясь ее вероятного отказа, причем во всех грубых формах. - Итак, милейшая… О чем же ты здесь плакать?

ГМу

С помощью умения "Миротворец" и "Ловелас" (на случай, если зебра - самка и если данное умение можно применять на другие виды), а также намеренного акцента Линг пытается втереться к ней в доверие и хотя бы немного успокоить.

+4

538

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"3","avatar":"/user/avatars/user3.jpg","name":"SickRogue"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user3.jpg SickRogue

Да уж... ускакала так ускакала! Просто чудо, на самом деле, что эта экзотичная полосатая красотка вообще с размаху в грязь не навернулась, испачкав свою роскошную серебристую шкуру. У бросившихся ей вдогонку гиен была серьезная фора за счет их крепких, когтистых, чрезвычайно устойчивых лап, так что сладкой парочке не стоило больших усилий догнать и даже перегнать свою досмерти напуганную "жертву", вынудив ее столь же резко ударить по тормозам, по инерции проехавшись копытами по лужам и подняв внушительный фонтанчик, каким-то волшебным образом лишь слегка забрызгав себе ноги до колен. В искреннем ужасе зебра воззрилась на преградивших ей дорогу падальщиков, как видно, уже заранее прощаясь с жизнью — особенно сильно ее пугала здоровенная, косматая и дико злющая на морду Небула. Не то, чтобы Линг был на вид сильно меньше или слабее подруги, как раз-таки наоборот, просто, ну... на фоне ТАКОЙ страшной женщины, он казался вполне себе безобидным и даже по-своему, эээ, симпатичным? Правда, в глазах паникующей травоядной они оба сейчас казались настоящими демонами из Ада, явившимися в этот мир, чтобы лично вдоволь ее сладкой, благоуханной кровушки! Ничего удивительного, что несчастная зебра сразу же взмолилась о пощаде.

Прошу вас, не надо!... — вскричала она, давясь страхом и рыданиями, но как-то по-особенному, красиво, черт возьми, без привычных соплей, опухших век и истерического заикания, будто целую вечность тренировалась перед зеркалом. — Не убивайте меня, пожалуйста! Я сейчас же уйду с ваших земель, только не трогайте меня... Я просто искала... своего... — она постепенно умолкла, с расширенными от страха и изумления, полными слез глазами переводя взгляд с одного мохнатого силуэта на другой. Похоже, она ушам своим не верила: чтобы гиены, эти гнусные, прожорливые мародеры, не хотели сожрать ее с потрохами? Так вообще бывает?! Зебра аж плакать на время перестала, с возрастающим непониманием вслушиваясь что в сдержанное, глухое и довольно неприятное рычание Небу, что в подчеркнуто-добродушную болтовню Линга, кажется, с трудом осознавая смысл его речей.

Ну... очевидно, жрать ее и вправду никто не планировал... пока что?

Я... — она с типично девичьим непониманием взмахнула своими пышными ресницами, то и дело напряженно поглядывая на Небулу; в какой-то момент, зебра даже едва заметно подвинулась в сторону ее болтливого спутника, явно находя его гораздо более, эээ... приятным собеседником, скажем так. — Я не понимаю... — она снова глубоко вздохнула, перебарывая дрожь в голосе... и в еще большем шоке вылупила глаза на Линга: "Пряничек"?! Так это он сказал "красивая" про свою подругу, что ли? Где там крылась пресловутая красота, и можно ли вообще было расценивать сказанное как комплимент — понять было чертовски сложно, но зебра проявила небывалый такт (а может, банальное здравомыслие) и не стала уточнять, просто еще разок растерянно покосившись на медвежью физиономию Небу. Оууукееей...? — Помощь... — эхом откликнулась она на ласковые расспросы Линга, вновь поворачивая к нему голову. Глаза у нее тоже были очень необычные, такого приятного светло-лилового оттенка, очень ясные и прозрачные, ярко поблескивающие от выступивших на них слез. — Ах, если бы мне можно было как-то помочь! — она на удивление тяжело вздохнула, смежив веки и понурив свою изящную мордочку. — Я так отчаялась... Прошла уже целая неделя, а может, и больше, с тех пор, как я пытаюсь отыскать своего возлюбленного. Его зовут Мино, и он очень, очень храбрый! Намного храбрее любой другой зебры, что я знаю. В последний раз его видели здесь, у озера... и перед уходом он говорил что-то о Кладбище Слонов... Никто из наших никогда не ступал на территорию Кладбища, ведь это же верная смерть — но Мино все рвался туда зачем-то, говорил, что должен, просто обязан это сделать... Вы ничего об этом не слышали? Не встречали зебру, что попыталась бы украдкой проникнуть на ваши земли? Я боюсь, что его мог убить и съесть кто-нибудь из ваших... Я даже тайком покинула свое родное стадо, чтобы найти его след, хотя меня все так настойчиво отговаривали от этого! Но одна мысль, что мой бедный, милый Мино где-то там, далеко, и совсем один... я просто не могу это вынести! — на этих словах, очевидно, моральные силы окончательно покинули бедняжку, и та снова расплакалась, бессильно клоня голову к земле.

Оффтоп

Не указываю точные уровни доверия и переходы между ними, потому что в этом конкретном квесте это не сильно важно для развития отношений с данным неписем. Но уменьки Линга и действия гиен в целом, естественно, учитываются и принимаются во внимание, и в дальнейшем их дипломатия, скорее всего, еще сильно пригодится им в игре, так что советую не забивать на нее полностью)

+4

539

→ Пологий склон

Игнус мчался со всех лап подальше от места схватки. В душе он надеялся, что его красочное призрачно-огненное выступление если уж не отпугнуло гиен, то хотя бы поставило их в ступор, отчего они не рискнут устроить погоню. Вывихнутая лапа не давала возможности передвигаться быстрее, да и кровоподтеки на другой тоже не помогали чувствовать льву себя лучше, но Игнусу казалось, что вернулся к реке он гораздо быстрее, чем когда они шли от нее вглубь враждебной территории. К этом времени его синеватое огненное кольцо уже "рассосалось", сжавшись и сомкнувшись под его лапами и не оставив никакого следа своего пребывания. Игнус почувствовал, как холод от пламени растекся по всему его телу. Он знал, что скоро наступит момент, когда оно начнет обжигать его самого изнутри, поэтому нужно было торопиться.

Льву ничего не стоило пересечь реку по броду повторно, но делать это надо было аккуратнее: ему не хотелось занести в открытые раны еще какую-нибудь дрянь из воды, в которой еще возможно остались следы пожарища, притом что как минимум в кровоподтеках уже побывали грязные зубы гиен. С другой стороны вывихнутое плечо давало о себе знать, и опираться на другую лапу было тоже тяжело. Стараясь сильно не окунать кровоточащую лапу, Игнусу кое-как удалось не сильно намочить раны и оказаться на другой стороне реки. Сунита, не смотря на перелом и точно такие же следы от зубов на другой лапе, перебралась на другой берег не в пример быстрее. На секунду Игнус даже потерял ее из виду, но заметив, что она, качаясь, что-то начала рыскать среди травы, решил заняться тем же самым, но не уходя далеко от самки: не хватало им еще потеряться, а с учетом перелома Суниты для нее это может быть сродни смертному приговору. Пирос, хранивший молчание все время побега, наконец, подал голос:

"— Мы в деле. Вряд ли эти гребаные гиены рискнут отойти далеко от границ для того, чтобы догрызть вас до конца, поэтому надо восстановиться после боя."
"— Согласен. Лучше всего начать с обработки ран. Неплохо бы найти здесь Маи-Шасу, а то раны и так болят, так еще и неприятно щиплют."
"— Не надо бежать вперед антилопы, балда. Поищи сначала алоэ, размажь ее по ранам и пускай впитается как следует."
— "Точно."

Поморщившись от неприятного ощущения в обоих лапах, Игнус, прихрамывая, припал к земле и начал искать нужную траву. Возле озера Маи-Шаса росла довольно обильно, и лев очень быстро нашел нужный цветок, сорвав его и поместив его промеж пальцев. А вот поиски алоэ оказались заметно более сложными: ему никак не удавалось даже напасть на след этой травы. Но счастливый случай помог найти и ее: видимо в суматохе кто-то случайно обронил несколько лепестков Маи-Шасы, которые за прошедшее время не успели сильно зачахнуть, потеряв свою лечебную силу. Алоэ также оказалась среди его "находок". Теперь оставалось лишь раздавить его и нанести себе на искусанное плечо...

— Твою мать!

Резкая боль в вывихнутом плече не дала даже возможности даже попытаться дотянуться лапой до раны, что уж говорить о том, чтобы потом размазать очищающий сок по ней. Завалившись вперед от боли, Игнус, сжав зубы, вновь поднялся на три лапы.

"— Я... Я не могу! Лапа просто не поддается туда. А языком размазывать..." — мысленно скрипя зубами, процедил Игнус.
"— Совсем сбрендил, алоэ на зуб пробовать. Еще не хватало, чтобы ты отравился. Так... Ладно, где девка?"
"— А?"
"— Где она? Как бы не хотелось это признавать, но нам сейчас нужна ЕЕ помощь. Раз ты не в состоянии это сделать, то будет делать она. Тем более, что она нам должна. А теперь поднял жопу и пошел к ней," — скомандовал Пирос.

Игнус помотал головой по сторонам. Сунита лежала на земле, практически не двигаясь и смотря куда-то в пустоту. Прокряхтев, Игнус подобрал обратно свои пожитки и направился к ней. Как только он приблизился к ней, она едва слышно спросила его о гиенах. Раскладывая найденные травы рядом, он ответил:

— Думаю, что мы ушли. Пускай они и отмороженные гиены, но они не рискнут отойди далеко от границ, чтобы дожевать нас до конца.

"— Крадешь мои фразы, засранец. Как не стыдно."

— Ладно, у нас есть дела поважнее, чем эти гиены. Сначала... — Игнус было вновь отвлекся на траву, но тут его перебила Сунита.

— Что с твоей мордой? — так и не подняв головы и уставившись в глаза красношкурому, поинтересовалась самка.

— М? А, это мой старый след от ожога, — без задней мысли ответил лев.

Игнус никогда не стеснялся своих "шрамов" и прекрасно знал, что они привлекают внимание, а значит вызывают вопросы. Отвечать раз за разом на них, конечно, надоедало, но зато его рассказ был отточен до мелочей, которые можно было знать другим.

— Я получил его еще ребенком. Был слишком любопытен и самоуверен. На лугах, где большинство охотились, случился пожар и я... Ну... Пошел на него смотреть, но случайно оказался посреди пламени. Меня спасли, но "на память" у меня остались эти отметины на морде и на лапе, — Игнус протянул правую лапу, показывая старые ожоги. — Теперь это служит хорошим напоминанием о том, что огонь может быть опасен. И служат они очень хорошо, поверь мне.

"— Все правильно, нечего ей знать лишнего. Будет крепче спать."

Игнус повернулся в сторону собранных им трав и продолжил:

— Но я отвлекся. Слушай, я знаю, что сейчас у тебя все болит, но нужно собраться. Те кровоточащие раны... Их нужно обработать, а не то есть шанс, что ты подхватишь какую-нибудь болезнь от клыков гиен. И я сомневаюсь, что ты своей сломанной лапой сможешь сама размазать алоэ по ним. Как, впрочем, и я не смогу с вывихнутым плечом дотянуться до своих. Поэтому есть предложение: я обработаю с помощью алоэ ТВОИ раны, а ты в свою очередь размажешь сок по моим. Идет?

Услышав утвердительный ответ от Суниты, Игнус, схватив пару лежащих рядом камушков, начал методично выжимать сок из алоэ себе подушечку лапы, а после начал аккуратно размазывать его по кровоподтекам на лапе Суниты. Затем, как следует нанеся сок, приложил пару крупных листов травы, чтобы закрыть рану.

— Я знаю, что щиплет, но нужно перетерпеть, — удостоверившись, что его самодельная "заплатка" крепко держится на ранах, Игнус вновь обратился к Суните. — Так, теперь твоя очередь. И да, кстати, зафиксируй мою рану вот этим цветком, только его надо сначала как следует разжевать, — Игнус указал на Маи-Шасу.

"— Молодец, зря на всяких выскочек не тратишь важные ресурсы, все для себя!"
"— Я не..."
"— Да, отмазывайся теперь," — ехидно заключил Пирос.

ГМу

Применяю алоэ на Суниту, чтобы избавиться от потенциального заражения крови.

+4

540

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"48","avatar":"/user/avatars/user48.jpg","name":"Маслице"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user48.jpg Маслице

Сунита успешно применяет на себя лот Мартиния! Опасность наступления болевого шока отступила, лот списан с профиля персонажа.

Игнус успешно применяет на Суниту лот Алоэ! Опасность заражения крови для львицы отступила, лот списан с профиля Игнуса.

Опасность заражения крови остаётся для Игнуса актуальной. Если в следующем круге отписи он не примет Алоэ, Мастер Игры бросит кубик (d6) на определение заражения.

Кроме того, на Игнуса действует побочный эффект индивидуального умения "Призрачное пламя". В следующем посте персонаж получит антибонус "-3" на любые действия, которые с каждым кругом будет постепенно уменьшаться.

0


Вы здесь » Король Лев. Начало » Земли Гордости » Северное озеро