Страница загружается...

Король Лев. Начало

Объявление

Дней без происшествий: 0.
  • Новости
  • Сюжет
  • Погода
  • Лучшие
  • Реклама

Добро пожаловать на форумную ролевую игру по мотивам знаменитого мультфильма "Король Лев".

Наш проект существует вот уже 10 лет. За это время мы фактически полностью обыграли сюжет первой части трилогии, переиначив его на свой собственный лад. Основное отличие от оригинала заключается в том, что Симба потерял отца уже будучи подростком, но не был изгнан из родного королевства, а остался править под регентством своего коварного дяди. Однако в итоге Скар все-таки сумел дорваться до власти, и теперь Симба и его друзья вынуждены скрываться в Оазисе — до тех пор, пока не отыщут способ вернуться домой и свергнуть жестокого узурпатора...

Кем бы вы ни были — новичком в ролевых играх или вернувшимся после долгого отсутствия ветераном форума — мы рады видеть вас на нашем проекте. Не бойтесь писать в Гостевую или обращаться к администрации по ЛС — мы постараемся ответить на любой ваш вопрос.

FAQ — новичкам сюда!Аукцион персонажей

VIP-партнёры

photoshop: Renaissance

Время суток в игре:

Наша официальная группа ВКонтакте | Основной чат в Телеграм

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Земли Гордости » Северное озеро


Северное озеро

Сообщений 601 страница 611 из 611

1

https://i.imgur.com/HPx5SKV.png

Северные границы Земель Прайда на протяжении долгих лет оставались большой загадкой для обитателей королевства, но все изменилось после того, как отважная Уру, супруга короля-льва Ахади, обнаружила здесь большое пресное озеро, не пересыхающее даже в самое засушливое время. Вода в нем на удивление чистая и прозрачная, а пологие берега поросли густой травой и кустарником. С востока в озеро впадают сразу две реки — Зубери и Мазове. Также здесь берет свое начало Гнилая река, которая в дальнейшем вливается в могучую и полноводную Зимбабве — главную жизненную артерию королевства.

Доступные травы для поиска: Базилик, Валерьяна, Кофейные зерна, Маи-Шаса, Костерост, Адиантум, Паслён, Чистотел (требуется бросок кубика).

Первая очередь:

Отредактировано Devas (20 Апр 2021 00:11:37)

0

601

Шай довольно резко стопорнулась, не успев сделать и двух шагов в обратном направлении, когда прямиком у нее на пути вырос огненно-рыжий силуэт Ньека. Львице пришлось далеко запрокинуть голову назад, чтобы нормально видеть его усатую физиономию с такого близкого ракурса — при этом, ее собственная морда выражала до крайности напряженную, даже откровенно раздраженную эмоцию... Но лишь от силы секунду-другую, пока Ньекунду не предложил самостоятельно разыскать пропавшую Сех. Тут Шай, не удержавшись, с легким удивлением приподняла кустистые брови кверху... Но спорить, в принципе, не стала. Раз уж ее племянник (окей, племянник Жада, но в глазах Шайены он все был ее родней, притом довольно близкой) сам вызвался... Лишь бы только они с Сехмет не напоролись на гиен, как это случилось с другим поисковым отрядом. Вот уж чего-чего, а этого львица точно бы себе не простила! Как и не могла простить себе травмы Игнуса и Сун. Это ведь она сама направила молодых львов в сторону Плато! Конечно, она не думала, что гиены окажутся и там тоже — знай она об этом заранее, в жизни не стала бы отсылать бедолаг в том направлении. Скорее уж, напрягла бы Линга с Небулой. Собственно, почему она согласилась отправить последних за сыновьями на озеро — ей не хотелось лишний раз подставлять чужие жизни под удар. Тут уж либо полагаться на помощь более-менее знакомой ей крокуты, уже пару раз спасшей ее шкуру от зубов голодных соклановцев, либо самой ударяться в поиски... Но так как на шее у Бастардки в тот момент висела внушительная толпа беженцев, пришлось пойти на компромисс. И то, едва представился шанс — так сразу же метнулась обратно! А как же иначе, онажмать. Короче говоря, зря Ньек думал, что ее решения были эгоистичными или банально непродуманными, а ворчание в их с Сехмет адрес — якобы необоснованным. Они не должны были сюда возвращаться, тем более, никого не поставив в известность. Сколь бы ни были благородными их порывы, а они оба сильно рисковали. Теперь еще и Сех куда-то подевалась, и Ньек, разумеется, отважно рвался на поиски исчезнувшей подруги. Снова эта их молодежная, супергеройская удаль... С другой стороны, если уж Сехмет действительно свернула куда-то не туда, да еще и угодила в беду вдобавок ко всему, то только Ньекунду и смог бы нормально защитить ее от клыков падальщиков. Он уже взрослый, сильный, самостоятельный парень...

И все равно она страшно за них волновалась.

Ладно, — тем не менее, сухо отозвалась охотница, неопределенно мотнув челкастой головой, словно бы отгоняя от себя все эти дурные мысли и предчувствия. — Только будь настороже. И не ввязывайся в драку, понял? Как только разыщешь Сехмет — сразу лапы в зубы и блохой назад. Чтобы оба вернулись целыми и невредимыми... Ох и влетит ей, — уже вполголоса добавила Шайена, чего Ньек, разумеется, не услышал — так быстро он умчался на поиски своей драгоценной Сех. Львица аж глухо прифыркнула ему вслед, по достоинству оценив эту прыть. Ишь... Как припустил-то.

Нравится она тебе, да?

Впрочем, слишком долго пялиться в затылок угалопировавшему в кусты самцы ей не пришлось: во-первых, рядом по-прежнему оставалась целая толпа юнцов, остро нуждавшаяся в ее внимании и поучающих пинках под зад, а во-вторых, прежде, чем Шай успела хоть что-нибудь сообразить, как прямо ей на нос невесть откуда вскарабкалась довольно тощая, чумазая и древнючая на вид белка, тем самым моментально отвлекшая на себя внимание красношкурой самки. Шайтан аж пасть разинула от эдакой наглости, вылупив глаза по пять рублей и смешно скосив зрачки к переносице, силясь сфокусировать взгляд на этом встрепанном грызуне-камикадзе. Ась?... Обалдело выслушав чужой "доклад", львица все также изумленно проводила взглядом шустрого старикашку, как-то даже не сразу найдясь с ответом... Да он, судя по всему, и не требовался. Вон как метнулся прочь, еще быстрее Ньека, не забыв впрочем отвесить Шай низкий поклон на прощание. Вот-те раз.

Эээ... спасибо, — вполголоса ляпнула Шайена вслед незнакомой белке, не шибко уверенная в том, что ее реплику вообще услышат — но поблагодарить-то все равно стоило, да? Хм, так вот почему Небула с Лингом как сквозь землю провалились, резко и неожиданно "слившись" в неизвестном направлении. Может, почуяли других гиен и решили поскорее увести их в противоположную от львят сторону? Что еще могло послужить причиной столь быстрого ухода, без слезливых прощаний и разъяснений? Интересно, все ли с ними было в порядке... Впрочем, как бы эгоистично это ни звучало, а в текущий момент дальнейшая судьба Небу и ее эксцентричного товарища беспокоила Шайену в самую последнюю очередь. Снова тряхнув головой, усилием возвращая себя к другим, куда более важным задачам, Шай спешно развернулась на зов Маро, сделав несколько суетливых шагов ему навстречу. А, чего, где... кудазачем.

Помочь Игнусу... Как? — вполне справедливо изумилась она просьбе своего дико занятого товарища, вот уже в который раз по счету раз ошалело (и капельку испуганно) округлив глаза — и правда, что она могла сделать, не будучи лекарем? Ладно там, траву какую дать, или корешок... Она не была полнейшим профаном и кое-что смыслила в примитивной медицине, благо, часто охотилась в компании других львиц прайда или вообще в гордом одиночестве. Само собой, временами приходилось глотать всякие противные листочки или заботливо разжеванную кем-то травяную кашицу, а то и вовсе оказывать первую помощь своими силами... Но ее знания в данной сфере были довольно ограниченными и поверхностными. Она точно не навредит бедному самцу еще сверх того, что ему и так довелось пережить сегодня?... Тем более, что Маро некогда было тратить время на какие-то детальные инструкции — он был целиком и полностью занят болезненно дергавшейся в его (и не только) лапах Сун. Ухх... бедная крошка. Шай аж невольно поморщилась, со стороны пронаблюдав за тщетной попыткой вправить кость на место.

Ссссс-ауч.

И что... Ей тоже так нужно сделать с Игнусом? Вроде он сказал, что ему выбило сустав в драке, или что-то вроде того... Она не очень хорошо запомнила. Ну травмировался и все тут. Главное что не очень сильно. Ладно... Переспросит, в случае чего. Он же не валяется в бессознанке, объяснит уж заново, что к чему. Главное, что не перелом и не какая другая серьезная рана. Наверное, будь у него что-нибудь потяжелее, Маро и вовсе не позволил бы к нему приблизиться. Успокаивая себя такими размышления, Шай покорно направилась к оставшемуся "пациенту", все это время тихо-мирно дожидавшемуся своей очереди в воображаемом больничном коридоре. Честно говоря, у нее аж подушечки лап вспотели от нервного напряжения, но вид Шайена держала максимально спокойный и серьезный. А куда деваться? Обозвали груздем...

Лайам... Ндама, — она тихо окликнула обоих подростков, и те моментально очутились рядом, вопросительно заглядывая ей в морду, тоже заметно нервничая, но при этом горя искренним желанием помочь. — Сделаем как попросил Маро. Будете держать Игнуса с разных сторон, чтобы он не дергался от боли. Видите, как это делают Ракх с Юви? — она выразительно кивнула в сторону несчастно подвывающей Сун, на которой сейчас аж с двух боков с обалделыми рожами повисли перечисленные Шайеной горе-"санитары". Да уж, такой себе пример для подражания... Бедолаги. — Ничего сложного. Игнус, ты там где? Эээ... — львица на пару секунд с обескураженным видом замерла напротив раненного самца, аж сделав глазками хлоп-хлоп в ответ на его пристальный, какой-то не вполне адекватный взгляд и еще более странное на слух высказывание, больше напоминающее какую-то совершенно бессмысленную коллекцию случайно подобранных звуков. У него точно с лапой проблемы были, а не с головой? — Будь здоров. Ну, ложись, чтоль, раз готов... Что там у тебя было-то, плечо вывихнул? — дождавшись, пока Игнус аккуратно уляжется на здоровый бок, а сопровождавшие ее юнцы осторожно прижмут льва передними лапами к земле, с явной опаской и сопереживанием поглядывая на его изуродованную физиономию, Шай сама прошлась туда-сюда вдоль вытянувшегося тела своей смиренной жертвы, прикидывая, как бы ей так по-удобнее встать и вообще схватиться за его неестественно вывернутую конечность. Ладно... Вроде бы она даже примерно знала, как это нужно делать. Видела пару раз на охоте, как другие львицы помогали друг дружке в таких случаях... Ухватить пастью да дернуть посильнее. Ничего архи-сложного.

Заметив краем глаза пришедших на берег Сехмет с Ньеком, Шайена все же ненадолго отвлеклась от происходящего — а как же иначе! Слава предкам, ее дочь и племянник были в полном порядке... Зря так сильно переживала. Теперь, когда все беспокойство львицы стремительно отошло на задний план, ей просто хотелось как следует вмазать Сех лапой по затылку — чисто в профилактических целях. Будет знать, как с тропы сворачивать, поганка! Сказано же было, в какую сторону идти, так нет же, обязательно надо было где-то заблудиться и в очередной раз напугать мать до усрачки!

Вот только дождись, пока мы отсюда свалим, — сумрачно пообещала Шайена дочери, смерив ту нарочито сердитым и неодобрительным взглядом. SON... в смысле, DAUGHTER! I'm dissapointed! — Тогда у тебя не только голова заболит... Да тихо вы все, бл*ть, — она в очередной раз расшипелась в адрес шумно загомонивших дочерей, вынуждая их резко призаткнуться. Забыли чтоль, где находитесь! — Сидите молча, а не то языки в жопу запихну! Лучше даже не спрашивайте, в чью именно!

Ладно... Пора было уже заняться Игнусом. Именно от их с Сунитой состояния сейчас и зависело, как скоро они смогут отсюда убраться.

Приготовились, вы трое... Игнус, возьми что-нибудь в зубы, пока не поздно. Я не лекарь ни единым местом, — деловито скомандовала Шай самцам, в свою очередь, решительно ухватившись челюстями за несчастную лапу Игнуса — разумеется, так, чтобы не поранить его случайно своими острыми, хоть и достаточно мелкими клыками. Ну... Погнали, н*х! Зажмурившись, Шайена резко дернула головой в противоположном от Игнуса направлении, силясь одним рывком вставить его выскочивший, простите, шарнир на прежнее место. Лишь бы только сработало... Сколько таких попыток он вообще будет в состоянии выдержать!

Для Мастера

Все действия обговорены

Благословение от Игнуса + помощь Лайама и Ндамы + умение "Первая помощь"

+6

602

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"48","avatar":"/user/avatars/user48.jpg","name":"Маслице"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user48.jpg Маслице

Шайена вправляет вывих Игнусу

https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=6

Бросок
Бонусы

Итог

6
1 + 1 + 1 + 2 = 5 → 3

6

Персонажу становится легче.

Щёлк - и сустав возвращается на своё место. Может, Шайене стоит задуматься о карьере лекаря?

Откат умения "Благословение" у Игнуса – 3 поста.
Откат умения "Первая помощь" у Шайены – 3 поста.

В течение ещё двух постов Шайена будет получать бонус "+1" ко всем действиям в сфере целительства.

Для полного выздоровления Игнусу потребуется 5 постов, в течение которых на него будет действовать антибонус "-1" на все действия.

+2

603

И естественно ему отказали. И естественно его неправильно поняли. По крайней мере по мнению самого Ндамы. А всё почему? А всё из-за того, что пятнистый кот не умеет правильно доносить свои мысли до других. По крайней мере бабушка и дед ему об этом нередко говорили. Только вот сейчас дуло не в них, да и как-то заказывать глаза и огрызаться Ндаме не хотелось. Старшие и там были в не самом лучшем состоянии. Что физическом, что психологическом. Им-то откуда знать, что Ндама никогда не стел бы лезть туда, в чем не разбирается. Травить кого-то неизвестными травами он не хотел, тем более что Нкемдилимы рядом не было. Стареющий пёс смог бы подсказать.

- Я правда рад, что вы живы, - усаживая свою задницу чуть поодаль Ндама чуть улыбнулся, искренне надеясь на то, что выглядит максимально уверенным в себе и надежным. Ну и лишний раз не отсвечивать. Тут уж скорее дело привычки. Ну помочь он сейчас мог, разве что, внимательным сканированием окрестностей на предмет опасности. Убежать они сегодня точно не смогут, правда же? Разве что от кого-то не менее травмированного. В сравнении с Сунитой и Игнусом, естественно.

Кисточка на конце хвоста Телёнка нервно дергалась, а уши резко и моментально реагировали на малейший шорох. Каким бы милым и дружелюбным ни был Ндама, но вступить в драку в случае провальных переговоров он решился бы незамедлительно. По крайней мере сегодня, пока он преисполнен "священной" миссии в виде попытки прыгнуть выше собственной головы. Ндама же решил работать на собой, вот и работает, стараясь не показывать другим свою нервозность, отвернувшись куда-то в противоположную сторону, с особой жестокостью покусывая собственные губы. Всё равно уже прокусил.

- Больно, - про себя отметил пятнистый, скосив глаза на живых членов прайда. Вот они выжили, а его бабушка с дедушкой? Да, у них не было и шанса (они лишь успели всучить внука кому-то из менее древних развалин, чтобы того, отказывающегося бросать стариков, не засыпало вместе с ними. Ндама слишком увлекся своими мыслями, что переборщил и прокусил губу достаточно сильно, что ему придется теперь некоторое время слизывать кровь, если, конечно, не захочется кого-то неприятно удивить. - Только этого мне не хватало.

Нужно отдать Шайене должное. Она достаточно быстро вернулась вместе с Маро. И не только с Маро, а с целой оравой львов, выглядевших потрепанными, но не критично. И со следами материнской праведной любви на мордах. По крайней мере многие. По крайней мере по выражению было понятно. Ндама даже обрадовался здоровяку, поднявшись с уже насиженного места, сделав шаг тому на встречу. Правда быстро стушевался и вернулся обратно, трусливо поджимая хвост поближе к собственным лапам. Рыжегривый, конечно, зверь неплохой, но черт знает что у него там на уме, правда? Тем более что зеленоглазая красная самка собралась было уходить взад. Благо не успела. но собралась же.

- Маро тебе ничего не сделал, малахольный, - презрительно офыркал сам себя подросток, внимательно слушая чужие разговоры. Могло показаться невежливым, но разве ему сейчас кто-то сделает замечание? Нет, сейчас совершенно никому нет до этого дела. Но вообще пятнистый ещё и внимательно наблюдал за всеми манипуляциями, что имели место быть. Вдруг кому-то резко потребуется помощь? Он же пришел чтобы помогать, так что и воспользуется шансом. С ужасом, конечно, но воспользуется же!

- Пускай Ндама и Лайам тебе помогут... Нужно лишь покрепче удерживать, чтобы он не дергался. И вы держите крепче, не бойтесь... больше костей ей уже не сломают, - услышав своё имя Ндама перевел взгляд на Шайену, потом на Лиама, снова на Шайену и, в конце концов, на Игнуса, выглядевшего чуть лучше Суниты. Может дело в том, что львица была всё ещё далеко не полностью в сознании, а, может, тот просто держался молодцом. В лекарском деле кот практически ничего не понимал. Не, Ндама прекрасно видел, что плечо у старшего выглядит, мягко говоря, фигово, но не более. Главное что кости не торчат во все стороны. Мир восприятия подростка постепенно сузился до их четверки, оставив за пределами всех остальных активно помогающих Суните. Он слишком сосредоточился. Даже кивнуть забыл, дурак.

— Так, на всякий случай: мне надо вправлять вот это место, - тут уж на слова Игнуса даже Ндама выгнул вопросительно бровь и со смехом фыркну куда-то в тяжелый воздух, пропахший гарью и, кажется, паленой шерстью. Пусть и было несколько обидно, в силу не самого лучшего морального состояния Ндамы, но почему бы не посмеяться, если лев пытается казаться бодрячком? Или является таковым. Пока рядом так много знакомых, пятнистому льву стало полегче.

Стоило Шайене подозвать подростков, Ндама вполне быстро оказался рядом с самкой. Сглотнул, помотал головой, собираясь с моральными силами, и кивнул, вновь прикусывая и без того раздраконенную губу. Лев искренне надеялся, что не будет тем самым слабым звеном, из-за которого случится какой-то косяк, что станет для Игнуса, в свою очередь, фатальным. Он сейчас не был готов брать на себя столько большую ответственность. Ну и позориться на глазах у всего честного народа, продолжающего прибывать. Не такими большими волнами, конечно, как в случае с детьми Шайены, но продолжали же!

- Справимся, - Ндама чуть улыбнулся Лиаму, наваливаясь вместе с ним на Игнуса, стараясь максимально того обездвижить. Он же старший сейчас среди них двоих, а это значит, что показывать своё раздрай и переживания не стоит. Во-первых, это уж точно не придаст образу Ндамы хоть какого-то серьезного шлейфа. А, во-вторых, при самом плохом раскладе заставит Лиама волноваться. Как бы бесполезный старший же в любом случае худший помощник, верно? Взмолившись всем известным богам и предкам, пятнистый зажмурился, изо всех сил выполняя свою роль. Аж зубы до боли сжал, дурак. Шайена навалилась и раздался щелчок.

- Справились же? - Ндама, почему ты выглядишь испуганным не к месту, а?

+7

604

Слава богу, Ндама не успел рвануть за травами. Еще не хватало его тут потерять, Шайена бы дочери башку отвернула точно. Благо, Ингус тоже не поддержал идею похода теленка за травами, так что обошлось. Львы еще немного неловко помолчали и Юви мысленно ухмыльнулась - что ж такое-то, что они такие неловкие все? Ведь действительно, даже и поговорить не о чем. Хотя может это и к лучшему, пустая болтовня в такой ситуации может привлечь гиен с хорошим слухом, да и отвлечь самих львов, так что они пропустят приближение опасности.

Долго, впрочем, неловкость не продлилась - спустя достаточно непродолжительное время на поляну вернулась Шайена в сопровождении Маро, Ньека и мелких братьев. Ракх тут же радостно поприветствовал Юви в своей обычной балагуристой манере, боднув в плечо, и рыжая радостно улыбнулась и чуть резковато взъерошила братцу челку.

- Здорово, малой! Жива, добралась отлично, что со мной будет. Рада что вы с братьями живы и здоровы, черт вас дери! Опять небось нашли приключения на свои пушистые задницы? - грубоватые по сути слова звучали ласково и совсем необидно, да и по морде львицы было видно, что она искренне рада братьям. Юви окинула взглядом остальных черепашек, убеждаясь что они не ранены, и зоркий глаз отметил следы материнской любви. Ну, тут даже спрашивать не нужно, и так все ясно. Зная вспыльчивый характер матери, рыжая даже не сомневалась, что как минимум паре ее сиблингов прилетит. За что? Да мало ли причин поволноваться дают своим матерям юные львята? Всегда есть за что, на самом деле. Зависит от границ терпения матери. У Шай, и Юви точно знала, эти границы были весьма узкими.

Маро тем временем осмотрел Суниту и огорошил Юви с Ракхом - придется помогать. А именно - держать и без того лежащую безвольной тряпочкой Сун. Черт, видимо процедура предстоит малоприятная, и это еще очень мягко говоря. Коротко кивнув лекарю, львица покрепче ухватила раненую, стараясь зафиксировать юную самку и не дать ей вернуться. Надо значит надо, что делать-то. Короткое движение Маро, резкий хруст, и протяжный крик боли, чуть приглушенный зажатой в зубах веткой, резанул уши. Ан нет, не вышло. Что-то явно пошло не так, ибо рыжегривый травник осмотрел Суниту и нахмурился. Еще раз, значит. Ага, повторять до полного выздоровления пациента. Юви замутило, в ушах зашумело. Бедная-бедная Сун. Рыжая львица ласково погладила раненую по щеке, после чего, сцепив зубы, снова крепко ухватила темношкурую самочку. Со второго раза все получилось, и Юви, стараясь не покачиваться на дрожащих лапах, медленно отошла в сторону. Черт, кто бы знал, что она так остро реагирует на переломы и вправление костей. Этот хруст еще долго будет стоять в ушах. Причем открытые раны совершенно не смущали львицу, а вот с переломами и вывихами, похоже, дело обстояло совсем иначе. Почему? Хрен знает, но это явно не нормальная реакция.

Хорошенько задуматься о своей странной реакции львица не успела - сзади к ней подлетел ураган по имени Сехмет. Сестра обхватила рыжую лапами и заголосила на всю поляну, а Юви снова облегченно выдохнула. Еще одна в порядке, слава богам!

- За жердище и по жопе получить можно, мелочь пузатая, козявка шебутная! - обнимая любимую сестричку, произнесла рыжая, улыбаясь при этом во всю пасть. - О, да мне даже напрягаться не придется, твоя жопка уже отведала чьих-то когтей, Судя по тому как мать орала, когда пришла, а тебя еще не было, это ее отпечаток украшает сейчас твою пятую точку. Куда пропала-то по пути, мы все волновались до усрачки, - морда Юви снова приняла хмурое выражение, не от плохого настроения, в просто по привычке уже. - Не теряйся больше, я правда волновалась. И, кстати, думаю, нам пора валить уже отсюда. Всех собрали? Вроде да. Сун вроде подлатали слегка, а Игнус как? - рыжая поискала глазами льва. Ох, невовремя. Именно в этот момент Шайена закончила шипеть на них с Сех (надо же, а Юви и не сообразила сразу что мать на них ругается), после чего навалилась, матернулась и дернула самца за лапу, пытаясь вправить ему конечность. Снова раздался этот не то треск, не то хруст, не то щелчок, и в глазах у Юви опять потемнело. - Бл*, - только и успела прошептать львица, после чего ее сложило пополам, а по поляне разнесся очень характерный звук выблёвываемого обеда. Обеда, впрочем, это сильно сказано, пустой желудок исторгал в основном желчь или что там в нем должно находиться.

Отредактировано Юви (7 Янв 2021 01:29:52)

+7

605

Со-игрокам

Описываю сразу действия Лайама и Шайены в одном посте

Пускай и не сразу, но львенку все же удалось худо-бедно выкопать свою слегка помятую рожу из песка, что теперь отвратительной влажной россыпью покрывал всю видимую часть его морды... а местами даже и язык, пфе. И пока Лайам напряженно отплевывался, тщетно силясь избавиться от этой гадкой скрежещущей на зубах массы, его братьям на фоне, как говорится, бурно прилетало за все орехи — взбешенная Шайена играюче расшвыряла всех "черепашат" без исключения. И не посмотрела даже, что тот же Ракхелим, столь отважно (и безнадежно) сунувшийся на защиту их лидера, уже почти сравнялся с ней ростом... А шириной так и вовсе, кажется, превзошел чуть ли не в полтора раза! Но какая их матери была разница, она и братцев по-старше умудрялась ставить на место прицельным ударом лапы по носу, а тут всего-навсего четверка опростоволосившихся юнцов, которые вместо того, чтобы сразу же удариться в паническое бегство, как это исповедь веков завещал всем живым существам их врожденный инстинкт самосохранения, попытались сыграть в дипломатию. Ну, что тут скажешь... Проиграли, бездари.

Мам... — поднявшись, Лайам еще попытался как-то воззвать к помутненному яростью разуму львицы — на свой-то страх и риск! — но ожидаемо напоролся на новую волну ничем не зацензуренного родительского мата, тотчас заткнув пасть и с видом глубочайшего сожаления потупив очи в землю. Ему и впрямь было стыдно за свое поведение — в отличие от куда менее замороченных ответственностью братанов, этот чудной индивид всегда отличался повышенным уровнем совестливости в крови. Конечно, ему тоже было страшно обидно, что Шай даже не попыталась толком их выслушать, что она сразу бросилась махать кулаками и плеваться слюнями во все стороны, что несколько раз весьма болезненно прошлась языком по чужой самооценке, даже не задумываясь над тем, как это все было неприятно выслушивать... Но он не испытывал такого острого возмущения в ответ, как, скажем, мог бы испытывать гордый и упрямый Ракхелим, которого только что у всех на глазах побила какая-то мелкая худосочная самка. Как ни крути, а Шай была их матерью. Так сказать, непревзойденным авторитетом, который хочешь или нет, а приходилось учитывать, будь ты хоть сто раз бунтарем или заядлым анархистом, не признающим ни одну известную ему форму власти. Пока тебе не исполнится 18... то есть, пока ты не станешь взрослым и самостоятельным львом, готовым начать свою собственную жизнь за пределами родного прайда — изволь подчиняться! Вдобавок, лично Лайам всегда старался быть если не паинькой и маменькиным любимцем, то как минимум благоразумным, воспитанным сыном, которому можно было бы доверить какие-то нехитрые "взрослые" дела... Ну и в целом не горел желанием разочаровать старших, по поводу или без. Пытался быть им надежным помощником и  золотым образцом для подражания в глазах сверстников и львят помладше. И он прекрасно понимал, до чего серьезно пошатнул доверие своей матери. Как сильно напугал и разозлил ее этим поступком.

И все ж таки, в глубине души Лайам надеялся, что вот сейчас, вволю побесившись и хорошенько прооравшись (пускай даже шепотом), Шай наконец-то остынет и вернется к своему обычному, куда более адекватному состоянию, когда с ней можно будет спокойно поговорить и, ну... Нормально объяснить ей, что здесь к чему. Почему они с ребятами сбежали без предупреждения, почему так сильно задержались, в конце концов. Лайам был свято уверен, что у него рано или поздно получится это сделать, а потому вел себя предельно смирно, беспрекословно подчиняясь каждому дальнейшему приказу со стороны Бастардки и из-за всех сил пытаясь не принимать ее оскорбления слишком уж близко к сердцу. Нелегко это было, конечно... А уж как сильно болела теперь ушибленная ее тяжелой лапой голова! Но опять же, даже будучи в таком мощном гневе, Шай не пыталась кого-то ранить и тем более покалечить. Удары ее были сильны и болезненны, они даже оставляли небольшие синяки на чужих шкурах, а местами и случайные царапины от не до конца втянутых когтей, но в целом не причинили подросткам каких-то серьезных физических страданий. Ну, подумаешь, пара-тройка шишек или поверхностных ссадин... Это вам не суровый братец Морох, способный одним легким ударом лапы по уши вбить тебя в землю или оставить впечатляющих размером шрам на заднице, просто вскользь зацепив тебя когтем на мизинце.

До свадьбы доживет, короче.

Размышляя примерно в таком вот не шибко веселом (совсем даже не веселом) духе, Лайам все с тем же понурым, непривычно усталым и расстроенным видом ковылял так пару минут в компании младших братьев, лишь единожды притормозив свой шаг и бросив долгий, полный сдержанной тревоги взгляд в ту сторону, куда деловито учапала мать-дикобразиха со своим осчастливленным сынишкой. Их прощальная благодарность неплохо так грела душу, но в целом Лайам все равно чувствовал себя скорее плохо, чем хорошо. И переживал, что эта косматая парочка не захотела идти с ними к остальным беженцам. Они точно выживут, оставшись на этих землях? Шипастые или нет, а все равно в толпе как-то по-безопаснее будет... Но деваться было уже некуда — не бежать же ему за ними, игнорируя взбешенные вопли Шайены в спину! Нервы матери и так уже были на пределе, не хотелось раздражать ее еще сверх того, как она уже была обозлена. Так что, Лайам предпочитал держаться тише воды, ниже травы и тупее камушка, лишь бы только не привлекать к себе лишнее внимание родительницы. Как, впрочем, и все остальные львята... Хотя вон, Дхани уже что-то активно нашептывал на ухо угрюмому (всмысле, еще сильнее обычного! в разы сильнее) Ракхелиму, как видно, старательно умасляя его треснутую по всем видимым и невидимым швам самооценку, объясняя желтоглазому задире, что их мать рявкала не со зла, и вообще не заморачивайся ты так, бро, братан, братишка! Ну, хоть кому-то хватило на это сил и терпения, потому что лично у Лайама уже не осталось ни того, ни другого.

И тем не менее, весь скопившийся в нем негатив как-то очень быстро и незаметно отошел далеко на задний план, лишь стоило подросткам "высыпаться" на то самое место временного привала, где их терпеливо поджидали остальные... Ну, в смысле, все те, кто отправлялся вместе с Шайеной на поиски беглой шайки-лейки. Так решил Лайам, не будучи вполне уверенным, кто именно изначально следовал за их матерью, а кто был отправлен сюда заранее или же приперся по собственной доброй воле. И то, что он сейчас увидел перед собой, окончательно втоптало в землю его глупые юношеские обиды: в глазах растерянного, словно бы даже пришибленного львенка, все эти раненные и потрепанные звери пострадали отнюдь не просто так, а именно что по их с братьями вине. Ну не знал Лайам всех нюансов организованных Шайеной поисков! Потому и решил, что они поперлись сюда за ними всей толпой и в итоге вперлись в серьезную такую переделку. И оттого аж уши уронил в глубочайшем сожалении и раскаянии , чувствуя себя чуть ли не самой главной сволочью на районе. Так и простоял некоторое время в немом потрясении, просто молча наблюдая за царящей кругом суматохой, стараясь не мешаться у взрослых под ногами и отрешенно размышляя о том, что всего этого безобразия могло бы и не случиться вовсе, если бы только ему пришло в голову вовремя тормознуть братьев и разбудить кого-нибудь на привале, вместо того, чтобы слепо бросаться на звуки чужих рыданий. И сидел бы так дальше, весь из себя пристыженный и виноватый шо аж п***ц, лишь изредка порывисто дергаясь то в одну, то в другую сторону, искренне желая оказаться хоть капельку полезным, пока Маро поочередно звал к себе его сиблингов и раздавал им какие-то важные указания... кабы в один момент Шай не понадобилась их с Ндамой помощь. Лайам, понятное дело, тотчас метнулся куда было сказано, спеша занять позицию над утомленно развалившимся на песке Игнусом, стараясь не реагировать лишний раз на царящую кругом какофонию. То бедная Сунита вымученно стенала сквозь импровизированный кляп во рту, то Сех бурно приветствовала вернувшуюся к родным Юви где-то в сторонке... Каждый такой звук весьма болезненно отзывался в груди львенка, вынуждая его напряженно хмуриться и морщить переносицу, но он упрямо игнорировал свое окружение, молча и непривычно сурово выполняя чужие команды, покуда мать кое-какером, простите, вправляла Игнусу его больное плечо. Лишь единожды он натянул на свою морду короткую, суховатую улыбку в ответ на словесную поддержку Ндамы — и сразу же снова посерьезнел рожей, послушно навалившись всем весом на их смиренного "пациента". И только лишь твердо убедившись в успехе свершившейся процедуры — медленно и настороженно попятился прочь от Игнуса, с затаенным облегчением во взгляде наблюдая за тем, как обгоревший самец вновь начинает двигать ранее безвольно обвислой лапой, разминая опухшие, налитые болью и воспалением мышцы.

Слава Айхею... Получилось.

Юви? — он наконец-то обратил внимание на присутствие старшей сестры поблизости, хоть та, вроде как, уже сама поприветствовал их несколькими минутами ранее. Точнее, львенка привлек до ужаса непривлекательный звук изрыгаемого львицей обеда... или ужина, или вообще завтрака, смотря как давно она ела. Вздохнув, Лайам очень осторожно приблизился к самке со стороны, старательно обходя созданную ею лужу блевотины и бдительно следя за тем, чтобы следующим рвотным порывом Юви не вывернуло ну точно ему на голову, и аккуратно подпер беднягу плечом, помогая ей усесться. Да так и замер на какое-то время, просто молча согревая собой ребристый сестринский бок и устало наблюдая за берегом со своего нынешнего угла обзора. Ну... кажется, справлялись, потихонечку, да? Вон и Сунита кажется начала медленно, но верно "оживать", даже умудрялась задавать какие-то вопросы по поводу собственного здоровья. Вот и славно.

А с тобой-то что, наказание, — меж делом, к ним с Юви с типичным материнским ворчанием приблизилась Шайена, с изрядной долей тревоги осматривая старшую дочь со всех доступных ей сторон. Убедившись, что с ней не происходит ровным счетом ничего серьезного, львица с явным облегчением выдохнула себе под нос — вот же ж, какие мы оказывается нежные! А каково было ей самой, собственноручно вправлять обратно эту гр*баную лапу! Уфф... — Ладно, раз все в порядке, значит, все в порядке, — она утомленно провела языком по чужой маковке. — Дыши глубже да пройдет потихоньку... Вот что, ребята, не хочу показаться для вас извергом, но раз вы все все более-менее прочухались — самое время валить отсюда подобру-поздорову. Мы находимся на границах прайда Скара, а это та еще гиенова клоака, не успеем убраться отсюда до прихода местных патрульных — считайте, что все это лечение было зря. Маро... — Шайена повернула голову к замершему неподалеку от нее лекарю. — Знаю, ты и так уже дохр*на всего сделал для меня и моей семьи, но я все же попрошу тебя об еще одной услуге. Я считаю, что нам не имеет смысла возвращаться к реке — к воде толком не спустишься, а вся округа уничтожена огнем, так что про еду или нормальное укрытие от непогоды даже заикаться нечего. Но я знаю, что к востоку от вулкана имеются очень неплохие земли. Есть надежда, что пожар их не тронул... Самый короткий путь туда лежит через сгоревшую долину. Я предлагаю тебе возглавить отряд и сопроводить всех раненных в те степи,  там они смогут нормально отдохнуть и подлечиться. Я же вернусь к реке, заберу Сараби, травоядных, ну и остальных... Так будет гораздо быстрее и лучше для каждого. Ты сможешь выполнить эту просьбу? — дождавшись утвердительного ответа странника, Шайена как-то непривычно тепло улыбнулась ему самыми уголками губ, на мгновение смягчившись — но заметить это успели лишь только сидевшие рядом с ней Лайам с Юви. И то, не факт, что старшая сестра была занята рассматриванием материнской физиономии — кажется, ей все еще было немного дурно. А вот Лайам озадаченно склонил ушастую голову набок, не вполне осознавая даже, что именно так сильно его удивило в реакции матери. Одно точно: сейчас она вела себя гораздо спокойнее, чем прежде. Хороший знак... наверное? — Спасибо. Значит, на том и порешим. Отправляйтесь прямо сейчас... и удачной вам всем дороги. Приглядывайте друг за другом и не расходитесь без нужды, хотя бы на этот раз, — развернувшись, самка решительной трусцой двинулась прочь от озера, даже ни с кем толком не попрощавшись — спешила, чо. Ну и в принципе, кажется, не планировала рассыпаться в долгих трогательных объятиях и поцелуях, предпочитая не думать о том, как долго продлится эта новая разлука с семьей. Тем более, что сейчас у нее просто не было другого выбора — те, кто ждал у реки, тоже нуждался в помощи и поддержке. Шеру, Мэй, Хофу, Клио... Сараби, Такита и Вакати, Ари и все остальные ее уцелевшие детеныши... О них тоже должен был кто-нибудь позаботиться!

Что касается Лайама, то последний едва поборол в себе желание стремглав броситься следом за Шайеной, умоляя ту взять его с собой. Юнец понимал, что сейчас он скорее всего станет для нее обузой, нежели помощником. И что скорее всего он принесет больше пользы здесь... ну, в смысле, не прямо здесь, у озера, а просто оставаясь рядом с братьями, Маро и остальными. Поэтому львенок скрепя сердце остался на месте, провожая умчавшуюся от них мать долгим и до невозможности тяжелым взглядом — но лишь до тех пор, пока Маро снова не окликнул львенка, поручая ему какую-то отдельную обязанность по сопровождению и помощи раненным членам отряда. Тогда-то Лайам, разумеется, с готовностью вскочил со своего места, настойчиво игнорируя усталость и сонливость, из-за всех сил пытаясь быть полезным для окружающих.

Как, впрочем, и всегда.


Шайена >>> река Мазове
Лайам >>> Облачные степи

+6

606

Ох, лучше бы он не вылезал из воды! И, наверное, вообще остался на том крошечном острове — так, по крайней мере, сохранил бы целостность своей шкурки и психики!

Практический каждый ребенок после долгой разлуки и любых приключений, — как успешных, так и не очень, — желает поделиться своими результатами с кем-нибудь авторитетным. Мама для Дхани — это сильная львица, способная постоять не только за себя, но и за всех своих многочисленных отпрысков. На памяти львенка она ни разу никого не бросала в беде. Однако у этого замечательного качества была обратная сторона, которую не каждый был способен принять и понять — это слишком яркие, будто сама шкурка бастардки, эмоции. И Дхани об этом нередко забывал, как случилось и в этот раз на фоне его собственных переживаний. Несущаяся на него Шайена спровоцировала в нем тот самый первородный страх перед материнским гневом. Так часто бывает при суровых или просто небезразличных родителях, когда их детеныши боятся вернуться домой, потому что предчувствуют суровое наказание. Дхани, как и эти дети, испытывал нечто подобное, хотя наверняка знал, что, безусловно, мать будет последней, кто поможет испустить ему дух, однако первой, от кого последует расправа за необдуманные действия. И с одной стороны, конечно, подросток прекрасно понимал, что получит по заслугам, но с другой ему прямо сейчас будет нестерпимо больно, отчего, конечно, возрастет степень обиды.

Защиты искать было не от кого, поэтому следом за страхом появилось ощущение безнадежности и смирения. Старший брат, правда, героически попытался взять всю вину на себя, но его оправдания затерялись в шипении матери — это случилось так быстро, что юный гений толком ничего не успел сообразить, только сильнее прижимая уши к голове и стыдливо наблюдая за тем, как чернявую макушку Лайама огрела тяжелая материнская лапа. За него все же попытался заступиться более суровый и энергичный Ракхелим, чьи слова, естественно, не возымели никакого эффекта. Следующим попал под раздачу Мьяхи, которому даже вода показалась не такой страшной, как разгневанная Шайена, но и мутная река не смогла укрыть от нее несчастного львенка. Всё это зрелище было, мягко говоря, не самым приятным, особенного для того, кто ожидает тумаков последним и кто наверняка знает, что наказания не избежать. Стоило бы, конечно, облегчить его исполнение, — стоять на месте, например, — но Дхани инстинктивно попятился назад, поджимая длинный хвост, пока мать ураганом не налетела на него и не сшибла с лап. Кажется, он удостоился ее «автографа» на одной половинке задницы: горела, во всяком случае, она так, будто Шайена вложила в него всю свою безграничную любовь к сыну.

А еще ругалась в процессе смачно. И если бы она это делала не вполголоса, то наверняка все зверье поспешило бы ретироваться, а то чего доброго и им достанется. Так, в профилактических целях.

И все же показателем была одна важная деталь: пожалуй, не уважай львята свою мать (а ведь уважали, несмотря на вселенскую обиду!), то не позволили бы ей так обращаться с собой. Каждый из подростков, пусть их возраст даже не достиг двух лет, при желании смог бы потягаться с хищницей или, во всяком случае, попытаться дать отпор. Стоит только взглянуть на долговязого Дхани или крупного широкого Ракхелима: казалось, последний мог бы одним ударом лапы прекратить все свои страдания, но все подростки стоически терпели наказание, потому что одна половина львят понимала — было за что, другая же боялась.

Спасибо, что хоть Ньекунду был здесь, совсем рядом! Второй раз уже выручает их из беды, вот и сейчас, сам того не желая, переманил внимание разъяренной мамаши на собственную персону. Это дало возможность львятам придти в себя: Дхани, во всяком случае, поднялся и отряхнулся от грязи, в которую его благополучно уронили, а затем закрутился на одном месте, чтобы рассмотреть, отчего так болит его пятая точка. Осмотр результата не принес. Даже отражение воды не помогало, отчего Дхани в расстроенных чувствах поймал себя на мысли, что неплохо было бы придумать какое-нибудь приспособление, в котором можно было бы себя без труда разглядеть со всех сторон.

Его мечтания, сама того не ведая, прервала Шайена, матом прося всех срочно покинуть злосчастное место и еще как следует раздавая тумаков сыновьям направо и налево. Дхани уговаривать не пришлось: он бодро засеменил чуть впереди братьев, всё еще виновато поджимая хвост. Конечно, это был сущий кошмар! Помнил ли он, чтобы мать была настолько зла и агрессивна? Было несколько раз, когда она воспитывала своих львят не просто суровым словом, но обычно весь процесс ограничивался парой поджопников, которые даже и следа не оставляли. А сейчас… сейчас задница, пожалуй, горела до сих пор. Отпечаток она там свой оставила, что ли?

Только Дхани, пусть еще испытывая обиду за «причиненный ущерб», все же понимал, отчего мама была так зла и за какие грехи им так досталось. Еще слов Ньекунду было достаточно, но то — воспитательная беседа. А за ней, чтобы результат закрепить, последовали и воспитательные физические тумаки. Теперь-то все четверо подростков вряд ли скоро забудут о своем приключении, а тем более, когда за ним, помимо кары суровой матери, последовала и награда. Дхани улыбнулся, и на его душе сразу потеплело, стоило только ему услышать слова благодарности от дикобразихи, адресованные именно им, маленьким героям.

Ох, ну, они же просто ми-ми-ми!

Дхани помахал семейству лапой и, пусть немного пожалел, что дикобразы не пошли с их шумной компанией, все же про себя отпустил их с легким сердцем. Он был уверен, что самка обязательно позаботится о детеныше, и они скоро найдут свою колонию, где уж точно будут в безопасности. Это существенно подняло настроение подростку и придало сил для того, чтобы разобраться теперь уже с проблемами внутри их семьи. Подросток щурил глаза, смотрел на угрюмую обеспокоенную физиономию матери и понимал, что через часок-другой она угомонится и тогда, быть может, сможет даже их выслушать и взглянуть на ситуацию иначе. А пока она слишком нервная и уставшая, чтобы разбираться в том, кто прав и виноват: ее сыновья сбежали без спросу в такое трудное и опасное время — это был для нее очевидный факт и не менее очевидный косяк самих младших сыновей.

Но понимал это далеко не каждый подросток. Особенно сильно страдал Ракхелим, что было заметно по его угрюмой и непонимающей роже. Его нужно было как-то приободрить или… точнее сказать, успокоить. Дхани никогда не любил, когда в его семье были разногласия (он в принципе не любил любого рода ссоры) и хотя сложно было достичь в такой огромной компании взаимопонимания, львенок всегда пытался сделать так, чтобы между сиблингами не возникало разногласий. Чаще, конечно, роль этакого миротворца доставалась Лайаму, как более сговорчивому и рассудительному львенку, но когда он по каким-то причинам не мог что-то сделать, на его смену приходил спокойный и вдумчивый Дхани.

Эй, — подросток бодро (на фоне брата, конечно) поравнялся рядом с Ракхелимом, — досталось же нам, да? Не помню, когда мама так злилась в последний раз, — Дхани задумчиво перевел взгляд на идущую впереди Шайену, нервно подрагивающую хвостом и вращающую ушами: не дай Айхею где-нибудь покажутся гиены! — ее можно понять, — львенок снова взглянул на брата, — мы убежали без спросу во время бедствия и на чужой территории, когда кругом толпы раненых, взбудораженных зверей. А учитывая, что нас нашли Маро и Ньекунду, то наверняка она подключила на поиски других львов, когда они могли бросить силы на спасение раненых… — Дхани выдохнул и задумчиво помолчал. Пока рассуждал сам, то окончательно дошел до сути, до другой стороны их геройского желания помочь. — Она волновалась. А ты сам знаешь, что бывает, когда мама… очень волнуется, — подросток усмехнулся и посмотрел на брата. Кажется, он прислушался к словам львенка, но до конца смириться со случившемся еще не мог. Что ж… это Дхани совсем не удивляло: требовалось время, чтобы и львица, и ее отпрыск окончательно остыли.

За разговором подросток и не заметил, как мать вывела их на другую половину берега, где оставила остальных беженцев. Дхани осмотрелся в поисках новых и не очень морд; узнал Суниту, того обгорелого льва, который присоединился к ним совсем недавно — эти совсем были плохи (что же с ними случилось?), пятнистого Ндаму было сложно не узнать, но самым приятным сюрпризом была…

Юви! Юви, ты вернулась! — Дхани кинулся к сестре, но пусть не так активно и «по-браЦЦки», как Ракхелим, все же мягко ткнулся ей в плечо. Конечно, ближе родных сиблингов ему никогда никто не будет, но как же приятно, черт возьми, знать, что все свои живы-здоровы! Молодая львица тоже была рада всех видеть. — Это было самое полезное путешествие в нашей жизни, — засмеялся Дхани и этак залихватски улыбнулся, с теплотой вспоминая маленького дикобраза. Все-таки… все-таки, наверное, все хорошо, что хорошо кончается, несмотря на болезненность в районе филейной части.

Оставив старшую сестру, Дхани заинтересованно обратил внимание на ловкие медицинские манипуляции Маро. Справедливости ради, пусть львенка и интересовали по большей части… технические и физические стороны окружающего мира, лекарское дело он тоже считал очень интересным и заманчивым. В конце концов, лекари — это тоже, своего рода, ученые! Словом, было вовсе неудивительно, что юный гений «залип» на несчастных пострадавших, с глубоким вниманием запоминая любое действие Маро. Хм… интересно, если этот лев останется вместе с семейством (ну, а вдруг!), может быть, он даст Дхани пару уроков?

И стоило только львенку подумать об этом, как Маро внезапно, — это было даже неожиданно! — попросил его о помощи! Дхани не заставил себя долго ждать: сию же минуту подхватил цветок, нашел где-то неподалеку кусок небольшой коры и принялся… жевать. Растение, конечно, оказалось на вкус не самым приятным (вот бы было бы со вкусом сочной зебры — эх, аж в желудке заурчало!), но что не сделаешь ради здоровья пациента и во имя науки, конечно! Старательно перемолов зубами несчастный цветочек, Дхани аккуратно сложил получившуюся смесь в импровизированную тарелочку и бодро понес ее к «пациентке», чтобы проделать следующий этап работы.

Намазывать оказалось не так уж и легко. Здесь требовалась аккуратность предельная, поскольку рана могла щипать, кровоточила и вообще… однако львенок справился со своей задачей, очевидно, хорошо, коль Маро даже успел его похвалить, несмотря на загруженность и вереницу задач, которые еще предстояло выполнить.

Остаток лечения Дхани сидел молчаливым наблюдателем, не мешал и не отсвечивал, но ждал, когда же снова пригодится его помощь. Ему было очень жаль молодую самку, хотелось даже сказать ей пару ласковых, ободряющих слов, но из-за своей излишней скромности подросток так и остался сидеть в стороне. Иногда Дхани щурил глаза и кривил мордой, но стоически выдержал все, что делал лев с несчастной Сунитой: в конце концов, юный гений будущий лекарь или где? Если он хочет стать таким же, как Маро, ему нельзя бояться и кривить, когда происходит лечение: пора привыкать уже сейчас!

Хоть и мурашки, конечно, по коже…

За этим делом львенок не заметил, как откуда-то из кустов вынырнула Сехмет. Ох, Дхани, конечно, был рад видеть и ее, но лекцию им вдоволь «прочитала» Шайена. Вон, задняя точка до сих пор болит! Тем не менее, он виновато прижал ушки, построил сестре глазки и пробурчал что-то вроде «конечно, мы все поняли уже!». Вряд ли она его услышала, потому что быстро переключилась на раненых.

Ну… по крайней мере, одной настрадавшейся уже помогли. Остался второй лев, Игнус, кажется, которому необходимо было выправить плечо. Странно, что Маро доверил это маме. Стоп, что! Маме?! Дхани удивленно перевел взгляд на Шайену, которая, кажется, никогда не делала чего-то подобного… во всяком случае, при своих сыновьях. Подросток тихонько, чтобы не мешать, подвинулся к ней еще ближе. Он искренне верил в то, что мама справится (группа поддержки, ага). 

Снова Игнуса держали, снова раз-два-три, и…! Подросток аж елозил хвостом от нетерпения, да поддергивал передними лапами; хруста, конечно, не последовало и визуально ничего не изменилось, но по выражению морды Шайены было понятно: все удалось и даже с первого раза! Ура-ура-ура! Все спасены, все вылечены!..

И триумф победы завершился характерным звуком выходящей из чьего-то желудка пищи. Дхани удивленно оглянулся: вот что бывает с неподготовленной психикой. Во всяком случае, подростку подумалось, что львице стало плохо именно от происходящего. Ну, ничего, сестренка, самое ужасное уже позади! И это касалось не только вылеченных членов их семейства, пожалуй… Извержение вулкана, побег с родных земель, толпы животных, — хищников и травоядных, — от отчаяния следующих бок о бок друг с другом лишь бы выжить любой ценой. И пусть подростки, будучи еще совсем юными, не совсем понимали весь масштаб трагедии, хотя было достаточно уже и того, что они видели. И это, безусловно, был еще не конец, ведь предстояло найти новый дом, который будет пригоден для жизни лучше, чем уничтоженные клочки земли.

Собственно, именно эта задача стояла теперь перед группой львов, о чем Шайена поспешно всех осведомила. Ответственным за успешность похода она назначила Маро: юный гений не мог этого не заметить и понять, что вероятно, мать полностью доверяет этому лекарю. И кто, собственно говоря, Дхани такой, чтобы противиться словам Шайены? Однако перспектива вновь разлучаться с матерью его не радовала: кто знает, на какие опасности и на каких гиен она могла наткнуться в процессе поиска остальных зверей? Он даже взглянул на Лайама в надежде, что старший брат сможет поддержать его идею не оставлять маму, однако и он, и другие его сиблинги молча смотрели вслед поспешно удалявшейся львицы, не готовой терять, по всей видимости, драгоценные минуты времени. Никто из ее сыновей не рисковал ослушаться приказа Шайены. Пожалуй, остается только одно: ждать, надеяться и верить…

А пока Дхани следовал указаниям Маро и по возможности помогал всякому нуждающемуся. Он чувствовал предательский голод и усталость, но держался бодро: хорошо, что в молодом теле энергии хватало и не на такие подвиги…

–→Облачные степи

+5

607

- И бегать тоже, - негромко, со спокойной улыбкой ответил бедной, напряженной Суните рыжегривый, все еще занятый наложением шины на травмированную конечность. К счастью все необходимое нашлось неподалеку, да и у него в сумке, так что носится вдоль озера заглядывая в кусты, выискивая все нужные "инструменты". - Вот так... выглядит конечно не очень, да и ходить жутко неудобно, но это пока что. Как только мы найдем безопасное место, сможем там устроится и твоей травме ничто не будет мешать нормально срастись. А пока не засыпай... вот... - пришлось вновь распотрошить свой "походный чемоданчик", чтобы угостить самку кофейными зернами. Иначе она свалится прямо здесь, под ракитовым листочком, как говориться... Поэтому, ободряюще подпихнув Суниту в бок, темношкурый вновь просунул морду в петлю... э... в свой походный лекарский мешочек, не без помощи тяжко вздохнувшего Судьи, после чего повернулся к остальным, пристально оглядев сначала вконец обессилевшего Ракха, убедившись, что с мальцом все в порядке, затем кинул взгляд на Юви. К дочери Бастардки он подходить не стал, на нее уже налетела Сехмет, вернувшаяся в компании все еще немного мрачного, но старательно подавляющего свое настроение Ньекунду. Ну хорошо... все в сборе, слава предкам.

- Ну как? - он было ступил навстречу красношкурой охотнице... - Справи... а... - звучный хруст вкупе со сдержанным болезненным мычанием Игнуса оповестил о том, что Шай на удивление легко действительно справилась со своей задачей. Травник аж "нотбедфейс" своеобразный состроил, выразительно приподняв брови... и слабо нахмурился услышав характерный звук исторгаемой переваренной пищи со стороны. Кому там плохо стало?

- Ювы, ты что? - Сех в это время удивленно вытаращилась на старшую сестрицу, аж, кажется, серьезно испугавшись за ее здоровье. Отравилась что ли? Да мало ли какая падаль на пути попалась, сейчас, простите, чего только не валяется! - У тебя все норм? - бурая аж участливо склонила потемневшую от грязи мордаху, обнюхивая впалый пыльный бок сестры. И, естественно, это заметили все - даже Мьяхи, который до этого момента непривычно молча сидел в стороне, наблюдая за тем, как все нарезали круги вокруг Суниты и Игнуса (у конопатого было мягко говоря отстойное настроение, и до сих пор люто болел затылок после материнских оплеух), быстренько потрусил вперед, поближе к старшим, тревожно заглядывая участливо привалившемуся к старшей Лайаму за плечо.

- Она в порядке, - постарался побыстрее развеять общую тревогу лекарь, приблизившись к образовавшейся кучке с Шайеной во главе, которая как настоящая мать, не могла пройти мимо, услышав, что ее львенка конкретно так наизнанку вывернуло. Ну и что, что Юви в два раза ее больше. Ну и что, что она уже взрослая. Детеныш есть детеныш! - В следующий раз, надеюсь его не будет, но я попрошу кого-то другого побыть помощником. У меня вроде осталась мелисса, - опять этот несчастный баул стягивать. - Вот... да, возьми, быстрее поможет справиться с дурнотой.

Положив перед самкой пряный лист, темношкурый молчаливо уселся рядом, внимательно слушая то, что говорит Шайена. Лидер из нее отличный, тут нечего сказать. И вспоминая ее не самого приятного батеньку, благодаря которому на его собственной шкуре красовалось несколько элементарных, давно заросших шрамов, самец был всецело согласен с подругой  - надо поскорее покинуть это место и перебраться куда-нибудь где более безопасно... и не так мрачно и пусто как на пожарище.

Темный покачнулся, вяло развесив уши утопив их в своей пышной гриве... а затем вопросительно повернул морду к обратившейся уже лично к нему львице - ась? Предлагаешь ему проводить ее потомство и сопрайдовцев? Ему? Он же чужак. Вроде как...

Хотя прайд уже довольно относительное название всей этой компании погорельцев. Сюда и незнакомцы затесались, вон, тот же Игнус... вроде бы он был одиночкой, но его приняли, вылечили и он усердно помогал чужой для него семейке. Что ж это... имело смысл, наверное. По крайней мере здесь он единственный старший самец, который не ранен и не изможден. Так что немного помешкав, Маро с серьезной миной кивнул, поднимаясь с жухлой травы и коротко отряхиваясь.

- Хорошо, я понял. Там и встретимся, - без лишних расшаркиваний отсалютовал он он Шайене, после чего утробно, низко, несколько раз рыкнул на всю поляну, привлекая к себе внимание всех здесь собравшихся. А Шай уже бодро посеменила по тропе обратно на луга, где они оставили Сараби и копытных.

- Все за мной. Постарайтесь не отставать. Раненные позади меня, затем молодняк, и замыкают взрослые. Ньек... Ньек, - басисто окликнул он замершего чуть поодаль племянника почившего короля. - Ты замыкаешь. Присматриваешь за самками и поглядываешь по сторонам. Сехмет и Юви присматривают за подростками. А вы, молодежь, вам задание - если что помочь Игнусу и Суните. Или сказать мне, поскольку я буду впереди. Все всё поняли? Хорошо. Выдвигаемся...

—–) Облачные степи

Оффтоп:

Отдаю Суните кофейные зерна из инвентаря.
Юви - мелиссу.
Мьяхи и Сехмет прописываю тут же в одном посте.

Лоты списаны и переброшены на аккаунты персонажей *Шайена

Отредактировано Шайена (12 Фев 2021 01:19:35)

+3

608

Бл**ь, ну и позорище. Желудок в очередной раз скрутило спазмом, и остатки давнего обеда навсегда покинули свое уютное жилище. Эх, увы. наша встреча была ошибкой... Естественно, блевануть тихо не получилось. Голосистая Сех тут же распереживалась, мать опять начала ворчать, мол наказание, что за дела опять. Ох блин. Ситуацию, как ни странно, сгладил Маро, тут же понявший, что с ней все ок. Он радостно оповестил об этом окружающих, после чего подсунул ей под нос пряно пахнущий листочек. В другой ситуации Юви бы с недоверием отнеслась к траве от малознакомого самца, но этому льву, она была уверена, можно доверять. Мать же ему доверяет. Поэтому, кивнув в знак благодарности, самка слизнула листик и принялась его тщательно жевать. Мда, дрянь. И глупо как, ботву жрать, будто она газель какая. Но вскоре травка подействовала, и Юви ощутимо полегчало. Напряжение отпустило и она, выдохнув, плюхнулась прямо в грязь, где стояла. Пофигу, главное можно полежать пару минут, ведь скоро снова в путь.

Пока мать толкала речь, раздавая ЦУ, Юви прикрыла глаза, собирая мозги в кучу. Опять топать, опять расходиться. Правда, от их толпы отделится только сама Шай, да и то ненадолго, но все же. Но, конечно, она права, надо валить, причем поскорее. А одна она быстрее выдернет остальных с точки привала. Хотя блин, обязательно ко-то рогом упрется, кто-то отстанет, кто-то в беду попадет. Рыжая очень надеялась, что мать не станет изображать мать-Терезу, собирая и таща на своем горбу всех сирых и убогих. И тупых. Отстал - твоя проблема, мозгов нет - считай калека. Все, игры кончились, спасение утопающих - дело лап самих утопающих.

Хищница встала, проводила взглядом мать, после чего обернулась к Маро, командуй, мол, генералиссимус. - Сехмет и Юви присматривают за подростками, - сообщил он им радостную весть и двинулся вперед. Ну ебтвоюмать. Как бы мелкое хулиганье опять куда не свинтило. Впрочем, трое из черепашек уже двинулись следом за рыжегривым, а Ракх не дЭбил, от него подставы ждать не нужно. Обычно. Взглянув на братца, Юви усмехнулась и подмигнула ему: - Бро, заклинаю, давай без сюрпризов! Оставался еще Ндама.

- Красавчик, вперед, не отставай. Ты мне нравишься, но вздумаешь искать приключения на наши задницы - отволоку за бубенцы к точке назначения, - ну да, такая уж манера речи была у рыжей самки. Ласковая и нЭжная барышня, ага. Впрочем, все в их семействе были такими. Деликатность здесь не в чести.

–→Облачные степи

+3

609

И у них получилось. Шайена оказалась мастером обращения с чужими костями (Ндама, признаться честно, никогда в ней не сомневался, но никогда не думал, что это зеленоглазая особа могла кости вправлять, а не ломать с особым талантом). Поэтому, отпрянув от Игнуса, Ндама тяжело вздохнул и потряс головой, до "шума" с силой зажмурив глаза. Они не сделали хуже, они помогли. Так что всё прошло хорошо. Да? Ну, по крайней мере сейчас. Кот поднял морду, коротко кивнул деятелям и пострадавшему, возвращаясь к своим не самым веселым мыслям, искоса поглядывая за тем, как происходило действо по общению воссоединившейся семьи. Чужой на этом празднике жизни? Вероятно. Напрягало ли это Ндаму? Более чем. Но сейчас было не время об этом упоминать.

Проведя языком по лишенной гривы груди, Ндама дернул ушами, услышав не самые приятные звуки, издаваемые Юви. Ну, тут возмущаться смысла не было - не всем приятен треск костей. И если пятнистого льва это заставляло лишь поморщиться, проецируя ощущения на себя, то одной из старших дочерей Шайены звуки причиняли больше вреда. Хотел было Ндама подойти и подставить плечо (что он, собственно, мог ещё сделать?), его опередили. Потому зверь лишь обеспокоенно встрепенулся, убедился, что его помощь там вообще не нужна, и возвратился к самокопанию. Не так просто из трепетной лани сделать отважного льва, правда? Но для себя кот отметил, что позже стоит подойти и спросить о состоянии Юви. Вдруг у неё появится какая-то просьба. Ну или Нкемдилиму спросить, он точно что-то подскажет. Даже если сначала будет ворчать пуще обычного.

Шайена раздавала важные указания, распределяя базовые обязанности. В принципе, пятнистый телёнок не удивился, что во главе их шествия львица поставила Маро. Они, вроде, с ним тесно общаются. Не то чтобы Ндама очень много внимания уделял хитросплетениями в отношении старших. Он бабушкин любимый внучек, чего до недавнего времени ему было, в общем-то более чем достаточно. Но идти следом за этим великаном?.. Не, Ндама так-то был не против уйти с территорий, где его пятнистую задницу может отведать любая встречная гиена или чужой лев, но оставлять Шайену в одиночестве идти за оставшимися?.. Была бы на мечте зеленоглазой какая-то другая самка, кот бы выдавил из себя предложение о сопровождении, но не в этот раз. Увольте, спасибо. Пусть уж лучше гиена за жопу укусит, чем её вообще ко всем предкам оторвут.

- А? - кот встрепенулся, услышав обращение рыжегривого самца к "молодежи", к которой сам светлый имел непосредственное отношение. - Хорошо, конечно, без проблем.

Сморгнув с глаз туманную пленку, Ндама потянулся и, как бы фыркнул дед, поджав хвост, потащился помогать Суните. Не Игнусу, знать которого он тоже не особо знает, так что тут выбор очевиден. Аккуратно бупнув самку носов в плечо, тем самым привлекая к себе внимание, кот помог ей подняться, передавая инициативу старшим. Выдержать на себе вес старшей самки он весь путь не смог бы даже при большом желании. Не та комплекция. Слабак он, в общем. 

- И тебе не хворать, Юви, - криво улыбнувшись на странный комплимент Юви, чихнул Ндама. Нужно ему, будто, ещё потрясений. Не, спасибо, пусть кто-то другой это сам кушает, Телёнку на сегодня более чем достаточно впечатлений.

→ → → Облачные степи

+5

610

Он постоял в сторонке, пока другие лечили раненого Игнуса. Не лекарь, ничем не поможет. Мохнатые уши только дергались в ту сторону, но Ньекунду заставил себя отстраниться от всего происходящего. Сейчас все так заняты раненым львом, что запросто могут проворонить какую-нибудь опасность. К счастью, ничего не случилось, по раздавшимся позади облегченным вздохам Ньекунду понял, что все в порядке, Игнуса вылечили. Ну, более-менее. С уст рыжего льва тоже вырвался вздох, словно он сам затаил дыхание перед тем, как раздался тот страшный хруст, способный предвещать как беду, так и счастье. Вышло второе. Шайена немедленно решила отправиться навстречу Ари - Ньекунду проводил ее долгим взглядом, гадая, не стоило ли отправиться с ней. Рыжий волновался за королеву и ее детенышей. Скорее всего, именно из-за них Ари все еще нет... Другие варианты рассматривать не хотелось.

Но Маро попросил помочь, Ньекунду обернулся, поклонился в знак согласия - это окончательно закрепило уверенность, что лучше ему пока остаться с этим отрядом. Как только придут в более-менее подобающее место, где побезопаснее и поспокойнее, если в нем все еще будет тугим комком сидеть тревога, он отправится следом за Шайеной. А пока Ньекунду молчаливо встал позади толпы товарищей, следя за тем, чтобы никто не отстал и готовый в случае чего протянуть лапу помощи. Кто знает, какой предстоит путь. Хотелось надеяться, что негостеприимные территории этого прайда останутся скоро позади, им не придется ни с кем сражаться, и на душе немного посветлеет, когда лапа ступит, наконец, на добрые, плодородные земли.

===============) облачные степи

+1

611

И откуда братья силы берут после всех приключений за последнее время?

Сам же Ракхелим вымотался так, что мог лишь лежать в позе приплюснутого бревна, раскинув в стороны лапы, да вяло подергивать бровью на любое обращение к нему. “Все, до конца жизни никуда не встану, - подумал подросток, с трудом ворочая головой и поглядывая за манипуляциями остальных лекарей-самоучек. - Пусть ма хоть на месте дерет и лупит... пусть вообще делает, что хочет, а я пас…” - не то, чтобы черногривый опять вздумал белениться и ездить окружающим по натянутым нервам, он скорее занимался самоуспокоением, с каким-то отчаянием отметая прочь мысль о том, что вскоре вновь нужно будет куда-то идти. А ведь наверняка придется… не навсегда же они здесь осели, верно?

Когда на полянку вылезла старшая сестра, добавив к недавнему разносу еще и собственные нравоучения, Ракх только отмахнулся, кисло скукожив переносицу в ответ. Да-да, засранцы… угу, до инфаркта… о`кей, больше так не будем… все, закончила? А теперь сделай одолжение, сестренка, поди, поковыряй мозг еще кому-нибудь… ну там Ньеку, например. Подростка уже начинало здорово так подбешивать, что каждый, кто подходил к ним, считал своим долгом непременно ткнуть в сегодняшние “подвиги” бравой четверки. Их и так уже осудили все, кому не лень… разве, что камни еще не пялились с укоризной на плавающих отпрысков Шайены.

Ну серьезно… сколько можно-то уже талдычить?

Впрочем, Сехмет довольно быстро отвязалась от младшего брата, переключив свое внимание на раненых, и бурый забияка не преминул воспользоваться минуткой (очень такой коротенькой) своего относительного покоя. Уронив отяжелевшие веки, Ракхелим попытался несколько абстрагироваться от суеты, связанной теперь уже с починкой Игнуса, и ввести остатки своего кипящего мозга в некое подобие дзена. Однако не тут-то было. Его округлые уши то и дело напрягались, жадно ловя каждое распоряжение Маро и вторящей ему матери, которой на время пришлось переквалифицироваться в полевую медсестру. Эта благороднейшая роль кротких и покорных настолько не вязалась с образом воинственной самки, что подростка быстро съели  сомнения вместе с возросшим любопытством, вынудив его приоткрыть один глаз. Хм-м… Ну львиный обуглиш зычно кряхтел под совместным весом Лайама и смешного, похожего на растаявший снег паренька, значит пока все в порядке, лопаты можно отложить. Ракхелим изо всех сил зажмурился, вновь попытавшись вздремнуть хоть на пару минуток, как внезапно раздался характерный хруст (бр-р-р! опять!) и последующие за ним стоны вперемешку со вздохами облегчения. "А ма молодец... Так, стоп, пожжи… Мама? Она сама все сделала?!" - едва осознав, что Шайена, в жизни не интересовавшаяся лекарским делом, только что, на раз плюнуть, вправила здоровенному льву плечо, черногривый юнец не удержался и, широко распахнув зенки, вскинул голову. - Мам, ну ты...

...чтобы тотчас же впериться в Юви, которая с содроганием исторгала из себя рвотные массы. Ракх аж подскочил на месте, выгнув взъерошенную спину дугой и скорчив гримасу отвращения. - Юви, бл*! Ты чего?! - ну как чего? Дай, думаю, блевану под этим красивым кустиком, хах. Не без труда справившись с собственными спазмами, немедленно подступившими к горлу, черногривый подросток сделал неуверенный шаг к сестре, правда, совершенно не представляя, как ей помочь. Но сделать-то что-нибудь надо! Впрочем, о справляющей дурноту Юви довольно быстро позаботился все тот же Маро, подсунув самке какую-то животворящую траву и заверив обеспокоенных родичей, что ничего страшного не случилось.

- И на том спасибо, - беззлобно проворчал себе под нос Ракхелим, с некоторым разочарованием опуская задницу обратно на землю. Ох уж эти целители, везде поспевают на опережение! На этот раз подросток не стал вальяжно укладываться на краткосрочный отдых, в напряженном ожидании уставившись на Шай, которая заговорила с рыжегривым травником. Вот чует его жопа, что они прямо сейчас снимутся с места и вновь попрутся в закатный горизонт, к светлому неизвестному. Конечно же, предчувствия Ракхелима быстро подтвердились, отчего тот едва не завыл белугой на все озеро. Ну мааааам! Ну хотя бы до утра здесь перекантоваться! Поспать, пожрать, в конце-концов!

Эх… Кто бы ещё услышал его мысленные мольбы, так и повисшие в мрачной атмосфере импровизированного лазарета, пока молодой самец беспомощно, но вместе с тем сердито сверлил спину удаляющейся матери. - "Ты просто безжалостна!" Совершенно очевидно, что его внутренние ощущения, на данный момент слишком далекие от сытости и общего счастья, значительно перевешивали возможную угрозу для раненых и ослабленных погорельцев, которая могла прийти вместе с патрульными гиенами Его Величества. Вконец раздраженный, Ракх не совсем догонял, да и не очень-то хотел вникать в причины такой поспешности, вполне себе оправданной, надо сказать. Ну что с ними случится через час, скажем? Аррргх, да пошло оно все!... С мимолетной досадой сверкнув глазами в сторону Маро, назначенного их главным проводником, Ракх нехотя занял свое место позади всех братьев, лишь щелкнув языком на дружеский нагоняй Юви. - Иду я, иду, - пару раз вредно шлепнув кисточкой хвоста по лапам одной из сестер, красношкурый бунтарь двинулся вперед, следом за остальными.

>>>Облачные степи

Отредактировано Devas (29 Мар 2021 14:35:48)

+3


Вы здесь » Король Лев. Начало » Земли Гордости » Северное озеро