Страница загружается...

Король Лев. Начало

Объявление

Дней без происшествий: 0.
  • Новости
  • Сюжет
  • Погода
  • Лучшие
  • Реклама

Добро пожаловать на форумную ролевую игру по мотивам знаменитого мультфильма "Король Лев".

Наш проект существует вот уже 10 лет. За это время мы фактически полностью обыграли сюжет первой части трилогии, переиначив его на свой собственный лад. Основное отличие от оригинала заключается в том, что Симба потерял отца уже будучи подростком, но не был изгнан из родного королевства, а остался править под регентством своего коварного дяди. Однако в итоге Скар все-таки сумел дорваться до власти, и теперь Симба и его друзья вынуждены скрываться в Оазисе — до тех пор, пока не отыщут способ вернуться домой и свергнуть жестокого узурпатора...

Кем бы вы ни были — новичком в ролевых играх или вернувшимся после долгого отсутствия ветераном форума — мы рады видеть вас на нашем проекте. Не бойтесь писать в Гостевую или обращаться к администрации по ЛС — мы постараемся ответить на любой ваш вопрос.

FAQ — новичкам сюда!Аукцион персонажей

VIP-партнёры

photoshop: Renaissance

Время суток в игре:

Наша официальная группа ВКонтакте | Основной чат в Телеграм

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Таинственный оазис » Тихая река


Тихая река

Сообщений 151 страница 180 из 315

1

https://b.radikal.ru/b02/1903/76/3136ab45ce1c.png

Полноводная река, берущая свое начало где-то в сердце джунглей, выходя на открытое пространство заметно разливается и становится более спокойной в своем течении. Ее русло змеится среди зеленых холмов, в конце концов вновь исчезая где-то в густых зарослях. У этой реки очень крутые берега, но, несмотря на это, к воде легко можно спуститься по тропе, не боясь при этом сломать шею на скользких камнях.

Доступные травы для поиска: Базилик, Валерьяна, Забродившие фрукты, Кофейные зерна, Костерост, Адиантум, Сердецей, Чистотел, Мелисса, Мята (требуется бросок кубика).

Очередь:

Отпись — трое суток.
Игроки вне очереди
пишут свободно!

+1

151

Продолжая напряженно думать о последствиях своего временного ухода, о проблемах с охотой, о возможной угрозе не быть понятыми среди нового окружения, львица хмуро, быстро проводила языком по груди, счищая остатки грязи и мазков крови. Как будто их группа "кочевников" вся сплошняком состояла из львят за которыми нужен глаз да глаз. Ведь там взрослые особи, способные постоять за себя. И вряд ли они прям так уж сильно нуждаются в ее заботе и внимании. Скорее тут большую роль сыграло стрессовое, взвинченное состояние светлошкурой вызванное проблемами последних дней и ее положением о котором она узнала, до чего забавно, прямо перед родами. Иронично... насмешка какая-то... Туара фыркнула облизнувшись и прищурив глаза, глядя прямо перед собой. Она определенно должна быть удостоена приза, как самый невезучий лев... У нее даже не было возможности заранее подготовиться к такому "событию", как роды. Утомленно прикрыв веки и поджав губы, львица свесила голову вниз, роняя с подбородка тяжелые капли. Ей нужно просто отдохнуть... давай милая, поднимайся и соберись уже... ведь совершенно некогда.  Внезапно почувствовав озноб от холода, что не удивительно, сидя на мелководье опустив заднюю часть тела в прохладную речную гладь, самка дернула ушами, недовольно поморщив нос. До этого небесное светило во всю подогревало кремовую шкуру сероглазой и ее личный "бассейн" вокруг. Откуда же тогда такая тень? Неужели облако? Небо казалось таким чистым... Надо встать и вернутся к детям.
– Туара?... Это… Ты?
Резко распахнув глаза, светлая на секунду замерла все так-же свешивая голову между передних, широко расставленных лап, а затем резко дернулась вверх, поняв, кому на самом деле принадлежала так не удачно заслонившая ее скрючившуюся фигурку тень! Ирония судьбы, иначе не назовешь - только у самки в голове сложилась более-менее подходящий рассказ о том "откуда дети? Аист принес!", как прямо перед ней, во всей своей могучей красе, с пышной, золотисто-каштановой гривой, возвышался ни кто иной, как отец той  разноцветной кучки детенышей, что сейчас ползали в вон той норке, наверняка уже изнывая от голода. Хоть и поели только недавно... - Тесва? - Не слишком уверенным тоном откликнулась самка, словно собиралась удостовериться, что перед нею не призрак и потыкать зеленоглазого для достоверности лапой. Однако она ни сделала и шагу навстречу льву, сидя все в той же позе - высоко подняв лопатки и поглядывая на самца снизу вверх, почти стелясь мордой по мокрой поверхности бережка. Она выглядела не то чтобы радостной, в отличие от Тесвы... скорее... виноватой что ли? Конечно. Ведь это она оставила Тесву одного, решив, что так будет лучше для них обоих. Наивно решив... ведь проказнику Господину Случаю, было мало того раза, и он услужливо подвел, нет, притащил самца за хвост к своей только-только разродившейся пассии. И что она ему сейчас скажет? "Привет Тесва, знаешь, давно не виделись, а ведь ты стал папой!", или может "Тесва, у меня для тебя новость - у тебя ВОСЕМЬ штук замечательных детишек, хихи!". Наверное у него от одного осознания того, что у него, ну хорошо, у них, есть дети, неизвестно как отреагирует самец, и хорошо будет, если положительно... но вряд ли он будет безумно счастлив от целых восьми пушистых комков, которые смогут радостно назвать его отцом. Вот... с минуту-другую пара молча таращилась на друг друга во все глаза, пока светлошкурая осмысливала, что следует сказать Тесве, как правильно будет донести до него столь непростой факт отцовства, и при этом... самой не удариться во внезапную истерику ко всему прочему. - Здравствуй Тес... - Тихо произнесла наконец она, медленно подняв голову и постаралась ответить спокойной, по своему обыкновению теплой улыбкой. Получилось довольно-таки жалко. Напряжение просто так не скрыть. - Надо же... - Туара вновь замолчала сомкнув уста и неловко опустила взгляд. Мялась как девочка, не зная, что сказать. - Не ожидала тебя увидеть здесь, - едва слышно проговорила львица, косясь в сторону укромного убежища. Она правда не ожидала подобной встречи, особенно... сейчас. Но у нее не так уж много времени на то, чтобы смущенно переминаться с лапы на лапу перед ним. Там, под низкими сводами темной заброшенной норы, ее ждут детеныши.
- Идем, - львица поднялась с места быстрой рысью разогнавшись в горку, не дожидаясь, пока самец ей ответит, или сделает ... хоть что-нибудь. Движения ее были скованными, угловатыми, Туара понимала, что сейчас Тес растерянно смотрит ей в спину, совсем не понимая, что происходит. - Иди за мной, - повторила она, остановившись на полпути. Откуда у нее прорезались такие командирские нотки? - Я кое-что должна тебе показать, - уже более смягченным тоном выдохнула сероглазая, когда темный поравнялся рядом, с встревоженным и непонимающим видом. Вряд ли он пролезет во внутрь норы, но... Плавно изогнув спину, Туара скользнула во внутрь убежища, не особо расчитывая, что лев последует за нею. оказавшись в "гнезде", в окружении тихо сопящих комочков, львица задумчиво окинула взглядом "могучую кучку". Вот, один не спит. Вроде бы самый старший... Зубы мягко сомкнулись на нежной, младенческой шкурке, и самка подняла голову, держа в пасти своего первенца.  Очень быстро ее морда с детенышем в зубах оказалась "на поверхности", за пределами укрытия, где она чуть не столкнулась с Тесвой лбами. Молча опустив львенка на примятую траву у своих лап, Туара мягко провела языком по лобастой макушке. - Ты здесь оказался наверняка... не случайно. Чтож... Похож на тебя, верно?

+5

152

Вот уж действительно: встреча так встреча. Трудно описать, как сильно был удивлён лев… Удивлён и обрадован. Пожалуй, невозможно сказать, какое чувство во льве сейчас преобладало, но, по большому счёту, это было не так уж и важно.
Тесва?… – неуверенно и от этого едва слышно отозвалась розовошёрстная. Она почти не подняла головы от воды… Казалось, что она чувствовала себя несколько виноватой. Что ж, заслуженно, однако самец даже не собирался вспоминать последствия того вечера… Нет, льву, конечно, хотелось понять причину её ухода, но тыкать носом в эту ситуацию с ходу было бы несколько нетактично, учитывая что остальной вечер тогда прошёл на высоте.

«Подумать только, это действительно она… Как такое возможно?!» – продолжал изумляться Тесва, смотря на свою "находку" как заядлый аферист на найденную им посреди Арбата в пятницу вечером плотно набитую слитками золота сумку. Лев ведь уже почти что потерял всякую надежду найти её… А тут вот: и полдня не прошёл от своего убежища, как нашёл её, живую, целую и вроде бы здоровую.
В последнем пункте Тесва не мог не усомниться, уж слишком измученной казалась львица. Что-то произошло, однако форсировать Туару на все признания он не собирался. Сама скажет, если захочет… Но о чём тогда говорить сейчас? Справедливый вопрос, на которой лев ответа не знал… Наверное, стоило дождаться более определённой реакции львицы, потому что пока что ничего не было понятно.

Так они простояли какое-то время, глядя друг на друга… Напряжённая пауза в их разговоре, затягивалась, но было понятно, что Туара о чём-то усиленно думала… Тес не имел ни малейшего представления, с чем это может быть связано, но отрывать самку от её проблем льву не было резона. Он продолжал радостно смотреть на львицу, однако вместо удивления от внезапной встречи эту улыбку разбавляла нотки беспокойства и нетерпения…
Если хорошо подумать, то в жизни Тесвы это была вторая встреча со знакомым ему существом после разлуки в несколько недель. Но первая такая встреча не показательна: встречу с предавшим его братом лев вообще вспоминать не любил… Так что можно смело говорить, что странник впервые оказывался в такой… волнительной ситуации; тем паче что для этого льва вообще всё, что касалось романтики является тёмной и неизведанной страной…

Но пока Тесва думал о том, какой же он беспросветный неудачник в романтических вопросах, Туара начала свои неуверенные попытки объясниться перед самцом.
Здравствуй Тес... – самка тихо и по-детски неуклюже пыталась создать видимость того, что у неё всё хорошо… Но именно что пыталась: лев без особого труда удостоверился, что что-то действительно стряслось, – это было понятно по её состоянию и напряжённости, с которой она говорила. Во время их первой встречи такого не было.
Привет, милая! – бодро ответил лев, как бы намекая «Давай, продолжай, я выслушаю и помогу чем смогу», однако, кажется, львица этот посыл даже не заметила… – Надо же... Не ожидала тебя увидеть здесь, – всё так же задумчиво и напряжённо продолжила самка… И теперь очередь напрягаться дошла до Тесвы. – Я тоже, – лев шагнул вперёд, подходя к Туаре чуть сбоку, и аккуратно опустил переднюю лапу в чуть холодную воду. – Что-то стряс?… – начал было Тесва, но в этот момент самка резко рванулась вперёд…
Идём!Что??!… – Тесва с превеликим удивлением посмотрел вслед стремительно взбирающейся на холм Туаре. «Что?… Что происходит?!» – Единственное благоразумное, что лев мог сейчас сделать – это взять и пойти за львицей…
Что он и сделал. Льву оставалось только гадать, в чём была причина такого необычного поведения самки. Тес, конечно, слышал, что львицы бывают весьма эксцентричными и ветреными, но он и подумать не мог, что ветер у них и в поведении… Впрочем, пока ещё ничего не доказано.

Иди за мной, – на этот раз Туара услышала своего визави и, дождавшись, когда самец её догонит, соблаговолила снизойти до ответа. – Я кое-что должна тебе показать, – Что?! Где?!! – Однако на эти свои вопросы Тесва снова увидел затылок львицы.
«Да что ж-то ты будешь делать!!!» – теперь от прошлой радости самца остались одни воспоминания… Осталось только искреннее недоумение и… какое-то странное подсознательное ожидание невиданного им ранее полярного зверя. С чем это было связано, лев не мог дать себе отчёт. Это были эмоции… Эмоции, которые Тес просто не понимал, не знал… Не чувствовал.
Что это могло быть?

Тем временем львица успела скрыться. Поспешно проследовав по пути Туары, Тесва обнаружил маленькую нору, землянку… Вход в неё был точно не для самца: из-за низких сводов лев просто-напросто сломал бы это укрытие… Но,  видимо, именно тут было то, что Туара так хотела ему показать и, видимо, она была внутри…
Тесва попытался вглядеться в темноту землянки, наклонив голову максимально близко к входу, однако он смог различить Туары, да и то только спину… Малополезно. Попытка определить "сюрприз" по запаху особым прорывом так же не ознаменовалось: пахло как-то подозрительно знакомо, однако лев не мог вспомнить, что это было. Чем-то похоже на кровь, однако определённо было что-то ещё… А чувство приближения чего-то нехорошего предательски нарастало, и лев тупо не мог что-то с этим поделать… Просто не мог.

Внезапно что-то коричневое появилось буквально из темноты прямо перед носом льва… этого было достаточно, что бы и без того напряжённый до предела самец на одном инстинкте отпрыгнул назад… Выглядело со стороны это, наверно, очень комично, но Тесве было совсем не до смеха. Лев был готов  ко всему…
Почти ко всему. То, что странник обнаружил, когда сфокусировал взгляд, перед Туарой на траве он совершенно не ожидал увидеть. Он готов был увидеть другого самца или ещё что-нибудь… Что угодно, но не это.
Львёнок??! – лев непонимающе на розовошёрстную самку. Мысли роились в его голове, мешая осознать происходящий вокруг него фарс. «Львёнок? Что за львёнок?! Чей, откуда?? Почему???!…»
Почему?…

Лев продолжал непонимающе смотреть на маленький пушистый комок шерсти, ласково облизываемый львицей. У него просто не получалось оперативно осознать, что произошло. И тогда…
Ты здесь оказался наверняка... не случайно. Чтож... Похож на тебя, верно?Что?!… – ошарашенно отозвался самец. Потребовалось время, что бы он осознал простую истину. Немного времени, всего десяток секунд… Но для Тесвы они казались минутами, часами… вечностью. Всё стало сходиться: и сроки, и поведение самки, и её состояние. Сомнений быть не могло.

Нет… – выдохнул Тес. – «Да», – возразил разум льва. Да, это была лёгкая шизофрения, но самец был абсолютно не готов к такой новости… Это не должно случаться вот так, внезапно, с бухты-барахты… Он просто не мог поверить, что это правда, что всё это в действительности происходит с ним. – Не может… – «Может».
Тогда, когда это от неё потребовалось, Туара сделала тот небольшой намёк, который приводил всё на свои места… Забавно это: всего одна фраза… просто взяла и перевернула жизнь самца. Всего два предложения навели в голове льва такой порядок, что там царила ровно одна мысль. Но зато какая.

Он отец.
Он отец.

Он. Отец.

Тесва всю жизнь ждал этого момента, мечтал о нём, грезил им. Моментом, когда он увидит своего сына. Или дочку, это не важно… Тес всегда этого хотел. Он верил, что это будет поворотный момент в его жизни; или, по крайней мере, хотел в это верить… Верил, что это часть его смысла жизни, особенно после потери прайда… Он жил этим днём.
Но Тес всегда представлял себе этот день по другому… Более торжественным и менее внезапным, что ли. Тес хотел сначала полностью обустроить жизнь, найти место, где он и его семья будут в безопасности…
А хотя важно ли это теперь? Теперь, когда его мечта сбылась… Жизнь не терпит грёз, она всегда приводит мечты в реальность не такими, какими они были в фантазиях… Тесва это прекрасно знал. Поэтому ему было не особо важно, при каких обстоятельствах это произошло (хотя, Туаре, наверное, это было не так уж не важно). Ему было гораздо важнее сейчас, что то, ради чего жил, терпел скитания, голод, лишения, – реальность. И теперь действительно начиналась новая страница его жизни. Ведь для Тесвы слово "отец" чуть ли не священно. С детства его учили, что этого звания достоин только тот, кто этого заслуживает. И он реально хотел быть достойным этого статуса.

Всё то время, пока Тес осознавал свой новый гордый титул, он стоял недвижим всё с тем же выражением «Неужели… Это правда?!»: глаза навыкат, брови подняты, челюсть опущена… Лев даже дышать перестал. Все его мышцы как будто превратились в камень, оставив физиономию льва в комичном шоковом состоянии. Но вечно так стоять он не мог… В какой-то момент Тесва, не меняя выражения лица и всё ещё не дыша, поднял взгляд со львёнка на львицу. Простояв так несколько секунд, лев понял, что его лицо должно могло быть немного неясно львице, и таки поднял уголки губ. А ещё через несколько секунд, когда дыхания уже стало не хватать, поперхнувшись, издал сдавленный смешок.
«Я, наверное, как идиот сейчас…»
Туара‚ – буквально вычихнув слово начал Тесва, – это правда… Это правда то, о чём я думаю?!… – на самом деле, вопрос риторический, но лев не мог не озвучить его. И уточнять, о чём думает Тесва, наверное, надобности не было. – Неужели это правда? – Тесву ничуть не волновало, что он, наверное, выглядел как какой-нибудь неотёсанный подросток… В какой-то степени он хотел им быть.

Заметно приободрившись, самец сделал несколько шагов назад и, развернувшись, поднял голову с закрытыми глазами. «Поверить не могу, что это реальность…» – но оставалась одна маленькая неразрешённость во всём этом вопросе. Лев надеялся, что она останется лишь формальностью, надеялся, что этот прекрасный день ничем для него не омрачится… Надеялся, что она согласится разделить его радость.
Она не могла отказаться… Она должна понимать, что лев готов свернуть горы и положить мир перед её лапами за возможность быть рядом с детьми. А даже если не понимала, то просто была обязана понять. Дети для Тесвы были не просто комками шерсти, они были для него гораздо большим… И отказываться от них он не собирался ни при каких условиях.
Но о своей готовности надо было ещё сообщить львице. Туара была хорошей львицей в глазах Тесвы, пусть немного пугливой и чрезмерно осторожной. Она должна была понять его счастье…

Туара, ты… – запнулся Тесва, опуская голову и начиная разворачиваться, – ты не представляешь насколько это… здорово!

+5

153

Мастер Игры бросает кубик
11.

10-11 — настоящее везение, персонаж выигрывает/выполняет миссию, причем с меньшим трудом и легкими ранениями.

—————————
И эта наглая, нахальная чешуйчатая скотина снова посмела его атаковать?!!!! - пронеслось в голове у гиппопотама. - Увы, думать было особенно некогда - несносная тварь вцепилась своими зубами прямо в морду, в кровь разорвав ноздри. Гигант теперь буквально захлебывался собственной кровью пополам с водой. И пусть битва была уже проиграна, сдаваться без боя гигант не собирался. Он попытался стряхнуть эту наглую чешуйчатую тварь со своей морды. Но, увы, силы его постепенно покидали.

Бросок кубика на попытку хотя-бы протащить Себека несколько метров, без каких-либо шансов причинить ему серьёзный ущерб.

Свернутый текст

8
8-9 — 50/50, персонаж выигрывает/выполняет миссию, правда, с большим трудом и возможными увечьями.

Максимум, что он смог, так это наградить своего убийцу некоторым количеством ушибов во время тщетной, отчаянной попытки сбросить своего мучителя, во время которой он протащил, из самых последних сил, впившуюся тушу несколько метров. Но это всё, всё на что он был теперь, в таком состоянии, способен. И это далось гиганту слишком дорогой ценой, поскольку на это ушли почти все оставшиеся силы. Теперь каждое новое движение давалось бегемоту с большим трудом. В том числе это касалось и пребывания на поверхности воды. И вот грузная туша камнем пошла ко дну, и уже лишь редкие пузырьки поднимались на поверхность окрасившейся кровью воды. И вот туша гиганта коснулась дна. Во время борьбы, бегемот всё-таки несколько метров протащил Себека, то опустился на дно он не на том песчаном участке, от которого он незадолго отталкивался, а рядом с ним. И хотя относительно твердый участок песчаного дна начинался уже в полуметре он места последнего упокоение гиганта, тем не менее - рядом, это рядом. В итоге туша гиганта крепко-накрепко завязла в иле. И вытащить целиком её оттуда - было малореально, во всяком случае - в одиночку.

БЕГЕМОТ МЕРТВ

Свернутый текст

офф. Да, я вредный - вредный, наглый и нехороший. Так что Себеку придётся понырять и хорошенько поработать, отрывая куски от туши бегемота.

+1

154

➖➖➖➡ Начало игры.
Лев сидел на берегу реки и смотрел в воду. В желудке у него заурчало. " Не плохо было бы поесть. Вот только в одиночку охотиться не хочется, лень."-подумал он. Что ж возможно действительно стоит подождать кого-нибудь. Ну а пока что придётся поголодать. И вот так он сидел несколько минут, пока во рту не пересохло. Он устало подошёл к реке и попил воды. Потом решил не много вздремнуть. Он потянулся и зевнул. Лежа на земле он поднял голову и его на какой то момент ослепило солнце, Демон зажмурил глаза,  а  потом он снова посмотрел на небо, перевернувшись на спину. Он стал рассматривать облака. Первое облако  было похоже на птицу, второе на крокодила, а третье  вообще не понятной формы... И вот наконец Демон уснул свернувшись калачиком. Примерно через час лёва проснулся из-за напомнившего  о себе желудке. Живот очень сильно  урчал. Теперь точно придётся ловить добычу в одиночку. Демонио пошёл искать себе еду.
-Да куда вся еда делась?!-Крикнул Демон. Которому надоело ходить и искать себе подходящую добычу. А ещё как на зло у льва чёрная грива, а чёрное очень хорошо притягивает к себе тепло. И так бедный Демонио ходил минут пять. В итоге он не найдя еды лёг на траву, положив голову на лапы.

0

155

Самка с напряженным молчанием, немного склонив голову вниз, как-бы непроизвольно загораживая похрюкивающего, слепого малыша от незримой опасности, взирала на Тесву снизу вверх приподняв брови, и словно спрашивая... ну как? По правде говоря, она опасалась какой-нибудь...не слишком адекватной реакции, со стороны отца малышей. Ну да, рухнула на него сверху благая весть, как снег на голову, и не факт, что радостная, для него лично. Она еще слишком плохо знала Тесву... ведь их встреча не была... столь продолжительной, как жизнь в джунглях вместе с Оззборном. Вдруг зеленоглазый проявит агрессию к своим детенышам? Можно было ожидать чего угодно... Правда Тесва находился похоже в таком глубоком шоке, что разобрать подлинные чувства за вылупленными на нее глазами и вываленным наружу с обезумевшим видом языком, было весьма проблематично. Львица наклонилась к сыну, обдав его теплым дыханием и проведя влажным носом по пушистой шерстке. Не бойся милый, мама тебя в обиду не даст, ни в коем случае - тяжелая лапа надежно отгораживала ее сокровище от всех вокруг, в том числе и от родного папочки.
– Туара‚ – светлая подняла голову, несколько вытянувшись вперед и прикрыв веки, выжидающе уставившись на самца. Ее вид выражал абсолютное спокойствие и подчеркнутую уверенность. Но собранные в нитку поджатые тонкие губы, приподнятые брови и мягкое выражение лучистых, серых глаз - весьма слабый показатель нормального самочувствия разродившейся не так уж давно самки. Того и гляди, уронит морду на грудь и захрапит на все джунгли... Она устала... очень устала... – это правда… Это правда то, о чём я думаю?!… – На ее забавно сосредоточенной мордашке показалась ироничная усмешка. Типа мол, сам чтоли не видишь? Для  Туары это было больше, чем реально... учитывая, что у нее проблем теперь стало в восемь раз больше. Сложно даже себе представить, как отреагирует Тес, на известие, что он "восьмикратный папаша". Вот уж отличился, так отличился. – Неужели это правда? – Тесва делает шаг назад, кажется готовый закружится по полянке перед логовом, подхватив львицу в... кхм... кажем так, лапы, до безумия счастливый и до крайности довольный.  С закрытыми глазами он явно не мог увидеть тот тихий вздох облегчения, с которым светлошкурая опустилась на землю, приобняв малыша передними лапами, привлекая того к груди, пряча в светло-кремовых  разлохмаченных прядях. Несколько жесткий язык еще пару раз прошелся по лобастой маковке мелкого, и Туара снова обратила взгляд к чуть-ли, реально, не приплясывающему златогривому. Ухо дернулось в сторону норы - все ли там в порядке? Тишина... спят похоже... но это не на долго.
– Туара, ты…  ты не представляешь насколько это… здорово! - Мягкая улыбка расслабленно растеклась на ее напряженной мордочке, и светлая слегка прищурилась.
- Прости за неожиданность, но... раз уж случай свел нас вместе снова, разве я могла умолчать об этом? -  опасаясь, что нервно пыхтящий комочек разразиться голодным писком, светлая перекатила круглое, пухлое существо поближе к своему животу, позволив зарыться новорожденному в шерсти в поисках соска, и пошире расставила в стороны локти,  задрав голову вверх. - Восемь штук... кто бы знал, - С весьма задумчивым видом она наклонила голову на бок. - Судя по тому, с каким энтузиазмом, ты на это отреагировал, - На ее губах снова проявилась утомленная улыбка, - Я так понимаю... ты хочешь воспитать их вместе со мной? - Глядя на новоиспеченного папашу, с его ну просто по-детски счастливой мордахой, самка не смогла сдержать тихого, несколько вымученного смешка... Веселится долго львица не могла, силы на исходе, посему она уронила голову на землю, щекой на мягкий травяной покров. -Тесва, ты знаешь, что я не одна живу? Теперь нас много... очень много... Кроме моих старших детей и крокута, с нами теперь еще несколько гиен, львы, метисы... с нами в мире очень многие животные. Придется мириться с их присутствием рядом с собой.

+4

156

Река, то бурлившая от движений громадного плоского хвоста, то затихавшая, когда Себек тихо подкрадывался к своему противнику, наконец совсем успокоилась. Пятна крови уплыли вниз по течению. Из воды показалось длинное рыло. Неслыханная, удивительная, беспрецедентная удача сопутствовала сегодня крокодилу. Убить бегемота, пусть и подростка, не каждому под силу. Шутка ли, "дите" это весило никак не меньше Гребнехвоста, хотя до матерого широкомордого гиппопотаму еще было расти и расти. Что ж, не судьба. Король реки выполз на берег. К некоторой досаде хищника, его добыча перед смертью успела отплыть на стремнину и ухнуть в какую-то яму. О том, чтобы достать тушу целиком, можно было забыть. Единственный выход - ныряя отрывать кусок за куском и, всплывая, их проглатывать. Но кожа бегемота, пусть и молодого, - это настоящий доспех. Пробить ее нелегко, а уж разорвать и подавно. Впрочем, полежит мясо в воде - размякнет. Ничего, торопиться некуда. Труп никуда не унесет и маловероятно, что кто-нибудь сможет поживиться чужой добычей. Разве что, другой крокодил. Ну так ему можно вежливо объяснить, что туша эта не бесхозная, и что следует посторонней рептилии плыть как можно скорее на хвост отсюда во избежание присоединения к бегемоту в его уютной дреме на дне реки.
Себек насколько мог осмотрел свое длинное тело. Несколько царапин, сущая ерунда. Просто дикое везение, взрослому толстозадому хорошего крокодила пополам перекусить - раз плюнуть. Впрочем, хотя Гребнехвост и не был ранен, драка изрядно измотала плоскоголового. Даже есть особо не хотелось. Поэтому убедившись, что в пределах видимости нет ничего опасного, Король реки прикрыл глаза третьим веком и задремал...
- А и здоровый же ты! - зеленоватые глаза крокодила мигом раскрылись. Голос, разбудивший Себека, был хриплый, грубый. Ни дать, ни взять, гиена.
Однако никакой гиены не угляделось. Посмевший приблизится к отдыхавшему исполину был... Птицей. Даже птичкой. Крокодилов сторож.
Не узрев для себя ничего ни опасного, ни интересного, Гребнехвост приготовился вновь погрузится в сладкую дремотную лень. Не тут-то было!
- Первый раз вижу, чтобы крокодил бегемота убил. Никогда такого в этой реки не было, - со свойственной многим пернатым беспечностью, крокодилов сторож продолжил свою речь.
- Х-х-х, - наконец удостоил его плоскоголовый.
- Лети отс-с-сюда птичщ-щ-щка. Съем, - добавил он меланхолично.
- Я - крокодилов сторож, - гордо прохрипел крылатый. - Сам знаешь, что будет если ты меня съешь.
Не получив ответа, птица продолжила.
- Не бойся, я быстро, - вновь не услышав реплики собеседника, пернатый приступил к изложению своего дела.
- Как ты видишь, я - крокодилов сторож. А ты, я надеюсь, ты это знаешь, - крокодил, - снова молчание.
- Птицы и водные рептилии, мы живем вместе. Я тут понаблюдал за тобой немного, странный ты тип. Львицу зачем-то отпустил. Не суть. В голове твоей, похоже, есть маленько мозгов. А то с совершенно безумным дело иметь что-то не хочется. Вот я и выбрал тебя. Теперь я стану тебя "сторожить". Тебе с этого будет огромная польза.
- Да-а-а ну-у-у? - протянул Король реки.
- Это какая с-с-с тебя, инкубатор пух-х-хоедов, польза? - да, Себек знал мудреное слово "инкубатор". В этом нет ничего удивительного, ведь крокодилицы яйца не высиживают, а как раз в инкубаторах и держат.

0

157

Офф для Демонио

Если он всё ещё тут и, очевидно, заходит за кого-то из других своих персов
Чувак, прости за задержку. Долги более-менее разобрал, так что теперь так сильно задерживать не должен.
Ну и стандартное (и так нелюбимое мною) "Сорри за так_себе_пост - задерживать дольше совесть не позволяет, а времени не очень много в запасе :с

Умение "Выносливость" применено.

>>> Джунгли >>> флешбэк "Встреча с последствиями" [Ширайя, Маслахи] >>>

Идти через пустыню под палящими лучами полуденного солнца и так было довольно тяжело, а тут ещё эта незнакомка, которой понадобилась помощь... Как её звали? Ширайя вроде, нет? А впрочем, какая разница... Он сделал то, что должен был сделать — помог ей, а остальное его не волновало. Ну, не только помог, правда, так уж сложилось, что их встреча оказалась чем-то большим, чем просто мимолётные отношения "пострадавший и оказавший помощь"...
Короче, среди безжизненных песков Маслахи провёл намного больше времени, чем планировал изначально, и, даже несмотря на то, что часть этого времени была проведена более чем приятно, это всё-таки оставило свой след на состоянии молодого льва — голова кружилась, мысли путались, а лапы двигались с трудом. Если бы это был его первый переход через пустыню, оказался бы на месте новой знакомой — валялся бы без сознания посреди песков, да так и умер бы, можете не сомневаться. Но одиночка уже дважды проходил здесь, и знал, где можно найти небольшой кусочек хоть какой-то тени и хоть какую-нибудь лужицу воды.
Ступив в тень зелёных зарослей, песочный облегчённо вздохнул — трудный путь подошёл к концу, и теперь можно было как следует отдохнуть. Свалившись под ближайшим деревом (надо же, как тогда, в первый раз, около года назад), Маслахи не то забылся сном, не то сознание покинуло его.
Как бы там ни было, когда юнец открыл глаза, солнце уже потихоньку катилось к горизонту, а в теле появилась какая-то лёгкость. Не решаясь вставать ещё какое-то время — вдруг станет ещё хуже? — одиночка всё же осторожно перекатился на живот, а затем не спеша принял сидячие положение. Оглядевшись, он глубоко вдохнул — воздух был влажным. А не в этой ли части Оазиса... Поднявшись на лапы, Маслахи медленно направился на разведку и — о, чудо! — заглянув за ближайшие заросли он увидел то, что и ожидал — местную реку. Спустившись к самому берегу источника, темногривый принялся жадко лакать живительную влагу.

>>> Цветущие луга (после долгого перерыва) >>>

Отредактировано Маслахи (17 Май 2014 16:49:23)

0

158

- Какая польза? - переспросила бесстрашная птичка.
- А не так ты умен, как я думал, плоскоголовый, - сторож махнул крылом.
- Ладно, крокодил же, простительно.
Себек никак не отреагировал на этот маленький словесный выпад. Во-первых, его не очень интересовало мнение этого хрипатого заморыша о своих умственных способностях. Да и вообще о чем-нибудь в этом мире. Во-вторых, бегемота завалить - это не в реку помочиться, и Гребнехвост чувствовал себя усталым и ленивым. И в-третьих и в-главных. У речного народа действительно есть табу на убийство крокодильих сторожей. И не стоит его нарушать. Истина эта - одна из тех немногих крупиц информации, что длиннорылые мамочки исправно передают своим крякующим, квакающим и хрюкающим потомкам.
- Говорят, хорошо вы под водой видите, хозяева омутов, - продолжило пернатое.
- А вот слышите так себе. Я же летаю высоко и замечаю все, что делается вокруг. Вот например Скар... - сторож лукаво глянул на собеседника. Упоминание этого новоявленного вожака, проводящего в высшей степени спорную политику, должно было расшевелить любого обитателя саванн. Кто же не захочет услышать новую порцию первосортных, свежайших сплетен?
Но Король реки молчал. Молчал так долго, что даже сумел осознать, что птичка ожидает его реплики.
- С-с-скар, - наконец выдавила из себя рептилия.
- Его с-с-семли там, - он вяло махнул перепончатой лапой, - за пус-с-стыней. Далеко отсюда. Не интерес-с-сно, - зеленоватые глаза подернулись пеленой третьего века, показывая, что аудиенция окончена.
- Да и твердолобый же ты, - хриплый комочек перьев не спешил сдаваться.
- Ну ладно... - белобровый помедлил, обдумывая и взвешивая то, что он сейчас собирался сказать.
- Раз не интересует то, что далеко, попробуем, что поближе. Очень близко, - понизив голос хитрец прохрипел:
- Ты знаешь, слон, который здесь живет...
О да, он добился своего. Зеленоватые глаза мигом раскрылись и, оглядываясь по сторонам и шипя, Себек принялся медленно пятиться в воду.
- Где-е-е он?
- Успокойся. Нет в Оазисе никаких слонов. А как появятся - я тебе сообщу. Понял теперь, плоская голова, что и "инкубатор пухоедов" может быть полезен? Ну то-то. Это, конечно, если ты испытываешь огромное удовольствие от всей той дряни, что сосет твою кровь, вольготно расположившись в такой страшной для других пасти. Вылезай, все чисто. Да пасть раскрой, я там у тебя пиявку приметил с себя размером.
Решив, что хуже не будет и что пернатого нахала можно в любой момент проглотить, Гребнехвост вернулся на берег и открыл рот.
- Х-х-хорош-ш-шо, - прошипел он не смыкая челюстей.
- А те'е-то ш-ш-што с-с-с меня?
- Ты толковый крокодил, - между делом заметил сторож.
- Но вообще ваше племя того. Не блещет. Ну смотри. Поймал ты рыбу сегодня. Съел. А завтра - нет. И послезавтра тоже нет. И через неделю. И через месяц. Но тебе-то что? Ты, небось, и год можешь не жрать, хладнокровное. А я так не могу. Мне нужно питаться регулярно. Вот сегодня я поймал муху. А завтра зерно найду. Послезавтра червя. А через неделю? С другой стороны - вот ты тут развалился на песочке. Полная пасть пиявок - ты их не ищешь, они сами к тебе плывут. За день-то небось немало набираешь. А тут я ими и займусь. И тебе легче, и мне сытнее. Смекаешь, бревно с глазками?
Так как Король реки не ответил, белобровый продолжил свой монолог. Вообще, его, похоже, мало тяготила неразговорчивость собеседника.
- А еще у вас, речное племя, есть табу на нас, сторожей, нападать. А у львов, всяких шакалов, варанов, гиен, мы как отличная закуска значимся. Стало быть, придет какой-нибудь любитель птичьего мяса к реке - ты его сцапаешь. И мне безопасней, и тебе сытнее.

Отредактировано Себек (27 Янв 2014 22:27:19)

+2

159

Лёв так и продолжал лежать, положив голову на лапы. Он смотрел в сторону реки. Солнце уже клонилось к закату, но всё равно тепло согревала шкуру хищника. Желудок тоже напоминал о себе громким урчанием. Лёва зевнул. И тут он заметил мышь. " Хм, можно перекусить"-подумал изголодавшийся Демон. Его жертва была довольно таки упитанная и крупная для обычной мыши. Но чтобы поймать эту мышь ему пришлось хорошенько  побегать. Сначала он тихо подкрадывался к ней, потом жертва его заметила и начала убегать. Черногривый побежал за ней, сначала он споткнулся о мелкий камень, за тем он чуть не врезался в булыжник, но всё же охотник поймал свою добычу. Эта беготня немного измотала льва, но результат того стоил, мышь попалась упитанная, но живот всё равно урчал. Демон пошёл к реке попить. По дороге он довольно облизывался и вот наконец подошёл и начал жадно лакать воду. Вдоволь напившись, он решил немного поплавать. Он зашёл в реку. Вода  в реке приятно охлаждала его тело. Немного поплавав он заметил присутствие ещё одного льва. Самец был немного крупнее него и на вид старше, грива у него была коричневого цвета. Тот мирно попивал водичку. Демонио вылез из воды и аккуратно отряхнулся. Потом он подкрался ближе к незнакомцу, сел не подалёку от него и стал наблюдать за ним. "Надо будет с ним подружится, а то глядишь и поохотимся вместе"-размышлял хищник.

Отредактировано Демонио (29 Янв 2014 15:34:21)

0

160

Сказать, что Тесва был сейчас на седьмом небе от счастья – ничего не сказать. И, надо сказать, Туаре очень повезло, что залетела она именно от Тесвы, потому что во многих иных случаях эта картина могла бы стать не столь радужной для обладательницы розовой шерсти, потому что, на самом деле, вся эта история весьма неоднозначна для льва. А вдруг ему не хочется иметь детей?... В смысле совсем не хочется.
Это как в анекдоте: «Было у старика сто сыновей… Ну, любил старик это дело!...» Впрочем, да, несколько неуместный анекдот. Ситуация тут нешуточная.

Впрочем, кого это особо волнует? Чур, не Тесву. Для него эта история – не просто совпадение… Таков он был.
Ну, сами посудите: жил лев не тужил, странствовал по пустыне, никого не трогал… И тут натыкается на какую-то, первоначальную левую, но всё-таки красивую самку. А далее: слово за слово – и простая, казалась бы, встреча, быстро перетекает в нечто гораздо больше. Случайность? Уже едва ли. На следующий день самка уходит, оставив льва одного, прекрасно понимая, что лев готов ей с превеликим удовольствием помогать и защищать. Потом Тесва находит себе новых друзей... И находит не другую абстрактную львицу, а именно эту самую красавицу, с которой провёл прекрасный вечер примерно сразу же после того, как та родила от него львят. Ну, разве это не Судьба? Нет?! Тогда что судьба??!

Впрочем, ладно, мировоззрение Тесвы – это половая трудность самого Тесвы, и у нет причин особо разглагольствовать на эту тему. Это сейчас реально не важно. Важнее то, что Тесва был готов сделать для Туары всё, лишь бы она согласилась быть матерью для этих детей (он же там не один?). Цена не важна, в конечном счёте, если у них совсем не срастётся, можно будет позже забрать детей на кочевую школу папы Тесвы… Впрочем, не будем сразу рассматривать все плохие варианты развития событий, до них ещё дожить надо. Тем более, что по Туаре нельзя было сказать, что она не хочет растить детей… Впрочем, любая самка, которая бы этого не хотела бы – априори ко́нченая дура, и водится с ней – пустая трата времени.

И развернувшись, лев в самке не разочаровался. Да, она усталая, пусть так, но она заботливо прижимала львёнка груди… Она, по-видимому, была готова оставить его, ухаживать за ним. Странник себе тупо не простит, если он не сумеет договориться с ней… А договариваться было о чём. По большому счёту, новоиспечённые родители, были почти не знакомы друг с другом, а значит о доверии говорить не приходилось… И вот тут у Тесвы были весьма проигрышные позиции: он не мог найти гарант, который бы позволил бы ему верить львице, тогда как та могла, козыряя детьми, надувать Тесву по полной программе. Естественно, подобная перспектива была какой угодно, но только не радужной, однако, по сути, у него не было выбора. Другое дело, что Туара не выглядела как львица, готовая шантажировать других… Ради чего ей это делать? Впрочем, ладно, OK, тут всё не однозначно и ради чего – найдётся…

Но, вообще говоря, разговор у нас не об этом. Вернёмся к нашим баранам, то есть, пардон, к детям. Туара не заставила долго ждать своего партнёра с ответом: – Прости за неожиданность, но... раз уж случай свел нас вместе снова, разве я могла умолчать об этом? – вопрос, на самом деле, риторический. В такой ситуации скрыть факт наличия ребёнка было просто невозможно, если ты не Коперфилд (не говоря уже о том, что о великом маге львы попросту не слыхали). Поэтому отвечать Тесва не стал, лишь сделал шаг ближе к новоиспечённой матери… И, пожалуй, этот шаг был фатальным для его мозга. Потому что сказанное в никуда бурчание он таки услышал. «Сколько?!!! Сколько она сказала?!... ВОСЕМЬ??!!??!!» – странник ошарашенно остановился в полутора метрах от самки. Тесва был готов к новости о трёх львятах, о четырёх, о пяти, в конце-концов. Но восемь… Это был перебор. – «Может, она не об этом говорит?...» – решив, что это, скорее всего, было правдой, лев продолжил слушать львицу, построив скептическую физиономию с перекошенными бровями.
И знаете что? Дослушав львицу, странник сумел сделать только один вывод, который был адекватен. «Восемь львят? Крокут, гиены, метисы и львы вместе?... Бедная Туара, совсем от усталости не ведает, что говорит…» – да, Тесва сделал вывод, что самка либо очень счастлива, что у неё дети, либо роды действительно такие мучительные, как говорят все женщины… И вот на этой самой почве бредит. Ну, бывает иногда такое, Тес сам такое встречал. Ей надо отдохнуть, поспать… Что ж, отлично, этим и займёмся. И да, в существование этого мифического Оззи Тес по прежнему не верил.

Подойдя почти вплотную ко львице, несколько замешкавшись, когда до самки оставалось буквально пара шагов, Тесва потёрся о шею самки, крепко сжимающей в объятьях львёнка. Лев стремился показать, что он действительно не собирается делать что-то, что могло бы быть трактовано, как плохое поведение. Закончив проявлять знаки добра и уважения, Тесва выправил спину, подняв голову высоко над своим сыном и матерью его сына, по-доброму посмотрел на них с высоты своего роста… Да, его улыбка могла быть немного грубоватой, ведь ему уже давно не приходилось делать хоть что-то подобное… Впрочем, кого обманывать: он так никогда не улыбался. Не пришлось, увы. Но теперь он надеялся, что жизнь пойдёт по нарастающей, что теперь у него всё будет хорошо.

Ага, как же… Всё будет просто обалденно, как на экзамене после пьянки.

Хорошо-хорошо, дорогая! – успокаивающе, как младенцу, пообещал Тесва, вновь опустив голову, только теперь к львёнку. Тот действительно казался крошечным кусочком меха с хвостиком: милым пушистым… Ладно, не пушистым, прилизанным, это было не важно. Важно было то, что это его сын. За которого он будет стоять горой. Любой ценой. – Я буду рядом всегда, когда смогу… – наверное, последняя добавка была лишняя, но да пусть, тут должно быть ясно, что дети у Тесвы в приоритете стоят. Иначе никак, иначе Тес был бы не правильным отцом… А он – отец правильный. Ну, по крайней мере, он в это верил.
Ты, наверное, устала… Тебе помочь чем-нибудь? – и, конечно, первое правило, которое надо соблюдать, когда общаешься с самкой, особенно беременной или разродившейся: доброта и уступчивость превыше всего. Лев не собирался сидеть в стороне, пока его дети растут.
Он будет их растить. И никакие мифические крокуты ему не помешают. А попытаются – получат по кумполу. Ибо нефиг.

+6

161

Разглядывая радостно-шокированную морду Тесвы из под полуприкрытых век снизу вверх, светлошкурая терпеливо дожидалась какого-нибудь более-менее конкретного утверждения от самца, кроме его восторженных "ахов" и "охов".  И хотя  зеленоглазого она знала всего ничего, по своему обыкновению, Туара старалась максимально довериться этому льву, хотя бы уже по тому, что он отец ее детей, и ей искренне хотелось верить, что они с ним обретут гармонию и понимание. Она уже ему доверилась однажды, и пускай то было время отчаяния и безнадежной тоски, но да абы кому, львица никогда бы не стала доверять настолько. Когда самец склонился к ней, мягко прикоснувшись к ее расслабленно растянувшемуся перед входом в нору телу, осторожно коснувшись носом пыльной шерсти под скулами, Туара лишь мягко, едва заметно улыбнулась оторвав голову от неприятно сухой почвы и в ответ, ненавязчиво устало боднула лбом подбородок Тесвы.Стоило только взглянуть ему в глаза, и сразу с усмешкой понять, что тот ей ни капли не поверил. Конечно, кроме слов, у нее не было ничего, что могло бы подтвердить - она в самом деле окружена огромной группой животных, не имеющих, по хорошему, к львам никакого отношения. И узнай об этом она сама когда-то в прошлом, что однажды, такая гордая, такая независимая одиночка вольется в столь странный коллектив, Туара бы естественно подумала, что этот некто, кто поведает ей о будущем, просто-напросто неудачно пошутил... Она не винила Тесву в его неверии, хотя и была немного, где-то в глубине души, несколько задета этим... Ну ладно, он сам скоро в этом убедится. – Хорошо-хорошо, дорогая! – Тонкие брови самки взметнулись вверх. – Я буду рядом всегда, когда смогу… Ты, наверное, устала… Тебе помочь чем-нибудь? - Светлая глубоко вздохнула, и снова опустила голову на лапы. Это конечно все мило, но не нужно разговаривать с нею, как с больным ребенком. Она вполне здорова, но да, довольно вымотана родами и тяжелой беседой с отцом львят, который матерелизовался прямо здесь, словно из воздуха.
Пару раз дернув ухом, выдержав минуту-две, заставляя Тесву так же дожидаться  ответа и нервно топтаться рядом. Она выглядела плохо... конечно, никто в этом не сомневался. Очень хотелось спать, мышцы ныли, а язык с трудом ворочался во рту.
В небе над парой мелькнула широкая тень... и прямо на выглядывающий из холма кривой корень, грузно опустился темный, крупный сокол, неловко балансируя огромными крыльями, стоя на одной лапе, сжимая в загнутых когтях другой мятую птичью тушку. Гостей сокол рядом с Туарой не ожидал , поэтому возвышающаяся над только разродившейся львицей широкоплечая тень, была встречена им с злобными щелчками и встопорщенными перьями на более светлой от основного, насыщенно-шоколадного цвета  грудке . - Это еще кто? - Настороженно буркнул он, вытянув вперед шею и аккуратно роняя добытую им небольшую  птицу вроде рябчика, прямиком к лапкам самочки. И попробовал бы только Тесва посягнуть на еду, добытую Фармазоном специально для его "шерстяной" подруги - рисковал бы остаться без глаз, ли еще того хуже - без языка.  Переваливаясь на миниатюрном насесте, он совсем по змеиному зашипел на самца, прикрывая крыльями Туару и ее новорожденного котенка...
- Фари спокойно, он свой, - Пришлось сесть, дабы успокоить своего "охранника", пока тот не устроил ни в чем не повинному "папочке" взбучку.  Прекратив щелкать клювом, пернатый сердито нахохлился. Свой... значит свой... ладно, так и быть, пускай живет. - Спасибо дружок, - слабо улыбнулась самка, придвигая к себе пташку пойманную соколом. Какая никакая - а еда. А сейчас ей нужно много и плотно кушать. В глубине норы  раздался. словно в ответ на мысли матери, громкий, требовательный писк, который подхватили хором целых восемь маленьких, голодных со сна пушистых комков. Взгляд светлошкурой тут же нервно заметался, а ее клыки, стискивающие хлипкое горлышко тушки, с хрустом перекусили шейные позвонки, так что тело птицы болталось теперь отдельно от головы всего на одной жилке... Скинув дичь в темную глубь убежища, львица обернулась к самцу с тревожным видом, облизывая перепачканную в свежей крови мордочку, - Тес, послушай... я вернусь к малышам. А ты... а ты, пожалуйста, найди моих старших детей и отведи их на поляну перед водопадами, где обосновалась наша семья. - На небосклоне постепенно зажигались новые звезды ночи, а ведь львица позволила Тулио и Мигелю прогуляться по территории оазиса только до заката. И с ними Арбелла, а если... она заблудилась? Она же ушла искать братьев и с тех пор ни ответа-ни привета. - Фармазон полетит с тобой, а потом, проводит до общей поляны, - Серебристые глаза метнулись к нахохлившемуся птаху, на что тот, немного помешкав, спокойно кивнул, -  Три львенка подростка. Два самца и девочка. Один темный с голубыми глазами, Тулио, Мигель - светлый с зелеными. Светленькая самочка - Арбелла. Я доверяю тебе Тес, надеюсь, что ты присмотришь за ними. Они тоже мои дети... - Туара склонилась к львенку прижимающемуся к ее задней лапе, мягко обхватила его губами за загривок, но тут же выпустила, - И еще одно... Тесва, я хочу мира и покоя, чтобы не было никакого разлада внутри семьи, пока не говори, что ты отец маленьких львят. Хорошо? Ради... ради твоей, и моей, и наших детей безопасности, - увы, она не знала, как отреагирует на такой "сюрприз" Оззи, учитывая его темпераментный характер, ох уж, - ... ты будешь моим братом, так мы сможем объяснить схожесть малышей с тобой.  Просто... сделай мне приятное, хорошо? - Мягко улыбнулась зеленоглазому самка, аккуратно переступив через детеныша, ласково провела языком по влажному, солоноватому носу самца, и больше не задерживаясь, подхватила своего ребенка в пасть, скрылась в недрах норы... Под громогласный голодный хор, - Ну ну ну, мои маленькие крепыши, мама здесь, сейчас мама вас покормит... - Сгребая потомство в кучку ближе к себе, Туара тяжело завалилась на бок, вытянувшись в струнку и подцепив к себе поближе мертвую птицу... Поесть бы и лечь спать...
- Ну что... идем? - Хрипло поинтересовался сокол, спрыгивая на землю перед Тесвой, едва стоило львице исчезнуть в убежище,  и задрав маленькую головку вверх.

+4

162

Когда от их дружной кучи отобрали одного из братьев, Кимуа невольно подвинули и он проснулся. Он почувствовал тепло, которое исходило от мамы, когда она приблизилась к детям. И потянулся за ним, когда мама отошла, забирая не только тепло, но и чью-то родную попу, рядом с которой спал Кимуа. Этот факт показался ему довольно обидным и он, сам того не понимая, сделал пару движений в сторону от кучи детей по направлению к маме. В какой-то момент он тюкнулся носом о камень и, обиженный этим, дернул головой. Некая неведомая сила подсказала ему, что мама уже далеко и он изо всех своих сил попытался понять, где же мама и братец...И открыл глаза. Ну, как открыл... Сперва небольшой изумруд его взгляда  оказался приоткрыл лишь чуть-чуть. И тут же он вновь скрылся под веком детеныша. Но затем, уже заинтересованный произошедшим, тихоня попробовал открыть оба глаза сразу - и у него получилось! И тут он увидел все, что до сих пор не мог, мир вне мамы - он увидел своды их нынешнего дома, увидел разношерстную стаю братьев и сестер, увидел маму! А рядом с ней, загораживая проход и не давай свету проникать в пещерку, был огромный лев. Кимуа оскалился беззубой пастью, пытаясь защитить маму. Он постарался подвинутся ближе, но не смог - его лапки еще его не держали. Но когда львенок понял, что самец не собирается обижать маму, то он успокоился и принялся разглядывать все, что до сих пор не увидел. Тут перед ним пробежала какая-то тень. Львенок недоверчиво дернулся, когда перед его носом оказался до сих пор неведомый ему зверь - длинный, с четырьмя лапками, с острой мордочкой, толстым хвостом. А главное, что он совершенно не был похож на льва! Звери удивленно посмотрели на друг друга, пока ящерица не кивнула головой в знак приветствия. Львенок улыбнулся и произнес звук, похожий на согласие - Ннммм!. Ящерица осмотрела себя, львенка и снова кивнула, как бы соглашаясь на такую кличку. Кимуа протянул лапку, чтобы дотронутся до зверька, но тот оказался проворнее - быстро забравшись по лапе на голову львенку, он доверчиво лизнул своим раздвоенным языком того в лоб и устроился поудобнее. Зачарованный этим действием, Кимуа хотел показать это братьям и сестрам, когда кто-то из них недовольно запищал, а дружный хор детский голосов вскоре огласил всю пещеру. Мама наконец вернулась вместе с братом и улеглась. Кимуа, как пока что самый зрячий, слегка по-наглому оказался возле мамы и заветных сосков.  Наконец, вновь наевшись, поднял свои глаза к маме, мяукнув. Затем он повторил свой звук "Ннммм!", как бы знакомя маму с новым другом, предполагая имя "Ниим" - именно так, по мнению Кимуа, звучало имя пятнистой рептилии.  Ящерица кивнула головой львице и совершенно бесстрашно осталась на голове у львенка.

+2

163

Тепло... нет, стоп, куда это... КУДА ТЫ ЗАБИРАЕШЬ МОЕГО БРАТА, ЖЕНЩИНА?! Я спал на нем! Эх ты-ы-ы... Тонрак скрутился в калачик и ткнулся в бок своей младшей сестренки, Алиры, попискивая. Но потом откатился еще и Кимуа и вот такой наглости Тонрак стерпеть не мог ни под каким предлогом!
Поднявшись на лапки, он сделал шаг вперед и свалился вниз, уткнувшись в песок.
Один глаз Тонрака к хрустом открылся и мутно-голубоватый глаз глянул на мир, но потом снова захлопнулся. Тонрак заинтересовался увиденным и, чихнув, раскрыл оба мутновато-голубых глаз, осматривая все еще мутные очертания предметов и младшего брата впереди себя.
Но потом мама вернула Тади на место и дала им уже.... поужинать? Или это о-о-очень ранний завтрак? Ай, ладно, главное, что это ЕДАААААААА.
- Мяуяиииуууумяяяя! - протянул малыш, подползая к мамке и отпихивая Кимуа в сторону. Ибо нечего раньше царя за еду приниматься.
- Мрявх! - мяукнул Тонрак, но в его голосе уже чувствовались рычащие нотки, и теперь они будут присутствовать в его голосе всегда. Он поднял голову, оторвавшись от соска и уже явно нажравшись. Его мордочка была измазана в молоке, Тонрак уткнулся мордой в мамкин бок и засопел.
Через некоторое время малец разлепил веки и тряхнул ухастой головой, как бы сгоняя с глаз пелену. Тонрак оперся толстенькими лапками в бок Туары и громко протянул:
- Крееееепыыыыышииииииии!

+3

164

Офф: я пытался найти очерёдность, но её не было.
Кристиан спал, спал, ну прям как младенец, уткнувшись носом в пушистый мамин бок и негромко сопя в него же. Премилое создание, он наслаждался жизнью, сытостью и теплом и не думал ровным счётом ни о чём, ведь в этом не было никакой нужды. Пусть взрослые думают. Его жизнь пока была безмятежна и ничем не обременена. Чудесно. Как жаль, что понимаешь, как прекрасно было детство, лишь когда вырастешь.
Внезапно сон его прервался. Трудно сказать, что было тому виной: сквозняк, пробравшийся в пещеру, неожиданный холод из-за отсутствия рядом большой и тёплой мамы, голоса снаружи или... Короче, гадать нет смысла, да это ничего нам и не даст. Как бы то ни было, львёнок проснулся, перевернулся на живот, зевнул свои маленьким розовым ртом, издав при этом тонкий пищащий звук, вытянулся во всю возможную длину, выпустив тонкие полупрозрачные коготки, и, покончив с этим, собрался в кучу и сел, нахохлившись, как воробей, и покачиваясь вперёд-назад - не то от того, что не до конца проснулся, не то потому, что ещё не в состоянии был полностью контролировать своё тело. Некоторое время он просто сидел вот так, покачиваясь, с закрытыми глазами, пока неведомая и непреодолимая сила не сбила его с ног, оттаскивая куда-то.
- Мииииаа! - отчаянно завопил малыш, судорожно вырываясь из хватки, пока, перевесившись через лапу Туары, не вывалился у неё из объятий на холодный каменный пол пещеры. Перекувырнувшись через голову, он растянулся на этом самом полу, жалобно скуля. Как никак, такой подвиг стоил ему нескольких довольно болезненных ушибов. Некоторое время он лежал не шевелясь, тихо поскуливая и терпеливо дожидаясь, пока ушибленные места перестанут ныть, а в голове перестанет всё кружиться. Затем осторожно, словно боясь, что сейчас развалится на кусочки, поднялся, приняв относительно адекватное положение и с трудом пытаясь удержаться на непослушным неуклюжих лапах.
- Крееееепыыыыышииииииии!
Кристиан прямо на месте подскочил от страха и неожиданности и шарахнулся в сторону, снова потеряв равновесие и завалившись на спину. Ну как так-то. С таким трудом встал, а теперь всё заново начинать.
Но это было не так уж и важно на фоне того, что произошло до. Этот жуткий пронзительный и невероятно громкий крик ещё отдавался звоном в мохнатых ушах крохи, и он вдруг... открыл глаза. Просто взял и распахнул их, лихорадочно пытаясь выяснить, кто же это так орал. Спустя несколько секунд он осознал, что мир вокруг как-то... изменился. Что-то произошло, и теперь - он чувствовал это на уровне инстинктов, или шестого чувства, или называйте, как хотите - пути назад нет. Крошечный тесный тёмный мирок вдруг расширился до немыслимых размеров и приобрёл чёткие, невиданные никогда прежде, изумительные по своей непохожести друг на друга очертания, так тщательно прорисованные... кем-то. ГРАФООООН.
Из темноты светящиеся нежным голубым светом глазёнки Кристиана выхватывали неровные стены пещеры, испещрённый мелкими царапинками пол и огромное тёмное существо прямо перед ним. Он бы испугался, наверное, но нос спокойно и уверенно заявлял, что никаких новых запахов не появилось, а значит, всё остаётся, как было, и бояться просто нечего. Львёнок сделал робкий, неуверенный шаг к большому существу и повёл носом, втягивая исходящие от него запахи. Точно - это мама! Ну прямо гора с плеч!
- Мррр, - удовлетворённо протянул Кристиан, уже уверенно подползая поближе.
Передвигаться было невероятно сложно, на это затрачивалось много сил; а новое, немыслимое открытие незнакомого мира окончательно вымотало малыша, и он приблизился к той самой лапе, через которую пару минут назад перевалился, и твёрдо решил залезть обратно. На это ушло ещё несколько минут, и вот уже окончательно обессилевший Кристиан оказался вновь в куче пёстрых и мягких братьев с сёстрами. Он не хотел даже есть, и просто развалился на них на всех, как на большущей кровати, полностью расслабившись, и тут же сладко засопел.

+4

165

Напрасно львица думала, что самец считал её беспомощной львёнкой… Нет, конечно, Тесва считал, что Туаре нужна помощь, однако причина была в том, что странник считал настроение матери во время активного роста львят напрямую влияет на львят. Но на что именно и каким образом – сказать не мог. Было ли это важно сейчас? Едва ли. В конце-концов, хороший отец должен хорошо относиться не только к своим детям, но и к самке, что дала ему шанс стать тем самым хорошим отцом.
Так что самец несколько удивился, когда в ответ на своё предложение о помощи он получил усталый вздох и продолжительное многозначительное молчание. Нет, серьёзно. Самец был готов к тому, что самка начнёт заваливать таким количеством вопросов и запросов, что даже при привлечении на помощь Ради, Симбы и Рико (при условии, что они согласятся) этот увлекательный квест они бы делали как раз до того момента, как у этих львят появилась бы грива… Но ничего даже близкого не было – одно молчание. Непонятно. Лев в какой-то момент было подумал, что  физически истощённая львица просто-напросто задремала стоя…

Впрочем, проверить свою догадку Тес не успел. Тень неизвестного происхождения возникла между львом и начавшим заходить солнцем… В иной ситуации самец бы не придал этому никакого значения, но сейчас ситуация не была обычной. Обострившееся по вполне очевидным и логичным причинам желание помогать кому-то мягко намекало, что эта тень могла быть от чего-то, что могло бы нарушить покой матери детей самца, и если это было так, то потенциальный раздражитель надлежало устранить.
И Тесва не ошибся: тенью оказался сокол… Нельзя сказать, что Тес не любил птиц, но хищных летунов, таких, как сокол, лев недолюбливал. Это лёгкая неприязнь тем более обосновывала, почему самец утробно, но пока что тихо, зарычал в ответ на довольно наглый манёвр птицы. Можно сказать, что даже чрезмерно наглый: игнорируя присутствие льва, который был способен прикончить эту пташку одним ударом, сокол приземлился в непозволительной близости от самки и детёныша… Однако, и это было довольно странно для новоявленного папаши, львица как будто и не была против прилёта сокола. Именно спокойность самки при взгляде на прилетевшего остановила атаку самца, но тот был готов в любой момент остановить сокола вне зависимости от того, что тот собирался делать.
Впрочем, Туара довольно быстро поняла, что назревала драка между двумя существами, считающими своим долгом защитить львицу друг от друга, и поспешила остановить безумие. Впрочем, даже после именного обращения Туары, которое всё-таки что-то означало, лев не спешил успокаиваться, настороженно смотря на пернатого защитника львицы. Резонно, что сокол так же не спешил принимать самца как родного. Ничего, свыкнутся, если понадобится. К тому же, Фари, как его назвала львица, принёс какую-то птаху… Едва ли это могло накормить львицу: по сути, мяса тут было на один укус. Однако, за неимением более питательной еды, и это сойдёт. «Надо будет поймать для неё что-то посерьёзнее…» – решил про себя Тесва, занеся охоту в список обязательных дел на ближайшее время, в то время как Туара прятала птичью тушку в своём небольшом убежище.

Вернулась львица после своего совсем короткого отсутствия с каким-то напряжённым лицом, однако прежде, чем лев успел предположить причину подобного состояния, львица объяснилась. Туара желала остаться наедине с детьми. Вполне разумное желание: возможно, они вели себя слишком громко и разбудили львят. Тесва и сам, в общем-то, был не против отвалиться на время от этого праздника жизни: слишком много ему надо было обдумать в этой ситуации… К тому же, знакомство с другими детьми Туары являлось не менее полезным мероприятием… Не было ни единой причиы оставаться или спорить с самкой. Без принципиальных усилий запомнив описания внешности Тулио, Мигеля и Арбеллы…
Если бы Туара не окликнула его повторно. Не желая перебивать её дабы не раздражать вновь разродившуюся самку, лев продолжал реагировать на её реплики молча, но при этом так, что бы львица понимала, что её визави с большим вниманием слушает и внимает сказанное. Льву сейчас не требовалось говорить много, что бы его точка зрения оставалась по́нятой… По крайней мере, ему так казалось.
Поэтому нахмуренность, обозначившаяся на морде самца, могла быть расценена только как проявление глубокого недовольства льва… И это было бы абсолютно правильно. Тесве не нравилась лгать, а публичное объявление того, что Тес – брат Туары‚ было самой натуральной ложью. Да и вообще, едва ли перспектива оказаться элементом любовного треугольника, хоть кому-то могла понравиться.
С другой стороны, львица заговорила о безопасности львят… Пожалуй, это была та тема, одно только упоминание о которой могло позволить начать играть с Тесвой в какие угодно игры против его воли. Конечно, лев тоже был не так глуп, что бы позволить так просто собой манипулировать, однако, если на самом деле был кто-то третий, то действительно возникала проблема, связанная с тем, что реакция непричастной к новорождённым вершины треугольника могла быть абсолютно любой, и даже если бы сам Тесва сутками дежурил у логова Туары, способ навредить львятам обязательно нашёлся бы. «Гадство!…» – если львица допускала, что по какой-то причине дети могли оказаться в опасности, то лев просто не имел права это игнорировать. И иных идей просто не было. Да, в общем-то, и не нужны они были тут: не раскрывать факт отцовства и проще, и надёжнее…

Однако львица не ждала ответа льва: львята в землянке пищали так громко, что даже Тесва, не слышавший прежде львят со своего места, их услышал. «Видимо, их действительно много…» – вяло подумал лев. Он бы сейчас предпочёл бы посмотреть на своих детей вживую, а не пытаться судить об их количестве по количеству писков. Но, раз Туара не показала всех сразу, то у неё на это были причины. Какие – не суть. «Были» значит «были», что тут поделать теперь.
Надо было идти искать львят Туары. В обществе её ручного летуна. Ну да, не любил он соколов, орлов и иже с ними летающими, однако ради львят и Туары, от которой напрямую зависело благосостояние детей льва, Тес мог закрыть глаза на некоторые свои пренебрежения, такие как это.
Ну пойдём… – ответил спрыгнувшему на землю соколу. Не дожидаясь ничего, лев в довольно задумчивом состоянии пошёл туда – не знаю куда… «И где их искать?!»

>>>

На поиски Мигеля, Тулио и Арбеллы
(Зеленые скалы)

>>>

+3

166

Ох, не зря Туара так спешила вернуться в логово к своим капризно хныкающим детенышам, ой не зряяя. Алира и раньше-то не отличалась спокойным и мирным нравом, а теперь закатила ТАКУЮ истерику, что ее негодующий рёв, вероятно, был слышен на противоположном берегу реки, и даже дальше. А причиной ее надрывного плача выступил никто иной, как... Тесва. Да-да, именно появление чужого льва у норы, а точнее, его долгий и серьезный разговор с Туарой привел к тому, что маленькая капризуля, не выдержав, закатила матери целый концерт. Еще бы — да как она вообще посмела выйти наружу и оставить своих детей, нет, свою драгоценную и любимую дочь в полном одиночестве?! Да еще явно не спешила заходить обратно, с поразительной настойчивостью игнорируя захлебывающийся фальцет Алиры, которая уже не просто ныла и пищала — нееет, она надрывно визжала на самых высоких нотах, то завывая автомобильной сиреной на всю округу, то утробно призывая мать каким-то совершенно нечленораздельными воплями: "мя-мяяя!!! уууутяя-тяяяя!!!!1 ЫЫЫЫЫЫМЯЯЯЯЯЯЯЯМЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯ~!!!1!!2". В срывающемся от плача голосе отчетливо звучали все оттенки того вселенского страдания, на которое только была способна неоформившаяся душа новорожденного львенка. И даже когда Туара вернулась обратно в логово и принялась торопливо вылизывать своих проснувшихся (попробуй-ка поспи, под такую-то какофонию!...) малышей, Алира продолжала капризно реветь у самки под ухом, вдобавок еще и карабкаясь ей на шею и щедро размазывая сопли по встрепанному материнскому меху — до тех пор, пока окончательно не выбилась из сил и не оказалась буквально насильно ткнута носом в один из горячих, вкусно пахнущих сосков. Родная титька, к счастью для Туары, очень быстро заткнула маленькую плаксу. Плач смолк, но Алира еще долго обиженно причмокивала и шумно сопела в бок взрослой львицы, не спеша прощать мать за ее предательский уход из логова. Но долго так лежать было скучно, и в итоге малышка решительно отползла в сторонку, не забыв мстительно пихнуть Кристиана лапой в нос. Ишь ты, развалился тут! Голубоватые глазеньки влажно сверкали в темноте: Алира с надутым видом разглядывала стены логова, решая, чем ей заняться дальше.

Отредактировано Алира (20 Фев 2014 22:46:33)

+5

167

Вейн было скучно.
После того, как мама покинула ненадолго их маленькую нору, светлошкуая малышка еще некоторое время лежала на холодном земляном полу, затесавшись в самую середину шевелящейся кучи из разноцветных крошечных тел, укрывшись братьями и сестрами как большим, толстым пуховым одеяльцем. И в принципе ей было хорошо, если бы вся теплая, мягкая постелька, защищающая ее от продувающего по земле сквозняка, внезапно не начала расползаться в стороны, оставив жмущуюся от холода перламутровую кроху по середине пещеры в сиротливом одиночестве - каждый разошелся по каким-то своим, детским делам. Спать при таком раскладе было уже не возможно, а значит, пора продирать глаза и подумать, чем себя занять. Вейн сонно села на полу, разместив упитанную попу равномерно по земле, и широко, сладко зевнула, продемонстрировав крошечные белые молочные клычки, и мелко содрогнулась всем телом. Бррр... Приоткрыв поочередно сначала блекло-зеленый глазик, затем мутно-голубой, мелкая медленно повела носиком, и осторожно приподнялась со своего места, растерянно повертев головой. Ну и почему все разошлись? Странная семейка... даже ма куда-то вышла. И зачем? Львенка задумчиво глядит в очертания стройной фигуры старшей львицы, маячущую за пределами убежища, различает ее голос, родной, тихий, спокойный, и чей-то чужой, радостно-взволнованный низкий и грудной. С кем мама разговаривает?  Вейн приподнимается на крошечных лапках, единым порывом желая устремится за нею следом, неуверенно раскрывая ротик и мурлыча, - Мааааа... - но та похожа слишком занята, раз не реагирует на тихие призывы. ну чтож, наверное ей просто не до нее, и Энни послушно замолкает, решив, не доставать Туару своими воплями, а занятся своими делами. Например попробовать поиграть с тихо хнычущей в углу Алирой? Но на полпути до сестры, мелкая поняла, что судя по сопливой мордашке сестрицы, это есть не самая лучшая идея, и скорее всего она сейчас схлопочет от старшей по маковке. Ну ее, плаксу, лучше может к Кристиану? Вообще у нее столько родных, что даже не знаешь, к кому ползти первому? Но пока решали, суть да дело, Алира рядом набирала обороты, и в итоге, грянул гром - истеричный вопль котенка, от которого мать зайцем метнулась обратно, со старшим сыном в зубах. Оглохшая Вейн пошатнулась, и смешно завалилась на бок в шутливом припадке пару раз дрыгнув всеми четырьмя лапами.. Этож надо было ТАК орать? Прижимая уши к голове и сердито пыхтя, мелкая все-таки поднялась на лапки и скорчила недовольную мордашку адресованную пустившей длинную соплю сестре, а затем, Вейн обернулась к Тади с видом, мол, ну и что ты об этом думаешь? Кошмарно же! Непростительно поведение. Обходя хнычащую девчонку стороной, показательно гордо воздев морду к потолку, смотри и учись плакса, разноглазая аккуратно протиснулась к маминому животу, с наслаждением вдыхая аромат молока и шерсти, в которую тут же зарылась, комфортно расположившись раскинув задние лапы в стороны плоской лягушкой.

+2

168

Тади скромно спал, свернувшись в маленькое пушистое колечко, прижавшись к маме и таким образом согреваясь. Красота да и только. Пихающиеся братья и сёстры? Пффф, не, не слышали. Точнее, слышали, но все тычки в свою сторону Тади тупо игнорировал. Отпихиваться можно, но… Но лень. Зачем пинаться, если рядом пушистая груди мамы… И, в общем-то, плевать, что снизу холодные камни. Лежишь такой, никого не трогаешь, нирванически посапывая в позе не-того-о-котором-вы-подумали тора, задней частью шеи ощущаешь, как та самая пушистая стена исчезает…

Так, стоп. Исчезает???! Что, куда, зачем?!

На самом деле, когда вы спите, даже если ваш возраст не впечатляет большими значениями, не почувствовать ничего в данной обстановке… Ну, тут надо умудриться. Немудрено, что, не почувствовав материнского тепла, львёнок довольно быстро проснулся, так как львиную долю тепла в их скромном семейном кругу генерировала именно она. Так как понять, куда исчезла родительница не представлялось возможным, комок шерсти тёмнопесочного цвета мог только требовательно запищать, поддакивая (хотя кто тут кому подпевает) братьям…
Трудно сказать, писк ли или что-то иное повлекло за собой такие последствия, но в какой-то момент, вместе с желанным и знакомым запахом матери, львёнок почувствовал, что что-то большое хватает его за шкирку, поднимает и несёт куда-то… Довольно любопытное и странное ощущение, от которого новорождённый львёнок перестал пищать и шевелиться…Нет, это было не осознанно, так как новорождёнными в таких вопросах работает исключительно чувства выживания. Тут дело довольно тонкое: новорождённых за шкирку таскают не просто так, а от того, что надо куда-то перенести, а куда и зачем – дело, которое мелочь касается в самую последнюю очередь. Тоже самое может сказать о вопросе о несущем: несёт свой – значит всё чики-пуки, а если кто-то чужой, то тут уже не рыпатся нужно, а тихо радоваться, что не порвали глотку на месте…
Кхм, не о том у нас разговор. Слава богу, тут никто нашей «дружной» компашке глотки грызть не собирался, а внеплановой транспортировкой Тади решила заняться мать семейства, так что не было совершенно никаких поводов для волнения и поминаний родительницы крепким словом великого и могучего за нерадивость. Гораздо интереснее сейчас было то, что Туара вынула своего первенца (раз уж быть первым, то во всём, не так ли?) на свежий воздух…
Сказать, что глоток воздуха вне пещеры был божественен – ничего не сказать. Увы, Тади так и не понял, что произошло, потоэму едва оказавшись на земле («А тут гораздо теплее!!!»), львёнок продолжил не сопротивляться происходящему. С непривычки чихнув, чего Туара даже и не заметила, Тади, пока не успевший открыть глаза, принялся нюхать воздух, перенассыщенный гигантским количеством запахов, новых для недавно родившегося львёнка. И, что самое главное, было совсем не страшно: мама рядом, мама защитит от всего! Будто в подтверждение этому, львица начала снова усердно вылизывать сына, и тот, совсем перестав бояться не известности, начал вытягивать головку наверх после каждого цикла процесса умывания, пытаясь поймать ещё больше новых запахов…
Сказать, что ему было интересно сейчас, – ничего не сказать. Кому бы было не интересно узнать, что скрывается за палитрой разнообразных запахов, от которых, с непривычки начала немного кружиться голова… Точнее, кружилась она от их гигантского количества, которое было непривычно маленькому комку шерсти. Но суть не в этом, а в том, что львёнку очень хотелось поскорее узнать обо всёй этом чудесном многообразии как можно больше.

Хочешь узнать больше? Дерзай!

Что львёнок и сделал. Дерзнул так, что на всю жизнь останется. Просто взял и открыл глаза. Из категории «А что бы уж и нет?» Впрочем, юному исследователю было уже пора совершать этот «сверхдерзкий» шаг навстречу взрослой жизни. И после этого самого шага немой восторг этой волшебной странной Внепещерья только усилился… Нифига не понятно, но зато так красиво, что на лице львёнка, которого занятые своими проблемами взрослые предоставили самому себе, брови абсолютно нечаяно закрыли лоб львёнка. Львёнок действительно не понимал, что есть что: только открывшиеся глаза сначала какое-то время учились фокусироваться, и в итоге Тади успел только осмотреться… Увы, совсем юный львёнок, не зная, что его скоро затащат обратно в пещеру, где темно и не так красиво, засмотрелся на закат и не рассмотрел как следует всё остальное. Впрочем, яркое и манящее закатное солнце того стоило.

Но всё хорошее, к сожалению, рано или поздно, заканчивается, и в какой-то момент Тади почувствовал, что большое и доброе существо, именуемое гордым званием Мама, зашевелилось и, сделав непонятный (да, львёнку непонятно почти всё) пирует, опять подхватила львёнка, и понесла, понесла, понесла…

«Не-ет, верните меня назад!!!»
Не вернули. Затащили обратно в пещеру, где пахло не так прекрасно и легко, где темно... Эх, ну да ладно.

Сказать, что в их землянке был галдёж – ничего не сказать. Собственно, оно и ясно: из братьев и сестёр Тади тут была целая, пардон, свалка. Ну, или куча-мала, кому как угодно. Собственно, как кого тут различать, львёнок не понимал (да, да, да, опять оно), но оно пока было не нужно: похоже, что орали все. Зачем орут, почему орут?… Не важно, мама с ними разберётся. Даже так: она уже начала. Всячески извиваясь и выкручиваясь, Туара активна пыталась собрать всю их братию обратно в кучку, и Тади не спешил создавать новые помехи своим поведением, тихо лежа где-то неподалёку от мамы, всем своим видом изображая из себя львиный макет фразы «Всем мира, дружбы, жвачки, в смысле, еды и сна!»

Тади бы с радостью чем-нибудь помог бы Туаре… Но чем, не знал. Точнее, Туара утихомирила всех быстрее, чем львёнок успел придумать, в чём может заключаться его помощь. Что ж, оно, наверное, к лучшему: можно беззаботно поспать, и именно этим решил заняться маленький комок шерсти, предварительно спланировав аккуратную вылазку в сторону вожделенных сосков, раздающих молоко… Заморачиваться с выбором места для ночлегаа, Тади не стал, подавшись в царство Морфея под аккомпонимент материнской колыбельной буквально в паре его небольших шажков от места приёма пищи.

И всё-таки снаружи красиво…

+1

169

оффтоп

спустя месяц, поэтому я отойду от конкретных событий... вы уже большие Х)

Круглолобые, пушистые карапузы, то и дело расползались по всей норе, которая с каждым днем казалась самке все меньше и меньше, по мере того, как котята росли, открывали глаза... заполняли своими налитыми молоком матери пятнистыми брюшками каждый свободный угол. Она никогда и представить себе не могла, что у нее будет такая большая семья, только детей.. Конечно эта прекрасная картина, которую лицезрела львица-мать, каждый раз потихоньку вползая в узкий проход убежища во внутрь, не могла не радовать Туару: вы только представьте себе  очаровательных львят-ангелочков, со светлыми, усатыми мордочками и крошечными круглыми лапками, мирно сопящих в пещерке тайника, кто где. Они уже давно перестали ютится дружной кучкой, прижимаясь друг к другу, и теперь разваливались в самых по-детски вальяжных позах, выставив темному земляному потолку пузико и задрав лапы вверх, или свернувшись калачиком вокруг неровного бугорка на полу, обхватив его лапами, как большую, мягкую подушку, а кто-то, кто особо шустрый , вообще невероятным образом оказывался кверху тормашками, уложив  попу на камень, сжимая в крошечных челюстях засохший корешок. Правда свидетельницей такой идиллии, вернувшаяся с водопоя Туара, оставалась не долго. Заслышав тихие, крадущиеся шаги самки, котята тут же открывали глаза, и бежали, насколько могли в силу своего малого возраста, навстречу сероглазой львице, с жалобным, голодным писком. А некоторые и с дикими воплями...
Прижимая уши к голове, светлая с усталым вздохом опустилась рядом с Алирой, истерящей по своему обыкновению до того громко, и с таким безумным надрывом, что с потолка землянки на голову горе-мамаши посыпался мелкий сор. Собрав всю волю в кулак, с поистине ангельским терпение, львица мягко прошлась языком по жемчужно-бежевой спинке громко шмыгающей носом малышки, неторопливо и сосредоточенно, оставляя после себя влажные бороздки в младенческом меху, основательно почистив запачканого ребенка, краем глаза наблюдая, как остальные детеныши потихонечку засеменили к ее животу, уже заранее причмокивая и облизываясь в предвкушении раннего завтрака. Смешно, что ее карапузики пытались разговаривать, произнося нечленораздельные звуки, пытаясь подозвать ее, или обратится друг к другу по имени. Правда кто-то предпочитал больше хныкать, чем учиться разговаривать. Прекратившая было процедуру умывания маленькой капризули мать, заслышав ее писк, предвещающий новую истерику, мигом обернулась к ней, и не глядя прошлась языком по недовольной физиономии малышки с приоткрытым ротиком, опрокинув непослушное дите на спину. Решив, что внимания ей уделено было больше, чем достаточно, львица ухватила перекатила возмущенно кряхтящий ком ближе к своему брюху. Сейчас поест, и успокоится.
К концу умывания каждого котенка, сухой, с неприятным привкусом грязи на корне язык, казалось сейчас просто отвалится. С несчастным выражением морды, светлошкурая на автомате "расчесывала" пушистые бачки на голубоглазой мордашке Тонрака, покоящегося у нее в колыбельке под широкой грудью. И если в моменты спокойного сна всей семьей, в голове львицы всплывали теплые мысли " ах, как хотелось бы, чтобы они никогда не вырастали", то сейчас, проведя иссушенным кончиком языка по горячему носу, утомленная Туара тихо бормотала, тут же подгребая к себе скромника Кимуа, спрятавшегося от процедуры где-то под ее бедром, - Когда же вы уже вырастите, сорванцы мои. - Конечно это было сказано все с той же нежностью и терпением, но ей было по настоящему трудно, справляться с такой ватагой.
Подпихнув тихоню под круп в общую толкучку, расположившуюся перед "буфетом", светлая задумчивым взглядом обвела всех львят, а если точнее, бесформенный комок разноцветных тел прижимающихся к ее ребрам. Каждые пять минут, Туара пересчитывала свои "сокровища", чтобы убедится, что никто, нигде не застрял, между камнями, или в ямке, ведь пару раз ей вытаскивать расшалившихся львят из самых различных закутков их маленького дома. Это только на первый взгляд в небольшой норе негде спрятаться, свалиться, или застрять.. Эти мелкие проказники находили себе приключения, даже сидя на одном месте.

+1

170

Офф

Бляха-муха, да сколько ж можна-то. Тут хоть кто-нибудь активный остался, или все с голоду-холоду перемёрли?

Всё казалось замечательным. Путешествие удалось на все двести, а теперь можно было поспать ещё пару часиков, чтобы затем перекусить и снова спать. Мягкие, пушистые, едва колышущиеся, как огромное меховое поле под порывами ветра, бока многочисленных братьев и сестёр, успокаивающий запах мамы рядышком. Восхитительно. Кристиан бы многое отдал, чтобы всё так и продолжалось, но нет, это было бы слишком хорошо. И, чтоб голубоглазому жизнь мёдом не казалась, одна из его родни со всей дури врезала ему лапой в нежный розовый нос. Вздрогнув всем телом от неожиданности, Крис разразился гневной тирадой на каких-то запредельно высоких тонах, после чего перекатился со спины на бок, а оттуда – на живот, попутно съехав с братьев и сестёр, как с горки, и оказавшись снова на холодном жёстком полу. Отползя на безопасное расстояние в несколько шагов взрослого льва, малыш уселся, ссутулившись и нахохлившись, как воробей, и потёр лапкой нос, недовольно фыркая. Неожиданно вспомнив, что теперь у него есть возможность видеть, Кристиан открыл глаза и смог теперь рассмотреть семейство, которое, впрочем, не сильно его сейчас волновало. Он был обижен и оскорблён до глубины своей ребячьей души и теперь объявил им всем бойкот.
Подождав немного и убедившись, что никто не обращает на него внимания, львёнок поднялся и, гордо вскинув хвост, размахивая растрёпанной кисточкой в воздухе, как флагом, направился к стене пещеры. Тем самым он убил двух зайцев: во-первых, продолжал держаться ото всех подальше, а во-вторых, мог изучить кое-что новое.
Потому что теперь вместо свободного и необъятного пространства перед ним возвышалась стена. Огромная, она уходила и вправо, и влево и вверх так далеко, что нельзя было разглядеть её конца. Хотя… погодите-ка, а слева-то как раз и можно! Изумлённый нежданным открытием, Кристиан заворожено пошёл к концу стены, еле-еле переставляя заплетающиеся лапы. На пороге пещеры, около самого выхода, он остановился и кинул взгляд назад, на маму – мол, не волнуйся, я никуда не ухожу, я тут, – после чего сел и устремил взгляд туда, наружу. Отсюда было видно совсем немного, но и того было вполне достаточно, чтобы поразить воображение львёнка, не видящего ничего красивее тёмных стен и пола пещеры.
Взору его открывались клочки какой-то зелени, маааленький кусочек воды и, самое главное, небо. Оно было такое… такое синее, и глубокое, и далёкое, и в то же время близкое! Распахнув пасть от восторга и запрокинув голову, львёнок смотрел на блещущий звёздами небосклон. Сверкающие звёзды отражались на блестящей поверхности голубых глаз Кристиана. Он расправил плечи и тянулся вперёд и вверх, став каким-то совсем тщедушным от этого. Все обиды были уже давным-давно забыты, и шерсть малыша сама собой пригладилась, сделав его тельце ещё более крошечным и хрупким на вид.
- Это… - невнятно мяукнул львёнок, кое-как шевеля языком.
Он замолчал на полуслове, напряжённо пытаясь вспомнить хоть какое-нибудь слово из тех, что говорили при нём взрослые. Ему срочно надо было как-то выразить все те чувства, захлестывающие его сейчас… Но слова никак не вспоминались.
"Ну ну ну, мои маленькие крепыши, мама здесь, сейчас мама вас покормит".
«Ма… Ма?»
В голове Криса появилась смутная догадка. Он снова повернулся и посмотрел в темноту. Пару раз моргнул, удивляясь, почему вдруг стало так темно. Но вот глаза привыкли к темноте, и из неё вынырнули знакомые силуэты. А именно – силуэт Туары.
- Ма? – уточнил львёнок, требовательно глядя на львицу. – Ма… ма? Мама?
Ему нужно было удостовериться в своей правоте и подтвердить ту самую догадку.

+1

171

Офф

Значит, когда я тут возмущаюсь по поводу тишины, меня не замечают, а когда пишут новую очередь, меня пропускают! Я должен был отписать перед Кристианом, у меня даже было начало поста! Но мне не хватило пары часов...

Время текло тихо и размеренно. Ну, во всяком случает для Кимуа. Еда была, мама была, тепло было, Ниим был...Но чего-то не было. За всей семейной идиллией, за всеми новыми ощущениями и приключениями, за всеми новыми знакомствами с собственными братьями и сестрами, за кучей всего-всего было что-то, чего в их пещере не хватало. Думать мешали не только постоянные вопли Алиры, девчонки мелкой, громкой и до убойного наглой, но и постоянные расползания кучи детей по углам. Нет, конечно, Кимуа уже сам ходил (вновь первый из всех детенышей),уже тоже искал приключений на свой хвост, но если остальные делали это от нечего делать, то Кимуа пытался найти смысл в своих ползаньях и передвижениях. Кстати о движении - один из братьев умудрился уползти куда-то к выходу из пещеры. Кимуа не мог так просто оставить брата, пусть и старшего - он сделал пару движений в сторону брата, став связующим звеном в цепи "Брат-Я-Мама".
Когда же брат обернулся, Кимуа был готов увидеть все что угодно. Но вместо чувств братец вдруг начал говорить.
Глупец! Если ты заговоришь слишком громко, ты разбудишь Алиру, а это грозит глобальной звуковой атакой!
Удивительно, но голос песочного пушистика оказался неожиданно тихим. Кимуа сообразил одну страшную вещь...Кроме него, Кимуа, имеющего от рождения громоподобный голос, и Алиры, рев которой невозможно описать приличными словами, остальные львята говорят тихо.
Львенок пожал плечами. Что же, он не любит говорить, да и не интересно это.
Кимуа дернул ухом, чтобы заставить Ниима как-то оценить окружающую обстановку.  Ящерица хмыкнула, перевернулась и, попробовав языком воздух, уверенно поставила свою лапку на переднюю часть лба Кимуа - немая просьба идти прямо. Львенок благодарно хмыкнул в  ответ и направился вперед, а именно - к маме. Львенок засел неподалеку от семейства, чтобы не смешаться с кучей, и вопросительно посмотрел на маму.
Он наконец-таки понял. Если есть мама, то есть и сестры, похожие на нее. Но есть же Кимуа и остальная мужская часть семьи. А "мамы" мужского пола он тут не видел. В общем-то, он представлял, что "мама №2" должна выглядеть как тот большой самец, которого он не так давно видел. А его не было. Где, спрашивается, еще один член семейства?
Кимуа  испытующе смотрел в глаза маме, задавая немой вопрос "Где папа?"

Отредактировано Кимуа (8 Июн 2014 20:06:28)

+1

172

Начало игры.

Кайто сладко зевнул и старательно потянулся, открячивая попу вверх и загребая передними лапами землю. Умиротворенно щурясь после сна, он уселся на пригретое своим же пузом место и еще раз зевнул, облизываясь, будто в задумчивости. Наступил новый день, разливая яркие краски, и, пожалуй, этот детеныш был первым, кто проснулся среди оравы разношерстных львят Туары. Мечтательно глядя наружу, все еще не до конца стряхнув с себя сон, Кайто лениво почесал ушко. Там, вне пещеры, простирался так им любимый мир, которому не было конца и края и больше всего ему хотелось как можно быстрее продолжить знакомство с ним. Понять, почему небо такое синее, откуда эти пушистые белые облака, почему стало как будто бы свежее, и куда делась привычная жара? Он нетерпеливо хлестнул хвостом, задев белой кисточкой кого-то по лбу, шевельнул лопатками и, наконец, вскочил. Хотелось поскорее отпросится на прогулку, нельзя ведь так просто уйти, никого не предупредив, так что светлый развернулся узким туловищем и взглядом  нашел в темноте спящую мать. Тихие шаги, осторожно прижатые уши, он старается ни на кого не наступить по пути к Туаре, и вот он уже рядом, уперся лапой в материнскую лопатку, ненавязчиво толкая самку, чтобы она поскорее проснулась. Наконец, львица нехотя приоткрыла серый глаз, косясь, а ее сын, так много взявший от нее, смирно сидел и терпеливо ждал, уложив хвост вокруг лап, когда же она проснется и обратит на него внимание.

− Доброе утро! – со слабой улыбкой поприветствовал маму Кайто, и ласково боднул ее лбом в шею, живо приподнявшись из своей позы смиренного ожидающего сына. – Можно я схожу к речке? Снаружи так здорово, ну пожалуйста! – он уже практически танцевал на месте, нетерпеливо переступая лапками и выгибая стройное тело, задрав хвост, словно игривый котенок. В пещеру лились лучи солнца, и Кайто был уверен, от реки сейчас так и разбегаются блестящие зайчики – это блики. Если их накрыть лапой, солнечный зайчик сразу перепрыгнет на нее!
− Может, кто-то из ребят пойдем со мной, мм? – он оглянулся на своих братьев и сестер, приветливо пробегаясь по чужим мордочкам взглядом. Он, конечно, не настаивал, чтобы кто-то шел с ним, но если кому-то захочется, то будет рад, это весело, плескаться вместе. – Я хочу попробовать поймать малька! – выпятив тощую грудь, доверительным тоном заявил он, без стеснения выкладывая свои планы на утро перед всем семейством. Как только мама разрешит, а он в этом ни капельки не сомневался, он тут же двинет на выход, а там уж пусть сиблинги сами решают, идут они на речку или как. Компания, конечно, ему не помешает, но не так-то часто за ним все-таки увязывались, предпочитая всякие другие развлечения. Кайто это не обижало, ему в любом случае было неплохо и одному, так что повторять дважды свое приглашение он не собирался.
− Я буду острожным, - благочинно пообещал он, как только Туара положительно ответила на его просьбу. Наконец-то можно было стартовать! Львенок торопливой рысью ринулся наружу, буквально выскакивая из пещеры, словно пробка из шампанского. Лапы легко понесли тонкокостного Кайто вниз, к речке, прижимая уши он улыбался, упиваясь запахом растений и утренней свежестью. Все-таки, он с братьями и сестрами родились и росли в замечательном месте и львенок просто обожал такие мгновения – когда прохлада и спертость темной пещеры вдруг сменялись светом и ветром мира вне ее. Будь он более непосредственным – он бы издал какой-нибудь радостный вскрик, но он лишь улыбался, торопясь поскорее заняться охотой.

− Тсс! – пока он с осторожностью крался, подходя все ближе к берегу реки, его догнал кто-то из братьев. – Не спугни! Они обожают греться у самого берега! – не оглядываясь, шепотом поделился важной информацией Кайто, припадая к земле  и взволнованно топорща белые усы. Вчерашний день он провел в воде, бегая по речке на мелководье (по броду), старательно наблюдал и размышлял, ну а сегодня день активных действий. Он должен поймать эти штуки в воде. Мальки или головастики, как уж повезет. Кайто осторожно приблизился к самому берегу, заглядывая в прозрачную на воду. Все верно, маленькие головастики и мальки замерли, едва шевеля хвостиками и плавниками.
− Прыгаем на счет три..раз, два, – шепотом командовал Кайто, нетерпеливо шевеля попой перед прыжком, - Три! – и прыгнул, не ожидая больше никого, влетая в теплую воду передними лапами, взбивая воду и песок.

Отредактировано Кайто (3 Июл 2014 02:07:40)

+4

173

Тепло. Реально тепло!  Теперь, когда лапы и глаза повиновались не кому-то, а самому Кимуа, он был рад и счастлив как никогда. Он мирно спал у маминой лапы, когда кто-то настойчиво начал маму толкать. Кто ты, маленький тиран-бульдозер, который не дал поспать? Угрозу в виде недовольной Алиры никто не отменял...Кайто?!
Вот кого-кого, а Кайто он увидеть не ожидал. Подняв свою маленькую голову, Кимуа огляделся и тут же вник в ситуацию. У одного из старших братьев чешется хвост без приключений, это норма, Кимуа привык. А вот возможность выйти в мир...Это куда интереснее. Тем более, когда так приглашают...
Обещание поймать малька вызвали в Кимуа куда больше интереса. Он иногда видел этих мелких шустрых рыбешек, но чтобы поймать...Не задумывался. Поэтому сейчас, когда предложение уже озвучено, Кимуа осторожно поднялся, стараясь не задеть ни маму, ни кого из родственников. Быстрой осмотр пещеры позволил найти Ниима, который уже грелся на солнышке. Всегдашняя улыбка, которую львенок дарил своему первому другу, пара секунд - и вот они, бравые ребята, стоят возле Туары. Молчаливый кивок головой в сторону брата "Можно мне с ним?", взгляд на ящерицу "Он за нами последит", кивок ящерицы "Все будет хорошо" и ожидание разрешения. Как только у мамы появилось подозрение на разрешение, то Кимуа тут же кивнул ей в ответ-благодарность и не спеша отправился за братом.
Тот усиленно выпирал свой зад, демонстрируя небольшой хвост. Что-то там даже сказал про "не спугни". Кимуа - спугнуть? Да он самое тихое существо на земле! После Ниима, конечно. Эта ящерица вообще не желала говорить. Даже с Кимуа, даже в хорошем настроении. Ну, ничего. Оставив ящерицу на сухой земле наблюдать, Кимуа приготовился к прыжку.
Отсчет...Три!
Кимуа прыгнул за Кайто. Будучи, хоть и младше, но пока что покрупнее, Кимуа вызвал вокруг себя огромную кучу брызг. Он сразу выбрал себе "жертву" чуть подальше от Кайто, чтобы в случае чего не встретиться лбами. И, кажется, получилось! Лапу, которую приятно холодила вода, что-то щекотало снизу, раззадоривая, заставляя поднять лапу. Львенок поднял лапу и быстро ударил по месту, откуда ее поднял, оглушая кого-нибудь, кто там был...Увы и ах, никого.  Ну вот совсем. Ошарашенный, Кимуа даже сел попой в воду. Как это, он  - и не поймал? Все решилось очень быстро - оказывается, его малек просто уплыл. Уплыл, и теперь скрывался под братом. Кажется, он даже не подозревал...А вот Кимуа знает, где прячется добыча. Знает и добудет любой ценой! Тихий шажок, второй...Прыжок!
Не рассчитав силы, Кимуа прыгнул так, что вместо того, чтобы поднырнуть под Кайто, он прыгнул на брата, повалив обоих в воду и подняв  огромное количество брызг. Кажется, кого-то из мальков силой небольших волн, образовавшихся после их падения, вынесло на сушу. Их первый улов! Кимуа хотел подняться с брата, но просто поскользнулся на чем-то и плюхнулся мордашкой в живот Кайто. Возмущенно фыркнув, он поднялся и посмотрел на свое отражение в воде...
Это уже не был Кимуа. Это было морское чудовище с гривой из пучка водорослей, которое, обиженно фыркнув на тяжелую тину на спине, уселось в воде, баламутя ее и поднимая песок со дна. Если бы это было все... Когда новоявленное "чудовище" глянуло на брата, оно аж чихнуло от смеха, мигом падая на бок. В маленький носик попала вода и Кимуа, расчихавшись, все еще с травянистой гривой, с улыбкой от уха до уха смотрел на брата. Мгновение - и львенок залился смехом. Повернув голову, он увидел еще кого-то из сиблингов, кажется, Вейн, и махнул лапой, приглашая её к водным процедурам и охоте.

Отредактировано Кимуа (3 Июл 2014 02:10:11)

+3

174

Если уж кого-кого было по-настоящему опасно будить по утрам, так это Алиру. Эта маленькая царевна терпеть не могла вставать раньше, чем солнце войдет в зенит, и спросонья могла закатить такой скандал, что в итоге просыпались все без исключения, включая тех, кто умудрялся спать даже под слоновий трубеж и марш гиппопотамьего оркестра. Ничего удивительного, что Кайто старался двигаться так тихо... Когда львенок аккуратно переступил через спящую сестру, та даже не шевельнулась, но стоило брату с довольной физиономией выбежать из пещеры — тут-то и началось светопреставление. Сначала логово потонуло в протяжном, негодующем стоне с явно проскальзывающими в нем агрессивными нотками: это Алира безуспешно пыталась поймать ускользающие от нее обрывки чудесного сна, а затем над полем дрыхнущих малышей показалась ее встрепанная, ужасно сонная и от того еще более злобная мордашка.
Кайто!... — низко прошипела она вслед ускакавшему львенку, в свою очередь, нехотя принимая сидячее положение: вид у нее был до того недовольный, как будто бы ей довелось бодрствовать всю ночь напролет, и теперь самочка была готова убить родного брата за то, что он осмелился нарушить ее драгоценный покой. Не найдя выхода охватившей ее злости, Алира не глядя пихнула лапой кого-то из спавших рядышком сиблингов — эта маленькая гадость слегка улучшила ей настроение, но все же не до такой степени, чтобы она сразу же забыла о своем неприлично раннем пробуждении. Проигнорировав возмущенный писк, незамедлительно раздавшийся в ответ, львенка принялась все также сонно, но деловито прилизывать всклокоченную шерсть, наводя таким образом скромный утренний марафет. Это занятие, как правило, отнимало у нее достаточно большое количество времени, так что оставшиеся в логове львята смогли еще немного подремать в полной тишине... но ничто хорошее не может длиться вечно, так что в какой-то момент Алира принялась совершенно беспардонно перелезать через тела братьев и сестер, подбираясь ближе к матери. Задев чей-то чувствительный нос и с удовольствием пройдясь лапой по некстати подставленному брюху одного из малышей, Алира, наконец, скатилась прямиком в теплые объятия Туары и подчеркнуто недовольно глянула на ту сверху вниз, поблескивая серыми глазенками.
Кайто опять меня разбудил, — пожаловалась она, привстав на задние лапки и обхватив передними шею взрослой львицы. — И я хочу пить. Можно мне тоже наружу? — пару раз боднув Туару в пушистый подбородок, Алира вновь опустилась на все четыре конечности и решительно направилась к выходу из пещеры. Солнечный свет ударил в глаза, и самочка немедленно загримасничала. — Ужасная погода. Почему солнце такое яркое? — вопросила она, насупившись, у матери. Окончательно выйдя из логова, Алира с высока глянула на резвящихся неподалеку братьев и медленно спустилась к ручью, желая утолить жажду. Какое-то время она просто тихо и мирно лакала прохладную водичку, примостившись на краю узкого песчаного бережка, так, чтобы не замочить лап или груди, но затем ее спокойствие было в очередной раз прервано невесть откуда прилетевшими брызгами. Зашипев, Алира резко метнулась назад, но тут же замерла, вздыбив шерстку на изогнутом позвоночнике и угрожающе размахивая хвостом в разные стороны. Взгляд ее стальных глаз метал молнии.
Ничего смешного! — рявкнула малышка на расшалившихся братьев, брезгливо отряхнув мех. — Маааам, Кимуа опять брызгается!... — пожаловалась она достаточно громко, привлекая внимания Туары, после чего вновь угрюмо зыркнула в сторону Кайто и остальных. Взгляд ее остановился на мокрой, перепачканной физиономии Кимуа. — Грязнуля, — бросила Алира ехидно. — Когда мама тебя увидит такого, она тебя до вечера не отпустит — будет мыть до посинения!

+5

175

Сердитый пинок от капризной принцессы-Алиры, пришелся прямехонько в круглый бочок сладко посапывающей кверху желтым брюшком Вейн. Разумеется светлая тут-же распахнула разноцветные, круглые глазищи, на несколько секунд бездумно уставившись в земляной потолок норы с торчащими во все стороны жухлыми корнями, и еще секунды две размышляла в полудреме - это кто же так бессовестно ее разбудил? Конечно, вариантов прямо скажем - предостаточно. Огромная, разноцветная куча подрастающих львят едва-едва уже умещалась в этом небольшом убежище, а вместе со взрослой львицей-матерью, "спальных" мест в их логове стало катастрофически не хватать, поэтому постоянные пинки, тычки, выпихивания за пределы самой уютной и мягкой части утрамбованного крохотными лапками земляного пола - стали вполне себе обычным делом. Но подобные выходки все-равно были наказуемы - если не мама упрекала и отчитывала расшалившихся детенышей, то это делали сами кабы, по своему, по детски устраивая друг другу шутливые взбучки и потасовки. И Вейн не была исключением... Когда по ее мордашке прошлась всей прошлась всей поверхностью нахальная сестринская лапа, тут уж и ангельскому терпению конец - перевернувшись на пузо, Вейн скорчила самую злую мину, на которую только способна ее вечно улыбающаяся моська и сердито зыркнула в сторону тощей, костлявой задней части старшей сестрицы, которая уже вальяжным шагом, шагая по головам в прямом мыле этого слова, устремилась в сторону Туары, возлегающей в углу пещеры с блаженством свободно вытянув перед затекшие лапы. - Ээээй! -  искренним возмущением протянула самочка, принимая сидячее положение и широко, сладко зевая. Ее недовольное "эй" тут же потонуло в протяжном зевке, и с довольной миной причмокнув, светлая энергично потрясла большими, мохнатыми ушами, прогоняя остатки сна. Ну, пробуждение было не самым приятным, но не стоит же на этом слишком зацикливаться, верно? Впереди еще целый день. Хотя не сказать, что жизнь львят пестрила разнообразием - дальше  узкого перешейка речушки вниз по склону от лежбища, малышня никуда и не уходила. А так хотелось пойти... чуть дальше привычно протоптанной в траве тропинки!
  С широкой ухмылкой проследив за тем, как капризная сестрица понежилась в материнских объятиях, а после, деловито почапала прочь, Энн тоже поднялась о своего места, аккуратно перешагивая через остальных братьев, старательно преодолевая препятствия в виде лап-голов-хвостов, занимающих буквально каждый сантиметр свободного пространства. - Упс... прости Тади... - Неловко перекорячилась и чуть не села на чужой нос, - Извините-прос-стите... Мам? - Она замерла в нескольких шагах от расслабленно растянувшейся по земле Туары, и с готовностью подняла одну лапку,  дожидаясь лишь одного легкого кивка - разрешили! Без лишних слов, Вейн бодро обежала лежбище котят вокруг, и галопом устремилась к выходу, игриво закрутив длинный хвост замысловатой улиткой. Замерев на пороге, львенка возбужденно, шумно втянула в себя прохладный, приятно влажный воздух - обалденный день! Кайто и Кимуа уже во всю плескались на самом бережку, а Алира, как всегда ворча себе под нос и не понятно на что дуясь, степенно брела по пологому склону к ручью, уйдя вперед от Энни не так уж и далеко. Она обошла братьев стороной и пристроилась чуть выше по течению, занявшись тем... чем всегда знимается эта маленькая зануда - вредничала и язвила, не желая присоединятся к общему веселью.  Пф. Ну да и пожалуйста. А вот Вейн с удовольствием! Увидев, с каким энтузиазмом ей махнул Молчун, и тут-же радостно улыбнулась, ответив ему аналогичным взмахом светлой лапы - уже иду! Сделав несколько шагов назад, Вейн припала на грудь, высоко задрав круглый круп. - Я ловкая, сильная и быстрая охотница крадусь вдоль темных, колючих кустов, выискивая свою добычу... вокруг пусто, ни единой души.. и только сверчки сопровождают мой бесшумный шаг свои веселым стрекотом. Я приближаюсь к водопою... - Вейн прищурила глаза, коварно осмотревшись по сторонам, продолжая размахивать бурой кисточкой и  с наслаждением вспарывая травянистую почву крохотными коготками. - Но постойте-ка! - в круглых глазенках загорается коварная искра и она притворно удивляется, вытягивая шею перед, - А вот и жертва! Два больших, жирных, сочных гиппопотама!  - Энн демонстративно облизнулась, и немного поддалась вперед, напрягая все свои мышцы. - Я, как ловкий и непобедимый охотник мееедленно крадусь вперед. Блииже...блиииже...ииииии... - Смешно раскачивая упитанным пузиком, Вейн протащила его по траве, не меняя забавной позы,  затем сильнее прижалась к зеленому покрытию. - И ОН ДЕЛАЕТ БРОСОК!! ЙУУхУ! С ДОРОГИииииииииииииии !!! - Взвившиь в прыжке в воздух, Энни опустилась на все четыре, и помчалась склонив голову с  холма вниз, торпедой врезавшись в водную гладь и подняв немыслимую тучу брызг, окатив дорогих братишек с головы и до самого кончика хвоста, - ВАУ КЛАСС! Надо повторить! - Громко хохоча, еле выдавила из себя запыхавшаяся самочка. И с тихим, ехидным смешком зачерпнула  с взбаламученного дна горстку грязи. Коварно прищурившись, маленькая зараза подбросила ком и лихо запустила влажную " лепеху" из песка, глины и тины прямиком в Кимуа, угодив тому ровнехонько промеж глаз и буквально застонала от хохота, обхватив Кайто за шею передними лапами и повиснув на нем.
— Когда мама тебя увидит такого, она тебя до вечера не отпустит — будет мыть до посинения! - Донесся боку донельзя вредный голосок Алиры. Ах так? Ну держись! Перестав пытаться опрокинув Кайто в воду, Вейн снова встал, пристально разглядывая идеально чистую "капризулю"... а затем медленным шагом, словно бы угрожая, направилась в ее сторону высоко поднимая лопатки и склонив лобастую голову вниз. - Принцессе тоже пора помыться! - Состроила каверзную рожицу Энн, показав Алире язык, и лягушкой напрыгнула на сестру, свалив ее на бок,  затем крепко "обняв" ее  -  с веселым писком барышни кубарем покатились в речку... - Зануда, зануда, - яростно забодала сероглазую неугомонная львенка в бока, никак не давая ей встать. Вот она месть!

+3

176

Хорошая всё-таки вещь – сон. Во сне время летит незаметно и быстро, словно это не время, а какой-то сверхбыстрый метеор… Покажите хотя бы одно существо, которое не любит спать? Даже дети, которые всячески говорят «Я не хочу спа-ать», на самом деле, очень любят спать, что бы на следующее утро проснуться и продолжить играть с новыми силами.
Впрочем, Тади не из таких. Он любил спать, но по несколько иной причине. Темно-песочному очень нравилось спать потому что это были редкие моменты спокойствия в их большой и шумной семье. Только после того, как Туара с боем загоняла своих шумных детей спать, можно было начинать говорить о тишине. Впрочем, не всегда, так как такие как Алира почти сразу же начинали канючить и пинаться, провоцируя на возмущения всех, кто оказался рядом. Из-за этого процесс засыпания детей почти всегда затягивался. Чем всё это действо заканчивалось, Тади не знает, так как всегда умудрялся оказываться вдали от возмутителей спокойствия и, как следствие, засыпал одним из первых.

А вот утро львёнок не очень любил, так как почти каждое утро начиналось примерно одинаково… С продолжительной процедуры просыпания. И продолжительным оно было опять не по вине Тади. Он-то, что, встал и пошёл заниматься повседневными делами… А повышением энтропии в их семье занималась, преимущественно, всё та же Алира. Бежево-песочная сестра вообще капризничала чуть реже, чем всегда, поэтому её пробуждение обычно сопровождались нытьём, от которого просыпались все.
Вот и это утро не стало особенным исключением. Самым первым проснулся Кайто (впрочем, Тади этого не видел), который, на беду всего выводка, спал так, что его и выход из укрытия разделяла маленькая бомба с особой пометкой на лбу. Увы, но светлому не удалось корректно обойти сестра, отчего та… Нет, не завизжала? Ва-ау-у, да не может быть!.. – Ээээй! – нет, чуда не произошло: опять возмущения с самого утра… Правда, на этот раз возмущалась Вейн. Впрочем, какая разница…

Тади, тихо утробно прорычав что-то себе под нос, накрыл лапой мордой, изображая довольно любимый им жест «лапа-морда». Серьёзно, так каждое утро!... Не сказать, что Тади не высыпался, но поспать больше можно было бы... Но сон нарушен, а засыпать снова не хотелось.
К тому же, продолжающему валяться Тади, буквально, едва не сели на нос. То была начавшая выходить Вейн. Это было больше неприятно, чем больно, так что Тесва особо не возмущался, лишь пробурчав себе под нос что-то абсолютно неразборчивое, что не помешало младшей сестре извиниться. Зачем? А Леший её знает…

Не обращая на других особого внимания, Тади с довольно мрачным видом сел и потянулся. Определённо, ещё поспать можно было… Но что делать с братьями и сёстрами, которые не дают спать? Увы, ничего. К тому же, просыпаться, в общем-то, пора было. Туара раздавала традиционные утренние приветствия и поправляющие причёску лизки, один из которых достался Тади. Ну не следил он за своей внешностью, что поделать…
А с улицы раздавались радостные возгласы братьев: − Прыгаем на счёт три… раз, два… ТРИ! – радостные крики, всплески, взвизги, трах-бабах… Ладно, последнего не было, но песочного ничуть не удивило бы, если бы что-нибудь пошло не так… «Может тоже покупаться?»
Действительно, почему нет?

Солнце уже вовсю светило, поэтому просто взять и выйти, не зажмурившись было сложно. «Ляпота!...» – улыбнулся львёнок, выходя из пещеры и поднимаясь на небольшую возвышенность неподалёку от ручья. Снизу уже вовсю плескались братья и сёстры, Алира традиционно бурчала, а Кимуа не менее традиционно изображал из себя антипод своей сестры, из всех звуков знавший только смех. Тади, по идеи, был где-то посередине, ноне об этом речь.

Заводь, в которой купались дети, была довольно подробно всеми изучена, так что вечно волнующийся за своих сиблингов старший сын Туары не особо волновался, что что-то может пойти не так. Да и Туара была довольно близко, так что, в случае чего, прибежала бы очень быстро… Так что выспавшийся львёнок, улыбаясь, решил, что быть серьёзным можно не сейчас… А, скажем, после обеда. Вон, все вселятся, так чего стоять в стороне?!
У львёнка даже родилась идея, как хорошо начать веселье…

Забегами в воду с холма, как это сделала Вейн, уже никого не удивить. Но ведь заводь довольно просторная, и помимо мелководья, на котором сейчас резвились братья и Вейн, была ещё более-менее глубокая часть… Заплыть и выплыть оттуда можно было запросто, поэтому Тади решил, что можно было бы… Впрочем, свой грандиозный план Тади, мерно шагающий и что-то рассчитывающий с неприкрытой ухмылкой, пока не хотел бы кому-либо рассказывать…
Найдя подходящее место на холме, Тади потянулся и ещё раз проверил свои предположения. Вот перед ним удобный для спуска холм, вот небольшой «обрыв» высотой где-то с один рост подростка над кромкой воды и вот довольно просторная площадь заводи с неплохой глубиной... Ошибки быть не могло. Можно начинать.

ЭЙ, вы, там, внизу! – крикнул Тади, привлекая внимание плескающихся. – Вы называете это брызгами? ХА! Я покажу вам брызги!!! Ррряяяяууу!!! – радостно и самоуверенно крикнул львёнок, для убедительности прорычав своим детским недорыком, и начинал свой разбег вниз, радостно крича: – А-а-а-а-а-а-а-а!!!... – определённо, это должно было привлечь внимание семьи к старшему сыну. А что, прыгать – так с пафосом! Ибо нефиг сидеть в стороне и тупо наблюдать, как другие веселятся!
А склон, тем временем, довольно быстро заканчивался, так что львёнку стоило задуматься о том, что делать дальше… Ноги еле-еле поспевали за буквально летящим вниз по склону холма львёнком, однако сил выдерживать ритм львёнку хватало, что бы достичь места отрыва, так что, что делать, Тади знал.
Достигнув конца склона, того места, где земля внезапно обрывалась, а чуть ниже начиналась гладь воды, львёнок оттолкнулся буквально от края…

...а-а-а-а-а-ААААААЛ-ЛИИ-ЛУУУУУУ-ЯЯЯЯЯЯ!!! – с пронзительным криком Тади летел по воздуху, расставив лапы, как в затяжном прыжке… Этот момент, если бы кто-то снимал бы фильм об их семье, точно стоило бы показать в замедленном времени с нескольких планов, потому что это было, по меньшей мере, очень эффектно.
Но вечно летать львята, увы, не способны, поэтому за эпичным полётом должен был быть эпичный шлепок о воду. Но в полёте Тади успел подтянуть задние лапы к передним, так что входил в воду он копчиком…

Сказать, что брызг было много – ничего не сказать. После него на соревнованиях по прыжкам в воду, пожалуй, стали бы ставить отрицательные оценки за вход в воду. Ещё минуту назад резвящихся на мелководье львят, должно быть, залило с головой. Но Тади это не волновало. Он развлекался, как хотел… Там посмотрим, что из этого выйдет.

На поверхность Тади выпрыгнул почти сразу же после входа в воду, и сразу же погрёб в сторону братьев, на мелководье. Прыжки в воду – это весело, но, увы, прыжок – штука непродолжительная, так что развлекаться таким образом вечно было, мягко говоря, трудно. К тому же, Тади не эгоист, что бы полностью обделять вниманием своих братьев и сестёр. Веселиться надо вместе, правильно?
Выплыв из пучины морской на мелководье, Тади, первым делом быстро помотал головой, отгоняя капли воды от глаз, а вторым поинтересовался у сиблингов: – Ну как? – вытянув свою физиономию в широченной улыбке.

Офф

Вот как это должно звучать:

+5

177

Жизнь текла довольно размеренно, своим чередом, и молодой львице-матери было грех жаловаться на то спокойствие, которое она испытывала в окружении пушистых комочков, не забывая и старших детей, которые по ее строгому требованию должны обязательно, но раз в три дня наведываться в ее временное убежище - львица обязана была видеть, что с бедовой троицей все в порядке. Лучше, если они, естественно, будут делать это чаще. Конечно и Тулио, и Мигель, и Арбелла уже выросли достаточно, чтобы "иногда" вылезать из под опеки матери, но больше трех суток полной свободы она им дать просто не могла. Стоило только задержаться бы детворе после заката солнца, пропустив условленное время возвращения домой,  встревоженная многодетная мамаша схватила бы лапы в лапы, и, разумеется, бегом бы отправилась на их поиски - а как иначе? Хорошо, что у нее был Фармазон. Преданный сокол являлся для не справляющейся, чего уж греха таить, со всей разновозрастной ватагой светлошкурой львице, проводя вылазки в глуши джунглей, выслеживая шумных старших и часто донимая их своим молчаливым присутствием нарезая круги над ними - кому же понравится столь бдительная, ясноглазая нянька, которая, к тому же, потом безо всякого зазрения совести, как есть, на духу, доложит обо всем Туаре. Кроме того птица охотно оставалась в норе, во время вынужденных вылазок самки на охоту - присматривать за копошащимися на травке близ норы кабами, самым страшным наказанием для которых был болезненный "укол" крючковатым, сильным клювом в толстый круп. Да, Фармазон был достаточно суровым нянем. Зато светлошкурая могла не волноваться за свое потомство, оставшееся без ее неусыпного внимания. В этом была своя идиллия, свой уют и покой.... правда это совершенно не касалось внутрисемейных разборок... Пожалуй в каждом семействе есть такой львенок, который был самым избалованным и капризным из всех, в плане характера - и львята Туары не были исключением. Среди них была Алира.
В самом нежном возрасте это был донельзя писклявый младенец, которого уставшая львица вечно подминала под себя, чуть ли не таская капризную барышню на манер коаллы, с вцепившейся в ее брюхо всеми четырьмя цепкими лапками, сероглазой капризулей, а став старше  умнее, малышка хоть и нехотя отпускала свою мать, пускай на ту же охоту, но каждое ее пробуждение ознаменовывалось новыми требованиями "я хочу пить, есть" и прочая и прочая. Конечно Туара уже привыкла к ее постоянному недовольному, милому голосочку и выносила все со стоическим спокойствием, непоколебимая и всегда доброжелательная к собственной дочери. С остальными сиблингами приходилось много легче, если не считать, что энергия, у теперь уже бегающих подобно маленьким тайфунам львят, била ключом, впрочем как и положено четырехмесячным котятам, все жили относительно дружно и потасовки между детьми были исключительно дружеского характера.
Ну чтож... утро... новый день, новые игры стремительно развивающейся детворы, и надо бы сходить на охоту, но это после...  Розоватая шерсть присыпана тонким слоем серой пыли, вечно падающей с украшенного высушенными корнями земляного потолка, но это нисколь не смущает расслабленно растянувшуюся в углу пещеры львицу - округлые бока медленно вздымаются и опадают в такт тихому дыханию, бордовые веки плотно смежены, а аккуратные, чуть взлохмаченные на концах уши, судорожно вздрагивают на каждый звук - ведь не так далеко от ее лап кучкой пристроились все семеро, сгрудившись в одну большую, сонно сучащую лапками живую горку мохнатых тел.
Первым просыпается Кайто... В нору слабо проникает свет, всего несколько солнечных лучей, спать можно сколько душе угодно, но маленькие непоседы сами себя поднимают, вопреки всему. Мирно дремлющая самка  еще в полусне слышит осторожные шаги сына, а затем его мягкое прикосновение к ее плечу. - Мммм...? - подавляя в себе зевок, она приподнимает голову, держа один глаз плотно закрытым, - Что, милый? - Принимая более устойчивую позу, перевернувшись на живот и упираясь локтями в землю, львица сдержанно прогнулась в позвоночнике. Ох это чувство затекших конечностей... Повернув морду к Кайто, мать внимательно выслушала его просьбу, а затем мягко лизнула в растрепанное ушко с тонкой бордовой окантовкой, в ответ на простую ласку сына, - Хорошо. Иди. Только не далеко - я сейчас тоже встану. - Подтолкнув носом под бочок серого львенка,  Туара еще раз выгнулась дугой, на этот раз без стеснения распахнув пасть в сладком, долгом зевке... и тут же была сбита с толку Кимуа. Быстро облизнув клыки, светлая положительно кивнула на просящие, изумрудные глазенки молчуна. Этот недуг она не считала недостатком, предпочитая думать, что однажды Маленький Тихоня все-таки осчастливит мамочку хоть парочкой, но внятных слов. С теплотой проследив глазами за темно-песочной спинкой, так похожей на могучую, мускулистую спину Тесвы, львица перевела взгляд на следующего ребенка, которые просыпались быстро и стремительно, горошинками высыпаясь из логова. Алира...
Львенка мячиком скатилась  к уже окончательно проснувшейся матери, как обычно с ласками в комплекте с жалобами. Мудро проигнорировав недовольство дочери, мать с улыбкой фыркнула в нежно-бежевый мех и запечатлела нежный поцелуй на белой звездочке, -  С добрым утром родная. Если хочешь попить... - и тут же осеклась, видя, что ее весьма самостоятельная дочурка уже деловито покидает убежище следом за братьями. Хм, ну чтож... Чинно кивнув Вейн и спровадив следом Тади, Туара с тяжелым вздохом поднялась на одревеневшие лапы, постояв минуту-две, захватывая утрамбованную почву когтями, после чего, низко пригибая голову подползла к зевающим Тонраку и Кристиану. Подтолкнув одними подушечками, мягко и ненавязчиво темношкурого на выход, львица перехватила  Кристиана поперек туловища, и по пластунски поползла в сторону круглого окна выхода из их скромной пещеры. Если сероглазая покидала пристанище - значит все дети, без исключения, должны были быть под ее присмотром. Тонрак и Крис могут спокойно спать у теплого маминого бочка, наслаждаясь нежарким солнышком, а могут и устроить веселую возню со своими братьями и сестрами внизу, живо включившись в общую игру. Аккуратно поставив сына на толстые лапки, львица пристроилась на поросшей зеленой травой полянке перед выходом, свернувшись калачиком и с беспечной улыбкой поглядывая на прибрежную линию, где вопящие-орущие перепачканные комки шерсти, в свое удовольствие плескались в воде . - Далеко в реку не заходите.

+4

178

Кристиан уже давно не спал. Он пребывал в какой-то приятной, липкой полудрёме, когда ты вроде бы уже проснулся, но вставать не хочется, и голова такая тяжёлая, и лапы… Мысли львёнка витали где-то в свободном полёте. Порой он пытался сосредоточить их на чём-то, но они расползались в разные стороны, как потревоженные змейки. Сон постепенно, как бы нехотя, отпускал из своих уютных объятий крошечного котёнка – хотя уже не такого и крошечного, на самом деле – и мало-помалу Крис проснулся практически окончательно. Он попытался даже подняться, но не мог и лапой пошевелить. Всё тело словно налилось свинцом, а гравитация усилилась настолько, что… не оставалось ничего другого, кроме как продолжать нежиться в полудрёме этим чудесным утром.
Время текло медленно-медленно, никуда не торопясь. Чтобы как-то разнообразить происходящее, львёнок весь обратился в слух, с закрытыми глазами как бы прочёсывая пещеру. Он слышал мерное дыхание братьев и сестёр; они лежали вокруг, как огромная меховая кровать, являясь одновременно и постелью, и подушкой, и одеялом. Он чувствовал шевелящийся бок матери: её дыхание было намного глубже и медленней, бок её вздымался и опадал в такт с ним, а где-то в глубине её тела глухо стучало сердце львицы.
Снаружи тоже раздавалось множество звуков. Они доносились в пещеру – не все, чуть-чуть, но и их вполне хватало. Это было птичье пение, журчание воды, шелест листвы. Они были совсем тихие, и от них спать хотелось ещё больше. Кристиан вспомнил ночь накануне. Ещё бы, он лёг одним из последних, неудивительно, что ему глаза не продрать. Впрочем, того времени, что выделено было львятам этой ночью для сна, вполне хватало, чтобы они могли чувствовать себя бодрыми и полными сил. Просто вставать было действительно лень.
И неизвестно, сколько бы наш герой так провалялся, если бы кровать вдруг не зашевелилась.
«В чём дело?» - мысленно вопросил он.
Никто не ответил.
Зато вскоре неподалёку раздался звонкий голос.
«Кайто», - на слух определил Крис, поводя мохнатыми ушами. Неугомонный братишка протопал по пещере, и уже через пару секунд снаружи раздался его вопль. Этим дело не ограничилось: постелька пришла в движение. Львёнок перевернулся на живот, уткнувшись мордой в собственные лапы и упрямо игнорируя шебуршащихся сиблингов. Вот воздух прорезал исполненный возмущения писклявый голосок Алиры. К нему присоединился ещё один. Голубоглазый уже оставил попытки их различить, вопреки тому, что его поминутно толкали, пинали и пихали, обволакивающий сон всё ещё не рассеивался, и противиться ему Кристиан не смел.
Но нееет, так просто всё в этой семье не бывааает. Когда больше часть «кровати» ушла, и лежать было уже не на ком, в дополнение ко всему вышеперечисленному исчезла последняя и самая надёжная опора – бок матери. Туара поднялась, и львёнок замер, напряжённо пытаясь понять, ушла она или нет. На миг его обуял страх, что его бросили, но через мгновение котёнка ловко, но бережно схватили поперёк туловища и подняли над землёй. Как он мог подумать такую глупость! Конечно же, его не бросили! Кристиан недовольно повёл плечами, зажатыми, словно в тисках, в челюсти Туары, и распахнул, наконец, глазёнки. Первое, что в эти глазёнки бросилось – сухой, земляной, покачивающийся пол пещеры. Скосив глаза, львёнок смог лицезреть небольшую часть морды матери.
- С добрым утром, мам, - пискнул он, послушно обвиснув у львицы в пасти – в конце концов, обычное дело – и терпеливо дожидаясь, пока его опустят на землю.
Как только лапы его коснулись травы, Крис выпрямился, встряхнулся и, первым делом, огляделся по сторонам. Теперь он уже был достаточно взрослым, чтобы пересчитать и запомнить всех своих сиблингов. Вот Кайто и Кимуа, резвятся в воде, рассыпая вокруг себя сотни кристальных брызг. Вейн тоже с ними; похоже, она затеяла нешуточную битву грязью. Алира, стоящая на берегу. Снова недовольная, но как же иначе? Кристиан повёл носом и тут же обнаружил свежий запах Тади. Ах вот он где, на холмике, что обрывается сразу в воду! Прыжок – и все пятеро основательно умыты. Кто ещё? Да, точно, Тонрак. Львёнок оглядывается на пещеру, которую ещё не успел покинуть братишка. Туара тоже здесь, свернулась на уже нагретом солнышком берегу ручья, осмотрительно держась подальше от воды. Все в сборе. Крис не представлял себе жизни без этой шумной, скандальной, но всё же такой родной и любимой оравы. Глубоко вдохнув полной грудью свежий воздух, голубоглазый направился к братьям и сёстрам.

+2

179

Первая очередь: Кимуа, Кайто, Алира, Вейн, Тади, Кристиан
Вторая очередь: Мигель, Тулио, Арбелла, Туара

● Поста игрока, чей персонаж упомянут в очереди ждем не дольше трех дней.
● Игроки, чьи персонажи НЕ упомянуты в очереди, отписываются свободно.
● Отпись в разных очередях идет независимо друг от друга.

0

180

Малые водопады ———–)

Мигель шел медленно, неспешно переставляя лапы следом за Тулио, вышагивающим в позиции лидера чуть впереди, а уже за мальчишками мелко рысила Арбелла. Светлый то и дело косил одним зеленым глазом на низко летящего над ними Фармазона, петляющего промеж кустистых пальм. Суровый, мрачный нянь о чем-то не прекращая  сосредоточенно думающий. Мигель глухо фыркнул себе под нос и вновь устремил взгляд на собственные лапы. Однако довольно какое-то мрачное шествие, молчаливое... больно тихо. Фармазон выглядел таким сосредоточенно-напряженным, что волей-неволей веселую болтовню даже начинать не хотелось - казалось сокол ринется вниз и грубо надерет подопечным хвосты, стоит только молодым раскрыть пасть - до того грозный был у него вид. Но светлошкурый все-таки решился... и затормозил. - Эммм... - скромно обвел он всю процессию лучистыми, изумрудными глазами и по-девичьи шаркнул лапой, - может нам что-нибудь маме, не знаю... - он перевел взгляд на Тулио и слегка приподнял плечи, встопорщив разрастающуюся, соломенную гриву, -... принести? - Нет, в самом деле, они уже достаточно взрослые и самостоятельные, как считал сам Мигель, чтобы и самим добывать еду, не все матери одной на них пыхтеть, да и вообще, старшим. Пора уж и отдать когда-то им долг, разве нет? - Может птицу пойма... ааааа... мышь, да! Лучше мышь! - Он быстро обежал Тулио бочком и сныкался за поджарым телом названного брата, поспешно спрятавшись от иронично-осуждающего, и что уж, чуточку обиженного взгляда сокола. Среди нас находится пернатый, нужно быть осторожнее в выражениях - следует это запомнить.
- Нет времени. Нужно доложить. - Сухо отозвался присевший было на соседний с ними кривой сук Фармазон, тут же легко воспарив к пышным кронам, широко расправив крылья. Ну прямо солдат на службе у Ее Величества. - И кстати, - Фармазон немного снизился, едва не касаясь маленькими, скрюченными лапками макушек подростков, - Пора бы вам научится уже ловить что-то кроме лягушек, мелких птиц и мышей, - И "мажодром" грациозно взмахивая крылышками устремился вперед...
- Ловить что-то кроме лягушек, бе-бе-бе, - тихо покривлялся Мигель, едва не показа язык вслед хвостовым перьям гордой птицы, - Как же я порой... терпеть не могу эту пернатую индюшку, - Проворчал себе под нос светлый, быстро глянув сначала на Тулио, затем на сводную сестру, ожидая их безоговорочной поддержки. А ведь что он такого сказал то? Всего лишь предложил принести маме что-нибудь поесть, всего-то! Подумаешь... Львята снова потрусили следом за провожатым - на этот раз Фармазон изрядно переосторожничал, ведя старших детей Туары тропинкой ранее неизвестной нашей троице. Сокол нервозно метался от ствола к стволу, тесно натыканных на этом участке джунглей и коротко хмыкал, сопровождая свой неровный полет командорскими выкриками "за мной, вперед, туда, стоять, идем" и так далее. Получилось даже дольше, чем если бы они шли по истоптанной, хорошо знакомой тропе. В итоге Фармазон едва не врезался грудью в живую, сплетенную между собой сеть лиан и едва не отскочил мячиком на носы ошарашено замерших львят. Секундная заминка. - Обойдем... - Хрипло выдавила птица мелко встрепенувшись и повертев крошечной головкой по сторонам.
Мигель решительно выступил вперед - посторонитесь, идет мастер.
- Мы пройдем этим путем! - Гордо провозгласил юный самец взмахнув растрепанной челкой и пригнув голову, деловито попер напролом сквозь бурелом под ироничные взгляды товарищей. Спустя минуту молчаливого созерцания пустой дыры на том месте, где исчезло гибкое тело юнца, пара львов и один сокол с любопытством пронаблюдали, как из темноты медленно возникает кремовый, тощий зад Мигеля. - Тем путем, который мы проложим! - как ни в чем не бывало оповестил своих попутчиков светлый, развернувшись на месте, весь в колючках, траве, странных грязных мазках резко пахнущего сока растительного происхождения, и бодро зашагал вдоль плетеной стены, раскачивая тазом из стороны в сторону.
В принципе тут, как оказалось, идти было уже не далеко, и Мигель, вопреки всеобщим ожиданиям, что Фаря сам вылетит навстречу своей хозяйке весь из себя такой молодец, пулей вылетел из кустов на залитую солнцем поляну, и заметив хорошо знакомую фигуру львицы, прямо на утоптанной платформе перед норой, в окружении своих младших сыновей, со всей скоростью дунул ей навстречу, на бегу растягивая губы в широченной улыбке от уха до уха. - Ма! Привееееет!

+2


Вы здесь » Король Лев. Начало » Таинственный оазис » Тихая река