Страница загружается...
X

АААААА!!! ПРОГОЛОСУЙ ЗА НАААААС!!!!

И не забывай, что, голосуя, ты можешь получить баллы!

Король Лев. Начало

Объявление

Количество дней без происшествий: 0 дней 0 месяцев 0 лет



Представляем вниманию гостей действующий на форуме Аукцион персонажей!

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов Волшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Килиманджаро » Восточный берег реки Зубери


Восточный берег реки Зубери

Сообщений 1 страница 30 из 71

1

Устаревшая информация о локации

http://i003.radikal.ru/1507/a6/d2f921f35b38.png

Река Зубери берет свое начало у Большого водопада и протекает к западу от Килиманджаро, служа естественной границей между владениями двух соседствующих прайдов. Из-за своих скромных размеров, она может быстро пересохнуть аж до самого дна, и с той же легкостью заполниться дождевой водой, буквально за несколько часов выходя из собственного русла. Ее течение гораздо сильнее и стремительнее, чем у реки Зимбабве, а берега более крутые и обрывистые, но не такие опасные, как у реки Мазове.


1. В настоящий момент, река вышла из берегов и затопила окрестные земли, размыв почву до состояния жидкого болота. Любой персонаж, пришедший в данную локацию, получает антибонус "-2" к охоте, бою и поиску целебных трав.

2. Стремительный поток чрезвычайно опасен, и вдобавок несет в себе очень много мусора — бревна, ветки, трупы утопших травоядных и т.п.. ГМ будет бросать кубик на любые попытки вплавь перебраться на другой "берег"; при этом у персонажей действует антибонус "-2" (нейтрализуется умениями "Пловец" и "Ныряльщик").

3. Обрывистые берега реки также считаются небезопасными — персонаж может случайно поскользнуться или сорваться вниз (бросок кубика на любые попытки влезть или спуститься с антибонусом "-1"; нейтрализуется умением "Скалолаз").

4. Доступные травы для поиска: Базилик, Валерьяна, Костерост, Адиантум, Сердецей, Дурман, Мелисса (требуется бросок кубика).

В настоящий момент, весь восточный берег Зубери охвачен пламенем пожара! Вода в реке также ведет себя очень неспокойно: ее сильно нагретая (но не обжигающая) поверхность бурлит от подземных толчков и падающих в нее каменных обломков, исходя густым едким паром.


Любой пришедший сюда персонаж получает антибонус "-1" к любым своим действиям, а также антибонус "-2" к попыткам пересечь реку вплавь (нейтрализуется умениями "Пловец" и "Ныряльщик"). Кроме того, он чувствует недомогание и рискует потерять сознание уже спустя десять постов!

0

2

Свернутый текст

Соигрок есть(ожидается)

===============Начало===============
Кто бы мог подумать, что первый день, в котором маленькая львица будет иметь возможность пронаблюдать охоту настолько близко, обернется такой трагедией. Тяжело описать словами, какой потрясающий ужас пережил ребенок для своего маленького сердечка в этот день… Смерть бабушки и похоже вместе с ней и отца. Что случилось с матерью, да и всем родным прайдом? Ничего из этого было неизвестно, да и вряд ли будет. Кровожадная гиена гналась за маленькой львицей очень долго. Ниэ даже не могла представить, что способна бегать на столько долго. Да, очевидно, желание жить придавало второе дыхание… и третье, и четвертое. Итог всего был не самым солнечным, вся эта гонка закончилась на краю обрыва. Гиена загнала львицу к огромному водопаду, больше не было куда бежать. Было лишь два выхода, острые клыки хищника, или смерть от быстрой и безжалостной воды. Инстинкт выживания молил найти другой выход, но испуганные глазки не видели его, только лишь клацающие клыки, медленно подходящего чудовища. Леденящие смешки гиены заставляли кровь холодеть. Маленькая, темная львица понимала, это конец… Конец жизни, которая даже не успела начаться. Всего, чего она хотела, это быть полезной, стать хорошим охотником, помощником своей семьи, прайда… но этому не суждено было сбыться…
Гиена сделала прыжок, клацнув челюстью, в попытке ухватить добычу. Громко вскрикнув от испуга, маленькая львица оступилась и резко дернулась назад. Она соскользнула с влажной скалы, от бегущей за спиной реки, бурная вода утащила ее вместе с собой.
Она боролась за жизнь сколько хватало мочи, но этих самых сил, как оказалось, было не столь много. От долгого бега выносливость Ниэ сошла к нулю. Лапки стали ватными и больше даже не было сил сделать хоть попытку плыть. Река унесла ее от опасного врага, но явно не в объятья настоящему спасению. Первый же мощный всплеск, погрузил темную львицу под воду, накрыв с головой. Все потемнело, и где-то глубоко в сознании Ниэ понимала, больше ничего от нее не зависит.
Сколько продолжалось путешествие маленького тельца по этому безжалостному пути? Казалось вечность. Но Ниэ уже ничего не чувствовала, не понимала, не слышала и не видела. После очередного удара, в этот раз головой, на пути реки, она окончательно утратила сознание. Ее хрупкое тельце выкинуло с водопада, вновь погрузив под воду. Наверняка после такого должна была ожидать лишь смерть, но история не могла закончится едва начавшись… только не в этот раз, не сегодня.
После всего, что произошло, тело темного львенка невообразимым чудом оказалось на берегу. Видимо сама удача сжалилась над ребенком в этот ужасный день, либо смерть пощадила, дав еще один маленький шанс, но львица не погибла, нет. Однако не все было так просто. Жизнь не покинула ее, но и вернутся в сознание, было не возможно. Похоже после бесчисленного количество ударов о камни, шока, удушья в бурной реке, львица не только потеряла сознание, а впала в настоящую кому…

Отредактировано Night-Angel (28 Дек 2015 20:00:58)

+1

3

Оффыч

Начало игры, введение фамильяра и использование лотов Сердецей и Базилик, которые еще не поставлены, но заявка на покупку была оставлена Лавка чудес Рафики
Как поставят – отпишусь в соответсвующей теме учета трав

Форд впервые за всю свою жизнь почувствовал, что остался один: даже Стэнли не рискнул двинуться следом за «охотником на мистику». Что ж, значит, придется полагаться полностью на себя. Страх? Нет, он не боялся, он трепетал, а еще находился в нетерпении, он должен найти те таинственные символы, которые согласно легенде нужно было перевести на древний язык и произнести вслух – тогда шамана будет ждать подарок богов.
Он чувствовал себя первооткрывателем, он не стремился познать темноту этой странной пещеры, но что-то явно влекло его, заставляя позабыть даже о собственном инстинкте самосохранения.
Любой другой зверь мог бы назвать Форда безумцем, ибо идти в темноту, не зная, собственно, зачем, мог только абсолютно спятивший или же фанатично верующий в свою цель лев. Впрочем, даже во втором случае его с легкостью можно было приписать к невменяемым идиотам.
Продолжая идти, Форду  стало казаться, что все пять его чувств были притуплены кем-то всесильным, и лишь все росшее чувство тревоги не отпускало Шестипалого из своих когтистых объятий. Сердце пропускало удар за ударом, кажется, Заучка забыл, как дышать. В полной темноте он был не только слеп, глух, но и абсолютно неощутим. Это был эффект стазиса, когда Форд оказался между мирами, в подвешенном состоянии, идя в темноте и не видя света. И то было страшно. Наверное, лишь единственный огонек все еще горел в его сознании - его вера, непогрешимая и яркая, как светлый фонарик, она ограждала своего раба от темноты, позволяя ему идти вперед, аккуратно ставя длинные лапы, ощущая порой воду и что-то склизкое...
Шестерошник слишком много внимания уделил тому, чтобы не споткнуться, его нос врезался в стену, покрытую чем-то склизким. Чувства брезгливости не было, тем не менее, он все-таки отскочил назад. Его глаза уловили зеленоватый отблеск. Опустив взгляд, лев с удивлением разглядывал чудодейственную вещицу, непонятную, но отчего-то такую притягательную. Он приблизил лобастую голову к этому чуду, что напоминало переплетающиеся лепестки, и уже хотел было коснуться ее носом, как в этой штуке загорелись множество светлячков, освещая пещеру. И Форд позволил себе выдохнуть - только сейчас он понял, что не дышал, замерев и вслушиваясь в гробовую тишину.
Знаете, то ощущение чего-то необыкновенного? Вроде бы вы и уже догадываетесь о случившемся, но все-таки продолжаете до конца не верить в происходящее? С Фордом происходило именно это: на стене пещеры были те самые символы, дело оставалось за малым…
— Veni, veni, venias, ne me mori, facias! Hyrca, hyrce, nazaza! Trillirivos! Pulchra tibi facies oculorum acies, o quam clara species! — Через несколько минут изучения символов отрывисто выкрикивал Форд, выводя горлом вычурный ритм, — Nazazz!...

*******

Он двигался практически бесшумно, прекрасно осознавая, где находится и что тут делает.  Тёмные глаза устремились к небу, гордое животное замерло в неестественной стойке, будто бы изваяние, лев не шевелился, лишь широкими ноздрями захватывал порции свежего воздуха. Он старался не думать о том, какое разочарование настигло его в пещере, Форд устал. Откровенно устал от всей этой лжи, те месяца, ушедшие поиски легендарного метода, якобы дарующего помощника-посланнника духов, что был его целью, канули в лету.
Какое-то шестое чувство заставляло разочарованного Шестипала поторопиться - сейчас он должен был быть рядом со своей семьей, отец уже должен готовить наступление на медведя…
Местная река все также игриво неслась вдаль, не обращая никакого внимания на серого льва, который двинулся к ней. Он зашел по грудь и принялся тщательно отмываться от слизи и пыли пещеры. Лев нырнул с головой в реку, и полностью очистив шерсть, вышел из воды. Серебристые капли спадали с его шкуры, и странно, но Форд чувствовал себя обновленным - его душа вновь срослась: не было больше пока проблем его собственных чувств и эмоций, даже горькое разочарование от того, что посланник духов не явился ему в пещере, казалось, откатилось куда-то. Серый исследователь мистики еще не успел никуда двинуться, как увидел на берегу маленькое, темное тельце, быстро ретировавшись к нему и развернув шестипалой лапой  несчастную малышку мордочкой кверху. Маленькая львица была в коме, но все еще была жива.
— Как такое могло случиться… Это…  — он не успевает договорить, так как краем глаза замечает вспышку света и движение рядом с собой и осекается.
В следующую секунду его плечо обдало прохладным воздухом, и над самым ухом раздается вкрадчивый голос:
— Так-так-так, — призрачное создание, навскидку ткнув Форда краем своего призрачного когтя чуть ниже плеча, облетело его по кругу и, остановившись за спиной, опустил лапы ему на плечи, — позволишь угадать твою пламенную речь, Шестёрошник?
Ему не нужно было даже читать мысли Форда, чтобы знать, что именно тот собирался ему сказать.
— "Это уму непостижимо, вот бедняжечка! Великие короли прошлого, возьмите что угодно, я совершу любой ритуал, только не забирайте маленького невинного ребенка к себе!" — Призрак произнёс это нараспев, с удовольствием наблюдая, как темнеют глаза Стэнфорда.
— Правда ведь? Да ладно тебе, я же в курсе, что именно это ты и собирался сказать. Скучно, Шестёрка. И абсолютно бессмысленно.
Он снова оказался перед лицом Форда и мысленно ухмыльнулся, наблюдая за тем, как застыл взгляд льва.
У призрачного сгустка был странный, мистический многозвучный голос, с электрическим звучанием, такой даже мертвого поднимет…
— Нет, — лепечет Форд, — не может быть… Кто ты?
— Билл Сайфер, муза, которая вдохновляет одного гения каждое столетие по велению духов, а ты — Стэнфорд, лев, изменивший мир, но я слегка забегаю вперед, — с этими словами, улыбаясь еще шире, нечто протягивает Форду лапу, которая сияет синеватым призрачным огнем. Это нечто имело облик обычного льва, не шибко большого, долговязого и худощавого, с ярко-золотистым режущим глаз окрасом, с хаотично растрёпанными такими же ярко-светлыми вихрами и черными «гольфами» на лапах. В его внешности разве что глаза кажутся чем-то пугающим и чужеродным: яркая радужка точно затоплена золотистой патокой; вертикальные зрачки неестественно узки.
У обычных львов не бывает таких глаз, и это странным образом…
Завораживает?
Шестёрошник, — ласково говорит Билл, — не хочу начинать наше сотрудничество с критики, но как насчет того, чтобы начать думать головой, а не задницей, которая, разумеется, выглядит потрясающе, и тем не менее… У тебя тут пациент умирает, а ты меня разглядываешь.
Форд лишь ошеломленно трясет головой, приходя в себя. Значит, заклинание, прочтенное в пещере, принесло так долго ожидаемые результаты и боги ниспослали ему призрачного помощника и наставника?...
Радостное ошеломление и столь близкое присутствие Билла напрягает Форда, не даёт сосредоточиться на реанимации малышки.
Не нужно использовать для привидения в сознание эту траву, — терпеливо объясняет Билл. — Это не даст тебе результата. Получится бессмысленно, зато драгоценное время на спасение ее с того света уйдёт в никуда. Нужно быть умнее и находчивее, Шестерка. Если хорошенько попросишь, я тебя, так и быть, научу.
— Но один старый лев говорил, что…
Старики —  сплошная ходячая скука.
— Просто дай мне нужную траву и помолчи, будь добр.
Предположим, — Билл, улыбнувшись, вдруг снова натягивает хитрющую улыбку и отходит на шаг назад. — А что мне за это будет?
Кажется, в таких случаях, чтобы успокоиться, советуют мысленно считать до десяти. Форд честно пытается, но не доходит даже до четырёх.
— Ну, например, — очень любезно говорит он, — я смогу сдержаться и не прыснуть кислотный сок из этой травы тебе в лицо.
Ты этого не сделаешь при любом раскладе, — кажется, Сайфер пытается ему подмигнуть. — Ну правда, Шестерка, кого ты обманываешь? Я же призрак, да и слишком симпатичный. У тебя лапа не поднимется.
Попробуй сердецей, — в конце-концов шепчет Билл Форду на ухо, — а что бы ее не мучила боль, когда львица вернется в сознание – дай ей базилик.
К чёрту — решает Стэнфорд. Он любит целительское и шаманское дело всем сердцем, но сосредоточиться на работе, пока Билл стоит у него за спиной, слишком сложно даже для того, кто уже прослыл способны шаманом.
Он делает всё, как велит Сайфер — кладет львице плод сердецея под язык, а через несколько минут - листик базилика.
И кто сказал, что целительство — сложная штука? Теперь остается только терпеливо ждать результата их упорных трудов.

+6

4

Погрузившись во мрак, все ощущение поменялись и потекли в иное русло. Ниэ лежала неподвижно и казалось не дышала. Со стороны могло показаться, что лежащий на холодном берегу ребенок, действительно уже мертв. И без того влажное хрупкое тельце, продолжали омывать холодные волны бегущей рядом реки, бегущей так близко, едва не забравшей своими бурными водами душу. Мозг, пребывая в состоянии анабиоза генерировал где-то внутри странные и даже страшные воспоминания. Моменты последних пережитых страхов, преследовали, не давая покоя. Тихая охота с семьей, гиены, много гиен, раны бабушки, потеря из виду мамы и папы, мысли о том, что они мертвы так же, как и старая любящая львица. Найт все еще казалось что она убегает, если бы она просто спала, то наверное сейчас ее маленькие лапки подергивались от этих сновидений, но… все на что было способно ее тело, это едва заметные сокращения мышц в пальчиках лапок.
Бесконечное нахождение в воде, вот что она видела сейчас. Шум реки только предавал еще не погибшему мозгу, генерировать все более и более страшные моменты. Львицу словно тянуло что-то на дно, сколько бы она не пыталась выплыть, неведомая сила тянула ее все глубже вниз. Паника и желание жить, не давали сердцу остановится, но очнутся не было сил. От таких бросков и ударов о камни в реке, тяжело было остаться целым, не говоря уже о грандиозном падении.
Странно, но говорят, что, даже находясь в коме, живое существо способно слышать звуки рядом. Это правда, и как со звуками бегущей рядом воды, Ниэ слышала голоса рядом с собой. Голоса явно ей не были знакомы, но почему-то мыслями в спящем мозгу, были гиены, последнее, что она видела, острую злобную пасть, хищную, беспощадную. Сердце сжалось в ужасе, но потом… было ощущение, будто ее тянет к воздуху.
Глаза маленькой львицы неожиданно распахнулись, а зрачки сузились. Вскочив на пятую точку, она громко начала кашлять, опустив голову к земле. Боль, ощущаемая при возвращении в сознание, испарилась непонятным образом. Это было невообразимо, но она пришла в себя. Тяжело вдыхая воздух в легкие, девочка помотала головой. Все перемешалось в голове и стоял гул. Едва ли придя в относительную «норму», яркие глаза, цвета морской волны, зафиксировались на стоящем рядом перед ней льве. Да! Это был лев! Лев! А не какая-то злобная гиена! Но лев явно не из ее прайда. Малышка замерла, уставившись ему в глаза, глядя снизу вверх. Большой, розовый нос, серая грива. Он был ей явно незнаком, но совсем не выглядел враждебно.
Похоже, маленькая львица потеряла дар речи. Ее испуганные глазки, скользили по гладким чертам взрослого льва, изучая. Сколько она пробыла в таком ступоре, глядя на вероятного собеседника, сложно было сказать, похоже она сейчас не видела ничего, кроме него. За тем ее глаза плавно скользнули в сторону, увидев еще более странный образ, внешне напоминающий льва, но… похоже это был не обычный лев, а что то другое… Может она все еще спит?
-Здравствуйте. – хрипло выдала маленькая львица и икнула. Сделав короткую паузу и вернув свой взгляд на серогривого льва, она продолжила. –Кто вы? И… где я? –наверное спрашивать, что произошло было бесполезно, Ниэ и сама помнила что, но… когда она попыталась вспомнить детали, то мысли заполнил навязчивый туман. Похоже удар головой дал о себе знать. –Вы спасли меня? –Найт не могла даже предположить, что из воды ее выкинула река, но спасением ее жизни, она действительно была обязана находящимся рядом существам.

+2

5

Все, что происходило сейчас, он впоследствии будет часто вспоминать.
От столь значимого для Форда события как явление ему с небес призрачного помощника, в совокупности с волнением за судьбу распластавшейся перед ними крохи, сердце Шестипалого билось, как птица в клетке, вот-вот готовая выпорхнуть на свободу, и ей это удалось. Она взмыла к небу, наконец-таки расправив свои сбитые и помятые крылья, красивая точеная головка обратилась к солнцу, птице хотелось лететь как можно выше, вкусить свободу сполна, она грелась в солнечных лучах, готовая вот-вот раскрыть крохотный клювик и запеть, запеть от счастья, от любви, от покоя.
Различные эмоции мучили его: почему-то будучи слабо уверенным в своем успехе в столь тяжелой ситуации, Форду хотелось закричать и побежать прочь, хотелось закрыть глаза и отвернуться — он не хотел увидеть это маленькое темное тельце без души, мертвую оболочку когда-то жизнерадостной и беззаботной маленькой львицы...
Он чувствовал на себе взгляд Билла, и понимал, что вот так стоять и перетоптываться на месте вечно нельзя, а так хотелось бы!
Вернул Форда из какого-то странного коматоза хриплый голос:
Здравствуйте, —  в этом тихом голосе слышалось столько недоумения, а невообразимо красивые глаза цвета морской волны впились в темные. Смысл фраз маленькой львицы не сразу дошел до понимания,  Шестерошник не сразу понял, что произошло, не доходила до него мысль, что он прямо сейчас впервые спас жизнь, хоть и такую маленькую. Поэтому серогривый продолжая буравить девочку взглядом, пока руководство ситуацией не решил взять на себя Билл.
Так-так-так, —  радостно провозглашает дух, наворачивая триумфальный круг вокруг львенка, а затем подплывая ближе к малютке и усаживаясь рядом с ней, — вот это да, какая львица! Еще пара лет, и перестанешь напоминать очаровательного ясноглазого газелёнка, что, в сущности, неплохо, если следующей стадией не станет твоё превращение в масштабную газелиху.
Хмуро косясь на Сайфера, чья львиная форма постепенно тает, расплывается и обретает совсем другие черты – тот на миг превращается в элегантную газель – Форд подносит лапу к лицу и молчит, мысленно вознося молитвы всем известным богам: лишь бы этот придурок свалил от малышки, лишь бы ушел прямо сейчас, лишь бы не напугал беднягу еще больше... Его многозначительный взгляд Билла, кажется, ничуть не тревожит. Он продолжает менять свой облик на львиный, но даже в процессе превращения не затыкается ни на секунду.
— Сайфер, — хмуро одергивает помощника Форд, кажется, к концу тирады демона он бы успел как минимум трижды поехать крышей и убиться о ближайший колюще-режущий предмет.
— Ей и без тебя тошно. Ну, побудь ты нормальным львом хоть раз в жизни — сделай милость: заткнись и уйди. Подальше и основательно. Спрыгни с водопада, например.
Ух, какие мы сегодня серьёзные! — восхищается Билл. — Кстати! Не надо больше кататься на водопадах, малютка, — очень серьёзно говорит Сайфер. — Расквасишь себе все, что можно, и все, что нельзя.
Если бы Форд получше знал Билла, то он бы ни за что не поверил, что тот искренне переживает за сохранность чужого здоровья, а пока лев только одобрительно покосился на своего необычного спутника, на что Сайфер только пожимает плечами:
Когда кто-то рядом со мной ломает себе все кости, я, знаешь ли, предпочитаю быть непосредственной причиной этого чудного действа. Наблюдать со стороны - скучно. — Такие шуточки у призрака были в порядке вещей, но от шока, вызванного этими словами, Форда поначалу хватает разве что на укоризненное покачивание головой, а затем и замечание влепил:
— Эй, не-е-ет, Сайфер, ну-ка прекрати свои дурацкие шуточки.
Слишком уж гордый этот Билл, посему смотрел на львицу, как говорится, свысока, оценивая ее со всех сторон, и не мог определиться, нравилась ли эта дама ему или нет. Не смотря на тяжелый характер, Форд все равно не мог нарадоваться своему новому помощнику, а со временем как-нибудь привыкнет к его выходкам. Сайфер тем временем продолжал с искренним живым любопытством вглядывается в растерянное  лицо львицы и, поняв, что та сейчас навряд ли сможет выдавить из себя нечто большее, нежели пару невнятных фраз-вопросов, наконец-то замолчал.
Малышке было тяжело - это было видно по одной ее измученной мордочке. Интересно: каково это - быть на грани смерти? К счастью, подобного ему никогда не дано было – брату Форда чудом удавалось беречь его шкуру.
Несмотря на свою кажущуюся черствость, рассудок Шестипалого всегда был трезвым, а слова – добрыми, поэтому он поспешил успокоить львицу и ответить на ее вопросы.
— Привет, лягушка-путешественница, — беззлобно усмехнулся Форд и бойко объявил: — Добро пожаловать на берег неизвестного водопада! Давай поблагодарим за столь прекрасное спасение нашего прозрачного спонсора, — дернул мордой и уставился на Билла, — его зовут Билл Сайфер, это дух, но не бойся его, он добрый помощник шаманов.
— Я Стэнфорд, а как зовут тебя и как ты умудрилась вляпаться в такое приключение?
Одну я тебя все равно больше не отпущу, — пусть хоть и добрая улыбка была на его морде, но тон был не терпящим никаких возражений. — И это не обсуждается. Поэтому я повезу тебя на своей спине.
Да, этой малышке явно предстояло встретиться с Варгом, кто и решит дальнейшую судьбу этой львицы. Форд надеялся, что все обойдется, и он сможет уговорить отца оставить малышку с ними. Ведь сколько интересного она сможет узнать: о севере, о шаманстве, если пожелает…
— Тебе предстоит познакомиться с моим отцом, наследником Севера. У него в глубине доброе сердце, но он – матерый солдат.

+6

6

Детские глазки растерянно смотрели на более крупного и конечно, более старшего по возрасту собеседника. Ребенок пытался найти в глазах серогривого льва ответы на тысячу вопросов роящихся в голове, как назойливые пчелки. В этом не было ничего удивительного, ведь маленькая львица только что, едва не провалилась в пропасть, из которой уже бы небыло пути назад. Она еще не отошла в полной мере от пережитых ужасов реальности, а за тем всех ужасов, преследовавших ее на пути к неминуемой гибели.
Не смотря на то, что Ниэ была-таки довольно маленькой, она сразу почувствовала, как лев занервничал, будто увидел призрака. Видеть труп ребенка даже для взрослого, с крепкими нервами, зрелище, говоря мягко, не самое приятное. Но видимо осознание того, что львица все же осталась жива, благодаря лишь его усилиям, возвращало льва в реальность. Голова девочки с усталым любопытством наклонилась слегка в бок.
Существо, что очевидно для многих, но не для ребенка в тот момент, являлось духом, приблизилось к Найт, от чего та неловко двинула дрогнувшими лапками, подавшись назад. Внешне вроде лев, но явно не такой как все те, которых она видела до этого. В любом случае она не припоминала подобного сейчас. «Что это за существо?!» - в панике мелькнуло в ее мыслях и глаза округлились чуть больше прежнего. Что имел ввиду дух, явно не было понятно девочке, поэтому она замерла и наблюдала за каждым движением духа лишь глазами. Казалось, в тот момент она даже не дышала. Существо, которое было минуту назад на вид львом, неожиданно начало менять внешнюю форму на газель?! Как?! Ну таких чудес малышка уж точно не видала. Вот был бы ужас, если бы во время охоты газели становились вдруг львами! Или еще хуже, гиенами! Хотя, что хуже в той ситуации вопрос спорный. От огроменных округлившихся глаз Найт, словно два круглых озерца и выражении ее мордочки в тот момент, можно было подумать что она вот-вот закричит, но неожиданно она приоткрыла ротик, выдав вопросительную фразу:
- Как вы это делаете? Этому можно научится? – с искреннем восхищением поинтересовалась темношерстная львица, забыв обо всем, что ее пугало буквально недавно. Происходящее явно привлекло ее внимание и далеко не в плохом смысле. Серогривый лев подал голос, тут же переключив внимание обратно к себе. Ниэ успела обратить внимание на обращение того, к необычному «льву», назвав его именем Сейфе. А еще сказали слово водопад, от чего девочка взмыла глазами вверх, слушая шум падающий вниз воды, к слову не замолкавшей на фоне все это время, нервно взглотнув.
-Кстати! Не надо больше кататься на водопадах, малютка. Расквасишь себе все, что можно, и все, что нельзя.
- Я н…не… - заикнулся ребенок, в попытки что-то объяснить, но это давалось с трудом. -По-моему я уже… - едва слышно,  хрипло прошептала львица, опустив голову себе под лапки.  Серогривый лев вновь заговорил, и Найт немного подняла глаза, с мордашкой вселенской вины. 
- Спасибо вам. – громче произнесла львица, вслушиваясь в имя своего второго спасителя, его имени она до этого не знала. Потерявшись на пару мгновений, девочка поняла, надо бы и самой поздороваться, благо имя при падении она свое не забыла. – Меня зовут Найт Энжел, но многие друзья называли меня Найт, или Энжел, или Ниэ… или… похоже я не знаю дороги назад. – сделала она неожиданный вывод, еще раз кинув взгляд на водопад. В тот момент девочка начала осознавать, что мало чего сейчас есть у нее в памяти, только отрывки из последних событий, которые она решила процитировать для ее спасителей вслух.
-Моя семья вышла на охоту, и… там были гиены… много гиен… - неспешно говорила она, бегая глазами по земле, уже ближе к лапам Стэнфорда. – Гиена преследовала меня, я бежала очень долго, насколько хватило сил. Она загнала меня в угол, бежать не было куда… гиена прыгнула и я испугавшись оступилась. Помню воду, я не могла выплыть, течение было сильнее меня, а мои родные были очень далеко. За тем все потемнело и…  тяжело описать то чувство, словно ты уже не относишься к этому миру. Когда я подумала, что пути назад нет, вы «разбудили» меня и я вновь смогла дышать. – голос львицы иногда подрагивал. Вспоминая происходящее, она частично ощущала те пережитые эмоции. С ужасом для себя самой, она вдруг поняла, что не помнит ни имени, ни внешности отца и матери. Все что отпечаталось в ее голове, это глаза бабушки, голодная гиена и борьба за жизнь с водами водопада.
-Похоже… мне некуда идти… почему-то... я не могу вспомнить кто мои родители. – выдала малышка прерывисто вдохнув воздух в легкие,  а за тем сползла на землю, положив подбородок на передние лапки. На фоне своей детской грусти, Найт не переставала слушать слова Стэнфорда, и когда тот договорил последнюю фразу, она тихо ответила. – Сер Стэнфорд,  я буду рада пойти с вами.
Темношерстной львице очень хотелось отблагодарить своих спасителей, но чем может отблагодарить раненый ребенок? Что ж, пойти с серогрывым львом было совсем не плохо. Возможно, когда голова не будет так гудеть, а ушибы болеть, девочка сможет придумать, как сказать «спасибо» обоим за свое спасение, не только на словах. Лев сказал о своем отце и Найт сразу представился наидобрейший в мире взрослый лев, раз у него такой добрый сын-герой, отец был просто обязан быть замечательнейшим из львов! Это добавило еще больше любопытства и желания его увидеть.  Подняв голову девочка по-доброму очень мило одобряюще улыбнулась, давая понять, что готова двигаться в путь.

+2

7

Подобные способности доступны только духам, малютка, — почти ласково сообщил Билл львенке. Но если ты решишь избрать путь шамана — кто знает, возможно и к тебе однажды низойдет подобный мне, — Сайфер лишь смеется — на этот раз Форду кажется, что в его неестественном электрическом смехе нет ни тени веселья, — и отстраняется от малышки, вспыхнув лазурным пламенем.
Стэнфорд смотрит на него, не отводя взгляда. В глубине души он, пожалуй, действительно благодарен за то, что на этот раз Билл воздерживается и от дурацких шуточек, и от привычного «так-так-так» вместо нормального обращения, от которого его сейчас, наверное, вывернуло бы наизнанку.
Из синего всполоха Билл выходит уже в своей львиной форме, хорошо знакомой Форду и малышке, и подмигивает хмуро пялящемуся  его Форду. Ухмыляется:
Чего уставился, Шестерка? Или я в таком виде недостаточно хорош? — а потом, улыбнувшись серогривому одними губами, тихо качает головой: Мне придется находиться в этом теле, если я хочу быть хоть сколько-нибудь полезен. Прежняя форма, конечно же, чудо как хороша, но пользы от нее чуть — кого испугает какая-то газель или другая зверушка? А я хочу помочь. Меня, детки, странным образом занимает то, что происходит с вашими бесполезными тушками.
Нежно-розовый язык Форда скользит по губам, которые искажаются в доброй улыбке.
В глазах у Билла — теплая янтарная смола, серогривый сам не замечает, как увязает в ней — как насекомое, застывшее в капле, душно пахнущей лесом. Он с трудом заставляет себя отвернуться, и лишь в тот момент, когда ему удаётся отвести взгляд, Билл произносит — весело и нараспев:
Нужна будет помощь — зови, — радушно предлагал он перед тем, как раствориться в тусклом солнечном свете, слабо вырывающегося через облако. Но ты и сам неплохо справляешься, правда?
— Спасибо, Билл, — выдавил наконец Стэнфорд. — Ты проделал колоссальный труд. Это просто немыслимо. Я и не ожидал ничего подобного, ты… невероятный. Поверить не могу…
Само собой, Заучка, — приглушенно шепчет Билл, растворяясь, оставляя их с малышкой наедине.
Выслушав историю львенки, Форд, кажется, с трудом боролся с подступившими слезами, зажмурился на мгновение, дабы не дать им волю. Страшно было представить, что пережил бедный ребенок, и частичная потеря памяти после всех приключений, наверное, была настоящей наградой. Форд обязательно сделает так, чтобы остаткам плохих воспоминаний в сознании малышки не осталось и следа – серогривый отныне будет дарить ей все только самое хорошее, что затмит собой темноту прошлого.
— Бедная моя… ну-ну, все уже хорошо, — он осторожно провел шершавым языком по голове Найт, глаза вновь стали открытыми, теплыми и яркими, серогривый был несказанно рад малышке, несмотря ни на что.
Темная как ночь шерсть. Голубые глаза цвета неба. Xрупкое телосложение. Забавная наивная детская улыбка на женственной мордочке... И имя, необычное и длинное имя.
И Найт, и Энжел. В ее обществе он вновь расслабился, все страxи ушли… Форд нашел теплую искру симпатии, которую породила в нем эта львица.
Самцу дышалось отчего то очень легко, он xотел думать о том, что произойдет, когда отец разрешит ему воспитывать малышку. Серогривый лев вперил взгляд неестественно темных глаз в манящие дали  — он не мог позволить себе путешествовать слишком долго, группировка Северного Сияния обязывает оставаться ближе к северу, обязывает оxранять иx всеx, быть рядом с семьей. Перед глазами льва стояли многие-многие матерые сородичи, собственные братья и отец.
— В таком случае – скорее забирайся и держись крепко — скоро ты обретешь новую семью и будешь самым счастливейшим львенком на свете, — Форд аккуратно поднял с земли малышку и подсадил к себе на спину — если вдруг Найт устанет держаться или же ему придется лезть в какую-нибудь пещеру – Форд понесет ее в зубах.
С каждым шагом Стэнфорд  ускорял свой ход, и вот он уже перешел на рысь, а затем - мчался как мог со львеноком на спине обратно к дому. Его язык выпал из пасти, ветер ласкал гриву Шестипалого, длинные лапы выбивали четкий такт, и даже сам лев чувствовал себя многим лучше, чем было еще вчера.
Варг! Стэнли, Эльвейти, Азриэль! Лев улыбнулся, вспомнив имена своей семьи. Я уже мчусь к вам! 
Сердце билось как сумасшедшее, вот-вот готовое выпрыгнуть из груди, а глаза, что еще недавно были подернуты пленкой, теперь сияли, подобно двум звездам – Форд был счастлив.

---→  Долина горячих сердец

Отредактировано Stanford (8 Фев 2016 23:43:54)

+1

8

---→ Тайная пещера (через каменную поляну)

Ари была одновременно смущена и обрадована. Последний раз она выходила на охоту много дней назад, и успела соскучиться по этому непередаваемому ощущению, когда ты сливаешься с природой, легкие лапы несут тебя вперед, трава расстилается, щекоча брюхо, а нос полон волнующих запахов.
Конечно, в реальности все было не совсем так, как она рисовала в своем воображении. У самки не было возможности покидать львят надолго; она не ослабла, но теперь, шагая во главе охотниц, чувствовала себя странно. Понадобилось прошагать немало, прежде чем она наконец пришла в себя и почувствовала, что готова.
Середина дня была не самым удобным временем для охоты; сама Ари предпочитала часы перед рассветом, особенно темные и тихие, когда травоядные забывались чутким недолгим сном. Но медлить было нельзя: Нари вряд ли одобрит, если, уйдя охотиться, она вернется спустя неполные сутки.
Немало беспокойства доставлял и тот факт, что ее детеныши чуть ли не впервые с момента их рождения надолго остались одни. Прежде Ари покидала пещеру на считанные минуты — справить нужду, выпить воды, бывало, что пару раз она добиралась и до каменной поляны, чтобы перемолвиться парой слов с кем-то из подруг. Все это — на бегу, очень быстро, тревожась, как бы в ее отсутствие детишки не разнесли пещеру.
Оказаться вдруг без них, да еще так надолго, оказывается, было невероятно сложным делом. Умом Ари понимала, что ничего плохого с ними не случиться: она верила супругу. Если Нари пообещал, что его старшие дети присмотрят за младшими, значит, так и будет. Но все равно не могла перестать волноваться, и порой, отвлекаясь от выслеживания дичи, устремляла нетерпеливый и обеспокоенный взгляд в сторону логова.
По мере того, как отряд приближался к реке, маленькие коричневые и серо-черные точки, рассыпанные по долине, превратились в стада животных, пасущихся или мирно греющихся под солнцем. На одном из пригорков Ари остановилась, присматриваясь. Львицы, рассыпавшись, то с любопытством вглядывались вдаль, то негромко беседовали между собой. Ветер относил их запах в сторону; солнце светило сзади и чуть сбоку, не мешая обзору, зато не позволяя травоядным разглядеть приближавшихся к ним хищников.
Идеальные условия для идеальной охоты.
Берега реки были довольно круты, но все же кое-где были пологие спуски — один из них как раз и привлек внимание охотницы. Животных там было предостаточно, и они постоянно двигались, то спускаясь к воде, то отходя от нее. Помедлив, Ари отвергла это место: слишком много наблюдателей; притом там были и крупные животные и мелкие, вперемежку, и если отпугнуть зебру или гну не составит труда, то против слона даже компания охотниц не сделает ровным счетом ничего.
Нет, нужно было что-то другое. Бегло осмотревшись, львица выбрала другое стадо, пасущееся в отдалении от импровизированного водопоя. Оно было смешанным и состояло сразу из нескольких видов животных — хищнице было видно зебр, гну и еще, вроде бы, нескольких мелких газелей.
— Сехмет, Мэй, — обернувшись к самым молодым участницам охоты, Ари улыбнулась им краешками губ: обе показались ей взволнованными, но было волнение вызвано предстоящей охотой или другими переживаниями — она не знала, — и Номуса, — после секундного колебания самка решила послать с ними еще одну охотницу, тоже молодую; кажется, это была ее вторая или третья охота, — вы — загонщики. Ваша задача — провести стадо вдоль реки оттуда, — она указала лапой на выбранное стадо, — и вверх по течению. Остальные со мной.
Хищница тайком куснула нижнюю губу: на миг ей показалось, что старшие и более опытные львицы могут оспорить ее решение. Прежде они не раз охотились вместе — считай, что все то время, что Ари в прайде, она почти ежедневно принимала участие в загоне и скрадывании дичи. Но никогда еще ей не приходилось командовать: прежде это делала Акасиро, Ари же была на вторых ролях, хотя и выказывала неизменное усердие.
Но, хотя ее слова были встречены мягкими усмешками, против никто ничего не сказал. Самка смутилась: никто не упрекнул ее, но почему-то она все равно чувствовала себя неуютно, практически выбилась в главные охотницы через постель. Да что там, и в королевы...
Мотнув головой, чтобы отбросить ненужные мысли, светлошкурая рысцой пустилась к растущему выше по течению кустарнику. Его там было немного, но вполне достаточно, чтобы дать укрытие нескольким львицам. К тому же, им предстояло заложить немаленькую дугу, чтобы не попасться на глаза травоядным.

+4

9

------) Каменная поляна

Мэй чувствовала себя ЗНАЧИТЕЛЬНО лучше, выбравшись из тесных, душных пещер прайда, вдохнув свободы и свежего воздуха. Наконец можно было ни о чем не беспокоится (относительно, кроме того, как не попасть под чьи-то рога, или копыта), и не ссутулить плечи под гнетом обрушившихся на нее и ее друзей проблем. - " Ты сильная, ты самостоятельная, ты можешь все!", - увещевала себя львица, двигаясь размашистой поступью в цепочке из соседок-охотниц. Ей в затылок дышала Сехмет, и присутствие оной невольно подбадривало несколько скованную, крупная охота, и в первый раз все ж молчаливо топающую следом за королевой Мэй, которая сосредоточенно смотрела себе под лапы, старательно вспоминая все, чему учила ее пятнистая наставница. - " Главное не слажать в самый ответственный момент. Ты же можешь все сделать хорошо? Конечно можешь! " - Такой ошибки, она себе точно не простит.

И тем не менее Мэй не могла сдержаться, чтобы периодически не делиться с настороженно молчавшими львицами широкой улыбкой, только сейчас, шумно втягивая в ноздри свежий, сырой аромат земли, взирая на разглаживающиеся небеса над головами, слушая пение птиц и прыгающих по мокрой траве насекомых, решившихся покинуть свои укромные уголки-домики, в которых можно было спрятаться от дождя львица наконец смогла оценить песню Шеру, спетую им в период всеобщего отчаяния.
Она вспоминала слова, расслабленно мяла подушечками лап влажную, приятно обволакивающую пальцы почву, подставляла мордашку под певуче-сладко завывающий ветер, ступая бок о бок со своими сородичами, едва не соприкасаясь кончиками шерстинок на округлых боках и не чувствовала себя теперь такой одинокой и неуместной. Растерянной... Во всем этом, во всех раннее сказанных ее другом словах появился свой сокровенный смысл, не относящийся, как ей казалось, к объединению его собственной большой, разновозрастной  раскисшей семьи, членом которой она не являлась.
Может не все в ней было понятно задумавшейся львенке, но все было гораздо глубже, гораздо трепетнее, гораздо нежнее и затрагивало никому незримые струнки души этой маленькой и немножко странной непоседы. Может у нее не было отца, которого она хотела бы помнить и знать, не было братьев и сестер, а мама всегда была единственным львом до самого годовалого возраста рыженькой которого она когда-либо видела, но разве стоило на это обижаться? Наверное глупо расстраиваться с того, что ты, якобы, лишен такого дружного, братского коллектива. Что ты не принадлежишь к ним, и вряд ли когда-нибудь поймешь это...
Ведь они все рядом. Держатся друг за друга и дают обещания всегда помогать друг другу!

Одна большая дружная семья.

Наверное так, да? Они будут жить вопреки всем неприятностям и не важно брат ли ты по крови, или нет. Верно, Сех?

Она быстро оборачивается за плечо, отыскивая взглядом медленно бредущую чуть поодаль Сехмет, ловя на себе  ее усталые, изумрудные глаза, неожиданно разворачивается и порывисто прижимается лбом к ее груди, выражая тем самым свою внезапную, безмерную благодарность за то, что они все у нее есть. Ткнувшись носом в лохматый, белый мех на груди темношкурой самки, рыжая, конопатая львица глухо, нежно фыркнула сквозь него, и снова поспешно вернулась в строй, оставляя Сехмет в недоумении смотреть ей вслед.

Добежав до Ари, застывшей во время своих стратегических раздумий на пригорке, Мэй тут же навострила круглые, лохматые ушки, выпрямившись рядом со светлошкурой по стойке смирно, состроив самую что ни на есть суровую морду, даже комично выпятив подбородок вперед - есть мэм, так точно мэм!

Проводив взглядом удаляющихся старших самок, рыжая нетерпеливо дернула бурой кисточкой хвоста, разглядывая с их поста крупное стадо. Как там много травоядных. Пожалуй такую толпу она еще ни разу в своей жизни не видела. Смешные они все-таки. Выбрались на солнышко, бурного цветения от пропитавшейся землицы пожевать.
С любопытством пронаблюдав за промчавшимся с краю хромоногим гну, Мэй неожиданно вся подобралась, настороженно, и вместе с тем голодно проведя языком по изогнутой линии светлой мочки носа, - Девочки, а если там есть зараженные? - тихо поинтересовалась у спутниц рыжая, покосившись на иронично хмыкнувшую Номусу, которая уже, не дождавшись их с Сехмет, пригибаясь потрусила в сторону стада. - Нет, правда. Я еще не видела зараженных животных, а если охотницы такую поймают, что тогда будет? - уж совсем нервно пробормотала Мэй, на мгновение представив как ее напарницы всем скопом валят больную антилопу, а потом покрываются страшной паршой, от которой облезает шкура и выпадают волосы на кисточке хвоста. Она тревожно уставилась округлившимися глазами на Сех, не решаясь подорваться следом за уже давно исчезнувшей в траве Номусой и заняться главным делом - загоном добычи к поджидающим в засаде сопрайдовцам.

А ведь она так не хотела провалить это задание!

Но еще меньше Мэй хотела, чтобы кто-нибудь опять заболел... как Шайена.
При этом воспоминании, тревожно вращающиеся уши Мэй неожиданно опустились вниз, а нос влажно подернулся из стороны в сторону, словно рыжая собралась плаксиво шмыгнуть.
- Мне что-то страшно...

+5

10

Начало игры

+

Диего с сестрой вступили в прайд Нари около месяца назад и жили там до сегодняшнего дня, сестра ушла, а сейчас уходит и Диего, поэтому в профиле стоит принадлежность к Одиночкам.

Сон Диего Ты со мной? [Ванесса, Диего]>>>>>>

***

Сестра зажмурилась и Диего запоздало осознал, что теряет её. И похоже, что навсегда. С ревом сумасшедшего зверя подросток прыгнул вперёд, надеясь схватить Ванессу, остановить, заставить одуматься, но вместо этого лапы его поймали лишь воздух.

Пропала...

На фоне разгорающегося пожара, в этом чокнутом сне, в котором ни черта непонятно где явь, а где нет, Диего все ещё блуждал слезящимся из-за дыма взглядом по траве, надеясь увидеть светлый мех сестры. Но, где-то там внутри, все медленно костенело, внутри поселилось осознание случившегося и, казалось, что кусочек его души умер вместе со словами сестры. Разозлившись из-за своей слабости, из-за предательства, Диего тряхнул головой и вдруг уткнулся злобными глазами в лисицу. Ту самую. В один миг ему захотелось разорвать её, пытать, заставить вернуть сестру обратно, но потом отвратительная мысль о собственной жестокости охладилась его пыл и он лишь закрыл лапой глаза, сквозь зубы процедив :

- Уходи.

Он желал сгореть в надвигающемся пожаре, ощутить боль на своей шкуре, страх за свою жизнь, пусть даже во сне, но так, чтобы сердце внутри перестало ныть. А в голове замолк темный голосок, что просыпался во время драк и битв, тот, что требовал крови и мщения. Без сестры этот голос становился отчетливей.
Но вдруг до ушей самца донёсся голос лисы, которая оказывается все ещё была тут.

- Ты очень много для нее значишь и она не сможет долго бороться без тебя. Как и ты без нее. А поэтому ты должен догнать ее. Ищи наши следы в облачных степях, что лежат к югу от жерла потухшего вулкана. Я задержу ее там как смогу.

Раздвинув пальцы на лапе закрывающей морду от едкого дыма, Ди успел увидеть, как фенек растворилась следом за сестрой, а в следующий миг, обернувшись, лев мутным зрением увидел как его настиг огонь.

***

- Диего!

Шкура плавилась, кожа горела, а в ушах было только гудение пламени, заглушавшее его собственный крик.

- Эй, дружище! Проснись!

Дым душил, а жар был неимоверный, казалось он выжигал все - даже душу, даже сердце ... Не оставляя места никаким страданиям кроме как от огня. Но тут неожиданно на фоне пылающего кошмара затылок подростка отозвался резкой болью, как-будто по нему чем-то зарядили, и это отогнало кошмар на второй план .

- Ди, живо вставай, скотина ты бесчувственная!- голос фамильяра до конца выдернул самца наружу, на восточный берег реки Зубери, где он задремал после тяжелых событий на каменной поляне.

Лев широко открыл глаза, судорожно хватая ртом воздух и неудержимо суча лапами. Диего потребовалось целых пару минут, чтобы придти в себя и понять, что никакого огня и в помине нет, рядом только зелень, редкие лужи после недавней грозы, да шум полноводной реки. А едкий запах дыма в носу - ничто иное как мираж, ещё не улетучившийся после сна.

С трудом сфокусировав наконец взгляд, подросток увидел серьёзную морду сокола, который сидел напротив и обеспокоено осматривал подростка, будто тот только что убил кого-то. Убедившись, что Диего пришёл в себя он заговорил:

Я переживал. Ты так дергался и сипел, что я думал ты сейчас задохнёшься и прямо тут отдашь концы. Чтобы достучаться до тебя, пришлось хорошенько запалить по твоей черепушке камнем ,- Мерль махнул крылом на булыжник, валяющийся рядом, а после с тревогой заглянул в темно-синие глаза льва,- ты как?

Диего пару раз моргнул, прокручивая в голове обрывки сна превратившегося в кошмар. Черт, и приснится же такое! Но не смотря на кажущуюся ересь, подросток отчего то поверил в него. Уж слишком все было странно и этот сбивчивый рассказ сестры, ее исчезновение ... И поэтому Диего без утайки поделился увиденным со своим мудрым другом, надеясь на его совет. Рассказывая, рыжегривый приводил себя в порядок, пытаясь смыть застывший запах копоти со своей шкуры, а после поспешно поднялся с земли на чуть ли не дрожащих ногах.  Закончив, он повернул голову на юг и сощурил взгляд, стараясь скрыть от фамильяра страх в глазах.

- Я слышал о подобном, - задумчиво протянул сапсан, - Думаю это правда. И раз так, то следует выдвигаться.

Злобно нахмурившись, как старый дед у которого отняли насиженное место возле пещеры, Диего затопал вперёд.  Сначала медленно, потом быстрее и быстрее.

Я найду тебя, Ванесса ... И так наддаю, что мало не покажется, будешь знать, как пускаться в походы с какими-то незнакомцами.

Сокол с клекотом взмыл в воздух, с высоты птичьего полёта осматривая местность и иногда опускаясь к своему четвероногому другу, чтобы сообщить новости. И вот, во время одного из таких спусков, Мерль оповестил подростка, что прямо по курсу львицы из его прайда: Мэй и Сехмет. Чуть поодаль ещё группка охотниц, но они уже отошли на приличное расстояние и почти приступили к охоте.

- Ну что? Скажешь им?

Рыжегривый задумался на миг, а затем кивнул. Уж очень ему хотелось увидеть шебутную Мэй напоследок. И возможно даже в первые в жизни признаться в своих чувствах. Которым никогда не суждено было быть.

Сбавив ход, Диего задумался о словах, которые он им скажет, ведь по части болтовни - это было всегда Вэсс, а не его. Месяц он пробыл в прайде, но ни с кем так и не подружился, ни с кем не сблизился, не захотел идти на контакт. Лишь со стороны молчаливо наблюдая и следя за своими сопрайдовцами, в тени скалы или из пещеры, пока они его не замечают. Да, как ни крути, а своим он так и не стал в прайде Нари. Но, надо отдать должное, это были спокойные времена, уж лучше чем те, когда они с сестрой блуждали по неприветливой саванне. Но вот их опять зовет дорога в неизвестность.

Так ничего и не решив, самец оглянулся на фамильяра и с удивлением отметил, что тот что-то несёт ему в когтистых лапах. Через мгновение перед носом упал букетик красных полевых цветов.

Мерль, - скривился подросток, - ну что за ерунда?

Птиц усмехнулся и был таков, сверкая своим напыщенным задом и поспешно улетая вперёд. Торопился так, как-будто ожидал, что ему прилетит этим самым букетиком по пятой точке. Но Диего, к своему удивлению, лишь что-то пробурчал себе под нос и поглядел грозно тому вслед, чего сокол не оценил конечно, да и банально не увидел. Поэтому Ди опасливо понюхал эти красные "сорняки", посмотрел на львиц, что были в дюжине метров от него, затем вновь на букет и, фыркнув, схватил букетик зубами со словами: "Будь они не ладны!".
Неуверенно семеня к самкам, лев успел услышать как Мэй пожаловалась подруге на свой страх, и, как раз в этот момент, подошёл к ним достаточно близко.

- фофрое щпрутро, - положив цветы возле своих ног, Диего с досадой повторил сказанное, но уже без этих мешающихся стебельков, - я хотел сказать доброе утро. Мэй, - Диего тяжело вздохнул готовясь к речи,- мы с тобой мало общались за тот месяц, что я с сестрой в вашем прайде, что уж там, я вообще ни с кем не общался,- Диего перевёл взгляд на Сех, а затем вновь поглядел на львицу с ярко-зелёными глазами и такими милыми конопушками на щеках,- но знай, ты замечательная. Яркая, веселая, тёплая ... Я всегда с интересом наблюдал за тобой, за тем как ты дурачишься и веселишься с подругами и друзьями, и ,может быть, если бы не мой замкнутый характер, я бы сделал первый шаг к вам. Но увы, я не смог. И шанса попытаться сделать это в будущем уже не будет никогда. Я и моя сестра уходим из прайда Нари, сегодня, прямо сейчас.

Лев улыбнулся кривой улыбкой и подвинул лапой цветы к Мэй, глядя на её удивлённую мордочку и яркие-яркие глаза, цвета сочной зелени.

- Это тебе. Я не знаю, что ты с ними сделаешь, может оставить тут, а можешь скормить антилопам. Просто знай, ты сильная и все сможешь. Не бойся ничего, с тобою рядом верные друзья и хорошие сопрайдовцы, - самец кивнул Сехмет, - Удачи вам в эти тяжелые для прайда времена.

Крупный и серьёзный не по годам подросток, тяжело встал, хлестнул себя хвостом и тихо произнёс: "Прощайте". А после  уверенно повернулся к львицам спиной и, устремив взгляд далеко вперёд, на земли не принадлежащие его прайду, бывшему прайду, устремился в долгий путь. Сначала шагом, потом рысью и вконец уже галопом, исчезая на горизонте.

>>>>>>> Долина ветров

+4

11

- Фофрое щпрутро!

Мэй чуть не запрыгнула на спину Сехмет от неожиданности! Она и без того была напряжена всей этой ситуацией - еще кто-то и со спины пугает! Резко обернувшись, недовольно сморщив лоб и сведя брови на переносице, Мэй едва не ткнулась мордашкой в пахучий, очаровательный кустик, аккурат перед тем, как тот, кто их держал, догадался положить букет на землю.
От прежней сердитой мины не осталось и следа - с нескрываемым любопытством Мэй следила за его действиями, очень быстро успокоившись и даже сделав шаг ближе к молодому самцу и растянув губы в привычной приветственной улыбке. К сожалению конопатая не знала имен абсолютно всех членов прайда, особенно тех, с кем почти не пересекалась, но на счастье  рыжегривого, именно его самочка хорошо запомнила. Больше тем, что этот парнишка был крайне необщительным и стеснительным, и как бы рыжая не пыталась завести с ним более близкое знакомство, будучи по натуре компанейской барышней, Диего всегда скромно исчезал с радаров, то ли не желая беспокоить чрезмерно общительную львенку, то ли опасаясь ее бешеного напора.

- Диего? Привет! - бегло глянув в сторону Сех, конопатая бестия снова вперила свои яркие, салатово-желтые глазищи в словно бы виноватую морду подростка, - Что-то случилось? - удивленно спросила Мэй, слегка растеряно дернув лохматыми ушами. В самом деле - что могло сподвигнуть этого отшельника внезапно приблизиться к львицам и завести с ними разговор? По мере содержательного ответа юного самца, в котором он не много ни мало, признавался совершенно ошарашенной, округлившей глазищи самке в собственной симпатии, назвав ее яркой и теплой, Мэй просто потеряла дар речи, ошарашенно свесив нижнюю челюсть, не в силах выдавить из себя ни слова.
Воу... просто воу!

- Постой, постой, ты уходишь? Зачем?! - наконец сумела кое-каком подавить собственный шок, встрепенувшись и тревожно качнув хвостом. Ох не самое лучшее время для ухода из прайда, в самом деле. Дожди, чума, гиены вокруг. Попытаться его отговорить? Ну а вдруг... - Тебе не стоит покидать земли, Диего, это сейчас опасно, - но кто ее слушал?

  Он уходил следом за сестрой, единственной родной душой, и Мэй в принципе понимала эти чувства - не далее как сегодня чуть раньше, она готова была подорваться вместе с Нимерией, смутно чувтствуя в ней не только дружескую привязанность, но и нечто напоминающее связь между матерью и дочерью, коей в принципе она мароци не являлась. Но у Мэй были обязательства, обещания, непослушный Ракхелим на загривке и друзья. А кто остался у Диего здесь, кроме самочки, которая только что узнала о его чувствах и у которой большая и шумная принявшая ее под свою опеку семья Шайены?
Опустив уши, Мэй скорбно замолчала, опустив взгляд, молчаливо, с большой неохотой соглашаясь с чужим решением.

- Это тебе.

- Мне...?

Этот скромный, сладко пахнущий медом и свежестью зеленый букетик с кокетливо выглядывающими из под пышных, багровых соцветий напоминающих полевые маки, очаровательных ромашек - это предназначалось ей?

Последние ободряющие слова вынудили рыжую оторваться от задумчивого лицезрения необычного подарка и резко вскинуть голову. Но подросток уже спешно удалялся прочь, видимо не желая распространяться на еще более сердцетрепещущие речи. Он ведь и так сказал слишком много - сказал то, о чем не решался поговорить с открытой для разных бесед Мэй. Это слишком трогательно, слишком... печально?

Она растерянно обернулась на тихо молчавшую рядом Сехмет, словно ища у нее какой-то поддержки, а затем уставилась в уменьшающееся бурое пятнышко на фоне сырой картины речных берегов. И все-таки ей не хотелось, чтобы он уходил.
- Диего... - едва ли он ее слышал. Слишком далеко ушел юнец, пожелав охотницам удачи и твердым шагом просто исчезнув на горизонте. Неужели он больше никогда не вернется? - Спасибо, и прощай, - тихо выдохнула рыжая, совсем кажется расстроившись всему произошедшему, грустно и в то же время очень тепло прижавшись розовым носом к нежным, шелковым лепесткам  алых "маков", опустившись рядом с букетом на землю и прижав его к груди лапой, - Замечательные цветы... Мне так жалко, что он ушел.

+5

12

Каменная поляна <------------

"А всё-таки прогулки неплохо избавляют от дремоты".

Первые минуты долгого пути по уже разогретой солнцем долине полная энтузиазма Сех бодро вышагивала, следуя за Ари и почти не осматривая окрестности на предмет подходящей добычи. Ныне её интерес больше занимала ступавшая впереди светлошкурая кошка. Впрочем, тревожно-удивлённые мысли о новой главе охотниц довольно скоро покинули вихрастую голову бурой: пусть она пока и не знала толком, кто эта львица и каковы её способности, ведь не в её возрасте и положении было сомневаться в ней, так? Тем более, что и морды старших охотниц не выдавали ни следа недовольства. Эта почти незнакомая ей, но спокойная, излучавшая оптимизм взрослая хищница представлялась юной самке вполне уверенной в себе – что тоже не питало её смятение, успевшее мало-помалу улечься. Но всё же, с каждым длинным шагом, отдалявшим львицу от склонов родной горы и приближавшим к месту сегодняшней охоты, в ней незаметно росло волнение насчет предстоящего сафари. Угроза небывалой заразы так никуда и не делась; когда ей на ум пришло воспоминание о далеко не призрачной опасности, Сехмет остановилась на пару секунд, поддавшись мгновенному колебанию. Охватившее темношкурую волнение едва не ставило гребнем шерстку на её загривке. Глаза самочки застыли на охотницах, как ни в чем не была продолжавших путь. "Неужели они совсем не беспокоятся?.."

…из состоянии кратковременного подвисания её вывело мягкое, но ощутимое прикосновение. Изумлённо опустив взгляд к яркому всполоху меха на границе видимости, Сех поняла, что это подлетевшая к ней Мэй с еле слышным ободряющим фырканьем ткнулась лбом ей в грудь. Подбадривающее касание товарки заставило её опомниться – сумев призвать на морду застенчивую благодарную улыбку, зеленоглазая сбросила оковы страха и поспешила присоединиться вместе с рыженькой к дошедшему до небольшого холма отряду.

Их торопливый подъем по зелёному ковру склона был проделан как нельзя более вовремя – задумчиво озиравшая простиравшийся под ней крутой, а кое-где почти отвесный берег Ари пришла к какому-то решению. Завидев, что та оборачивается к ним, Сехмет вскинула торчком лохматые уши и даже задышала тише, сконцентрировав всё внимание на словах предводительницы, не желая упустить хоть малейшую деталь её указаний.

– Ваша задача — провести стадо вдоль реки оттуда и вверх по течению, – с едва приметной улыбкой обратилась новоиспеченная королева к трём младшим львицам, жестом указав на разномастное стадо травоядных, что паслись на только-только пробившейся молодой поросли вдалеке от речного потока. Сех показалось, что она улавливает покровительственные нотки в голосе той. Кивнув в знак того, что усвоила всё, бурая напряженно скосила озадаченный взгляд на демонстрировавших всем своим собранным видом крайнюю степень готовности Мэй и Номусу. Ни одна из них троих не была очень уж опытной охотницей, но разве так сильно было заметно, что они нервничают?..

– Девочки, а если там есть зараженные? – Спросила, понизив голос, веснушчатая – бурая буквально чувствовала, как замирает от волнения сердце у той. – Нет, правда. Я еще не видела зараженных животных, а если охотницы такую поймают, что тогда будет?

– Не должны, – озабоченно пробормотала Сех, поймав взгляд рыжей и безотчётно заверяя Мэй ровно тем же тихим тоном, – они предупреждены, а у больных зверей довольно заметные пятна. Главное – не броситься на заражённого… и, может быть, эта чума ещё не успела сильно распространиться? Может, никому и не встретится заразная добыча. – Конечно, в немалой мере это было попыткой уверить себя в том, что ничего ужасного с ними сегодня не случится. Но ведь охота была ежедневным делом. Чума превращала охоту в ежедневный риск.

И что, если однажды охотницам попадётся зверь без пятен, поражённый заразой совсем недавно?..

Гоня такие мысли, длиннолапая легонько подтолкнула белоснежной мордашкой плечо совсем было приунывшей кошки: – Не волнуйся так. Теперь все настороже и никто больше не заболеет. – Сех подняла голову, надеясь найти поддержку у третьей львицы, но той не оказалось поблизости. Неудивительно, что со своим слухом она не заметила её шагов… Слегка растерявшись от такого открытия, бурая повела носом, выискивая запах ушедшей, и добавила, заговорщицки щурясь: – Ну вот, Номуса уже убежала! Надо бы нагнать её, не то опозоримся перед всем…

Договорить она не успела – вскинула голову и резко обернулась на выбившийся из общей стены звуков приречья голос, достаточно подозрительный и громкий, чтобы даже Сех без проблем могла его уловить. Подкравшийся к ним с тылов крупный молодой самец своим невнятным приветствием умудрился вконец перепугать разнервничавшуюся Мэй. Рыжая при этом шарахнулась, да так удачно, что чуть не врезалась в стоявшую рядом темношкурую. В свою очередь, застигнутая врасплох Сех выпучила глаза на пришельца, испуганно поджав лапу и готовясь к бегству, но, к своему облегчению, быстро признала смутно знакомого на вид сопрайдовца. Запах льва, в отличие от его внешности, казался ей совершенно чужим – за то время, что рыжий крепыш находился в прайде Нари, она лишь несколько раз мельком замечала его присутствие и когда-то слышала от кого-то, что рослого подростка зовут Диего.

Этот плотно сложенный самец с густой гривой выглядел скорее привлекательным, чем нет. Однако, к удивлению бурой, новичок всегда столь упорно держался в стороне от компаний молодёжи, что даже перекинуться парой слов напрямую им до сего момента так и не довелось.

– Здравствуй, Диего. – Львица вопросительно воззрилась на подростка, недоумевая, что же заставило того вдруг пойти на контакт. Почти сразу она заподозрила, что у него что-то случилось. Опасаясь услышать очередную дурную весть, спокойная внешне темношкурая самка внутренне напряглась.

– Я хотел сказать доброе утро. – Поправил себя кот, опустив на траву заполнявший его пасть пучок цветков. Освободив рот, ему куда сподручнее было объясняться. Сосредоточенный и серьёзный до крайности, Диего раскрыл изумлённым львицам, что же происходило у него в душе за то время, что он избегал общения с прочим молодняком. Ну кто бы мог подумать, что этот поразительно нелюдимый лев успел так глубоко привязаться к Мэй, хоть и словом с ней не обмолвился, предпочитая обществу уединение? То, что её собственная пасть приоткрылась, ошеломлённо хлопавшая ресницами Сех осознала только когда заметила аналогичное выражение морды у конопатой самочки. И ещё неожиданнее было после этого услышать новость об его и Вэсс внезапном уходе. В первые мгновения ей тоже, как и Мэй, хотелось попробовать отговорить льва от на первый взгляд скоропалительной, рискованной затеи – разве не безопаснее оставаться с прайдом, в особенности сейчас?.. Но кто знает: может статься, брату и сестре посчастливится найти новый дом подальше от мест, где стало опасно охотиться? Глядя, как старательно прятавший застенчивость лев передал такой же, как он, смущенной Мэй свой букет, Сех украдкой хихикнула себе в усы.

– Надеюсь, у вас с Ванессой обязательно получится найти хороший дом. – Откликнулась молодая охотница на его пожелание, посерьезнев. В её памяти всплыла мордочка исчезнувшей неведомо куда сестры, которую ей так и не удалось вчера отыскать, и бурая сдержанно добавила, склоняя взор: – Постарайтесь быть осторожными.

Когда она подняла голову, отрешаясь наконец от невесёлых дум, кирпично-рыжий силуэт Диего удалялся от их пригорка всё быстрее, споро мчась куда-то к далёким степям.

– Замечательные цветы... Мне так жалко, что он ушел. – Печально вымолвила рыженькая, вдыхая аромат подаренных ей цветов. Сех согласно кивнула, и снова поглядела вслед почти скрывшемуся из виду юному самцу, слабо улыбаясь.

– Он не один ушел, по крайней мере. Они с Ванессой уже странствовали вместе и присмотрят друг за другом. – Убеждённо ответила длинная, всеми силами в это веря. Только вот непрошенная мысль о том, что с приходом чумы из прайда ушло так много львов, легла на её бровях и опущенных уголках рта сумрачной тенью. "Сколько ещё решит уйти из этих мест?"

Короткая, но так сильно затронувшая обеих загонщиц встреча чуть было не заставила Сехмет забыть о порученном им деле.

– Давай пошустрим – как бы Номуса не погнала их без нас. – Торопливо выпалила бурая, спохватываясь. Можно было только молиться о том, чтобы старшие не нашли их задержку слишком уж затянувшейся… Спуск и осторожный обход стада, к счастью, не успевшего перейти к новой "кормушке", не занял много времени. Встретившая опоздуний укоризненным взглядом третья молодая охотница отыскалась неподалёку, залегши и дожидаясь их подхода в пушистых зарослях густой травы. Несложно было понять недовольство той: тяжелый запах стада вот уже некоторое время доносился до охотницы, дрязня её чутьё и наводя нетерпение.

Быстрый бег всегда давался Сех немного меньшим трудом. Помня об этом, темношкурая предложила:

– Когда мы вспугнём их, мне лучше держаться чуть выше и следить за тем, чтобы они не свернули от реки. Все готовы? – Втайне для самой хищницы, бравые нотки азарта прорезались в её голосе, стоило ей на миг представить, как пойдёт преследование, как громко будет отдаваться заставляющий берег дрожать топот в её ушах; казалось, она говорит о ребяческой забаве. – Тогда начинаем.

Едва дождавшись согласия обеих товарок, бурая, крадучись, первой выступила из укрытия, плавно переходя с ползущего шага в стремительный галоп. Игнорировать скопившуюся усталость казалось таким простым, пока она видела перед собой ничего не подозревающих травоядных, одно из которых насытит сегодня её и её братьев! Посторонние мысли отпустили её. Когда пасущееся стадо по испуганному взвизгу самой бдительной зебры обнаружило несущуюся на него троицу львиц и обратилось в бегство, она вильнула прочь от реки, настигая не успевших взять разгон животных. Какие-то секунды у Сех было преимущество, которое она употребила на то, чтобы держаться вровень с быстроногой добычей, предотвращая отход спасающихся беглецов от намеченного для них Ари направления. Вкладывавшую в лапы и дыхание все силы кошку даже посетил инстинктивный хищнический соблазн ринуться на одну из светлевших брюхом антилоп, попробовать загрести лапами и повалить её… Но никакая самая быстрая и выносливая самка не могла долго нестись рядом с бегущим стадом.

Удары заходящегося сердца исподволь наливали мелькающие над землёй лапы усталостью, и Сехмет проводила отыгрывавшую метр за метром антилопу искрящимся зелёным взглядом.

+3

13

Притаившись в тени сильно разросшегося кустарника, Ари и её спутницы принялись ждать, когда Сех, Мэй и Номуса погонят травоядных в сторону охотниц. Со своей позиции новоиспечённая королева видела, как львицы обходят стадо стороной, стараясь быть незаметными, чтобы не спугнуть потенциальную добычу раньше времени, но что её напрягло, так это то, что две молодые львицы отстали от своей чуть более старшей подруги, и отстали не просто на пару метров, а на достаточно приличное расстояние. Не то, чтобы Ари сильно волновала причина такой задержки, но сейчас задачей всех львиц было поймать как можно больше добычи, чтобы накормить их многочисленный прайд, и этой задаче ничего не должно мешать. Приняв решение поговорить с девочками по дороге к пещерам, Ари перевела взгляд обратно на разношёрстное стадо, пытаясь определить, не хромает ли кто-либо из животных и есть ли среди них молодняк (наличие старых животных с такого расстояния вряд ли можно было определить) — не стоит тратить силы и здоровое на молодое копытное, если в стаде есть добыча полегче.
Каждый раз, когда кто-либо из травоядных вскидывал голову и поворачивал её в сторону загонщиков, Ари замирала — казалось, даже забывала, как дышать. Упускать добычу не хотелось, ведь если один неловким движением (или звуком) они распугают всех копытных у реки, придётся искать другие стада, и не факт, что львицы найдут их быстро. Как никто не гарантирует и того, что те другие не будут заражены чумой, что было бы страшнее; среди присутствующих здесь травоядных светлая самка, по крайней мере, не увидела ни одного животного с чумными пятнами.
Время тянулось невероятно медленно, и когда Ари уже было подумала, что никогда ещё в жизни она не ждала так долго (на самом деле львица за последние несколько месяцев попросту отвыкла от охоты), она увидела тревожное шевеление на краю стада. Ещё пара секунд — и зебры вперемешку с гну и газелями помчались вдоль русла реки, гонимые охотницами прайда. "Наконец-то!" — не без удовольствия воскликнула про себя львица, с трудом усидев на месте. Охотничий азарт, захвативший королеву, заставлял Ари чуть ли не дрожать с головы до пят от предвкушения охоты — самка уже засиделась в пещере со львятами и успела забыть, каково это, чувствовать под собой извивающуюся добычу, отчаянно борющуюся за свою жизнь. Желание броситься наперерез стаду буквально горело во львице, но разум подсказывал: рано. И даже когда боковым зрением она увидела, как сидящие по сторонам охотницы повернули к ней головы, мол, "ты собираешься сидеть тут до ночи?", Ари лишь напрягла мышцы и прищурила глаза, определяя расстояние до стада и выжидая лучшего момента.
В точности в тот момент, когда загонщики постепенно начали отставать от преследуемой добычи, расстояние между травоядными и притаившимися в кустарнике львицами стало идеальным для атаки.
Пора, — почти одновременно с короткой брошенной фразой львица выскочила из своего укрытия и помчалась наперерез стаду. Она покрыла большую часть расстояния, разделявшего её и добычу, буквально парой прыжков. Оттолкнувшись от земли в третий раз, львица вытянула вперёд лапы и выпустила когти в надежде массой своего тела опрокинуть травоядное на землю и одновременно с этим зацепиться когтями за его плечи, чтобы, если добыча тут же вскочит на ноги, не упустить её в тот же момент.
Полностью погрузившись в процесс охоты, самка не видела ничего вокруг, в том числе и своих сопрайдовцев. Конкретно сейчас, в данную секунду, всё её внимание было сосредоточено лишь на одной цели — на том, кто своей смерть поможет окажется услугу её прайду, не позволив львам умереть от голода. Похоже, добычей королевы должна была стать молодая, скорее даже подросткового возраста зебра.
Другие же две охотницы решили попробовать вдвоём завалить здорового самца ньялы, которого, казалось, хватит минимум на половину прайда — одна из самок решила прыгнуть на круп животного, чтобы повалить его на землю, другая же намеревалась атаковать травоядное в шею, одним укусом прервав его жизнь. [умение "Авторитет" применено]

Отредактировано Ари (7 Июл 2016 11:26:34)

+2

14

- Да, да, сейчас, - суетливо завертела головой рыжая, с букетиком в зубах, судорожно подыскивая где бы ей спрятать подарок. Хотя вон тот булыжник в чистом поле выглядит довольно неплохим тайником. Ей низачто не хотелось терять такой скромный, недолговечный дар, так что Мэй решительно подскочила к валуну, пихнув его лапой,чуть сдвинув тяжелый камень с места и пару раз пошкрябав лапой влажную землю, аккуратно, даже бережно, опустила в ямку цветы, не забыв носом присыпать тонкие стебельки - чтобы его ветром не выдуло оттуда! - Я бегу Сех, бегу! - торопливо крикнула убежавшей вперед бурой львице самочка, вприпрыжку помчавшись следом и догнав подругу чуть раньше, чем та успела дойти до Номусы, терпеливо дожидающейся остальных загонщиц.

Все-таки приятно чувствовать себя частью прайда.

Не привыкла Мэй к такому, ой не привыкла. И была слегка не уверена, все-же на них возлагали более старшие товарки большие надежды, а Мэй из семьи одиночек, и до этого никогда не была в большой группе, но самку отрезвляла, подбадривала, держала в напряжении и сосредоточенности одна немаловажная деталь - это ей поручено оберегать маленьких прохвостов, младших братьев Сехмет, заботиться о них, следить, и соответственно, кормить, так что Мэй не простила бы себе, если бы нарушила наказ Нимерии. Она далеко, она уже никогда не вернется, но это не значит, что конопатая самочка могла позволить себе расслабиться и посвятить время, как обычно, играм и забавам.
Разве что... чуть-чуть.
Никто же не отменял сочетание приятного с полезным?

Заслышав игривые нотки в голосе бурошкурой, бодро размахивающей кисточкой хвоста, сминая зеленые, колосящиеся заросли, рыжая незамедлительно растянула уголки губ в сияющей, белозубой улыбке, зажмурившись и отведя косматые уши назад, - Как скажешь, босс! - шутливо отдав честь Сех, на секунду прикоснувшись лапой ко лбу изобразив "под козырек", Мэй задиристо прижалась к утомленно, по взрослому закатившей глаза Номусе (да, да, дети, что тут скажешь), пихнув ее всем телом и едва не завалив соплеменницу на бок. Встав рядом с Сехмет, едва ли не прижавшись светлым брюхом к вспаханной почве, Мэй резвой молнией рванула следом за подругой, с блаженным удовольствием подставив мордочку под свежие, бурные ветра, смешивающиеся с запахом будущей добычи. Мэй была быстрой, прыткой, обожала бегать, а с некоторых пор и лазить по деревьям, так что ей не составило труда держать относительно ровное дыхание и обогнуть Сехмет, чтобы бежать чуть поодаль, не мешая остальным самкам делать свою работу. Никто не знал, какая из этих сочных, аппетитных копытных зверюг станет сегодняшним ужином, так что уходить не позволялось никому. какая-то особо умная антилопа решилась свернуть с траектории несущегося галопом стада, где ее мигом поджидали Мэй и подоспевшая к ней Номуса, с утробным рыком отогнавшие попятившуюся, взбрыкнувшую дичь обратно в поток.

Это было весело, рычала на охреневшую антилопу Мэй от души. Смеялась тоже, под выразительный, осуждающий взгляд соседки-загонщицы. - "Надеюсь, мы все правильно сделали," - прогнав стадо еще дальше, все трое постепенно перешли с быстрого галопа на медленную трусцу, а как только в поле зрения зловещими разноцветными тенями показалась основная масса охотниц, молодняк тяжело, хрипло дыша буквально шлепнулся в траву. По крайней мере Мэй, не сдержав, опять, заливистого, сбивающегося жадными вздохами взахлеб смеха, - Вы... кххххахх... В-видали как она отскочила? Ну та антилопа? А мы с Номусой на нее такие РРРРРР! Ох... кх... кх... Надеюсь все пройдет хорошо.

+4

15

Завидя впереди силуэты выдвинувшихся наперерез стаду старших львиц, Сех позволила себе сбавить обороты. Дальнейшее было уже не их с Мэй и Номусой делом: выбирать добычу, валить и умерщвлять её надлежало взрослым и крепким самкам, полным нерастраченных на преследование сил. Хотя неплохо было бы помочь им с этим, а ещё лучше попробовать сделать что-нибудь самой, темношкурая усомнилась в том, что эта идея так уж хороша – на месте пыла и задора погони быстро возникла неуверенность, всё же ей пока не доводилась охотиться самостоятельно. Вдруг она что-то не рассчитает и не справится?.. Да ещё и на глазах у всех…

Замедляясь и переводя дух, бурый подросток развернулась к товаркам – и не без удивления нашла, что обе самки привольно растянулись на мягкой прибрежной траве. Увиденное на пару секунд обеспокоило поспешившую к ним зеленоглазую, но, едва очутившись вблизи, самочка тотчас поняла, что всё в порядке и все целы. Ведь если Мэй каталась со смеху, а Номуса обстреливала её укоризненными взглядами – очевидно, они обе были в совершеннейшей норме!

– Вы... кххххахх... В-видали как она отскочила? Ну та антилопа? – Сбивчиво и торопливо протараторила при её приближении веснушчатая, делясь весельем. – А мы с Номусой на нее такие РРРРРР! Ох... кх... кх... Надеюсь все пройдет хорошо.

На мордашке присевшей, слегка нахмурившейся Сех немедля отобразилось выражение крайней озадаченности и серьёзности; у самок не могло остаться никаких сомнений в том, что она весьма напряжённо и глубокомысленно обдумывает рассказ. По правде говоря, она умудрилась напрочь прохлопать глазами сие зрелище, слишком увлеченная гонкой (не говоря уж о том, какой ответственной была порученная им часть охоты и как сильно её это занимало!), и потому попробовала вообразить себе пропущенное. И когда ей, наконец, это, удалось, только что сосредоточенная на услышанном львица чуть не ухнула на землю, прыснув взрывом хохота и качнувшись назад: почему-то антилопа в её голове разразилась страшным негодованием, на бегу отчитывая бесцеремонно рычащих на неё преследовательниц – в перерывах между испуганным верещанием, разумеется.

– По крайней мере, она ничего вам не ответила. – Выдавила бурая, отсмеиваясь и старательно изгоняя из мыслей не желающий испаряться оттуда образ сварливого травоядного, ропщущего на нынешних львов. Как ни крути, а вместо подобных глупостей ей следовало проявить больше интереса к ходу охоты… Что Сехмет и сделала, повернув голову к давно успевшему встретиться с охотницами стаду. Улыбка вмиг покинула её губы, зато уши встали торчком и заинтересованно встопорщились усы. Ей почти сразу бросился в глаза почему-то отставший детеныш зебры, находившийся ближе всех к реке, и преисполнившаяся охотничьего любопытства кошка машинально привстала на лапы, разглядев причину тому: травоядное заметно хромало. И всё еще оставалось без пристальнейшего внимания старших самок…

– Смотрите… – львица позвала Номусу и Мэй с еле различимым оттенком неуверенности в голосе, указующе помахав лапой вслед добыче. – Он некрупный, и хромает… Как вы думаете, смогли бы мы его сами поймать?.. – Вряд ли у неё вышло бы разглядеть возможные пятна на полосатом брюхе с такого расстояния, но пока казалось, что таковых у зебры вроде как нет… Последовавшее в ответ утомленное ворчание Номусы о том, что Ари ничего на счет самодеятельности им не говорила, ничуть не удивило её. Оно могло бы остановить покладистую темношкурую самку, но сейчас ей действительно хотелось попытаться кого-то изловить без помощи и присмотра взрослых – и довольно весомый шанс не опростофилиться так удачно предоставлял сам себя! Всё еще охваченная сомнениями, Сехмет сделала несколько шагов в направлении бегущего так медленно зебрёнка, и вновь обернулась к товаркам, поправив лапой растрепанную чёлку. Вопреки неодобрению Номусы желание изловить детёныша так и свербело, а терзавшие львицу колебания таяли и без того мелким ручейком в засуху:

– Хотя бы попробовать-то стоит? Если он здоров, конечно. Чем больше мяса мы принесем с охоты, тем лучше, верно?

+2

16

Ари атакует зебру

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&amp;dice=4+5

Бросок

Итог

4 + 5 = 9

9

50/50, персонаж отчасти выполняет миссию, правда, не так удачно, как хотелось бы, да еще и с возможными легкими увечьями.

Ари одним прыжком сокращает расстояние между ней и зеброй и наваливается своим весом на травоядное. Зебра валится на землю, но довольно резво пытается вскочить, перебирая копытами по земле. Взрыхлив траву, она забросала грязью и травой морду Ари.

P.S. Упоминания варана в посте нет, поэтому его бонус не учитывается.

Первая НПС-львица атакует Ньялу

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&amp;dice=2+5

Бросок

Итог

2 + 5 = 7

7

Промах, оба бойца остаются целы.

Первая помощница Ари пытается вскочить на круп самца ньялы, но не удерживается на нем и летит на землю. К счастью, обошлось без травм.

Вторая НПС-львица атакует Ньялу

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&amp;dice=1+5

Бросок

Итог

1 + 5 = 6

6

Неудача, персонаж проигрывает/проваливает миссию и подставляется под удар (перехват атаки соперником).

Вторая помощница еще менее удачлива, чем первая. Её попытки вцепиться в шею травоядного провалились - Ньяла, встревоженный первой нападавшей, от второй легко уклонился и теперь бросился наутек.

0

17

Получилось! Ну, почти...
Бросившись наперерез бегущей зебре, Ари смогла застать её врасплох — что было сил оттолкнувшись от земли, львица навалилась на не успевшее увернуться травоядное, и они обе повалились на траву. Где-то в глубине себя королева обрадовалась, и это, возможно, стало её главное ошибкой — сама того не осознавая, Ари решила, что теперь добыче не вырваться из её лап и несколько расслабилась, зебра же, в свою очередь, не преминула воспользоваться этой возможностью. Не желая расставаться с жизнью, травоядное стало делать попытки подняться с земли, невольно (а может быть и намеренно) забрасывая морду львицы землёй и растениями. Инстинктивно зажмурив глаза, чтобы в них не попала грязь, Ари на мгновение отвернулась, но тут же взяла себя в лапы: нельзя было упускать эту добычу! Прайд нуждался в пище, а это охота была первой, которую возглавляла бывшая одиночка. Не могло быть даже разговора о том, чтобы вернуться к потухшему вулкану с пустыми лапами.
Коротко рыкнув, Ари вновь повернула голову в сторону пытавшейся подняться с земли зебры и попыталась насесть на её круп, чтобы массой своего тела прижать к земле. Попытку добраться до горла травоядного она сделает чуть позже — сейчас для неё было важнее не дать потенциальной еде подняться с земли и убежать.
В этот же момент поддержка пришла с неожиданной стороны — в траве мелькнуло что-то коричневое и накинулось на лопатки зебры. С головой поглощённая своей задачей, Ари даже не обратила должного внимания на это обстоятельство; на деле же на подмогу своей подруги пришла — вот удача! — находившаяся неподалёку самка варана. Она решила атаковать зебру сзади (получить копытом по черепушке Куфу совсем не хотела) и кусить её хорошенько, воспользовавшись своей ядовитой слюной.

Остальным двум львица повезло чуть меньше, чем королеве. Их атаки не увенчались успехом — сбросив со своего крупа одну из охотниц, самец ньялы, казалось, без особого труда увернулся от атаки второй львицы и поспешил убраться подальше от опасности. Но самки не собирались сдаваться: если у Ари и выйдет поймать зебру, этого явно будет недостаточно для целого прайда. Довольно резво вскочив с земли, обе охотницы помчались за своей добычей, намереваясь повалить травоядное на землю, а там, если выйдет, и попытаться убить его.

Офф

В предыдущем посте осознанно не вводила фамильяра, так что бонуса и не ждала)

Если зебра сможет вскочить и сбросить Ари со своего крупа, то держу наготове "Удачное приземление".

Описание действий NPC-львиц прописываю благодаря всё тому же "Авторитету".
Ну и не в моей компетенции, конечно, решать, как бросаются кубики, но в голове это представляю так: сначала кубики на атаку первой львицы, если ей удаётся свалить ньялу на землю — вторая атакует в горло, если не удаётся — вторая так же пытается повалить его.

+2

18

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"8","avatar":"/user/avatars/user8.png","name":"Ale-Tie"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user8.png Ale-Tie

Ари атакует зебру

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&amp;dice=2+4

Бросок
Бонус

Итог

2 + 4 = 6
2

8

50/50, персонаж отчасти выполняет миссию, правда, не так удачно, как хотелось бы, да еще и с возможными легкими увечьями.

Ари удаётся удержать зебру на земле, хотя та всё еще предпринимает попытки выбраться. Укус Куфуатилии оказывается как никогда кстати - именно это помогает сбить добычу с толка. Хотя ядовитая слюна варана вряд ли отправит зебру на тот свет тот же час.

Первая НПС-львица атакует ньялу

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&amp;dice=3+4

Бросок

Итог

3 + 4 = 7

7

Промах, оба бойца остаются целы.

Фортуна сегодня определенно не на стороне охотницы. Львица вновь досадно промахивается, а ловкое травоядное ликует.

Вторая НПС-львица атакует ньялу

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&amp;dice=4+2

Бросок

Итог

4 + 2 = 6

6

Неудача, персонаж проигрывает/проваливает миссию и подставляется под удар (перехват атаки соперником).

У мироздания плохое чувство юмора. Вторая охотница ничуть не удачливей своей соратницы - она прыгает, но даже не успевает сократить расстояние между собой и добычей.

+1

19

Львица навалилась на свою добычу всей массой тела, и на этот раз её действиям сопутствовала удача: зебра, прорезая ночной воздух трусливым ржанием, пыталась подняться с земли, однако самка не давала ей этого сделать и для пущего успеха выпустила когти, впиваясь ими в бока жертвы. Крик травоядного стал ещё громче, но едва ли это тронуло сердце королевы: её дети — а детьми она считала не только своих отпрысков, но и остальных членов прайда — нуждались в пище, и она им её даст, чего бы ей это не стоило.
Пока Куфу, которую Ари так и не заметила, продолжала сжимать челюсти на лопатке зебры, пытаясь мотать головою из стороны в сторону, чтобы разодрать мясо травоядного и причинить ему ещё большую боль (умрёт не от клыков львицы, так хотя бы от болевого шока), сама бывшая одиночка начала подбираться к горлу животного, желая вонзить зубы в мягкую плоть жертвы и тем самым прикончить её, прервать чужие страдания и притащить тушу в логово прайда Нари.

А пока удача стояла лицом к королеве, её зад был повёрнут к товаркам Ари, тщетно пытающимся поймать самца ньялы. Четыре атаки — по две на каждую львицу — уже не увенчались успехом. Может, всё получится хотя бы на этот раз?.. В любом случае, сдаваться самки не собирались и, как следует повалявшись в пыли, вскочили на лапы и продолжили преследовать свою жертву, прилагая при этом все свои усилия, все остатки их иссякавших сил. Тактика у охотниц оставалась прежней: повалить и тут же ударить в горло, убив на месте.

Мастеру

Всё ещё +2 от варана
Всё ещё "Удачное приземление" на случай падения с зебры
Всё ещё "Авторитет" на действия НПЦ-львиц, у которых осталась прежняя тактика

+1

20

Весьма внезапно для ожидавшей ответа Мэй Сех, вместо притихшей рыжей самочки подала голос и неохотно поднялась с места Номуса. Одного вида того, как она, слегка закатив глаза, приоткрывает пасть, готовая что-то сказать, с лихвой хватило, чтоб оптимизм длиннолапой иссох на корню. Впрочем, реакция львицы оказалось вовсе не так страшна, как ей казалось – на диво, зная о любви той повозмущаться и посетовать на жизнь.

– А-а… хорошо, хорошо, – пробурчала их спутница таким раздражённым и сварливым тоном, что он сам по себе ощутимо противоречил сказанному. Видно, исполнив порученное и вспугнув травоядных, она планировала спокойно насладиться заслуженным отдыхом… Однако, к немалому облегчению темношкурой, никаких уговоров не потребовалось: плавно переходя с ленивого шага на неторопливый бег, Номуса без понуканий двинулась к приметному жеребёнку. – Он прихрамывает – разумеется, что-то да выйдет...

Сех успокоенно выдохнула, припустив  за товаркой к будущей добыче, и едва заметная улыбка приподняла уголки её чёрных губ. Пожалуй, бурая чувствовала себя готовой попытать удачи и в одиночку, однако возможность рассчитывать на поддержку другой начинающей охотницы не могла не радовать. С её плеч только что упала целая гора неуверенности и сомнений, так что юная львица наконец-то смогла решительно настроиться на охоту… Но только для того, чтобы скачок спустя издать по-детски жалкий перепуганный взмявк, ощутив, как что-то цепко и плотно обвило одну из её передних лап. Беглый взгляд расширившихся глазищ вниз подтвердил кошмарные опасения. Змея!

Страх отхлынул почти сразу, стоило самке, от шока даже не замедлившей своего бега, уразуметь, что это та, давешняя зелёная змея, сулившая ей помощь, а не какая-то другая (и явно опасная) гадина. Неудивительно, что та оказалась незамеченной, с такой лёгкостью "поймав" львицу – Сех едва смотрела под ноги, а разглядеть в траве покрытое изумрудными чешуйками создание даже при желании было сложновато…

– Ты ведь хотела помочь?! – выкрикнула подросток, лихорадочно соображая, ещё более лихорадочно работая лапами и, будто сквозь дымку, вспоминая детали первой встречи с обернувшейся уже вокруг её предплечья рептилией. Она всё ещё не могла целиком довериться малознакомому существу! И вдобавок Сех страшно не хотелось опять отстать от Номусы и дать той очередной повод для неодобрительных взглядов, а та была на несколько шагов впереди, и времени было слишком мало, чтобы прийти к какому-то решению (ух, не спотыкнуться бы!), и они почти настигли своего хромого жеребёнка, и… Всё происходящее перепуталось в её голове в комок ярких пятен, тревожных и странно волнующих переживаний. Сехмет успела лишь зафиксировать момент, когда Номуса бросилась на круп злополучного беглеца, а спустя секунду и она, зайдя сбоку, оскалилась и прыгнула к нему на спину, чтобы повалить и обхватить лапами, вогнав когти глубоко в плоть. Того, как змея нацеленным на шею зебры броском соскользнула с её лапы и попыталась обвить глотку травоядного прямо под челюстью, темношкурая уже не заметила.

ГМу:

Действия Номусы прописаны с разрешения Ари. Имеется бонус +1 к охоте от фамильяра и +1 к охоте прост.

+2

21

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"8","avatar":"/user/avatars/user8.png","name":"Ale-Tie"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user8.png Ale-Tie

Ари атакует зебру

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&amp;dice=6+5

Бросок
Бонус

Итог

6 + 5 = 11
2

12

Абсолютная удача: персонаж выигрывает/выполняет миссию без единой травмы или увечья.

В этот рад Ари сопутствует настоящая удача и она благополучно отправляет зебру на тот свет.

Первая НПС-львица атакует ньялу

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&amp;dice=3+4

Бросок

Итог

3 + 4 = 7

7

Промах, оба бойца остаются целы.

Один раз случайность, два - совпадение, а три - мы поражены вашей неудачей. Ньяла, похоже, уже издевается над неудачливыми охотницами.

Вторая НПС-львица атакует ньялу

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&amp;dice=3+6

Бросок

Итог

3 + 6 = 9

9

50/50, персонаж отчасти выполняет миссию, правда, не так удачно, как хотелось бы, да еще и с возможными легкими увечьями.

А вот напарница неудачливой охотницы начинает исправляться и ей одним прыжком удаётся повалить самоуверенное травоядное на землю, хотя тот и отчаянно сопротивляется.

Номуса атакует детёныша зебры

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&amp;dice=6+2

Бросок

Итог

6 + 2 = 8

8

50/50, персонаж отчасти выполняет миссию, правда, не так удачно, как хотелось бы, да еще и с возможными легкими увечьями.

Номуса запрыгивает на круп беглеца, но когти проходят по касательной и хромой падает на землю, не получив особых повреждений.

Сехмет атакует детёныша зебры

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&amp;dice=4+3

Бросок
Бонусы

Итог

4 + 3 = 7
1 + 1 = 2

9

50/50, персонаж отчасти выполняет миссию, правда, не так удачно, как хотелось бы, да еще и с возможными легкими увечьями.

Сехмет и её новому чешуйчатому товарищу тоже удаётся взвалиться на зебру, хотя умения у молодых львиц ещё не хватало, чтобы прикончить животное одним ударом.

+2

22

Мастеру

Использую "Авторитет" на действия НПЦ-львиц, абзац с их атакой выделила отдельно, остальные части поста можно не читать.

Отчаянное ржание зебры, вкус и запах выпущенной крови; пыль саванны, попадающая в нос; физическое ощущение того, как под тобой извивается живое существо, из последних сил цепляющееся за жизнь — увы, безрезультатно — все эти чувства с головой захватили львицу, даря ей ощущение радости, охотничьего азарта, свободы. Конечно, Ари не жаловалась на то, что стала новоиспечённой матерью, но она слишком долго не расставалась со львятами и успела изрядно соскучится по всему этому.
Каждое движение травоядного, терзаемого львицей и вараном, становилось всё слабее; каким-то нутром самка чувствовала, что её жертва всё ещё надеется двинуть хищнику копытом по голове, вырваться из смертельных объятий, вскочить и унести ноги подальше от этого ужасного места; и всё же зебра была обречена. Через несколько секунд после того, как клыки Ари проткнули кожу копытного, жертва превратилась из потенциальной добычи в самую настоящую, которую можно было отнести в логово прайда и которой можно было накормить голодных хищников, ожидавших охотниц на поляне. Убедившись, что зебра окончательно покинула этот мир, львица вытащила клыки из горла жертвы и, сев на землю, огляделась. Охота заняла почти всю ночь — небо постепенно начинало светлеть, а звёзды — гаснуть.

Переведя взгляд в одну сторону, королева увидела, как двое из её подопечных пытаются завалить ещё одно травоядное — львицы и их жертва были скрыты поднятой пылью, поэтому Ари не могла с уверенностью сказать, кого именно пытались убить самки. А впрочем, разве это было так важно?.. Если эта туша накормит часть прайда, то не так уж и важно, кто это будет — зебра, антилопа, целый буйвол или лишь мелкий бородавочник.
Ньяла тем временем, как и остальные жертвы охотниц, умирать не собирался. Тяжело упав на землю под натиском двух хищниц, самец тут же предпринял вполне логичную попытку подняться и унести поскорее ноги, но не тут-то было! Пока одна из самок — та, которой улыбнулась удача — наваливалась всем телом на свою жертву, мешая травоядному подняться с земли, её товарка подбиралась к главной цели — горлу зверя, чтобы одним быстрым укусом умертвить животное и притащить его бездыханную тушу к Килиманджаро.

Глянув в другую сторону — ту, где текла река — Ари увидела другое облачко пыли. Она с трудом разглядела полосатую шкуру зебры, тёмную шерсть Сехмет и светлую — Номусы, но никак не могла увидеть ярко-рыжий окрас Мэй. Впрочем, не исключено, что юная самка просто скрывалась за поднятой пылью и телами охотниц.
Несмотря на то, что дела у обеих групп пока что шли на “ура” (тьфу-тьфу-тьфу), бывшая одиночка буквально горела желанием разорваться на две части и помочь и тем, и другим, но для начала надо было как минимум самой прийти в себя — сердце всё ещё бешено билось, пасть пришлось приоткрыть, чтобы дышалось легче, да и в принципе лапы королевы чуть дрожали от напряжения, она всё же слишком долго не охотилась.
Что, не узнала, да?
Не то Ари не заметила варана в пылу азарта, не то она забыла о нём, полностью поглощённая мыслями о том, одну, две или всё же три туши они притащат сегодня в прайд, но львица вздрогнула и перевела отчасти испуганный взгляд на ящера, будто совсем не ожидала его здесь увидеть. Она какое-то время молча глядела на рептилию, пытаясь осознать, что той от неё надо, и хотела уже ответить, что нет, не узнала, если бы не вспомнила одно “но”: в своей жизни лишь однажды она встречала варана. И теперь была невообразимо рада этому.
Узнала, — устало вздохнув и чуть растянув уголки губ проговорила самка.
Вот то-то же! — сдвинув своё огромное (для своего вида) чешуйчатое тело, варан принялся обходить львицу по кругу. — Я смотрю, всё прошло успешно? — на морде ящера тоже появилась улыбка. Живот львицы больше не был таким огромным, как в тот день, когда они пересеклись впервые, а сама светлошкурая выглядела вполне сытой и довольной жизнью — словом, ничуть не была похожа на одиночку.
Да, — очередное воспоминание о семи крепких и здоровых детях заставило Ари тепло улыбнуться однажды встреченной рептилии. — Я очень благодарна тебе! Если бы ты тогда не… Уговорила… — слова давались немного тяжело. И кем она тогда только была, когда решила, что в прайде детей ждёт ужасная судьба?! — Я не знаю, что с нами тогда было бы, — она устало вздохнула.
Всё хорошо, что хорошо кончается! Много, должно быть, деток-то?
Семь. То есть, было восемь… — воспоминания о светлой самочке, которая умерла, едва появившись на свет, уже не причиняли такую боль, как в первые дни потери, но время от времени Ари всё же пыталась представлять себе, как бы малышка выглядела сейчас. К сожалению львицы, она даже почти не помнила, как выглядела её умершая дочь — львёнок представлялся ей просто пятном светло-бежевой шерсти.
Ну-ну, такое иногда случается. Зато остальные живы и здоровы, ведь так?
Так, — в очередной раз улыбнувшись, Ари подняла голову и вновь кинула взгляды на две группы охотниц.
Она королева, её прайд вскоре будет сыт, а дома её ждут семеро крепких и здоровых львят.
Ох, если бы она только знала, что вскоре подкинет ей судьба...

+2

23

Отрезок травянистого берега с почти ровно ложащейся под лапы настигающих добычу кошек землёй; молодая, ослабленная хромотой, паникующая жертва. Казалось бы, что может пойти не так в охоте двух здоровых самок, пусть обе и были ещё неопытны? Ведь всё благоприятствовало им. Но вопреки всем этим дай Айхею каждому обстоятельствам, дело так и не свершилось в мгновение ока. Им только предстояло его закончить – эта тревожная, заставляющая дрожать от волнения мысль посетила вцепившуюся в трепещущую тушку зебрёнка Сехмет как раз когда зеленоглазая львица оправлялась от основательного удара о землю. Как хорошо, что она догадалась как можно сильнее обхватить когтистыми лапами пойманное травоядное! Ёё едва не отбросило от зебры при их общем неуклюжем падении, не выбившим весь дух из лёгких разве что благодаря покрову зелени, а о том, что она может взять и выпустить из захвата добычу на глазах у прочих охотниц – будто мало было бы при таком позорище одной Номусы – думать не хотелось совершенно. Думать вообще получалось не очень: у темношкурой никак не получалось до конца усмирить хаос мечущихся от одного к другому мыслей, силящихся уследить сразу за всем, и никчемных "что-если". Немного успокоить колотящееся не то от пробежки, не то от волнения сердце длиннолапой смогло лишь осознание, что жеребёнок нипочем не спасется от них теперь… По крайней мере, не должен. Наверное. Так ей казалось.

– Он наш. Ох и объедимся же мы сегодня… – Не скрывая горделивых ноток в заранее сытом и довольном голосе объявила её товарка; сосредоточенно прищуренные светлые глаза Номусы лучились смесью азарта и торжества. Полосатый детёныш с визгом и всхрапываниями бил копытами наугад, словно не видел, куда именно надо целиться, чтобы попасть по одной из заваливших его кошек. Пользуясь этим, Сех поспешила навалиться на его бок, планируя так избежать возможных ударов и перевести дух: – "Пускай бьется и вертится подо мной сколько угодно – я держу его как следует". Отрывочные воспоминания об уроке Шайены начали вспыхивать в её голове, подсказывая и помогая составить что-то вроде плана действий. Как будто, теперь ей надо примериться и ухватить пронзительно вопящего жеребёнка за шею, но не просто ухватить, а…

Более-менее успокоившийся подросток почти успела решить, что идеально контролирует ситуацию и готова ко всему. Почти. Внезапный вскрик отпрянувшей, затем сдавшей на шажок назад Номусы – она только-только заметила расположившуюся на шее хромоножки змею – прозвучал не как гром среди ясного неба лишь по той причине, что безуспешно вырывающийся зебрёнок вопил, не умолкая. Испуг второй львицы в момент избавил Сехмет от вредной иллюзии, поскольку был последним, к чему она могла морально подготовиться. Перед растерянной не меньше Номусы самочкой встала задачка не из лёгких: убедительно объяснить всполошившийся напарнице, что жуткая ползучая тварь не причинит им вреда, причем не располагая сколько-нибудь весомыми подтверждениями тому.

– …подожди! Эта змея неопасна, она… Она со мной! – Не меньше подруги ошарашенная поворотом событий, бурая всё же не рискнула ждать, пока Номуса придет в себя и, чего доброго, решит загрызть вызвавшуюся помочь зелёную рептилию. Та и сама заметила излишнее внимание к своей персоне, но вместо того, чтобы отважиться на предостерегающее шипение, молча наблюдала за незнакомой львицей, бросая короткие взгляды на Сехмет. Вторая охотница не замедлила переспросить со сквозящим в едва уловимо подрагивающем голосе недоверием: – С тобой?.. Ты разве водишься со змеями? –  в её выражении её морды, наметившихся на переносице морщинках зеленоглазой почудился намек на отвращение.

– Я не… то есть, это не то… – забормотала обескураженная и сбитая с толку Сех, понятия не имея, что нужно ответить на такое. Проще всего выйти из неловкой ситуации было бы открестившись от знакомства с питоном, однако при одной только мысли об этом сморщилась её собственная белая мордашка. Это было бы просто мерзко. Змея помогала им, в конце концов. – Ты собираешься обсуждать это до тех пор, пока наша добыча не сумеет дозваться родителей? Займись делом!

Негодование и резкий тон, с которыми длиннолапая выплюнула свою последнюю, полную раздражения реплику, стали для неё тем ещё сюрпризом. Откуда в ней взялась такая волна гнева, что Сех непроизвольно прижала уши и едва не зарычала на львицу, скалясь? Пересилив порыв смущения и тягу хоть как-то загладить, смягчить отповедь, подросток взяла, да и огрела срывающего голос зебрёнка по голове – как и её спутнице, ему не мешало бы заткнуться… А в идеале так ещё и прекратить дёргаться в попытках её скинуть. Ох, от его крика давно стоял невыносимый звон в ушах! Внутренне Сех была готова к ответной тираде от более темпераментной и бойкой львицы, но, к её удивлению, Номуса смолчала. Вместо того, чтобы развивать спор, она перебежала к голове жеребёнка и легла перед ним, накрывая его морду распахнувшимися настежь челюстями, чтобы начать душить. Притронуться к горлу она так и не решилась, стараясь держаться от заключающей шею зебры в смертоносные объятия зелёной ленты мускулов так далеко, насколько это возможно; и даже искренне стыдясь ужасающей бестактности своего поведения, Сехмет не могла этому факту не улыбнуться.

+1

24

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"5","avatar":"/user/avatars/user5.jpg","name":"Котаго"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user5.jpg Котаго

Вторая НПС-львица атакует ньялу

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&amp;dice=3+2

Бросок

Итог

3 + 2 = 5

5

Неудача, персонаж проигрывает/проваливает миссию и подставляется под удар (перехват атаки соперником).

Львице не удается удержать ньялу на земле. Он вырывается но еще не встает на ноги.

Первая НПС-львица атакует ньялу

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&amp;dice=2+4

Бросок

Итог

2 + 4 = 6

6

Неудача, персонаж проигрывает/проваливает миссию и подставляется под удар (перехват атаки соперником).

Вторая львица пугается неожиданной паники ньялы и промахивается, падая на землю. Ей может прилететь копытом в череп.

Воспользовавшись замешательством львиц, ньяла пытается вскочить на ноги и попутно хорошенько огреть первую львицу копытом.

Ньяла атакует первую НПС-львицу

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&amp;dice=4+4

Бросок

Итог

4 + 4 = 8

8

50/50, персонаж отчасти выполняет миссию, правда, не так удачно, как хотелось бы, да еще и с возможными легкими увечьями.

Ньяла ударяет первую львицу копытом, но не так сильно, как хотелось. Он падает обратно на землю и получает несильное растяжение передней ноги. Теперь ему будет сложнее убежать.

Сехмет атакует детеныша зебры

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&amp;dice=6+6

Бросок

Итог

6 + 6 = 12

12

Абсолютная удача: персонаж выигрывает/выполняет миссию без единой травмы или увечья.

Сехмет ударяет зебренка по голове, он прикладывается виском о твердую землю и теряет сознание. Теперь осталось прикончить его, что можно сделать без кубов.

+2

25

Мэй просто обожала, когда ее шутки достигали аудитории. Признаться, это случалось не прям чтобы часто, уж больно непоседливый и шумный характер был у этой особы, но неиссыхающий оптимизм, который редко падал под недугом уныния, обычно брал верх над неприветливой толпой. В общем... это заканчивалось тем, что рыжую либо гнали взашей с ее клоунадой, либо все дружно хохотали и веселились вместе с ней! Хорошо, что Сех не стала играть в буку, а мигом подхватила хулиганский настрой товарки, отчего обе львицы еще добрых минут десять перекликивались сдержанным "хи-хи". Номуса правда все это время смотрела на них как на умалишенных попугаев, скривив морду в смеси скепсиса и иронии(ха-ха, как смешно), но это было уже не так важно. Мэй неплохо подняла себе настроение после всех печальных событий на днях, это действительно ее отвлекло от мрачных дум и вернуло веснушчатому "солнышку" его желание сиять, цвести и пахнуть.

Мэй с довольным видом потянулась во весь рост, зажмурившись, выгнув спину и подрав выпущенными когтями жухлый, стоптанный зеленый покров. Как же хорошо то, а! Хоть и лапы гудели после такого стремительного забега, но, это вообще пустяки. Приоткрыв один глаз, конопатая стрельнула коварным изумрудным огоньком в небо, наблюдая за мельтешащими над облаками птицами. Довольно неудобное время для наблюдения за природными красотами, но самочка просто не могла не обратить внимания на то, как же хорошо сейчас было вокруг... Рев копытных убегающих от взрослых охотниц, преследующих их по пятам, журчание убегающей дальше прохладной воды совсем неподалеку... ей даже сегодня романтичный подарок сделали в виде роскошного букетика, а такое, знаете ли, не каждый день дарят!

Рыжая аж резко перевернулась на светлое брюхо, тревожно повернув голову в ту сторону, где она оставила подарок Диего. А вдруг его ветром сдует? Жалко будет ужасно, ведь больше ей с Диего уже не встретиться, и новые цветы не заслужить. Хотелось бы сохранить этот приятный дар. Мэй перевела задумчивый взгляд на Сехмет, отрешенно разглядывая ее угловатую морду с характерными чертами всей семейки Шайены и Жадеита, невольно задумавшись, а мог бы Шеру ей подарить там... ну допустим, ромашку? Это ведь так мило, она бы очень обрадовалось, если бы у этого зеленоглазого обормота хватило ума преподнести подруге скромный кустик пахучих соцветий. Мэй аж причмокнула наглядно представляя себе этот момент истины, когда у ее приятеля проявиться романтичная натура истинного джентельмена.  Мечтать не вредно, но почему бы и нет?
Надо спросить у Шеру на досуге, собирается ли он когда-нибудь что-нибудь ей дарить, а пока...

- Ась? - навострив круглые уши, самка сосредоточилась на том, что говорила Сех, заметив, что пока рыжая в облаках витала, Сехмет что-то вот уже целую минуту говорила, указывая  в сторону речного рукава. Мэй мгновенно устремила взгляд по направлению. Оу... - Считаешь? - она склонила голову на бок. Однако, прежде чем конопатая озвучила свое мнение по поводу предложения подруги, Номуса уже лениво отклеила тощую задницу от земли, и с благосклонным видом поплыла в сторону хромоногой возможной добычи - поймаем мы твою зебру, так уж и быть, - А, хорошо! Только я это... Вы там начинайте, а я присоединюсь! - звонко крикнула в спину юным охотницам Мэй, и, развернувшись, шустро пошуршала в сторону валуна, под которым спрятала заветный букетик. Все-же душа не спокойна, что он там лежит один одинешенек. Надо забрать!

  Что она и сделала, откопав свое сокровище и с довольным видом поправив его языком в широко ухмыляющейся пасти. Зыркнув вниз по склону, прищурившись и вытянув длинную шею, Мэй убедилась, что ее товарки одерживают верх над полосатым копытным, и теперь стоят над его поверженным тельцем, деловито облизываясь. Она даже успела заметить, как дочь Шайены самолично добивает прыткую добычу, чему несказанно обрадовалась, аж подпрыгнув на месте - ай да Сехмет, ай да косматая Убийца Зебр! Ай да Терминатор! Айда-да-да-да... В воодушевлении прыгая по склону как молодой горный козел, или круглый мячик, взмывая к облакам плавными скачками, Мэй довольно быстро "скатилась" к молодым самкам - чокакдевчули?

- АХРЕНЕННО, Я ВСЕ ВИДЕЛА! - запыхавшись выпалила конопатая, выронив себе под лапы пресловутые цветы и воссияв лыбой во всю пасть, - СЕХМЕТ - ТЫ БОГИНЯ ОХОТ! Это был зашибенный маневр "львица спереди"! Или как это назвать?! Не знаю, не важно, не интересно, не будем уоу... - прекратив улыбаться во всю пасть, Мэй осторожно отпрыгнула в сторонку, заметив как с тела умерщвленного животного сползает толстая узорчатая змея, высовывая свой смешной раздвоенный язык, - Это твой друг? - Мэй не очень боялась змей. Они, конечно, существа опасные, но крайне медлительные... особенно эти. Как их... Которые здоровые и жрут зайцев целиком даже не отрывая куски мяса. У них же зубов нет, она и забыла! Или она ошибается? - У вас зубы есть? - решила уточнить для галочки у питона Мэй, припадая на передние лапы и с интересом всматриваясь в плотно сомкнутую чешуйчатую пасть пресмыкающегося. Она даже бесстрашно ткнула рептилию лапой в толстый бок, - У вас красивая шкурка. И блестит как вода. - С отрешенным видом еще раз поглазев на змеиное тело, Мэй обошла подруг стороной и схватила зебру за ухо, сдержанно его пожевав. Мелкие точно буду в восторге, - Ладно, девчата, предлагаю вернуться в логово! Ари и без нас справится... МЫ ДОЛЖНЫ ОТНЕСТИ ЭТУ КРАСОТУ ДОМОЙ! ТС! - накрыв лапой пасть Сех, прежде чем та сказала хоть слово, Мэй сурово свела брови на переносице, - Тс... Ни слова больше... Этот подвиг должен быть услышан! Девочки, я ее возьму! - отскочив бешеным вихрем от бурошкурой, Мэй деловито приткнула свои цветочки в лошадиных зубах, воткнув веточку между широкими ээээ... резцами жеребенка, и поудобнее перехватила труп в пасть, схватив тот под широкую шею, - Я пофла, фы как вхатите! Отнефу это в логофо, фсем надо лассказать! - возбужденно прошамкала Мэй, неловко переступая через волочащуюся копытцами по земле тушку, пытаясь сразу стартануть с места в карьер и прямиком до дома - ей не терпелось поведать о произошедшем всем в прайде, от мала до велика!

А еще, что ей цветы подарили, да...

--------------) каменная поляна

+1

26

Ей Богу, удача этим утром повернулась спиной к охотницам. Вернее даже будет сказать крупом. Большими, толстыми, накачанными ляжками.

Столько сил было потрачено на то, что догнать жертву, повалить её — и всё впустую, самец напрочь отказывался помирать. Более того, он продолжал активно отбиваться от атак львиц. Фортуна, похоже, стояла не только задом к охотницам прайда Нари, но и передом конкретно к этой ньяле — очередная отмашка пытающегося вырваться из лап смерти самца достигла своей цели. Бум! — и одна из охотниц выпадает из игры (возможно, всего на несколько секунд, но и они могут стать роковыми). Однако не всё было потеряно, как казалось бы — жертва львиц делает попытку подняться и тут же припадает на землю, издав прокатившееся эхом над рекой ржание, в котором слышится не только испуг, но и крик боли. Вторая охотница, не теряя времени даром, делает очередную попытку навалиться на травоядное, чтобы затем прервать его жизнь укусом в горло.

У неё был всего один шанс. Если ньяле удастся вырваться, то охота будет провалена — сил противостоять вырывающейся из лап жертве больше не было.

***

Ари тем временем, завершив задушевную беседу с Куфу, продолжала следить за обеими группами. Конечно, неправильно было сидеть в стороне, ожидая, пока охотницы завершат своё дело, но в лапах всё ещё чувствовалась тяжесть, а сердце только-только начало отбивать привычный ритм.

Прилив новых сил появился в тот момент, когда одно из поднятых облаков пыли начало оседать, представляя взору королевы неподвижно лежащую на земле полосатую тушку и две львиные фигуры рядом. Уголки губ светлошкурой непроизвольно поднялись вверх, а сама самка чуть выпрямилась, округлив грудь — сегодня она могла гордиться своими подопечными. Этим вечером прайд будет сыт. Возможно, что этого количества травоядных хватит даже на два, а то и — благословит их Айхею — на три дня.

Однако стоило королеве перевести взгляд на вторую группу охотниц, как блеск в глазах угас, а брови чуть нахмурились. Самки всё ещё пытались повалить свою добычу. Охота шла необыкновенно долго. Плохо. Однако, стоило отдать им должное, они не сдавались.

Не раздумывая больше ни секунды, Ари поднялась с земли и поначалу медленно, рысью, а затем всё быстрее побежала в сторону второй группы охотниц. Конечно, в другой ситуации она предпочла бы продолжить отдых после непростой борьбы со своей добычей, окончательно перевести дыхание, но не сейчас. Не в этой ситуации и не в своём положении в прайде. Она была должна, обязана помочь своим подданным.

Куда же ты? — едва услышала она оклик варана, удивлённого таким резким стартом своей знакомой. Вопрос остался без ответа.

Львица мчалась изо всех сил, надеясь, что успеет на подмогу своим до того, как они упустят добычу. Помочь завалить, обездвижить, убить — всё что угодно, лишь бы принести домой как можно больше добычи. В прайде было слишком много голодных ртов, чтобы позволять жертве уйти от смерти.

Мастеру

Действия НПЦ-львиц прописаны благодаря умению "Авторитет":

С этим навыком, персонаж может отдавать прямые команды местным NPC-персонажам, свободно описывая их действия и ответную реакцию. Данное умение не затрагивает неписей, живущих на союзных, вражеских и нейтральных территориях.


Поскольку действия Ари зависят от того, какие кубики выпадут на атаку НПЦ-львицы, предполагаю следующие варианты атаки:
1. Если действия НПЦ-львицы оказываются провальными и ньяла вырывается и убегает, то Ари пытается для начала повалить его на землю.
2. Если НПЦ-львице удаётся прижать ньялу к земле, но не получается убить, то Ари бьёт в горло с надеждой умертвить жертву.
3. Если произойдёт чудо и НПЦ-львица наконец-то убьёт ньялу, то... ну, собственно, ничего)

+3

27

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"3","avatar":"/user/avatars/user3.jpg","name":"SickRogue"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user3.jpg SickRogue

Вторая NPC-львица атакует ньялу

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&amp;dice=3+1

Бросок

Итог

3 + 1 = 4

4

Досадная неудача, персонаж проигрывает/проваливает миссию и зарабатывает легкие увечья


Несмотря на полученную травму ноги, антилопа совершенно не намерена сдаваться без боя. Травоядное с силой отталкивает львицу плечом, и та неловко падает в траву, получив досадный ушиб.

Кое-как разобравшись со второй охотницей, ньяла принимается усиленно хромать прочь, превозмогая боль в травмированной конечности и постепенно ускоряясь. Ее цель — как можно скорее убежать прочь, покуда львицы еще не успели толком отдышаться.

Ари атакует ньялу

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&amp;dice=2+4

Бросок

Итог

2 + 4 = 6

6

Неудача, персонаж проигрывает/проваливает миссию и подставляется под удар (перехват атаки соперником).

К сожалению, прыжок охотницы оказывается провальным. Ари приземляется совсем рядом с ньялой, теряя драгоценное время. Антилопа пользуется этим кратким промежутком, что бы, хромая, убежать на несколько метров дальше. Ари еще может попытаться ее догнать, если захочет.

0

28

От обрушенного на голову молодой зебры тумака лапа гудела аж до самого плеча. И, видно, жеребёнок тоже сполна прочувствовал удар – полосатая туша разлеглась ничком и спастись более не пыталась. Судьба беглеца явно была предрешена, но Сехмет не торопилась расслабляться, со скованной волнением грудью наблюдая, как стягивает крепкие кольца на его шее зелёная змея. На всякий случай, будто для подобной неуверенности были какие-то причины, она встала обеими передними лапами на подёргивающийся бок травоядного, и только торжествующие нотки в глухом урчании Номусы сумели наконец уверить её, что это излишне: жеребёнок перестал дышать. С шумом выдохнув, Сех сделала шаг назад и обошла тушку, недоверчиво осматривая её, чтобы окончательно убедиться в том, что это мясо не тронуто заразой. Всё-таки в этот день ей знатно везло – ищущим глазам предстала чистая (ну, может быть, слегка запылившаяся) чёрно-белая шкура, нетронутая зловещими пятнами на брюхе.

Пронесло.

Лишь сейчас, вместе с осознанием их совместного успеха – "Это что же, у нас получилось самим добыть для прайда еды?!" – до взбудораженной самки дошло, как много сил у неё отняли охотничье напряжение и беготня! Нет, бурая львица, а теперь и настоящая охотница, не то что бы валилась с ног, просто ей вдруг больше всего на свете захотелось глотнуть прохладной воды и присесть, дав отдых неплохо поработавшим, впрямь заслужившим его мышцам... Это она и сделала бы сейчас, не заставь её резко подскочить в воздух от неожиданности поток восторженных выкриков.

– АХРЕНЕННО, Я ВСЕ ВИДЕЛА! СЕХМЕТ – ТЫ БОГИНЯ ОХОТ! – похвалы так и сыпались, будто из рога изобилия, на ошалело хлопающую зелёными глазищами львицу, никак не ожидавшую такого бурного одобрения и начисто от него растерянную. Ох, будто дело было в умении, а не в удаче! В общем-то, и над тактическими ходами она не задумывалась так сильно, как превознесла их её явившаяся словно из ниоткуда товарка.

– Получилось как-то само… я не планировала особо. – Не успела изрядно смущённая кошка неловко рассмеяться, как на неё посыпались новые расспросы – на сей раз, касаемо змеи… имени которой Сех, к слову, так и не успела узнать. К счастью, повышенное внимание к чешуйчатой персоне ничуть не испугало саму рептилию. Неторопливо освободив шею добычи от своих колец, прежде неразговорчивая змея прошелестела: – Только ловчие. Мой род не полагаетс-с-ся на яд, дитя... – и продемонстрировала их в слегка обнажившей острые белые кончики улыбке, отвечая на комплимент. Порадовавшись тому, что реакция Мэй ничем не напоминает испуг и гадливость, отразившиеся на морде Номусы при виде змеи, темношкурый подросток шагнула ближе к подруге, и уже намеревалась расспросить ту, где она была, вопросительно склонив голову набок – но рыжий фонтанчик энтузиазма ей и слова вставить не дал. Предложенная помощь, однако, пришлась как нельзя кстати; перспектива волочь тушу до самого логова сразу после сегодняшних праведных трудов ничуть не улыбалась бурой, зато втроём… а, втроём это уже было вполне терпимо!

Однако, звуки борьбы невдалеке не дали ей присоединиться к переноске, резко напомнив юным охотницам, что, вообще-то, они здесь не одни. Спешно развернувшаяся на шум и крики антилопы, Сех поражённо уставилась на борющихся с самцом ньялы старших львиц. В голове заметались догадки: был ли этот рогоносец  так силён и зол, что куда более опытные самки не могли управиться? Всё ещё шло по плану, или уже нет?

Одна из песочных кошек повалилась в траву, и замершая в полнейшим смятении Сех поняла, что уже нет; движение чуть поодаль привлекло её внимание, и зрелище бегущей на выручку отряду королевы стало еще одним подтверждением её тревожному выводу.

Переглянувшись с не меньше её встревоженной происходящим Номусой, самка едва ли не панически окликнула чешуйчатую: – Пожалуйста, помоги нам ещё раз, милая змея!! – и, в общем-то, не думая, что делает, схватила пастью ошарашенного таким поворотом питона, бросившись с этой ношей к разворачивающейся перед ними сцене. Топот в нескольких шагах позади говорил, что и вторая добытчица не отстаёт. Животное заметно хромало, и его отчаянная попытка убраться подальше от хищниц всё же оставляла им шансы – достаточно, чтобы два взмыленных полувыдохшихся подростка  сумели поднапрячься и настичь ньялу. Так, оказавшись на расстоянии рискованного скачка, они обе взвились в воздух – Сехмет сбоку, а Номуса скорее сзади – надеясь если не сшибить и изранить травоядное выпущенными наизготовку когтями, так хотя бы повиснуть на нём и задержать для старших!

Быть может, то, что думала об этой бесшабашной атаке свисающая из пасти Сехмет лиственно-зелёным тросом змея, осталось невыясненным только потому, что сама рептилия всё-таки решила снизойти до помощи спятившему от безнаказанности подростку еще раз, а может статься, дело было в её воспитании... Чего уж там, помочь из своего нынешнего положения она могла ох как немногим: предпринять попытку вцепиться в шею антилопы зубами разве что, дабы закрепиться на ней и попробовать перекрыть воздух уже хвостом. Ловчие зубы, хах? Вот уж никогда не знаешь, когда вместо спокойной гордости за силу мышц доведется пожалеть, что не ядовита…

ГМу:

бла бла действия нпс отписаны с разрешения королевы бла бла
змея дает +1 и ещё у перса есть +1 к охоте

+1

29

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"3","avatar":"/user/avatars/user3.jpg","name":"SickRogue"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user3.jpg SickRogue

Номуса атакует ньялу

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&amp;dice=6+5

Бросок

Итог

6 + 5 = 11

11

Настоящее везение, персонаж выигрывает/выполняет миссию, причем с меньшим трудом и легкими ранениями.

Номусе удается с разбегу сигануть на покатый круп антилопы и довольно удачно зацепиться на нем когтями, отяготив жертву своим весом. Ньяла вынуждена остановиться и слегка согнуть задние конечности, полуприсев на землю.

Сехмет атакует ньялу

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&amp;dice=2+3

Бросок
Бонусы

Итог

2 + 3 = 5
1 + 1 = 2

7

Промах, оба бойца остаются целы.

Так как ньяла резко ударяет по тормозам из-за повисшей на ее крупе Номусы, Сехмет и ее помощница-змея эффектно пролетают мимо охреневшего травоядного, в считанных миллиметрах от его физиономии, и приземляются в траву с другой стороны.

Ньяла провожает Сехмет и ее питона напрочь обалдевшим взглядом, но быстро смекает: у него все еще есть шанс уйти живым. Юные охотницы кажутся ему менее опасными, чем старшие львицы, так что антилопа смело взмахивает рогами в рискованной близости от Сехмет, больше желая ее отпугнуть, нежели действительно ранить, и в то же время делает стремительный рывок вперед, по мере оставшихся у нее сил игнорируя запрыгнувшую сверху Номусу.

ньяла атакует Сехмет

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&amp;dice=5+6

Бросок

Итог

5 + 6 = 11

11

Настоящее везение, персонаж выигрывает/выполняет миссию, причем с меньшим трудом и легкими ранениями.

Ньяла едва ощутимо цепляет бедро Сех самым кончиком своего рога, оставив небольшую царапину. Это в общем-то не больно, но достаточно убедительно, и вынуждает львицу отпрянуть подальше от разозленного травоядного.

ньяла атакует Номусу

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&amp;dice=2+4

Бросок

Итог

2 + 4 = 6

6

Неудача, персонаж проигрывает/проваливает миссию и подставляется под удар (перехват атаки соперником).

Номусе везет больше: травоядное не рассчитывает своих возможностей и чересчур сильно припадает на растянутую конечность. Вспышка боли, а также дополнительный вес на крупе приводят к тому, что антилопа неловко падает на землю, подставляясь под удары охотниц.

+1

30

Это была какая-то шутка богов. Причём отнюдь не смешная для охотниц прайда Нари.

Львица не смогла даже толком навалиться на отчаянно цепляющееся за жизнь травоядное — удар в плечо, падение на землю, и на этом всё. Силы кончились. Обе самки морально готовы были и, более того, горели желанием продолжить охоту, чтобы завалить, наконец, этого треклятого самца, но их физические силы не были бесконечными — тело ныло от долгого бега, от долгой борьбы, от ударов о землю. Львицы уже даже не пытались подняться с пыльной поверхности, с разочарованием в глазах глядя на удаляющийся силуэт упущенной добычи, когда их взгляды уловили две фигуры, мчащиеся на подмогу — королевы и юной самки, дочери Шайены.

***

И-и-и, как бы это парадоксально ни звучало, снова провал. То ли ньялу благословили тысячи его травоядных богов, уберегая тем самым своего подопечного от, казалось бы, неминуемой смерти, либо Проклятье Охотниц Прайда Нари перекинулось и на королеву. Перед тем как приземлиться едва ли не в считанных сантиметрах от добычи, Ари не успела вовремя сгруппироваться. Как результат — несколько драгоценных секунд на возвращение равновесия, которыми травоядное не преминуло воспользоваться и предприняло очередную попытку оторваться от своих преследователей.

Однако резко развернувшись в сторону ньялы, Ари едва не врезается в пролетающую мимо львиную тушу (от неожиданности, увы, она не смогла разглядеть, кто это был — Сехмет или Номуса). Резко дав по тормозам, львица отшатнулась и невольно присела на землю, впрочем, вскочив уже через пару-тройку секунд: похоже, пришедшие на помощь молодые охотницы принесли с собой долю удачи. Не дожидаясь того моменты, когда травоядное решит предпринять очередную попытку к бегству, скинув с себя Номусу, Ари рванула к его глотке, намереваясь вцепиться в извивающуюся под охотницами тушу и покончить уже наконец с этим проблемным самцом.

+1


Вы здесь » Король Лев. Начало » Килиманджаро » Восточный берег реки Зубери