Страница загружается...

Король Лев. Начало

Объявление

Дней без происшествий: 0.
  • Новости
  • Сюжет
  • Погода
  • Лучшие
  • Реклама

Добро пожаловать на форумную ролевую игру по мотивам знаменитого мультфильма "Король Лев".

Наш проект существует вот уже 10 лет. За это время мы фактически полностью обыграли сюжет первой части трилогии, переиначив его на свой собственный лад. Основное отличие от оригинала заключается в том, что Симба потерял отца уже будучи подростком, но не был изгнан из родного королевства, а остался править под регентством своего коварного дяди. Однако в итоге Скар все-таки сумел дорваться до власти, и теперь Симба и его друзья вынуждены скрываться в Оазисе — до тех пор, пока не отыщут способ вернуться домой и свергнуть жестокого узурпатора...

Кем бы вы ни были — новичком в ролевых играх или вернувшимся после долгого отсутствия ветераном форума — мы рады видеть вас на нашем проекте. Не бойтесь писать в Гостевую или обращаться к администрации по ЛС — мы постараемся ответить на любой ваш вопрос.

FAQ — новичкам сюда!Аукцион персонажей

VIP-партнёры

photoshop: Renaissance

Время суток в игре:

Наша официальная группа ВКонтакте | Основной чат в Телеграм

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Килиманджаро » Южный берег реки Мазове


Южный берег реки Мазове

Сообщений 61 страница 81 из 81

1

http://s017.radikal.ru/i417/1507/12/48f52f6d2b10.png

Данная река не отличается крупными размерами, но славится тем, что имеет очень крутые скалистые берега и множество опасных порогов. Никто не знает, откуда она течет, но все знают, что она впадает в Северное озеро — а следовательно, питает собой земли к юго-западу от Плато, в частности, примыкающую к ней Долину ветров.

1. Стремительный поток чрезвычайно опасен, так как несет в себе очень много мусора — бревна, ветки, трупы утопших травоядных и т.п. ГМ будет бросать кубик на любые попытки вплавь перебраться на другой "берег"; при этом у персонажей действует антибонус "-2" (нейтрализуется умениями "Пловец" и "Ныряльщик").

2. Скалистые берега реки также считаются небезопасными — персонаж может случайно поскользнуться или сорваться вниз; также возможны оползни (бросок кубика на любые попытки влезть или спуститься с антибонусом "-2"; нейтрализуется умением "Скалолаз").

Малый тайник трав

• Алоэ (х3)
• Базилик (х3)
• Валерьяна (х3)
• Маи-Шаса (х2)
• Костерост (х2)

Очередь:

Вакати,
Тагор, Шарли

Также в локации:

Ари/Такита – разговаривают в стороне ото всех,

Сараби – отдыхает в стороне ото всех под деревом,

Шеру/Мэй – спят.

Отпись — трое суток.
Очереди параллельны друг другу.
Игроки вне очереди пишут свободно!

Отредактировано Маслахи (Сегодня 07:49:43)

+1

61

Темношкурый малец, казалось, совсем приуныл. Но вяло ответить Котаго он все-таки умудрился, за что удостоился кривоватым подобием одобряющей улыбки. Впрочем, раненым занялась Такита, так что лев чуть отступил назад, понимая, что тут он точно лишний. Бодро подскочивший Тагор стал помогать целительнице, и черношкурый не мог не отметить, что этот мальчишка далеко пойдет, если решит обучаться лекарству. Но это уже его дело.

Через пару мгновений к их разномастной компании подошел тот самый светлошкурый лев, который слегка напряг Коту. Сейчас он выглядел более дружелюбным, и даже представился, на что темный кивнул.

— Здравствуй, Ушинди, — ответил он. — Я — Котаго.

У него не было пафосных прозвищ, а те, что ему давали другие, он никогда не повторял. Потому что мало кому хочется называться “психованным”, особенно при новых знакомствах. Этот Ушинди казался ему неплохим, теперь, когда он тоже пришел подбодрить Вакати. Лев не привык доверять первым впечатлениям, поэтому решил, что неплохо будет познакомиться с ним поближе, на случай, если оба они останутся здесь. Потому как, судя по всему, они единственные боеспособные самцы среди остатков прайда. Если что, защищаться придется именно им.

– Жаль, что она не может меня накормить, — подал голос Фус, которого, честно признаться, Котаго не заметил.

Это подало льву неплохую, как ему казалось, идею. Он окинул взглядом побережье, полное голодных взглядов и понял, что им нужна еда. Сам Котаго уже привык жить впроголодь, но приучать к такому малышей ему не очень-то хотелось. Правда вот охотниц тут не наблюдалось: Сараби была слишком стара, Такита занималась ранеными, а Ари с ее поломанными ребрами тоже никуда не пойдет. Оставалось лишь одно разумное решение.

— Я пойду на охоту, — отчеканил он куда-то в воздух, а потом решил перенаправить это к Ушинди. — Пойдешь со мной, странник? Еще немного, и мелкие начнут голодать, а слушать их плач я не очень хочу. Секунду.

Он кивнул новоприбывшему щуплому льву и его рыжей спутнице, не желая прерывать их разговор с лекарями для знакомства, и направился к Ари, которая как раз заканчивала разговор с матерой львицей. Подождав в сторонке, пока те дошепчутся, и Сараби отойдет, лев быстренько перехватил внимание королевы.

— Я пойду охотиться, если вы не против, — сказал он. — Дети просят еды, да и остальные, я думаю, не против подкрепиться. Укажите направление, и я направлюсь туда. Возможно захвачу с собой Ушинди, если он согласится.

Получив довольно четкие инструкции от Ари, он вернулся к предыдущим собеседникам и понял, что Фус, кажется, намылился с ними. Нет, это было неприемлемо. Он слишком маленький, а идти им предстояло далеко. Все вокруг вулкана должно быть выжжено, а это значит, что до ближайшего стада им пару часов ходьбы. Уж точно не поход для такого малыша, как этот товарищ. Кота уже натаскался с одним львенком на спине, не хватало тащить и второго, когда у него устанут лапы.

— Я либо иду один, либо вдвоем с Ушинди, — отчеканил он, не желая рассыпаться в объяснениях перед Фусом. — Догоняй.

Последнее уже было брошено светлошкурому самцу через плечо. Котаго пошел в направлении, указанном королевой, в надежде, что охота пройдет гладко.

—————→ На охоту (локация обсуждается)

+7

62

Гепард ответил на каком-то совершенно незнакомом языке. Ушинди заинтересованно поднял было голову - не так уж часто ему приходилось слышать настолько непривычную речь... Но Шарли явно предпочел не развивать эту тему дальше и переключился на исполнение своего лекарского долга. Оно и к лучшему, лев уже не горел желанием вести долгие беседы. На самом деле, больше всего Ушинди сейчас хотел хорошенько отдохнуть, но пустое брюхо мешало. Чем дольше он пролежит тут, тем хуже потом будет вставать и идти заниматься какими-нибудь срочными делами, которые, мать их, обязательно не преминут нарисоваться.

– Ага, с-с-с-спасибо. Постар-р-раюсь. - Мелкий заикался, но, казалось, был даже слегка недоволен грубоватой заботой. Ушинди весело хмыкнул. С характером боец, это хорошо. Не все в таком виде способны думать о таких отвлеченных материях, даже кто постарше. Страннику много раз встречались взрослые, вроде бы, индивиды, которые в подобных обстоятельствах впадали кто в истерику, кто в апатию...

- Куда ж ты денешься. - Ушинди насколько возможно ободряюще ухмыльнулся, - Тут кого угодно на лапы живо поставят.

Он, естественно, не знал, насколько хороша местная целительница в своем ремесле, но не говорить же этого раненому львенку, правда? А здешний он или нет, Ушинди понятия не имел. Сараби, вон, судя по ее словам, не из того прайда, что жил тут раньше, так что всякое могло быть.

Подошедший гепард тем временем предпочел заняться взрослым растрепанным львом, имени которого Ушинди еще не знал, но ему, ради Ахейю, уже надоело представляться первым, несмотря на положенную вежливость.  Шарли что-то опять заговорил на смеси нормальных слов и какой-то полупонятной тарабарщины, из которой и так тяжелая голова странника улавливала от силы два слова из трех.

"Зрачки, говоришь?" - Ушинди повернул башку и присмотрелся к соседу по лагерю повнимательнее. - "Зрачки разные."

Гепард это назвал черепно-мозговой травмой. Ушинди с некоторым скрипом мог перевести это выражение как "удар по черепу", насчет мозга в каждом конкретном случае надо было смотреть конкретнее, у некоторых и сотрясать-то нечего... Но что-то в его собственных мозгах не давало Ушинди просто пропустить увиденное и услышанное мимо себя.

"Разные зрачки. Разные..."

Странник замер как неподвижный камень, вспомнив, наконец. Разные зрачки в белесых глазах на таком расстоянии от себя, что усами коснуться можно.

"Разные зрачки, бессвязная речь, дерганые движения. Признаки окончательной одержимости. Атаковать не иначе чем трем-четырем взрослым львам одну цель, крайне желательно иметь на своей стороне сильного шамана. В противном случае единственный шанс выжить - немедленное бегство."

Ушинди сталкивался с подобным всего один раз. Не повезло, большинство львов проживает всю жизнь, даже не услышав про подобное в реальности, а не в страшных сказках для львят. Окончательная одержимость - это тот случай, когда очень сильный дух, в подавляющем большинстве случаев темный, берет одержимое тело под контроль. В тот единственный раз неудачливый двухлетка, попавшийся этой твари, успел смертельно ранить взрослого льва и львицу перед тем, как его разорвали на куски. Опытных, сильных бойцов. А этот старше и больше.

"Вдвоем мы его не удержим."

— Эээээ... послушай, приятель, вот только не надо мне ничего купировать, - растрепа заговорил, и время для Ушинди пошло вновь. Связная речь, да и двигается он, вроде как, вполне нормально. Страннику потребовалось пару раз глубоко вдохнуть и выдохнуть, прикрыв предательски сузившиеся глаза, чтобы успокоить помчавшее вскачь сердце. Ложная тревога, похоже, они с черным еще поживут. Потому что бежать, бросив остальных одержимому, Ушинди бы не смог.

"Уф. Ну, чувства юмора у одержимых абсолютно точно нет. Живем. Наверное, гепард прав и он на самом деле приложился где-то черепно-мозгом. А мне точно надо бы отдохнуть, глядишь, на львов кидаться стану..."

Мысли об отдыхе и еде, что неудивительно, посещали не только Ушинди. Пока он разглядывал мнимого одержимого и силился понять, что с тем не так, к компании приплелся окончательно проснувшийся Фус.

- Когда я поем, я сразу смелею!

Ушинди, не выдержав, широко улыбнулся. Когда смерть, пусть и воображаемая, проходит стороной, всегда хочется улыбаться, а Фус воспринимался уже... не как совсем свой, конечно, но как знакомый - точно. А идея пойти и добыть хоть что-нибудь действительно выглядела очень заманчивой. Странник уже и сам собирался отправиться, а жалоба львенка окончательно утвердила его в этом намерении. Ушинди уже поворачивался к Котаго, когда тот заговорил сам.

- Разумеется, пойду. Здесь ни еды, ни нормального водопоя... Надо найти хоть первое. И заодно окрестности посмотреть лишний раз, мало ли что.

Котаго отошел оповестить королеву, что они собирают охотничью партию... Хотя, Ушинди был почти уверен, что из них двоих она и будет состоять. Больше некому, разве что этим двум, недавно пришедшим, но один из них ранен, а вторая выглядит так, будто отмахала по серой пыли еще больше, чем сам странник. Остальные либо ранены, либо заняты... Либо Сараби, но идти к ней с предложением присоединиться Ушинди не хотел. Немолодую львицу не зря оставили здесь охранять лагерь, да и теперь, когда они с Котаго уйдут, кто-то должен будет этим заниматься.

Черный вернулся и, бросив пару фраз, направился прочь.

- Сейчас.

Ушинди повернулся и наклонился к Фусу, похоже, собиравшемуся с ними. Львенок все-таки был слишком мал, а идти явно придется далеко. И одни темные духи знают, куда именно. На разоренных огнедышащей горой землях можно натолкнуться на все, что угодно вместо добычи.

- Слушай, кто-то должен остаться тут и охранять остальных, понимаешь? - Странник пытался говорить как можно убедительнее, - Так что тебе надо заняться этим, пока нас не будет. Бывайте, бойцы!

Светлый лев поднялся, встряхнулся рефлекторно, попытавшись хоть немного отчистить шкуру от пыли, и двинулся вслед за Котаго.

- Ты знаешь здешние места? Я пришлый, видел далеко не все... И увиденное не радовало.

Оставлял Фуса на страже Ушинди со спокойной душой - очень мало кто посмеет атаковать такую толпу даже зная, что там нет ни одного взрослого и здорового льва. Разве что полноценный боевой отряд или крупный клан гиен, но шансы на такую встречу...

–→ Туда же.

Отредактировано Ушинди (29 Окт 2020 23:25:24)

+5

63

— Как видишь, — устало пожала плечами Такита в ответ на вопрос Мэй о Вакати. В какой момент малыш Тагор ускакал по ее даже не до конца сформулированному в этой суматохе поручению, львица вовсе пропустила, сосредоточившись на новоприбывшей парочке. Внимания и сил у нее сейчас хватало только на что-то одно за раз, увы.

Лавовые озера… Такита вздрогнула невольно вспоминая целые реки раскаленной магмы, что стекали по склонам ее бывшего дома. Теперь, задним числом, она не могла не задуматься: неужели никто не подумал, что проживание рядом с местом, где есть подобное явление может быть безопасным? Но она тут же откинула эту мысль: это не справедливо. До этого происшествия ей и в голову не могло прийти что-то подобное, Нари тоже никак не мог об этом знать, никто не мог. Это просто неудачное стечение обстоятельств.

— Тод? — переспросила самка, когда Мэй упомянула одного из сыновей Шайены. Последний раз львица видела его еще до изгнания Мороха, причем не при лучших обстоятельствах. Такита принялась вытягивать шею, пытаясь высмотреть ершистую фигуру самца за спинами Шеру и Мэй, но никого похожего не нашла. — Он не с вами?

Реакция Шеру была… с одной стороны удивительной для львицы, хоть она и знала при каких обстоятельствах Тода в последний раз видели его сопрайдовцы. Но Такита была из той категории львов, что не спешили хвататься за самый плохой вариант из возможных и думать самое ужасное о других. Это могла ведь быть и случайность, а удрал он потому что испугался именно той реакции, которая была у многих. Не говоря уж о реакции самого Мороха, который наверняка с него шкуру спустил бы и не посмотрев, что брат.

Но… видимо, исходя из морд и слов этих двоих, Тод все-таки отнюдь не жертва неудачного стечения обстоятельств. Шеру всегда был сравнительно открытой книгой и прочитать эмоции у него на морде несложно. Такой гримасы Такита на нем и не припомнила бы, самец редко бывал серьезен. Что придавало куда больший вес его и без того серьезным словам.

Закончить свою историю он не смог, потому что к их маленькой компании подошел незнакомый лев, которого Такита приметила ранее, и, неожиданно, гепард. Таких морд львица не припомнила среди этой группы выживших, так что, пришел он явно недавно. Льва Такита успела одарить лишь беглым взглядом, потому что гепард, в совершенно неожиданном для нее повороте событий, тоже оказался лекарем и очень обеспокоенным состоянием Шеру. Правильно, в общем-то, ей тоже не нравилось состояние его глаза, поэтому она хотела узнать что с ними произошло, правда, не ожидала, что это будет как-то связано с Тодом и вызовет такие бурные эмоции.

— Анизо… — попыталась повторить Такита за гепардом, но неуверенно замолкла, переводя нервный взгляд на Эхекатля. Фенек же встрепенулся как только тот раскрыл рот, внимательно присматриваясь к новоприбывшему.

— А-ни-зо-ко-ри-я, — по слогам повторил ей Эхе. — Заумное название для явления, которое мы и наблюдаем, — фенек махнул лапой в сторону вытянувшейся морды Шеру. — “Купировать” — значит просто облегчить симптомы, — это он уже пояснил смотря на всполошившегося от незнакомой терминологии самца. — И то, что ты видишь нормально — это хорошо, но не значит, что ничего не произойдет потом, в зависимости от причины. Это может быть как результат удара головой, — он кивнул гепарду, соглашаясь с его умозаключением, как с одним из вариантов, — так и употребление трав, если тебе случайно дали что-то не то.

— А от дыма не может быть? — на всякий случай переспросила Такита, “записывая” всю эту новую информацию на подкорку мозга. Фенек пожал плечами.

— Теоретически, но симптомы отравления включают в себя тошноту и проблемы с дыханием, если он хочет есть, то вряд ли его выворачивает наизнанку.

— А до этого не тошнило? Проблем с дыханием не было? — спросила она, поворачиваясь к Шеру. Что-то ответить Эхе ему не дал. — Лучше подробно расскажи что с тобой стряслось, и, да, какие травы применялись. Информация лишней не бывает.

+6

64

Надо же... сколько народу.

И все сплошь незнакомцы - кроме Такиты, Ари и детей Нарико (травоядных разумно не считаем, для рыжей они все на одну морду были), остальных вылупившая на образовавшуюся толпу охотница видела впервые. Светленький со скучающим видом, который ко всем обращался примерно "очень приятно Ушинди!", на что самка автоматически кивнула, дескать, мне тоже приятно, на автомате представившись. Здоровенный черный самец, чья колоссальная туша (мамочки) с ма-аленькими синими глазками мелькала на горизонте где-то рядом с Ари. И гепард... какой-то очень эм... странный гепард.

Львица коротко дернула взлохмаченными, перепачканными в саже и грязюке ушами, реагируя на суровые объяснения Шеру, касательно своего вернувшегося брата. Да... Шеру прав, им, наверное, стоит знать об этой, скажем так, проблеме. Конечно не при молодняке вещать, что дескать, тут разгуливает насильник и убивец честных мирных нянечек, но Такита, как молодая львица, как травница, которая периодически остается одна в своих поисках лекарств для страждущих, будучи в явной опасности перед буйным неуравновешенным самцом. Она обязана об этом знать.

Но вернемся к теме больных и лекарств - приблизившийся спидстер-хищник оказался лекарем. Хотя, Мэй не очень уверена применимо ли значение "лекарь" к зверю, который выражается максимально непонятным языком, распугивая всех своих потенциальных клиентов. Вон, Шеру кажется был готов спрятаться от доставучего "врача" за спину подруги, едва тот собрался что-то ему "откупировать", шутливо пытаясь всех убедить, что все окей, и вообще ему не нужны никакие припарки, таблетки, анизокории и внимание чрезмерно заумного лекаря. И тут даже Эхекатль не помог, с его подробным объяснением - все равно морды у парочки были донельзя ошарашенными и с явной долей недоверия и опасения к молодому гепарду. Мэй коротко вздрогнула от шутливого тычка приятеля под ребра, и повернула к нему свою обескураженную конопатую морду. - Ну, судя по тому, что Шеру хочет жрать, его похоже не тошнит, - отрешенно откликнулась рыжая, краем глаза проводив проплывшую мимо туш... фигуру Котаго, который уже одним своим видом вынуждал мелкую конопатую бестию опасливо поежиться, который увел за собой светленького молодого Ушинди, после чего развернулась к остальным. - Нет, там не было особо дыма... Он просто упал в пыльное ущелье... - она вытянула шею вперед, аж приподнявшись на задних лапах в позе суслика и прищурив свои собственные глазищи, пытаясь высмотреть поверх чужих голов что-то, что, очевидно, привлекло внимание рыжей самки. Что-то очень далекое и едва ли приметное глазу. Небольшой бугорок вдали от напряженной кучки уцелевших стад. - Шеру, а ты не хочешь проверить во-он тот холмик у воды? Помоему это буйвол, или антилопа, и уж больно он смирно лежит. Может быть он конечно спит, но может и нет, - многозначительно закончила самка, вновь усевшись нормально. - Пусть отдохнет, - когда лев прихрамывающей походкой отделился от их группы, послушно потащившись в указанную подругой сторону, львица тяжко вздохнула, удрученно покачав  встрепанной, пыльной головой.

- Он больше плечом приложился помоему, о камни, чем макушкой... но потом он подрался с Тодом, и тот ударил Шеру о дерево, так что я неуверенна что у него башка не болит, - она заметно помрачнела, замолчала, раздумывая над тем, что еще сказать. Ах да... про травки вроде спрашивали. - Да обычные травы, которые девочки во время охоты часто применяли, - она пожала плечами. - Ну знаете, бывает поранишься о рога антилопы, или перенервничаешь, пока бегаешь, как угорелая за стадом, чтобы восстановить дыхание и успокоиться. Там был небольшой ручей, сохранился каким-то чудом недалеко от этого гиблого места, и там я нашла немного зелени. Такая пахучая приятная травка, и еще красные цветы маи... маи как-то там, - задумчиво нахмурилась. - Которую разжевать надо сначала... Такита, послушай, - она вдруг очень серьезно уставилась в травянистые глаза целительницы. - Шеру прав, ты осторожнее смотри... Тод он... Короче, он не совсем адекватно себя ведет. Он попытался меня изнасиловать, - понизила голос до сиплого шепота охотница, убедившись, что в эту секунду никого из подростков по близости не было. - Возможно и убить... Молодым львицам и молодняку опасно рядом с ним находится, а он бродит где-то тут, и неизвестно чего он хочет. Мне кажется Шеру просто очень сильно перенервничал из-за того, что его брат так с ним хотел поступить. Прямо у него на глазах, представляете? Никогда прежде не видела, чтобы Шеру ТАК злился. Он весь на нервах... - она тяжело вздохнула, на мгновение прикрыв веки. - По правде говоря я тоже, наверное и самой неплохо было бы пожевать какую-нибудь ерунду, но у меня совсем нет ни сил, ни желания. Пойду прилягу наверное... Я рада, что с вами все хорошо, и даже Ари здесь с малышней... большая удача, - она с утомленной улыбкой дружелюбно боднула не менее усталую Такиту в шею. - Тебе бы тоже передохнуть, выглядишь в конец убитой, Госпожа лекарь, - шутливо фыркнула Мэй... и тут же прекратила улыбаться. Ну да... после смерти Хайко, Такита была единственной, кто мог еще более-менее помочь бедным погорельцам. Ох. - Спасибо, что присоединились к нам, простите не знаю как вас зовут, я Мэй, - это она уже обратилась к гепарду. - Ваши знания очень пригодятся нашим ребятам... А теперь простите...

Она неторопливо отошла от целителей, медленно зашагав в сторону увлеченно обходящего, судя по всему труп травоядного - отсюда и впрямь больше похоже на некий неприметный холм, если бы не наметанный глаз бывалого охотника, который зебру в высокой траве умудряется разглядеть. Ну Шеру и впрямь выглядел довольно бодренько, вопреки всему, что с ними приключилось. Или старался таким быть, лишь бы ничего не купировали! Побежал ей навстречу с обеспокоенным видом, мол, ты чего там так долго-то!

- Прости, задержалась, - натянуто улыбнулась рыжая, глянув поверх плеча на валяющееся неподалеку от них тело копытного. - Ты бы сидел на месте, чо ты носишься хромой козой, про плечо не забывай, а то вылизывать опять буду! - она усмехнулась и села рядом. Сверху на головы сладкой парочке буквально рухнул белый комок перьев, приземлившись аккурат самке на загривок, из-за чего Мэй с комичным, страдальческим скрипом шлепнулась брюхом на землю. Ну, потише ты, снаряд! Где тебя вообще носило? - Олаф, предупреждать надо! У меня лапы скоро сломаются, как горелые веточки!

- Простите! - смущенно потопталась сова, щелкнув оранжевым клювом.

- Прощу, если слетаешь за какой-нибудь травой... Успокоиться бы, - она обессиленно, забавно клюнула носом пучок бурой растительности.

Отредактировано May (12 Ноя 2020 17:07:23)

+6

65

Королева выглядела уставшей. Нет, она выглядела ОЧЕНЬ уставшей. Казалось, еще немножко, и она уснет прямо на месте. Но Ари держалась молодцом. Матерая ее прекрасно понимала: когда на твоих плечах лежит ответственность за целый прайд (пускай теперь и небольшой), времени на себя остается крайне мало. И этот баланс и умение свернуть несрочные дела давался монархам не сразу. Сараби научилась этому спустя несколько лет, и то под руководством мужа.

— Все в порядке, — заверила она львицу. — Пока вас не было… Мы спаслись с вулкана каким-то чудом, я не знаю как еще объяснить то, что нас всех не спалило заживо. Мы перебрались через Зубери к озеру, но решили, что там небезопасно. Близко к гиенам. И ушли сюда.

Она не стала распространяться про гиен, про обстановку в прайде Скара. Наверняка Ари и сама знает, что там творится, слышала. Если и нет, то сейчас у Сараби не было моральных сил рассказывать, что стало с ее родиной. По правде говоря, матерая тоже устала. Она давно не спала нормально, придремывая то там, то тут урывками, словно снова вернулась во времена, когда у нее были новорожденные. У озера ее будили травоядные, тут слишком часто что-то происходило. В общем, усталость висела над бывшей королевой грозовой тучей, и пока с ней ничего нельзя было сделать.

— Я не уверена, что это хорошее место для постоянного пристанища, — аккуратно сказала она. — Здесь нет доступа к питьевой воде. Даже если речное течение успокоится, берега все равно слишком скалистые. Возможно нам нужно будет найти водопой. Но Шайену стоит дождаться.

“Нам” прозвучало так легко, как будто Сараби уже твердо решила тут остаться. Хотя душой и сердцем львица стремилась обратно к родной скале, разумом она понимала, что в ближайшем будущем ей этого не светит. Скар изгнал ее, как это делают с предателями. Кто знает, оставит ли он ее в живых, если бывшая королева заявится на его территорию? Она стара, пускай и не немощна, от полчища гиен не отобьется. Придется остаться здесь, да и Ари наверняка нужна помощь на первое время.

К ним подошел черношкурый лев. Кажется, его звали Котаго. Сараби неплохо запоминала имена, но незнакомцев становилось все больше. Впрочем, этого гиганта запомнить было просто, он выделялся из толпы. Он быстро доложил о том, что собирается охотиться и уточнил у Ари лучшие для этого места.

— Охота — это похвально, — улыбнулась она, провожая самцов взглядом. — Что ж, я отдохну, если никто не против. Будут еще возмущающиеся — смело перенаправляй их на меня. Я помогу.

И, кивнув Ари, матерая отошла к ближайшему дереву, чуть поодаль от общей толпы. Вздох облегчения вырвался из груди Сараби, когда она опустилась на пыльную землю, вытянув перед собой лапы. Спать пока не хотелось, но полежать в тишине — очень.

+5

66

Действия других персонажей обговорены с игроками.

Мы спаслись с вулкана каким-то чудом, – Ари невольно хмыкнула в ответ на слова матёрой львицы. Каким-то чудом... Да, пожалуй, только так могли описать своё спасение все без исключения выжившие, – я не знаю, как ещё объяснить то, что нас всех не спалило заживо.

Или не придавило каким-нибудь камнем, – невесело добавила она.

Едва услышав упоминание гиен, Ари тревожно шевельнула ушами, впервые задумавшись о судьбе беженцев. За всеми этими событиями и переживаниями она, глупая, уже и забыла, какое у них опасное соседство! Бывшая королева владела не то чтобы большой информацией по поводу происходившего на землях, лежащих по другую сторону Зубери, но ей было достаточно и того, что вдоль границ то и дело шастали гиены, изредка совершавшие набеги и на территории прайда Нари. Львица не совсем понимала, о каком озере идёт речь (на соседских территориях она была лишь однажды и то, так сказать, нелегально, а земли собственного прайда после своего присоединения к нему не покидала и вовсе – возможно, это было ошибкой), но как бы там ни было, группа поступила правильно, что вернулась на родные территории, пусть и изрядно потрёпанные извержением и пожаром.

Я не уверена, что это хорошее место для постоянного пристанища, – осторожно заметила Сараби, после чего сердце Ари опустилось в пятки. Да, конечно, она и сама отчасти понимала, что тут проще переломать все лапы, чем спуститься утолить жажду, но разве было место лучше? Учитывая, конечно, количество раненых и общую усталость почти каждого, кто находился на берегу!

Возможно, чуть позже нам всё-таки удастся найти место получше, – она невольно поджала губы. Может, Сейла была права и оказалась куда дальновиднее матери? Здесь больше не было еды – в первую очередь, конечно, для травоядных, без которых не смогут питаться и хищники, – вода была труднодоступна, а близость только что извергнувшегося вулкана оставляла в сердцах страх. И всё-таки, если идти – то куда?..

Присоединение к их компании Котаго было неожиданным. Ещё большей неожиданностью стало его предложение касаемо охоты, хотя в первую очередь Ари переполошилась из-за слов о голодных детях. Глупая! Её собственный желудок, конечно, уже давно требовал пищи – к тому несчастному кролику, пойманному Сейлой и Тагором, она так и не прикоснулась, – но себя она ещё как-то могла сдержать. А вот подумать о том, что дети тоже могут быть голодны, а кролика им может не хватить, она не успела – видимо, из-за целой кучи проблем, так внезапно свалившихся ей на голову. Но возвращаясь к неожиданности предложения черногривого гиганта...

Котаго, я... Послушай... – подскочив с места, она сначала с разинутым ртом глядела на их помощника, а затем неловко потопталась на месте. Хотела предложить себя – кому, как не ей, возглавить охоту? – но тут же подумала о ещё не зажившем переломе и своём общем состоянии: спать хотелось так, что мир перед глазами вот-вот начнёт плыть. Нет, идти самой – плохая идея. Если она не свалится где-нибудь по дороге от переутомления, то по крайней мере пользы от неё будет, как говорится, что с буйвола молока. Молча оглядев всех присутствующих – а тут точно больше никто не может пойти на охоту? нет? что ж... – она вздохнула. – Хорошо. Спасибо вам, – не подумайте, что Ари не доверяла этим двоим или что-то в этом духе, нет. Просто они были, так сказать, никем для прайда. Не должны были, не были обязаны – но всё-таки вызвались помочь. Львица искренне была им благодарна, но вместе с тем чувствовала и какую-то вину, что ли – ей было максимально неловко от того, что они потратят свои время и силы ради помощи совершенно чужим львам. Тем сильнее, правда, откликался их поступок в сердце самки. – Если пойдёте в сторону вулкана – только гораздо правее, – то выйдете к другой реке. Её берега, может, не лучше этих, но, я думаю, если где-то ещё и есть травоядные, то они будут где-нибудь рядом с водой... Во всяком случае, уж точно не в Долине ветров – едва ли там остался хоть один невыгоревший кустик травы, хах. Ещё можете пойти туда, – она указала лапой на виднеющиеся вдали Дебри, – но вглубь заходить не стоит – это территория леопардов, – а рядом с границами нет никаких источников. Может, та часть Долины и уцелела, раз уж пожар не затронул деревья, но я не могу сказать наверняка, найдёте ли вы там кого-нибудь... Если пойдёте к Зубери – ни в коем случае не пересекайте границу! На той стороне лежат территории другого прайда, так что лучше не рисковать, – стоило Котаго кивнуть и развернуться, как Ари вновь окликнула его. – Ещё раз спасибо! Мы у вас в долгу,«А я теперь и не единожды», – с какой-то особой теплотой в сердце подумала она, глядя вслед удаляющемуся гиганту. Он знал их едва ли несколько дней – и уже оказал такую большую поддержку. Надо же...

Сараби, также глядевшая вслед уходящим львам, подала голос – Ари обернулась и, поднявшись (во время объяснений Котаго она вновь усадила своё уставшее тело на землю), подошла к матёрой львице, в ответ на её кивок благодарственно ткнувшись своим лбом в лоб бывшей королевы.

Спасибо вам за помощь и поддержку, – она искренне была благодарна Сараби не только за советы, но и за её разумное предложение поделить обязанности королевы поровну хотя бы на какое-то время. Если, конечно, Ари правильно поняла намерения старшей самки. – Отдохните как следует!

Вы бы знали, с каким удовольствием она сейчас отдохнула бы и сама! У неё уже даже, признаться, закрались такие мысли – её никто не звал, не привлекал внимание, не просил и не требовал... Чем не идеальное время, чтобы, наконец, улечься в каком-нибудь тихом местечке подальше от толпы, где на шкуру не падали бы уже пресловутые капли дождя, и прикорнуть хотя бы на пару десятков минут? Но стоило взгляду зацепиться за группу львов, сидящих неподалёку, как желания тут же изменились. Что и говорить, за всеми этими приключениями, переживаниями и заботами она уже и забыла, когда просто проводила время рядом со своими детьми. Наверное, это было ещё до извержения... Устало вздохнув, львица подняла своё грузное тело и не спеша почапала в сторону группы – быстрее идти ей не позволяла банальная усталость.

Как ваши дела? – приблизившись к Тагору и Вакати, Ари тут же вновь уселась на землю, проведя лапой по макушке сначала одного сына, а затем и другого. В первую очередь она, конечно, обращалась к детям, но сразу после – перевела взгляд на Такиту и Шарли. Ну что, как вы тут? Нашли общий язык? Помимо целительского, конечно. Тут же взгляд львицы зацепил две удаляющиеся фигуры, и бывшая королева мигом ожила – видимо, за разговором с Сараби она всё пропустила. – Это что, Шеру и Мэй? – получив утвердительный ответ, она тут же принялась оглядываться по сторонам. – А кто-нибудь ещё подошёл? А? Что? – Такита собиралась сообщить бывшей королеве новости, но, похоже, совсем не те, которые последняя ожидала услышать.

Сделав пару-тройку шагов в сторону, молодая львица говорила тихо, едва ли не шептала Ари на ухо, пересказывая всё то, о чём ей поведала вернувшаяся парочка, и чем дольше слушала Ари – тем шире становился её взгляд. Тод? Изнасиловать?.. Она даже не знала, чему удивляться больше – тому, что средний сын Шайены нашёлся, или его действиям. То есть, конечно, поведение покинувшего прайд самца было куда более шокирующим... просто никто не видел Тода и не слышал о нём с тех пор, как он совершил неудачную попытку прибить своего старшего братца. Морох, конечно, тоже не был ангелом во плоти, но всё-таки поднять лапу на свою родню... а теперь ещё и это. В голове не укладывалось.

Спасибо, – ответила она Таките, поднявшись и задумчиво поглядев на отдыхающих в сторону Шеру и Мэй. – Я... обязательно расспрошу их об этом поподробнее, – она уже двинулась в сторону парочки, когда вновь была окликнута целительницей. – А? Да... Да, конечно. Поговорим при первой же удачной возможности. Если это, конечно, не к спеху? – улыбнувшись на утвердительный ответ львицы (потом, значит всё потом!), Ари направилась в сторону отдыхающих после, кхм, головокружительных приключений львов.

Мэй! Шеру! – окликнула она увлечённых разговором сопрайдовцев, находясь в нескольких метрах от них. – Как же я рада снова вас видеть! – преодолев оставшееся расстояние в пару прыжков (честное слово была рада!), Ари приветственно потёрлась щекой о морду Шеру и провела языком по щекам Мэй. – Как вы? – удостоверившись, что с ними всё в порядке – насколько это вообще могло быть с учётом истории, в которую они попали, – львица следом за молодым львом перевела взгляд на мёртвого буйвола, лежащего неподалёку, стоило темношкурому задать свой вопрос. – Хмм... Котаго и Ушинди – ээ, это пара львов, которые согласились нам помочь, – она тут же объяснилась, решив, что ребята ещё не успели познакомиться с новыми помощниками семейства, – они пошли на охоту и скоро должны вернуться. Но... – львица обернулась, оценивая расстояние от этого места до основной толпы травоядных. – Я думаю... Да, если вы очень голодны, я думаю, можно, хм. Только может... – она обошла тушу и, покрепче ухватившись зубами за одну из передних ног – о, как же её пасть мгновенно наполнилась слюнями! – принялась дёргать тушу с намерением перетащить. – Лучше будет оттащить её чуть подальше. Пока вас не было... Если коротко, то охота вдоль Мазове теперь запрещена. Он, конечно, умер сам, но, пожалуй, не стоит терзать чьё-то тело так близко к травоядным, хах? – хмыкнув, она кивнула головой на стада. Нет, ну а представьте, что ваш родственник умер и кто-то – ну, не знаю, стервятники, например – жрёт его тело прямо под вашим носом! И никто ничего не делает, будто всех всё устраивает! – Да, пожалуй, так, – утвердительно кивнула она, когда с передвиганием туши было покончено. Теперь оставался открытым другой вопрос. – Так... – она сделала небольшую паузу, раздумывая, как лучше спросить. – Такита сказала, вы встретили Тода?.. – она задала вопрос обоим, но смотрела большей частью на Мэй. Бедная, бедная девочка...

+9

67

И вот, произошёл конфуз. Сложный, большой и в чём-то немного обыденный. Пытаясь войти в доверие окружающим и проявить себя толковым лекарем, Шарли постарался cразу же перейти к конкретике "сложными словами", ожидая, что кто-нибудь его да и поймет. Но вместо понимания он встретил только косящиеся взгляды и не такое "заумное" объяснение сказанных им слов. Понял его только фенек. Что ж, и на том спасибо.

Кончено, отстутсвие контакта никак не порадовало юного Чара: если не удалось войти в контакт с пациентами, то все дальнейшие меры бессмысленны, не говоря уже о проблематичности отсутствия взаимопонимания с местным лекарем. Наверняка гепарда  будут считать странным, что ж, пусть считают, это уже было ему привычно. На вряд ли в саванне когда-либо существовало, существует или будет существовать то место, где пятнистого не будут считать "непонятным чудаком, твердящим что-то невразумительное". Тем не менее это не делало полосатого плохим лекарем, хоть и сильно затрудняло проявление своих способностей. Если не удастся поладить с коллегами, то и лечить будет невозможно. А если он не сможет помогать и применять знания, то какой от него вообще толк?

Впрочем, терминология — это дело поправимое. Да и лекарей учат по-разному: есть как самоучки, так и те, кто учатся годами, так что непонимание некоторых слов — явление абсолютно нормальное. И всё же, ему еще с детства твердили, что невозможно быть грамотным лекарем, не зная язык медицины и терминологию. Видимо, данное суждение было ошибочным.

Слова об отказе от лечения и всеобщее непонимание немного задели Чара, впрочем, особого вида он не подал, оставаясь холодным и спокойным.

Dictum est factum. Ходить можете? Вроде да. Кровотечения нет, следов интоксикации не видно, пошатываний нет тоже... На лапах держитесь, раз до сюда уж добежали. Не хотите  — не надо. Ваше право. Только потом не прибегайте с криками, что всё стало хуже  (Чар еле удержался, чтобы не сказать вслух последнюю фразу, но решил, что стоит придержать язык за зубами).

Куча мала, которая так неложиданно и быстро появилось на небольшом местечке, так же быстро рассосалась: все ушли кто куда, а гепард стоял на месте, желая оправиться от произошедшего. Всё слилось в единое месиво, единую кашу, которую тяжело было переварить. Когда все чуть-чуть отошли, пятнисто-полосатый всё же дал своим чувствам выход. Он немного обиженно склонил голову и сказал, глядя в землю, самому себе:

— Ну и ладно. Я никогда, впрочем, и не претендовал на звание эксперта по проблемам глаз и зрения... — он немного тяжеловато вздохнул. Feci quod potui faciant meliora potentes.

Гепард аккуратно присел на землю, ожидая развития дальнейших событий. Трава расслабляюще похрустывала, что немного успокаивало пятнистого хищника.

+5

68

Тагор смирно сидел возле Вакати и ждал, когда же освободится Такита. Как же его задолбало все! Сначала мать уделяет внимание всем, ну вот просто кому угодно, только не им, своим детям. Теперь вот и Такиту отвлекли, и когда удастся вновь завладеть вниманием травницы, неизвестно. Львенок поежился - в очередной раз уже за сегодняшний день он почувствовал себя ненужным. Это чувство ранило, оно смущало и злило юного самца, выводя его из душевного равновесия. Хотелось последовать примеру Сейлы и заорать во весь голос, заставить взрослых обратить на себя внимание. При этом внутренний голос, который зовется разумом, нашептывал подростку совсем иное. С какой стати тебе внимание? Ты не ранен, проблем никаких. Пусть внимание достанется тем, кому оно нужнее... Однако все было не так. Если бы Ари занималась раненым Вакати, сломанным хвостом Сейлы или еще кем-то из родни, проблемы бы не было. Но она болтала с какими-то непонятными львами, с незнакомым гепардом, успокаивала капризных травоядных. В общем, по мнению Тагора, тратила свое внимание на чужих. Что же получается, чужие лучше своих? На первом месте какие-то истерящие травоядные, а уж потом, в последнюю очередь, они с сиблингами? То есть что, он, Тагор, Вакати и Сейла хуже для матери чем какие-то вопящие зебры? Или они менее важны чем какой-то случайно прибившийся к ним лев или гепард? Это было отчасти несправедливо, но именно так Тагор и чувствовал. Обида на мать усиливалась с каждой минутой, что она не подходила к ним.

- Как ваши дела? - наконец, мать подошла и к ним, опустилась на землю и ласково потрепала сыновей по макушке. Наконец-то! Тагор радостно вскочил и потерся о плечо матери макушкой, стараясь не сильно выпачкать королеву в глине. Он мгновенно все забыл, все свои обиды, и все недовольство. Львенок уже открыл было рот, собираясь ответить матери, а потом поговорить с ней о том, что беспокоило его. Однако он не успел - вопрос, похоже, предназначался не им с Вакати, а Таките. Мать, не дожидаясь ответа от сыновей, встала и отошла в сторону вместе с Такитой, где они начали негромко что-то обсуждать.

Белый львенок плотно сжал губы и прищурил глаза, провожая львиц глазами. Еще несколько секунд он буравил шушукающихся самок взглядом, после чего отвернулся, стараясь, чтобы никто не увидел его перекосившуюся от ярости мордашку. Все ясно, короче. Больше он не станет как маленький ждать материнского внимания, хватит, все, баста. Надоело. И так ясно, что дождаться невозможно. А после того как мать пришла, спросила, и тут же ушла... Зачем она так? Могла бы и не спрашивать если ей все равно это неинтересно. Лучше бы не спрашивала. Лучше бы вообще не подходила. Теперь может вообще не подходить. Пусть занимается своими королевскими обязанностями, а дети, что ж, они постараются не сильно мешать ей своим присутствием. Тагор сам позаботится о своей семье, раз уж так случилось. Сейла, правда, не так уж нуждалась сейчас в поддержке брата, а вот Вакати - совсем другое дело.

Тагор круто развернулся к брату и, сделав пару глубоких вдохов, тряхнул головой и подошел к лежащему на земле с робким видом сиблингу. Повинуясь внезапному порыву, он крепко обнял брата, после чего сделал шаг назад и, хитро улыбнувшись, негромко обратился к темношкурому львенку - Вак, предлагаю не ждать Такиту, неизвестно, когда у неё найдется время на нас. Думаю, я сам справлюсь с починкой твоего приспособления на лапу. Кажется, оно довольно просто устроено, да и глину я уже все равно принес, а песка тут везде завались. Попробуем?

Тагор с воодушевлением начал месить комок глины вмешивая в него песок. Львенок и так был вымазан от ушей до хвоста, так что хуже бы уже не стало, поэтому львенок уже окончательно забил на внешний вид. Намешав глину до нужной, как интуитивно показалось белому, консистенции, он вновь приблизился к брату, подволакивая к тому огромный лопух с подготовленным «перевязочным материалом». То есть с большим куском глиняно-песочного «теста». Что ж, приступим, осторожно рассмотрел наполовину развалившуюся конструкцию. Ага, глина, лианы, палки какие-то. Палки оставить, они фиксируют лапу, чтобы не болталась и не выворачивалась куда не следует. Лианы аккуратно перевязать потуже, а то они совсем разболтались и висят на честном слове. Вот так, перевязали, теперь держат палки и лапу куда лучше, совсем другое дело. И теперь осталось только осторожно обмазать се это глиной, чтобы конструкция не разваливалась при каждом движении. Сказано -  сделано. Высунув от усердия кончик языка, Тагор обмазывал шину импровизированным гипсом. Полностью сосредоточившись на этом занятии и не обращая внимания на творящееся вокруг.

Наконец, несколько минут спустя, все было готово, по крайней мере так казалось львенку. Моет быть, Такита сделала бы лучше, но она ушла, и когда вернется - неизвестно. Ладно, оставалось лишь дождаться, пока высохнет гипс.

- Я думаю, готово, Вак! - радостно сообщил брату белый львенок, плюхаясь на землю рядом с темношкурым. - Сейчас высохнет и посмотрим, держится или нет, ок? Вак, если что-то будет давить или тянуть, скажи мне, хорошо?

+4

69

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"48","avatar":"/user/avatars/user48.jpg","name":"Маслице"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user48.jpg Маслице

Тагор накладывает гипс на лапу Вакати

https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=6

Бросок
Бонус

Итог

6
2

6

Персонажу становится легче.

Похоже, Тагор – прирождённый целитель. Иначе по какой ещё причине он, полный уверенности в том, что во время "странствий" Вакати его сломанная кость вновь не сместилась, оказывается прав?

+1

70

Да все нормально, чего вы так всполошились-то все, — уже с заметной досадой в голосе воскликнул Шеру, лишь каким-то чудом сумев вклиниться в этот поистине нескончаемый поток врачебных расспросов и теорий. Нет, ну правда, он ведь уже сказал им, что у него все в порядке со зрением и головой! Да и Мэй, хоть и не была опытным лекарем, но все же могла отличить одно растение от другого — много ли знаний нужно, чтобы подорожник к коленке приложить? Говоря утрированно, конечно. Честно говоря, вся эта суматоха вокруг уже начинала здорово действовать льву на нервы. Он устал... серьезно, очень сильно устал, а тут еще такой гомон развели на пустом месте! Тут бы и такой терпеливый добряк как к примеру Маро не выдержал бы давления и строго прицыкнул на плотной толпой обступивших его горе-эскулапов — нашли, блин, себе подопытного кролика! Конечно, Шеру понимал, что вся эта компашка на самом деле искренне пыталась ему помочь, и зря он так сильно на них раздражался, но... Он просто ничего не мог с собой поделать. И в конечном счете, не утерпев, самец довольно-таки громко... нет, не рыкнул, а просто раскатисто, преувеличенно-ворчливо застенал во весь голос, мол, ааааррргхх, господимолютебядаймнесил! Ну, зато присутствующие как-то разом умолкли и прекратили наперебой ставить ему словесные клизмы. Вроде бы.

Так, все, ребят! Еще один подозрительный диагноз в мою сторону, и я вас сам лечить буду! От занудства! — решительно пригрозил Шеру своим виновато притихшим собеседникам, для пущей убедительности наставив острючий криво загнутый коготь сперва на Такиту с Эхель-как-там-его-вообще-звали, лисенка этого, а затем — на бедного, печально отошедшего в сторонку Шарли. Нет, ну правда, сколько можно! Неужели он так сильно похож на какого-то поломанного, надсадно выкашливающего кровавую пену инвалида?! К счастью, Мэй очень вовремя отвлекла на себя внимание юного самца, заставив его недоуменно повернуть голову в указанном ею направлении. Ась? Какой еще хол... а. Вижу, да. Ничосси, глазастая какая! Сразу видно, опытная охотница, хех. Шеру аж одобрительно покосился на свою подружку, наградив ее короткой, но довольной и отчасти благодарной ухмылкой. Ну правда же молодец, не только потенциальный обед для них углядела, но и подыскала своему дружку удобный повод слинять куда подальше из этой бесплатной львиной консультации. — Спасибо! Уффф... — пропыхтел он украдкой, спешно разворачиваясь задницей к лекарям и трусцой двинувшись к подозрительному возвышению, на ходу украдкой закатывая свои теперь уже навечно отличающиеся друг от друга размерами зрачки. Насилу вырвался, как говорится!

Хмм... — приблизившись к неподвижно валявшемуся на земле быку, Шеру эдак аккуратно обошел его сторонкой, на тот внезапный случай, если раненное или просто смертельно за*банное, простите, животное вдруг кинется на него с обнаженными, эээ, рогами и копытами. Мало ли... Все щас какие-то преувеличенные нервные и драчливые, время блин такое. Даже сам Шеру чувствовал себя на редкость обозленным, хоть и пытался скрыть это от глаз друзей и знакомых, прикрываясь своими фирменными шутеечками. Впрочем, оно и не удивительно, учитывая, из какой передряги он только что выбрался... и не только он один. Пора было уже и о Мэй чутка подумать, в самом деле. Бедная переволновавшаяся самочка определенно заслужила свою порцию еды и здорового крепкого сна...

Ему не хотелось лишний раз ее тревожить.

На их с Мэй счастье (эгоистично, но что поделать), этот буйвол уже давно издох — об этом говорила обширная рана на его неподвижно замершем боку, уже отчасти облепленная мухами и другими алчными до чужой кровушки насекомыми. Шеру слегка поморщился, осознавая, что мясо это явно не первой свежести, но какой еще выбор у них был? Идти на охоту? Вы, конечно, извините, но вотпрямщас они едва ли поймают что-нибудь серьезнее жука-навозника. Падаль это конечно мерзко и вообще не шибко питательно, однако и на том спасибо. Приподняв одну лапу, Шеру аккуратненько  потряс ею плечо умершего, желая точно убедиться в собственной правоте, а затем тихонько вздохнул себя под нос — да уж, бедолага... не повезло тебе.

Эй, Мэй, — заслышав тихие шаги львицы у себя за спиной, Шеру тут же обернулся и сделал несколько торопливых шагов ей навстречу, растягивая губы в нарочито бодрой улыбке. — Чего так долго-то? Ужин стынет! — он сдержанно посмеялся, но тут же прекратил свою бессмысленную клоунаду, заметив, до чего квелой выглядела сейчас его возлюбленная. Хоть и старалась, так же, как и он сам, шутить и крепиться из-за всех оставшихся у нее сил. Ааввв... бедняжка. Совсем умаялась... — Опасно нам сейчас лежать-болеть, еще купируют что-нибудь не дай бог, — шепнул он со сдержанной улыбкой, без тени застенчивости прильнув лбом к чужой переносице и едва слышно замурчав. Прошли уже те времена, когда он мог смущаться подобных жестов и вообще как-то маскировать свои чувства перед Мэй. Они столько пережили вместе, и кажется уже давным-давно слились в единый организм... Впрочем, понежиться наедине друг с другом им все равно не дали: Шеру аж подпрыгнул от испуга и неожиданности, вылупив глаза по пять рублей, когда точнехонько на затылок львицы спикировал увесистый ком снежно-белых (нууу... уже не таких снежных, окей! скорее, темно-серых) перьев, отчего Мэй сперва с гулким ойканьем ткнулась мордочкой куда-то мимо вытянувшейся физиономии приятеля, а затем и вовсе кряхтя осела животом на землю.

Ну ты как, Олаф? Все путем? — на всякий случай уточнил Шеру у совенка, со стыдом осознав, что за все это время ни разу даже не задумался о том, как тот себя чувствовал. Еще пару мгновений сострадальчески понаблюдав за вусмерть уставшей Мэй и ее не менее потрепанным на вид фамильяром, Шеру вдруг снова отвернулся и решительно потопал обратно к мертвому буйволу, твердо вознамерившись накормить их обоих. Вот только прежде, чем он успел и когтем притронуться к этому дурацкому трупешнику, как их с Мэй громко окликнули по именам, вынудив синхронно посмотреть в сторону, откуда раздался сейчас этот до боли знакомый голос. А вот и королева собственной персоной! — Хэй-хэй-хэй, Ари! Мы тоже очень рады тебя видеть! — немедленно заулыбался Шеру ей в ответ, быть может, не столь живо, как сама Ари, но столь же радостно и успокоенно отреагировав на ее жаркие приветствия, в свою очередь от души потершись гривой о запыленную шею львицы. — Нуу... относительно, — он скорчил преувеличенно-страдальческую гримасу, в шутку, естественно... а может, и не совсем. Глупо было бы отпираться и заявлять, что они с Мэй оба чувствовали себя прекрасно. Все же, весь их внешний вид буквально вопил об обратном. — Но жить будем. Главное не попадаться на глаза лекарям, — он тихонько прифыркнул со смеху. — Мы тут как раз притопали с разведки... Искали тебя и других выживших. А сейчас думали отоспаться и поесть немного, пока не вернулись остальные, — на этих словах, лев многозначительно кивнул в сторону мертвого быка. Мол, ты как сама, не хочешь присоединиться со своими ребятами? И Сараби позовем, она наверняка тоже есть хочет... Хотя, судя по кратким объяснениям Ари, кое-кто из беженцев уже отправился на охоту — и все же, неизвестно ведь, смогут ли они кого-нибудь поймать, да и вообще отыскать травоядных на выжженных дотла землях. Кажется, все, кому повезло выжить в катастрофе, уже давно покинули окрестности вулкана... А вот этот буйвол лежал здесь, целехонький и относительно свежий, и мог накормить собой целую группу смертельно оголодавших хищников.

Судя по всему, Ари размышляла примерно в том же ключе, ибо тотчас засуетилась и начала оттаскивать труп куда-то в сторону от основного сборища, на ходу объясняя младшим львам, что к чему. Шеру, естественно, сразу же бросился ей помогать, схватив быка за вторую ногу и кое-какером волоча его следом за собой. Тяжеленный, уффф... Худо-бедно "спрятав" тушу за камнями, подальше от зорких глаз и чутких ушей местных травоядных, Шеру с вываленным языком присел было возле его вздувшегося бока... но тут же резко посерьезнел мордой, устремив на Ари свой непривычно угрюмый, полный внутреннего напряжения взгляд.

Тод... Ну конечно. Снова речь зашла о его старшем братце-предателе. Значит, Такита уже рассказала... Ну, то немногое, что успела узнать сама, из первых уст, так сказать.

Ага, блин. Встретили, — тихонько пробухтел Шеру в ответ, непроизвольно нахмурившись и вообще как-то весь разом посмурнев, точно ему было чертовски неприятно говорить на эту тему. Так оно и было, на самом деле. Вот только, Ари, как и все остальные в их прайде, должны были знать правду... Как бы сильно Шеру не был разочарован в своем брате, а скрывать подобные вещи от сородичей было неправильно. Тод мог в любой момент заявиться где-нибудь неподалеку от их временного становища и снова украдкой атаковать кто-нибудь. Или еще что похуже... Лично у Шеру уже не осталось ни грамма доверия к этому безумцу. Глубоко вздохнув (господи, реально, дай ему сил!), Шеру снова внимательно воззрился на Ари со своего места, в кои-то веки не пытаясь сгладить ситуацию юмором или глупыми кривляниями. — На Лавовых озерах... В общем, мы выяснили кое-что о нем, точнее, о том, что он сделал несколько месяцев назад. Помнишь, когда пропала Рохшар? Так вот, это было его лап дело, — он непривычно тяжело вздохнул, отведя взгляд в сторону, чувствуя, как в его душе снова вихрем поднимается уже знакомая ему туча невысказанных эмоций. Эдакая смесь первобытного ужаса, ярости и прочего негатива. У самца аж шерсть дыбом привстала по всей длине позвоночника, а сам он начал скалиться и морщить нос против воли, едва-едва сдерживая рвущееся наружу рычание. — Он напал на нее... Изнасиловал и убил. Мы видели ее... труп, — он вовремя поправился, решив не посвящать Ари во все сверхъестественные, а оттого весьма сложные для осмысления подробности их минувшего злоключения. — Он пытался сжечь ее после смерти. А потом он при мне пытался зажать Мэй, — тут лев, не удержавшись, все-таки негодующе взрыкнул себе под нос и неосознанно дернул хвостом из стороны в сторону, весь задрожав от едва контролируемого бешенства. Слишком уж свежи были его воспоминания и вообще... В себя-то толком прийти не успел, как уже приходилось рассказывать кому-то о случившемся, да еще и в таких омерзительных подробностях. Шеру хотелось, чтобы его слова были восприняты всерьез, а не как бред сумасшедшего или нарочно выдуманная им страшилка. — Я имею в виду, что он пытался изнасиловать и ее тоже. Не знаю, чего он пытался этим добиться... Мы смогли убежать от него, но только благодаря тому, что я уронил ему на голову пчелиный улей. Не знаю, успели ли его толком покусать... Но я боюсь, что он может заявиться к реке вслед за нами. Так что, будет лучше, если мы предупредим заранее как можно больше народу, просто чтобы никому не пришло в голову шляться по округе в одиночку. Особенно самкам или львятам... К слову, — он вдруг обеспокоенно заозирался по сторонам, отвлекшись от разговора с Ари, явно выискивая кого-то взглядом. — Ты не видела маму? И вообще остальных... Много кто отлучился на поиски. Но Шайена с Маро должны были быть здесь... Не могу понять, куда они оба подевались.

+9

71

Реакция Шеру, несмотря на их с Эхекатлем уверения, была ожидаема: все нормально, слушать ничего не хочу, отстаньте от меня. Как говорится: “и так сойдет”. Мэй поспешила “отбить” своего друга от заботливых лап лекарей, наткнувшихся на новую задачку, деликатно, конечно же, как бы невзначай предложив ему удалиться от всей этой суматохи и что-то проверить. Такита нахмурившись провожала взглядом прихрамывающую черную фигуру, прежде чем повернуться назад к Мэй. Так послушать описание самочки и, похоже, что действительно не произошло ничего страшного, но львице не нравился этот странный глаз. “А-ни-зо-ко-ри-я,” про себя повторила она еще раз и отметив, что надо будет попросить этого гепарда о помощи. Очевидно, что он лекарь куда более опытный, чем она.

Однако что она может сделать, если пациенты сами не хотят принимать лечение? С небольшим вздохом, травница раскрыла рот, собираясь дать Мэй пару наставлений: мол, если будет тошнота, температура, да, на самом деле, любые ухудшения, чтоб бежали к ней или к Эхе, если не хотят незнакомого гепарда дергать. Но сказать что-то она не успела, потому что следующие слова Мэй, произнесенные шепотом и почти на ушко, выбили из нее все другие мысли и вопросы.

Это что… она правильно услышала? Такита тряхнула головой, как бы проверяя не застряло ли у нее что в ушах, что могла как-то исказить восприятие слов львицы, но нет, Мэй продолжала говорить какие-то совершенно дикие вещи, так что брови травницы сами собой перебазировались почти что на затылок, а челюсть решила прилечь где-то на земле.

Это прекрасно объясняло поведение и слова Шеру, почему он так отреагировал на упоминание Тода, но… Айхею милосердный, разве кто-то может так поступить?!

Может, очевидно. В конце-концов, какой смысл Шеру с Мэй врать об этом? Тод давно ушел и он сын Шайены. Родному брату в пору бы пытаться прикрыть его задницу, а не рассказывать о его злодеяниях. А от слов Мэй шерсть вставала дыбом. Обескураженная новостями, она лишь глупо покивала в ответ на слова самочки, что та пойдет приляжет отдохнуть. Где-то на задворках сознания какая-то маленькая частичка разума соглашалась, что да, это то, что ей сейчас нужно, но весь остальной мозг упрямо отказывался шевелиться. Она даже не среагировала на не очень удачную шутку о ее собственном внешнем виде, все еще осоловело моргая, уставившись уже в спину Мэй.

Такита вздрогнула, очнувшись от ступора, в котором оказалась, когда сзади послышался голос Ари. Львица повернулась к королеве, и на автомате ответила: “да”. Она тупо уставилась на королеву, пока в голову не пришло осознание. Ари! Именно она сейчас и нужна ей! Королева должна знать о том, что по землям гуляет Тод и что он натворил! Причем немедленно!

— Ари! Можно на минуточку, — торопливо спросила Такита, но, — редкий случай, — тоном, который не требовал отлагательств. Она спешно увела королеву на несколько шагов от оставшихся больных, чтобы не посвящать всех и сразу в детали того, что ей сказала Мэй. Та наверняка не захочет, чтобы все вокруг знали о том что чуть было не случилось, но Ари надо предупредить, да простит ее Мэй. Королева должна знать об уровне опасности и как можно скорее. К тому же, по крайней мере детям, такие предупреждения следует давать крайне аккуратно.

— Мэй сказала, что они с Шеру наткнулись на Тода возле лавовых озер, — на пониженных тонах затараторила Такита, прилепив уши к затылку. — Ари, надо предупредить остальных, он опасен для окружающих. Мэй сказала, что он, — она прервалась, чтобы быстренько повертеть головой и посмотреть нет ли кого слишком близко стоящего, а потом все равно почти прильнула к уху королевы, — попытался ее изнасиловать. Возможно убить. Шеру удалось его прогнать, но кто знает как надолго, как далеко. Он может бродить где-то на землях и представлять угрозу для остальных. Тебе следует поговорить с ними.

По морде было видно, что королеву эти новости шокировали не меньше, чем Такиту, достаточно, чтобы она немедленно направилась к отошедшим в сторону Шеру с Мэй. Хорошо. Это дело не терпит отлагательств. Однако…

— Ари! — быстренько окликнула ее Такита, потому что ее дело к королеве стоит, конечно, менее остро, но все же жизненно важное, тем более что речь пойдет о жизни ее сына. Нет, отвлекать ее сейчас она не будет, но нужно предупредить королеву, что к ней есть дело. С ее-то занятостью найти минутку сейчас будет сложно. — Нам нужно будет потом поговорить, один на один. Это важно, но не очень срочно.

Вот. Будем надеяться, что это немного успокоит взъерошенную королеву. Главное, чтобы потом, когда Такита ей вывалит все, что хочет, та не разозлилась, что к ней не пришли с этим раньше. Ох…

Тяжело вздохнув, львица взяла небольшую паузу. Всего секунд пять с закрытыми глазами. Голова гудела, как переполненный пчелами улей, а лапы едва двигались. Но у нее были еще дела. С трудом разлепив глаза, самка развернулась и пошла к первому делу из оставшихся в списке.

— Простите, я кажется не уловила Ваше имя, — с извиняющейся улыбкой приблизилась она к гепарду. — Но если Вы лекарь, то нам пригодилась бы Ваша помощь. Вы наверняка заметили, что я еще не очень опытна, поэтому буду благодарна любой поддержке.

+5

72

Хорошо, что Шеру уже пришел в себя...Как же страшно... и странно было его видеть замкнутым и молчаливым, мрачным и злым. Она так привыкла его видеть шебутным и веселым, словно бы никогда не взрослеющим, что невольно испытывала легкую, необъяснимую тоску, видя его замкнутым и отрешенным. Сейчас он снова улыбался, хоть и немного натянуто... но улыбался ведь! Не смотря ни на что...

Какой же он все-таки ну... сильный что ли.

В свою очередь растянув уголки губ, Мэй с готовностью вжалась лбом в косматую шевелюру склонившегося к ней самца, на несколько мгновений зажмурившись, а затем распахнула их воззрившись на курлыкнувшего голубем Олафа, спорхнувшего на землю рядышком. Да все ок, бро, не парься! Ему чай во всей этой заварушке меньше всех досталось! Но спасибо, что поинтересовался!

Надо бы встать и реально что ли хоть что-то съесть... но ее так люто тошнило с одной мысли только что-то положить в пасть, хотя желудок предательски тихонечко постанывал, напоминая хозяйке, что в баках пусто и пора бы подзаправиться, хочется ей этого, или нет! И прежде чем Мэй со страдальческим "ых" поднялась с земли, собираясь присоединиться к трапезе Шеру, который уже пошел куда-то в сторону буйвола, их громко окликнул очень знакомый голос, вынудивший парочку синхронно повернуть головы в ту сторону... в сторону Ари то бишь! Королева быстро приближалась к ним, выглядя искренне обрадованной и, чего уж греха таить, встревоженной. - Ари... как здорово, что ты здесь, - с облегчением выдохнула рыжая, торопливо таки поднимаясь своей королеве навстречу, с облегчением и искренней радостью отзываясь на ее простую ласку в ответ, в свою очередь обтершись мордашкой о изящную темную скулу львицы. Уж, как говорится, и не чаяли свидеться.

- Относительно, да, - малость отрешенно подтвердила слова приятеля на вполне резонный вопрос, заданный старшей львицей, предпочтя Шеру дать главное слово в их небольшом тандеме. По правде говоря она уже порядком устала молоть языком, а у Шеру трепаться сейчас вроде бы получалось гораздо лучше. Уф... еще лапы так предательски тряслись, словно ей тяжело стоять... или она страшно замерзла, и кто его знает почему. Блин... Хотя почему-почему - она была страшно всем перепугана, и хоть себя отчаянно успокаивала и вообще старалась сохранять оптимизм и жизнерадостность (пускай в чуть менее бурной, привычной всем форме), внутри у нее все в комок сжималось от тихого ужаса. Не за себя. За Шеру.... И ей честно было очень жаль, что его родной брат так себя с ним повел. Так поступил. Даже посчитала себя виноватой в этой ужасной размолвке, хотя вроде бы ну где тут ее вина? Тод уже убил одну львицу, уже изнасиловал. На месте рыжей могла быть кто угодно. Не важно, что он почти сделал это с ней...

Она застыла рядом с тихо переговаривающимися Ари и Шеру, отрешенно кивая на их слова, кажется даже не прислушиваясь. Все ее мысли вроде бы были вообще далеко от этого места. В голове всплывали образы бросающейся на Шеру Рохшар, охваченной пламенем и страданием. А затем Тод, противно нашептывающий ей на ушко всякие гадости, жарко прижимаясь к ее спине собственным брюхом. И она не могла от этого отделаться, как бы не пыталась сосредоточится на настоящем. Даже упустила из виду тот момент, когда львы решительно "подхватили" тушу, торопливо уволакивая ее в укрытие, чтобы не тревожить нервное копытное стадо кровожадным пиршеством. А когда заметила и ринулась помогать - те уже прекрасно и без нее со всем справились, усевшись рядом с мертвецом, уже попахивающим между прочим. Она торопливо направилась к ним, тихонечко присев между львами, глядя то на одного, то на другого, печально опустив уши и напряженно приподняв лопатки.

Она заметила сострадательный взгляд Ари, задержавшейся на ее рыжей макушке. Как и обратила внимание на том, каким тоном спросила их королева про... Тода.

Рыжая бестия бросила короткий взгляд в сторону Такиты, стоящей довольно далеко от них, мирно разговаривающей с гепардом. Видимо целительница успела перекинуться с Ари парой слов и передала ей то, что сказала Мэй. С одной стороны да, все верно, так и нужно было. А с другой... самочка чувствовала себя ну очень неловко, словно бы Такита выдала ее личный секрет, который Мэй ей доверила по большой дружбе. Она лишь слегка кивнула, мол да, так и было, все так же стесненно отводя взгляд в сторону, избегая смотреть в исполненные сострадания глаза Ари, чувствуя себя совсем не в своей тарелке. Но... но так отвернувшись она просидела недолго, ровно до тех самых пор, пока из глотки спокойно передающего Ари всю информацию льва не вырвался первый глухой, гортанный рык, вынудивший юную самку коротко вздрогнуть и порывисто обернуться, эдак преданно взирая на исказившуюся от ярости морду Шеру снизу вверх. А затем все так же молча подсела к нему вплотную, прижавшись своим упитанным бочком к его ребристому брюху, доверчиво и успокаивающе положив ему подбородок на загривок, ничуть не смущаясь присутствия Ари рядом. Она тихо, успокаивающе муркнула, мол ну тише-тише... ты же спас меня, мой герой. Не переживай ты так, все обошлось. Еще раз нежно боднув черношкурого в скулу, Мэй отстранилась, столь же вопросительно взглянув на Ари. - Надеюсь они не разделились... - негромко молвила она, все еще устало прижимаясь к Шеру... после чего не выдержав, вновь плавно опустилась на землю, поджав под себя передние лапы. Шайене, конечно, Тод вряд ли что-то сделает, но уж кто его, психопата то знает!

В это время откуда-то сбоку тихо взмахивая пыльными крыльями рядом с Мэй приземлился Олавф, сжимая в когтях несколько найденных неподалеку травинок. Как и заказывали!.

- Спасибо, Олаф, - тихо поблагодарила фамильяра Мэй, сонно подбирая языком с земли свое "успокоительное". Очень хорошо, что тут была и мята, которая почти сразу же слегка ослабила гадкую тошноту,  сопровождавшую ее все это время.

Оффтоп:

Применен лот "Валерьяна" и "Мята".
Лоты сняты с профиля, Мэй ощущает сильную сонливость и готова провалиться в глубокий сон без сновидений. *Шайена

Отредактировано May (13 Дек 2020 02:51:42)

+5

73

«Несколько месяцев назад?» – Ари вопросом повторила про себя фразу Шеру, одновременно с этим удивлённо вскинув брови. Чего она ещё не знает про Тода?..

Помнишь, когда пропала Рохшар? – львица покивала головой в ответ. Как же не помнить! Добросердечная и всегда отзывчивая львица, исполнявшая роль няньки прайда, однажды попросту пропала – это было ещё задолго до извержения вулкана. Никто так и не узнал, что случилось и куда она исчезла, – следы обрывались где-то у подножья вулкана, так что вряд ли она покидала земли прайда. Разве что испарилась. Или... – Так вот это было его лап дело.

Ари вопросительно склонила голову на бок. По тому, как вздыбилась шерсть на загривке и спине Шеру и по его вдруг сморщившейся от злобы и отвращения морде можно было догадаться, что Тод сделал с Рохшар что-то ужасное, и всё-таки Ари была не готова к истории, вылетевшей из уст темношкурого самца. Потом, гораздо позже, когда её уже не будет окружать столько проблем и забот и появится свободная минутка, чтобы как следует «обмозговать» услышанное – возможно, тогда Ари задумается о словах сопрайдовца. С чего они взяли, что бедняга была убита именно Тодом? И как они определили, что она была изнасилована? В конце концов, о каком трупе вообще может идти речь, если это произошло, казалось, в прошлой жизни – от львицы за этой время должен был остаться только скелет! И то если он не сгорел в огромном пожаре, который охватил в своё время все земли прайда.

Словом, когда у неё будет время, она ещё, возможно, усомнится в подлинности истории, рассказанной юнцами (а возможно и нет). Но сейчас слова Шеру оказались настолько неожиданными и шокированными, что львица смогла лишь приоткрыть пасть от удивления, выкатить глаза от ужаса и со вставшей на загривке дыбом шерстью слушать своего собеседника, едва ли не дрожа от страха перед Тодом – этим юным львом, с которым она когда-то жила бок о бок, зная его ещё детёнышем. Насколько ненормальным, отбитым, сумасшедшим надо быть, чтобы так поступить с сопрайдовцем, со львицей, которая добрую часть времени заменяла тебе мать! Его попытка убить Мороха и неудавшаяся затея изнасиловать Мэй казались Ари уже и не такими уж ужасными. То есть, конечно, всё ещё недопустимыми и наводившими ужас, но это... Это было нечто большее. Те ужасные моменты, что она – они все – пережили за последние несколько месяцев, казались ничем по сравнению с поступками Тода.

А потом он при мне пытался зажать Мэй, – невольно Ари перевела взгляд на бедную крапчатую львицу, что прижав уши и опустив голову, тихонько сидела рядом, стыдливо уставившись в землю. Подумать только, что ей пришлось пережить... Желая хоть как-то утешить бедолагу (будто эти утешения могли ей как-то помочь!) Ари уже приготовилась протянуть лапу, чтобы накрыть ею солнечно-жёлтую лапу Мэй – теперь ты в безопасности, всё хорошо! Однако вдруг раздавшийся негодующий взрык Шеру заставил её передумать – тем более, что Мэй тут же прижалась к другу в попытках его успокоить. Хэй, а эти двое, похоже, не только прошли сквозь невзгоды, но обрели нечто большее! Ну и хорошо. Бедняга-Мэй теперь была не одна – а это самое главное.

Конечно, – тут же согласилась львица, едва только Шеру высказал предложение о предупреждении как можно большего числа народа. – Я обязательно предупрежу Сараби и Котаго с Ушинди, как только они вернутся. И остальных тоже – хотя, возможно, будет лучше, если своей семье ты расскажешь сам, – она посмотрела на Шеру извиняющимся и чуть потерянным взглядом. Конечно, она могла рассказать о случившемся той же Шайене... но это, чёрт возьми, был её сын! Предостеречь остальных, не раскрывая при этом причины опасения, было ещё относительно реально, но у Шай, безусловно, появится вопрос – почему? И вот тогда... Ари не была уверена, что сможет объяснить львице ситуацию. Даже сейчас она не знала, как можно преподнести такую информацию матери. – Всё уже позади, – в конце концов Ари всё-таки накрыла своей лапой лапу Мэй. Глупая, конечно, была фраза. Глупая и не способная утешить или успокоить юную львицу, и всё-таки Ари попыталась принять хоть какое-нибудь участие.

Не-а, – внутренне радуясь от того, что они сменили тему, львица покачала головой на вопрос Шеру.

Надеюсь, они не разделились... – голос Мэй звучал так тихо и печально, что у Ари вновь невольно сжалось сердце. Ох, если бы она только знала, как помочь бедняжке!

Мы пришли сюда днём, – пожалуй, смена темы сейчас была лучшим решением, и львица, ещё пару секунд задержав взгляд на крохотной фигурке Мэй, вновь обратилась к её другу. – Мы скрывались на юге от вулкана, – она махнула лапой в сторону, показывая: вот, именно оттуда мы и пришли! – и этим утром поднялись на его склоны. Я думала... Смешно, конечно, но мне казалось, что выживших стоит искать именно там, – она хмыкнула. – Впрочем, как ни странно, но именно на Каменной поляне я встретила Ньекунду! Он сказал, что вы устроили лагерь на Мазове, а затем убежал помогать Сех найти ваших младших. Ну а сюда мы пришли днём, и Сараби сказала, что все разошлись в разные стороны на разведку. Больше я ничего не знаю, – львица чуть пожала плечами в этаком жесте «Понятия не имею, куда все делись». Встряхнувшись, чтобы убрать с шерсти капли дождя, Ари огляделась и только сейчас заметила, что солнце уже почти совсем зашло за горизонт, а на востоке начали зажигаться первые звёзды. – Темнеет... – будто про себя пролепетала она. Что ж, было не удивительно, что Шеру переживал за своих. – Когда вы разошлись? Когда они должны были вернуться? – если бы Ари знала, где сейчас находилось всё семейство миниатюрной львицы, она бы не нашла бы себе места из-за переживаний, но пока что её охватывала лишь лёгкая тревога. Это, конечно, не очень здорово, если они все – Шайена, Маро, Ньек, Сехмет – будут бродить ночью чёрт знает где (а если ещё и поодиночке!), но с другой стороны никто из них уже не был несмышлёным львёнком – авось что случится, они смогут за себя постоять. Её скорее тревожила судьба младших отпрысков Шай, ведь если Ньекунду и Сехмет не удалось их найти...

+4

74

Полосатый немного отвлёкся от размышлений, когда увидел, что юные лапки беленького львёнка начали проводить какие-то медицинские манипуляции с... Кажется, когда-то это была шина, которая теперь держалась так неустойчиво, что Чар опасался, а не будет ли смещения. И тут львенок, видимо, начинающий лекарь, начал накладывать гипс. Гепард в ожидании замер, наблюдая за происходящим, и хотел было вмешаться, но опаздал.

— Стой, стой, стой. Надо сначала проверить положение кости, ведь иначе может возникнуть смещение... А наложив гипс без оглядки, мы доставим кучу неудобств, а что хуже, кость может срастись неправильно... Так что осторожнее с этим. Дай-ка я проверю на всякий пожарный.

Он хотел было чуть-чуть пододвинуть львёнка, имени которого не знал, и приступить к осмотру пациента. Как вдруг в гепарде что-то щёлкнуло. Чар резко замер и остановился, вспомнив простое правило, которое он то ли забыл, то ли им пренебрег. Тем более ситуация была не экстренная, хоть и неотложная. Хотя и то не совсем.

Шарли повернулся к загипсованому зверьку, после чего сказал:

— Привет. Можешь звать меня Чар. Я лекарь, если интересно, то могу рассказать подробнее. Мне надо будет сейчас осмотреть твою переломанную лапу, хорошо? Не переживай, может быть чуть больно, но это будет недолго. Мне надо проверить правильно ли наложен гипс и нет ли смещения костей...

После этого гепард повернулся к лапе, а затем аккуратно надавил на место чуть выше перелома, ведь возможности провести достоверный визуальный осмотр не было. Оставалось надеяться только на опыт.  Нащупав кость за пару прикосновений и надавливаний, он начал проводить от нащупанной точки вниз, пока тактильно не достиг места, где предположительно была сломана кость. Удивительно, но смещения не было, хотя это был первый случай на практике пятнистого, когда расшатанная шина, видимо, выдержала. Можно было вздохнуть с облегчением, ведь последствий возникнуть не должно. По крайней мере, предпосылок не было.

Чар повернулся и посмотрел на белого львенка, лишь кивнув ему голвой в знак того, что всё в порядке. А затем обратился ко второму:

— Смещения костей нет, гипс наложили... оптимально. Если будет жать, сигнализируй. Этим нельзя пренебрегать. Поверь мне, я знаю, о чем говорю.

"Удивительно" — начал думать полосатый, — "Этот львенок, не проведя никаких обследований, на авось наложил гипс, причем безошибочно и на правильное место. Могу головой поклясться, это первый случай в моей практике... Либо этот белый гений, либо везунчик. В любом случае, это уже не столь важно".

И всё же, Шарли испытывал некий стыд за то, что он так бесцеремонно влез в личное пространство двух львят, которые его не знали. Конечно, врачебный долг и все дела, но уж слишком часто лекари забывают, что перед ними такое же живое существо, имеющие чувства и испытывающее боль. Главная проблема в медицине не в крови, кишках и выделениях организма, а в том, что ко всему вышеперечисленному слишком быстро привыкаешь. Лекари зачастую забывают смотреть на пациента не как на систему органов и веществ, а как на личность, забывают про чужую боль, а
ведь иногда нужен не только тот, кто проведет правильную диагностику, но и тот, кто поддержит. Главное об этом помнить.

К гепарду, тем временем, подошла львица, которую он видел незадолго до этого. Насколько он помнил, её имя было... Та... Такита? Вроде. Только вот куда ударение ставить он не знал, но всё же решил поставить его на средний слог. Это звучало бы разумнее.

— И Вам добрый день, — сказал он, повернувшись к львице. — Меня зовут Шарли. Можете звать и Чарли, как вам удобнее. Честно сказать, я тоже не самый опытный лекарь, практики не столь много, как хотелось бы, но тем не менее, чем смогу, тем помогу. Вы знаете этих львят?

Он указал лапой на Тагора и Вакати.

— Я осмотрел и проверил наложеный гипс. Перелом без смещений, кость стоит на месте. Думаю, он либо внутрисуставной, либо внесуставной. Может вы помните, он мог нормально ходить? Поскрипываний кости не было?

Отредактировано Шарли (28 Дек 2020 23:54:50)

+3

75

Фус был милым, честным и, главное, просто хорошим. Возможно, потому что был ещё относительно мал, может – потому что и вправду был вот такой, открытый, без задних мыслей говорил то, что думал, и не стеснялся этого. Его размышления вслух лишь позабавили Вакати, и, будь он в полном здравии, обязательно бы легко толкнул Фуса в плечо, мол, всё будет хорошо, сейчас что-нибудь придумаем. Но из-за его печального состояния единственное, что оставалось подростку, это именно придумывать возможные и в большей части невозможные для себя сейчас действия.

Например, как уже и вправду как можно скорее подняться на лапы и свалить... в ближайший густой кустарник. Потому что к такому обилию внимания к себе Вакати определённо не привык и понемногу даже начинал стрессовать. Спасло ситуацию появление Ари, которая в своей особенной манере поприветствовала братьев лёгким касанием лапы. Тагор тут же коснулся матери, Вакати, увы, не смог повторить такого же трюка, зато успел придумать, как выразить свою радость от встречи! Но, увы, только придумать – мать ушла от них столь быстро, что даже если бы у подростка не было проблем с произношением, он бы успел сказать разве что "ма-". Не случилось бы поговорить, в общем.

Недостаток семейного общения щедро компенсировался Тагором, который внезапно обнял Вакати так, что тот едва успел вдохнуть. Лёжа обниматься — дело не самое удобное, особенно когда у тебя явные проблемы с конечностями, но Тагор, видимо, настолько преисполнился врачебной осторожности и братской любви, что умудрился это сделать совсем не больно.

Предложение Тагора звучало интересно, но несколько... авантюрно. Потому что он предлагал сделать сейчас то, из-за чего вокруг него крутились два взрослых лекаря?.. И хотя брату Вакати доверял (он, будучи гораздо младше, смог помочь маме и Сейле, неужели сейчас он вдруг сделает что-то не так?), но нет-нет да оглянулся в поисках Рейммса. Лемур дремал рядом, утомлённый постоянными толчками и пинками (разве он виноват, что его помощь не пригодилась?), и на очередное касание к себе что-то неразборчиво пробурчал. Гораздо более настойчивый тычок проигнорировать у него не получилось – и взглядом Рейммс встретился с обеспокоенным Вакати. Правда, всё это заняло гораздо больше времени, и Тагор, и без того весь в глине, уже уверенно и даже... опытно! обмазывал лапу, лианы и поддерживающие палки вязким грязным составом. Хорошо, что пах он относительно терпимо, влажной землёй, и подростку не приходилось задерживать дыханием.

Рейммс смотрел на всё это в крайним любопытством и отсутствием какого-либо желания пачкаться. Но и под лапу не лез. Наверно, уже привык, что львы во всём умней, и что лишь Вакати его слушает. Ну и не надо, ну и не нужно, подумаешь, львы тут раскомандовались.

Ага, – и всё же было в движениях Тагора что-то притягательное, – С-с-скажу, к-к-конечно. Но... вроде в-в-всё хорошо, – он не рискнул двигать лапой прямо по свежему материалу, и потому только улыбнулся брату, – С-с-спасибо за помощь, б-б-большое.

Вакати бумкнулся лбом в плечо сиблингу и вот так, фактически лёжа на нём, лениво взглядом обвёл их нынешнее пристанище. Слишком шумное, открытое, занятое. Деловое. Совсем не то, что их семейная пещера или хотя бы место жительства прайда. Тут всё было...не так. Неправильно. И вот эти переживания он, конечно, не собирался вываливать на Тагора, но хотелось с ним всё-таки поговорить. Да хотя бы о маме.

Пока их снова не прервали.

Да что ж такое, вы дадите хоть слово сказать, а?!

И ладно бы это была Такита, но между ними буквально втиснулся...гепард?.. Он тут вообще откуда и...

Д-д-да л-л-ладно! – недовольно окликнулся Вакати, – М-м-меня ж уж-ж-же в-в-вообще не с-с-спрашивают! – от негодования и волнения он стал заикаться практически на каждом слове, – В-в-всем н-н-надо меня п-п-посмотреть!

Он отвернул недовольно морду, позволяя этому...Чару? Кажется, так, – делать с ним всё, что душе захочется. Как будто он мог особо сопротивляться. И нет, Вакати не было неблагодарной сволочью, но ему было бы гораздо лучше, если бы им от и до спокойно занялась хотя бы Такита (а в идеале ещё и рядом мама была), а не прерывались на что-то ещё, а все мимо проходящие смотрели на него так, будто он на всю жизнь теперь с этой... глиной на лапе ходить будет. Против Тагора он тоже ничего совершенно не имел против, просто почему нельзя было сделать всё сразу, а не дёргать его туда-сюдя?

Ч-ч-чего? – отвлёкся от своих недовольных мыслей Вакати тогда, когда гепард наконец-таки перестал его тискать, – А. Да. С-с-скажу. И вам тоже. Всё н-н-нормально.

И после склонился снова к Тагору.

С-с-слушай, это к-к-кто вообще т-т-такой? Он был с в-в-вами и мамой?

+3

76

Сейла выдержала материнский взгляд и не дрогнула, не взбрыкнула даже тогда, когда мать опустилась на землю, словно и впрямь разговаривала с малышкой, хотя и очень захотелось царапнуть когтями землю и дернуть короткими усами. Ари сейчас вела себя так, словно предлагала изначально просто временно тут остаться, пока лапа Вака и раны большинства травоядных не заживут! А вот Сейле показалось, что мать хочет восстановить прежние земли и жить тут, как раньше, несмотря на то, что тут выжженная пустошь, что за едой незнамо куда нужно переться. И все почему? Почему, спрашивается? Из-за отца? Из-за того, что она якобы обязана приглядывать за его королевством?! Он жив или нет? Никто не знает! Мать что-то знает, но предпочитает умалкивать! И она точно осознает, как тяжело здесь жить будет, но все равно предпочитает отбрыкиваться от родных детей какими-то общими фразами и снисходительными улыбками! Вот что бесило Сейлу больше всего - весь монолог матери был о том, что она явно хочет тут остаться, а ей заявляет, что это только временно. Как ребенка успокаивает, честное слово, авось через неделю и забудет!

Сейла шкурой чувствовала взгляды других взрослых, такие же снисходительные. Они говорили - ей здесь не место. Пусть сидит с остальными детьми и не вмешивается в умные взрослые разговоры.

- Просто мне показалось, что ты хочешь остаться тут навсегда, - с силой заставляя себя говорить спокойно, произнесла Сейла. - По-моему, об этом была твоя речь, - она помолчала секунду, обдумывая в голове все, что хотела сказать. Например о том, что голодна. Кругом полно травоядных, ох, как тяжело не бросать на них, испускающих сладкий кровавый запах, жадные взгляды! О том... о том, что, может, не нужно держаться за погибшее королевство и топать дальше, как только Вакати станет легче. Да, кстати, как они поднимут на лапы Вакати, если тут нет еды и целебных трав? Но Сейла ничего не стала говорить, поняла, что только опозорит себя. Поэтому она ограничилась легким поклоном.

- Прошу прощения. Я пойду к реке, - развернулась и пошла прочь, ни разу не оглядываясь. Может быть, позови ее на охоту Котаго с Ушинди, она бы почувствовала себя полезнее, нужней. Но самцы предпочли справиться самим, хотя Сейле было далеко не полгода, все лапы рабочие - вполне могла бы и помочь. Но она ушла раньше, чем охотники отправились на промысел и не успела попроситься к ним, доказать, что не маленькая, что тоже может пользу приносить. Сейла шагала все быстрее и быстрее и, наконец, когда перестала чувствовать на себе чужие взгляды, бросилась бежать.

Бег ее слегка успокоил, к реке она вышла с тяжелым дыханием, но с полегчавшей душой. Ладно, справимся. И не с таким справлялись! Сейла подняла взгляд в сторону вулкана Килиманджаро. По хорошему надо бы туда подняться и увидеть то, что увидела мать. Но как? О том, чтобы пойти одной, никому не сказав, и мысли не могло быть - после того, как Сейла потеряла мать и понятия не имела, где она, как она и что с ней, ей претила сама идея свалить тайком и обречь родных на те же ужасные переживания. Но как добраться до вершины? Взять взрослого! Котаго? В задумчивости она сделала шаг вперед, одновременно оборачиваясь и размышляя, вернулся ли он с охоты...

Лапа скользнула, Сейла с ужасом и перебоем в сердце поняла, что все ее тело влечет вниз и, прежде, чем она успела как-то за что-то зацепиться, оказалась в реке. Вода заливала глаза, уши, пасть, непонятно, где дно, где небо. Перепугавшаяся Сейла изо всех сил взмахнула лапами и вынырнула на поверхность, кашляя и задыхаясь. Она с трудом удерживалась на плаву, в глазах из-за воды - пелена тумана. Где берег? Вот он, темнеет перед носом! Но течение уволакивало ее все дальше и дальше, а Сейла впервые оказалась в воде и, барахтаясь неумелой лягушкой, тратила все силы на то, чтобы не пойти ко дну. Она не могла даже крикнуть, боясь, что в ту же секунду потеряет равновесие. Постепенно течение уносило ее все дальше и дальше.

=================) серая долина

+4

77

Стоило Вакати уткнуться лбом в плечо брата – устало, вымотано, как показалось Тагору, – как белошкурый подросток тут же почувствовал... спокойствие? Последние несколько недель и даже месяцев их жизни были слишком тяжелыми. Они то куда-то бежали, то по какой-то причине переживали, потом снова шли, с кем-то знакомились, снова волновались – за себя и других, – потом опять шли, потом были окружены огромной толпой и взбудоражены всем происходящим... Всё произошедшее сильно истощало и взрослых-то, а представьте, что творилось со львятами, едва-едва перешедшими в возраст подростков. И добавьте ко всему этому мать, которая уделяла внимание всем, но только не им. С одной стороны, Тагор понимал действия Ари, ведь она, чёрт возьми, была королевой! Но с другой – ему было обидно. Жутко, едва ли не до слёз. Неужели так сложно уделить им хотя бы десяток минут? Спросить, как они себя чувствуют, и дождаться ответа, а не убежать к кому-нибудь другому решать вопросы прайда?

Сейчас, стоило брату положить свою голову на белоснежное плечо и замереть в этой позе, Тагор почувствовал облегчение – впервые за последние десятки дней. Пусть мать разбирается с делами. Он её, конечно, безмерно любит, но на ней весь мир не сошёлся. Вакати – такая же семья для него, как и Ари. Как и Сейла. И если последние две были в порядке (насколько это вообще было возможно в их ситуации, особенно для родительницы), то вот братишке определённо нужна была поддержка – судя по всему, он пережил больше, гораздо больше их всех вместе взятых.

Но не успел Тагор начать наслаждаться ситуацией и своим положением, как их маленькая семейная идиллия была нарушена появлением гепарда, что последние минуты без конца тёрся около их небольшой группы. Сознательно или невольно не замечая душевное состояние братьев, он грубо вмешался в их компанию, посчитав, что Тагор недостаточно профессионально наложил импровизированный гипс. Поначалу подросток даже не особо возражал – так, только слегка обиделся из-за этого неожиданного вмешательства, однако стоило только Вакати попытаться отцепиться от Чара, как настроение Тагора тут же поменялось. Эй, чудик, ты что, не видишь, что он не хочет? А ну отвали!

Эй, – нахмурив брови и воинственно сморщив переносицу, Тагор гневно посмотрел на Шарли, – а ты не хочешь спросить его для начала? Как-то невежливо хватать без спросу чужие лапы! – львёнок даже и думать забыл, что это чудик вроде как разбирается в лекарстве – какие он там мудрённые слова Шеру-то говорил? – Если он заикается, то это не значит, что его не надо выслушивать!

Чар же, видимо, решил, что здоровье пациента куда важнее возмущений какого-то там подростка. А Тагор... Ну, а что Тагор? Что он сделает? Надаёт ему пощёчин, что ли? Всё ещё насупившись, подросток с недовольством смотрел, как гепард ощупывает лапу Вакати – и вместе с этим мотал увиденное на ус. Конечно, у него был Масланга, который – уж наверняка! – разбирается в целительстве получше этого псевдолекаря, да и недовольство в сторону Чара давало свои плоды, и всё же... Всё же было не лишним посмотреть, как этот целитель делал какие-то либо манипуляции. Да, может быть, всё это чушь. Но что если нет?

Что там? – как только гепард убрал свои лапы от конечности Вакати, Тагор всё так же с возмущением обратился к Чару – правда, блеск в глазах подростка выдавал его интерес.

Смещения костей нет, гипс наложили... оптимально.

Опти... Опта... Как? Ну почему, почему надо выражаться вот этими странными словечками! То какая-то аникорозия, или как её там, то теперь вот это! Ну да ладно, судя по тому, что он не собирался производить каких-либо ещё манипуляций, это странное слово обозначало «хорошо» - или, по крайней мере, что-то подобное.

Стоило же Тагору заметить, что Такита вновь направляется в их сторону (а мать, к сожалению львёнка, – в противоположную от них), как от сердца отлегло. Вот она-то сейчас придёт и ка-а-ак поставит этого чудака на место!

С-с-слушай, это к-к-кто вообще т-т-такой? Он был с в-в-вами и мамой?

Не-а, – прошептал Тагор в ответ, казалось бы, даже не обращая внимания на заикание брата, хотя в их последнюю встречу Вак больше напоминал немого, чем обладающего проблемами с речью. Надо будет его обязательно об этом расспросить... Одним ухом подслушивая разговор взрослых: «Простите, я, кажется, не уловила Ваше имя...» – Тагор ожидал перерыва в речи Такиты, чтобы ответить сиблингу. – Я думал, он был тут с вами. Странный какой-то чудак, да? Что думаешь, Фус? – подросток кинул мимолётный взгляд на младшего львёнка, что всё это время сидел рядышком, будучи тише воды и ниже травы. А затем, стоило Чару – который оказался ещё и Шарли-Чарли, а не просто Чаром – задать странный вопрос, тут же встрепенулся и встал рядом с Такитой, почти касаясь своей спиной её бока.

Что значит знает ли она нас? – что поделать, своим, как уже не раз говорилось, грубым вмешательством Шарли оставил в душе подростка не лучшее первое впечатление о себе. – Вообще-то она лекарь нашего прайда! И она уж куда повежливее тебя! – и вновь насупленная морда. Чего ты вообще сюда припёрся? Хочешь помочь – помогай, только делай как-то потактичнее!

Ты понимаешь, о чём он говорит? – этот вопрос уже был направлен львице. Что такое внутренне и внешне Тагор понимал; что такое сустав – тоже себе более или менее представлял... но как перелом может быть внутрисуставным или внесуставным? Как это выглядит? Чем отличается? Возможно – возможно! – этот гепард и правда был чуть более опытным лекарем, чем Такита... но, предки, как он раздражал Тагора своими словечками!!! – Вак, – белошкурый посмотрел на брата, стоило гепарду произнести следующую фразу, – как твоя лапа? Ты вообще мог ходить? – не то, чтобы подросток вызвался быть этаким переводчиком с гепардьева (гепардячьего?) на нормальный, но он как минимум совершенно не хотел, чтобы Вакати напрямую обращался к Шарли – или наоборот.

+6

78

Найти младших? — Шеру, только-только начавший успокаиваться после своего не шибко оптимистичного рассказа, уже даже чутка подрасслабившийся в теплых, на удивление нежных объятиях плавно придвинувшейся к нему вплотную Мэй, тотчас встрепенулся, озадаченно воззрившись на Ари со своего места. Ачовсмысле? — Они ведь шли искать выживших... За младшими должны были пойти... другие, — и вновь Шеру в последний момент увильнул от правды, осознавая, что сейчас едва ли сможет нормально объяснить королеве, что это за гиены такие, что чапали с беженцами всю дорогу от озера и в дальнейшем были посланы Шайеной за ее сбежавшими львятами. Шеру и сам не знал всех деталей и причин, сподвигших его мать на такое сомнительное, на взгляд многих, решение. Хотя Небула с Лингом вели себя довольно-таки прилично для гиен, припершихся с земель Скара, но все же! И тот факт, что Сехмет с Ньеком в открытую нарушили наказ Шай и самолично поперлись на поиски... Шеру невольно призадумался над тем, что вышло бы, вздумай они с Мэй точно также свернуть с пути и помчать обратно к озеру, игнорируя основную "миссию" по обследованию сгоревшего подножья вулкана. Глядишь, и не влипли бы в эту дурную историю с Тодом и призраком Рохшар... Хорошо это или плохо — вопрос, так сказать, на миллион слоновьих окороков, и прямо сейчас у Шеру уже банально не оставалось сил на подобные философские измышления. Не пофегу ли вообще?

"А ведь еще и маме обо всем рассказывать," — с нарастающей тоской подумал самец, невольно переводя взгляд куда-то в горизонт, краем уха продолжая вслушиваться в чутка потерянную речь Ари — да, львица уже вволю пообалдевала услышанному (а кто бы не обалдел, простите!), даже успела выразить сдержанное, но вполне себе искреннее сочувствие в адрес устало свесившей голову Мэй, и теперь тщетно пыталась отвлечь бедолаг от всего пережитого ими за день. Вот только Шеру почему-то раздражала эта тема, может быть, потому что она ни грамма его не успокаивала, черт подери! Сперва о Тоде переживали, теперь о Шайене с остальной частью семейства... Еще и Мэй с этим своим опасливым замечанием... Ну короче не помогаете вы обе! Уж лучше бы молчали, правда. Странные, вредные, даже какие-то чересчур обозленные мысли — Шеру вообще чувствовал себя необычайно раздраженным последний час и сам же этого смущался, осознавая, что он просто не имел права вымещать скопившуюся в нем злость на ни в чем не повинных собеседниках. Никто ни в чем не виноват. Он понимал это также ясно, как чувствовал это неприятное жжение от царапин и ушибов по всему телу, или немыслимую усталость в каждой перенапряженной мышце и нервном волокне... Но все равно пыхтел украдкой, будучи попросту не в силах это прекратить. Ну, хорошо еще, что про себя, а не вслух.

Да давненько уже, если так подумать, — тем не менее, голос у Шеру все еще звучал нарочито бодро... ну ладно, не прям вот бодрячком, но относительно живо и адекватно. — Еще на рассвете... Ма разделила нас попарно и отправила в разных направлениях, после чего они с Маро и Сараби повели выживших вверх по течению. Было условлено, что мы все соберемся здесь по возвращению... Может, они просто не выдержали и решили присоединиться к поискам братьев, пока не стемнело... — господи, сколько же лишних слов и объяснений! Можно они на том и закончат разговор, пожалуйста? Шеру вдруг понял, что потихоньку начинает беситься на присутствие Ари, хотя еще минуту тому назад был вполне искренне рад ее возвращению. Ну вот, приехали... На нее-то чего бухтеть, что плохого она тебе сделала, дурень? Шеру аж головой тряхнул, из последних сил держа эмоции под контролем. Может, и вправду стоило поскорее свернуть эту беседу.

Ладно, — черногривый эдак невзначай притопнул передней лапой по земле, словно бы подводя некий итог обсуждению. — Чего толку головы ломать... Задерживаются и хр*н с ним, не появятся к утру — будем разбираться. Мэй совсем плоха, сейчас накормлю ее и спать уложу, наверное, да и сам, пожалуй, тоже лягу отдохнуть... Ты уж извини, — он многозначительно кивнул на отвлекшуюся подругу, что донельзя сонно жрала притащенные Олафом травы, уже и не вникая толком в чужие переговоры, и сам отвернулся от внимательно слушавшей его королевы, мол, сорямба, Ваше Величество, но реально уже сил никаких нет языком трепать! Да и беспокоиться тоже, как бы эгоистично это не звучало. Хотя, наверное, Ари и сама уже едва-едва ворочала извилинами.

Ты это... Не забудь сказать остальным про мясо, ладно? Тоже ведь голодные небось, — это было последнее, что сказал Шеру львице перед тем, как снова приблизиться к мертвому буйволу и заняться разрыванием его пыльной, не шибко-то аппетитной на вид бочины. Худо-бедно оторвав большущий такой шмат (или скорее полосу) мяса, уже слегка отдававшего неприятным гнилостным душком, но все еще вполне съедобного на вкус, Шеру еще разок уважительно кивнул главе их прайда... бывшего прайда теперь уже, к сожалению, и потащил свою "добычу" к Мэй. Та, кажется, уже реально была готова заснуть не дожидаясь ужина... Ну нет, так никуда не годится! К утру эта буйволятина, может, вообще окончательно стухнет, и что тогда прикажете есть? Не факт, что Ушинди с Котаго припрут что-нибудь съестное с охоты! Травоядные-то все здесь, кто уцелел после извержения...

А ну-ка, — Шеру эдак решительно подпихнул самочку плечом, размашисто плюхнувшись на живот сбоку от нее, тепло и уверенно подперев несчастную зеленоглазку собственной худощавой тушей. — Не спать! Давай, проглоти пару кусков, пока не испортилось... Надо подкрепиться, Мэй, а то мы так до утра не протянем. Ну... хотя бы один укус... Кому сказал, — он вдруг негромко рыкнул себе под нос, вынуждая Мэй вздрогнуть всем телом с непривычки (еще бы, когда это Шеру на нее голос-то повышал!), эдак ошарашенно и капельку обиженно воззрившись на приятеля в ответ. Уф. Перебор со строгостью, да? Ну прости... Прости дебила, как лучше ведь хотел! Впрочем, лев не растерялся и почти сразу же успокаивающе провел языком по нахмуренной переносице самки, как бы окупая этой сдержанной лаской собственную неуместную грубость. Ну не дуйся ты на него. — Поешь пожалуйста, хоть немного, — уже совсем другим тоном, разве что не мурлыкая попросил Шеру возлюбленную, еще пару раз нежно облизав всю ее круглощекую, розовоносую мордаху, после чего и сам голодно впился зубами в притащенный им кусман, с противоположной его стороны — там, где мясо было чуточку похуже на вид, сознательно отдавая Мэй самую вкусную и сытную часть. Так и притихли на время, сонливо работая челюстями, думая каждый о чем-то своем, о девичьем, покуда от их ужина не осталось и лоскуточка. Тогда Шеру просто молча обхватил львицу лапой, буквально опрокинув ее голову на свою жестко топорщащуюся, но все еще довольно мягкую и теплую гриву, где-то в районе собственной тяжело вздымающейся груди и все еще отчасти нервозно колотившегося сердца. Дальнейшие несколько минут Шеру был занят тем, что утомленно вылизывал макушку и загривок медленно засыпающей в его объятиях Мэй, помогая ей скорее окунуться в долгожданное забытье — а уже потом, когда его подруга окончательно задремала, убаюканная этой бесхитростной лаской, сам с донельзя вымотанной рожей уткнулся носом в чужой мех, благополучно отрубившись вслед за Мэй.

Устали, притомилися...

Персонаж спит

+5

79

Всю жизнь Ари казалось, что световой день – это не так уж и много. Ну, проснулся, потянулся, поболтал с сопрайдовцами, поиграл с детьми, сходил на охоту, отдохнул – и вот уже ночь. Однако... Меньше, чем за последние сутки, она успела пройти огромное расстояние, встретить целую кучу выживших и решить огромную кучу вопросов (или, во всяком случае, постараться разобраться с ними). Не так уж и мало! Или вот взять Шеру – они разминулись с матерью всего лишь на рассвете, но он говорил так, будто они разошлись аж на рассвете, словно это было несколько месяцев назад! Несомненно, уйди Шайена за границы прайда ещё тогда, когда этот самый прайд, собственно, существовал, вряд ли бы кто-то поднял панику. Однако сейчас, после всего произошедшего, каждая минута отсутствия близких рядом в буквальном смысле наводила панику.

Ну... Пока что не так уж и много времени прошло... – она попыталась как-то успокоить юнца, но вышло это, очевидно, так себе. От всех этих разговоров – начиная с истории Тода и заканчивая пропажей (или «пропажей») Шай – Ари чувствовала себя ужасно неловко. Она никак не могла помочь ребятам, а к тому же и сама чувствовала себя донельзя разбитой – ей хотелось спать, есть и больше всего, чтобы от неё уже, наконец, все отстали. Ну, ты сама однажды решила взвалить на себя этот королевский груз. Вот, пожалуйста, наслаждайся!

Словом, когда Шеру, видимо, тоже уставший за день, как и все здесь присутствующие, решил поставить точку, львица только мысленно с радостью выдохнула. Они уже сказали друг другу всё, что хотели, и теперь надо было отдохнуть. Хотя бы им с Мэй. Ей отдых, похоже, светит совсем не скоро – Ари с усталостью посмотрела в сторону группы из детей, Такиты и гепарда. Надо было ещё решить вопрос с целительницей, да ещё и Тагор стоял, распушив шерсть и грозно глядя на Шарли. Да что там ещё случилось...

Конечно, – отозвалась львица на напоминание Шеру о мясе. – Отдыхайте.

Проглотив слюну – потом, успеешь ещё поесть! – Ари направилась в сторону детей. Значит, Шайена взяла всё в свои лапы и послала всех на разведку, предварительно разделив... Умно. Она молодец. Интересно, сколько тогда сопрайдовцев выжило, если у них остались ресурсы вот так разойтись в разные стороны? Ньекунду, Сехмет, Шеру, Мэй, Шайена, Маро, Сараби... Тод. Младшие дети Шай. Такита и Вакати. И это только те, кого она сама видела или о ком хотя бы слышала! Что если Нари, Эос, Талия и Акасиро – единственные, кому не повезло выжить?..

Нет, ей определённо нужен был отдых. Она хотела забыться сном, чтобы не думать о своих потерях, о том, что случилось с остальными, не решать чьи-то проблемы. Можно ей просто отойти в сторонку и поспать хотя бы денёчек? Можно? Ну пожалуйста!

У вас всё в порядке? – подойдя к группе, Ари поглядела на нахохлившегося Тагора, тут же переведя взгляд на Шарли. Кого осадить? Вдруг взорвавшегося сына, за которым раньше не было замечено ничего подобного, или странного лекаря, вдруг ни с того ни с сего решившего оказать помощь выжившим?

Да, – голос Тагора звучал уж чересчур напряжённо и злобно, да и взгляд младшего сына говорил о многом, но подросток, по крайней мере, опустил вздыбившуюся шерсть и сел рядом с Вакати, что-то шепча брату на ухо.

Ну и славно, – она ограничилась лишь этим, не стала даже любовно проводить лапой по макушкам львят или нежно лизать их в щёку. Нет, увольте, она слишком вымоталась, чтобы разбираться в этом сейчас. – Такита, – усталый взгляд на целительницу, – ты, вроде, хотела обсудить что-то важное?

0

80

— Очень приятно, Таки— начала было отвечать львица, когда ни с того, ни с сего Тагор взъерепенился и влез в их диалог. Самка удивленно уставилась на подростка не очень понимая чем вызвано такое обилие негатива к гепарду.

— Я только начинающий, — осторожно, почти срывающимся, на самом деле, голосом произнесла Такита, прижимая уши в ответ на слова Тагора. Утверждение, которое, хотя и было по факту правдой, значило крайне мало, учитывая, что она единственная из оставшихся в живых, кто хоть немного понимает что делать. Перед глазами промелькнула морда Хайко прямо перед тем, как та оказалась погребена под каменным оползнем. Львица тряхнула головой и сглотнула вставший в горле ком, прогоняя все эти мысли. Не время; не место.

— Я уверена Шарли просто сильно беспокоился и не хотел никого обидеть, — произнесла Такита, натянув свою самую милую и миролюбивую улыбку, которую только могла сейчас выдавить, слегка наклонившись к Тагору. Она честно не знала в чем состоял их конфликт, но сейчас ей не до этого, откровенно говоря. — Травма Вакати довольно серьезная, если не отнестись к ней должным образом, могут быть последствия — чуть более суровым, — для нее по крайней мере, объективно говоря, он был лишь немногим тверже ее нормальной речи, — тоном пояснила она подростку, пытаясь вдолбить в их головы всю серьезность ситуации, но при этом не перепугать их совсем уж. После чего перевела взгляд назад на гепарда.

— Перелом был открытый, но сам раскол не очень большой, примерно по центру кости, суставы, вроде, не были задеты. Когда я изначально обработала его, я промыла рану, постаралась соединить осколки кости и перед тем, как закрепить положение при помощи коры и лиан, обработала травами. И да, ходить он может, — на этих словах послышалось раздраженное фырканье Эхекатля, — но не должен, — с нажимом на последние слова добавила Такита, пытаясь как можно более сурово посмотреть на лежащего за спиной Шарли Вакати. — Потому крепление и пришло в такое плачевное состояние. Я хотела снять его, посмотреть на рану, а затем закрепить снова, но, похоже, за меня уже все сделали? — смущенно улыбнулась она смотря то на Тагора, то на Шарли.

Появление Ари неожиданно прервало их разговор, — можно сказать уже традиция, ни одно обсуждение за один заход не получается провести, — заставив Такиту перевести все свое внимание на королеву. Которая выглядела, откровенно говоря, будто сейчас свалится с лап, прямо здесь и сейчас.

– Такита, ты, вроде, хотела обсудить что-то важное?

Львица прикусила губу, осматривая Ари с лап до морды, но все же решительно кивнула. Может, это неправильно мерять других по себе, но окажись она на месте Ари, она хотела бы знать сразу.

— Шарли, извините меня пожалуйста, мне надо отойти. Эхе может ответить, думаю, на любые ваши вопросы. Он все равно знает больше меня, — с легким смешком сказала она. — Ари, — Такита перевела взгляд на королеву. — Отойдем, пожалуйста?

Две львицы пошли бок о бок, продираясь через разношерстную толпу, и Таките было сложно поднять взгляд на идущую возле нее самку. Мысли в голове копошились, как попавшие в ловушку ящерки без различных конечностей: обрывочные, но живые и судорожно пытающиеся отрастить себе недостающие части, чтобы выбраться наружу.

Они остановились на довольно приличном расстояние ото всех: конечно их было видно остальным с места остановки, но никто бы их не услышал и не подобрался бы незаметно. В отсутствие родных пещер — это самое большее, на что можно рассчитывать в плане приватности. Такита нервно сглотнула. Она все еще не знала что сказать и как вообще преподнести подобное матери львенка.

— Это по поводу Вакати, — наконец выдавила из себя львица и подняла взгляд на Ари. — Думаю, тебе стоит присесть, — она еще раз прошлась оценивающим взглядом по львице. — Может, прилечь.

Реакция Ари была, конечно, ожидаема. Напряжение, испуг. Черт знает что она себе успела надумать при таком-то вступлении, но чего-то еще более мягкого Таките не приходило в голову. Ари прилегла.

— Мне стоит извиниться, — начала львица, присев напротив. — И… не знаю даже с какого момента начать, — она оборвалась, но не надолго. Испуганно-жалобный взгляд Ари подстегал хлеще языков пламени. — Мы прибежали на Зубери после всего, что случилось… там. Клио с Хофу вытащили Вакати, я обработала его лапу. Она, кстати, должна срастись, хотя перелом противный. Открытый. Я надеюсь, что он не будет хромать, когда все это закончится, но не могу гарантировать, прости. У меня просто не хватает опыта, чтобы строить такие прогнозы, — травница вздохнула, пытаясь потянуть время, хоть на доли секунд. — Но позвала я тебя не из-за этого. После того, как я вправила и закрепила Вакати кость, когда все ушли спать он… Он убежал. Я его упустила из виду и это моя вина. Прости, Ари. Я не знаю как он умудрился на трех здоровых и практически с бревном вместо четвертой, но он как-то это сделал. Как только я заметила я побежала искать его. Собственно, так мы и оказались в долине, где нас нашел Котаго. Но дело даже не в этом, не совсем в этом, вернее, — сбивчиво, ускоряясь по мере продвижения к главной “новости”, которую одновременно и хотелось поскорее снять с себя и в то же время ужасно не хотелось произносить. — Когда я его нашла он… спрашивал зачем я пошла его искать. Говорил, что мне не стоило этого делать. Что надо было его бросить, потому что он всем мешает.

Такита оторвала взгляд от земли у себя под лапами и блестящих на траве капелек, чтобы взглянуть львице в глаза, когда скажет последнюю фразу.

— Ари. Он хотел там погибнуть.

И да простит она, и Вакати, ее за эти слова, но мать должна знать.

+1

81

– Эй, а ты не хочешь спросить его для начала? Как-то невежливо хватать без спросу чужие лапы! Если он заикается, то это не значит, что его не надо выслушивать!

На эти, можно сказать, "выпады" Шарли никак не отреагировал, а скорее сделал вид, что ничего не заметил. В целом, гепард старался себя вести не очень "чувственно" в данном случае, пытаясь остаться холодным и рассудительным. Такие случаи, когда раненый не то что бы не доволен, а родственники и спровождающие набрасываются на лекаря, который пытается, вообще-то, им помочь, не были особой редкостью и происходили в медицинской практике каждый день. Поэтому лекарь уже настолько привык к этому, что даже не фыркнул... а вот является ли проблемой то, что он так нетактично осмотрел Вакати — это уже совсем другой вопрос.

Если говорить с точки зрения рационализма, то у Чарли, как у лекаря, специализирующегося, в первую очередь, на смертельно опасных, срочных или просто неотложных состояниях, был главный принцип: "Помощь первичнее сочувствия". Раненому нужна квалифицированая помощь, которая поможет спасти ему жизнь и здоровье, а потом уже нужны сочувствие и поддержка. Тем более в ситуации, когда накладывают гипс. А если бы его наложили неправильно? Как бы потом они нетравматично раскалывали эту массу? Да еще и на травмированной кости-то! Важно было не упускать ни секунды, чтобы спасти здоровье черного львенка. Жаль, что многие этого не понимают. Не понимают того, что шкуру можно почистить всегда, а спасти жизнь — нет. 

Впрочем, Шар их тоже понимал: когда какой-то незнакомец хладнокровно и быстро проводит какие-то манипуляции, даже толком не предствавишись, игнорируя все предисловия, то часто возникает недовольство у спокойных взрослых, не говоря уж о юных и разволнованных детях. Хорошо было бы это объяснить Тагору, тем более, учитывая, что белошкурый сам собирается спасать жизни. Чарли собирался это сделать, но позже.

– У вас всё в порядке?

Гепард лишь кивнул Ари, стараясь не упускать суть разговора с Такитой.

— Я только начинающий

То, что львица была новичком не вселило в гепарда долгожданного облегчения, наооборот, теперь контролировать и следить за полосатым будет некому, а если он сделает ошибку, то на вряд ли кто-то это заметит. И это очень плохо.

"Впрочем, не впервой..." — подумал пятнисто-полосатый, выходя из мыслей, описанных выше, отвлеченный реакцией Таки на недовольство Тагора.

То, что вы начинающая - это нормально. Мы все с чего-то начинали, так что меньше волнения. Им нужен наш разум, наши умения, наша помощь, а не сердце. Морально поддержать можно всегда успеть. А спасти здоровье — нет. То, что они еще этого не понимают — нормально. Главное будет потом им это объяснить. Быть может, этим займусь я, когда все станет спокойнее. — он вновь посмотрел на Вакати и Тагора. — Ладно, хватит лирики, переходим к делу.

— Перелом был открытый, но сам раскол не очень большой, примерно по центру кости, суставы, вроде, не были задеты. Когда я изначально обработала его, я промыла рану, постаралась соединить осколки кости и перед тем, как закрепить положение при помощи коры и лиан, обработала травами. И да, ходить он может...

— То, что перелом открытый — плохо. Даже если вы вовремя наложили повязку и промыли область, это не означает того, что потом не разовьется воспаление. Нужно постоянное наблюдение, особенно это касается температуры и самочувствия, ведь за самой раной мы наблюдать не можем... Соединение костей тоже повышает риски того, что зараза была занесена в рану. Гной мы откачивать не сможем из под гипса, так что надо будет серьёзно подойти к травной и вообще медикаментозной профилактике. Но, как я понимаю, мы налегке, поэтому у нас нет даже трав, не говоря уже о зельях.. Хотя, у меня есть парочка. Но они на экстренный случай. Если наш черный подопечный мог ходить, то суставы не задеты точно, по идее. И да, за вас все сделал белогривый товарищ, ваш ученик, как я понимаю. Его стоит похвалить, грамотно наложил, я проверил. Но тем не менее, предлагаю ему акцентировать внимание, — во время этих слов гепард повернулся к Тагору, — что не стоит вне присутствия старших проводить серьёзные медицинские процедуры. И да, если пациент будет ходить без спроса снова, то предлагаю его привязать для исключения рисков,— гепард наклонился к уху львицы и шепнул:
"— Это не в серьёз, просто попугиваю их, чтобы глупостей не делали".

Гепард хотел было продолжить, но его собеседница вдруг куда-то отошла, чуть ли не убежала, по делам. Гепард лишь устало вздохнул и слабовато кивнул ей головой, после перевел немного уставший и разочарованый взгляд на Фенека и риторически вполголоса спросил:

— Часто у вас такое?

Отредактировано Шарли (Сегодня 00:05:24)

+1


Вы здесь » Король Лев. Начало » Килиманджаро » Южный берег реки Мазове