Страница загружается...

Король Лев. Начало

Объявление

Дней без происшествий: 0.
  • Новости
  • Сюжет
  • Погода
  • Лучшие
  • Реклама

Добро пожаловать на форумную ролевую игру по мотивам знаменитого мультфильма "Король Лев".

Наш проект существует вот уже 10 лет. За это время мы фактически полностью обыграли сюжет первой части трилогии, переиначив его на свой собственный лад. Основное отличие от оригинала заключается в том, что Симба потерял отца уже будучи подростком, но не был изгнан из родного королевства, а остался править под регентством своего коварного дяди. Однако в итоге Скар все-таки сумел дорваться до власти, и теперь Симба и его друзья вынуждены скрываться в Оазисе — до тех пор, пока не отыщут способ вернуться домой и свергнуть жестокого узурпатора...

Кем бы вы ни были — новичком в ролевых играх или вернувшимся после долгого отсутствия ветераном форума — мы рады видеть вас на нашем проекте. Не бойтесь писать в Гостевую или обращаться к администрации по ЛС — мы постараемся ответить на любой ваш вопрос.

FAQ — новичкам сюда!Аукцион персонажей

VIP-партнёры

photoshop: Renaissance

Время суток в игре:

Наша официальная группа ВКонтакте | Основной чат в Телеграм

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Килиманджаро » Южный берег реки Мазове


Южный берег реки Мазове

Сообщений 91 страница 114 из 114

1

http://s017.radikal.ru/i417/1507/12/48f52f6d2b10.png

Данная река не отличается крупными размерами, но славится тем, что имеет очень крутые скалистые берега и множество опасных порогов. Никто не знает, откуда она течет, но все знают, что она впадает в Северное озеро — а следовательно, питает собой земли к юго-западу от Плато, в частности, примыкающую к ней Серую долину.

1. Поток реки чрезвычайно стремителен и опасен. ГМ будет бросать кубик на любые попытки вплавь перебраться на другой "берег"; при этом у персонажей действует антибонус "-2" (нейтрализуется умениями "Пловец" и "Ныряльщик").

2. Скалистые берега реки также считаются небезопасными — персонаж может случайно поскользнуться или сорваться вниз; также возможны оползни (бросок кубика на любые попытки влезть или спуститься с антибонусом "-2"; нейтрализуется умением "Скалолаз").

Малый тайник трав

• Алоэ (х2)
• Базилик (х3)
• Валерьяна (х2)
• Маи-Шаса (х1)
• Костерост (х2)

Очередь #1:

Вакати,
Фусро,
Тагор
Клио

Также в локации:

Такита – занимается раненными/отдыхает;

Шарли/Кира – обсуждают лечение Вакати;

Сараби – приглядывает за всеми;

Ари – спит.

Отпись — трое суток.
Очереди параллельны друг другу.
Игроки вне очереди пишут свободно!

Отредактировано Шайена (5 Окт 2021 00:54:44)

+1

91

Гепард еще некоторое время стояла, что, называется, в сторонке. Она не планировала, по правде говоря, подходить ближе. Конечно, это сородич и все дела, парой слов обмолвится можно. Но там львы. А львы и гепарды — это такая себе комбинация.

Тот пятнисто-полосатый заметил ее. Начал подходить. Кира на всякий случай вздыбила шерсть на загривке, мало ли что. Но все же было у нее смутное подозрение, кто это, и оно оправдалось. Чарли, Шарли, родители звали его по-разному. Мир их праху, конечно, Кира считала эту пару весьма достойными представителями сообщества гепардов и, собственно, мнения не изменила. Да и в самом деле, много ли на свете найдется с такой странной окраской? Кира как-то интересовалась, откуда такое вылезло и не болезнь ли это (а вдруг заразное?), но внятного ответа не получила. Ну, а раз жить не мешает, хоть и маскировка это относительная, то что тут поделаешь?

Гепард на последних метрах начал подходить еще быстрее — наверняка, убедился, что это точно Кира. Странно было бы подходить к незнакомцу с таким рвением.

Да, слова Чарли подтвердили то, что он еще помнил пятнистую. А также некое подобие улыбки, от которого хотелось провалится сквозь землю. Нет, конечно, Кира знала, что гепардам в силу одиночного образа жизни хуже дается социальное взаимодействие.. Но это правда было такое себе. Пятнистая попыталась в ответ улыбнуться, но получилась улыбка неловкости что ли. Все так резко к работе. Киру это напрягло.
Гепард устремилась за Чарли, но все же не особо желала сейчас работать. Может это и эгоистично, но после такого пути ей хотелось бы полежать где-нибудь, да расслабится, а не лечить бедных и несчастных?

— И тебе привет, Чарли.. — протянула Кира, поспевая за гепардом — тот неплохо вымахал и был уже был заметно повыше, — А что ж ты здесь делаешь? Честно, я бы хотела увидеть то извержение, но как-то не сложилось. Но, вижу, конечно, знатно бабахнуло, — Кира продолжила, стараясь не отставать. — Это же твои друзья, львы? Или просто еще один прайд в беде? С нравоучениями я опоздала, но это же львы, Чарли. Сам знаешь, как они могут с гепардами поступать, — они еще находились на некотором отдалении от кошек, поэтому гепард озвучила свои сомнения.

+2

92

Лапы болели. Все тело болело давяще-сжимающей болью, будто после хорошей тренировки или пробежки. Наверное, по уставшей и чуть шатающейся походке гепарда можно было понять, как был измучен пятннистый. Чувствуя, что спутница такая же уставшая, как и он, Чарли сбавил темп ходьбы и начал попутно отвечать на вопросы.

— А что ж ты здесь делаешь? Честно, я бы хотела увидеть то извержение, но как-то не сложилось. Но, вижу, конечно, знатно бабахнуло.

Ну конечно, куда уж без вопросов. Гепард раздраженно фыркнул, но затем охладил свой пыл и ответил:

— Это неважно. Тут нужна моя помощь. И твоя тоже. Кстати, я сильно сомневаюсь, что ты бы хотела увидеть это извержение. Страшное сладко лишь для тех, кто не испытал гнева природы. А так, да, взорвалось неслабо. Думаю, около вулкана до сих пор лава есть... Мощность взрыва была большой, наверняка вся саванна услышала. И, как понимаешь, пострадавших тоже много. Так что твоя помощь определенно будет полезной: из местных там только общая практика, новичок, и её ученик, который, в принципе, весьма талантлив, учитывая качество наложенного гипса... Но вот есть одна проблема: с травмой у меня не очень, вернее, я могу оказать первичную профессиональную помощь, гипс и шины наложить и так далее, но вот знаний для корректировки лечения у меня нет. А у тебя есть.

— Это же твои друзья, львы? Или просто еще один прайд в беде? С нравоучениями я опоздала, но это же львы, Чарли. Сам знаешь, как они могут с гепардами поступать.

Услышав эти слова, пятнистый резко остановился и недовольно взглянул на Киру. В глазах Шарли читалось сильное осуждение, даже гнев.

— Мне плевать, кто они, — процедил гепард сквозь зубы, снова продолжив свой путь вперед. — Наша работа была всегда связана с рисками, и если кому-то нужна помощь, то я её окажу. А если тебе не нравится этот вариант, то тебя никто не держит.

Он с трудом выдохнул, понимая, что перегнул палку, а затем чуть охладив свой пыл, сказал:

— Прости. День тяжелый. Но тем не менее, я не думаю, что в их интересах нас убивать или как-то калечить. Им нужна помощь, Кира. Разве это не то, зачем мы стали лекарями?

Чарли остановился и взглянул на Киру, ожидая ответа.

+2

93

В ответ на слова Такиты Тагор лишь фыркнул – конечно, так, чтобы Чарли увидел его реакцию – и, закатив глаза, посмотрел куда-то в сторону. Ну да, конечно, не хотел обидеть, как же! Много этот ваш Шарли знает, вместо этого поучился бы лучше манерам, ей-богу! И всё-таки в какой-то степени слова целительницы дошли до белошкурого подростка: ну, да, лапа Вакати выглядела так себе (и это она ещё зажила спустя какое-то время, какой же ужас был в начале!), и если Такита считала гепарда более опытным лекарем, то его поведение могло быть оправдано – ради здоровья, а то и жизни брата. Да и сам гепард проронил фразу, которая мигом отозвалась в Тагоре:

Им нужен наш разум, наши умения, наша помощь, а не сердце. Морально поддержать можно всегда успеть. А спасти здоровье – нет, – Тагор уже обладал какими-никакими мозгами, чтобы понимать, что Чар в этом плане был прав. И всё же подростковые бунтарство, упёртость и нежелание признавать свои ошибки брали верх: юнец продолжал сидеть нахохлившись, всем своим видом показывая, что он резко против нахождения на Мазове этого чужака. Впрочем, это не мешало подростку одним ухом вслушиваться в разговор взрослых – они, чёрт возьми, говорили очень даже дельные, а главное – интересные вещи! Всё это могло в будущем пригодиться юному лекарю: и про возможное появление воспаления, несмотря на самую тщательную обработку, и про обеззараживание раны, и про наблюдение за температурой, и про травы и зелья, которые могут помочь.

Тагор уже начал было оттаивать и даже чуть повернул морду к беседующим целителям, не в силах сдержать своего любопытства, но вот надо было Шарли снова всё испортить! Поначалу приосанившийся после слов Такиты – ага, с наложением шины уже было покончено! – белошкурый юнец вновь сник и поднял шерсть на загривке, стоило Чару бросить камень в его огород. Камон, чувак, он наложил Вакати шину! Сам! Придумал сам, наложил сам, и сделал всё правильно! Нет, чтобы похвалить – надо ведь было указать на то, что без взрослых рядом это делать не положено... Да ну их этих взрослых! Их ведь, когда надо, днём с огнём не сыщешь! Мать, вон, вечно озабочена кем-то, но не ими; у Такиты много больных и раненных, она только и делает, что успевает менять повязки и шины, а на этом и всё! Ты видел тут ещё взрослых? Нет? Ну вот и Тагор их что-то не заметил! Пока вас дождёшься... Но это ещё что. Ладно он, Тагор, но предложить привязать Вакати? Ты совсем что ли с катушек слетел?!

Одновременно с тем, как брат выкрикнул «Себя привяжи!» (ого, и когда Вакати перестал быть мягкой плюшкой?), Тагор вскочил на все четыре и вновь, как минутами ранее, сморщил переносицу, готовый ответить Шарли – если не тумаками, то хотя бы очередной длинной речью о том, что он дурак дурацкий и пусть валить от них поскорее!

У вас всё в порядке? – появление матери несколько остудило пыл подростка. Ответив ей короткое «Да», Тагор пригладил шерсть и тут же отошёл чуть в сторону, сев рядом с Вакати.

Он вроде тут недавно, а я уже терпеть его не могу, – со злостью прошептал он на ухо брату – так, чтобы Ари не услышала. Но вряд ли она что-то заметила бы: уже через мгновение она с Такитой уходила куда-то в сторону, подальше от основной группы зверей. Снова. Тагор грустно-устало вздохнул. На мать он точно не хотел злиться, но в то же время ему было жутко больно и обидно от того, что она ни разу толком с ними и не пообщалась за всё то время, что они были на Мазове. Что уж говорить о чём-то большем, чем просто общение...

Из тяжёлых дум его вывел брат.

О, ну... – казалось, прошёл уже миллион лет с момента их побега от извержения, так что подростку понадобилось какое-то время, чтобы вспомнить – он попереминался с лапы на лапу. – Я помню, что мы бежали, а вокруг было очень жарко. Мы бежали за мамой и думали, были уверены, что ты, Эос, Талия и Антарес бежите за нами! Когда вы успели отделиться? – Тагор чётко помнил, как мать собрала их всех на поляне и повела прочь, оставив отца там. Он просто бежал следом за ней, боясь сделать шаг вправо или влево. Инстинкт самосохранения стоял выше привязанности к семье – и оттого Тагор не следил за сиблингами, а потом было уже слишком поздно. – Вот как... – ответил он брату, когда Вак рассказал свою часть истории. – В общем, мы бежали за мамой, а потом Сейла увидела, что вас нет. Мама сказала, что вас спасёт папа и сказала нам бежать дальше – только теперь мы бежали впереди неё. А потом она вдруг перегнала нас – не знаю, Вак, как она заметила, что на нас падает огромное дерево! Она приняла удар на себя, но ей порвало шкуру на бедре толстой веткой и сломало рёбра... Правда, перелом уже должен был зажить! Ей помог Котаго, это... – договорить Тагор не успел, потому что рык матери, разнёсшийся по всей Мазове, заставил юнца резко повернуть голову, а затем беспокойно вскочить. Однако, стоило ему увидеть, как Такита занялась Ари, как подросток тут же уселся обратно. Она ведь не приходит к ним, хотя им плохо! Вот и он не придёт... С Такитой она не умрёт, а так хоть...

Впрочем, продолжить свой рассказ Тагор всё равно не успел – только он хотел открыть рот, как их с Ваком окликнул Фус. Удивлённо повернув голову на младшего львёнка – а? – белошкурый сначала с долей скепсиса выслушал сопрайдовца. Новый друг... Пхе, подумаешь! Ну, друг и друг, дальше-то что? Однако стоило Фусро поднять голову наверх, как оттуда плавно спустился орёл, и не просто орёл, а ОРЁЛИЩЕ!

ВА-А-А-А-АУ! – невольно протянул Тагор, от удивления раскрыв пасть. Вот это ОГО! И как только Фусу удалось завести дружбу с таким... чудовищем? Красавцем? С этим огромным птицем! Он уже хотел задать этот вопрос, но Белцан опередил его, проявив инициативу, представившись и кратко рассказав историю своей встречи с Фусом.

Тхе, я даже не удивляюсь, что ты, – Тагор посмотрел на Фуса, – умудрился запутаться в колючках, ха-ха! Я не знаю, что произойдёт с этим миром, когда ты не попадёшь в какую-нибудь такую ситуацию, хах, да, Вак? – он пихнул брата локтём в бок, надеясь, что его шутка зайдёт. – О-о-ой, ладно, – Тагор вытер пальцем покатившиеся со смеха слёзы, – не обижайся, Фус, я же по-доброму! – на этот раз он коснулся лапой дружеского плеча, чуть толкнув младшего львёнка. – Ладно, ладно. Во всяком случае, ты нашёл товарища, с которым теперь вместе будешь влипать во всякие истории, не всё же одному запутываться в лианах, да? Ха-ха! Да не переживай, – то есть не переживайте, – мы с Ваком обязательно вытащим вас обоих из крокодильей пасти, когда вы попадёте туда в погоне за кроликом, хех, – безусловно, всё это Тагора говорил в исключительно дружеском тоне, лишь слегка подтрунивая над Фусом и ни в коем разе не пытаясь его как-либо обидеть. – Кстати, я Тагор, – он приложил одну лапу к груди в приветствии.

Отредактировано Маслахи (15 Мар 2021 17:31:59)

+3

94

Кажется, и Чарли сбавил ход. При взгляде вблизи было заметно, что гепард знатно потрепан работой. С Кирой такое было, да, но за короткий срок своей жизни она все же решила уделять больше времени себе.. И, признаемся, лечила она не так интенсивно, как, например, год назад. А, Чарли, похоже один на всех, и это не есть хорошо.

И да, судя по ответу, он с головой погрузился в работу. Ну, конечно, взрыв какой, раненых куча, трупов - еще больше. Кира мельком оглянулась, чтобы увидеть чьи-то останки, плывущие вместе со всяким мусором. Гепард понимала, что тут всем не помочь, а полумертвый от усталости вообще никому не поможет.

— Ну да, неприятное зрелище.. И надышимся тут пеплом на всю оставшуюся жизнь. А что насчет лечения, на самом деле, мы мало что сможем сделать. Например, если вытащенный из-под обломком пролежал много времени в таком состоянии, то он погибнет почти наверняка. Тут же таких нет, верно? - Кира слегка наклонила голову, вспоминая одну историю с обвалом.. - Но да ладно. Не знаю, имел ли ты дело вообще с катастрофами, но это.. Нас на всех не хватит, а учитывая, что мы тут в голом поле работаем - не факт, что спасем кого-то с травмой тяжелее вывиха. Или инвалидом не оставим.

Мнение о львах у Чарли явно было.. странноватым для Киры.. Но да ладно, все же она не так хорошо знала гепарда, чтобы читать нравоучения. Но сама пятнистая готова была в случае любой опасности рвать когти. Три глубоких рубца кое-чему смогли научить..

— Хорошо, хорошо.. Но просто будь осторожнее, м? И где же наш поломанный? — Кира начала осматривать берег, ища глазами своего первого пациента.

Отредактировано Kira (18 Мар 2021 19:08:02)

+2

95

По морде гепарда вновь пробежала недовольная мимика. Кира стала его разачаровывать все больше своим уклонизмом от исполнения врачебного долга. В какой-то момент он грустно расслабился и отвернулся от собеседницы, после чего, выдержав небольшую паузу, продолжил.

— То, что у нас почти ничего нет — это не повод отказывать в помощи. Я всегда думал... Я убежден, что хорошие лапы могут помочь больше, чем лекарства, травы и зелья... К тому же, ты пойми, все тяжелые уже погибли. Вернее те, кого не транспортировали сюда. У меня есть пара зелий. Да и про инвентарь местных я не спрашивал... Авось найдется что-нибудь полезное.

Гепард не хотел принимать то, что они не могут ничего сделать. Хотя отчасти Кира была права. И Чарли это понимал. Они мало что могут без трав. Тем не менее, он быстро поборол проскочившую сентиментальность и включил цинника и аналитика.

— Пациент, возраст преположительно подростковый, имеет закрытый перелом, предположительно без смещения, частично оскольчато-компрессионного типа. Внесуставный. В районах большой и малой берцовой кости. Первичной инфекции не заметил. Гипс наложили без происшествий. Предположительно начало  стадии заживления. Раньше пациент бегал с переломом, с шиной на соплях. Что думаешь? Я предлагаю уже терапию начать, у меня есть зелье восстановления. А еще надо что-нибудь типа костероста и противоинфекционное. Правда, дозировку надо будет рассчитать, но это я умею. У тебя есть идеи?

Он чуть помолчал, ожидая ответа, но потом добавил.

— А, и ещё. У него психологическая травма. И я... скажем так... произвел не очень хорошее впечатление в его глазах. Так что... Э... ну ты поняла.

Отредактировано Шарли (19 Мар 2021 14:40:20)

0

96

Давно она не испытывала такого чувства. Когда вообще в последний раз она так прижималась к кому-нибудь? И когда её последний раз так «приобнимали»? Явно не здесь, на Мазове. И не этим утром, когда они вместе с детьми и Котаго поднимались на Каменную поляну – стоит ли упоминать произошедшие до этого побег от извержения и смерть Трандуила? Едва только Такита мягко положила лапу на плечо Ари и боднула бывшую королеву в лоб, как все тревоги, казалось бы, тут же улетучились. Из-за накопившейся усталости или из-за ощущения поддержки – чёрт его знает. Но впервые за последнее время Ари наконец позволила себе расслабиться, хотя бы немного – глаза прикрыты, тело расслабилось, а из пасти вырвался едва слышный вздох.

Такита была права. Как так получилось, что она вдруг совершенно раскисла? Никто не бросал её на амбразуру! Да, стоило ей появиться у Мазове, как целые стада травоядных тут же набросились на своего правителя с вопросами, но ведь ни Такита, ни Сараби, ни Котаго при этом не отвернулись от неё. С чего она, чёрт возьми, вдруг решила, что осталась одна? Пускай целительница была занята другими вопросами, а их новый черношкурый друг был пока что не так близок (но даже при этом он предложил свою помощь и отправился на охоту!) – у неё всё равно оставалась Сараби. Такая же бывшая королева, как и Ари, но с куда бóльшим опытом, чем у неё! И она ведь предлагала свою помощь! Что же ты её не приняла, дурёха? Уж не потому ли, что посчитала матёрую львицу старухой, которой нужен отдых? А как же ты сама? Разве тебе отдых не нужен?

Такита показалась Ари мудрой не по годам. Скорее всего, конечно, она говорила совершенно очевидные вещи, параллельно обрабатывая полученную львицей рану, а Ари, вероятно, казалось это откровением лишь потому, что её мозг слишком устал и теперь не мог адекватно воспринимать происходящее. А может быть, целительница и правда была куда мудрее, чем думала и сама, и все её окружающие. Сладковато-горький вкус листиков валерьяны заставлял Ари время от времени кривить морду, но сама львица этого совершенно не замечала, полностью погруженная в свои мысли. «Обрабатывая» в голове слова Такиты, она в конце концов пришла к выводу, что надо будет чуть позже разбудить Сараби и поговорить с ней на тему той самой поддержки. Рассвет был уже близок, и старшая львица наверняка выспалась за эту ночь. Надо было пересилить себя и позволить себе переложить обязанности на кого-то ещё – ведь ничего не случиться, если другая королева решит появившиеся вопросы, пока ты спишь, позволяя своим телу и духу отдохнуть, верно?

Валерьяна подействовала достаточно быстро. Стоило Таките обернуть лапу Ари широким листом, чтобы львица случайно не смазала кашицу из алоэ и маи-шасы, что сейчас покрывала её рану, как глаза бывшей королевы начали потихоньку закрываться, а мозг медленно, но верно проваливался в сон. «Надо будет поговорить с Сараби, – Ари уже едва ли не клевала носом, – пока я не уснула», – это была её последняя мысль перед тем, как она отключилась.

Если, конечно, это был всё-таки сном. Открыв глаза неизвестно от чего, Ари увидела прежнюю картину: всё ещё ночь, всё ещё толпа дремлющих травоядных, всё ещё сидящая рядом в той же позе Такита – похоже, львица если и задремала, то не больше, чем на пару десятков секунд. Вопрос о том, что же её разбудило, решился практически сразу же: над Мазове разнёсся призывный мявк, лишь отдалённо напоминающий рычание льва – похоже, именно этот звук, который могла издать лишь одна знакомая Ари, и разбудил львицу. Дальнейший призыв Сараби, который невозможно было не услышать, полностью развеял сомнения самки, а когда из-за группы буйволиных тел показалась красношкурая тощая фигуры миниатюрной львицы, Ари уже стояла на всех четырёх, искренне радуясь появлению Шайены на Мазове.

Несмотря на то, что её старая знакомая была меньше и, соответственно, легче, её «удар» в скулу Ари заставил последнюю всё-таки слегка пошатнуться – впрочем, она моментально вытянула шею вперёд, в искренне приветственном жесте потёршись скулой о чужой лоб и издавая всевозможные звуки, оповещающие всех присутствующих о неподдельной радости львицы. Шайена, конечно, времени не теряла – вопросы градом посыпались из неё, и единственное, что оставалось Ари, это лишь как рыба немо открывать рот, не успевая отвечать Бастардке.

Я... Ээ... Да, она... Они там, – это было единственным, что успела она вымолвить, успев лишь в конце махнуть лапой куда-то в сторону погибшего буйвола, неподалёку от которого отдыхали Шеру и Мэй. Ари уже хотела в ответ поинтересоваться у Шайены, как она сама, но та, очевидно, очень торопилась – как ещё можно было объяснить эти её молниеносные «Как ты? А где они? Ага, клёво, я ок, возможно за нами пошли гиены, так что гоу поскорее отсюда?» – а ведь именно так этот молниеносный монолог Шай воспринимал уставший мозг Ари! И отзывался на это примерно так: «Ты в порядке – здорово. Гиены – не здорово. Гоу куда?..»

Но мы... Я... – она переступила с лапы на лапу, всё ещё не совсем понимая, что происходит, теряясь в собственных мыслях и по этой причине с трудом собирая полученную информацию у себя в голове. – Поднять зачем? Куда ты хочешь уйти? У нас много раненных и... я думала, мы останемся здесь, – Ари медленно села на землю, с непониманием глядя на Шайену. – Во всяком случае, на какое-то время.

+1

97

Кира ненадолго прижала уши, задумавшись. Действительно, похоже, что извержение произошло... явно не вчера. По крайней мере, наверно было бы все похуже? Но гепард вообще ни в чем не была уверена. Сколько извержений вулкана мог повидать обычный житель саванны?
А вот про травы местных уже интересно. С некой долей собственного превосходства Кира подумала, что, конечно же, у львов не будет идеальных материалов. Конечно, всегда можно из палок и... еще различных материалов сделать что-то подручное и неплохое, но всегда приятно работать, скажем так, с самым хорошими материалами. Меньше будешь гадать, умрет очередной несчастный или нет. Тут гепарды-лекари с постоянным домом, конечно, на голову выше: они имеют возможность все хранить. Стоит задуматься о том, чтобы осесть где-нибудь.
— Вот про местные травы неплохо звучит. И твои зелья: я, по правде говоря, вообще пустая.  Не сомневаюсь, что ты правильно наложил гипс, но ты не пытался пропальпировать мыщелки большеберцовый, может, поняли бы, что конкретно сломано. Но, думаю, если ты уже уже «подружился» с этим подростком, то сдирание гипса будет грозить парочкой выбитых зубов, — да, самый отвратный перелом в месте сочленения большеберцовой и малоберцовой. В принципе, можно было бы и обойтись без щупания лапы, попросив льва встать, и оценить, стоит ли конечность «иксом» или, наоборот, «колесом». Но что увидишь под гипсом?
— В любом случае, я бы, думаю, не трогала его лишний раз. А через месяц посмотреть, захромает или нет. Кстати, в этом случае можно будет снова его лапу поломать, хм, «правильно», чтобы зажила, — Кира усмехнулась даже несколько кровожадно. Да, вполне можно удачно сломать лапу, но основная проблема — поддерживать ее неподвижность. Львам, да всем, нужно что-то есть и не быть съеденными. С месяц в неподвижном состоянии — не каждый согласится на такое.
— Кстати, если не секрет, чем ты так его разозлил? — а вот это уже чистое любопытство Киры.

Отредактировано Kira (1 Апр 2021 10:26:37)

+1

98

Повторное начало игры

Сколько прошло времени с момента этого жуткого извержения? Ни малейшего понятия: прошедшее время слилось в единые долгие сутки. Усталость, читавшаяся на мордочке львицы, как нельзя красноречиво говорила о том, как много пришлось ей пережить за последнее время. Да и не только ей...
Грива, казалось, еще сохраняла в себе запах гари, это служило дополнительным щемящим сердце напоминанием о страшном пожаре в месте, некогда бывшего домом многих животных, пеплом развеянного по округе. Сара не имела ни малейшего понятия, собирались ли местные искать новое жилье или же остаться на изуродованных языками ненасытного пламени землях, да и, признаться, не хотела знать — ни к чему, ведь это ровным счетом не имело никакого значения и ничего не меняло. Все смертны, все когда-то проходит, нужно двигаться дальше, а прошлое пусть остается в прошлом, ведь не вызывает чувств. Никаких. Лишь настоящее имеет значение, ведь способно принести хотя бы подобие эмоций.

Сара тщательно принюхалась в надежде уловить знакомые запахи — у нее еще был шанс "поймать" кого-нибудь в округе и играть в выживалки с ними вместе, в конце концов, не могли же они далеко уйти, пока она тут плутала незнамо где. Она старалась двигаться максимально бесшумно и незаметно, дабы не накликать на себя беду. Кроме того, около соседних земель неслабо разило гиенами... 

Будь она прежней Сарой, которая была до извержения, то обязательно бы обратила внимание на таинственность и красоту ее любимого времени суток - ночи, но сейчас все вокруг стало лишь декорациями, сменить (разрушить) которые не составляло ни малейшего труда, было бы лишь желание матушки природы... 

Склонив голову набок, Сара остановилась неподалеку от реки и внимательно осмотрелась, прикидывая, есть ли тут живые души. Может, отставать от них в свое время и теряться в дыме и тумане и не было такой хорошей идеей?.. Гривастая неторопливо двинулась вперед, спустя какое-то время заметив силуэты нескольких львов, Сара стрельнула глазами прицельно в их строну, но слишком быстро отвела глаза, будто не желая быть пойманной с поличным и создавая вид, будто ей и вовсе дела ни до чего нет. Без удовольствия вдохнула воздух. Сейчас он принес с собой как будто что-то из прошлой жизни, напоминавшее ей о доме, о том спокойном времени, когда мир еще не перевернулся с ног на голову. Теперь ее дом нужно построить заново, вполне возможно, вместе с теми зверями, которых она уже встречала. Но нужен ли им будет лишний голодный рот? Может быть, они рады только сильным самцам, способным их защитить и уберечь от опасностей? Сара всю свою жизнь открещивалась от чувства беспомощности. Миром по ее мнению все еще правила, к сожалению, сила и, безусловно, самцы. В ее родном прайде многие смотрели на нее с неодобрением, когда заходила речь про дальние опасные путешествия. Рисковать собой? О, не бабское это занятие. Открытия, приключения и опасность — прерогатива самцов. И всю свою жизнь Сара шла к своим целям с настырностью горного барана и вопреки мнениям и обстоятельствам. Самка тяжело вздохнула. Надо будет — она впишется куда угодно. Надо будет — прыгнет выше головы, достанет пропитание и защитит от врагов, у нее получится. Неизвестность впереди пугала, но не настолько, чтобы отступить перед возможными трудностями.

Сара осторожно подошла к миниатюрной львице. Гривастая успела запомнить ту благодаря ее нестандартному размеру, когда в панике спасалась вместе с остальными погорельцами, и сделала вывод эта львица являлась кем-то вроде одной из ведущих этого передвижного цирка с конями. Шейена была занята разговором с остальными спасшимися, со стороны понять о чем она думает было невозможно, впрочем, на это сейчас совершенно не было времени. Ее морда для Сары была абсолютно непроницаемой, гривастая внутренне была заранее настроена на отказ в присоединении к остаткам прайда. Возможно, этот пожар заставил их измениться. Все они уже были немного другими, чем прежде. Злосчастные земли не только будто бы вытягивали все силы, подкидывая испытания, но и пугали своей неизвестностью.

— Привет? Меня зовут Сара, и я нечаянно выбилась из общей группы погорельцев. Заплутав в тумане, я нашла подтверждение тому, как важно держаться вместе. Со стороны соседних земель разит гиенами, и оставаться тут, тем более поодиночке — безумный риск. — "Ежевичка" представилась всем находившемся на берегу львицам. Ну и что ты хотела, дорогуша, спрашивается? Вот такая она, чужая земля. Очертания горизонта, которых она никогда не видела, дороги, которыми она ни разу не бродила. Единственное, что позволяло Саре не поддаться панике, это, пожалуй, уже пережитые ранее путешествия, которые закрепили мысль, что очень многое может случиться в любой момент и ничего уж тут не поделаешь. Сегодня под лапами твёрдая почва, а завтра лишь пыль и зола.

— Я буду рада пойти с вами прочь с этого неблагополучного места. Я могла бы помочь в добыче пропитания и своими скромными познаниями в лекарском деле. — Львица говорила скромно, потому что понимала, что она беспардонно встревала в чужой разговор, но уверенно, тем не менее готовясь к любому ответу Шайены и остальных,  в тайне надеясь, что жизнь скажет ей, мол, не бери в голову. Вот тебе другие места для охоты и жизни, другой воздух... Другие львы. Наверное. Другая семья. Наверное...

+1

99

Увидеть Ари живой и относительно невредимой и вправду было подлинным облегчением. Не сказать, что они с ней были такими уж большими подругами, но они были сестрами по прайду, охотились бок о бок друг с другом и, в принципе, нормально ладили... По крайней мере, сама Шай не могла припомнить ни одной ссоры или стычки, если только совсем по мелочи, из разряда тех мелких бытовых споров, что выветриваются из памяти уже спустя несколько часов, а то и минут даже. Короче говоря, она была искренне рада их встрече... Вдобавок, Ари была, ни много ни мало, а королевой прайда. Да, разрушенного, исстрадавшегося, теперь не такого уж и большого, НО. Она была главнее Шайены по статусу; ее любили и слушались. А Шай, как ни крути, была всего лишь рядовой охотницей, которая оказалась вынуждена взять на себя довольно непривычную роль временного лидера. Пускай даже ей активно помогали Маро с Сараби, но львица все равно чувствовала себя безумно уставшей и была только счастлива снять с себя эту непосильную, как ей самой это казалось, ношу. Хватало ей своих родных детенышей, уж поверьте на слово! К слову, о детенышах... Отыскав взглядом мирно дрыхнущих неподалеку Шеру и Мэй, красношкурая аж громко выдохнула с облегчением — ну, хоть за кем-то не пришлось носиться по всей саванне, чертыхаясь и проклиная собственное материнство!

А что с Хофу и Клио? — она снова повернула голову к Ари, вопросительно поглядев той в глаза. — Мы не можем уйти без них... — львица умолкла, с растущим скепсисом (и, пожалуй, легким раздражением) пронаблюдав за тщетными попытками Ари вникнуть в ситуацию. Ну же, сестрица, сейчас вот вообще некогда тормозить и разбираться в деталях! Однако ж, как видимо, придется... Заслышав встречное бормотание королевы, Шай аж чуть задницей в грязь не села, так сказать, искренне удивившись ее реплике.

Остаться... Остаться где?! ЗДЕСЬ???

Ты шутишь, что ли? — чуть придя в себя, недоверчиво пробормотала Шайена в ответ, аж сосредоточенно насупив кустистые брови. — Тут ни еды, ни укрытия, ни нормального водопоя... Это была временная стоянка, просто ночлега ради, и мы планировали отправиться дальше, на более плодородные территории. Там, к востоку, лежат более-менее пригодные для проживания земли, если, конечно, пожар не затронул и их тоже, — она выразительно мотнула хвостом и головой в ту сторону, куда, по ее ожиданиям, ушли Маро и остальные. — Здесь нельзя оставаться. Травоядные помрут с голоду без нормальных пастбищ, а мы — сразу же за ними следом. Ну, или кто-нибудь не выдержит и атакует животных прямо на берегу, и тогда те просто разбегутся по всей округе, потеряв всякое к нам доверие... Я уж молчу про гиен, — Шай старалась говорить вдумчиво и терпеливо, объясняя Ари вполне очевидные, на ее личный взгляд, вещи. Она понимала, что королева не доставало опыта, и вообще она выглядела не то, чтобы особо бодрой и здоровой, и потому пока что держала свои нервы под контролем, хоть и сама находилась уже на грани. Действие валерьяны уже давным-давно сошло на нет, и теперь все самообладание Шайены держалось на довольно тонком волоске; нет, она не планировала срываться на истеричный крик, но вряд ли смогла бы продолжить говорить так спокойно и дальше, вздумай Ари начать громко с ней спорить или не дай боже тупить еще сильнее прежнего. Еще разок глубоко вздохнув, мысленно призвав себя к дзену, львица добавила: — Ты, конечно, королева... и только тебе решать, как поступить со всеми этими стадами, но я не останусь здесь на верную погибель. Без обид. У меня львята и тоже двое тяжело раненных, которых я уже отправила далеко вперед. Я не стану сейчас бежать следом и возвращать их всех обратно... Так что, решай прямо сейчас. Если ты все еще хочешь остаться у реки — ладно, хр*н с тобой, я спорить не собираюсь, но нам очевидно придется разделиться на какое-то время. Может быть, даже навсегда, — приподняв голову, Шай эдак выразительно оглядела черную громаду вулкана. Кто знал, как скоро он восстановится... и восстановится ли вообще. В любом случае ясно, что ждать придется очень долго, а Шайена в принципе была не из терпеливых. К чему мучиться и страдать с голоду, если уже прямо сейчас можно было поискать себе более комфортные земли по соседству? Короче говоря, не понимает она тебя, подруга!

Мам? Все в порядке? — пока они с Ари беседовали... ну как беседовали, в основном трепала языком Шай, наверное, к их группке неслышно приблизился Шеру — тот хоть и с трудом, но расслышал зазывное матерноеинское "САРАААБИИИИ" сквозь сон и, не желая будить усталую Мэй, ужом выскользнул из объятий подруги, на цыпочках обогнув ее сладко дрыхнущую тушку и подойдя к львицам со спины Шай. Та лишь коротко обернулась на сына, с короткой и немного кривой улыбкой "чиркнув" щекой по его взъерошенной гриве. В темноте было не очень хорошо видно нынешнее состояние самца, поэтому пока что она не обратила на это внимания, вновь сосредоточив свой взгляд на Ари. — Ты нашла мелких? И где все остальные? Я слышал, ты хочешь уйти...?

Все верно, — твердым голосом отозвалась Шайена, все также не прерывая зрительного контакта с королевой. — Мы уходим. Я уже отправила всех в сторону низины, так что буди Мэй. Если кто-то хочет уйти с нами... — она не договорила, все ж таки обернувшись на звуки чужого голоса. Вроде бы и смутно ей знакомого, она вроде как встречала эту удивительную львицу с гривой раньше, нооо... Тяжело, знаете ли, было запомнить что-то конкретное в пылу бегства от извергающегося вулкана, сквозь огонь, дым и ядовитые речные пары. Еще и это внешнее сходство с самцом... В первое мгновение это заставило ее инстинктивно напрячься всем телом (чужак!), но затем Сара заговорила с ними, представившись и объяснив причину, по которой ее до сих пор не было среди беженцев, и Шай понемногу расслабилась, теперь уже просто молча ее слушая. Ну вот! Вот! Еще один светлый голос разума! В потускневших от усталости глазищах Бастардки на мгновение полыхнул сдержанный триумф, и она вновь выразительно покосилась на Ари. Слыхала, да? Подумай-ка над этим на досуге, упрямица ты наша! Нет, конечно, Ари не отстаивала свою позицию с пеной у рта и безумным блеском зрачков, разговор в принципе шел довольно спокойно, но Шайена не была бы Шайеной, если бы не подколола львицу в ответ, хотя бы даже мысленно.

Лекарь, говоришь? — она заинтригованно шевельнула косматыми ушами. — Это весьма кстати. У нас уже есть свой собственный лекарь, Маро, но ему будет тяжеловато справиться одному. А здесь, кажется, уже и без нас неплохо справляются, — Шай выразительно покосилась на стоящую поодаль Такиту. — Если хочешь, пойдем с нами. Иии... Хофу с Клио до сих пор не вернулись с поисков выживших. Ари, мне нужно, чтобы ты сообщила им по возвращению... в смысле, Хофу, куда и почему мы ушли. Тогда он сможет нас догнать. Ты или кто-нибудь еще сможет выполнить эту просьбу? — Шай снова вопросительно глянула на королеву.

+3

100

Ей нравилось, когда Шеру проявлял о ней какую-то заботу (какой влюбленной самке бы не понравилось, когда объект ее обожания пытается окружить ее своим вниманием), но он как-то уж слишком рьяно пытался накормить свою сонную, мучающуюся легкой тошнотой подругу - та аж проснулась на пару мгновений, когда самец коротко, тихо рыкнул на ее "капризы".

Она не обижалась. Ну чуть-чуть разве что...

Она понимала, в каком безумном стрессе находился сейчас самец. Как никто другой... Наверное Шеру в жизни никто так не понимал, как она сейчас - ведь рыжая все видела своими глазами. Ну... почти все... К тому же же самец почти сразу же "извинился", эдак просяще умыв пыльную крапчатую мордашку и тихо шепнув сонной подруге свое "нупожалуйста". По хорошему да, нужно было что-то съесть, чертов стресс... Собравшись с духом и старательно давя в себе противную тошноту, Мэй быстро уничтожила свою половину  куска мертвечины,  после чего неосознанно теснее прижалась к черношкурому, который без всяких вопросов сразу же обнял рыжую, услужливо предоставив ей в качестве подушки свою грудь и не особо пышную, но все еще такую уютную гриву.

Зажмурившись и с большой охотой подставив слегка выпачканную в крови морду под  деловитое вылизывание черношкурого, да так и уснула, постепенно расслабившись и покрепче обхватив лапами в ответ шею самца. Да и он следом отрубился, едва стоило ему уронить голову на апельсиновую шкурку львицы. И не понятно, сколько они на самом деле проспали... По ощущениям как несколько минут, стоило только сомкнуть веки и провалиться в небытие, как тебя уже поднимать начали. Мэй даже не заметила, как Шеру ее оставил "досыпать", более чуткий и бдительный, каким-то образом услышав сквозь сон голос Шайены. Мэй вот вообще ничего не слышала, и если бы Шеру не решил ее сам разбудить, очень аккуратно потыкавшись носом ей в конопатую переносицу, она бы, наверное, так и продолжала дрыхнуть без задних лап. - Мффф... Шеру... дайпоспать, - вяло отмахнулась от приятеля самка, не глядючи подняв одну лапищу и деловито отпихнув приятеля в угловатую челюсть и вредно переворачиваясь на другой бок, задницей к малость опешившему самцу. Кажется рыжая маленько подзабыла, где они вообще находятся и что случилось накануне. Но вспомнила, однако же, очень быстро, едва только Шеру решительно боднул подругу теперь уже в плечо, пытаясь растормошить веснушчатую засоню. Между прочим утро уже.

- О? Шайена здесь? - Мэй сразу перевернулась на живот, распахнув зеленые глазищи во всю ширь, и все еще слегка осоловело (пьяно) воззрившись на Шеру снизу вверх. - И Маро тоже? Они нашли ребят? Все в порядке? - пока она позевывая забрасывала самца вопросами, а Шеру терпеливо ей пояснял что, куда, кого, Шай стояла в отдалении в компании Ари, что-то так же терпеливо поясняя бывшей королеве Килиманджаро. Оглядевшись по сторонам, и не заметив ни Хофу с Клио, ни Сехмет с Ньекунду, рыжая вновь вопросительно уставилась на своего темношкурого спутника. Это чо? Получается, только они вернулись, и то, фактически ни с чем? Поднявшись с земли, слегка встревоженная тем фактом, что остальные до сих пор (рассвет блин уже) где-то ходят, Мэй двинулась следом за самцом,  приблизившись к беседующим самкам... которых теперь уже было трое! Правда, что это самка, темная такая, незнакомая... вроде бы, рыжая бестия поняла далеко не сразу, только приблизившись вплотную и услышав, как та что-то говорит Шайене. Ухотэтагрива... - Здравствуте? - Мэй даже умудрилась засмотреться на это богатство на чужой, весьма мощной между прочим, шее, далеко не сразу найдя в себе силы оторвать взгляд и посмотреть на красношкурую львицу. -  Как хорошо, что вы пришли! А где... где остальные? Где мальчики? Они нашлись? - Мэй тревожно насторожила косматые уши, выслушав ответ Бастардки... Значит четверка и Сехмет с Ньекунду уже ушли на поиски нового места для жилья... Ох... ну хорошо... - Значит только Хофу и Клио еще не пришли... Надеюсь с ними ничего не случилось. А? Нашли ли мы кого-нибудь? - рыжая неловко запнулась в ответ на вполне логичный вопрос старшей самки. Ну правильно, зачем он их, собственно, послала по окрестностям бродить.

Прижав уши к встрепанной макушке, Мэй как-то виновато потупила взгляд, глядя куда-то себе под лапы, не зная по сути, что ответить. Нашли ли они то, что искали? Ну... - Как сказать... - неловко пробормотала самка, чувствуя себя почему-то до ужаса неуютно. Она покосилась на стоящего бок о бок с ней Шеру, а затем вновь посмотрела во взрыхленную, влажную землю. - Да... наверное...

Впрочем, прежде чем у красношкурой лопнуло терпение, слушая этот невнятный бубнеж стушевайшейся рыженькой охотницы, последней на помощь пришел необычно серьезный Шеру. Под удрученное молчание Мэй, сын Шайены рассказал матери про Тода. Естественно пока что не вдаваясь в особые подробности - про то, что случилось в расщелине - но едва ли сейчас Шайене удалось бы в деталях рассмотреть морду сына и понять, что с ним немножко что-то не так... Да и не при Ари же рассказывать о таком. О призраках и прочем... Подтверждая слова Шеру, Мэй коротко кивнула, нервозно приподняв лопатки.

Выслушав сына, Шайена немного так же помолчала, обмозговывая все сказанное... а затем деловито указала куда-то в сторону, указав сыну и его подружке следовать в том направлении. Туда ушли остальные в поисках пристанища, и если они поспешат, то могут их догнать. А ей, дескать, нужно еще кое-что обсудить с Ари.

- Хорошо... - тихо, послушно согласилась на лидерские указания старшей добытчицы семейства Мэй... а затем решительно приблизилась к Ари, добродушно и доверчиво обтершись щекой о шею королевы. Она прощалась. - Мне очень приятно было жить в таком замечательном месте, и большая честь быть с вами в одном прайде, Ари. Для меня вы всегда будете королевой. А то мы вдруг больше не встретимся. Желаю вам и вашим детям процветания... - она почтительно склонилась перед самкой, а затем кивнула Шеру, мол, пойдем тогда. Курс есть. Поспали, поели, дай бог дойдут без приключений... и не встретив Тода...

Бррр...

————) Облачные степи

Оффтоп:

Все действия обговорены

+2

101

Стоило Ари произнести свою последнюю фразу, как Шайена мигом поменялась в лице. Это было и неудивительно – во всяком случае, для того, кто был полон сил и энергии и мог трезво мыслить. Однако для уставшей, сонной и жутко измотанной Ари нахмуренные брови её собеседницы и недовольный тон являлись своего рода вызовом. Сама того не осознавая, львица также нахмурилась в ответ и поджала губы, молча и терпеливо выслушивая словесный поток Шай, готовая выдать такую же тираду в ответ, стоило только львице замолчать.

Всё, что та говорила, звучало более чем разумно и логично. Где-то на задворках своего затуманенного сознания Ари и сама понимала, что оставаться здесь – глупо. Не просто так часть травоядных уже ушла в сторону от Мазове; не просто так Сейла недовольно хмурила свою морду, пытаясь воззвать мать к здравому смыслу. И всё-таки как бы логично ни звучали доводы Шайены, это не убедило бывшую королеву – Ари по-прежнему не желала покидать берега реки. Во всяком случае, прямо сейчас, когда некоторые из них – когда она сама – были жутко измучены и обессилены.

У меня львята и тоже двое тяжелораненых, которых я уже отправила далеко вперед, – лишь на этих словах Ари, уже вовсю готовящаяся к обороне своих интересов и ответным нападкам, смягчилась в лице и попыталась успокоиться. Про тяжелораненых её собеседница до сих пор не упоминала... Но, судя по описанию ситуации, Шайена поступала правильно. Всё ещё не задумываясь о логичных доводах миниатюрной львицы, Ари тем не менее представила эту до жути нелепую картину, когда кто-то из них бежит догонять уже ушедшую группу Маро, чтобы развернуть их обратно. Львы наверняка уже прошли большое расстояние, и возвращаться назад, учитывая состав группы (вряд ли годовалые львята и раненные сородичи смогут так легко пройти такой тяжёлый путь), было бы слишком глупо.

Хорошо, – следом за Шайеной глянув на громаду вулкана (неужели он почти перестал дымиться?), Ари устало выдохнула. – Возможно, ты права – не стоит разворачивать обратно тех, кто уже ушёл. Но мы вслед за вами не пойдём, – она перевела взгляд на собеседницу – уже не нахмуренный и бросающий вызов, но мягкий и с толикой грусти. – Во всяком случае, не сейчас. Нам – мне – надо хорошенько отдохнуть. У Вакати сломана лапа, этот путь будет очень труден для него – а он уже не львёнок, чтобы тащить его так долго в пасти или даже на спине. К тому же мы ждём возвращения наших друзей с охоты – кстати! – сосущую пустоту в желудке Ари Шайена, может, и не могла почувствовать, но зато она была способна увидеть оживившийся взгляд львицы. – Может, дождётесь их возвращения и хотя бы подкрепитесь перед дорогой? – пусть их пути и разойдутся, но это отнюдь не значило, что она собиралась относиться к семейству Бастардки хуже. Они всё ещё оставались – и останутся навсегда, чего уж там! – частью и семьи Ари, и львица готова была помогать им всеми силами, которыми только могла. Собираться проделать большое путешествие на голодный желудок – так себе идея, а у них вот-вот будет пир горой. Если, конечно, Котаго и Ушинди ждал успех – как-то достаточно долго их уже не было...

Присоединение Шеру к их разговору никак, в общем-то, львицам не помешало, однако стоило самцу шмыгнуть в сторону, чтобы разбудить свою подругу, как его место тут же занял другой лев. Тёмный, почти незаметный в темноте безлунной ночи, бесшумно подкравшийся к беседующим львицам (во всяком случае, Ари точно не заметила его приближения) и... обладающий женским голосом? «А?» – поначалу испуганная появлением незнакомца и невольно вздыбившая шерсть на загривке Ари вдруг как-то резко опешила. Она не сразу поняла, что это... тёмное нечто, заметное ночью только благодаря ярким перьям, воткнутым в гриву, не было на самом деле никаким самцом, а оказалось такой же львицей, как и она с Шайеной. Ну, наверное... В общем, увиденное и услышанное никак не состыковывалось в голове королевы, и в конце концов она перестала пытаться что-то понятно, сосредоточившись лишь на смысле слов стоящего перед ней существа. О, лекарь – это здорово! У них, конечно, уже были Такита и Шарли, но лишние лапы никогда не помешают!

О, мы были бы очень признательны, если бы ты... – несмотря на то, что Сара, казалось, вовсе не замечала Ари и смотрела только на Шайену, обращаясь лишь к ней одной, светлая львица тем не менее по какой-то причине посчитала, что гривастая хочет присоединиться именно к тем остаткам прайда Нари, что обосновались на Мазове. Тем большим было её удивление, когда Шай довольно-таки уверенно начала расставлять все точки над «i» – мол, у нас, конечно, есть лекарь, но ты всё равно иди с нами, тем более тут, на Мазове, вроде и так всё здорово с целителями. И пока ошалевшая от этой ситуации Ари лишь немо открывала-закрывала пасть словно рыба, не зная, что сказать, Шайена уже вновь перевела тему разговора, обратившись ко львице с вопросом-просьбой. Ари не оставалось ничего другого, кроме как, изредка косясь на Сару и всё ещё не до конца осознавая, что же произошло, сбивчиво отвечать своей собеседнице:

Да, э-э-э...«Да соберись ты уже, чёрт возьми!»Я... Да, конечно, я передам, если они придут сюда, – решив «отпустить и забыть» всю произошедшую только что ситуацию, Ари помотала головой, будто желая вытряхнуть из неё все лишние мысли, и затем уверенно кивнула Шай, пообещав той выполнить её пожелание.

В разговор Шайены с сыном и его подругой Ари не вмешивалась. Не то, чтобы она отходила в сторону, не мешая им, или старалась стать невидимой – нет, просто сидела рядом, старательно грея уши и готовясь, если это понадобиться, дополнить слова Шеру и Мэй какими-то собственными наблюдениями и мыслями. Однако она не искала с ними выживших на вулкане, а лучше этих двоих про встречу с Тодом рассказать больше никто не мог, так что, в общем-то, да, львица попросту сидела рядом, изредка почёсывая зачесавшиеся лопатки или широко зевая – простите-извините, она всё ещё жутко хотела спать.

Мне очень приятно было жить в таком замечательном месте, и большая честь быть с вами в одном прайде, Ари, – скажем честно, стоило Мэй прижаться к щеке светлой львицы и произнести все те слова, что она произнесла, у Ари буквально защемило сердце. Она и так, конечно, подозревала, что ей дороги все львы прайда – особенно сейчас, те, кто по счастливой случайности (?) смог выжить после всего, что произошло. Но теперь, когда половина (если не большая часть) из них покидала земли прайда, пусть не то, чтобы очень далеко, – в этот момент Ари почувствовала, насколько же они по-настоящему ей дороги. Абсолютно все.

–  Ох, милая, – она потёрлась о щёку Мэй в ответ, а затем, чуть отклонившись, ободряюще «боднула» её носом в скулу, – не говори так. Мы обязательно ещё увидимся. Пришлите нам весточку, когда обоснуетесь на новом месте, – эта фраза уже была адресована Шайене, а затем Ари вновь перевела взгляд на крапчатую юницу. – Я тоже надеюсь, что у вас всё сложится.

Также тепло попрощавшись и с Шеру, Ари проводила взглядом удаляющуюся парочку.

Может, прихватишь с собой хотя бы кусок от того буйвола? – она махнула лапой в сторону не самой свежей туши, которую уже успели погрызть Шеру и Мэй. – Не самое лучшее, что у нас сейчас есть, но если не хочешь ждать возвращения охотников... Ты говорила, у вас двое тяжелораненых? – она задала этот вопрос осторожно, искренне надеясь, что эти двое хотя бы не львята – взрослым тяжёлые травмы пережить легче. Ну, наверное... Они хотя бы полностью осознают, что происходит. – Путь у вас долгий, а им нужны силы. Да и тебе тоже.

Однако, не успела Шайена толком ответить, как их разговор вновь был прерван. Ночь начала постепенно переходить в раннее утро – а вместе с этим начали просыпаться и травоядные. Во всяком случае, те, кто не был разбужен ранее рыком Ари и мявком Шайены. Чёрт их знает, как долго они подслушивали разговор львиц, но, так или иначе, уже через пару секунд рядом с хищниками стояла небольшая группа травоядных – буйвол, парочка зебр (или одна из них была кваггой?.. В темноте ночи все полоски сливались, и Ари не могла сказать точно) и ещё пара антилоп, все – вожаки.

Мы.. кхм, – первым говорить начал матёрый самец буйвола, но неловкость, очевидно, испытывал не он один – все подошедшие то отводили взгляды в сторону или в землю, то переминались с ноги на ногу. – Мы слышали, ты хочешь уйти на более плодородные земли? Было бы здорово... В общем...

Мы хотим уйти следом за тобой, – резко вскинув голову, проговорила самка зебры-квагги, решив выпалить свои намерения как на духу. – Извини, – это уже было адресовано Ари.

+6

102

Со-играм/модераторам

Действия с Сараби и Ари обговорены, Шеру в том же посте отыгрываю

Спасибо, — вполне искренне поблагодарила королеву Шайена, адресовав той короткую, отчасти облегченную улыбку. Ну, хоть одной заботой меньше, и львице не придется волноваться о том, сумеет ли ее старший сын (один из старших сыновей, окей, не суть важно) отыскать свою семью на бескрайних просторах африканской саванны к востоку от Килиманджаро. Не то, чтобы это казалось такой уж сложной и непосильной задачей, но... Онажмать! Разумеется, она всегда будет тревожиться о своих детенышах, какими бы взрослыми или самостоятельными те ни были! Шайена хотела было добавить что-то еще, но в этот момент к их компании вернулся Шеру с только что разбуженной им Мэй — и рыженькая самка не преминула закидать львицу вопросами по поводу успеха их с Маро спасательной "операции" на Северном озере, естественно, не в меньшей степени переживая за бедовую четверку, нежели сама Шай. В какой-то степени, Мэй уже давно стала для них кем-то вроде заботливой старшей сестрицы.

Да все нормально с ними, живы-здоровы, чтоб их черти взяли, — ворчливо отозвалась Шайена, на мгновение и сама повернув физиономию к подошедшей парочке, оценивающе скользнув взглядом по глазастой мордашке Мэй. Вроде бы тоже... цела-невредима. — Я отправила всю ватагу вперед, напрямик в Облачные степи. Так, кажется, зовутся те земли... Наверное, они уже должны были пересечь границы королевства. И мы тоже уходим следом... Я расскажу все подробности по дороге. А за Хофу не переживайте, догонит нас чуть попозже, когда они с Клио вернутся к реке. Он уже большой мальчик, а я не хочу задерживаться здесь еще на несколько часов — Маро там один на один с толпой молодняка, половина из которых мои спиногрызы, это просто не может кончиться добром, — конечно, львица это говорила в шутку, нарочито тяжело вздыхая и закатывая глаза, но-оо... Ей и правда хотелось как можно скорее догнать остальных и убедиться, что все в полном порядке. И, как следствие, присесть уже, черт возьми, отдохнуть! Хоть на полчасика, блин! — Вы-то сами кого-нибудь отыскали? — отвлекшись от своих чутка разрозненных мыслей, уточнила Шай без особой надежды на положительный ответ, просто запоздало вспомнив о том, зачем она вообще отправляла поисковые отряды в сторону вулкана... И с растущим подозрением воззрилась на тихонько замямливую себе под нос Мэй, как всегда безошибочно распознав сомнения и робость в чужом голосе.

Та-ааак... Что опять стряслось?

Мы нашли Тода, — в конечном итоге, прямо сообщил матери Шеру. Его темная, вечно "занавешанная" длинной растрепанной челкой морда потихоньку становилась все более и более различимой в свете наступающего дня, и только сейчас львица, наконец, смогла рассмотреть на ней еще относительно свежие царапины, ушибы и засохшую кровь. Господи ты боже... А с глазами у тебя что? Но Шай, разумеется, не стала спрашивать этого вотпрямщас, куда больше сосредоточившись на сказанном. Сердце аж невольно екнуло в груди, в предвестии какой-то по-настоящему хр*новой новости, услышать которую она была банально не готова. Только... только не говори, что Тод погиб! Да, в самую первую очередь, самка испугалась именно этого. Еще бы, ведь речь шла о ее сыне, ее плоти и крови, и понятное дело, что Шай переживала и за него тоже! — И он... он атаковал нас, мам, — отчего-то, сказать об этом родной матери оказалось в разы сложнее, чем кому-либо еще, и Шеру аж весь сгорбился, с виной склонив потрепанную морду перед остолбенело выслушивающей его Шайену и глядя на нее чуть исподлобья, словно ожидая удара или негодующих воплей. — Точнее... Он попытался изнасиловать Мэй, у меня на глазах. И я бросился на него в ответ... А потом скинул на него осиное гнездо, — совсем уж стушевавшись, точно это он сам был повинен в свершившемся конфликте и возможном изувечивании сиблинга. Не то, чтобы он хоть капельку об этом сожалел, скорее уж, наоборот! Но кто мог предсказать встречную реакцию Шайены? — Мы сбежали, и вот... Тольконебесись, — уже совсем тихо пробормотал зеленоглазый самец себе под нос, еще сильнее втягивая голову в плечи. — У нас... у меня не было другого выбора. Надо было спасать Мэй. И еще... кое-что... Помнишь Рохшар? Он и ее атаковал. Точнее... убил. И изнасиловал тоже... перед смертью... Это правда, — под конец этого нелегкого пересказа событий, пускай даже очень краткого, сокращенного до самых допустимых границ, голос Шеру окончательно потух, сменившись глубокой, до ужаса напряженной паузой. Шай просто молча смотрела на сына, сын также безмолвно пялил на нее глаза в ответ. Мэй молчала, Ари молчала... Ну, собственного, что еще им было к этому добавить? И что должна была ответить Шайена?

Что она знала все наперед? Еще до того, как Шеру и Мэй натолкнулись на Тода и случилось все то, что случилось?

По-хорошему, это не Шеру должен был испытывать вину, а она сама — за то, что не успела никого об этом предупредить.

Хотя, с другой стороны... Когда бы она успела? События разворачивались настолько быстро и стремительно, у нее банально не было возможности сесть и спокойно посвятить свою семью во все подробности. Хотя бы даже просто сдержанно предостеречь остальных! Она, признаться, даже не задумалась об этом ни разу. И очень-очень зря, как выяснилось буквально только что!

Но кто ж мог представить ТАКОЕ развитие событий?!

"У меня сейчас мозг к чертям взорвется!"

Так... — Шай на мгновение-другое крепко зажмурилась, старательно, из последних-мать-их-сил выводя себя из глубинного ступора и кое-как сгребая мысли обратно в кучку. — Ясно. Мы еще обсудим это... чуть позже. А сейчас... Шеру, Мэй, Сара...? — вновь открыв глаза, Шай вопросительно оглянулась на странную гривистую самку, что все это время стояла в сторонке, никак не привлекая к себе внимания остальных. Еще бы... Такая семейная драма! Такие страсти, такой накал эмоций! Хотя как раз с эмоциями сейчас у всех было довольно туго. Хотелось просто лечь на землю и свернуться в тугой калачик, а не кричать, падать в обмороки, или там показательно страдать и вообще как-то ярко реагировать на услышанное. — Идите... идите вперед. Вон в том направлении... Я вас сейчас догоню, только разрулю еще парочку важных вопросов, напоследок, — к счастью, никто из молодняка не стал ей перечить, Шеру так и вовсе с нескрываемым облегчением поспешил выполнить материнский указ, буквально на полусогнутых прокравшись мимо темношкурой самки и слегка торопливо обтершись о щеку королевы на прощание. Да-да, очень жаль, что расстаемся, извини что так резко-внезапно, берегите себя, и все такое... Увидимся еще, короче! Дождавшись, пока троица отойдет подальше, то и дело напряженно оглядываясь на оставшуюся подле Ари Бастардку, последняя вновь смущенно развернула морду к бывшей соплеменнице, неожиданно ощутив себя на месте бедолаги Шеру, вынужденного держать ответ перед кем-то старшим. Хотя они с Ари, вроде как, были ровесницами...

И все равно Шай чувствовала себя до крайности неловко. Виновато даже. И уж поверьте, у нее были на то серьезные причины!

Ари, — она снова нахмурилась, но уже без былого раздражения и тем более сарказма. Слишком уж серьезные вещи ей требовалось сейчас огласить. — Насчет Тода... Я знала об этом еще до того, как он напал на Шеру и Мэй. В смысле, что Тод изнасиловал и убил Рохшар, — львица вновь до невозможности утомленно смежила веки, тяжело вобрав воздух легкими. Уффф... — Он сам рассказал мне об этом, пока я была на карантине в той пещере... У него была истерика, он не знал, к кому обратиться за помощью. Высказал все как на духу, видимо, надеялся, что я ему помогу выкрутиться из этой ситуации. Но я лишь накричала на него в ответ. Рыкнула, чтобы он выметался из нашего королевства и больше не показывался на глаза местным. Я... плохо помню все, что наговорила ему тогда, у меня у самой кажется башню сорвало. Я чуть ухо ему не оторвала, — Шай поежилась на этих словах, ощутимо так дрогнув шкурой на позвоночнике. — Наверное... Наверное, он поэтому так на всех озлобился. Но я просто не могла на него смотреть. Он мой сын, и я люблю его, но он поступил как полный отморозок. И... я боялась, что Нари выяснит правду и убьет его. Понадеялась, что Тоду хватит ума свалить подобру-поздорову, но я ошиблась. Если он сейчас крутится где-то неподалеку от вулкана, нам всем может грозить реальная опасность. Раз уж он атаковал своего родного брата... Значит, он реально зол и скорее всего окончательно слетел с катушек. Прости, что не предупредила вас раньше. Тебя и Нари. У меня просто не было возможности что-то вам передать, тем более, через Акасиро — она и так страшно взбесилась, что я ушла на Земли Гордости, там... своя долгая история, — Шайена резко запнулась, заметив краем глаза, что к ним с Ари неспешным шагом подходит Сараби. Само собой, та обрадовалась возвращению племянницы, и в то же время заметно встревожилась отсутствию детенышей рядом. Пожалуй, ее вмешательство в разговор произошло как нельзя вовремя: Шай совсем не была уверена в том, как ей оправдать себя перед Ари за все былые ошибки. Уж больно много их скопилось за последнее время, саму себя бы хоть как-то за них простить! Так что, львица с заметным облегчением (ну точь-в-точь как Шеру несколькими минутами ранее!) переключила тему, вкратце — не опять, а снова — объяснив матерой самке, что мол да, все нормально, львята нашлись, все живы-целы, но вот Игнусу с Сунитой крепко досталось в стычке с гиенами у подножья Плато, и она, Шайена, отправила всю компанию дальше в Низину, где они и обоснуются в дальнейшем, а вот Ари и остальные намерены остаться здесь, на выжженных землях у вулкана...

Честно, у нее уже язык заплетался от усталости, и с каждым разом этот краткий пересказ событий и грядущих планов все больше усыхал до состояния двух-трех лаконичных предложений!

Но вот что Бастардка точно не забыла спросить, так это мнения самой Сараби — хочет ли та остаться, или же пойти дальше вместе с Шайеной. И в принципе ее ничуть не удивил встречный ответ бывшей правительницы: ей лучше задержаться здесь, рядом с Ари, ибо именно Ари в дальнейшем предстоит как-то разруливать ситуацию с беженцами и в первую очередь с внушительными толпами травоядных. Ей определенно пригодится чужой опыт управления королевством! Шай тоже очень хорошо это понимала.

Ладно... Раз ты так говоришь. Думаю, это самое оптимальное решение, — в конечном итоге, спокойно согласилась Шай с чужими доводами, адресовав подругам короткую и до ужаса утомленную, но все еще довольно теплую усмешку. — И нет, спасибо, Ари... Поем как только мы дойдем до места нашего нынешнего привала. Жрать, конечно, хочется просто до ус*ру, но у меня сил нет тащить с собой какую-то... еду... — она изумленно примолкла, огромными глазами вытаращившись на внезапно подошедшую к ним толпу... ну ладно, не толпу, компанию вожаков-травоядных, что вдруг ни с того, ни с сего изъявили желание покинуть это место  в компании Шайены! Хотя, так уж ли это было внезапно, в самом деле? Не сама ли Шайена еще совсем недавно громко разглагольствовала на тему того, адекватно ли кому-либо из местных задерживаться у подножья выгоревшего вулкана? И тем не менее, самка эдак обескураженно разявила пасть, а сама потешно скосила глаза на столь же растерявшуюся Ари. Интересный, блин, поворот... И как лучше на это среагировать? Даже такой твердолобой, во многом лишенной деликатности самке, как Шайена, было ясно, что их бывшей... нынешней... королеве может быть ужасно неприятно такое решение травоядных. Было бы как минимум некорректно просто взять и молодецки махнуть лапой в ответ, мол, да, конечно, айда со мной! Валим из этого клоповника!

Эээ... вы же понимаете, что там, куда мы уходим, вас скорее всего сожрут? — кое-как выйдя из ступора, на всякий случай уточнила Шай у вожаков... На что получила вполне логичный (и довольно грубый) ответ, что мол а какая в ж*пу разница? Ну правильно, в принципе рассуждали, да. Что тут, что там... Хотя по мнению самой львицы, ЗДЕСЬ у них был хоть какой-то намек на справедливую монархию и, соответственно, некие... ээ... привилегии, в духе "тут вас убивают, а тут не трогают", или "клятвенно обещаем жрать только сирых и убогих!". А что могла предложить Шайена? Они прутся в совершенно чужие, незнакомые им земли, где буквально каждый травоядный рискует стать добычей оголодавшего львиного прайда. У них ведь там не королевство какое-то, а так... С другой стороны, в степях места много, с едой и водой тоже нет такого явного напряга. Пожалуй, будь она сама на месте любого из этих вожаков, она бы тоже приняла решение покинуть местные земли и отправиться на поиски лучшей жизни, пускай даже в компании голодных хищников. — Что ж... я-то не против, — наконец, осторожно молвила Шайена, то и дело украдкой косясь на Ари. — Раз вы сами этого хотите... Думаю, ваша королева в любом случае примет вас обратно, если вам не понравится на новом месте. Но только учтите, что МОЕ семейство не будет делать для вас  никаких исключений. Мы не короли, у нас нет четко выписанных законов. Так что... — она выразительно пожала худыми плечами, мол, если что не жалуйтесь! А после чего, отвернувшись от стад, грубовато боднула головой сперва Сараби, а затем и саму Ари, старательно, впрочем, избегая смотреть в глаза последней. Ей все еще было ужасно стыдно и неловкой перед бедной львицей... И не только из-за травоядных.

Не прощаемся. И зовите, если вдруг что... Выручим, чем сможем.

>>> Восточная низина

Отредактировано Шайена (30 Апр 2021 22:01:34)

+7

103

Чарли молча слушал Киру, а затем где-то полминуты молча смотрел ей в глаза с серьёзным взглядом. Конечно, Чарли показалось, что его вообще не услышали. Не услышали кое-что важное, что пятнисто-полосатый говорил до этого. Впрочем, подобным часто грешат многие лекари, ведь травма конечности это куда более важная и серьёзная тема, чем, простите, кто и что наложил.

— Ты меня не поняла, Кира. Именно я и прощупал конечность, что очень не понравилось мелкому и его товарищу. При этом белогривый львенок,  судя по всему, его друг или брат, наложил гипс отлично, но так как... Такие вещи не очень безопасно доверять малолетним без стажа, то я перестраховался и проверил положение кости. Ну и вот на это они и обиделись. Короче, гипс снимать не надо, и...

Тут пятнистый услышал, что его подруга вообще предложила ломать кость "в случае чего". От такого даже Чарли съежился и на его лице появилась недовольно презрительная гримаса.

— Матерь Божья! Что за методы! Ты вообще думаешь, о чем говоришь?! Тем более это детский организм, это огромный риск. А что если что-то пойдет не так? Всё? Инвалидность до конца жизни? Нет, такой метод ломанных лап нам не подойдет. Хоть я и не специалист по травмам, в отличие от тебя, но даже мне это кажется плохой идеей...

Тем не менее, действительно стоило оставить многострадального львенка в покое. В идеале ему бы не помешал комплекс расслабляющих занятий, но, к сожалению или счастью, рядом не было того, кто мог это достаточно качественно и профессионально воплотить эту идею в жизнь, впрочем...

— В общем, я предлагаю ограничиться наблюдением и коррекцией методов лечения в зависимости от результатов нашей деятельности. Ещё, кстати, я бы действовал на опережение развития гноя и сепсиса. Что думаешь?

Выдержав небольшую паузу, гепард продолжил, поскребая когтями песок и землю под своими пятнисто-полосатыми лапами.

— Кстати, ты ведь тогда, когда я еще мелким был, практику проходила? Каким лекарем? По травмам? Или ожогам? Известно что-нить про то, как там дела в саванне?

Отредактировано Шарли (5 Май 2021 22:03:33)

+3

104

Этот день был полон сумбура и огромным, просто катастрофически большим количеством информации – было удивительно, как только чьи-нибудь мозги не взорвались от переизбытка этой самой информации и эмоций. Они воссоединились с остальными выжившими, приняли тяжёлое решение остаться на землях прайда (ну, хорошо, в этом случае «они» означало «Ари»), встретили много новых лиц, что пожелали к ним присоединиться. Затем подтянулись остальные – Шеру, Мэй, Шайена, где-то на подходе были Хофу и Клио. Ари успела узнать жуткую историю Тода и поучаствовать в страшно скандальных разговорах с детьми. Но ничто из этого, ни одна перечисленная вещь не выбила львицу из колеи так, как признание Шайены.

Всё то время, пока её собеседница рассказывала свою часть истории про Тода, Ари лишь молча глядела на неё выпученными глазами – разве что по мере рассказа её брови хмурились всё больше, а выпущенные когти всё активнее рыли землю. Чёрт, да как так-то! Она всё это время была в курсе произошедшего – и что? И хоть бы слово! Намёк! Хотя бы маленькая весточка! Это шутки для неё или что? В какой-то момент Ари уже настолько обуяли эмоции, что она готова была сама оттаскать свою собеседницу за уши, как та, по её же словами, отнеслась к своему сыну. Другой вопрос – был ли в этом смысл? Рохшар уже не вернёшь, полученные Шеру и Мэй физические и душевные травмы по взмаху лапы не залечатся, и толку-то? Она могла рвать, метать и таскать Шайену за уши (хотя бы в своей голове) сколько душе угодно – ничего от этого не переменится. К тому же красношкурая львица, похоже, и сама много о чём сожалела.

Он мой сын, и я люблю его, – дальнейшие слова практически пролетели мимо ушей Ари. А как бы поступила она, сотвори нечто подобное Вакати или Тагор? Или Антарес. Трандуил? «Нет-нет, мои мальчики не такие отморозки, они хорошие, добрые и любящие свою семью и свой прайд» – могла бы в качестве оправдания сказать Ари, но разве Тод, будучи ещё львёнком возраста её детей, не был таким же в глазах своей матери? Она вдруг вспомнила тот день, когда присоединилась к прайду – ей выпала тогда честь (о, тогда эта была именно что честь!) следить и оберегать средний выводок Шайены, пока их мать получала оплеухи от какого-то чужака. И кто бы вот сказал, что этот маленький львёнок будет способен изнасиловать и убить собственную няньку... бррр.

Забудь, – уже окончательно успокоившись (она вообще была довольно отходчивой львицей) проговорила Ари в ответ на извинения Шай. – Ничего уже не вернёшь, да и я в итоге в курсе, пускай и несколько позже, чем хотелось бы... Я обязательно предупрежу всех о нём и попрошу смотреть в оба. Вы тоже будьте осторожны по дороге, – невозможно было заранее предугадать, где мог находиться Тод, а если, как уже упоминалось, он мог атаковать родного брата, то что, собственно, мешало ему сделать то же самое и по отношению к матери? Ух, не завидовала она сейчас Шайене...

Подошедшая посреди их разговора Сараби, что выглядела теперь уже отдохнувшей и очень даже бодрой, пролила свет на некоторые вопросы Ари. Не сама, конечно, но её появление вынудило Шайену проговорить ответы на те вопросы бывшей королевы, которые минутам ранее Бастардка едва ли не проигнорировала – так, например, львица с облегчением выдохнула, узнав, что Сунита жива. Чёрт его знает, кем был какой-то там Игнус, но новость о живой и почти здоровой подопечной Ари заставила последнюю мягко улыбнуться – ну, надеемся, всё-то у неё будет хорошо! А вот вопрос Шайены о дальнейшем пути изгнанной королевы заставил Ари напрячься. Она едва ли не с мольбой во взгляде глядела на Сараби, ожидая её ответа, казалось бы, вечность. И стоило матёрой львице ответить, что лучше ей будет остаться здесь, как Ари готова была с радостью наброситься на неё и сбить с лап, радостно в обнимку с Сараби катаясь по земле.

Огромное спасибо, – сдержав всё-таки свои порывы, львица лишь благодарно кивнула бывшей королеве. Впрочем, заметить огромное облегчение Ари на её морде и истинные эмоции самки не составляло никакого труда. – Сейчас мне как никогда требуется помощь.

Однако здесь обрела – а там потеряла. Уход части травоядных был жутким огорчением для львицы, но он же был и логичен. Удивительно, как хотя бы часть местных стад вообще согласилась жить с ней на жалких клочках зелёной травы в надежде, что когда-нибудь земли придут в норму... Хотя кто знает, насколько у травоядных хватит терпения? Вон, эти вожаки не рискнули уйти с другими сразу после речи Ари, однако прошло какое-то время – и вот, пожалуйста.

Вы тоже не пропадайте, – боднув Шайену в ответ и даже не заметив смущения миниатюрной львицы, она проводила взглядом своего бывшего сопрайдовца, после чего вновь обернулась к Сараби и Таките. – Я бы очень, очень сильно хотела отдохнуть. Сил никаких больше нет, ей-богу... Разбудите, если понадобиться моя помощь? – получив от обеих утвердительный ответ, Ари, всё ещё прихрамывая на раненную переднюю лапу, устало подошла к дереву, рядом с которым ещё недавно спала Сараби, и, грузно упав на землю, прикрыла глаза, буквально моментально провалившись в сон. Она ещё много чего хотела сделать – но сил не оставалось от слова «совсем»

Персонаж спит

+7

105

Сара, сама не зная почему, волнительно ждала, ждала отклика со стороны красношкурой и это казалось очень важным, таким необходимым! В груди заколотилось сердце, предательски отзываясь эхом воспоминаний о недавней трагедии — да как вообще можно бывшим жителям этих мест после всего что случилось остаться здесь жить дальше? Все до последней капли, каждое подгорелое деревцо будет напоминать о невосполнимой потере сопрайдовцев и друзей, только лишь расковыривая эту огромную неизлечимую душевную рану. Порой боги вытворяют странные шутки, посему создаётся впечатление, что порой даже богам бывает скучно, вот они и находят способ себя развлечь, посылая пока еще живым и здравствующим душам подобные испытания, как недавнее извержение.

Отчего-то волнительная дрожь всколыхнулась и пробежалась волной вдоль хребта вздыбливаясь шерстью, в глазах появилось некое смущение, а морда приняла выражение нелепой растерянности. Львица вправду не знала как себя вести, ведь с одной стороны это так просто — лишь назвать свое имя и предложить свою помощь в дальнейшем... с другой стороны — гривастая не являлась членом семьи ни для единого из здешних обитателей и ее вполне могли послать в пешее эротическое, своих ртов и без того полно.

Услышав такой желанной ответ красношкурой самки, вздыбленная от волнения шерсть вдоль хребта тотчас улеглась, и Сара просто мягко и коротко произнесла, не размениваясь на никому не нужные длинные речи и пляски в реверансах:

— Спасибо. Спасибо большое, — после этого ежевичка решила отойти чуть в сторону, не мешая местным что-то выяснять между собой и стараясь совершенно не привлекать к себе ничьего излишнего внимания. Воспитана так была — ни в коем случае не подслушивать чужие разговоры. Без нее уж точно разберутся, а ее дело простое: ждать отмашки, за кем и куда идти, только и всего. Сара так стояла, молчаливо глядя куда-то вдаль, все более впадая в состояние неловкости с каждой проходящей секундой, только хвост с пушистой кисточкой несколько робко повиливал, да чуть склоненная голова со сложенными назад ушами выдавали необычную картину внутреннего сумбура. Вообще-то, она — давно взрослая и вроде как уверенная в себе львица, привыкшая рассчитывать на себя, не доверяющая случаю, вынесшая не одно испытания треклятой и порой такой несправедливой судьбы, и вот теперь взяла вот так просто и смутилась. Время текло все более медленно и неуклюже, казалось, прошла уже вечность до той самой заветной отмашки — можно идти. Без оглядки, как можно дальше отсюда и не вспоминать больше это местечко, подарившее за последнее время так много разных не очень приятных эмоций. Сара покорно кивнула, давая понять красношкурой, что все поняла и тут же проследует поручению, хоть идти придется не одной - со спутниками, уже отлично, второй раз точно не потеряется, дурная голова. Вежливо кивнув на прощание светлой львице, которая, видимо, на свой страх и риск решила не идти с остальными и остаться на свой страх и риск и дальше в этих краях, Сара шумно втягивает влажным носом воздух и делает первый шаг вперед, в неизвестность, решив не терзать попутчиков своей болтовней, похоже тут каждому сейчас не до дружеских бесед, одно только вымученное выражение их мордочек об этом говорит.

–→ Облачные степи

+3

106

Рассказ Тагора о том, как они с Сейлой и мамой выжили, уже не будоражил Вакати так, как он ожидал, но всё ещё вгонял в ступор. Даже Тагор, мама — да все были уверены, что они выбрались! Но что же случилось реально? Вакати плохо помнил, путаясь в неразборчивых, размытых воспоминаниях. Что-то произошло, то, что его задержало, отделило от семьи. Ранило едва ли не до уродства, которое уже никогда не исправится...

Н-н-наверно, нас з-з-завалило. На м-м-меня что-то упало, я не сам в-в-выбежал. Меня спасли. Клио. Х-х-хофу.

Даже в такой ситуации он сумел всё испортить. Неудивительно, что с ним после такого не захотели бы возиться. А если... если из-за этого ещё кто-то пострадал? Вакати не видел других сиблингов, и мысль в голове внезапно заполнила всё: а вдруг это именно из-за него погибли остальные? Вдруг им не хватило времени, чтобы кого-то достать ещё? Что если... Что...

Вакати яростно затряс головой, прогоняя мысли (или хотя бы пытаясь их прогнать), и едва держал пасть закрытой, слушая рассказ Тагора. Мама... мама была настоящей героиней! Он внезапно живо представил себе сломанные рёбра (успел же насмотреться ещё на реке!), рану, кровоточащую из-за ветви, которая могла бы и проткнуть Ари насквозь... Боги, как же им повезло! Как же им повезло!

К-к-каике вы сильные, – доверительно прошептал он, дивясь, как им троим повезло. Что мама оказалась внимательной и крепкой. Что Тагор оказался врачевателем. Что Сейла, упрямая, наверняка не давала брату и матери опустить уши...

Но воспоминания прерывались собственными мыслями, а собственные мысли – настойчивой реальностью. В которой возле них внезапно опустился исполинских размеров птица, такая, что Рейммс, до того спокойно дремавший рядом в клубочке, мгновенно проснулся и трусливо спрятался за спину Вакати, зыркая из-за неё огромными глазищами.

Тычок от брата не был болезненным, и Вакати поддержал смех – вот уж смеялся он без заиканий, к счастью.

В м-м-мире постоянны три в-в-вещи, луна, солнце и попадательство Фуса, это т-т-точно!

Тут не получилось не улыбнуться. Вот уж кто-кто, а Фус, несмотря на то, что попадал в передряги едва ли не чаще, чем наступал новый день, всегда умудрялся выбраться из них с каким-то плюсом. И Вакати точно не ожидал, что с ТАКИМ!

Птица выглядела внушительно...почтительно...страшновато.

Оч-ч-чень приятно, В-в-вакати, – кивнул он птицу и улыбнулся, когда заметил, как лемур семафорит бровями, – У нас т-т-тут такая к-к-компания собралась, что я бы н-н-на месте крокодилов п-п-п-поостерёгся, кто ещё у к-к-кого из пасти что-то д-д-достанет!

С Тагором было... легко. С ним... стало легко. Просто потому, что больше не из кого было выбирать. Сейла, конечно, тоже им сиблинг, но всё-таки сестра, девочка. Ещё и старше. А с Тагором было так просто, будто он был Вакати близнецом. Ну... или он смог заменить Вакати близнеца.

Кст-т-т-тати! – осмотрелся Вакати по сторонам, – К-к-кажется, этот гепард от м-м-меня отстал. И Т-т-такита ушла... Слушай, н-н-н-наверно... – Вак задумался, глядя, как толпятся и о чём-то разговаривают взрослые, как мать снова и снова общалась с травоядными, – М-м-может, мы можем чем-то помочь м-м-маме? Всё-таки она одна, а н-н-нас целых трое!

Под "трое" Вакати имел в виду конечно же себя и сиблингов. Они всё ещё были...наверно? наследниками здешних земель. И Ари явно нужна была помощь. Хоть какая-нибудь!

По крайней мере Вакати здраво решил, что чтобы избавиться от заикания, ему просто нужно больше говорить. А где ещё говорить? Только с травоядными. Они же должны знать, кто их правители, да?..

+1

107

Оу, кажись, Кира не очень поняла, что действительно сказал Шарли. Бывает.
Одним словом, гипс наложил не он, а львенок, но гепард проверил и все, вроде как, тип-топ. Шарли прав: детки интересные пошли. Особенно у львов. За свой короткий век Кира не встречала львов-лекарей.

А это местечко, очевидно, полно сюрпризов.

И, кажется, и Шарли не понял ее. Не то, чтобы они ладили тогда, когда он был ребенком, а она подростком, постигавшим азы траволечения. Но все же. Как будто она сейчас предлагает его доламывать.

— Да нет же… Только если срастется неправильно. Такое бывает, даже если фиксировать конечность правильно. Но раз уж ребенок, то грех не срастись быстро. Короче, поглядим, — ответила Кира. И правда, только поглядеть и оставалось.

О, хороший вопрос насчет предупреждения возникновения инфекции. Только вот чем?

— Вообще, можно и пеплом присыпать, сэкономить трав. Подозреваю, что пепла тут просто тьма, — и правда, зачем использовать снадобья, если вокруг лежит никому ненужный пепел? Вообще, даже если где-то лежит лава, можно и прижечь на всякий случай. Но что-то ей подсказывало, что ни Шарли, ни пациенту такое не понравится.

Услышав еще один вопрос, Кира дернула ушами. Он, быть может, не помнил, что она проходила практику у его родителей? Кира бы и сама с удовольствием забыла, как ее мотали по всей саванне от гепарда к гепарду для получения знаний.

— Вообще, я даже практику у твоих родителей проходила, не помнишь? Просили за тобой присмотреть. А так я и травма, и акушер в одно флаконе, полагаю… А дома все хорошо. Я иногда посылаю птиц, надо, кстати, будет послать весточку уже отсюда, — вздохнула Кира, оглядывая окрестности. Тут она вряд ли найдет птичку хоть какую-нибудь.

0

108

Последнее предложение вызвало невольную улыбку на морде гепарда. Уж хоть какое-то место остается стабильным среди всей этой суматохи и неразберихи. Хотя, там тоже частенько что-то случается, просто не таких одиозных масштабов, да и новости имеют свойство доходить либо поздно, либо быстро и в исковерканных тонах — слухи и воображение никто не отменял.

— Я крайне сомневаюсь, что ты сможешь отправить весточку домой. Птицы мигрировали из-за извержения и в ближайшее время тут их не будет. Да и времени у нас маловато...  И всё же вернемся к разговору о насущном. Действительно, можно присыпать рану, но ощущения от того, что ее присыпали пеплом будут не лучшие. Хорошо бы ещё обезболивающие травы найти и дать ему в правильной пропорции. Так что расход трав у нас в обоих случаях будет одинаковый, wie zweimal zwei vier ist .  А вообще, я могу рассчитать. Дело тут в том, какие травы тут более распространены и какие зелья мы можем приготовить. Сама понимаешь, что после пепельного града и ядовитого дождя тут может остаться весьма мало трав. А даже если они и найдутся, то могут быть не лучшего качества... Вообще, у меня есть с собой пару зелий, которые помогут восстановиться пациенту. Ну и зелье на тот случай, если он траванется травами, которые мы дали. А вообще, местного лекаря тоже можно попросить, у неё даже, вон, фенек есть. Может найдется что-то. Проблема в том, что я к малому не подойду уже, иначе меня закидают камнями и затопчут травоядные. Я и так уже сделал много ошибок, а ещё раз рисковать мне не шибко охота. Так что коммуникацию выстраивай с ним сама, хорошо? А я могу поискать ту львицу-лекаря.

"Черт, ну и занесло же меня сюда. В самое нужное время, с самым нужным характером, с самым нужным ранением... Вечно куда-то судьба на д*рьмо тянет. Ну, что поделать, сам подписался".

Подобные мысли уже начинали приедаться, а первоначальное рвение быстро переходило в какое-то полуциничное равнодушие. Работа есть работа, от нее никуда ведь не убежишь, верно? Да и нужно ли? Впервые за долгое время он нашел место, где можно было осесть. Пусть оно было и не самым лучшим, пережившим катастрофу, оно, всё же, было неплохим. Но главное было в другом: в Чарли нуждались. Как же не помочь тем, чью жизнь искалечила сама судьба, сама природа?

Отец учил Шарли важному, как он называл, "die Ehrensache". Теперь оно настало.

0

109

Восточный берег реки Зубери ——————-→

Дорога назад была тяжелее, чем туда. День разгорелся в полную силу, а солнце палило все сильнее на черную спину Котаго, хоть она и была прикрыта тушей конгони. Грузной поступью он двигался в сторону их стоянки, периодически поправляя добычу, чтобы та не съезжала. Назад он не оглядывался, но знал, что Ушинди идет где-то сзади. За ними послеживал Кассен, который, в случае чего, обязательно подал бы сигнал.

К счастью, путь, хоть и долгий, остался без приключений. Кота этому был рад, потому что, по правде говоря, прилично устал за последние несколько суток. Теперь же долг добытчика, который он сам на себя взвалил, был выполнен, и лев мог с чистой совестью поваляться в тенечке. Если бы вы знали, как темношкурые львы ненавидят солнце… Его любимым временем суток была ночь, поэтому днем он обычно спал. Но сейчас выбирать не приходилось.

Впереди замаячила их разнокалиберная группа, которая, впрочем, заметно поредела. Часть травоядных разбрелась, но и кого-то из львов не хватало. Он притормозил, давая Ушинди догнать себя и посмотрел на львицу у него на спине. Выглядела она все еще, мягко скажем, ужасно. Котаго даже тревожно всмотрелся в ее морду и выдохнул, когда увидел шевеление ноздрей. Дышит. Не хотелось стать свидетелем семейной трагедии, вот уж точно.

— Давай-ка найдем Шарли или Такиту, — сказал он, поглядывая на раны Лаини. — И поскорее.

Черношкурый прошел чуть дальше, сложил тушу конгони под камнем так, чтобы она не была на виду. Отчасти из-за залетных хищников, отчасти из соображений вежливости перед не ушедшими отсюда травоядными. Они не были идиотами, прекрасно понимали, что львам надо есть. Но не обязательно показывать им их сородича с раздробленной головой. Пусть себе отдыхают.

Он поискал взглядом Ари, увидел, что она отдыхает, и решил подойти позже. Наверняка она устала еще сильнее. Такиту он вовсе не увидел, а вот Шарли выделялся пятнистой шкурой на фоне остальных. С ним рядом сидел еще один гепард, при ближайшем рассмотрении оказавшийся самкой. “А этот парень зря времени не теряет”, — усмехнулся Бизкар. Кота не мог не согласиться, но одернул его, напомнив, что это совсем не их дело. Он оторвал ногу конгони в районе бедра и подошел к парочке.

— Вот, Шарли, подкрепитесь, — предложил он, положив кусок мяса рядом с гепардами. — Мы нашли раненую львицу, ей понадобится твоя помощь. Так что силы вам не помешают. Я — Котаго.

Последняя фраза предназначалась Кире, и, обменявшись с ней приветствиями, Кота решил отойти в сторону. Ушинди сам разберется со своей находкой, он там совершенно ни к чему. Лев подошел к туше и огляделся: Сараби и Ари спали, Такиту не было видно, а вот Вакати с Тагором о чем-то мило беседовали.

— Эй, пацаны, — громко (возможно даже слишком) крикнул он в сторону них. — Мы тут еды притащили, берите, не стесняйтесь. Это и для вас.

И, с чувством выполненного долга, Кота поел сам, а потом завалился в тени дерева неподалеку, лениво умываясь. Наконец он мог позволить себе просто полежать. Давно такого не было.

Отредактировано Котаго (26 Сен 2021 22:31:11)

+1

110

Сгоревший саванновый лес >>>

Клио даже самой было тяжеловато вспомнить, когда она в последний раз так сердилась.

Наверное, в тот злополучный день, когда она, будучи еще совсем львенком, ну, или подростком, гневно рыпела на Шеру, по чьей вине бедный Таибу едва не утонул, свалившись в водопад! Но это было так давно... Уже не было в живых самого Таибу, как и Нео с Думан. Но вот как раз об этом Клио старалась не думать вовсе... Ей вообще сейчас было очень сложно на чем-либо сосредоточиться: ее прямо-таки трясло от возмущения! В первую очередь, конечно же, на этого эгоиста-образину Мороха, для которого чужая жизнь была равноценна ну разве что грязи под лапами. Но если с этим еще как-то можно было смириться, то вот с поведением Хофу — уже гораздо, гораздо сложнее!

Хотя и его, конечно же, легко можно было понять. Он так долго не видел родного брата, уже небось и не чаял встретить того живым. Как бы она сама отреагировала, неожиданно наткнувшись в саванне на Нео или Таибу?

Пожалуй, только это осознание и мешало ей выплеснуть свое негодование на голову бедного самца, что, к чести своей, очень шустро ее нагнал и даже более того — отнял у нее этого несчастного бабуина, решив галантно понести того у себя на плечах. Вот сразу бы так... Клио, конечно же, не стала спорить и тем более отнимать обезьяну обратно. Она была не из тех гордых и дико вредных истеричек, что с воплями отпихивают от себя лапу помощи, крича о том, что они-де сами справятся и вообще... Гуляй, Вася! Тебя ни о чем таком не просили, нахрена мол ты сюда приперся! Нет... Она молча позволила другу забрать бедолагу с ее взъерошенного загривка, с явным облегчением поведя плечам и снова встав ровно. Это было ужас как нелегко, тащить кого-то на спине, будучи хромой на одну лапу... Но она все равно была готова это сделать, несмотря на свою собственную усталость и дико болящую конечность. Просто потому, что она считала это единственно правильным.

Я не вредная, — тем не менее, львица проигнорировала обаятельную (и капельку ироничную) улыбку товарища, нахмурившись и отвернув морду в противоположную сторону. — И не глупая... Этому бедняге срочно требуется помощь. Наша помощь. Это была наша главная задача — найти выживших и привести их к реке, к остальным беженцам. Морох мог бы и помочь нам с этим... или на худой конец не говорить таких жестоких вещей, — она чуть закусила нижнюю губу, все с тем же бесконечно усталым и хмурым видом хромая по грязи бок о бок с молчаливо слушающим ее Хофу. — Но Морох — это Морох. Ты мог бы остаться с ним и подольше, раз тебе кажется это важным. Я прекрасно понимаю, что значит снова увидеться со своей родней после долгой разлуки. Какие это чувства это способно вызывать, — Клио негромко шмыгнула носом. Однако, на сей раз не заплакала — а просто продолжила все тем же тихий и безнадежно уставшим голосом: — ...но он не мой брат, а твой. И я поступаю так, как считаю правильным. Вся моя семья погибла, а я ничем не смогла им помочь. И сейчас не могу. Так хоть этого бабуина спасу... если получится, — львица чуть приподняла голову, бросив долгий, полный искреннего беспокойства взгляд на взлохмаченную холку самца... и вновь утомленно опустила морду к земле. — Вот почему так важно было не терять время зря.

Она надеялась, что Хофу правильно поймет смысл сказанного и не станет с ней спорить. И вообще что-либо говорить: отчего-то прямо сейчас ей хотелось еще немного побыть в тишине, окончательно успокоиться и навести порядок в собственных мыслях. Хоть какое-то подобие порядка! Так что, оставшуюся часть пути они провели в глухом молчании, сосредоточенно переставляя лапы и думая каждый о чем-то своем. Лишь временами Клио слегка притормаживала, чутко прислушиваясь к дыханию их бессознательного "пациента" , проверяя, все ли с ним в порядке — а затем вновь продолжала ковылять впереди, уже даже не пытаясь опираться на свою травмированную лапу, смешно подпрыгивая на оставшихся троих, то и дело неловко оскальзываясь по грязи. Но и не жаловалась тоже: даже наоборот, упрямо держала темп, мешая Хофу замедлиться из жалости к ее больной конечности, молчаливо стискивая челюсти на каждом прыжке — и так до самого берега Мазове, пока впереди не засияла знакомая водная... ну, не гладь, а скорее бурные речные пороги. Это заставило еще больше ускориться. Ведь они были уже совсем рядом!

Однако, нашлось кое-что еще, что заставило ее в миг забыть о своей дурацкой лапе и даже о бабуине на плечах Хофу!

Вакати!! — неожиданно громко и пронзительно вскричала Клио, моментально сорвавшись с места и гигантскими... ну, по ее меркам, скачками приближаясь к тихо-мирно валяющемуся на земле братцу. — Тагор!! — само собой, она снова упала и прокатилась пару метров кувырков, наверняка страшно перепугав медленно топающего по ее следам Хофу... Правильно, он-то никак не мог ускориться, с такой хрупкой ношей на загривке! Но Клио не требовалась чужая помощь: неуклюже поднявшись, самка все также шустро проколупала оставшиеся до львят метры и буквально рухнула им на головы, каким-то чудом не зацепив перевязь на сломанной лапе Вака. Так и замерла на несколько долгих минут, просто до невозможности крепко обнимая обоих братьев двумя передними лапами сразу, поочередно утыкаясь носом в пыльную шею каждого из них... а затем и вовсе ожесточенно прилизала их растущие гривы языком, и морды тоже — просто потому, что была ужасно рада их видеть!

О боги, я думала... я боялась, что уже никогда вас не... Вак! Никогда больше так не делай! Не уходи никого не предупредив! И Тагор... Боже, ты цел! А где остальные??? — сбивчиво пролепетала львица, столь же порывисто отстраняясь и в растущем волнении озираясь по сторонам... И едва подавила радостный вскрик при виде силуэта спящей в тени дерева Ари: и она тоже живая! Просто чудо какое-то! Расцветя широченной улыбкой от уха до уха, Клио эдак осчастливленно оглянулась на Хофу... и тут же подпрыгнула как ужаленная, в крайнем возбуждении (и смущении) метнувшись обратно ко льву, едва не громыхнувшись повторно ему под лапы. Хороша спасательница... Сама полдороги ругала Хофу, что тот так легко отвлекся на Мороха, вместо того, чтобы помочь несчастному бабуину, а сама-то, сама-то! Эх! — У нас тут раненный... точнее... кажется, он просто обессилен... Нужен лекарь, и срочно! Я сейчас поищу... ой,— Клио снова заткнулась на полуслове, так и не успев никуда уйти: к молодым львам нежданно подошла Сараби, со строгим, но добродушным замечанием — а ну спокойнее, тише! Не разбудите Ари и других беженцев! Она же быстро оглядела притащенную обезьяну, оценивая ее состояние — может, львица и не была лекарем, но ведь у бабуина не было никаких различимых травм и переломов. О чем она сразу уведомила Клио и ее товарища, заодно предложив Хофу отнести беднягу к расположившейся неподалеку обезьяньей стайке — тоже из числа выживших в пожаре беженцев. Уж наверняка те сами сообразят, что с ним делать дальше, верно? Обогреют, успокоят, и вообще... со своими всегда лучше, чем в обществе пусть и не равнодушных, но хищных и грубоватых львов, правильно же?

Все это, в конечном итоге, здорово подуспокоило до предела взвинченные нервы львицы. Предоставив Хофу на пару с Сараби заняться дальнейшей "транспортировкой" бедолаги, Клио еще немного растерянно поторчала на одном месте, решая, как лучше поступить...  а затем, за не имением других вариантов, снова с громогласным, радостным урчанием склонилась над ушастыми головами Тагора и Вакати, продолжив ожесточенно их вылизывать. Господисчастьетокакое...

Так... что случилось с остальными? Тагор?... — едва заставив себя прекратить это бешеное умывание, она перевела вопросительный взгляд на второго братца, с замиранием сердца ожидая его ответа... Но тот банально не успел ничего сказать: Хофу снова вернулся к троице (и бедному, не-пришей-кобыле-хвост Фусу, что явно чувствовал себя капельку лишним на этом празднике жизни), с улыбкой уведомляя Клио, что его младшие братья нашлись и что Шайена увела их огромное семейство дальше, в сторону низины. Эта новость, конечно, звучала довольно здорово... И Клио вполне искренне заулыбалась зеленоглазому самцу в ответ, разделяя с ним эту радость. Однако его последующие слова заставили ее растерянно "пригасить" эту отчасти глупую ухмылку: что? он тоже уходит?...

То есть... Ну конечно же, он тоже собирается пойти за своей семьей! Как-то глупо было бы ожидать от него какого-то другого решения. Раз их прайд разделился, и все его близкие сейчас находились где-то там, в низине, само собой он планировал присоединиться к ним! Что ему здесь было делать? Чего ради он должен был и дальше оставаться вместе с Ари и ее родными?

Я... — Клио чутка запнулась, не сразу найдясь, что ответить. — Выходит... мы прощаемся, да? Прямо сейчас? — отчего это заставило ее почувствовать довольно сильную грусть. Не ту грусть, что безжалостно грызла ее сердце все последнее время, связанную со всем произошедшим и трагической гибелью ее семьи... Это была совсем другая, особенная грусть — печаль, вызванная неожиданным расставанием с очень хорошим и близким другом. Клио аж присела на задние лапы, банально не зная, как ей на все это реагировать. Что сказать-то на прощание... Почему все происходило так быстро и внезапно? Она даже сообразить-то ничего не успевала! — Но... погоди... Хофу! Постой! — она вдруг стремительно вскочила навстречу молодому льву, неожиданно с размаху уткнувшись мордочкой куда-то ему под подбородок, зарывшись носом в самую глубину его пышной растрепанной гривы. Аж глаза прикрыла, тихонечко, скромно замурчав, одновременно с тем глубоко вбирая носом чужой запах, хорошенько запоминая его на будущее. — Мы ведь еще с тобой обязательно встретимся, да? Мы же теперь будем жить по соседству... да? А давай... Давай мы с тобой встретимся завтра у границ? Скажем, утром? Я пройду по твоим следам до того места, где кончаются бывшие владения Нари... и буду ждать тебя там, ладно? — она на удивление аккуратно попятилась назад, с теплой, смущенной улыбкой заглядывая в ошарашенную физиономию Хофу. — Просто... Хочу убедиться, что с вами... с тобой все будет хорошо.

Оффтоп

Все действия Сараби и Хофу обговорены.

Отредактировано Шайена (5 Окт 2021 00:53:06)

+1

111

Адреналин — веселая штука. Он помогает удержаться на лапах в самые критические ситуации, причем ему не сильно-то важно насколько ситуация “объективно” критическая, достаточно, чтобы мозг ее таковой воспринимал до самой своей подкорки. Но по такому же принципу, он и сам решает, когда ситуация перестает требовать вмешательства гормона, и все. И ничего ты не попишешь.

Усталость, которая до сих пор таилась в кустах как леопард и преследовала Такиту уже черт знает сколько, навалилась на нее резко и без предупреждения. Болело все. Спина, на которой она таскала Вакати уже не больно-то подходящего для этого возраста, тем более с ее телосложением. Лапы, на которых она бегала туда-сюда между пациентами, иногда целые километры, как в случае с ее побегайцем. Глаза, которые не закрывались, кажется, уже двое суток просто горели. Голова раскалывалась на маленькие кусочки. Даже кончики усов — и те нашли способ заболеть.

Поэтому, когда на Ари внезапно налетела маленькая, но боевая фигура Шайены, — будто издевается своей энергичностью над уставшей львицей, — травница, как будто отключилась совсем. Пост сдали, хрупкий груз передали, ее  работа тут выполнена, сказал ей организм. Звуки голосов доносились, но слова уже не обрабатывались мозгом.

Единственное, что она почувствовала — это ощущение, что кто-то потянул ее за лапу. Заторможенно повернув голову, она увидела Эхе, что-то говорящего — она слышала голос, но смысл слов пролетал мимо, словно на незнакомом языке говорил, — но вполне недвусмысленно тянущего ее куда-то, она собрала последние силы и подняла попу, чтобы прошоркать следом за фенеком.

Ушли они недалеко. Просто чуть в сторону от собиравшейся вокруг Ари толкучки, но не дошли до основной массы львов. Такита споткнулась и чуть не поцеловала носом землю, в последнюю секунду подложив под траекторию полета лапы. Тяжело фыркнув, вставать она уже не стала. Просто не смогла бы даже если бы хотела. Глаза закрылись сами и последнее, что она чувствовала до того, как провалилась в темноту — это тщетные попытки Эхекатля как-то выправить позу, в которой львица залегла спать, чтобы ее спина совсем ее не угробила, когда та проснется.

***

Если самке что и снилось — она этого не помнит. Сколько времени она проспала — тоже понять было сложно, но солнце, по крайней мере, было уже высоко, а засыпала она засветло. Другое дело, что с тем насколько она была уставшая, она бы не удивилась, если бы проспала целые сутки.

Глаза разлипались с трудом, но дикая жажда и болящая голова явно не дали бы продолжить спать. Такита облизала пересохшие губы, но толку от этого было мало.

— На, держи, — услышала она под ухом голос Эхекатля, а перед глазами материализовалась — а точнее была пододвинута в поле зрения маленькой кремовой лапкой — плошка с водой, наподобие той, из которой они мыли рану Вакати. Может даже та жа самая, кстати. Голова все еще трещала, но хотя бы не казалось, что она сейчас лопнет.

Львица приподняла голову и ткнулась мордой в плошку с водой. Глаза закрылись как-то сами собой, пока резкая боль не пронзила мочку уха.

— Ай! — воскликнула Такита, недовольно повернувшись на отплевывающегося от шерсти Эхе.

— Спать будешь не мордой в воде! Нечего пузыри пускать. Пей, давай.

Недовольно что-то бубня, — она и сама не знала что, какие-то нечленораздельные звуки, а не слова, — львица все же принялась лакать водичку из плошки. Было ее там на пару лизев, конечно же. По-хорошему надо встать и пойти к реке хотя бы, но сил не было. Придется обойтись тем, что принесли.

Допив, самка отодвинула плошку и с тяжелым “ухом” перевернулась на спину, подставив дневному солнцу пузико. Почти как в старые, добрые, более простые времена, когда жили они на склоне, а не… непонятно где, если честно. Тело, уставшее до состояния невозможности какого-либо сопротивления, желейкой расползлось под силой гравитации, а самка уткнулась взглядом в зеленую траву и виднеющийся поодаль “лагерь”, пока мозг “загружался”.

“Загрузилась” она или нет, но окружающий мир ждать не стал и вот уже в поле зрения показались знакомые львиные пальчики. Такита сразу признала эти пальчики, она только вчера их заматывала. Кажется, что вчера, по крайней мере. Может позавчера. Смотря сколько она спала.

Самка постаралась быстро перевернуться в более презентабельное положение, поднимая голову на подошедшую к ней королеву. Получилось это крайне неуклюже, и Такита неловко промямлила какие-то извинения, хотя, не похоже, что Ари они требовались. Старшая львица понимающе смотрела на травницу, кажется даже, с едва заметной легкой улыбкой.

По-хорошему, Таките надо было бы поспрашивать Ари о том как она, после вчерашнего (если вчерашнего. Заодно и это узнала бы). Но мозг львицы все же еще не работал на полную скорость, поэтому травница даже толком мявкнуть ничего кроме приветствия не успела. Не столько потому что Ари куда-то торопилась, не похоже на то, по крайней мере, просто Такита очень заторможенно реагировала.

Королева же хотела предложить ей сделать небольшой обход земель Килиманджаро. Оценить ситуацию. Все прошлые вылазки их патрулей были сосредоточены на поисках выживших или еды, а вот реально оценить степень того насколько все хреново и прикинуть как быстро земли восстановятся — этим никто не занимался. Да и Такита, может, смогла бы где пополнить свои запасы трав, если осталось еще что-то живое.

— Я… да, да. Хорошо, — наконец более “проснувшись” согласилась она, прочистив глотку. — Дай мне несколько минут и я готова.

Ари, благослови ее предки, конечно же согласилась. Тем более, что она хотела захватить с собой еще пару львов. Королева отправилась “вгулбь” лагеря, оставляя Такиту одну с Эхекатлем. Фенек скептически посмотрел на львицу.

— Уверена, что справишься?

Такита вздохнула и принялась потягиваться в разные стороны, разминая затекшие, ноющие мышцы.

— Ну, надо же как-то вливаться назад в жизнь, — сухо ответила самка, — да и ты пойдешь со мной, если что, так же?

Фенек фыркнул, как бы показывая насколько это был глупый вопрос. Вдвоем они направились ближе к реке, чтобы и правда хотя бы попить перед выходом. Может, умыться немного. Вода была уже прохладной, далеко не тот кипяток, что некогда тек по реке, но не слишком холодной, согретая дневным солнцем. То что надо, чтобы взбодриться.

— А здесь, мне кажется, справятся и в наше отсутствие, — сказала она, отрываясь от воды, смотря на оживленно обсуждающего что-то с еще одним, незнакомым Таките гепардом, и крутящегося вокруг Вакати Тагора.

Довольно скоро она заметила ищущую ее взглядом Ари. Молодая львица привстала, привлекая к себе внимание королевы, а та, заметив ее, вышла из толпы погорельцев в сопровождении Сараби и того нового самца, Ушинди.

— Выдвигаемся? — на всякий случай уточнила Такита. А то мало ли. Вдруг планы резко успели измениться. Она бы уже не удивилась.

Получив утвердительный ответ, самка пристроилась за Ари и их небольшой отряд направился примерно в направлении долины.

————>>> Серая долина

офф:

все действия Ари обговорены с маслицем; Клио с Хофу львицы благополучно не заметили по договоренности с Крис Х)))

Отредактировано Такита (2 Ноя 2021 19:57:01)

+1

112

Сгоревший саванновый лес —-)

Темногривый с довольно серьезным видом выслушал подругу, после чего сдержанно, согласно кивнул, переведя взгляд вперед и задумчиво шевельнув ушами. Как Клио и хотелось - Хофу промолчал. Погруженный в собственные мысли он просто позволил Клио идти рядом... или уж, скорее, это она ему позволила. Она отчаянно торопилась, и не сказать что далеко ушла от своего приятеля, с его-то широкой поступью, но тем не менее расслабится Клио ему не давала. Кто сказал, что он не понимал ее? Да понимал, так же хорошо, как и она его. Она скучает по родным. Очень сильно. Это у Хофу куча живых родственников, а другие просто ушли и он, слава богу, был не в курсе - умерли они, или живут да здравствуют где-то в просторах этих земель. Кроме его собственного отца, на его памяти, никто из семьи прям ОФИЦИАЛЬНО не считался мертвым. Да даже Жадеит... ведь его тела никто не видел, так что кто знает наверняка... но это подразумевалось так или иначе, ведь был бы он жив, наверняка вернулся бы к семье. Шарпей, Шайви были очень взбалмошными и эээ... по-своему самодостаточными девчонками, как и Тод. Ферал давно "отошел" от родни. И Морох тоже... И ведь доказал, что может вполне себе жить самостоятельно, да еще львятами обзавелся, женами (аж несколькими), и вообще вполне себе такой... крепкий здоровый самец, способный самостоятельно вести свою "маленькую армию" к победе.

Словом, Хофу не было особых причин для переживания, верно.

Это у Клио буквально на глазах все ее любимые и семья оказались схоронены под толстым слоем пепла.

И она еще умница, хорошо держалась и пыталась как-то помочь. Хоть этого спасти... мда.

Хофу задумчиво поправил бабуина на собственных плечах... а затем чуть не словил миниинфаркт, резко отскочив в сторону, чуть не потеряв эту злосчастную макаку, когда львица вдруг протяжно взвыла в голос, ломанувшись вперед навстречу... о... да это же ее сводные братишки! Правда радость Хофу, по понятным причинам, была куда более сдержанная, да и вообще она смешалась с банальным беспокойством к чересчур прыткой, с ее-то лапами Клио, но он не мог не порадоваться за то, что часть его прайда, между прочим такая важная, как королевская семья, жива здорова! Даже Ари здесь!  Судя по сдавленным восклицаниям обрадованных появлению сестрицы львят. Уже облегчение.

- Да тихо, тихо, - Хофу вновь пришлось слегка отпрыгнуть в сторону, когда возбужденная львица вновь бешеной антилопой рванула обратно, да так борзо, что самец серьезно так забеспокоился. - Ты себе сейчас все лапы переломаешь. Не суетись... - со вздохом аккуратно свалив на землю тихо-мирно сопящий в обе дырки груз, после чего критично осмотрел бабуина, прикидывая, что ему с этим парнем делать. нет, ну тут лекарь нужен, это верно. Что ж, главное донесли. Общими усилиями. И знакомый голос как-то незаметно оторвал его от созерцания спящего, а точнее, находящегося в глубокой бессознанке бабуина... - Сараби? - он резко поднял косматую голову и крайне удивленно вылупился на  бесшумно подошедшую королеву земель гордости. А она здесь что делает?! Довольно строгая самка.  В возрасте уже. И так далеко от дома? Хотелось сказать здравствуй... те, но он вроде тоже уже не дите неразумное. Взрослый "мужик" переживший маленький апокалипсис! - Рад тебя видеть, - клипнул он зелеными глазами... и решил лишний раз не пытать "старушку" расспросами откуда, где и почему, предпочтя сосредоточить свои мысли на ее предложении. К обезьянам отнести? Окей, без проблем...

Подхватив в зубы тщедушное бабуиновое тельце - достаточно аккуратно, чтобы не причинить тому вред, - Хофу степенным шагом потащился в ту сторону, куда ему было указано, приблизившись к притихшей кучке приматов... которые уже спустя мгновение с тревожным щебетом окружили сородича, ощупывая его своими маленькими лапками. Ну вот, приятель. Теперь о тебе позаботятся.

- Вообще, я думал я здесь увижу маму, - немного понаблюдав за приматами, темношкурый повернул голову к Сараби. - ... ну и желательно наших мелких засранцев, которые по утру намылили шеи непонятно куда и переполошили всех, - хмыкнул он, плавно разворачиваясь к старшей. И настороженно приподнял утопающие в гриве уши, состроив удивленную, и капельку напряженную морду, выслушав ответ матерой собеседницы. Уже? Ушли? Не дождавшись их? Ну... ладно? В конце концов, вряд ли они ушли далеко, да. Так спешили... Хофу вновь с крайне задумчивым видом поднял взгляд выше золотистой макушки Сараби, на возвышающуюся темным, мрачным силуэтом покрытую пеплом и уродливым рельефом застывшей лавы гору. Да. Наверное он бы тоже хотел как можно быстрее оказаться подальше от этого удручающего места.

- Спасибо. Думаю не буду будить Ари, я очень рад, что все вы целы, - Хофу мягко улыбнулся, а затем плавно двинулся вперед, мимо львицы. - Но думаю, мне пора вернуться к семье. И да... - темношкурый на секундочку остановился, чуть шире ухмыльнувшись и глянув на матерую самку поверх собственного плеча. - Морох тоже передает привет тетушке Сараби!

Глухо посмеявшись, Хофу двинулся дальше, представив себе на мгновение крайне недовольную рожу брата. Ага. Передаст он "привет", ага, как же. Сараби. Ага.

- Клио, - негромко привлек к себе внимание подруги Хофу, тормознув напротив нее. - Мне надо идти. Мать ждет с остальными. Мне нужно убедиться, что они все в безопасности и рассказать Шайене, что я видел Мори, - он замолчал, глядя на юную самку сверху вниз, дожидаясь ее ответа. Ну как бы... нормально попрощаться надо. Он сейчас уходит. И не известно как сложатся дальнейшие обстоятельства и куда направится семейство Ари, и, следовательно, Клио вместе с ними. Она же не пойдет за ним, верно? Тут ее семья, там его - все правильно. - Ну... типа того, - эдак уклончиво откликнулся старший сын Шайены, отчаянно не желая говорить прямое и жесткое "пока". Ну может "до свидания"? "До встречи"? наверное он еще вернется и найдет ее, но не известно когда это случится. Он и сам дико устал на самом деле, не отдыхая толком, а сейчас ему снова предстоял утомительный и длинный переход. - Я... - он резко запнулся, вылупив глаза по пять копеек, когда самочка единым порывом вдруг резко, неожиданно рванула вперед, глухо ударившись самцу в грудь и буквально утонув в его косматой, жесткой... пыльной, прямо скажем и воняющей копотью гриве, с блаженством зарывшись в темные, густые пряди.

А вот это что-то новенькое.

От неожиданности у него аж дыхание перехватило и Хофу неловко замер, боясь пошевелиться.

- Ты? Пойдешь? - отмер он, аккуратно опустив голову вниз, едва уловимо касаясь подбородком прилизанной макушки. Вообще-то это он хотел потом тебя найти. Но если вы настаиваете, мадам. - Почему бы нет, - вновь добродушно ухмыльнулся он, томно приопустив веки и эдак снисходительно взирая на трепетно жмущуюся к нему Клио. Беспокоится о нем, надо же...

Уф. Неожиданно так все это было.

Теперь уже пришел черед Хофу сделать короткий шаг к плавно (смущенно) отодвинувшейся Клио, с неожиданно невозмутимой  харей пройдясь языком по ее лбу, забавно приподняв небольшую челку - хах, ну прямо как у Сех получилось. - Беспокойная ты моя, - глухо муркнул самец, после чего неторопливо двинулся прочь.

- Завтра, на границе... - бросил он через плечо, так и не сказав ей "прощай".

А зачем? Они же встретятся.

———-) Облачные степи

Отредактировано Хофу (4 Дек 2021 02:27:52)

+1

113

Кира как-то невольно прижала уши: надежнее птиц посыльных пока не придумали. Слоняются туда-сюда постоянно, а за вкусняшку и безделушку в свои бесконечные путешествия могут слова передать пару слов. Особенно, конечно, хороши в этом жако. Кто знает, каким чудом, но эти серые птахи способны запомнить просто кучу информации. Еще и воспроизвести ее… как гепарды.

— Ну вот… печалька, — чуть не ругнулась пятнистая, заменяя нецензурщину. Может, это не и в стиле кошачьих, которые почти все существа одиночные, но с родителями Кира старалась контактировать. Иногда, конечно, очень хотелось к ним вернуться, но тогда какой она будет самодостаточный гепард-лекарь?

В общем да, посыпать пеплом можно, но ощущения не ахти, это да. Ну а кто сказал, что в таких военных условиях медицина не будет карательной? А что-нибудь обезболивающее или, уж лучше скажем, вырубающее… Это надо постараться нужно найти.

— Шарли, да у тебя все схвачено! Попытать лекаря и выудить травы идея хорошая… Стооп, в смысле затопчут и закидают камнями? — нет, конечно, кто знает, может это на него отпечаток львиного юмора наложился — по мнению Киры, они спецы в насилии и в юморе о нем, но пятнистую такое совершенно не впечатляло.

Настроение немного улучшило мясо, принесенное ну просто гигантским львом. Точнее, одним гигантским и другим поменьше. А еще, ужас какой-то, львица, сама похожая на кусок мяса. Глубокая прожарка. Однако выглядело не так уж и плохо — на ожогах уже сформировался струп. А заживление под струпом самое благоприятное, в общем-то. Пусть эта львица будет, пока что, на Шарли, который как раз пошел искать обезболивающие травы. Теперь уже на двоих.

— Пойду к твоему опасному льву, а ты уж постарайся что-нибудь сделать с… лежачим львом, — метнула Кира, решив таки не трусить.

Приблизившись, пятнистая оценивающе взглянула на больного, но что-то на его морде не читалось признаков агрессии. И призывов мочить гепардов тоже. Или ей указали не на того льва? Хотя, этот темный такой, тут сложно перепутать — львы же обычно песочные.

— Привет, боец! Слышала, что ты уже «подружился» с Шарли. Устроил тебе карательное лечение, да, — начала Кира, дабы получше рассмотреть повязку. Трогать после слов королевского гепарда не слишком-то хотелось.

На взгляд сносно, хоть, конечно, могло было быть и лучше. Но если больной не собирается в путешествие, то почему бы и нет? Да и все равно надо будет повязку менять в любом случае — оценить, как там регенерация идет, да и рану очистить и снова наложить лекарство.

0

114

Если бы у Вакати мог болеть язык, наверно, самое время было бы ему заболеть – слишком много событий и разговоров так и крутились вокруг него, вынуждая реагировать своей почему-то так и не поправляющейся речью. Но, кажется, все уже привыкли – или смирились, тут уж как посмотреть – и этой его особенностью, никто не пытался дразнить или обижать, и это, наверно, было главным.

Пройдёт, всё пройдёт. Должно пройти! Если рёбра сломанные могут заживать, почему не может зажить... сломанный язык? Ну а какой же ещё, только сломанный может так плохо говорить. Думал же Вакати без заикания.

Да?

Он как специально прислушался к себе, стараясь почувствовать, отдаётся ли длинным неприятным эхом в голове собственные мысли, но не услышал... ничего.

Наверно, его мысли не такие громкие, как эти странные голоса тех, кто уже... Кто...

Не желая далее думать о плохих вещах, Вакати зажмурился и потряс головой – снова и снова. Должно же у него в голове что-нибудь меняться, если ей постоянно трясти!

Он не успел заметить, как вернулся Котаго (он уходил?), но от его рыка у Вакати мгновенно пробежались мурашки по всей шкуре, кажется, даже на повреждённой лапе задвигались. Какой же он был всё-таки здоровый. Но... добрый? И хотя этого нельзя было сказать по его сейчас перепачканной в крови травоядного морде, Вакати понимал: внешний вид тут ничего не решает.

Если решать по внешнему виду, то его бы давным-давно все бросили одного, потому что кому нужен львёнок-урод...

А раз его не бросили, раз его приняли, значит, не во внешнем виде счастье!

Наверно.

Как бы то ни было, на еду претендовали все в равной степени. Ваку даже не пришлось просить – кажется, Тагор в своих врачебных знаниях (после стольких-то учителей!) настолько преисполнился, что без особого напоминания сам притащил им обоим по мясу из добычи. И Вакати успел так привыкнуть к этому плечу возле себя, к его надёжности, теплоте и близости, что даже поёжился, когда брат отошёл.

Всё-таки как хорошо, что он вы... что они... что...

Ком в горле появился внезапно и укололся как изнутри, и Вакати, не желая казаться слабым, в том числе самому себе, уложил голову на лапы, чтобы начать дышать глубже и медленней. Если он не сможет успокоиться, это будет ужасно. Будет плохо всем, а делать плохо всем Вакати, конечно, умел прекрасно, но ведь это неправильно...

К возвращению Тагора он сумел обуздать внезапные чувства, и к трапезе удалось приступить почти без проблем... Не считая возмущённого фырчания Рейммса над ухом. Тот, конечно, особого пиетета перед кровавым львиным пиром не испытывал, но среди всего этого прекрасного ужина ему просто ничего не досталось!

Вакати хотел было пообещать своему спасителю-товарищу-помощнику, что обязательно попробует найти ему хоть где-то что-то съедобное(должны же были где-то остаться деревья?), когда их почти так и не начавшийся разговор прервал ещё один крик.

Куда менее пугающий, куда более... неожиданный. Высокий и... знакомый.

Клио!

Вакати тут же поднял голову настолько высоко, насколько мог, прислушиваясь: ему же не показалось? Это же не очередная шутка его разума или... или этих призраков, которые то и дело морочили ему голову? Не могли же они так жестоко шутить, имитируя голос их сестры? Или она... или... но ведь... Он уходил, она была в порядке, она не могла, нет, нет, не могла!!!

Его кошмар, к счастью, был всего лишь дурной мыслью – Клио рухнула рядом – Вакати даже не успел осознать, почему она так резко приземлилась возле них – и принялась вылизывать.

Призраки точно-точно не могут так делать, это Вакати знал наверняка!

Он даже немного смутился от таких бурных чувств, хотя не так давно сам, наверно, вёл себя не менее эмоционально. Потому что... потому что знать, что твой близкий жив после всех этих чудовищных событий... это уже чудо. А встретиться с ним – чудо из чудес.

Вакати сжал челюсти, когда услышал Клио, и кивнул. Когда они с Такитой вышли сюда, никто и не спрашивал, почему Вакати ушёл – просто не знали, что он ушёл, но теперь, когда крайне заинтересованный взгляд Тагора сверлил ему ухо одновременно с Клио, которая, кажется, была просто безумно рада.

Я... б-больше не б-б-буду. Я об-б-бещал Т-таките, – разволновавший не на шутку, Вакати всеми силами старался выглядеть... спокойней, чем он был. Не хватало ещё опять потерять над собой контроль! – Т-тагор, я п-п-потом объясню, я же н-н-никуда с эт-т-тим больше н-н-не уйду, – он кивнул на собственную всё ещё недвижимую лапу и зажмурился, когда Клио снова к ним вернулась и оказалась так близко. Как же он по этому скучал!

Произошедшее дальше в его голове не укладывалось. Хофу, его спаситель, оказывается, вовсе не собирался с ними оставаться? Он...

Вакати удивлённо-вопросительно уставился на брата, надеясь, что тот понял что-то больше, чем он сам, но судя по абсолютно таким же круглым глазам, происходящее и для младшего было чем-то крайне странным и непонятным. Прощание – сейчас, когда они едва воссоединились? Почему кто-то уходит? Разве все не должны держаться вместе, как один большой прайд?

Всё как будто рушилось. Только-только пришедшие в себя, уставшие, обессиленные, они начали думать, что делать дальше, и... и... вдруг всё снова распадается?

От очередных мрачных мыслей его отвлёк гепард, и Вак хотел было уже огрызнуться, чтобы от него наконец-таки отстали, но это оказался другой гепард. Вакати, задрав голову и прищурившись, присмотрелся, пытаясь понять, откуда здесь ещё кошки. Как-то всё происходит мимо его внимания.

Эм, п-п-привет? Ты к-к-кто? – он кивнул, услышав про Шарли – уж его-то слова, которые задурили Ваку всю голову, и лечение он никогда не забудет, – Ты его п-п-подружка? Т-т-тоже п-п-п-ришла меня л-л-лечить?

Он устал. Он просто, боги, устал отбиваться от всех вокруг. Наверно, ему всё так же пытались помочь, но внутренняя эмоциональная батарейка Вакати показывала минус на заряде.

Ч-ч-что от меня н-н-надо?

Отредактировано Devas (13 Янв 2022 16:38:38)

+3


Вы здесь » Король Лев. Начало » Килиманджаро » Южный берег реки Мазове